“ИЗВЕСТИЯ” О ЖУРНАЛЕ,ОБЪЕДИНЯЮЩИМ АМЕРИКУИ РОССИИЮ

В США вышел очередной номер известного журнала Russian-American Business. Журнал известен не только аналитическими статьями в области теоретической экономики, но и практической информацией о событиях, происходящих в мире американского и российского бизнеса
. Здесь выступают известные экономисты, руководители крупных структур со стороны обеих стран.

Этот респектабельный журнал читают в правительственных кругах Америки и России, с ним знакомятся лидеры крупных компаний, его читают в экономическом секторе ООН. Примечательно, что в январе нынешнего года исполнительный директор компании Coca-cola сообщил на брифинге в Атланте, что компания отменила подписание контракта с одной из стран, сославшись на рекомендации аналитиков журнала RAB.

Время от времени здесь появляется информация и о благотворительных христианских проектах американских организаций на территории Украины, России, Беларуси.

В прошедшем году журнал заявил о себе публикацией острых статей на политическую, научную и духовную схему, рассказами о культурной жизни, в частности о Хьюстонском кинофестивале, где с успехом принимают участие создатели фильмов из стран бывшего СССР. Их фильмы вызывают серьезный интерес и занимают призовые места. В прошлом году второе место занял украинско-российский фильм “Иллюзия страха” по книге Александра Турчинова. В этом году в фестивале участвуют шесть российских фильмов.

Большой резонанс вызвало интервью в журнале с крупнейшим русским ученым, живущим в Америке, профессором Александром Болонкиным. Болонкин работал главным
специалистом в системе НАСА, разрабатывал и испытывал крыло истребителя F-16. Он приверженец теории о том, что в ближайшем будущем человек достигнет такого уровня развития, что сможет решать задачи, посильные сегодня только суперменам из кино и героям фантастических романов. Причем, говорит ученый, это станет возможным в течении следующих 5-10 лет.

Журнал первым опубликовал Открытое письмо президенту Бараку Обаме, где высказывалась критика стиля работы американских дипломатов за рубежом и нынешняя негибкость Госдепартамента, несвойственная ему в прошлом. Автор открытого письма Майкл Моргулис призывал президента выйти из плена старых представлений о славянских странах, глубже вникнуть в реальную жизнь этих стран, в частности в жизнь Беларуси.

Своими мыслями о перспективах взаимодействия нефтяных компаний России и Америки, на страницах журнала поделился руководитель Роснефти Сергей Богданчиков, чьи откровенные высказывания вызвали широкий интерес в Северной Америке и Канаде.

Заместитель министра иностранных дел России Александр Яковенко рассказал на страницах журнала о том, что осталось не увиденным на встрече Обамы и Медведева.

Свежий номер
журнала посвящен новой духовно-политической концепции, завоевывающей все больше сторонников во многих странах мира. Речь идет о “Духовной Дипломатии” и ее основателе Майкле (Михаиле) Моргулисе. На обложке журнала, под известной фотографией основателя идеи, стоят слова о ней, сказанные Джимми Картером: “Spiritual Diplomacy – New Road to Peace” (“Духовная Дипломатия – новый путь к миру”).

В материале рассказывается о пути духовной дипломатии, который начался в 1991 году, когда Михаил Моргулис, возглавлявший американскую делегацию, молился в Кремле с Михаилом Горбачевым. В статье также описываются встречи и беседы Михаила Моргулиса с Рональдом Рейганом, Алексадром Лукашенко, Владимиром Жириновским, Аскаром Акаевым, Бенджамином Нетаньяху, матерью Терезой и другими известными политическими и общественными деятелями.

В преддверии нового этапа укрепления экономических связей Америки и России журнал начинает играть все более значимую роль: роль моста между двумя странами в области экономики, науки, духовной и культурной жизни.

Татьяна Подтурнак
Медиа-холдинг “Саммит”

http://www.izvestia.ru/news/news238300

Share

БУДЬТЕ КАК ДЕТИ

Однажды, профессор на одной из лекций представил нам новенькую. В этот момент я почувствовала легкое прикосновение к своему плечу. Оглянувшись, я увидела маленькую сухонькую старушку, улыбающуюся мне так открыто, что невольно улыбка озарила и мое лицо.
– Привет, красавица, меня зовут Роза и мне 87 лет, – сказала она. – Могу я присесть рядом? – Я заулыбалась и подвинулась, чтобы уступить ей место.
– Конечно, присаживайтесь. Могу я узнать, что привело Вас в университет в столь невинном возрасте? – мне вдруг захотелось шутить.
– Я здесь, чтобы встретить богатого мужа и нарожать ему кучу детей, – подмигнув мне, парировала старушка.

– А если серьезно? – Роза нравилась мне все больше и больше. Меня заинтересовали мотивы появления здесь этой весьма пожилой женщины.
– А если серьезно… Я всегда хотела получить высшее образование, и вот я здесь, – ответила Роза.
После лекций мы отправились в студенческую столовую и вместе пообедали. С этого дня мы на протяжении трех месяцев обедали вместе. Роза стала душой компании почти всех студенческих тусовок.. Все студенты охотно общались с ней, ни разу не высказав своей неприязни.

В конце семестра мы пригласили ее произнести речь на выпускном вечере. Когда она шла к трибуне, листки со шпаргалками выпали из ее рук. Смутившись, Роза попыталась подобрать их, но собрала далеко не все листочки.
– Прошу прощения, я стала такой рассеянной.. Ради мужа я бросила пить пиво, поэтому от виски я пьянею значительно быстрее, – пошутила она.

– Я уже не соберу шпаргалки, поэтому позвольте просто сказать мне, что я думаю. – Пока затихал смех, она прокашлялась и начала свою речь:
– Мы не перестаем играть, потому что мы взрослеем. Мы взрослеем, потому что перестаем играть. Есть всего лишь несколько составляющих Вашего успеха, молодости и счастья. Вы должны улыбаться и каждый день находить что-то смешное в жизни. Вам необходима мечта. Когда Вы перестаете мечтать – Вы умираете. Вокруг нас столько людей, которые мертвы и они даже не догадываются об этом! Есть огромная разница между старением и взрослением. Если Вам 19 лет и Вы целый год будете валяться на диване и ничего не делать – Вам станет 20. Если я проваляюсь на диване целый год и ничего не буду делать – мне исполнится 88. Нет ничего сложного в том, чтобы стать старше. Нам не нужен талант или дар для того, чтобы постареть. Дар в том, чтобы открыть новые возможности для себя в переменах. Не жалейте ни о чем! Старые люди обычно не сожалеют о сделанном, они скорбят о том, чего они не успели сделать. Боятся смерти только те, в ком есть много сожаления.
Закончив свою речь фразой “с уважением, Роза”, старушка вернулась на свое место. Мы все молчали, переваривая услышанное. Через год Роза получила высшее образование, о котором она так долго мечтала. А еще через неделю она тихо умерла во сне. Более двух тысяч студентов пришло на ее похороны, в память о том, что эта маленькая светлая женщина научила их быть теми, кем они могут и хотят быть. Запомните: старение – неизбежно. Взросление – выборочно.
Т.Т.
Флорида.
Комментарии: Перечитав эту мудрую и милую историю, я вспомнил слова Христа “Будьте как дети”. Это не просто рекомендация для духовного познавания, а угодный Богу стандарт жизни для человека. Видимо в радостном созерцании жизни детскими глазами, мы становимся ближе к Творцу. Некоторым циничным умницам кажется, что единственная возможность вернуться в детство – это впасть в него. Нет, смотреть на мир детскими глазами – это, оставаясь взрослыми, становиться чище, радоваться природе вокруг нас, чаще улыбаться, сильнее любить людей, и этим самым, как говорилось выше, приближаться к Богу.
Наверное, детские глаза – это отражение глаз Божьих.
Михаил Моргулис

Share

АНАЛИЗ АРАБО-ИЗРАИЛЬСКОГО КОНФЛИКТА. Обратный отсчёт

Одной из наиболее обсуждаемых тем в СМИ уже много лет является тема арабо-израильского конфликта. Вопросы национальной миссии, политической идентичности и исторической судьбы еврейского народа рассматриваются в контексте постоянной борьбы за существование. Через 60 лет после создания Израиля его право на существование остаётся под вопросом. Израиль описывается в качестве главной угрозы миру во всём мире. Для того, чтобы найти реализуемый способ разрешения арабо-израильского конфликта, необходимо рассмотреть основные объективные обстоятельства, оказывающие на него существенное влияние.

Израиль – библейская страна с 4000-летней историей, центр трёх мировых религий. Расположенный на крохотной территории в 20 тысяч квадратных километров на стыке Европы, Азии и Африки, Израиль духовно, исторически и политически является местом встречи цивилизаций Востока и Запада. Так уж сложилось, что Израиль – это исторически определённая зона геополитической нестабильности, расположенная на тройных конфессиональных границах цивилизаций. Взаимоотношения цивилизаций всегда потенциально конфликтны, поскольку в основе их различий лежат ценности и убеждения, примирить которые гораздо сложнее, чем экономические и политические интересы.

В действительности то, что палестинская проблема упрямо и давно продолжает существовать, в большой степени может быть объяснено тем уникальным статусом, который придается ей международной общественностью. Конкретная историческая обстановка, человеческие параметры национальных лидеров, общественное мнение и величина возможной экономической выгоды определяют политику конкретных стран в конкретное время на увеличение или уменьшение уровня арабо-израильского противостояния. Степень поддержки западным миром арабских стран в ООН также позволяет поддерживать конфликт на приемлемом для западных стран уровне.

С самого зарождения арабо-израильского конфликта в нём неизменно присутствовал и религиозный аспект. Эта часть арабо-еврейского противостояния ужесточалась и развивалась по мере ужесточения конфликта и по мере ужесточения противостояния мусульманской цивилизации остальному человечеству. Агрессивность мусульманской цивилизации вызвана, с одной стороны, её неконкурентоспособностью, а с другой – безудержным стремлением к экспансии своей идеологии. Для исламистов сам факт восстановления Израиля является глубочайшим оскорблением, потому что он подтверждает, что вся история Библии и все пророчества её верны, следовательно, верны ожидания евреев и христиан о финальном торжестве Сиона и поклонении всех народов Богу Авраама, Исаака и Иакова. Это перечёркивает все мечты исламистов об их избранности для мирового владычества.

Однако Россия, Западная Европа, США полностью игнорируют религиозную часть арабо-израильского конфликта, сводя его к вооружённой борьбе двух народов за одну и ту же землю. Признание религиозного аспекта конфликта неминуемо привело бы их к осознанию того факта, что мусульмане не признают необходимости мирного сосуществования. Таким образом, сохраняя арабо-израильский конфликт, христианский мир пытается оттянуть неминуемое грядущее военное столкновение с мусульманской цивилизацией. Палестинская проблема во многих аспектах является искусственной конструкцией, усугубленной ненавистью арабских государств, экономическими интересами мировых держав, а также глупостью и бездарностью израильского руководства.

Арабо-израильский конфликт в настоящее время включает в себя четыре параллельных процесса: процесс установления мира между арабами и Израилем; процесс поэтапного уничтожения государства Израиль; процесс усиления арабо-израильского конфликта; процесс глобального противостояния мусульманской цивилизации остальному человечеству. В лучших традициях современной политкорректности, не позволяющей оперировать такими понятиями, все эти процессы были заменены синонимом – «мирный процесс». Мифологема ближневосточного урегулирования в действительности – вялотекущая террористическая война, на которую выделяются ежегодно миллиарды долларов. Одинаково разрушительная для обеих сторон, эта война уже погубила и искалечила тысячи жизней. Для оправдания убийств был придуман невероятно циничный термин – «жертвы мирного процесса».

Утверждение, что врагом Израиля является терроризм, неверно. Терроризм является тактическим оружием, которым пользуется новая инкарнация нацизма, исламизм – идеология, захватившая большую часть мусульманского мира. Радикальный ислам нацелен на завоевание политического господства над «неверными» – христианами и евреями. Военный джихад – это непрерывная попытка расширить, захватить и исламизировать сопредельные цивилизации. Идеологический джихад, направленный на символ библейской цивилизации – Иерусалим, обрабатывает сознание Запада, парализуя волю к сопротивлению. Этому процессу активно способствуют либеральные западные СМИ.

Поскольку цена на нефть возрастает с увеличением вероятности войны между Израилем и арабскими странами, то, в соответствии со структурой импорта нефти, страны, представляющие большую часть совокупного капитала планеты, заинтересованы в установлении мира на Ближнем Востоке любой ценой. К повышению цен ведёт активность агрессивной стороны, поэтому совокупный международный капитал способствует установлению мира на арабских условиях, постоянно поддерживая арабов и оказывая преимущественное давление на Израиль.

После прихода в Обамы в Белый дом для еврейского государства начался обратный отсчёт. Международное давление на Израиль чрезвычайно усилилось, и вся военно-экономическая мощь Израиля не в состоянии воспрепятствовать принятию соглашений, ущемляющих интересы еврейского государства. В условиях отсутствия фактора американо-советского противостояния заинтересованность в Израиле его главного союзника – США – существенно ниже, а американские инициативы в области мирного урегулирования создают Израилю больше проблем, чем преимуществ. Последние месяцы отмечены непрерывными попытками администрации США навязать Иерусалиму вариант решения израильско-палестинского конфликта «два государства для двух народов». Реализация этого принципа стала навязчивой идеей президента Барака Обамы и госсекретаря Хиллари Клинтон, которых поддерживают британский премьер Гордон Браун, президент Франции Николя Саркози, премьер Италии Сильвио Берлускони, руководители ЕС, ООН, других международных организаций.

Под давлением США премьер-министр Израиля Беньямин Нетаниягу объявил о признании принципа «два государства для двух народов», означающего фактическое признание независимой Палестины в её нынешних границах, хоть и обставленное рядом жёстких условий. Главными условиями Нетаниягу назвал демилитаризацию нового государства и признание Израиля «государством еврейского народа». Уговорить или заставить палестинцев признать Израиль Бараку Обаме, лоббирующему новое палестинско-израильское соглашение, будет очень трудно. Палестинцы не откажутся от требования вернуть территории, захваченные Израилем в 1967 году, прежде всего Восточного Иерусалима. Требование демилитаризации также является для Рамаллы невыполнимым.
В Вашингтоне укрепилось мнение, что американская администрация должна представить новый план урегулирования палестино-израильского конфликта, основанный на ранее достигнутых между Израилем и ПА соглашениях. Новый план мира на Ближнем Востоке будет представлен осенью. В вопросе о границах новый план США на 90% соответствует соглашениям Кемп-Дэвида. Обама намерен связать новый план с иранской проблемой, против чего Израиль возражает, а также перенести обсуждение проблемы беженцев и Иерусалима на заключительный этап переговоров, связав их с соглашением с Сирией. Речь идёт о навязывании решения палестинцам и израильтянам, поскольку Обама убедился, что добровольно стороны соглашения не подпишут.
Если развитие событий не устроит Вашингтон, заявление США о признании вины Израиля в срыве переговоров предоставит палестинцам возможность объявить переговоры провалившимися и двигаться в сторону одностороннего провозглашения государства в надежде, что мировое сообщество признает такое государство. Европа уже сказала, что признает подобную одностороннюю декларацию. В таком случае американцам будет трудно не признать палестинское государство, несмотря на экономическое и стратегическое партнёрство с Израилем.
Премьер-министр ПА Салам Файяд считает, что создание палестинского государства возможно уже в 2011 году, даже при отсутствии соглашения с Израилем. Файяд отмечает, что палестинцы хотят независимого и суверенного государства. Он и его помощники планируют объявить палестинскую государственность ещё при нынешней каденции президента США Барака Обамы. Глава МИД Израиля Авигдор Либерман предостерёг лидеров ПНА от одностороннего провозглашения независимости. В противном случае он пообещал, что армия оккупирует Западный берег реки Иордан, а правительство аннулирует все ранее заключённые двухсторонние договоренности.
Вопрос об Иерусалиме, как известно, является одной из самых сложных проблем палестино-израильского урегулирования. Недавно посол Израиля в США Майкл Орен уведомил израильских дипломатов, что американо-израильским отношениям грозит серьёзный кризис в результате решения израильского правительства о строительстве новых домов в Восточном Иерусалиме. Один из видных палестинских политических лидеров Сари Нусейбе в этой связи утверждает, что с 1967 года ситуация сильно изменилась: разделить Иерусалим на палестинскую и еврейскую части сейчас гораздо сложнее. Идея о существовании двух государств, еврейского и палестинского, появилась 40 лет назад, её автором был Ури Авнери, но за эти годы возможность создания двух государств, по мнению палестинского учёного, исчезла.

Некоторые шансы, будучи упущенными, утрачены безвозвратно. Палестинцы уже получали шанс создать вожделенный национальный очаг. О разделе территории Палестины на два государства – еврейское и арабское – говорила резолюция Генеральной Ассамблеи ООН №181 в ноябре 1947 года. Еврейское население Палестины воспользовалось ею для того, чтобы провозгласить государство Израиль. Резолюция носила лишь рекомендательный характер и была единодушно отвергнута арабскими странами, которые в мае 1948 года совершили военную агрессию против вновь созданного еврейского государства. В войнах 1967 и 1973 годов агрессором де-факто выступили арабские страны, а Израиль был оборонявшейся стороной. Именно здесь родилось понятие «оккупированные территории», и нескончаемые требования к Израилю с «оккупированных территорий» уйти. Обама, как известно, в своей речи в Каире повторил этот призыв.

Государственные системы в подавляющем большинстве арабских стран построены на принципах тоталитаризма, существенной частью репрессивного аппарата которого всегда является армия. Для оправдания необходимости для нищей страны содержания большой армии пропагандой сознательно многократно преувеличивается внешняя угроза, роль которой выполняет Израиль. Арабские тоталитарные режимы для упрочения своей центральной власти провоцируют усиление арабо-израильского конфликта, так как ситуация, близкая к войне, укрепляет единение народа и снимает большую часть экономических требований масс.

При содействии ООН, арабских стран, США, Западной Европы и России на территориях арабских стран, прилегающих к государству Израиль, были созданы и продолжают существовать лагеря палестинских беженцев, в которых воспроизвелись уже несколько поколений палестинских арабов. Арабские страны, спровоцировавшие в 1948, а затем и в 1967 годах бегство десятков тысяч людей из родных мест, 60 лет спекулируют на «проблеме беженцев», подвергают неустроенных палестинских арабов издевательствам. Обездоленные, невежественные и обозлённые люди – благодатная среда для взращивания борцов за освобождение Палестины. Проживающих в лагерях людей убеждают, что это евреи и государство Израиль лишили их достойного человека существования. Увеличение численности «борцов» и усиление их мотивации провоцирует ужесточение конфликта.

Верховная Комиссия ООН по Беженцам (UNHCR) несёт ответственность за всех беженцев в мире, кроме палестинцев, для которых в ООН создана отдельная организация – UNRWA. Эти организации пользуются разными определениями термина «беженец», что имеет очень важные политические последствия. Если применить определение Верховной Комиссии ООН по Беженцам к палестинцам, их число составит менее 5% от нынешней цифры в 4,7 миллионов по определению UNRWA. Ликвидация UNRWA является обязательным условием для любого полного и долгосрочного решения палестинского вопроса, а оставшиеся палестинские беженцы должны быть помещены под защиту UNHCR. Палестинцам придётся смириться с тем, что ни один так называемый беженец на территорию Израиля не вернётся.

Переговорный процесс между Израилем и арабами под патронажем США, Западной Европы, России и ООН приведёт только к поэтапному ущемлению интересов Израиля, вплоть до полного уничтожения еврейского государства. Сегодня Израилем пытаются откупиться. Однако Израилем Запад откупиться от исламизма не сможет, как не смог откупиться евреями от Гитлера. Это война цивилизаций, живущих в разном социальном времени, с противоположными политическими, экономическими и социальными системами, основанными на фундаментально раз¬личных ценностях, в которой одна из этих систем должна одержать победу, а другая – исчезнуть.

Стратегическая цель палестинцев – уничтожить Израиль как таковой. Будущее палестинское государство, так же, как и Газа под властью «Хамаса» сегодня, превратится в плацдарм для нападений на Израиль, поскольку властные структуры такого государства от мирной хозяйственной деятельности смогут получать на несколько порядков меньше финансов и политического международного значения, чем от конфронтации с Израилем. Поэтому в Палестинской автономии сегодня происходит идеологическая индоктринация населения.

Инфраструктура террора, при всей важности накопленного потенциала боеприпасов и боевиков, непосредственно занимающихся запуском ракет по израильской территории, прежде всего находится в головах миллионов палестинцев Повсеместный культ шахидов в палестинском обществе не позволяет надеяться на то, что ценности межконфессиональной и межэтнической толерантности будут пользоваться в этой среде уважением. Такая реальность не могла бы существовать без действенного покровительства властным структурам Палестинской автономии со стороны США, Евросоюза, России, арабских стран, ООН и лево-ориентированных политических сил в Израиле. Приходится признать, что независимая Палестина как полноценное государство не состоялось и вряд ли состоится. Этого не хочет признать администрация Барака Обамы.

Сегодня нельзя с уверенностью сказать, сможет ли еврейское государство пройти через испытания «на прочность» современного периода своего существования, причем основными причинами этого могут стать не столько внешнее давление его противников или разрушительный эффект от усилий мирового сообщества по ближневосточному мирному урегулированию, сколько причины внутренние. Элементами, подталкивающими израильское общество к активному участию в процессе самоуничтожения, являются отсутствие приемлемого для большинства плана решения арабской демографической проблемы и покорность обстоятельствам, выработанная у народа тысячелетиями жизни в изгнании, заставляющая его принимать пассивную, защищающуюся сторону в арабо-израильском конфликте.

Израильскому политическому и военному руководству не мешало бы изучить мудрость знаменитых полководцев, ибо тот, кто не помнит прошлого, обречён на его повторение. «Самое первое, самое главное и самое важное в смысле последствий решение, которое должен принять государственный деятель и командир, это определить тип войны, в которую он погружается; здесь нельзя ошибиться, равно, как и нельзя пытаться превратить войну во что-то противное её природе», – утверждал генерал Карл фон Клаузевиц.

США опасаются, что, освободившись от опеки «миротворческого сообщества» и начав проводить наступательную политику, Израиль может стать слишком самостоятельным. Но если не произойдёт переворот в общественном сознании еврейского народа из обороняющейся стороны в арабо-израильском конфликте в инициативную сторону, то он не сумеет противостоять тенденции к уничтожению государства.

Анализ истории конфликта и его современного этапа дают основания полагать, что дальнейшие попытки достичь политического решения на базе традиционного подхода являются в лучшем случае бесполезными, поэтому следует искать альтернативные решения. Основание независимого палестинского государства должно быть снято с международной повестки дня. Если Израиль хочет иметь дело с дружественной, или, по крайней мере, не враждебной администрацией в Палестинской автономии, ему необходимо взять управление этой территорией в свои руки. Палестинцам следует провести реформы в ряде областей под международным контролем: в политическом устройстве, в экономике, в образовании. Гуманитарная трагедия палестинцев должна быть разрешена, но не как политическая проблема, а как гуманитарная.

Как заметил Альберт Эйнштейн, проблемы, созданные определённым уровнем сознания, не могут быть решены на том же уровне сознания. Политические проблемы Ближнего Востока не могут быть решены политическими методами – необходимы методы духовные. Суть конфликта состоит не столько в борьбе Израиля с палестинцами, сколько в конфликте Востока и Запада внутри самого израильского общества, в отказе от своей национальной миссии духовной трансформации мира.

Если «принуждение к миру» – форма международного вмешательства по отношению к стороне конфликта, то США и международное сообщество, сами того не подозревая, осуществляют по отношению к Израилю новую миротворческую политику – «принуждение к небу». Однако во всех странах существует сегодня дефицит политиков, обладающих стратегическим видением, способных глобально мыслить и локально действовать в данном месте и социальном времени, и Израиль в этом смысле не исключение.

© Милана Горенштейн

www.milanas.info

Share

ВЕЛИКАЯ ГЕРМАНИЯ!20 век – больное величие Германии

В Берлине испытываешь смешанные с жалостью чувства к Германии. Ещё, пожалуй, Дрезден наводит такую грусть. Эти города очень сильно пострадали в последние месяцы войны. СССР и его союзники поставила на колени Великую Германию. Окраинные берлинские дома похожи на советские убогие «скворечники». Неужели такова судьба всего великого? Впрочем, вся Германия не умерла и душа её продолжает жить в памятниках культуры и в преклонении перед культурой.

В Берлинских музеях хранятся сокровища, созданные человечеством. По этой причине Берлин является одним из главных мировых культурных центров. Побывать в этих музеях – значит совершить головокружительное путешествие во времени и пространстве, увидеть нечто особое, значительное, незаурядное, уникальное. О некоторых достопримечательностях я и хочу поведать.

Жемчужиной Египетского музея является каменная голова царицы Нефертити – совершенное творение неизвестного древнеегипетского скульптора. Скульптура обладает удивительным магнетизмом – около неё задерживаешься настолько, насколько позволяет время. Она визуализирует такие абстрактные понятия как вечность, красота, идеал, редкое достоинство, особая, царственная строгость, изящность, аристократизм. С какого угла зрения ни взглянуть – голова царицы превосходна. Отсутствие левого глаза и повреждённость уха нисколько не портят бюст. Даже если бы уцелела только часть головы, (любая часть), – она свидетельствовала бы о прекрасном целом, о вечной красоте. Скульптура Нефертити таит в себе ключ к тайнам бытия, секрет. Для того, чтобы разгадать его необходимо отойти от скульптуры на максимально возможное в зале расстояние и сосредоточенно посмотреть на Нефертити. Вместо строгости и царственности вы увидите улыбающийся лик, олицетворяющий нетленное акме, вечную молодость. В этот момент просветления и приобщения к запредельному вы узреете, как смеются Боги. Это мистериальное переживание дало представление о ценностях вечных и преходящем. В этом экстатическом состоянии всё внешнее, окружающее, повседневное покажется суетой, тщетой, бессмыслицей, шелухой.

Нефертити вошла в историю не только благодаря своей красоте, но и инакомыслию. Она вместе со своим мужем Аменхотепом IV пыталась ниспровергнуть традиционную религию египтян и утвердить монотеизм. Она поклонялась богу Атону, символом которого был солнечный диск. Это первое в истории человечества указание на единобожие. Позже совсем другой народ подхватил и развил эту идею, ставшую краеугольным камнем нескольких мировых религий, нашей иудео-христианской цивилизации. Образ Нефертити притягателен и полон живых тайн. Не в награду ли за свою преданность Атону она получила бессмертие?

Пергамский музей – это целый конгломерат: в центральном зале находится знаменитый Пергамский алтарь — алтарь храма Зевса из Пергама (180-160 гг. до н.э.), рельефы которого изображают битву богов и титанов. Посвященный Зевсу и Афине, он уже в древности причислялся к чудесам света. В южном крыле Пергамона размещается Музей Ближнего Востока. Главный его экспонат — вавилонские ворота времен царя Навуходоносора II (605-652 гг. до н.э.), посвящённые богине Иштар. В этом же музее можно увидеть ассирийские рельефы, происходящие из царского дворца, с изображением воинских процессий и скульптурные изображения священной дворцовой стражи, мифических крылатых быков шеду. Если смотреть на них спереди, кажется, что они стоят, а если сбоку — что идут. Там же помещены находки из Месопотамии, Урука, Персии. Можно себе представить, каким завораживающим зрелищем были когда-то эти постройки, от которых осталось то, что умещается в одном музее.
Многие посетители пришли посмотреть на скульптуры, посвящённые Дионису, собранные из разных музеев мира. Культ эроса царил в залах, где разместились изваяния.

Интересна экспозиция, посвящённая культуре ислама. Здесь же старые турецкие фотографии безумно красивых обнажённых девушек из гарема.

В Этнографическом музее, самом крупном в Европе, собрано более полумиллиона экспонатов со всего мира: скульптура, керамика, предметы быта, куклы, фетиши, черепа особой выделки, чучела, ранее используемые в магических обрядах, маски, музыкальные инструменты. Представлены культуры Америки до её завоевания испанцами – от 2 тысячелетия до н.э.: золотые и каменные изделия инков, майя и ацтеков. В экспозиции североамериканских индейцев – вигвамы, томагавки, одежда, маски. Этнографический музей поражает воображение – здесь показаны самые экзотические артефакты культур народов населявших и населяющих нашу планету.

В это же время здесь проходили дни культуры Азербайджана. Отмечу профессиональный подход к организации экспозиции.

По счастью я попал ещё на одну временную выставку – выставку японского рисунка под названием «Красота и Эрос». Изящная графика японских художников не обошла стороной тему взаимной одухотворённой и эстетизированной телесной любви. Настоящая «Камасутра» по-японски. Невозможно уже представить себе мировое эротическое изобразительное искусство без произведений Утагава Хирошиге (1797-1858) и Китагава Утамаро (1753-1806). Выставка продолжает межкультурный диалог на языке Эроса, обнаруживая общие архетипы для всех культур.

Великий Карл Юнг оказал огромное влияние на развитие европейского сознания. Вот деталь. На станции метро – стилизованная под обнажённые тела скамья. Ярко выражен фаллос, имеющий большое значение в понимании феномена человека. Фаллическая энергия мобилизует индивидуальность, отделяя самость от коллектива. Это созидательная энергия направлена на самоутверждение индивида и формирование способности минимизировать негативное влияние окружающей социальной среды.
Искусство немыслимо без прекрасной наготы, откровенности. Европа поняла смысл сексуальности. Никто ханжески не воротит носа от этих манифестаций плоти. Секс – это то, что приносит удовольствие, дарит наслаждение, делает нас эпикурейцами, жизнелюбами. Все лучшие поэтические произведения создавались именно в состоянии любви к кому-то. Эротомания, гиперсексуальность, любовное помешательство – разве не вызванные всем этим прекрасные мгновения делают нашу жизнь богаче и счастливее? Культура галлюцинирует любовью и в этом её непреходящая ценность.
Европа постоянно культивирует дух античности, в которую зародилась идея прав человека. Сначала была принята «Великая Хартия Вольностей». В эпоху Возрождения произошла эмансипация искусства и науки от богословия, охлаждение к христианскому фанатизму, утверждение свободы человека. В 17 веке появились «Петиция о праве», «Хабеас корпус акт», «Билль о правах». В конце 18 века на свет явилась «Декларация прав человека и гражданина». (Параллельным курсом развивались и США). А в 20 веке – разработана и принята «Всеобщая декларация прав человека», по сей день будоражащая умы людей.

Именно созидательной фаллической энергии мы обязаны ориентацией культуры на человека, уважение его прав и его самости. Эту мысль хорошо иллюстрирует лозунг: «Make love, not war».
Восхитителен Музей Боде.

Берлин, по-моему, единственный из тех, что я видел, город, в котором его жители страстно самовыражаются посредством граффити. Такие «автографы» можно лицезреть даже на стенах храмов. Культовые сооружения – «Библия для неграмотных», в которой граффити представляют собой заметки на полях. Господствующее и маргинальное мирно сосуществуют. Каждому хочется добавить к «Писанию», что-то от себя; сказать последнее слово. Это можно оценивать по-разному – и как, возможно, следствие плохой адаптации мигрантов к условиям чужеродной среды, и как некие послания выделившихся из доминирующей общественной группы, но полностью не принятой ею “культурных гибридов”. В чём суть этого послания? В утверждении идеи сосуществования множества не тождественных, но равноправных друг другу начал, снятие разграничения значимого и незначимого, «родного» и «инакового». Исчезает доминантное, центровое. Появляется относительное, многоцентровое. С одной стороны нащупывается возможность преодоления культурных стереотипов и запретов, а с другой – утверждается ценность единичного наперекор унифицирующей власти всеобщности. В плюралистическом мире отсутствуют представления о единой, обязательной для всех норме и авторитарном культурном, религиозном, политическом и так далее каноне.
Кстати, для немцев, как и для европейцев в целом, характерно ироническое, а то и саркастическое отношение к власть имущим. И это не удивительно: французские энциклопедисты развивали умы европейцев, которым присуще разумное, сатирическое восприятие того, что диктует власть. Десакрализация власти, её перманентный общественный импичмент – признак сложности социальной структуры, её элементов, каждый из которых сам себе канцлер и президент.

Максим Ефимов,
председатель Карельского отделения «Молодёжной правозащитной группы»

Share

В КАНУН ПРДЕСТОЯЩИХ ВЫБОРОВ НОВОГО ПРЕДСЕДАТЕЛЯ БАПТИСТСКОГО СОЮЗА

В КАНУН ПРДЕСТОЯЩИХ ВЫБОРОВ НОВОГО ПРЕДСЕДАТЕЛЯ БАПТИСТСКОГО СОЮЗА РОССИИ МИХАИЛ МОРГУЛИС ОТВЕТИЛ НА ВОПРОС ГАЗЕТЫ “ПРОТЕСТАНТ”

“Что ждет Российский Союз Евангельских Христиан-Баптистов, в связи с избранием

Бывшему президенту Юрию Кирилловичу Сипко портал “Кредо” не так давно задал вопрос: Не является ли положение, когда на пост Президента братства выдвигается всего одна кандидатура, недемократичным? На этот вопрос ясного ответа со стороны Ю.К. Сипко не было.

На фото: новый Глава российских баптистов Смирнов Алексей Васильевич

Мне кажется, что правило, о выдвижении одного человека на роль лидера самой известной протестантской конфессии в России, может только при наличие экстремальных обстоятельств в братстве. При любых других условиях такая ситуация выглядит немного странной. Но тем не менее, я верю, что Бог даст баптистскому братству нужного человека. Всегда повторяю: люди избирают, но Бог выбирает. Посмотрим, кого же Бог утвердит окончательно. Алексей Васильевич Смирнов опытный руководитель и настоящий слуга Божий, и так как он единственный кандидат, то, наверное, ему и придётся возглавить братство. Время сейчас для христиан невероятно трудное. Это время искушений и подмены Христа подделками под Него, это время духовных испытаний, время, когда великая идея Христа о личном отношении Творца и творения, подменяется массовым христианизированным сообществом людей, исполняющим массовые обряды и стадионные прославления. Это трудное время, когда Бог ждёт от нас необыкновенного проявления библейской мудрости. Поэтому, речь идёт не о простом выборе руководителя баптистского братства, а о том, чтобы этот избранный соответствовал требованиям нашего ответственного времени, соответствовал стандартам мудрого Божьего слуги, который был бы в первую очередь угоден Богу, а не людям. И чтобы после избрания людьми, его утвердил бы Бог.
Михаил Моргулис

Share

ПРОЩАНИЕ С ИЕРУСАЛИМОМ

Прощание, снова прощание, теперь с Иерусалимом.
Сколько стоит молчание. Бывает, что дороже жизни. Вот молчание Иисуса перед Пилатом.
Я точно знал, что уезжаю из Иерусалима навсегда. Знал, что больше сюда не вернусь. Может быть только облаком. Перед этим я поговорил на улице со стариком – сабра. Это был иерусалимский таксист, с большим лбом. Он смотрел на меня спокойными маслинами глаз. Я знал, что навсегда прощаюсь и с ним. И с этими горлицами, ходящими по карнизам старого дома, и с воробьём, чинно сидящем на краю балкончика, надеющегося на счастливую судьбу в виде крошек.
Прощание проходило утром. И светлый рассвет, выйдя из тёмного тела ночи, всех рассматривал, всем улыбался, всё обещал, зная, что большинство обещанного не исполнится. Его невидимые веера охлаждали лица и успокаивали сердца. Мы с таксистом подняли глаза к рассвету, поняли, что он небесный успокоитель, посмотрели друг на друга, и разошлись. Уже у входа в отель я обернулся, таксист смотрел мне вслед и тоже прощался, он, как и я знал, что это навсегда. А не навсегда прощаться даже не обязательно. Прощаться нужно только навсегда.
Мимо меня прошёл хасидский еврей с прищуренными вовнутрь глазами, за ним брела жена с бескровным, выпитым жизнью лицом.
Я поднялся в лифте на девятый, последний этаж отеля, там была терраса, с которой был виден Город, охваченный душами прошлого и наполовину живущий в небе. Его золотое лицо прихорашивалось закатом. Церкви, синагоги и мечети привычно разглядывали умиротворенную синь и свет небес. Крест большой церкви выглядел ужасно одиноким. Синагога казалась приземистой, она не спускалась с неба, она была упавшей с неба. Полумесяц мечети вспарывал щучье брюхо неба.
Недалеко от меня стояла у барьера прелестная бронзовая девушка. Она неотрывно смотрела вниз, и иногда сама себе показывала пальцем на что-то увиденное. Палец у неё был трогательно тонок, а ноготь, по-младенчески розовый. Левую руку обвивал нежный серебряный браслет из причернённого серебра. Рыбка застывшая на бронзе тела. Иерусалим на мгновенье задержал усталый взгляд на ней, на нежном браслете, на розовом ногте, оценил хрупкость руки.
Из-за купола одинокой церкви осторожно выглянуло лицо Пилата. Он презрительно растянул тонкие губы и кивнул в правую сторону. Я проследил за его кивком – справа, прислонившись к облаку и понурив седую голову стоял Иисус. Почувствовав мой взгляд, Иисус медленно поднял глаза к небу, и застыл так, как будто кого-то ожидая. На лице, покрытом засохшей кровью виднелись бороздки от прокатившихся когда-то слёз. Волосы светились на золотом закате Иерусалима. Казалось, Он что-то хочет сказать, но не говорит. Он ждал.
Из глубины неба к нему прилетела птица. Она трижды облетела вокруг его головы, села на плечо и стала склёвывать с лица засохшую кровь. Мельком глянула она на мою руку, в которой я держал Библию. Глаза у неё были человеческими, голубыми с поволокой, как у прекрасной женщины из северной сказки. Бронзовая девушка как-то странно прислушивалась к небу, потом помахала птице тонкой рукой с серебряным браслетом-рыбкой. Я запоминая смотрел на Иисуса, но облако стало закрывать Его. И всё же я спросил: Равви, это на тебе голгофская кровь?
Мне ответила птица с северными глазами: – Нет, это от второго, христианского распятия…
Мне захотелось умереть в Иерусалиме. И я стал прощаться со всеми: во-первых, с родными. Всё прошло спокойно, только младший сын долго не отпускал мою руку.
Иисуса уже не было видно. Снова высунулся из-за купола Пилат и махнул мне плешивой головой, приглашая куда-то. Глаза его светились презрением. Голубоглазая птица летела вверх. Она что-то проворковала, но я не понял её слов.
И тогда я стал прощаться с Иерусалимом. Его лицо из золотистого стало золотисто-земляничным. Синагоги, церкви, мечети покрылись этим прекрасным светом. И я сказал: – Прости меня, Иерусалим, за то, что всю жизнь я предавал тебя тем, что забывал тебя… Что не прилетал, как птенец, под крылья твои… Скоро я улечу и приземлюсь под другими небесными крыльями… Прости меня, радость земная, прости меня горе земное, прости меня, Иерусалим…
Бронзовая девушка подошла ко мне и стала ощупывать моё лицо. Она была слепой. Её тонкие пальцы коснулись моих слёз и вытерли их. И я даже почувствовал нежное прикосновение розового ногтя.
И потом я услышал, как кто-то поднимается по лестнице. Я уже знал, кто идёт. Это был клоун, на нём были солдатские ботинки, надетые на босу ногу. Они тяжело громыхали по ступеням. Клоун с придыханием прошептал: «Я за тобой пришёл. Все уже давно ждут… Без тебя там не начинают…»
И мы с ним взлетели.

Флорида. Октябрь, 2009 года.

Михаил Моргулис

Share

БЛЕСК И НИЩЕТА СОВРЕМЕННОГО ХРИСТИАНСТВА

Мысли во время NRB*

Был анекдот. В советское время жил-был человек с большой бородой, очень похожий на Карла Маркса. Вызвали его в КГБ: «Товарищ, неудобно быть очень похожим на основоположника марксизма. Вы хоть бороду сбрейте…»
– Бороду я могу сбрить, а вот мысли куда деть?

Стремительное развитие технологий и создание новых методов передачи мысли на расстоянии с помощью Телевиденья, Радио и Интернета не оставило христианские СМИ позади. Более того, несмотря на традиционную консервативность в изложении транслируемых материалов, христианские СМИ сумели совершить мощный прыжок в мировом информационном пространстве.
Подтверждением этому является Конвенция Христианского Радио, ТВ и Интернета, проходящая раз в году, и на которой собираются от 5 до 7 тысяч профессионалов в этой области. По-английски, это – NRB. Сюда приезжают менеджеры, операторы, инженеры, ведущие, художники, режиссёры и продюсеры программ. Другими словами, в хорошем смысле, это грандиозная христианская тусовка в национальном масштабе. На такое значительное событие прилетают представители многих стран, в этом году, как сказали нам в пресс-центре, из 36 стран мира. И суперпопулярные люди Америки не прочь побывать здесь, и лишний раз красиво высказаться о свободе духа и своих достижениях. На прошлых конвенциях я встречался с Мелом Гибсоном, чемпионом мира по боксу Джорджем Форменом, киноактёром Стивом Болдуэном. Однажды на НРБ, после Бесламской трагедии, Стив Болдуэн добавил к собранным нами 50 тысячам свои 10 тысяч долларов на помощь семьям Беслана. А ещё помню, как Мел Гибсон притворялся сумасшедшим и это выходило у него без особой натяжки. А боксёр Джордж Формен объявил мне, что он жадный, и что у него 10 детей, все мальчики, и у всех одинаковые имена, как у папы. Поэтому все они Джорджы.
– А как вы их распознаёте?
– По их боксёрской стойке, – ответил мне смеющийся чёрный гигант, – а главное, никого из них не звать по имени, потому что на зов выбегают все десять.

В этом году конвенция НРБ проходила в штате Теннеси, недалеко от Нэшвилла, в знаменитом Опри-отеле. Это такой огромный парк-поместье, накрытый стеклянными крышами, и поэтому здесь постоянно тропический климат, всюду гроздья цветов, пальмы, ручьи с золотистыми рыбами, а из гостиничных номеров на этот райский уголок выходят балкончики. Тут же находится огромный Центр для собраний, с большими и малыми залами, бессчетным количеством комнат для встреч и разговоров. На эту конвенцию заезжают и миссионеры, среди них многие настоящие, а есть, как их тут именуют, «трутни». По словарю Ожегова, это самец в пчелиной семье, не собирающий мёд. Так называют тех, кто бесталанны в работе для Бога, но прижились, научились рассказывать о себе героические истории и собирать пожертвования. Но здесь, гораздо чаще можно встретить настоящих служителей Божьих, работающих во многих странах. Конечно, американские христиане, это сильнейшая добрая сила, помогающая всему миру. Они, как и страна Америка, не обращают внимания, когда их ругают, притеснят, обзывают. И скажу больше – когда их убивают, это тоже не останавливает их. И на их места становятся новые служители Христа. А между прочим, почему Америка так удобна для ругани? Когда меня спрашивали об этом в России, я отвечал, потому что она на эту ругань не реагирует. Возьмите к примеру Уго Чавеса с его огромным слюновыделением во время ругательств в сторону Штатов. В ответ на него смотрят как на базарного клоуна, в лучшем случае, как на местечкового факира-заклинателя из касты неприкасаемых. Мы знаем из истории, нужно иметь врага, чтобы отвлекать народ от несчастий жизни. Вот террористы, взрывающие детей, врагами не становятся. Опасно, обидятся, взорвут что-нибудь в ответ на правду. Театр захватят… А христиане-миссионеры подходят, они в ответ не взрывают, а наоборот, всё принимают с любовью. Даже смерть. Такова христианская жизнь.
На НРБ стало гораздо больше приезжать туристических компаний из Израиля. Цель израильтян ясна: зная желание американских христиан бывать на Святой Земле, они пытаются увлечь церкви и миссии в свои туры, рисуют грандиозные поездки и духовные переживания. Это хорошо, но я знаю одно, если такие поездки не сопровождаются Божьим благословение, то это потерянное время и деньги. Я видел, что представители туристических фирм, даже молились вместе с посетителями, и этим особо поражали мягкие наивные сердца. Но мы должны знать, что не каждый, кто затрубит перед нами в шафар, и проговорит непонятную молитву, и есть тот, кто нужен нам на пути следования за Христом. Поездка в Израиль, это не просто тур для верующего, а великий духовный акт, на который надо получить особое благословение. Я знаю в Израиле великого учителя израильских дорог, человека посвящённого в святость этой земли, историка Эмму Паранскую. Она открывает Израиль прошлого, но показывает его живым и библейским. Советую найти её по электронному адресу: ep7777@gmail.com,

Одна из интереснейших особенностей НРБ, это её выставки. Здесь христианские бизнесмены демонстрируют последние достижения науки в области ТВ, Радио и Интернета. Тут же крупные американские миссии транслируют на экранах свои программы, шоу, концерты, проповеди. Ведутся живые интервью с гостями выставок, и часто вы видите, как незнакомые люди из разных стран берутся за руки и молятся вместе. А множество христианских издательств демонстрируют новинки книжного рынка в области литературы и богословия. Тут же музыкальные компании раздают тысячи дисков с новыми христианскими песнями, фильмами, играми. Во время НРБ у меня прошли несколько коротких, но богодухновенных встреч. Во первых, с блистательной женщиной Кей Артур, которая когда-то составила Учебную Библию по индуктивному методу. Мы, т.е Фонд Духовная Дипломатия, перевели её на русский язык, и с тех пор эта книга остаётся одним из самых значительных богословских материалов на территории бывшего СССР. У Кэй около 40 книг, многие американские женщины разных возрастов учатся по ним жить. Потом я увиделся с Ванетт Брайт, женой ушедшего к Господу великого миссионера Билла Брайта, лауреата Темплонтовской премии, основателя супермиссии «Молодёжь за Христа». Мы вспомнили, как в Москве доктор Брайт постился, засыпал в машине у меня на плече, и однажды преподнёс мне любопытный урок. Тогда Всесоюзный телеканал передавал мои телепрограммы. Доктор Брайт жил в гостинице со мной на одном этаже, и я как-то зашёл к нему. Вижу, он смотрит мою программу. Я шучу: «Доктор Брайт, всё понимаете»? Он строго на меня посмотрел: «Да, я не понимаю язык, но я понимаю, есть ли в человеке присутствие Святого Духа».
Мы встретились с замечательным тандемом, руководителями интереснейшего христианского канала «Импакт», Юрием Чернецким и Александром Тюкаевым. Нам очень нравится здоровая и чистая позиция этих людей, они действительно ведут Божью работу с помощью телевиденья. Я сказал им: « Если бы в наше время пришёл Христос, он бы, наверное, обратился к славянским верующим через ваш канал»! Мы знаем, что в американских тюрьмах находится много молодёжи из верующих семей, которые не пошли по пути своих отцов. Демонстрируемые в тюрьмах программы канала «Импакт» направляют их на этот путь. А если сказать совсем просто, то этот канал поддерживают дух полумиллионной славянской евангельской эмиграции, их программы утирают слёзы верующим и ведут неверующих к Христу.
Во время этой встречи я произнёс небольшой спич для телеканала, который привожу здесь почти полностью:
« Да, мы попали в жернова экономического кризиса. Но он, только последствие великого морального кризиса, который рассекает лицо земли по всему миру. И он отразился даже на НРБ. Хотя, можно сказать, НРБ это один из форпостов традиционной христианской морали и этики. Но вот новость, чёрные христиане покинули НРБ. Раньше никогда такого не бывало. Раньше провозглашалось, мы все американцы, и все мы в одном теле Господа Иисуса Христа. Теперь, когда в Америке чёрный президент, искушение отделиться победило, и чёрные христиане ушли.
А российское евангельское христианство стала представлять на НРБ небольшая группа религиозных функционеров, выдающих себя перед американцами за представителей «христианской России». Наверное, это последствие всеобщего христианского кризиса, охватившего Россию и другие страны бывшего СССР. Я уже писал, что кризис в евангельском христианстве России и бывших республиках, это не просто кризис. Это трагедия. Это насильственная трансформация Христа и Его учения , построенного на личном познание Бога, в массовое познавание огромной человеческой массой придуманного божества. Это массовое поклонение придуманному божеству! Поклоняющаяся масса своей истеричностью, скорее напоминает партию, марширующую колонами с партгеносе во главе. И «Христос» познаваемый ими, ничего общего с настоящим Христом не имеет. Это искусственно созданный идол, внешне загримированный под Христа, но говорящий устами пасторов. И такая подмена происходит не только в России, она везде на подсоветском пространстве, она происходит всём мире. Происходит страшная деградация христианства Христа в полушаманскую религию. Смысл этого замысла, автором которого несомненно является князь тьмы, – превращение творений Божьих , людей, в безликую массу роботов-христиан шумящих и молящихся так, как будто они на стадионных праздниках и советских парадах. И роботам внушается дикая мысль, подброшенная дьяволом , о том, что благословение Божье – это деньги, дома, машины и красивые жёны. И большинство роботов воспринимают эту лживую мысль с остервенелой радостью.
Понятно, трудная жизнь требует надежды и мечты. Поэтому, язычников и атеистов вновь заставляют верить их старым богам – прожженным и лживым политикам. А верующих заставляют верить пасторам, которые заверяют массы, что от их пасторских молитв зависит благосостояние паствы, и каждого человека в отдельности. Если ты предан до одурения своему пастору, если жертвуешь ему и церкви большинство своих доходов, тогда он , пастор, начинает упрашивать Бога, советовать Богу, чтобы Он, якобы, благословил этого наивного жертвователя на богатство, верную жену и здоровых детей. О, неразумные галаты! –восклицаю вслед за апостолом Павлом.
И вновь видел элементы этой деградации, когда смотрел на НРБ за суетой прибывших сюда духовных администраторов из бывшего СССР. И хотя цель ясна всем – попытка выпросить финансы для их христианских бизнесов в области СМИ, представляются они величаво и значительно. Бывшим фарцовщикам и комсомольским работникам очень хочется, чтобы в них видели героев веры, нуждающихся в братской американской помощи. И было стыдно, и я подумал, заплакал бы Христос видя это, или взял бы кнут и выгнал бы их из дома Божьего, который они превращают в дом торговли. Когда представители телеканальчика, который смотрят несколько сот человек, не отворачивая беспокойные глазки заявляют американцам, что их слушает вся Россия, Украина, Израиль и заключённые всех стран, то хочется стать приличным атеистом. Но, дорогие мои, сам улавливаю себя! – в таком поступке скрыто хитрейшее искушение. Не от Бога надо уходить, Бог не виноват – виноваты люди, и надо уходить от них. Виноваты пройдохи, лизуны и плуты, а Христос по-прежнему чист. Он смотрит на всё это с креста. И горе тем, кто совершает комбинации веры и духа перед Его глазами. На суде их ни о чём спрашивать не будут, и они отправятся в ад под звуки оперной арии «Люди гибнут за металл….». А вы, друзья мои, должны оставаться с Богом, вы дали Ему слово идти за Ним, поэтому, если надо, то придётся вам подниматься за Ним на Голгофу».
Вот примерно такие слова я произнёс перед моими друзьями, хорошо знакомыми с этой трагической ситуацией.
Но вернёмся на волну оптимизма. Встретил я на НРБ давнего друга, баскетболиста, тренера, бывшего игрока бостонского «Селтика», Билла Алексена. Читатели знают, что значит для Америки баскетбольная профессиональная лига NBA. Спорт №1. Миллионы людей ежедневно смотрят игры баскетбольных гигантов. Имена игроков с восторгом повторяют молодые и старые. Среди баскетболистов достаточно много верующих христиан. Так вот, Билл собирает верующих игроков NBA и отправляется с ними в разные страны, где проводятся игры со сборными стран и сильнейшими клубами. Но используются эти встречи для проповеди Евангелия, для вовлечение молодёжи в христианскую жизнь, в мир Библии. Кто для подростка будет более ярким примером, чем почитаемый им спортсмен?! Такие игры служат сближению народов, и главное, баскетболисты призывают ребят отвернуться от искушений этого мира и начать чистую жизнь во Христе. Девиз игр – «Духовная Дипломатия через спорт».
Команды Билла побывали в 12 странах, в том числе в Украине и Беларуси. Я помню, как открывая те матчи, я говорил: « Эти баскетболисты верующие люди. И они приехали не только побеждать в играх, но с желанием победить ваши сердца любовью Христа». Зрители Дворцов спорта и миллионы телезрителей услышали эти слова. Я помню, как в Минске и Киеве белые и чёрные гиганты в спортивной форме ходили по улицам, за ними шли сотни ребят, раздавались Новые Заветы, футболки с христианской символикой, и часто совершались молитвы. Сейчас наш Фонд готовит с Биллом проведение подобных игр на земле Святой земле в Израиле.
Меня неожиданно вставили в список людей, награждаемых за служение в христианских СМИ. Как пышно выразились во время церемонии, «за 30 лет успешного и благословенного служения на Радио и ТВ». На самом деле, 33 года назад я ступил на эту трудную, но и прекрасную стезю. Боже мой, даже господин Обама удостоил меня несколькими строчками : « …. и я уверен, вы будете продолжать сближать народы с помощью духа любви». А я вспомнил, что когда мы ещё в СССР начинали первую христианскую телепрограмму на русском языке, глава Комитета по радио и телевиденью говорил нам: «Да из-за ваших программ, мы потеряем партийные билеты»!
Вручал мне награду вместе с Председателем совета директоров Уильямом Скелтоном, президент НРБ доктор Фрэнк Райт. О нём скажу пару слов. Один из немногих высоких христианских интеллектуалов, стремящихся оказать христианское влияние на политику и культуру Америки. Советник правительства в области религии, твёрдо стоящий на позиции сохранения традиционных христианских ценностей в семье и в обществе. Сейчас мы предложили ему прочитать несколько лекций в Парламентах стран бывшего СССР на тему: « Вера очищает политику».
Разговаривая с журналистами Дэнни Вудингом, Юрием Коротковым и Давидом Пономарём, мы вспомнили, что первый раз я побывал на НРБ 33 года тому назад, когда нынешние лидеры российских христиан ходили в школу изучать основы начального советского образования. Господи, сколько людей веры прошло передо мной за эти годы! Чак Колсон, Чарльз Стэнли, Пат Робертсон, Брент Густавсон, Бен Амстронг, легендарные Билли Грем, Билл Брайт, Джерри Фолвер, доктор Добсон, Билли Мелвин, Алекс Леонович, Питер Дейнека. И здесь на НРБ побывали почти все президенты Америки. Никогда не забуду глаза Нэнси Рейган, с обожанием глядевшей на мужа, когда он вспоминая преследования верующих в СССР произнёс здесь слова Герцена: «Если мы не стоим на стороне угнетаемых, то мы становимся на сторону угнетателей»!
В новой истории получилось так, что многие из бывших угнетателей быстро переместились на сторону угнетаемых, и немедленно предложили западным христианам свои услуги. И те их услуги приняли и оплатили. Может быть отчасти из-за этого, по всей территории бывшего СССР разворачиваются события, которые в истории возможно получат название «Евангельская трагедия».
А я пытаюсь осмыслить слова Герцена с духовной перспективы: Если человек не на стороне Христа…., то на чьей же он стороне?

Михаил Моргулис
* NRB – самое большое в мире объединение христианского Радио и Телевидения, куда входят 1400 теле и радиоканалов, организаций, программ.

Share

ЗАПАХ МАНДАРИНА

Запах вызывает воспоминания, тоску или радость. Как-то в Киеве, проходя мимо одной парадной двери, я вспомнил детский сад, куда меня давным-давно сдавали маленьким. Неожиданно, из смеси пригоревшего горохового супа и чего-то другого, не так жутко пахучего, но тоже жутко знакомого, выплывали белые пушистые руки нашей воспитательницы Валентины Борисовны. Я видел лица давно забытых детей, мы снова были маленькие и несчастные, и нас заставляли держать руки на коленях. Вдруг выхватывался лучом воспоминаний ее настороженный птичий взгляд, когда она с украденными продуктами выходила из детского садика. Запах воспоминаний проявил няню на толстенных ногах, которая жаловалась другой няне с задубевшей испито-желтой печатью на лице:
– Поуссыкаются, по…, а ты их мой, чтоб они сгорели!
Вторая угрюмо соглашалась:
– И жидов много…
При наших родителях они говорили: «Ваши дети мочатся», а без них они говорили про нас жестокие и грязные слова. Я надеюсь, что Бог помнит таких людей.
Но не буду дальше падать в бездонную глубину колодца детских воспоминаний, а то получится история о детстве. А у меня через край воспоминаний плещет другая волна недавних событий. Событий, в которые, возможно, вы не поверите, в которые сейчас и я верю с трудом. Но в такие минуты я вынимаю тонкую тетрадку с надписью на обложке: «Мои сны. Макс Фишман» – и верю, что все это было. Но, как говорят дирижеры и следователи, – «Начнем с начала».
Соединили меня с этой историей лифт и запах мандарина. Когда мы прибыли из России в Вену, нас поселили в гостиницу. Эта гостиница была, мягко говоря, не лучшая в Вене. А если кто-то скажет, что в Вене есть худшие гостиницы, то я вызову этого человека на дуэль. Говорили, что в нашей гостинице когда-то был бордель. У этих людей, видимо, было смещение во времени, потому что и сейчас наша гостиница не отказалась от своего великого жизненного предназначения. Но кроме этого в ней временно и постоянно жили люди. Очень важным местом в этой гостинице и в этой истории был лифт. Этот лифт вздыхал, как старый человек, которому надоело жить, а смерть не приходит. Я начал считать количество вздохов, которые он делал, спускаясь с моего этажа вниз. Вздохов было тринадцать, и, исходя из этого, я понял, что лифт несчастен, и это несчастье он понемногу передает тем, кто в нем ездит. После тринадцатого вздоха он грузно усаживался на первый этаж, как усаживается толстый, с одышкой, старик в легкое летнее кресло. Все скрипело, дребезжало, ахало и долго после остановки еще что-то звенело в нем лилипутским голосочком.
В лифте я и встретил этого человека. Человека, который хотел на увядающем лице земли сгладить морщины, оставленные его отцом, но надорвался от непосильной работы. Все в нем устраивало меня, но он был в лакированных туфлях и без носков, и это немного настораживало. В лифте он мне и представился:
– Макс Фишман, паразительный человек, от слова «паразит»!
И, восхищенный собственным остроумием, заулыбался мелкозубым ртом.
– Заходите в 13-й номер, я там живу, вернее, доживаю…
Все это время он ел мандарины, очень быстро их глотая. По-моему, некоторые дольки он вообще не разжевывал. В Вене мы, только что приехавшие из России, были опьянены обилием и сочнейшими красками продуктов. А меня особенно поражало и даже убивало золотое царство апельсинов и мандаринов. Я хорошо помню, чем был для меня в детстве мандарин. Это была сказка, редко сбывающаяся фантастическая мечта. Она сбывалась только под Новый год двумя-тремя золотыми шариками, купленными мамой на базаре за большие деньги у наших братьев-кавказцев. На всю жизнь запах Нового года остался во мне вяжущим запахом хвои с тонко пронизывающим сердце запахом мандарина. А сейчас запах мандарина вызывает во мне не только воспоминание детства, но и старый лифт в Вене, где я встретил этого человека, который, скорее всего, не был сумасшедшим.
В то время на улицах Вены бушевала жизнь, подкрашенная весной. Все казалось новым: и жизнь, и чувства, и слова. И равнодушие не так бросалось в глаза. Я ходил с открытыми глазами и раздувающимися ноздрями по новому для меня миру и слушал, и вдыхал его в себя. Однажды я увидел, как какой-то моряк (я почему-то решил, что он из Гамбурга) продавал обезьянку. Обезьянка ела мандарин, я услышал запах и тут же вспомнил о Фишмане. И захотел увидеть его. Лифт, подымая меня на 6-й этаж, скрипел, о чем-то предупреждал, в общем, был недоволен моими знакомствами, как всякий дедушка. Макс Фишман открыл дверь, прострелил меня глазами и впустил, продолжая жевать мандарин. Стол у него в комнате был круглый и весь завален мандариновой кожурой. Лаковые штиблеты отражали оконное солнце, а носков по-прежнему не было.
– А вы в детстве не мучили кошек, не привязывали к их хвостам жестянки, не топили их, не обливали керосином и не поджигали, нет, а? Ну, хорошо, а знаете ли вы, что над миром летает теплое течение? Оно теплее, чем воды Гольфстрима. Когда людям плохо, оно помогает им, но я его никак не встречу, – зеленые глаза Макса вдруг вонзились сумрачным блеском в угол потолка. – Боже мой, что я вспомнил! Я вспомнил остановившийся, грустный синий вечер и мою умирающую первую любовь. Я вспомнил голову на подушке и любимые и не любившие меня уже тогда глаза. Нет, нет, не пытайтесь понять меня. Вы не поймете меня, даже если у вас была похожая первая любовь. Мы так устроены, что никогда не можем стопроцентно понять страдания другого человека. Мы никогда не станем лучше, потому что нам недоступна чужая боль. Боль ближнего нам чужая! Мы не услышим чужого животворящего ужаса, что проникает в каждую клетку бытия и души. Не проникнет в нас чужое отчаянно-стылое состояние, что рыбьим глазом затягивает жизнь. Все мы догматики и фантазеры, потому что ту часть души, которую мы не понимаем в другом человеке, мы выдумываем сами! Так выдумали часть души моего отца. Вы о нем должны были слышать, его звали Адольф Гитлер. Не дергайтесь, я говорю правду. Да и нет у меня желания обмануть кого-либо на этом свете. Вот его письма к моей матери. Но все по порядку. Немцы любят порядок, он тоже любил порядок, пока не умер вместе с третьей женщиной в своей жизни – Евой Браун. Не кивайте, все знают первую женщину отца и Еву, а про мою мать знали единицы.
Я родился здесь, в Австрии, в 1931 году, и уже рождение мое было тяжелым. Моя мать очень мучилась и просила смерти, но вместо смерти пришел я. В два года я начал ощущать упавшую на меня тяжесть. С каждым годом тяжесть все больше увеличивалась, но тогда я не знал, отчего она. Я только знал, что небо прыгнуло мне на спину, и я, мучаясь, тащу его по ужасной тропе жизни. А потом, в десять лет, начались мои сны, которые с тех пор я вижу каждую ночь. После каждого сна груз на моих плечах и моем сердце становился всё страшнее. Мне казалось, что я пигмей, к которому привязали огромный чугунный шар из страны великанов, и он с каждым днем становится все больше, все тяжелей. Ах, конечно, я расскажу вам про эти сны. Но вначале о маме. В 1951 году она стала умирать, мама, которая родила меня с чугунным шаром, и тогда она рассказала мне, кто мой отец. И тогда я понял, откуда эта тяжесть. И я даже не плакал и не удивлялся. Главное, что я понял, откуда это все. Мать отдала мне эти семь писем, написанные им для нее, и умерла. Слушайте, я вам не предлагаю мандарины, потому что я никогда никому ничего не предлагаю, даже проституткам. Ну, им-то мне и предлагать нечего. Про отца тоже говорили, что он импотент. Но ведь это бывает не всегда, смотря кто тебе встретится. Несколько раз в жизни я встречался с тем, что мне было нужно… Однажды старая китаянка решила показать, как это делается, молодой проститутке, которая перед этим ничем не могла мне помочь. И эта ведьма добилась своего. Дальше, дальше, вы слышите, как хрустят мои плечи?! Часто мне снился такой сон. Что я копаю желтой лопатой синее небо. Когда я докапываю яму в небе до глубины, оттуда выползает рука и начинает вдавливать меня в металл лопаты. И из меня сочится желтая кровь, желтая, потому что она отравленная, потому и лопата всегда желтая.
Макс Фишман, склонив голову, кусал ногти, глаза его зелено мерцали в сторону, и я содрогнулся, потому что сейчас он был копией того немецкого чудовища, посланного в наказание людям.
– А еще, когда ночи светлые, мне снится, что я вывернут наизнанку и так живу. Кожа моя внутри, а сердце и печень, и кишки, и нервы наружу. От них идет пар, и снится, снится, что подходят ко мне тролли с дирижерскими палочками и колют ими мои обнаженные нервы. Я кричу, но вместо моих стонов слышна еврейская музыка. Ах, как тихо она играет, и как хорошо слышно ее! А потом мне снится сон, что я должен охранять маленьких детей, собранных со всего мира. Они сидят на полянке, на полянке зеленой, как несбыточная мечта, я хожу вокруг них, охраняю, но вдруг во мне возникает страшный, дикий голод, он все ломает на своем пути, и я тяну руки с когтями к детям. Руки с когтями… А ведь я падаю в обморок, когда наступают ногой на жучка.
А что вы думаете о моей маме, что она меня не любила? Да, она меня боялась, она чувствовала, что иногда во мне не так, как у других, и это может в любой момент выплеснуться, и это будет страшно. А ведь он ее любил, когда шел на первую мировую войну, но она его тогда не любила. А потом они встретились в 1930 году, и она сделала невозможное. И потом это «невозможное» стало мной. Я знаю, что такое любовь, это когда ничто не вызывает брезгливости друг в друге. О, как мне вернуть точную память моей любви к девушке! То время распалось во мне разрезанным лимоном, посыпанным сахаром. Оно было горькое и сладкое сверху. А губы ее были, как перезревшие персики, с них сочилась любовь. Но она не смогла любить меня долго и ушла к американскому негру, у которого губы были, как разрезанная сосиска. И вот это всё, потому что всегда приходит слово «всё» после слова «было». Вот вам моя тетрадка, в ней записаны мои сны, возьмите ее, потому что сейчас вы уходите, а потом уйду я.
Он отдал мне тетрадь и встал, и глаза его зеленым панцирем закрылись от мира. Я тоже встал и ушел.
Ночью я спал ужасно трудно, а потом на улице раздался крик. В гостинице стояла суматоха, все бежали вниз, я тоже помчался по ступеням, а рядом со мной опускался лифт и с одышкой повторял: «А я говорил тебе, а я говорил тебе…»
Макс Фишман лежал на тротуаре с раскинутыми руками, охватившими землю, а на шестом этаже из его окна рвались к нам белые занавески, раздуваемые ветром и ужасом. Худенькая проститутка в махровом халатике, живущая на его этаже, вдруг стала выглядеть девочкой, ее открывшиеся глаза дрожали. Полицейский комиссар читал письмо, вынутое из руки Макса. Турок-портье показал на меня комиссару, тот дал мне прочитать письмо, потом забрал и сказал: «Завтра мы сделаем копию и отдадим его вам». Письмо было написано острыми буквами, и было оно такое:
«Все сумасшедшие утверждают, что они нормальные, я же утверждаю, что я сумасшедший. И в этом главная защита моего нормального состояния. Но в одном я действительно отличаюсь от других людей. С самого рождения я несу на себе грехи своего отца. Он ушел, взвалив их на меня. Дочь Сталина меня поймет. Я дерево, корни которого омываются дьявольской водой. Мой язык спотыкался, когда я хотел звать Бога, и я Его так и не позвал. Я недостоин Бога. Тот страшный груз отцовских грехов всегда вдавливал меня в землю, и я не могу и не хочу больше сопротивляться его тяжести. Только земля может освободить меня от него. Земля протягивает ко мне ласковые руки, и я, стремясь к ней, упаду на ее грудь, уйду в нее и через нее. Только там я встречу его, он поцелует меня, прикасаясь к моей щеке усами-щеточкой, а я переложу на его покатые плечи мой страшный груз. Я все его письма к матери сжег. А это письмо отдайте парню из России, он единственный, кто слушал меня, не перебивая. До встречи. Макс Фишман-Шикльгрубер, сын Адольфа Гитлера».
Я был одним из немногих пришедших на похороны. Когда гроб медленно опускали в могилу, он вдруг сорвался и упал вниз.
– Вырвался! – закричал один из рабочих. – Он вырвался, потому что спешит туда!
– Тихо, – сказал священник. – У каждого свой путь, и у всех у нас один путь, кем бы мы ни были, и спешим мы или нет.

Михаил Моргулис

Share

МЫ СЛЫШИМ ТВОЙ ПРЕКРАСНЫЙ ЛАЙ

Посвящаю Рахили, Джонику, Диане, Филиппу и Маркусу, детям Александра и Ирины Хенкель


Пока мы чувствуем – мы живём!
(Собачья присказка)

Всё радостное в этой страшной жизни приходит неожиданно и бестолково. Такой у меня была встреча с собакой, которую, за её собачью простоту и доброту, мы почему-то назвали именем славного мультяшного поросёнка – Фунтиком. Жил Фунтик у наших приятелей вместе со своей матерью, кличку которой – Маман – мы нарочито произносили с французским прононсом. Она была среднего размера, чёрная, злобная, на кривоватых лапах, всегда готовая к атакующим действиям. Отец её был лабрадор, мать из пит-бультерьеров, то есть принадлежала к той самой породе собак, разводить которых в Америке запрещено из-за их агрессивности и непредсказуемости. Надо сказать, что до выхода этого запрета родственники Маман успели загрызть в стране около десятка своих хозяев.* А славный Фунтик появился на свет как результат непродолжительного романа между Маман и псом из немецких овчарок. Поэтому сын был большой, гораздо больше матери. У Маман был угрюмый, рычащий нрав, а вот Фуня был ласковой, расхристанной, мохнатой собакой, с виляющим хвостом, большими, по-разному свисающими ушами и каким-то мальчишеским взглядом. Из его шерсти всегда торчали приставшие колючки и сосновые иголки. Он подбегал ко мне, вставал на задние лапы, передними упирался в меня, едва не доставая плеч, сминал чистую рубашку, склонял в сторону кудлатую голову и смотрел, словно добрый братишка. Когда я начинал чесать его собачью «репу», он замирал от удовольствия, потом с шумом валился на пол и затихал в ожидании продолжения. Мы с моим коллегой Марком щедро подкармливали Фуню и Маман остатками со стола. Была некая разница в условиях их собачьей жизни. Маман из-за ее нелюбви к людям и животным жила на привязи, а Фунтик был свободен как парусник в море, как птица в небе, как негр в Нью-Йорке. Маман немного ревновала нас к Фунтику, тогда в ее глазах пробегал красный огонек злости. Хотя еду мы распределяли между ними честно, по справедливости.
Кажется, это стало со временем до Маман доходить.
Она иногда окидывала нас мгновенным взглядом и сразу же, якобы равнодушно, отводила глаза. Предполагаю, что, не обладая склонностью к философским размышлениям, Маман всё же догадывалась, почему она на привязи. Возможно, что когда Маман размышляла, за что ей такая доля, до неё доносился из прошлого чудный запах кроличьей крови, который всё объяснял. Надо знать, что в то изумительное для Маман время, когда она была ещё вольной собакой, в нашей округе за одну неделю были передушены все кролики. И неопровержимые обвинения хозяев невинных животных пали на неё. Нашлись десятки свидетелей этого преступления. Лишь один свидетель молчал. Это был Фунтик.
Вспоминая былое, Маман ложилась на землю, от всех отворачивалась и глядела в сторону леса.
Фунтик нас полюбил по-настоящему. Когда мы на машине подъезжали к дому, он подбегал к двери водителя и, возбуждёно потряхивая огромными ушами, ожидал нашего выхода. Потом ударял головой по моему портфелю и неуклюже по-детски прыгал вокруг нас. В такие моменты Маман начинала ревниво потявкивать. Мы заходили в дом, Фунтик укладывался у входной двери и ждал, когда мы о нём вспомним.
Если бывало, возвращались домой ночью, Маман, демонстрируя свою сторожевую ценность, начинала завывать на всю округу, а пятидесятикилограммовый Фунтик молча бежал к машине и, как всегда, преданно тыкался в нас тяжёлой чёрной головой.
А теперь пора рассказать о замеченных нами особых свойствах Фунтика. Я бы даже сказал, о необыкновенных для обыкновенной собаки. В нём обнаружилась не только унаследованная от Маман способность к размышлению, но, можете здесь скептически улыбнуться, и к оценке окружающей действительности. Он, если хотите, вдруг осознанно стал обращать внимание на вещи, которые других собак обычно не интересуют. Однажды был случай, потрясший меня. Тогда я просто вздрогнул от осенившей меня мысли, что никак иначе, как Кто-то вложил в Фунтика любовь. Нет, не ту собачью любовь к хозяевам, которая выражается преданностью, а любовь (простите меня, грешного!) к ближнему своему.
В одно прекрасное утро я увидел, что Фунтик смотрит на гнездо ласточки, свитое над нашей дверью. В гнезде копошились три малюсеньких желточка и тянулись клювами к невидимым мошкам. Вначале Фунтик, подняв голову, смотрел на птенцов с явным непониманием их сущности, ну, к примеру, как папуас, впервые в жизни увидевший вертолёт. При каждом очередном чирикании его свисающие уши слегка подёргивались. Но потом он замирал, будто что-то соображая, может быть, улавливал беззащитность этих крошечных чирикальщиков. Спустя несколько дней хрестоматийно рыжий кот Варфоломей залез на перила, располагаясь поближе к гнезду. В одно мгновенье Фунтик всё понял и, бросившись вперёд, успел легко куснуть за хвост взвившегося Варфоломея. Тот с кошачьими проклятиями в адрес Фунтика умчался в лес. Во время его бегства я успел подумать, а не создать ли нам с Фунтиком Хельсинкскую комиссию по правам мелких животных и не выдвинуть ли кандидатуру Фунтика на должность её сопредседателя, совместно с каким-нибудь американским сенатором.
И ещё однажды Фунтик на фоне млеющего закатного солнца рассматривал большую бабочку с зелёно-фиолетовыми разводами на крыльях. Бабочка неподвижно сидела на цветке, а Фунтик тихо улёгся рядом. Я навёл на него бинокль. Хотите, верьте – хотите, нет, но на его морде было написано восхищение, а от этого пасть была приоткрыта, как у сельского паренька, увидевшего Эйфелеву башню. То есть, это было почти человеческое восхищение. Не знаю, какие цвета ему виделись, но пёс явно переживал встречу с прекрасным.

Наш дом, как вы уже поняли, выходил в лес. По ночам в лесу раздавались шорохи, слышался треск веток, рычанье, покряхтывание, иногда отчаянные птичьи крики, наверное, когда на гнездо нападал какой-нибудь хищник. Я из-за этого нервничал, мучился, грустил, тосковал, чуть ли не взвыл однажды. Когда совсем не спалось, я выходил во двор, подходил к лежащему на земле Фунтику, устроившему морду на передних лапах. Он не вскакивал, видя меня боковым зрением, но продолжал думать о чём-то своём собачьем, ночном. Он тоже слышал эти страшные звуки лесной жизни. Однако на его почти спокойной морде я читал слова, обращенные ко мне: «Ну что ж, человечек, ну что ж, это обычная жизнь, короткая, иногда мгновенная, невероятно опасная. Жизнь, как и у вас. И борьба, как и у вас, за выживание… Так что я молчу, и ты молчишь, потому что мы этому не поможем, даже если я буду лаять, а ты – кричать…»
Как-то один священнослужитель сказал мне – он допускает, что у животных есть душа. Но только у людей душа может быть вечной. А у животных она исчезает, когда они умирают.
Скажем откровенно, Фунтик был милейшим псом, но бестолковым. Однако внезапно он превращался в очень развитое, существо, умеющее не только созерцать жизнь, но и проникать в глубины этого океана и слышащее его. Фунтик становился псом, способным улавливать осторожное и нежное движение любви и отличать любовь от неискренности, лицемерия, от любого поддельного отношения.
Читатель! Чтобы не прозвучало теологическое осуждение в наш адрес, я предлагаю назвать то, что жило в Фунтике не «душа, а «ашуд». Итак, у Фунтика была ашуд.
В нашей местности водились олени и лисы. Несколько раз мы видели на дорогах сбитых машинами оленей. Встречал я и лис. Они казались мне гораздо меньше, чем те, о которых я читал в сказках. Лисы издали смотрели на меня и исчезали.
Однажды, опять на закате, я услышал необычно хриплый лай Фунтика. А Маман, та просто ухала на привязи и тут же бурно заливалась визжащим лаем. Я нашел Фунтика на заднем дворе, выходящем к лесу. В траве напротив него стоял крупный лисёнок и, замерев от страха, смотрел Фунтику прямо в глаза. Фунтик лаял охотничьим хриплым лаем, но без кровожадной ярости. Я сказал уже, что это было время заката. Всё было освещено червонно-золотым сиянием. Отблески заката ложились на зелёную траву, на чёрную морду Фунтика и буро-бежевую мордочку лисёнка. Картина казалось прекрасной и почти нереальной. Вдруг Фунтик перестал лаять. Щёлкнула в небесах тишина. Лисёнок стал пятиться. Фунтик сделал шаг вперёд и напрягся перед прыжком, но в последний момент взглянул на меня. И я прошептал: «Нет, нельзя…» Фунтика трясло. Инстинкт охотника сражался с запретом на смерть. Но пес устоял… Мышцы перекатывались по его телу, но он устоял. Лисёнок умчался в глубину леса. А я обнял Фунтика за могучую шею и прошептал: «Ты прекрасный, ты совершенно прекрасный пёс!..»
Тогда, наверное, он понял ещё кое-что важное в этой жизни.
Как настроен один зверь по отношению к другому зверю, дружелюбно или агрессивно, каким-то образом распознается в животном мире, не знаю, как, но это происходит. Однажды в начале лета, я увидел распластанного близ крыльца Фунтика. Как всегда, свою голову он уложил на лапы. Фунтик смотрел на бесстрашно игравшего перед ним бельчонка. Бельчонок казался крохотным, был серым, как все белки в Америке, и напоминал своего комичного двойника из мультфильма. Бельчонок ходил перед Фунтиком взад и вперёд, прыгал за какой-то горошиной-забобулиной, косил бусинковыми глазами, замирал на задних лапках. Я не дошёл до них и тоже замер. Фунтик был невероятно спокоен. Может, это кощунство, но щенок всего восьми месяцев от роду напоминал мне античного мыслителя. Над ним вились звенящие стрекозы и вибрировали жучки.
Бельчонок мне не поверил. После одного из своих па, он стремглав помчался к дереву и мгновенно взобрался на него. Фунтик посмотрел на меня с сожалением. Я протянул его любимый собачий сухарик, он глянул, отвернулся, снова посмотрел на меня, как на нежданного нарушителя покоя. А я спросил: «Так что же в твоей ашуд?» Фунтик опустил глаза и зевнул, показав острые клыки. Снова открыл глаза и посмотрел на меня, как оказалось, последний раз в жизни.
Вскоре мы с Марком уехали на неделю в другой штат. А когда возвращались и подъезжали к нашему тихому Ашфорду, позвонил на мой мобильник хозяин Фунтика, Александр, отец детей, которым посвящён этот рассказ. Он сообщил, что Фунтик, тоскуя, выскочил на дорогу, его сбила машина. И сейчас его везут к врачу. Мы въехали во двор. А спустя минуту привезли мёртвого Фунтика. До ветеринара не довезли.
Вот как всё случилось. Фунтик после нашего отъезда кружил по двору, перестал играть с Маман. Когда во двор заезжала машина, он с некоторой надеждой бежал к ней. После разочарованно отходил, тихо повизгивая. Дорога проходила буквально у въезда во двор. Раньше Фунтик никогда на дорогу не выходил. Его к этому приучили, да и он сам чувствовал там опасность. На обочине дороги Фунтик обычно останавливался. Теперь он часто замирал у этой невидимой черты. Ждал. И однажды не выдержал и переступил. Удар машины пришёлся в его лобастую голову. Женщина-водитель заламывала руки. Фунтик сумел подняться и побрел к дому, приседая, падая и снова вставая. Его увидели дети и помогли дотащиться до подстилки. Он смотрел мутным взглядом и даже не скулил. Маман, которую отпустили с привязи, бегала вокруг Фунтика, облизывала его, повизгивала. Фунтик уронил голову на лапы. Дети, окружившие его, кричали и плакали. Маленький Филипп напоминал страдальца из Библии. Его несчастные каштановые глаза были подняты к небу. Что проносилось перед Фунтиком – может быть, тот лисёнок, может, бельчонок, может, он сам, ещё маленький и пищащий, ползающий у брюха Маман. Может быть, он увидел роскошные крылья бабочки, а, может, к нему приплыл запах наших ласкавших его рук. Всё же я уверен, последнее, что он ощутил, почувствовал, не зная, как назвать – это то, что проплывающее перед ним было любовью.
К нему на похороны я не пошёл. Александр и дети вырыли яму, завернули Фунтика в лучшее одеяло. Перед ямой ходила Маман, беспрерывно обнюхивала сына и, как всегда, еле слышно повизгивала. Сегодня её визг был похож на визг Фунтика, когда он был маленьким. Потом она отошла от него, села и смотрела, не подходя близко. Наверное, мёртвый Фунтик казался ей похожим на её Фунтика, но он уже был другой, от него исходил запах смерти. Дети рассказывали друг другу, как они любили Фунтика. Потом немного поспорили о том, кто чаще всех его гладил. Я знаю, кто чаще… Их мать, умеющая смеяться и плакать одновременно. В этот раз она плакала. Потом все закапывали Фунтика, пока яма не стала холмиком. Маман сидела на далёком пригорке. Когда все сели за стол поминать Фунтика, вдруг наступила тишина. Тишина – это такая редкость… И в этой тишине Маман, стоявшая на пригорке, оскалила пасть и послала небу печальный вой. В нем было отчаяние, непонимание, забвение, тоска.
Ушёл от нас повзрослевший щенок Фунтик. Это был начинающий пёс-философ, преданный тем, кто научил его любви. Что может сказать нам собака? Наверное, многое. Конечно, если мы вспомним, что у неё есть ашуд. А у Фунтика была необыкновенная ашуд.
Маман после этого изменилась, стала задумчивой, печальной. Может, уходя, Фунтик оставил ей часть своей ашуд? Когда никого нет, Маман долго смотрит на меня, а я – на неё. Я вздыхаю, а она молчит. Но иногда, на мгновенье, мы одновременно поднимаем голову к небу. Это когда нам кажется, что сверху доносится еле слышный, счастливый и прекрасный, такой знакомый лай.

*Кстати, с этим не согласен писатель О’Нил, выпустивший хорошую книгу «Американский пит–бультерьер», где все эти страсти о нападениях на людей считает выдумкой журналистов. Но, перефразируя многих инструкторов-собаководов, можно предположить, что в этом факте есть доля факта.

МИХАИЛ МОРГУЛИС

Share

“ВКЛАД” БИБЛЕЙСКОГО НАРОДА ВО ФРАНЦИЮ

Вклад евреев в жизнь Франции. ЭТОТ КЛИП ПОСВЯЩАЕТСЯ ПАМЯТИ ИЛАНА ХАЛИМИ, МИРНОГО ЖИТЕЛЯ ПОХИЩЕННОГО И ЗВЕРСКИ УБИТОГО ПОСЛЕ ТРЕХ НЕДЕЛЬ ПЫТОК ДЖИХАДИСТСКОЙ МРАЗЬЮ 21 января 2006г в пригороде Парижа.

Share