ДУХОВНОЕ ЛИЦО РОССИИ В АМЕРИКЕ

Этот проект зародился в Москве, во время встреч президента Фонда «Духовная Дипломатия» (США)  Майкла Моргулиса и президента Фонда Православных меценатов Андрея Поклонского (Россия). 24 февраля во Флориде, в часовне Место для Бога,  состоялась ответная встреча  Фонда Духовная Дипломатия   с представителями Российского Фонда православных меценатов из Москвы. Американский и российский Фонды намерены провести в пяти городах Америки выставку современных и старинных русских икон.  Этот  проект получил поддержку со стороны первых леди двух стран – госпожи Медведевой и госпожи Обамы. В дни проведения выставки состоятся встречи 50 экономистов, представляющих Америку и Россию.  Участники предстоящей выставки взяли словесным логотипом строчки из манифеста Духовной Дипломатии:  «Экономический кризис – следствие духовного кризиса в мире. После духовного возрождения наступит  время процветания  народов»

Андрей Поклонский говорит: « Наступило время, когда  все  конфессии мира должны сообща защищать подвергающиеся нападкам христианские ценности».

Майкл Моргулис добавляет: « Мир вошёл в новый виток своего развития. Новая технология позволяет  совершать революции, изменять  правительства и  позиции стран. Сейчас не только политики и дипломаты, а обычные люди могут менять мир. Но Интернет, это место для всего – хорошего и плохого, прекрасного и безобразного. Интернет может быть Источником жизни или сточной канавой. И в это тревожное время  повести народы мира должны люди духовные, уважающие не только свою религию, но и  все остальные. Итак, наступает время решения политических конфликтов с помощью духовных ценностей».

Название выставки соответствует мыслям её устроителей:  «Духовное лицо России в Америке».

Елена Мотина (Россия) и Татьяна Гуменюк ( США), координаторы проекта из двух стран, говорят: «Это лицо России должно быть добрым, интеллектуальным, главное, духовным.  Это не лицо качка или примитивного бизнесмена, это не лицо лжешпионов, а исконное,  сохранившие в себе христианское отношение к жизни лицо духовной России».

На открытие выставки в Вашингтоне предполагается присутствие многих известных лиц из двух стран. Откроет выставку знаменитый доктор Джеймс Беллингтон, директор Библиотеки Конгресса США.

После рабочего заседания, в часовне  была зачитана лекция «Достижение Святости, согласно богословскому учению  доктора Джея Рока Ли». На лекции присутствовали представители  университетов, больниц, бизнеса, отдела образования.

Новые события в мире показывают, что с помощью совместных духовных проектов, отношение России и Америки могут значительно улучшиться, как в политической, так и в экономических областях. И это соответствует основной концепции движения «Духовной Дипломатии»

Эндрю Холл, Корнелиус Мжековский, Татьяна Подтурнак

Международные христианские медиа- холдинги «Саммит»

Флорида- Коннектикут

Morgulis.TV

Share

С ПОЗИЦИИ ДУХОВНОЙ ДИПЛОМАТИИ

 

 

Мой  уважаемый друг, профессор Болонкин, дал очередное суперинтересное   интервью.  Иногда кажется, Александр Александрович  парит над толпой, и потому видит будущее. И в предыдущем телеинтервью со мной он говорил, что  скоро человек достигнет возможностей Бога. Я же возражал, говоря, что душа человека находится в том же состояние, как и две тысячи лет тому назад, во времена Иисуса.  Именно поэтому, даже с самым развитым разумом, человек не сможет достигнуть возможностей Творца, ибо душа его, по сравнению с разумом, намного мельче и  примитивней. В невозможности достигнуть гармонии Бога и заложена основная причина того, что человек останется человеком. Да, покорит  заоблачные высоты, его автомобили будут летать, а компьютеры будут показывать каждую точку на земле, но в своих решениях и поступках он останется   человеком.

 Дьявол искушая, говорит Еве: «Будете, как боги». В 81-м Псалме  сказаны удивительные слова: «Вы – боги…, но вы умрёте, как человеки…»

Поэтому, думаю, что человек вырваться из себя, не сможет. Душа держит его  внизу, а без неё он небес не коснётся.

Михаил Моргулис

 

 

 

Александр Александрович БОЛОНКИН

Е-существа – с больной головы в искусственное тело

 

Сможет ли человек рано или поздно получить бессмертие? Во что трансформируется биологическое тело в будущем? Какие научные открытия ждут нас к 2045 году? На эти и другие вопросы отвечает доктор технических наук, профессор Александр Болонкин.

– Известный футуролог и изобретатель Рэймонд Курцвейл незадолго до Нового года выступил с прогнозом, согласно которому уже в течение следующих 20 лет человек сможет получить полностью искусственное тело. Как вы считаете, существуют ли реальные основания для того, чтобы поддержать этот прогноз?

«Создание искусственных органов продлит жизнь человека, сделает ее более приятной. Но кардинальное решение проблемы состоит в создании искусственного Е-существа и трансформации человечества в эти существа»

Если под искусственным телом подразумевается полностью механическое тело (пластик, сплавы) – предлагаю называть его «Е-существо», – то да, при достаточном финансировании. Если речь идет о биологическом теле, то человечество получит искусственные биологические органы. Но не сможет перенести старое сознание в новую биологическую голову, т. е. не получит бессмертия.

– Как вы считаете, какие усилия потребуются от человечества для реализации этого прогноза?

Е-существа (аппаратуру для записи) можно начать производить сейчас, через один–два года, при наличии хотя бы 1–2 млн. долларов. Она уже есть для шпионов, но пока не очень совершенная. Для отработки технологии клонирования некоторых органов, может, и 20 лет недостаточно.

– На ваш взгляд, воспроизведение каких органов искусственным путем представляет собой наибольшие сложности и почему?

Биологической головы – перенос информации из старой больной головы.

– Как вы думаете, можно ли улучшить человеческое тело в процессе создания искусственных органов – улучшить функционирование некоторых из них или, например, избавиться от лишних, добавить сверхспособности?

Да. Искусственное механическое тело будет обладать огромной силой и переносить экстремальные внешние условия: высокие температуры, давление, радиацию, космос и т. п.

Искусственное биологическое (белковое) тело способно только незначительно улучшить свою терпимость к внешним условиям.

– Искусственное тело, по представлению того же Курцвейла, не будет нуждаться в органах вообще, т. к. будет организовано совершенно иначе – примером такой организации является тело из наноботов. Однако в настоящий момент наиболее проработанный технологический путь продления жизни – это создание искусственных органов. Не является ли этот путь, на ваш взгляд, тупиковым по сравнению с созданием полностью искусственного тела?

Создание искусственных органов продлит жизнь человека, сделает ее более приятной. Но кардинальное решение проблемы состоит в создании искусственного Е-существа и трансформации человечества в эти существа.

– В целом, представляя себе 2045 год, какую вы видите картину? Например, каковы люди, чем они заняты, какими технологиями пользуются, какие цели ставят? Как вы представляете себе основные изобретения по отраслям, которые изменят мир к 2045 году?

Люди будут заняты в основном тем же, чем и сейчас, т. е. войнами, междоусобицей, борьбой за существование. Но главным будет отражение наступления фундаменталистов на западные ценности: свободы, права человека, технический прогресс. Будет поставлено под угрозу само существование прогрессивного человечества, людей иной веры и т. п. Не будет грандиозных прорывов (на новых физических принципах!) в энергетике, транспорте и космосе. Единственным, но важным достижением станет создание роботов, которые будут умнее среднего человека.

– Существует мнение, что система жизнеобеспечения человеческого мозга – устройство хотя и чрезвычайно сложное, но все же намного более простое, чем полностью искусственный организм. Кроме того, мозг сам по себе, по некоторым мнениям, способен жить намного дольше, чем любая другая ткань организма, – несколько сотен лет. Возможно, перенос мозга человека на искусственный носитель, управляемый через нейроинтерфейсы дистанционно или непосредственно являющийся частью системы жизнеобеспечения мозга, является следующим закономерным шагом в развитии проекта по созданию искусственного тела?

Клетки мозга, наверное, могут жить дольше других клеток, но продолжать работать с прежней интенсивностью они не могут. Это вам скажет любой объективный старик. Скопировать устройство и работу мозга – абсолютно неподъемная задача в ближайшие столетия. А главное, бессмысленная, ибо человечество уже сейчас создало многоуровневые чипы, параллельные программы, которые работают в миллион раз быстрее отделов мозга. Человечество еще сотни лет назад пыталось делать крылья и копировать махающий полет птиц. Но решило проблему полета в обход – неподвижным крылом, пропеллером и реактивным двигателем. Таким обходом всех трудностей является искусственное Е-существо.

– Наиболее сложно представимая сегодня часть прогноза Курцвейла – это перенос сознания на искусственный носитель. Как вы считаете, существуют ли основания считать эту задачу хотя бы принципиально реализуемой?

Единственный возможный путь ее реализации – это создание Е-существа. Перенос сознания осуществляется легко, правда, в течение всей жизни человека.

– Как вы относитесь к идее создания международного междисциплинарного центра для решения задачи создания «нового человека»?

Очень позитивно. Это будет грандиозный памятник человеку, который возьмется за эту трудную, но очень важную задачу.

– Посчитали бы вы интересным для себя участие в работе центра, занимающегося созданием искусственных органов и искусственного тела человека?

Я бы счел за честь работу в таком центре.

– В какой форме и при каких условиях вы могли бы принять участие в подобном проекте? Работа по грантам центра, переезд и работа непосредственно в центре, консультирование, участие в общественных дискуссиях и опросах?

Когда решается такая грандиозная и важная для человечества задача, я был бы счастлив принять участие в любой форме. И прежде всего – по разработке тех идей, которые я считаю наиболее перспективными.

– В той области науки, в которой вы специализируетесь, какие разработки являются наиболее интересными с точки зрения создания искусственного тела?

 

Если говорить о биологическом теле, то все заняты исключительно им, потому что ученым и финансистам понятно: создание искусственных органов сулит огромные прибыли в самое ближайшее время. Что касается Е-существа, то необходимость этого понимают только единицы с дальним кругозором, сознающие, какая значительная польза будет для наших детей.

– Как специалист скажите, пожалуйста, с какой стороны лучше всего подходить к проблеме создания искусственного тела – с создания отдельных искусственных органов, системы управления ими на основе нейроинтерфейсов, решения организационных и финансовых задач?

Эти все проблемы решатся автоматически, как только ученые научатся выращивать искусственные органы. Не забывайте только одно: это будет стоить очень дорого и долгое время будет для вас недоступно.

– Какие основные препятствия или задачи вы видите на пути к созданию искусственного тела человека? Что вам кажется наиболее сложной задачей и почему?

Если говорить о Е-существе, то основное препятствие и наиболее сложная задача – это отношение к нему как к роботу и отсутствие финансирования.

– Для того чтобы проект создания искусственного тела был реализован человечеством к 2045 году, с чего нужно начинать сегодня?

В первую очередь нужно начать финансирование проекта, и лучше – на государственном уровне.

Источник: www.2045.ru

Share

Алексей Тарасов, адвокат

 

 Юридические услуги

 

 

 

 

 

 

Деловое право

 

  • ·         Открытие компании
  • ·         Налоговая отчетность         
  • ·         Разработка внутренних документов
  • ·         Работа c руководством и сотрудниками компании
  • ·         Выпуск ценных бумаг корпорации
  • ·         Передача ценных бумаг корпорации
  • ·         Распределение дивидендов
  • ·         Коммерческая недвижимость
  • ·         Интеллектуальная собственность
  • ·         Сделки в области международной торговли
  • ·         Участие в переговорах
  • ·         Международные нефтяные сделки

 

Иммиграционное право *

 

  • ·         Высококвалифицированные работники – H1B
  • ·         Виза международного менеджера высшего звена компании – L1
  • ·         Визы для женихов и невест
  • ·         Инвесторские визы
  • ·         Подача заявлений на грин-карт
  • ·         Воссоединение семей
  • ·         Иммигранты с выдающимися способностями или высоким уровнем образования 
  • ·         Депортационные процессы – защита в иммиграционных судах 
  • ·         Апелляции в Board of Immigration Appeals и федеральных судах
  • ·         Отмена требования двухгодичного возвращения на родину для обладателей виз J-1
  • ·         Отказ в получении грин-карт на основании уголовных преступлений

 

Гражданские иски

 

  • ·         Письма с выдвижение требований demand letters
  • ·         Иски с требованием компенсации за нарушение договоров
  • ·         Арбитражные процессы
  • ·         Медиации

 

Уголовное право

 

  • ·         Арест и выкуп под залог
  • ·         Апелляции в штатных судах
  • ·         Отмена решений суда (post-conviction relief) 
  • ·         Habeas corpus в федеральных судах

 

* Возможна работа со всеми штатами

 

 

 

Тел.: 1-877-321-2637

Факс.: 405-701-0471

http://therussianamerica.com/web_NEWS/articles/6235/1/

Share

Иисус в литературе и в театре

Обычно телепрограммы «Духовная Дипломатия» с Михаилом Моргулисом  записывались во Флоридском  Центральном офисе Фонда.  Но однажды киногруппа известного Ринглинг колледжа  искусства из Сарасоты   записала фильм об известном саксофонисте  Арте Степаняне в помещении часовни «Место для Бога» во Флориде. Арт  ученик гениального саксофониста старой джазовой школы Стена  Гетца дал здесь пространное интервью, а потом, среди пальм  на фоне заката играл джазовые произведения. Ещё незаконченному  фильму « Музыка, обнажившая сердце»  предрекают успешное будущее на предстоящем  Хьюстонском кинофестивале.

А пока что Михаил Моргулис в этой же часовне «Место для Бога» записал свои телепрограммы с двумя гостями. Первым гостем был  знаменитый  профессор и переводчик  Томас Байер.  В этот раз участники программы говорили о  Владимире Набокове, Михаиле Булгакове, разнице между русской и американской литературы. Принципиальный спор шёл вокруг знаменитого романа «Мастер и Маргарита». Михаил Моргулис утверждал, что  здесь была имитация христианства, и в первую очередь имитация Христа. Что Христос у Булгакова не настоящий, слабый, не влияющий на глобальные события в истории. И сделал  Булгаков такого Христа сознательно, чтобы понравиться недоучившемуся семинаристу безбожнику Сталину. Томас Байер утверждал противоположное, что Булгаков написал пародию на советскую власть, где дьявол-Воланд ходит по улицам Москвы.

 Затем разговор коснулся возможности  присутствия Святости в литературе. И тут гость и ведущий сошлись во мнении, что иногда русская литература несла свет духовности и рассказывала о святости Божьей, преломляющейся в людях. Были приведены строчки и мысли Александра Блока, Андрея Белого, наших современников Иосифа Бродского и Бахыта Кенжиева, Булата Окуджавы и  Александра Солженицына. Михаил рассказал о странном совпадении, которое происходит  при чтении  книг корейского мыслителя Джей Рока, отца Святости в Корее. Читая его произведения, ощущаешь, что его  интерпретация Святости  совпадает  с интерпретацией святости в классической русской литературе.

В заключении профессор Байер рассказал о своей книге «33 ключа познания» и об особенностях вышедшего по-английски в Америке романа Михаила Моргулиса «Тоска по раю». Он утверждал, что влюбился в эту историю любви, потому что она  возвращает в рай  заблудившуюся душу человека.

Ещё одним гостем  телепрограммы «Духовная Дипломатия»  был  профессор колледжа Майами, автор и режиссёр  Эдвард Розинский. Он начинал знаменитую труппу «Лицедеи» вместе со Славой Полуниным,  работал до Америки в театре знаменитого  Георгия Товстоногова, в Штатах создал несколько шоу спектаклей и выпустил толстую книгу-учебник «Основы сценического движения». Тут разговор шёл о театре. Михаил Моргулис повторил свои слова о том, что вера без культуры, как птица без крыльев. Без культуры, она не сможет взлететь к небу, и будет всегда на земле.  Вспомнили Гоголя, говорившего, что театр  такая трибуна, которая может донести до человека много хорошего. Во время беседы вспоминали много раз Станиславского, Мейерхольда, Марселя Марсо, Чарли Чаплина. Опять возник вопрос, может ли театр быть проповедником Святости. Эдвард Разинский отвечал утвердительно, сказал, что театр, лично его приблизил к Богу и дал возможность поверить Творцу. Розинский высоко оценил записанный альбом  Евангелие Любви – « Евангелие от Иоанна». Его записал Фонд Духовная Дипломатия в студии Билли Грэма.  Текст под музыку Игоря Стравинского зачитал Михаил Моргулис.

В записи программ принимала участие киногруппа «ДэвидФломинфо».

Все  участники программы отметили, что в часовне «Место для Бога», среди иллюстраций  Библии, прекрасных картин и книг, легко говорить о вере, надежде, любви.

Следующие гости  программы «Духовная Дипломатия»: Евгений Евтушенко, Андрей Бабель (внук Исаака Бабеля), правозащитник Борис Перчаткин, журналисты Сергей и Наталья Вельбовец.

Татьяна Подтурнак, Эндрю Холл

Христианский Медиа-холдинг Саммит

Morgulis.tv

Share

МЫСЛИ СО СВЯТОЙ ЗЕМЛИ

Последние конвульсии  СТАЛИНА

(Воспоминания и размышления о послевоенном сталинском терроре)

Этот вопрос я рассматриваю как физик. Каждая вещь имеет свою тень. Антисемитизм - это тень еврейского народа 
А. Эйнштейн в беседе с Михоэлсом, 1942.
 
Гитлер хотел нас уничтожить физически, а Сталин хочет духовно
П. Маркиш, январь 1948, со слов Моисея Беленького

 

В молодости не мог вообразить, что когда-нибудь смогу прилюдно называть Сталина тираном и бандитом. Не мог вообразить также, что в старости придётся доказывать, что Сталин действительно им был.

Увы, оказалось, что приходится. Вот что пишет член Государственной Думы, один из руководителей следственного управления Генеральной прокуратуры СССР В. Илюхин 11.12.10: «Я не собираюсь защищать И. Сталина. Он не нуждается в этом. История сама все расставит и уже расставляет по своим местам. На фоне разваливающейся российской государственности, расцвета коррупции, всесильной оргпреступности и казнокрадства его значимость и весомость в отечественной истории будут укрепляться и усиливаться (Курсив всюду мой – МА). Это неоспоримая закономерность, которую невозможно перечеркнуть антисталинскими административными мерами, указами, постановлениями, отвратительным голосованием послушного Кремлю большинства думских депутатов или грязными теле- радиопередачами».

Однако, что ни пиши Илюхин, урон, причинённый Сталиным своим стране и народу общеизвестен. Широка и многообразна его карательная активность. Но остановлюсь на трёх послевоенных делах, двух закрытых процессах и одном готовившимся открытым, которые имеют много общего, жертвами которых оказываются отнюдь не грозящие режиму, а вполне ему, и лично диктатору, лояльные люди. Я имею в виду так называемое «Ленинградское дело», начатое летом 1949 и закончившееся судебным процессом 29-30 сентября 1950, дело Еврейского антифашистского комитета (ЕАК), начатое в конце 1948 и закончившееся судом, шедшим с 8 июня по 18 июля 1952г. Оба суда проходили без участия не только защиты, но и обвинения – всё решала Военная коллегия Верховного суда СССР. Кратко упомяну «Дело врачей», следствие по которому началось арестами в ноябре 1952 и шло полным ходом до смерти Сталина 5 марта 1953г.

Дела эти[1] правильно рассматривать во взаимной связи, поскольку они проходили примерно в одно время и направлялись одной и той же властной рукой. Уместно полагать, что, поскольку во всех случаях отсутствие состава преступления было доказано позднее в отношении всех обвиняемых, задуманы дела эти были в рамках решения единого круга проблем, важных для верховного руководства СССР, в первую очередь лично Сталина. Отмечу, что по «Ленинградскому делу» проходили только русские, по делу ЕАК – лишь евреи, а дело врачей было в основном еврейским. По своему же общественному звучанию оно было чисто еврейским. Вопрос о целях проведения этих процессов из-за этой разницы особенно интересен.

13 января 2011 я участвовал в работе конференции, организованной проф. Ф. М. Ляссом в Иерусалиме и посвящённой теме «Поздний сталинизм и евреи». Данная заметка представляет изложение моего выступления на этой конференции.

13 января – не случайно выбранный день для подобной конференции. Именно в этот день в 1948 г. был убит в Минске народный артист СССР С. Михоэлс, а в 1952 было опубликовано в газете «Правда» сообщение об аресте «врачей – вредителей», обвинявшихся в намеренном умерщвлении ряда видных государственных деятелей СССР. Оба события я помню совершенно отчётливо. Уже к первому из них разгул улично – газетного антисемитизма, явно поощряемого сверху, достиг высокого уровня. Сообщение о том, что Михоэлса сбил грузовик, и что это несчастный случай, мало кого убеждало. Мой отец, как и ряд наших близких и друзей, сразу увидел здесь политическое убийство, и восприняли его как грозный сигнал, предвещающий переход антисемитизма на качественно более высокий уровень. Разумеется, это не было фантастическим прозрением отдельных людей, но осознанием реальной обстановки. Ожидания определённо оправдывались, приведя, через суд над членами ЕАК к «Делу врачей».

В обсуждаемых делах есть не только сходство – необоснованность и жестокость приговоров, но и впечатляющая разница – в поведении обвиняемых на судах.

Иногда утверждается, что «ленинградское дело» было своего рода «осуждением победителей», т. е. людей, сыгравших большую роль в победе СССР в войне с нацистской Германией. Они будто бы знали порочащую диктатора правду о том, что происходило во время войны на уровне руководства страны. Поскольку усилия осуждённых по «ленинградскому делу» сыграли заметную роль в обеспечении победы в Великой отечественной войне, их можно было подозревать в попытке сорвать лавровый венок с головы убийцы-триумфатора, проявившего и слабости, и делавшего грубые ошибки в ходе войны.

На первый взгляд, страхами за свой авторитет, опасениями за сохранение своей власти объясняются и менее громкие дела – против известных генералов – героев войны. Они, будто бы, действительно дозревали до идеи государственного переворота.

Трудно, однако, вспомнить какие-либо заметные признаки шаткости режима, брожения среди жителей страны или военных, включая и людей довольно высокого уровня. Да и дела ЕАК и врачей-«вредителей» определённо не имели отношения к «защите трона» от посягательств со-победителей в войне. Некоторые доходят до утверждения о том, что сама страна была уже готова к антисталинскому перевороту. Однако не видел никаких признаков шаткости «трона» ни тогда, ни, ретроспективно, по отношении к тому времени, и сейчас.

Мне представляется, что послевоенные процессы были связаны с желанием Сталина сменить окружение, уже засидевшееся из-за Великой Отечественной войны, притормозившей этот процесс. Уничтожение части партийного руководства вполне соответствовала желанию смены руководящих кадров, ставшей желанной и привычной для Сталина в ходе предвоенных чисток. Пусть на какое-то время «старики» и остались целы – их участь была предрешена. Как следует из их собственных воспоминаний, иллюзий они не питали.

Другой проблемой я бы назвал «стыд победы». Окончание войны, после периода всеобщего ликования, стало периодом счёта потерь, который был огромен не только в масштабах государства, но и почти каждой семьи. Здесь требовалось найти и покарать врагов. Привычно подходили для этой роли евреи, которые, довольно быстро были сделаны «героями ташкентского фронта», на базаре покупавшими свои ордена и медали[2].

Перед страной, уже давно поражённой имперской манией, стала задача выработки послевоенной стратегии. Прямая война в Европе, из-за абсолютного ядерного превосходства США, была невозможна. Но оставались незанятые ниши – азиатская, в первую очередь, китайская. Сюда, на помощь Мао Цзэдуну, были брошены значительные силы. Совсем свободной была ниша Африки, где бывшие ослабленные войной хозяева Англия, Франция и Италия стремительно теряли позиции. Вновь образуемый, с большой помощью СССР, Израиль должен был служить если не окном, то хотя бы форточкой в Африку[3].

Думаю, именно имперские амбиции России толкали её к идее образования Израиля. Это была поддержка не только евреев Палестины, но и того небольшого числа евреев, которые остались в живых после Холокоста. Однако Израиль, вероятно, с самого начала не рассматривался как место проживания основной массы советских евреев, отношение к которым определялись иными мотивами. Эти люди были вполне полезны СССР, активно участвовали в его строительстве. С началом войны они стали силой, которую можно было использовать для улучшения отношений с Западом и США, весьма прохладных, если не несколько враждебных, даже к началу войны.

Множесто евреев были членами компартий Запада, входили во влиятельную интеллектуальную, а в ряде мест, и политическую, элиту этих стран. Заманчиво было, ввиду явной анти-еврейской направленности политики нацистов Германии, использовать возможности диалога «еврея с евреем», западного и живущего в СССР. Для СССР это был существенный сдвиг в политике – от чисто классового подхода к национальному. Он показывал Западу, что лозунги единения рабочих всех стран с целью ликвидации капиталистов могут быть отодвинуты на задний план. Связь через евреев могла также показать, сколь далеко прошёл СССР в решении внутренних национальных проблем.

Еврейская элита СССР также явно была заинтересована в диалоге со своими зарубежными соплеменниками, близость к которым она ощущала, и объединить силы с которыми, в борьбе против опаснейшего врага, явно хотела. Сначала это проявилось в организации крупного антифашистского митинга в Москве[4] 24.08.1941, где громко прозвучало обращение к «братьям-евреям» из других стран объединить усилия в борьбе против общего врага. Вскоре, 07.04.1942, под руководством и присмотром НКВД и наркомата иностранных дел, был создан Еврейский Антифашистский комитет, председателем которого стал С. Михоэлс. В комитете преобладали писатели и артисты, работавшие в основном на языке идиш, что должно было облегчить диалог «свой – свой». Были в ЕАК и научные работники, и военные.

Виднейшие члены комитета – Михоэлс и поэт И. Фефер отправились в турне по Америке, продили многолюдные митинги, собирали деньги для Красной армии. Было получено примерно 50 млн. долларов, но эта, сама по себе впечатляющая сумма, многократно перевешивалась достигнутым в ходе турне ростом симпатий к СССР, «где так вольно дышит человек», в особенности, угнетавшийся в бывшей России и находившийся в смертельной опасности под пятой нацистов, еврей. Эти симпатии не стоит недооценивать – они сыграли не последнюю роль в том, с какой лёгкостью евреи позднее просто шпионили в США и Великобритании в пользу СССР, передавая ядерные секреты и неядерные технологии.

Но  государственный антисемитизм был нужен и удобен, по мнению «императора», для процветания империи. К тому времени, полностью пропала нужда в ЕАК. Более того, он стал не только не нужен, но и вреден. Его вред проявлялся в желании сместить основную задачу деятельности с борьбы против нацизма на изучение Холокоста, в том числе и на оккупированных немцами территориях СССР, и на противостояние нарастающему антисемитизму в СССР, ставшему к тому времени важным элементом внутренней политики руководства страны. Уже во время войны некоторые руководители ЕАК заговорили о создании национальных еврейских воинских частей, о создании в Крыму своего рода Еврейской ССР. Таким образом, уничтожение ЕАК становилось государственной задачей наказания внутреннего врага. Ведь, как писал тогда поэт С. Михалков, «те, кто мешал нам воевать, хотят и дальше нам мешать». На «тех» надо было указать и их ликвидировать.

Я упоминал выше о сходстве рассматриваемых процессов по форме. Близки они были и по методу подготовки: в ходе следствия несчастных нещадно били и унижали. Признания достигались именно таким образом. Тот факт, что процессы не были задуманы открытыми, подобно расправам 1936-38, объясняется, возможно, тем, что фигуранты дел не представлялись столь важными, чтобы долго и прилюдно тянуть волынку суда. Возможно, и открытое громкоголосое выражение одобрения народом решений по ленинградскому, и подобным делам полагалось ненужным. Слишком очевидно было, «кто в доме хозяин», чтобы принудительным воплем толпы «убей» невольно ставить его положение под сомнение. А в деле ЕАК хватило бы и утечки слухов – процесс плебсу был определённо по душе. Поэтому, процедуру можно было упростить: признались, и следует без промедления «взбесившихся собак расстрелять всех, до одного», как говаривал главный обвинитель процессов 1936-38.

Однако какой – то суд был нужен. И вот ход его в этих двух случаях оказался совершенно различным, хотя и там и там орудовала сходная по мастерству и хватке Военная коллегия, и там и там обвиняемые не имели особых иллюзий по поводу того, что их ждёт в финале, поскольку ещё 13.01.1950 в СССР была восстановлена смертная казнь. Основное же различие состояло в том, что если в «Ленинградском деле», как и в процессах 36-38 гг, обвиняемые практически поголовно подтвердили данные на следствие признания, несмотря на чудовищность обвинений, дело ЕАК неожиданно двинулось по иному пути. Там, в отличие от других процессов, обвиняемые в суде отказались от своих показаний, данных во время следствия. Это едва ли предвидели следователи, имевшие перед собой интеллигентов, в основном совсем не молодых, ни в малейшей мере физически не готовых к побоям и истязаниям. Оказалось, готовых морально, что, как выяснилось, куда более важно. Следствие по делу ЕАК шло почти четыре года, а ленинградское дело уложилось в год. Гораздо дольше тянулся и суд над членами ЕАК.

Думаю, что военно-партийные деятели потеряли волю к сопротивлению – послушные выдвиженцы, привыкшие к правоте вождя, партии, которую он воплощал, они эту правоту невольно распространяли на его возможность распоряжаться и их судьбой – сначала возвышать, затем и казнить. Это явление иногда называют «комплексом Кестлера», по имени автора знаменитой повести «Слепящая тьма». В деле ЕАК и врачей был другой контингент подсудимых, не выдвиженцев, или точнее, не совсем выдвиженцев режима. Многим из них было существенно, как они умрут. Они не только не видели у тирана имманентного права миловать и казнить, но сознавали ответственность за судьбу своего народа, отчётливо понимая, чем их слабость и податливость отзовётся на ней в обстановке набравших силу антиеврейских настроений в политической линии Сталина.

Приведу несколько выдержек[6] из протоколов судебных заседаний по делу ЕАК. Актер Зускин сказал: «Такая жизнь, какая была и у меня в тюрьме, она мне не нужна. … я заявил следователю, что пишите всё что угодно, я подпишу любой приговор, но я хочу дожить до суда, где бы я мог рассказать всю правду”. Заместитель министра иностранных дел, член ЦК ВКП(б) Лозовский сказал суду: «Я им заявил, что лучше смерть, чем такие пытки… Тогда я решил, что лучше я на себя наговорю, подпишу всё, что они записали в протоколе, а потом на суде скажу, как… ведётся следствие”.

Врач Шимелиович, заявил: «Я спорил 3 года 4 месяца, и поскольку будет возможность, я буду спорить дальше и со следователем и, если нужно, и с прокурором». Столкнувшись с упорным отказом Шимелиовича давать признательные показания, Абакумов[7] вновь повторил указание: “Бить смертным боем” Шимелиович показал: “Я получал в течение месяца (январь-февраль 1949 года) примерно, с некоторыми колебаниями в ту или другую сторону, в сутки 80-100 ударов, и всего, по-моему, я получил около 2 тысяч ударов. Такое состояние моё является результатом методического избиения в течение месяца ежедневно днём и ночью. Глумление и издевательства я упускаю. Настоящее моё заявление от 15 мая 1949 года прошу приложить к делу”. Рассказав об этом на суде, Шимелиович прибавил: «следователь Шишков говорил мне: «Если вы будете не в состоянии ходить на допросы, мы будем приносить вас на носилках и будем бить и бить».

Профсоюзный деятель и историк Юзефович показал на закрытом заседании суда (т. е. в отсутствие других обвиняемых): «меня перевели в Лефортовскую тюрьму, где стали избивать резиновой палкой и топтать ногами, когда я падал. В связи с этим я решил подписать любые показания, лишь бы дождаться дня суда». Академик Л. Штерн рассказала: «… были дни, когда меня по два раза допрашивали. После того, как пробудешь целую ночь на допросе и утром приходишь в камеру, а тебе не дают не только спать, но и сидеть».

Примечательно, что именно антисемитские высказывания упомянуты подсудимыми как моральная пытка. Лозовский рассказывал: «Во время восьми ночных допросов Комаров[8] многократно повторял, что “евреи – это подлая нация, что евреи – жулики, негодяи и сволочи, что вся оппозиция состояла из евреев, что все евреи шипят на Советскую власть, что евреи хотят истребить всех русских”».

Выступая на закрытом суде, без надежд на публикацию сказанного, обвиняемые говорили о своей ответственности перед семьёй и другими людьми за фиктивные признания. Лозовский заявлял: “Имею ли я, не член ЦК, а просто рядовой советский человек право знать, за что меня должны казнить?.. Как вообще можно скрывать такие вещи? Ведь это означает падение нескольких голов. Это не только моя голова, это головы моей семьи и ещё целый ряд голов».

Юзефович сказал: «…если бы я пошёл на преступление, я должен был бы стать на путь самоубийства и стать убийцей моей маленькой девочки». Доказывая абсурдность положения обвинительного заключения о прямом сговоре деятелей ЕАК с представителями США, Лозовский говорил: «Смею уверить вас, что мне известно больше, чем всем следователям вместе взятым, о чём была речь в Тегеране, и должен сказать, что там о Крыме ничего не говорилось… Зачем же было обострять эту формулировку, которая пахнет кровью (курсив мой – МА)?»

Лозовский утверждал: “Обвинительное заключение в отношении меня порочно в своей основе. Оно не выдерживает критики ни с политической, ни с юридической точки зрения. Больше того, оно находится в противоречии с правдой, логикой и смыслом”.
Крайне мужественно вёл себя на всём протяжении суда Шимелиович, который в последнем слове заявил: «Этим людям из МГБ не удалось меня сломить. Я хочу ещё раз подчеркнуть, что в процессе суда от обвинительного заключения ничего не осталось». Шимелиович обратился к суду с ходатайством: «Я прошу суд войти в соответствующие инстанции с просьбой запретить в тюрьме телесные наказания. …На основании мною сказанного на суде я просил бы привлечь к строгой ответственности некоторых сотрудников МГБ… в том числе и Абакумова».

Поэт Квитко утверждал: «Фактов, на основании которых мне приписываются преступления, – не существует, и обвинение основано на лживых показаниях некоторых корыстных, бесчестных людей». Академик Штерн сказала: «То, что мне вменяется в вину как космополитизм, с моей точки зрения является интернационализмом. … Я ожидала этого суда с большим нетерпением и боялась, что не доживу, а мне не хотелось умирать с теми обвинениями, которые на мне лежат».

Так развивавшийся, хоть и закончившийся расстрелом абсолютного большинства обвиняемых, суд над членами ЕАК своей цели не достиг. Ему «на помощь» пришло не завершённое благодаря смерти Сталина «Дело врачей». Мало сомнений в том, что его окончанием стала бы казнь основных обвиняемых. Как следовало из циркулировавших слухов, а они были тогда основным источником информации, «врачей-убийц» должны были повесить на Лобном месте Красной площади в Москве. Казнить предполагалась, естественно, прилюдно. Последнее время, однако, не найдя приказов Сталина, или иных прямых документов, возникло утверждение о том, что такая жестокая казнь плод воображения, да и депортация вообще не предполагалась[9].. Сейчас некоторые люди пишут, будто Сталин сам начал сворачивать следствие по «Делу врачей», намереваясь «спустить его на тормозах». Готов подтвердить под присягой, что никакими фактами «на местности» последнее утверждение не подтверждается. Что касается депортации, то её подготовке имеется столько устных свидетельств, столько косвенных доказательств, к примеру, нагнетание антиеврейских страстей вплоть до дня смерти инициатора этого дела, что никаких дополнительных архивных данных и не требуется. Ведь шедший всё время вверх накал страстей не мог внезапно и без толку для властей смениться примирением и всеобщей благодатью!

Наивно полагать, будто диктаторы услужливо оставят последующим историкам и архивистам опасные бумаги, вроде конкретных предписаний ответственным лицам «расстрелять» такого-то и таких-то или повесить их. В этом нет никакой нужды. Сатрапы всегда понимали своих вождей с полуслова, или сами становились их жертвами. Странно думать, будто депортация требовала грандиозной логистики, включая полное обеспечение поездами, кормёжкой в пути, точного понимания, что делать в отношении смешанных браков и людей, являющихся евреями наполовину, на четверть, т. е. чего-то типа свода Нюренбергских законов. Чепуха это. Такие «мелочи» решала бы импровизация масс. Именно их действия вполне компенсировали бы нехватку вагонов и некоторые неурядицы в обеспечении комфортабельных условий по пути следования.

В той чудовищной симфонии, написанной и исполняемой «Вождём народа», достаточно места оставалось инициативе исполнителей. Много там было интуитивного, идущего из его подсознания, диктующего свои действия во имя укрепления «Империи Вождя» и его власти как основного элемента её существования. Старея, он даже не считал нужным назначить наследника, лишь использовал разговор о своём возрасте как приманку для раскрытия тех, кто рискует даже подумать о времени «после».

Что касается поиска архивных документов, напомню, что практически без бумаг и тщательной долговременной подготовки обошлась депортация чеченцев. Да и эвакуация советских людей под натиском наступавших немецких войск отнюдь не всегда проходила по заранее подготовленному плану. И там было много импровизации. Так это же были свои граждане, заботиться о которых необходимо. А если дело идёт о внутренних врагах, чьё изгнание ещё к тому же напрямую было выгодно их соседям – тут-то чего церемониться!?

Иногда говорят, что Сталин, признанный всем миром противник и сокрушитель Гитлера и нацизма, не мог поставить под угрозу свой образ, доведя «Дело врачей» до его логического конца – казней на площади и депортаций. Аргумент этот кажется мне сильно преувеличивающим в глазах Сталина роль Запада и его единства в возможном осуждении СССР. Сталин и его приближённые не держали деньги в западных банках, не имели там личной собственности – движимой и недвижимой, не отдыхали летом и зимой в Альпах и на Средиземноморских или атлантических берегах. Их дети не учились во всяких там Оксфордах и Кембриджах.

Верно, что СССР не мог военной силой захватить западные страны, даже если бы захотел. Но верно и обратное – Запад не имел ни необходимой военной силы, ни желания применить её против СССР в наказание за какой угодно выверт его внутренней политики. Не верю, что просто страх западного общественного осуждения понудил Сталина пойти, например, на тайное убийство Михоэлса с последующими торжественными государственными похоронами вместо обычного расстрела по приговору суда. Тут дело было в чём-то другом, о чём не догадываюсь.

Не думаю, что желание повесить «врачей отравителей» и провести депортацию, могло бы быть остановлено зарубежным общественным мнением, да и заявлениями руководителей вчерашних союзников – США, Англии и, тем более, Франции. Не тот был расклад сил в послевоенной Европе и мире. Пошумели бы газеты и левые интеллектуалы, написали бы письма протеста, частью вышли бы из своих компартий, а кое-кто бы в них и охотно вошёл. Нашлись бы, как всегда, и оправдывающие Сталина громкоголосые негодяи, и «полезные идиоты». Да и прикрыты были бы все действия властей СССР «волей народа», а что может быть выше её!?

***

Расстрелянный в 1952 по делу ЕАК поэт Перец Маркиш на вечере памяти великого артиста 15.01.1948, после его похорон, прочёл написанную  в тот же день поэму «Михоэлсу – Неугасимый светильник». Там есть такие слова:

О вечность! Я на твой порог иду

зарубленный, убитый, бездыханный…

Следы злодейства я, как мой народ, сберег,

Чтоб ты узнала нас, вглядевшись в эти раны,

Сочти их до одной.

Я спас от палачей

Детей и матерей ценой своих увечий

За тех, кто избежал и газа, и печей,

Я жизнью заплатил и мукой человечьей…

Видно, что у поэта нет и тени сомнений в свершившемся преднамеренном убийстве. Высказывание же Маркиша, приведенное в эпиграфе, прямо указывает на всемогущего заказчика этого преступления. Чтобы написать подобное, воистину надо было встать с колен. Что и продемонстрировали на суде члены ЕАК, погибшие, но не предавшие себя свою честь, и свой народ.

Share

Гражданская позиция христианина (окончание)

(Мысли вслух)

 

Полученные мной ответы отражают прямо противоположные точки зрения относительно участия христиан в политике. Приведу некоторые из них:

– …пустая трата времени…, я никому не обязан. Даже по конституции: могу участвовать, а могу не участвовать. Это моя личная пусть маленькая, но свобода.
– …реальность такова, что христиан в нашей стране пока подавляющее меньшинство. Поэтому надеяться на какое-то влияние на власть через выборы пока не приходится…
– В общем, с тем, что вы пока написали, я в принципе согласен…

Никто не отрицает, что реальность сегодня далека от того, что записано в законе. Однако, проблема в том, что большинство христиан, даже и не знает этого закона, чтобы более эффективно влиять на существующую реальность. Я предлагаю начать учиться смотреть на себя по-новому, как Бог установил это сегодня: «существующие же власти от Бога установлены…» Рим.13:2

В соответствии с третьей статьей Конституции «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Таким образом, каждый из нас рассматривается как источник власти. Власть – это возможность осуществлять свою волю.

Во времена апостолов источником власти был император, который осуществлял свою волю, издавая законы и управляя страной. Сегодня же народ призван участвовать в издании законов и управлении страной, осуществляя свою волю. Кто-то сейчас возразит, что на самом деле все обстоит совсем не так. И я с этим абсолютно согласен. Но по другому и не будет, если мы не будем учиться тому, как должно быть, чтобы изменить существующую реальность. Будьте искренни и ответьте себе на вопрос: до сегодняшнего дня вы осознавали себя в этом обществе, как источник власти? Если нет, то начните это делать. Начните смотреть на себя, как на источник власти, помня при этом, что в свою очередь источником власти и воли для нас, христиан, является Бог. А это значит, что мы имеем власть предложить нашему обществу власть нашего Господа. И хотя нас и мало, нам надо учиться смотреть на данный вопрос глазами людей веры, которые смотрят на потенциал горчичного зерна, а не его первоначальный размер.

Кроме того, давайте вспомним Ионафана, который однажды сказал своему слуге: “…для Господа нетрудно спасти чрез многих, или немногих”. (1Цар.14:6) Если сегодня нет многих, то мы, немногие то, сегодня есть.

Давайте продолжать учиться тому, что мы можем делать, чтобы потом реализовать это знание в практике.

Если вы хотите получать в будущем расширенный вариант рассылки, то напишите мне «Да» по адресу : smbook-joy@mail.ru

Сергей Ахмедзянов

Share

ЗВУКИ ЖИЗНИ, СМЕРТИ И ЛЮБВИ

( Маленькое эссе о музыканте)                               Михаил Моргулис

 

Я сплю хорошо,

Мне мерещится всё,

И запахи, и колыбели,

Лай толстых щенков

Сок арбузных кусков…

И вдруг, остаётся лишь круг

И гаснущий голос свирели…

 

Звуки музыки великого старого джаза постепенно застывали в воздухе медовым сиропом. Они ещё медленно поднимались к небу, но уже утихали, густели янтарно, прозрачно и призрачно, превращаясь в огромную сюрреалистическую  картину, где у моря, под куполом зонтов, сидели прекрасные женщины, а в полях, от сгорающих листьев осени поднимался дым, с грустным запахом ушедшей любви. На этой музыкальной картине мечты в образе ангелов сидели на холмах и манили нас к себе  душистыми крыльями. А вокруг  летали бабочки, сделанные из  тёплого золотистого воздуха. В звуки музыки-картины были вплетены голоса  уходящих поездов, умирающих слонов, улетающих журавлей,  вскрикивающих от восторга волн, падающих на белопесочное тело берега. В звуках был смех младенца и оханье старика, кукованье, уставшей от счёта кукушки, безнадёжный взгляд, прощающихся навсегда людей, стоны  покинутых влюблённых.… И было во всём этом небесное, туманно-синее волшебство музыки…

Я узнал музыканта по звуку. Я не увидел его, но, услышав этот невероятный звук саксофона, понял, он здесь. И я нашёл его. Он, маленький, стоял спиной ко мне  и всем телом выдувал тоску и счастье жизни. Не было лицемерия, фальши и обмана. Это был он, Адик Степанян, необыкновенный  музыкант, чей звук саксофона я ставлю в один ряд со звуком Гамлета в мире старого джаза – саксофониста Стена Гетца (Stan Getz). Адик – это духовная тень Стена Гетца ­- одного из самых одиноких джазменов Америки. Все  джазмены играя, закрывают  глаза, но, только слушая больших музыкантов, вы чувствуете, как под их прикрытыми веками проплывают долгие годы человеческих страданий и надежд; под зажмуренными глазами играется сага о любви и смерти, о мире и мечте, о тяжёлой земле и лёгком небе, о человеке и о Боге.

Почти полвека тому, во времена, когда жизнь казалась бесконечной, я впервые услышал эти гортанные, певучие, великозадумчивые, завораживающие, обволакивающие   звуки Степаняна. Падая в реку времени и плывя в прошлую жизнь, я вижу советских полулегальных джазменов среди спикировавших на СССР чёрнокожих джазменов легендарного  оркестра Дюка Элингтона. Тогда, в паутино-серое советское время, приезд этого оркестра в империю зла, был подобен падению гигантского метеорита, на котором вдруг оказалась счастливая разумная жизнь. В их аккордах жила великая вольность духа, их музыка была кислородом свободы, вдуваемым в губы  задыхающейся душе советского человека. В те фантастические дни Элингтон пригласил встретиться с ним и его великими игроками несколько лучших музыкантов Москвы, Киева и Петербурга. Среди них был Адик. Когда советские саксофонисты, до предела сгорбившись и до невозможности поднявшись на носки, сыграли свою импровизацию, Дюк, мерцая выпуклыми глазами и конечно, слегка кокетничая, сказал:  «Зачем нам приезжать, если тут есть такие  как вы…» Потом был знаменитый, гениальный и одновременно «отмороженный» Бенни Гудман. Он  слушал, как играет Адик, цокал языком, смотрел мудрыми с сумасшедшинкой глазами.

 

Я  различаю два вида игры на саксофоне, которые поднимают исполнение до самой высокой планки:

1. Когда в звуках музыки чувственно и умозрительно ощущается и бьётся мысль, а звуки из всех сил и возможностей стараются донести её к слушающему разуму

2. Когда музыка, – просто поток музыкального сознания, поток звука, передающий аромат  мудрости, любви, тишины и искры ненависти и отчаяния.

Адик Степанян, представитель второго вида – Дон-Кихот саксофонного звука.

У него, рыцаря печального образа, они  плывут в вышину, прорывая дремучие леса суеты, рутину мещанства, грязи и обмана. Эта музыка очищает слушающего её человека. Когда-то давно, на именинах  у Довлатова, нобелевский лауреат Иосиф Бродский, сказал грассируя: «Хорошая поэзия всегда духовна». По-моему я  добавил тогда: « Хорошая музыка, ещё более духовна…»

Бог присутствует у Баха и Бетховена очищающими дождями, Он поёт у Моцарта и Чайковского, Он в гневе  буйно рокочет  у Вагнера, Он стонет вместе с рабами  в музыке первых чёрных джазменов и у Гершвина.  Он мудр, величествен и нежен  в шёпоте и выкриках  Дюка Элингтона, Луи Амстронга, Эллы Фитцджеральд, Чарли Паркера  и других философов джазовой  музыки.

Итак, тридцать лет спустя, звук саксофона Адика Степаняна, подобно звуку дудочки сказочного Ганса, снова привёл  к нему. Меня мало интересуют его рассуждения о жизни, смерти и  любви. Меня касаются и ранят только его гудящие, сотрясающие сердце звуки  о жизни, смерти и любви.

За годы, что мы не виделись, его музыка стала мудрей, она стала отголоском не отдельной страны, а всего мира: в ней кукурузные початки  и гроздья гнева американского юга, кровоточащая судьба армян, вечная славянская тоска, счастливые и горестные молитвы евреев. В ней переливается разноликий, разноцветный, разноголосый  океан жизни.

Потом я слушал  записи Адика  на дисках и снова они сжимали сердце  и делали меня маленьким перед величием Бога.

Перед расставанием Адик спросил: « Так что же такое жизнь?

И я ответил: «Жизнь, это погружение во что-то… Твоя жизнь, это музыка, в которую ты погружён  и где ты  очаровываешь всех печальных и себя, не зная, что ты счастливый человек….»

Он усмехался и дрожащими руками искал  клапаны саксофона. И было: ба-ба-ба-ба-ба, та-та-та – дада, мир, как океан, а люди волны.… И было в этом: смерть, воскресение и жизнь… coda…

 

Share

Ближний Восток ждет своего ЛЕНИНА!

АЛАХ ОТОШЁЛ НА ВТОРОЙ ПЛАН.

Революция в арабских странах уже стала реальностью

Став главной темой новостей, народные волнения в Египте мгновенно вызвали поток комментариев. Эксперты по Ближнему Востоку, дружно упустившие начало процесса, принялись делать прогнозы, которые тут же рассыпались в прах. Либеральные блогеры и даже кое-кто из левых начали рассуждать об «угрозе исламизации», повторяя слово в слово пропаганду президента Хосни Мубарака о том, что в восстании масс виновата пропаганда запрещенного движения «Братья-мусульмане». При этом все они даже не пытались конкретно разобраться в потоке новостей, поступающих из региона. А если и реагировали на информацию, то исключительно на политическую, игнорируя социально-экономическую.

Несколько дней назад мне пришлось выступать на радио, слушатели задавали вопросы, многие из которых произвели на меня весьма сильное впечатления. Речь шла о том, связан ли кризис в Египте с кризисом капитализма. Аудитория была единодушна в том, что здесь никакой связи нет, и быть не может. Один из них изумлялся: «Какой может быть капитализм в Египте, если это мусульманская страна?» Другой был еще категоричнее: «Причем здесь кризис капитализма? Люди просто недовольны бедностью, голодом и безработицей». О том, что голод, бедность и безработица могут иметь отношение именно к капитализму, моему собеседнику просто не приходило в голову.

Между тем, ближневосточный кризис начался именно как социально-экономический, и лишь затем принял характер политического. На протяжении последних десяти лет в регионе активно проводились неолиберальные реформы – точно такие же, как в России. Результатом стало резкое сокращение государственного сектора, сворачивание многих социальных программ, популярных среди населения. Обострился жилищный кризис. Бурное развитие рынка недвижимости сделало Египет страной, привлекательной для иностранных инвесторов, включая представителей европейского среднего класса, приобретавших виллы на берегах Средиземного и Красного морей. Этим покупателям, среди которых было немало и россиян, недвижимость в Западной Европе была недоступна, но египетские цены выглядели вполне приемлемыми. Беда в том, что массовый приход иностранцев на дерегулированный рынок недвижимости породил массовые спекуляции, что, в свою очередь, сделало покупку жилья почти недоступной для местных жителей, включая тот же египетский средний класс.

Мировой кризис привел к сокращению туризма, что на фоне растущей коррупции и неэффективности местной бюрократии и крайней жадности местного бизнеса обернулось волной социально-экономических проблем, ростом безработицы и недовольства масс.

Новый этап международных спекуляций, ставший возможным благодаря огромным суммам, которые правительства Запада, России и Китая закачали в структуры финансовых корпораций в порядке антикризисной помощи, вызвал глобальное удорожание продовольствия – ценники на полках наших магазинов демонстрируют ту же тенденцию.

 

В Египте и по всему Ближнему Востоку создались условия для социального взрыва.

Мы привыкли видеть массовые демонстрации на улицах французских, итальянских или британских городов. Но на сей раз народ вышел на улицы городов арабских, от Алжира до Аммана. Затем последовали Балканы — Албания и Сербия. В Албании власти сразу же принялись стрелять в демонстрантов, на что не решился ни один арабский диктатор. В демократической Индии тоже прошли демонстрации. Руководство Казахстана спешно начинает косметические реформы, стремясь упредить надвигающийся кризис – ведь злые ветры дуют не только с Ближнего Востока, но и из соседней Киргизии. В Китае власти, сознавая, что социальные проблемы, с которыми сталкивается большинство граждан, ненамного отличаются от ближневосточных, запретили пользователям твиттера использовать слово «Египет», оно автоматически блокируется на сервере. Показательно, что даже иранские аятоллы испытали явный дискомфорт. Хотя в акциях протеста участвуют исламисты, а Х. Мубарак в качестве союзника США всегда был врагом Ирана, власти в Тегеране долгое время хранили молчание. Они решились поддержать протесты лишь 4-го февраля. И – только после того, как с призывами к политическим реформам в Египте выступил Евросоюз, правители которого, в свою очередь поняли, что режим Мубарака обречен. Нервозность правителей Ирана понятна. То, что происходит в Каире, очень похоже на протесты, имевшие место совсем недавно в их собственных городах. Тогда режиму с трудом удалось пережить всплеск массового недовольства. На фоне растущего социального кризиса правительство в Тегеране превентивно закручивает гайки.

Тем временем в России либеральная интеллигенция пугает саму себя и широкую публику призраком исламского фундаментализма, искренне не замечая, что природа народных выступлений в Тунисе, Египте, Иордании и Йемене совершенно иная.

 

Радикальные исламистские группировки не играли сколько-нибудь заметной роли в европеизированном Тунисе. Даже в Египте, где позиции исламистов куда прочнее, они не сильно влияют на происходящее. «Братья-мусульмане» не были инициаторами протестов. Примкнув к ним с опозданием и после явных колебаний, они стали блокироваться с наиболее умеренной частью оппозиции. Не будет ничего удивительного, если очень скоро «братья», подобно русским эсерам 1917-го, разделятся на «левых» и «правых». В свою очередь, муллы уже разделились на лояльных режиму и сторонников перемен.

В Каире, Александрии и Суэце мусульмане, сторонники светской оппозиции, греки и христиане-копты плечом к плечу сражались с полицией, требуя работы и свободы. Массы Ближнего Востока выступили сегодня под теми же лозунгами, под которыми поднялся европейский пролетариат за полтора века до этого. Это пробуждение масс беспрецедентно в истории арабского мира. Именно потому и ошибаются опытные и хорошо осведомленные эксперты — то, что происходит сегодня, лежит совершенно за пределами их знаний и опыта. Для того, чтобы понять сегодняшний Египет, нужны не эксперты по Ближнему Востоку, а эксперты по революции.

Впрочем, с последними тоже дело неважно. Левые комментаторы демонстрируют ничуть не меньшую растерянность перед лицом происходящего, чем либералы, порой разделяя высокомерное западническое убеждение, будто «настоящие» революции возможны лишь в «цивилизованных» странах. А тем временем на наших глазах разворачивается первая настоящая народная революция, пережитая арабским миром. Политические потрясения, происходившие в этих краях ранее, редко были делом народных масс. Единственным, пожалуй, исключением является борьба за независимость Алжира в 1950-е годы, но и там антиколониальное движение можно лишь с оговорками назвать революционным. В 1960-е и в начале 1970-х годов националистические правительства и антиимпериалистические движения городских средних слоев использовали революционную, даже социалистическую риторику, но не более того. В 1980-е и 1990-е годы деградация и перерождение прогрессивных режимов наблюдались практически повсеместно. И не только из-за краха Советского Союза или под давлением Международного валютного фонда. Не меньшую роль играла и эволюция самого победившего слоя, на основе которого формировалась бюрократическая буржуазия. В ходе неолиберальных реформ эта новая правящая элита стала органической частью международного бизнеса. Общая динамика перерождения была та же, что и в нашей стране, та же, что и в Китае, только происходило это быстрее и проще – именно в силу отсутствия низовой революционной традиции.

В начале нового века исламское движение на некоторое время оказалось способно говорить от имени угнетенных низов, но оно всегда оставалось движением меньшинства. Оно заявляло, что знает, что нужно народу, но ни в коем случае не давало возможности говорить самим массам. Людей же волновало не то, насколько политика власти соответствует законам шариата, а то, сколько стоит хлеб, как добиться снижения цен на жилье. Об этом в законах шариата ничего внятного сказано не было. На самом деле, даже в Иране 1978-го исламисты далеко не играли той роли, которую им приписывали задним числом. Значительная часть низовой мобилизации была обеспечена левыми силами — народными моджахедами и федаинами. Позднее аятоллам пришлось вести с левыми настоящую гражданскую войну. Только после разгрома левых – в борьбе с которыми, кстати, исламистам на первых порах помогали либералы – в стране установился нынешний исламистский режим. Первые взрывы террористов-самоубийц, замечу, тоже были совершены не исламистами, это делали отчаявшиеся левые партизаны, сражавшиеся против исламистов, взрывы были ответом на фундаменталистский государственный террор. В результате таких терактов был убит целый ряд высокопоставленных руководителей Ирана. Партизаны-смертники подрывали мечети, правительственные учреждения, собрания фундаменталистов.

События в Тунисе, Египте, Йемене и других странах Ближнего Востока свидетельствуют о пробуждении масс, вышедших из-под влияния националистических политиков и религиозных проповедников. Массы эти выступают под собственными требованиями, социальными и демократическими. Вульгарный жаргон современной журналистики превратил слово «революция» в синоним любого переворота, особенно если его фоном было появление уличной «массовки», организованной наемными политтехнологами.

События в Тунисе и Египте, разворачивающиеся на наших глазах, дают нам представление о том, что такое настоящий революционный процесс. Его характерная черта – самоорганизация масс, на основе которой в стране возникают элементы двоевластия.

 

Подобно Советам, появившимся в России в 1905-м, в Тунисе формируются народные комитеты, выдвигающие свои требования к правительству и заставляющие его идти на уступки. В Египте на улицы городов, брошенные полицией, вышли отряды самообороны, там также формируются народные комитеты. Чем более напугана либеральная оппозиция, чем более вяло и двусмысленно действуют исламисты, явно утрачивающие облик радикальной силы, тем острее потребность масс в формировании собственных организационно-политических структур.

Отечественные догматики, привыкшие судить о революции по убогим схемам из учебников по истории партии, упорно повторяют, что революция в арабских странах «не настоящая» из-за того, что ни в Тунисе, ни в Египте нет «готовой альтернативы» в лице сознательной революционной партии. Если бы они удосужились изучить действительную, а не сконструированную задним числом историю 1917-го, они бы с изумлением обнаружили, что и тогда никакой «готовой» альтернативы в России не было, вернее, она – в «готовом виде» – существовала лишь в мозгу одного единственного человека, Владимира Ленина, к тому же добравшегося до Петрограда лишь через два месяца после свержения царского режима. И дело не только в том, что большевистская партия была на первых порах мала и слаба, а в том, что у большевиков не было на тот момент никакой революционной стратегии, кроме готовности играть роль левого крыла в стихийно развивающемся процессе. Апрельские тезисы Ленина, провозгласившего начало борьбы за власть Советов и замену ими Временного правительства, потрясли его соратников по партии ничуть не меньше, чем идейных противников. Идеологу большевизма потребовалась жесткая борьба с руководством и аппаратом собственной партии, чтобы изменить ситуацию, выдвинуть собственную программу и стратегию.

Революционная политическая организация складывается и развивается уже в процессе революции. Тот факт, что существуют те или иные деятели, произносящие правильные революционные заклинания, сам по себе не говорит ни о чем. До начала революционных выступлений масс мы имеем дело лишь с различными радикальными партиями, группировками и течениями, многие из которых, при столкновении с реальной политикой, показывают себя далеко не с лучшей стороны. Важна не риторика, а политика. Например, в Тунисе решающую роль в мобилизации масс сыграли не активисты коммунистической партии, а рабочие профсоюзы, выдвинувшие собственные требования, организовавшие протесты и по сей день выступающие наиболее последовательной народной силой.

Революция в арабских странах уже стала реальностью. И как бы ни рассуждали досужие комментаторы о том, насколько она является «настоящей» и «правильной» – почитайте, так же рассуждали в 1917-м про Россию – главный вопрос сегодня в том, как будет развиваться революционный процесс, чего он может достичь и как повлияет на остальной мир.

На Ближнем Востоке мы видим сегодня не только экономический кризис неолиберализма, активными проводниками которого были правительства Туниса и Египта, но и крах антикризисной политики, проводящейся по всему миру, включая и наши края.

 

Попытки «лечить» кризис, вбрасывая огромные суммы денег в частный сектор, привели к слабому росту на фоне сокращающегося или стагнирующего потребления и одновременному всплеску спекуляций. При таком положении дел даже в нефтеносных странах вроде Алжира население продолжает нищать, так как продовольствие дорожает быстрее, чем до низов общества доходят средства, поступающие в экономику от продажи сырья. Отсутствие государственной промышленной политики, слабость государственных инвестиций ведут к тому, что появляется мало хороших рабочих мест. А рабочие места, стихийно создаваемые рынком, не устраивают большинство населения. Безработица растет, но еще хуже то, что доступная людям занятость ненамного лучше безработицы. В таких условиях формируется массовый народный блок, включающий в себя самые широкие элементы: от жителей трущоб до озабоченных своим неустойчивым положением представителей городских средних слоев. Радикально-демократические лозунги и требования этого блока отнюдь не совпадают с формулами привычной социалистической программы и идеологии, но они ставят правящие элиты в невыносимое положение. Эти требования невозможно выполнить без радикальной переориентации всей экономической политики, без изменения социальных структур, без национализации собственности, без внесения в общественное устройство тех самых элементов социализма, которые на протяжении предшествующих двух десятков лет систематически и последовательно выкорчевывались повсюду от Англии до Египта и от Казахстана до Мексики.

Какое бы правительство ни ухватилось сегодня за руль в Тунисе, Египте или Йемене, каких бы политиков ни вынесла на поверхность стихия событий в ближайшие недели и месяцы, их власть не станет стабильной до тех пор, пока они не найдут хоть каких-то ответов на вопросы, поставленные улицей. Свободу можно провозгласить, но она ничего не стоит без работы и хлеба. Массы мобилизованы и понимают свою силу. Их уже не остановишь и не запутаешь общими разговорами и обещаниями.

Перемены на Ближнем Востоке меняют региональные правила игры, резко осложняя дело для американской дипломатии, которой придется теперь иметь дело не с одним покладистым диктатором в каждой отдельной стране, а с целым спектром общественно-политических сил, далеко не всегда позитивно настроенных по отношению к США.

Но еще важнее то, что происходящие революции наносят удар по неолиберальной экономической политике, которой продолжают придерживаться правительства большинства стран мира. Социальный протест распространяется, наглядно демонстрируя власть имущим, что терпение подданных имеет пределы.

Начавшись однотипно, революционный кризис в разных странах региона может принять разные формы. Политическая ситуация в Тунисе напоминает Россию февраля 1917-го, тогда как Египет заставляет, скорее, вспомнить Францию после взятия Бастилии. Режим не рушится сразу, а отступает постепенно, создавая условия для постепенной радикализации революции. Основные политические силы и их лидеры демонстрируют неспособность совладать с ситуацией, что создает условия для появления нового поколения вождей и политических сил, сформированных уже самим революционным процессом.

Значит ли это, что в ближайшее время на горизонте непременно появится арабский Ленин? Во всяком случае, вакантным место революционного лидера все равно не останется, а борьба общественных сил неизбежно формирует потребность в сплочении наиболее последовательных и сознательных сторонников революции в единую организацию. И если мы не дождемся выхода на сцену арабского Ленина, то арабский Робеспьер или арабский Чавес появится перед нами обязательно.

Борис Кагарлицкий – директор Института глобализации и социальных движений.

Share

Подарок с того света

Давно покойная, но все ещё горячо любимая жена сделала огромнейший и просто чудесный подарок своему старенькому и больному мужу, который много лет тому назад потерял способность видеть окружающий мир во всех его красках.

76-летний житель Великобритании Джордж Хадспет (George Hudspeth), начавший терять зрение более десяти лет и полностью ослепший год тому назад, вновь обрел способность видеть, всего лишь поцеловав фотографию своей покойной супруги.

Доктора, ранее заявлявшие, что дедуля уже никогда не сможет видеть, ищут объяснение странному исцелению пенсионера.

Сам чудесно исцеленный заявил журналистам, что никогда не был верующим человеком и даже не допускал возможности существования загробного мира, однако свое прозрение склонен считать подарком с того света.

Share

Реальность Бога

Джон Шелби Спонг
 
 
Я не могу объяснить кому бы то ни было, кто – или что – есть Бог. Не может этого и никто другой, хотя мы и пытаемся представить дело иначе через различные символы веры и доктрины. Реальность Бога не поддается никаким определениям. Ее можно лишь испытать на себе, и нам всегда следует отдавать себе отчет в том, что даже это переживание может оказаться не более, чем иллюзией. Теизм – лишь одно из несовершенных человеческих определений Бога, которое должно уступить свое место другому.
Когда я пытаюсь говорить о своем переживании Бога, я могу сделать это, лишь используя человеческие аналогии. Насекомые не в состоянии объяснить, что значит быть птицей. Лошади не в состоянии объяснить, что значит быть человеком. Человеческие существа не в состоянии объяснить, что значит быть Богом. Это кажется таким простым. Поэтому позвольте мне поведать о своем собственном опыте на языке человеческих аналогий, ибо это тот единственный язык, на котором я могу говорить.
Мой опыт говорит, что жизнь представляет собой нечто гораздо большее, чем я могу охватить умом. Жить в полной мере означает для меня выйти за пределы человеческого сознания. Однако я могу ощутить всю красоту жизни и размышлять о ее бесконечности. Когда я это делаю, я соединяюсь с Источником жизни, который я называю Богом.
Мой опыт говорит, что любовь есть нечто, находящееся за пределами моей личности. Не в моих силах ее создать, однако я могу получать ее и затем отдавать другим людям. Поэтому любовь для меня есть трансцендентная реальность, в которой я могу участвовать и благодаря которой я могу быть преображен. Я могу вырасти до более глубокого ее понимания и размышлять об ее источнике, который я называю Богом.
Мой опыт говорит, что я являюсь частью бытия, однако мое собственное бытие еще далеко не исчерпывает содержание этого понятия в целом. Я укоренен в чем-то неизмеримо большем, чем я сам. Бытие в собственном смысле слова неисчерпаемо, бесконечно и нерушимо. Когда я прикасаюсь к Основе бытия, я верю, что вхожу в соприкосновение с тем, что я называю Богом.
Именно благодаря расширению сознания в минуты этих трансцендентных переживаний я смотрю на Иисуса из Назарета и могу утверждать, что в его жизни я вижу наглядно, что именно значит слово “Бог”. Мой взгляд на Бога – и даже на того Бога, которого я встречаю в Иисусе – является, таким образом, субъективным описанием того, что я считаю объективной реальностью. Я стараюсь понять Иисуса как разрушителя границ, призывавшего людей выйти за пределы их собственных систем безопасности.
Его жизнь была проникнута сознанием того, что страх удушает человечность, воздвигает защитные стены, порождает предрассудки и создает религиозные системы, чьей единственной целью является дать ощущение безопасности страдающим хроническим страхом людям. Идти путем Христа – значит, обрести достаточную силу, чтобы выйти за пределы этих разнообразных систем безопасности и двигаться дальше. Это значит оставить все формы религии, которые так или иначе связывают нашу человечность, с тем, чтобы войти в мир без религии, созданный новым человечеством. Это означает искать божественное не вне нас, но внутри, как более глубокое измерение того, что значит быть человеком. Это означает не строить предположения о том, кто или что есть Бог, но осуществлять на деле то, что заключено в слове “Бог”. Это означает смотреть на полноту человечности в Иисусе и видеть в нем присутствие Божественного. “Бог пребывал во Христе” – не доктрина, ведущая к теориям воплощения или Троицы, но утверждение присутствия, которое ведет к полноте, новому творению, новой человечности и новому образу жизни.


Из книги Джона Шелби Спонга “Иисус вне религии” (Spong, John Shelby. Jesus for the non-religious : recovering the divine at the heart of the human / John Shelby Spong. – 1st ed. – New York : HarperSanFrancisco, cop. 2007. – xix, 316 p.)
Перевод Светланы Горячевой
 
Share