ЛИБЕРАЛЫ МИРА УБИВАЮТ БУДУЩЕЕ ЕВРЕЕВ

.
.
Степан Резниченко

В древности евреи могли эффективно приспосабливаться к глобальным переменам уклада жизни.
В свое время европейская античность сменилась феодализмом. Весьма терпимое языческое общество – гораздо менее терпимым христианским.
Евреи были глубоко интегрированы в ткань античного общества. Они были серьезно эллинизированы и романизированы, широко расселены по всей Римской империи.
Однако с наступлением феодальных времен евреи не только не утратили, но зачастую и укрепили свои позиции. Взять хотя бы их высокое до позднего средневековья положение в Испании и каролингской империи.
Во многом это произошло потому, что евреи остались едва ли не единственным связующим звеном между мусульманским и христианским Средиземноморьем. Звеном, совершенно необходимым для поддержания международной торговли.
Но главное все же не в этом.
Евреи имели мощнейшую разветвленную сеть этноконфессиональных коллективов выживания. Автономных и во многом не зависимых от «большого» общества.
Современная ситуация совершенно другая.
Евреи почти полностью интегрированы в структуры либерального постмодернистского общества. Во многом они составляют его финансовое и культурно- идеологическое средоточие.
После разгрома нацизма евреи с помощью своих союзников из числа либералов и левых создали для себя максимально комфортное общество. В котором они и их союзники фактически правят. И приобрели неприкосновенный статус. Такой, который они не имели прежде никогда и нигде. За исключением хазарского каганата, еврейского государств в раннесредневековом Йемене и собственно еврейских государств.
Но за это евреи заплатили своей автономией и самодостаточностью. Еврейское общество в значительной степени индивидуализировано и атомизировано. Хотя и не в такой степени, как европейское. Громадное количество евреев практически ассимилировано. Институты либерального общества фактически заменили для них систему национальной самоорганизации.
Конечно же, уровень солидарности евреев выше уровня солидарности европейцев. Их система самоорганизации отчасти сохранилась (особенно в среде ортодоксов). Имеют евреи и свое государство, являющееся подлинно национальным.
Однако близится падение либерального постмодерна. И наступление неофеодализма. Когда это произойдет, евреев ждет величайший крах за всю их историю. Рухнет международная экономическая система. Канут в небытье идеология и культура постмодерна. Громадное количество евреев, особенно самых влиятельных представителей бизнеса, политики, культуры и идеологии, лишаться своего статуса. Некоторые будут обречены едва ли не на голодную смерть. Несколько лучшим будет положение технических специалистов и врачей.
Но евреев ждут и прямые, крайне жестокие репрессии. Ведь движущей силой неофеодализма является политический ислам. А в рамках его идеологии евреи являются едва ли не большим жупелом, чем в идеологии нацизма. Евреям не простят побед государства Израиль.
Таким образом, будущий холокост будет куда более жестоким и масштабным, чем события 30 – 40 – х годов XX в. И, не смотря на свою прославленную мудрость, евреи мало что могут сделать, чтобы его предотвратить.
Положение той их части, которая обладает реальным влиянием, зависит от западных либеральных институтов. Которые фактически уничтожают западную цивилизацию. И приближают наступление неофеодализма. Они готовят катастрофу еврейства.
Но без либеральных институтов их влияние сразу же сойдет на нет. Возможно, не с такими плачевными последствиями. А, может быть и с такими же. Неизвестно, смогут ли здоровые силы занять освободившееся место. Возможно, процесс распада зашел уже слишком далеко.
Тем более, что почти никто не способен отказаться от огромной власти. Или просто ею поделиться. Именно фатальная зависимость евреев от институтов и идеологии западного либерализма крайне затрудняет их сотрудничество с европейскими националистами. Хотя оно необходимо им обоим.
Недостаток силы и влияние националистов и вопрос их состоятельности как равноправного партнера – вопрос – особый. У евреев полно сторонников среди европейцев и за пределами национального лагеря. И более влиятельных, и более послушных.
Но вот смогут они помочь остановить неофеодальный холокост? Вряд ли. Они сами его активно приближают.
И последнее. Для русских жизненно необходимо, чтобы еврейство продолжало сохранять свое нынешнее влияние в мировом масштабе.
Конечно, оно к русофильству совершенно не склонно. Более того, деятельность многих влиятельных евреев направлено во вред русскому народу. Некоторые из них русских и за людей то не считают.
Но одновременно многие евреи – нормальные европейцы. Вполне уважающие людей других национальностей. В том числе и русских.
Государство Израиль притягивает к себе огромные силы и ресурсы исламского мира. Фактически оно – воюющий союзник России в борьбе с мировым терроризмом. Если Израиль выйдет из борьбы – исламская угроза для России увеличится в геометрической прогрессии.
По этой же причине Израиль заинтересован в сохранении России.
И специально для православных. Безопасность главнейших святынь православия целиком держится на контроле за данными территориями государством Израиль. Если его не будет, православие на Святой Земле ждет страшный конец. Не даром Тимур Мацураев поет: «Мы войдем в Иерусалим…»…
Но самое главное не это.
Что будет, если еврейское могущество падет? Русские (да и другие европейцы) на место евреев в ближайшем будущем встать не смогут. Не тот уровень национальной самоорганизации и мобилизации.
И на «седалище Моисеево» воссядут «трудящиеся народы Востока». К русским они относятся в принципе хуже, чем евреи. Уровень их цивилизованности ниже, и ксенофобия в среде «восточных людей» носит поистине массовый характер. Их элита не исключение.
К ксенофобии, фанатизму и жестокости надо добавить относительную бедность и стремление к власти и богатству. Поэтому у русских новые «господа вселенной» отберут последние крохи. И могут вполне обречь на тотальное вымирание.
А евреям это совершенно не нужно.
Share

Андрей Вознесенский всегда считал себя верующим

Поэт Андрей Вознесенский стал православным лишь незадолго до смерти, сообщил глава патриаршей пресс-службы протоиерей Владимир Вигилянский.— сообщает Христианское информационное агентство Lately http://latelynews.org со ссылкой на NEWsru.com.
«Я уговаривал его креститься, но Андрей Андреевич долгое время считал, что ему это не нужно, потому что у него особые отношения с Богом – без посредников. Он покрестился лишь несколько лет назад, когда уже был очень болен», – рассказал в интервью порталу «Интерфакс-Религия» представитель Церкви.
Он познакомился с Андрей Вознесенским более 20 лет назад, потом они стали соседями в подмосковном Переделкино и часто общались. Двоюродный прадед поэта был известным священником, который, в частности, исповедовал заключенных в Петропавловской крепости. У самого же А. Вознесенского, по словам Владимира Вигилянского, были разные взаимоотношения с верой, Церковью, «но он говорил, что всегда был верующим человеком».
«Это видно по его стихам, которые выявляли поиски истины, гармонии, Божественного присутствия в мире. Он смотрел на мир с высоты своего вдохновения. Примечательно, что еще до крещения он посещал храм в Переделкино», – отметил собеседник агентства.
Он рассказал, что выходил читать утреннюю молитву на улицу в Переделкино, а Андрей  Вознесенский «с утра ходил, потому что у него было вдохновение”. Однажды Владимир Вигилянский спросил: «Вы что, гуляете?» Он ответил: «Нет, я общаюсь с небесами, мне оттуда посылают слова, строки, рифмы».
«Он был, безусловно, очень даровитым и вдохновенным, а вдохновение дается только Богом и больше никем. Вдохновение – тот дар, который он с благодарностью принимал от Бога. И, конечно, у него были очень яркие прорывы такого стихийного религиозного сознания», – вспоминает священник.
Говоря об ушедшем поэте, он сказал, что это был «совершенно неповторимый человек, со своим особым голосом» и что он «очень многое привнес в русскую поэзию».

Share

ЛОВУШКА ДЛЯ ЛЕГКОВЕРНЫХ?

Фонд «Духовная Дипломатия» провёл во Всемирном Центре Святости встречу, посвящённую будущим выборам президента Америки. На встрече присутствовали старший адвокат Флориды Ита Неймотин,  адвокат Лео Кремен, член городского Совета Лес Каста, физик-атомщик профессор Евсей Неймотин, президент Фонда Духовная Дипломатия Михаил Моргулис.  Также были приглашены представители славянской общественности Флориды и американские журналисты Демократ Обама или республиканец Ромни?: вот вопрос, который сегодня разделил Америку. 6 ноября Америка изберёт президента, а сейчас идут партийные сражения за голоса граждан. Традиционно, верующие из стран СССР, особенно старшее поколение, стараются держаться подальше от политики. И они,  и выросшее на американской земле новое поколение  славян, не всегда разбираются, где заканчивается политика и начинается гражданская ответственность человека. Именно это подчеркнул Михаил Моргулис, открывая  встречу. После молитвы он сказал: «Мы проходим  сложный отрезок пути в исторический момент для Америки. У нас в стране  живут люди разного уровня, разных интересов, но абсолютное большинство хочет, чтобы мы и  наши дети жили в справедливой и демократической стране. Я не хочу, чтобы когда-нибудь президентом нашей страны мог стать гомосексуалист, а секретарём Госдепартамента – лесбиянка.  Я не хочу, чтобы у нас  свободно продавали наркотики.  Мало кто из нормальных граждан такое  хочет.  Интересно, что здоровые, высокоморальные желания людей теперь хотят поставить в разряд консервативных, и якобы, не толерантных.,, якобы неприличных для публичного высказывания.  Это лицемерие. Это нежелание смотреть правде в лицо. Это говорит о том, что гнилой либерализм хочет повернуть страну на путь распутства и самоуничтожения. Наступило время называть вещи своими именами. Мир деградирует политически, социально и духовно. Но мы не хотим, чтобы воспользовавшись этим,  в Америке создавали коммунизм. Мы знаем, что это такое. Это КГБ, тюрьмы и нищета. А американцы, и даже дети в славянских семьях, не знают и не представляют, что подобное может быть в реальной жизни. Мы не хотим, чтобы из христианской Америки сделали Советский Союз Соединённых Штатов Америки. Поэтому мы, кто на своём опыте знает, что это такое, должны  противодействовать этому, мы должны говорить об этом в наших выступлениях, говорить публично, и публично молиться.В этот критический момент мы должны быть на одной баррикаде. Библия напоминает нам, что для того, чтобы победить, мы должны быть вместе: «Все они были единодушно вместе» (Деян. Апост. 2-1). Друзья! Есть такая христианская  пословица: «Те, кто молятся вместе, те устоят вместе». Поэтому говорили и говорят: Бог благословит Америку!  Но сейчас хотят отобрать  у христианства силу и влияние, хотят загнать его в угол.  Хотят убить христианскую мечту, которая выражается словами, которые и на деньгах записаны: «Мы уповаем на Бога». Хотят   христианскую страну превратить в страну атеистическую.  Кого изберут   президентом –  это уже не политика.  От этого решения нации зависит, в какой стране будем жить мы, наши дети и внуки. Или в стране открытого гомосексуализма, открытого употребления наркотиков, или в стране с христианской моралью. Библия в Притчах Соломона  говорит: «Злой не имеет будущего – светильник нечестивых угаснет». Но для этого мы должны понимать: Будущее будет такое, какое мы  создадим с помощью Бога!Старший адвокат  Штата Ита Неймотин и адвокат Лео Кремен  подчеркнули, что сейчас государство печатает бумажные деньги, даёт финансовые подачки бедным слоям населения и студентам, чтобы заручиться их поддержкой на выборах. Но оно не даст рабочие места бедным и не даст работу студентам после окончания учёбы. И эти люди, живущие на подачках, становятся зависимыми от государства. Альтернатива простая: люди, попавшие в государственную ловушку, за небольшую сумму продают свою гражданскую свободу. Профессор Евсей Неймотин провёл параллель с тем, что происходило в дни большевистского переворота в России, в дни прихода к власти нацизма в Германии  и в теперешнем пути социализации Америки. Никакой гарантии в том, что история не повторится, нет  для любой страны, в том числе и для Америки.  Республиканцы хотят, чтобы Америка продолжала быть страной индивидуальностей, страной творческих, предприимчивых личностей,  демократы хотят превратить её  в страну безликой массы, которой будут управлять несколько социалистов.  Если мы сегодня не подумаем о будущем, у нас его  не будет.Многие присутствующие высказывали свои мнения, которые в основном совпадали с требованием большинства христианской Америки. Отвечая на вопрос, так за кого же голосовать, Михаил Моргулис ответил: – Нет ангелов среди президентов и кандидатов в президенты. Если были бы другие кандидаты, я был бы рад. Но других нет. Поэтому надо голосовать за тех, кто защищает христианские ценности. А это – республиканцы.

Закончил вечер пастор одной из самых больших флоридских  славянских церквей Ларион Масло. Он сказал, что политика его не интересует, но стоять в стороне, когда некоторые политические группы хотят погубить христианскую жизнь страны, мы не имеем права. Его молитва была направлена на сохранение  духовных свобод в Америке, за христиан страны, и за благословение славянских церквей Америки.После вечера состоялся  христианский фуршет с фруктами, пиццей и соками. Было намечено провести подобные вечера в крупных церквях Америки.Скоро в Духовном Центре пройдёт встреча американских и российских писателей.


Инга Муратова, Мария-Анна Сегал, Борис Таратута
Христианский медиа-холдинг «Родной»


Share

ОТВЕТ ЯПОНКИ САИДУ ХУСЕЙНУ

 Яшико Сагамори – одна из самых ярких журналисток современности. Её логике могут позавидовать многие одарённые мужчины из печатного цеха. Безупречное знание исторических фактов, величайший гуманизм, нетерпимость и брезгливость к либерализму и его скромности в противодействии воинствующему исламо-фашизму, умение точными мазками языковых средств нарисовать яркую, точную социальную картину явления, о котором все думают, но не все до конца понимают в силу отсутствия знаний в области политической культуры, делают её творчество значимым для нашей цивилизации, а значит для каждого из нас. Прочтите, вдумайтесь и перешлите своим друзьям. Эта статья заслуживает вашего внимания.
Даниил Быков.
 

Нам не избежать гибели, если мы не начнем бороться с исламом так, как боролись с фашизмом. Я не призываю к геноциду мусульман: наша решительная победа во Второй Мировой войне была достигнута без уничтожения немецкого народа. Вместо этого, мы уничтожили фашизм. Сегодня у нас нет выбора: мы должны уничтожить самую убийственную идеологию, которая когда-либо существовала – ислам. Яшико Сагамори “Мирные граждане в эпоху джихада”


Письмо Яшико Сагамори от Саида Хусейна Во имя Аллаха всеблагого, всемилостивого.


Дорогая Яшико Сагамори!
Прочел Вашу статью “Поджигатели мира и джихадёры” и нашел в ней много искажений, расплывчатости, ненависти и фактических ошибок. Ваша статья основана на предубеждениях, совершенно необъективна и представляет собой мусор.
Скажите мне, как Вы можете получать удовольствие, желая нам всем стать жертвами атомной бомбардировки? Мне кажется, Вы мало знакомы с исламом, а выступаете, как всемирный авторитет.
Ваше имя говорит мне о Вашем японском происхождении. Если это так, то Вам следует поинтересоваться жестоким поведением Ваших предков по отношению к китайским женщинам во время Второй Мировой войны, и вы увидите, что их жестокости не сравнимы ни с чем, что было сделано во имя ислама.
Я убежден в Вашей наивности в этом вопросе и предлагаю вступить с Вами в контакт, чтобы помочь Вам изменить Ваши ошибочные взгляды. Если Вы получите объективную информацию об Аллахе, то, уверяю Вас, с Ним Вы найдете награды, которые нельзя купить за деньги.
Прошу Вас удалить свои статьи с Интернета и немедленно опубликовать извинение.
Искренне, Саид Хуссейн (мусульманин)

ОТВЕТ  ЯШИКО  САГАМОРИ

Дорогой Саид Хуссейн (мусмульманин)!
Вы – не первый правоверный мусульманин, предлагающий мне критический анализ моих статей. Как все Ваши предшественники, Вы беззаботно и громко высказали свое “фе”, не потрудившись привести ни одного примера допущенных мной искажений и неточностей. “Расплывчатость”? Без единого подтверждения мне трудно сказать, действительно ли я пишу “расплывчато” или это Вы не способны следовать простой и ясной логике, чтобы связать общеизвестные факты. Придерживаетесь ли правды Вы? Ровно настолько, настолько этого следует ожидать от джихадера. В статье, вызвавшей Ваше негодование, я пишу не о радости, а об ужасе  при мысли о ядерном ответе на  нападение на США 11 сентября 2001 года. Я написала, что все немусульмане разделяли  понимание необходимости такого ответа и ужас при мысли о неизбежных при этом сотнях тысяч человеческих жертв. В частности, я написала вот что:
И этим в значительной степени определяется разница между мусульманами и всем остальным человечеством. Что бы нисделал с нами враг, никто и ничто не сможет заставить нас праздновать смерть.
Взгляните  на эту фотографию молодого мусульманина со счастливым лицом и окровавленными руками. Он счастлив, потому что только что, вместе с толпой таких же молодых мусульман, он голыми руками растерзал двух евреев. Посмотрите внимательно: это Ваше лицо сияет такой лучезарной радостью. Это моя кровь у Вас на руках.
Вы пишете, что я – не знаток ислама. Откуда Вы знаете? Знатоком чего являетесь Вы сами? Безусловно, не истории Второй Мировой войны. Бесчеловечное обращение японцев с пленными и гражданским населением хорошо известно. Почему же Ваше внимание привлекли только страдания китайских женщин? Я думаю, что такая избирательность не случайна. Я подозреваю, что публичные дома, организованные японцами для своих солдат, где захваченных женщин (в основном, кореянок) вынуждали заниматься проституцией, являются для Вас максимально возможным на земле приближением к Вашей идее рая. (В один прекрасный день Вам предстоит жестокое разочарование.) Что же касается страданий пленных и гражданских лиц обоего пола на оккупированных Японией территориях, то Вы не считаете их достойными упоминания, потому что мусульмане на месте японцев зверствовали бы куда больше. Так что если Вы считаете, что японские зверства не идут ни в какое сравнение с преступлениями, совершаемыми во имя ислама, то Вы являетесь худшим знатоком ислама, чем даже я.
Сегодня, несмотря на огромные культурные различия с Западом, Япония является неотъемлемой, процветающей, демократической частью нашей цивилизации. Атомные бомбы, сброшенные на Хиросиму и Нагасаки в августе 1945 года, явились важнейшим фактором в изменении милитаристских устремлений Японии на мирное и плодотворное участие в прогрессе человечества. Это было горькое лекарство, но оно помогло. Что заставляет Вас думать, что муджахедам оно поможет меньше, чем самураям?
Я искренне признательна Вам за Ваше предложение контакта. К сожалению, Вы не заметили, что мы с Вами вступили в контакт очень давно. Я не знаток истории, но, если не ошибаюсь, наш с Вами первый контакт произошел, когда войска Магомета истребили евреев Медины. Почти 60 лет назад Вы облекли свой контакт со мной в форму арабской войны за уничтожение Израиля вместе со всем его населением. Вы вступили в контакт со мной в 1993 году, совершив свою первую попытку разрушить Всемирный Торговый центр. Тогда Вам удалось убить всего шесть человек, что, безусловно, не могло утолить Вашу жажду крови. 12 октября 2000 года Вы вступили в контакт со мной дважды: сначала, убив 17 моряков американского военного корабля “Коул”, а затем, радостно растерзав двух резервистов в израильском городе Рамалла, где и был сделан вышеприведенный снимок. Вы вступили со мной в контакт 11 сентября 2001 года, когда Вам удалось убить 3 тысячи моих соотечественников. В октябре 2002 года Вы вступили со мной в контакт в Москве, где мой близкий друг и его дочь оказались в числе 130 невинных жертв Ваших самоубийственных забав. 11 марта прошлого года Вы вступили со мной в контакт в Мадриде, убив 200 ни в чем не повинных пассажиров пригородной электрички. В сентябре того же года вы вступили со мной в контакт в Беслане, где Вы оставили за собой 344 убитых христиан и мусульман, по меньшей мере половина которых была детьми. Вы вступаете в контакт со мной каждый раз, когда, надев пояс с взрывчаткой, Вы входите в израильский автобус или ресторан.
Я не в состоянии привести полный список наших с Вами контактов. Но когда он будет наконец составлен, он окажется куда тяжелей горы доказательств, представленных обвинением на Нюренбергском процессе.
В Нью-Джерси жила семья коптов: мать, отец и две дочери, 15 и 8 лет от роду. Они были наивней меня. Они полагали, что правоверный мусульманин может быть возвращен человечеству, если он покинет свой культ. Вы доказали их неправоту, убив всю семью. Вы перерезали глотки Вашим связанным жертвам и с удовольствием смотрели, как они истекают кровью. Скажите пожалуйста, какое удовольствие нашли Вы в мучительной смерти невинных людей?
Из  всего огромного множества религий, существующих сегодня на Земле, Ваша – единственная,  практикующая ритуальное убийство и человеческие жертвоприношения?
Но допустим, что я решу принять Ваше приглашение и дам Вам возможность заполнить зияющие пробелы в моем образовании по исламу. Что Вы мне можете сообщить об исламе такого, без чего моя жизнь будет неполной? По-моему, мы с Вами вместе знаем об исламе практически все. Я знаю о преступлениях ислама; Вы знаете, как мусульманские демагоги эти преступления оправдывают. Мои знания могут быть выражены двумя фразами:
Если Вы – противник джихада, то Вы – не мусульманин. Если Вы – сторонник джихада, то Вы – мой враг.
Что бы Вы ни попытались добавить к сказанному мною, это будет примитивной вражеской пропагандой. Причем эта пропаганда рассчитана не на “неверных” вроде меня, а на таких же правоверных, как Вы сами. Дело в том, что мусульмане – тоже люди. В глубине души они знают, что то, что они творят, это преступление против людей и Б-га.  Хуже того, в теории Вы можете даже отказаться принимать участие в преступлениях, совершаемых во имя ислама, а это, сами понимаете, недопустимо.
Попробуйте, если можете, взглянуть на это моими глазами. Когда Вы взрываете автобус, в котором я еду, мне все равно, что Вы при этом вопите: “Аллах-у акбар!” или “Хайль Гитлер!”. Мне все равно, называется ли источник вашего вдохновения по-арабски “Коран” или по-немецки “Майн Кампф”. Мне все равно, сколько раз в день Вы принимаете коленно-локтевую позу и куда при этом нацеливаете свой зад. Мне все равно, какими демагогическими приемами Вашим муллам удается гарантировать, что Вы навсегда останетесь послушной овцой в их стаде. Единственное, что мне важно, это выбор, который Вы мне предоставляете: стать рабом или рабовладельцем, если мне повезет; стать убитым или убийцей, если нет. Если я буду “верна” себе, мне разрешат участвовать в убийстве неверных и угнетении димми. Если нет, то Вы и меня сделаете димми, возможно, мертвой.
Но как же изменится к лучшему моя жизнь, если я решу переметнуться на Вашу сторону? Каковы ожидающие меня дары Аллаха, которых не купишь ни за какие деньги? Что я смогу найти в “Дар эль Ислам” такого, без чего не могу обойтись в “Дар эль Харб”?
Если я – женщина, у меня будет возможность прожить мою жизнь без лица. В ранней юности меня подвергнут варварской, болезненной операции, которая для мужчины была бы равносильна кастрации. Мне запретят работать. Мне также запретят водить машину, но это будет не так важно, поскольку машина, скорее всего, будет мне не по карману. Если Вы решите последовательно претворять в жизнь мусульманские требования “чистоты”, я буду лишена даже самой элементарной медицинской помощи. Если я буду изнасилована или дам повод для слухов, меня либо убьют члены моей же семьи, либо по приговору суда забросают камнями.
Если я – мужчина, то мне может представиться возможность поддержать честь семьи, убив мою дочь или сестру, а лучше – обеих. Время от времени я буду принимать участие в забрасывании камнями человека, приговоренного к мучительной смерти за то, что у цивилизованных людей вообще не считается преступлением. Если мне очень повезет, мне доведется разорвать на клочки обгорелый кусок человеческой плоти, как Вы это сделали в Фаллудже. В промежутке между убийствами, я буду развлекать себя обезглавливаниями, транслируемыми аль-Джазирой. И если всего этого окажется недостаточно, чтобы сделать меня счастливым, я всегда могу опоясаться взрывчаткой и пробраться в Израиль.
Я знаю, что не все мусульманские страны живут согласно всем канонам шариата. Не везде законы и традиции ислама соблюдаются буквально. Но это – результат тлетворного влияния Запада. Когда Вам наконец удастся это влияние устранить, то те, кто выживет, будут вспоминать Талибан, как эталон свободы и справедливости.
Обратите внимание, что даже в то время как Соединенные Штаты оккупируют Ирак и Афганистан, большинство мусульман,умирающих насильственной смертью, становятся жертвами не “неверных”, а своих собратьев-мусульман. Обратите внимание, что, хотя подавляющее большинство жертв недавнего цунами оказались мусульманами, помощь к ним пришла из “Дар эль Харб”, а “Дар эль Ислам” тем временем исхитрялся, как бы объяснить цунами происками международного сионизма и американской военщины. Посмотрите, как в Ираке по поводу шиитского праздника сунниты убили несколько десятков шиитов. Ничего, шииты дождутся суннитского праздника и тоже повеселятся. Сплошные мир да любовь.
Я Вам прямо скажу: у меня нет ни малейшего желания к Вам присоединяться. Я никогда не мечтала жить в пещере. Выбор, к которому Вы пытаетесь меня вынудить, меня совершенно не привлекает. Я не хочу жить ни по ту сторону рабства или убийства, ни по эту. И потому избавление от ислама, даже если при этом придется бросить атомную бомбу на Мекку, не кажется мне такой ужасной идеей. Не заблуждайтесь: единственная причина, по которой этого до сих пор не произошло, это глупый оптимизм наших лидеров, верящих, что нашу цивилизацию можно спасти менее радикальными средствами. Но поскольку Вы денно и нощно трудитесь, чтобы убедить их в обратном, то рано или поздно даже им придется открыть глаза.
Я жаловалась, что американцы не ответили на 11 сентября взрывом гнева. Гнева сильно недоставало. Но посмотрите, как легко, несмотря на полное отсутствие гнева, мы стерли с лица земли два самых ядовитых исламских режима. Арабы известны своей трусостью, а афганцы – храбростью, но как это отразилось на результатах нашего вторжения? Никак. Не занимайтесь самообманом: ядерное оружие в Ваших руках может увеличить количество жертв, но победить вы все равно не сможете. Даже с самым ужасным оружием Вы все равно останетесь дикарями, не способными сопротивляться современной армии. Будь это не так, разве существовал бы сегодня Израиль? Подумайте о дне, когда мы наконец восстанем во гневе. Куда Вы побежите, когда это произойдет? Что завопит камень, за которым Вы попытаетесь спрятаться?
Я не настолько наивна, чтобы не заметить зловещего предупреждения в Вашем письме. Вы говорите, что если я не соглашусь вступить с Вами в контакт на Ваших условиях, то со мной обойдутся, как с Тео ван Гогом. Почему единственным способом для ислама доказать, что он является “религией мира и любви” остается убийство тех, кто знает, что это – ложь, и не боится об этом сказать? Почему единственный способ для мусульманина сохранить верность себе – это убийство? Допустим, Вам удастся перерезать мне горло, чтобы доказать бесконечную доброту Вашего бога и мудрость его пророка. Это, безусловно, поможет увидеть правду и мне самой и миллионам других людей.
За что же, по-Вашему, я должна перед Вами извиниться?
С искренним отвращением,

Яшико Сагамори

Share

ГАВАЙСКИЕ МЕЛОДИИ ДУХА

Михаил Моргулис

По приглашению гавайского  вождя Кахуны Эда Каиви на Гавайских островах побывал с визитом Президент международного Фонда «Духовная Дипломатия» Михаил Моргулис. Аспирантка Колумбийского университета Мария-Анна  Сегаль взяла  у него интервью, в котором он поделился мыслями и впечатлениями от визита.


.

.

Вопрос: Сколько занял ваш перелёт из Флориды  на Гавайи?


Ответ: В общей сложности, с пересадками, около 15 часов. Другой конец света?


Вопрос: Можете быстро, навскидку, перечислить с кем из лидеров стран, вы встречались?


Ответ: С Горбачёвым, Рейганом, Натанаяху, Лукашенко, Кравчуком, Акаевым, Хилари Клинтон…  Особая встреча была с матерью Терезой, хотя она не лидер страны, но была лидером великих и  прекрасных христианских  дел…


Вопрос: В каком месте Гавайев вы побывали?

Ответ: На острове  Коуаи. Его называют остров-сад.  Я раньше повторял, нет рая на  земле, но Флорида ближе всех к раю. Но тут  понял, ближе всех к раю этот остров-сад. Ну, представьте, высокие таинственные горы, рядом настоящие джунгли, и недалеко от них замечательные пляжи. Кстати, именно на этом острове аборигены в 1778 году убили, но не съели, капитана Кука.  Хотя в своей весёлой песне Владимир Высоцкий и обвиняет их в людоедстве.  Это всемирно известная легенда, которую фактами опровергают гавайские учёные. Ну, об этой истории, в интерпретации  местных жителей, я расскажу в эссе об острове, если оно напишется. Кстати, тут снимали знаменитые фильмы «Кинг-Конг»  и «Парк Юрского периода». А в марте сюда подплывают киты и устраивают у острова свадебные игры.

Вопрос: С какой целью пригласил вас вождь, как его ещё называют, гавайский король Каиви?

Ответ: Мне кажется, его заинтересовала  концепция Духовной Дипломатии, построенная на основе  нашего отчаянного желания   – останавливать конфликты  в мире с помощью духовных ценностей конфликтующих сторон. На острове Кауаи  живёт особый человек, белый человек, помогающий  бездомных детям мира, и исчезающим индейским племенам. Это чрезвычайно скромный человек, не желающий афишировать свою помощь. Я уверен, свои деяния он  совершает во имя  Бога. Понимаю, что это он немного рассказал вождю о наших духовных делах и мечтах.

Вопрос: Расскажите о вожде Каиви?

Ответ: Ну, на фотографии вы видите, он весь в татуировках. Это не просто рисунки. Это священные слова из эпоса гавайского народа, это графическое изображении его королевской родословной, и истории его страны. Понятно, что практичные современные люди скажут, для этого есть книги, глобусы и т.д. Но гавайцы,  люди малопрактичные. Это увлечённые  люди. Увлечённые преданностью к земле и к своей истории. Они живут историей, они поют о своей истории. Не все, конечно, но вождь именно такой человек. Как поданный Америки, он воевал во Вьетнаме, лишился глаза. Когда я ему рассказал, что был во Вьетнаме на реке Меконг, где находился лагерь для американских пленных, на его лице отразилась боль  того времени.

Вопрос: О чём вы с ним говорили?

Ответ: Во-первых, это мужественный и мудрый человек, обладающий государственным умом и даром пророчества. Я записал с ним две телепрограммы, которые скоро покажут на христианском канале «Импакт» и, скорее всего,  на  других каналах. Извините за помпезность, но мы говорили о судьбах мира. О несовершенстве нашего мира. О возможных путях исцеления его глобальных болезней. Я говорил о моём понимании Спасения мира, о необходимом возвращении людей к Богу, к изначальному Христу, живому, меняющему нашу жизнь, а не только изображённому на картинах или в кино.  Он же говорил о необходимости приобщения человека к земле, природе, солнцу, о возможности слияния наших тел и душ  с Богом, который разлит в природе, об  объединение  с божественным началом, которое позволит  получить доступ к знаниям предков, к “генетической” памяти.  Можно сказать, что  мы видим по-разному пути исцеления, но забота у нас общая.  Я понимал, что он и его сподвижники, говорят о возрождении детского отношения человека к Богу. Вообщем, это то, что отличало первых христиан, от современного практичного христианства. Кстати, я недавно  вспоминал нелюбимого мной философа Ницше, который упрекал христианство в том, что в нём исчезает священное отношение к земле, почве, праздничности жизни.  Мне кажется, вот такое каноническое, бюрократическое  отношение к Творцу ведёт к высыханию животворящих ручьёв христианства, к обмелению, высыханию, к безрадостности и безжизненности. Потому что Христос из живого Господа, сеющего тепло, добро, жизнь, касающегося людей пронзёнными за них руками, превратился в молчащего далёкого красивого идола,  но от имени которого говорят люди, сами сделавшие себя Его наместниками на земле. Это происходит повсеместно, и в католичестве, и в православии, и в протестантизме. Поэтому христианство потеряло своё божественное ядро, т.е. небесное присутствие в нём, которое Он передал через Иисуса Христа.

Вопрос: А что вождь думает о русских, ну, я имею в виду тех, кто говорит по-русски, и приобщён к славянской культуре?


Ответ: Вождь Каиви в 2009 году был два месяца в России, жил возле озера Байкал. Он вообще считает это озеро особым божественным местом на земле, говорит, что в Байкале много прекрасных  тайн, которые людям ещё предстоит разгадать. В России он делился гавайскими секретами лечения, под названием Хо’опонопоно, своими знаниями о квантовой физике, и о  полинезийских символах сотворения мира.  Он считает, что в русских (славянах) очень много душевного и духовного потенциала, больше, чем в европейских народах.  И у него, по-простому, особая симпатия и любовь к русским (славянам). Он считает, что Россия  должна участвовать в разработке полезных ископаемых на Гавайях, потому что, хоть Гавайи штат Америки, но особый штат, и его прерогатива заключать со странами отдельные договора.


Вопрос: А где проходили ваши встречи?

Ответ: В основном, во владении вождя, т.е. эта часть острова, где находятся древние памятники полинезийской культуры, земля считается святой, называется, хэйо, буквально, храм.  Здесь много величественных камней, которые символизируют для полинезийцев их историю, их эпос, их легенды. Эти камни служат  местом для  молитв, поклонения Единому Творцу. Возле одного из камней, вождь  предложил меня помолиться по-русски. Этот валун символизирует зарождение жизни. Здесь же прошла запись наших телепрограмм. Во время встречи с вождём произошёл трогательный эпизод. Пришли мать с 8летней дочкой, прилетевшие сюда из России,  с Дальнего Востока. Девочка стала  петь полинезийскую песню. Как-то это было очень особенно: Среди древних гавайских камней, на фоне величественных гор, рядом с шелестящими джунглями, пела по-полинизейски, тоненьким голосом, русская белобрысая девчушка. И как-то сердце от этого сжалось.

Вопрос: С кем ещё вы встречались на острове?

Ответ: С очень интересным человеком Майклом Уайтом, фантастическим архитектором, построившим на берегу Тихого океана удивительный дом, и давший ему название –  Цветок Жизни. Майкл собирает на острове  кристаллы, я увидел кристаллы различной формы, различных цветов, и различного сияния.  Майкл уверен, что и кристаллы являются отражением жизни, тайн и любви Бога. В доме Цветок Жизни я почувствовал Божье дыхание, и попросил у Майкла разрешение помолиться. И мы вместе молились, прося у Бога благословения для каждой страны, каждого народа, каждого сердца. Также я  провёл время в доме  Кеннета Ханта, где ели персидский плов, приготовленный его женой иранкой, доброй, с лучащимися глазами.  Сюда пришли несколько  гавайских музыкантов и с ними  племянник вождя Су Шим.  Кеннет Хант  возглавляет Гавайский культурный Фонд, помогающий гавайцам сохранять памятники старины, исторические места, предметы искусства.


Вопрос: Что вам особо запомнилось?

Ответ: С моим другом, мы спустились в огромный грот, он заканчивался пещерой,  на дне которой мерцало озеро. Полинезийцы называют его Озером драконов.  Всё вокруг напоминало картины далёкого прошлого, причудливой формы камни, необычные витиеватые стены пещеры, и было ощущение какого-то личного прикосновения к   древним событиям и тайнам. Мы искупались в этой мерцающей, синей, малоземной воде озера. На обратном пути, взбираясь по крутому склону пещеры, вспомнил слова царя Давида из Библии:  «Жив Господь!». Вот это озеро, и эта пещера запечатлелись во мне.  А ещё, однажды в полдень, местный парень с добрым лицом, прислонился к стволу дерева, и заиграл на маленькой гавайской гитаре укуле́ле чудную мелодию, и запел  о том, что не надо унывать, потому-что любовь возвращается. Его песня звучала почти как молитва, на лице  было блаженство, он пел о Гавайях. Мы стояли очарованные любовью и абсолютной искренностью этого паренька. Этот славный момент жизни я тоже хорошо запомнил.

Вопрос: Может быть, есть какие-то обобщающие мысли?

Ответ: Мне  казалось, что на этом острове побольше мира, чем в других странах.  Здесь живут полинезийцы, но есть японцы, американцы, латиноамериканцы, китайцы.  Да, это  часть Америки, но и часть какого-то другого неведомого мира, наполненного ощущением радости от жизни. Неважно, богатый ты или бедный. Это ощущение радости я замечал на всех людях. Я видел христианские церкви, святые полинезийские  места, индуистские храмы, и  всё было подчинено одной небесной гармонии, соединившейся в этом месте. Иногда мне казалось, что я на другой планете. Но всегда,  недалеко от себя, видел прекрасное лицо Спасителя, который любовью благословил всех, и нас с вами.

www.morgulis.tv

BridgeUSA@aol.com



Share

Губерман, Быков и Израиль

К ИХ ТАЛАНТУ И УМУ, ЕЩЁ  ДОБАВИТЬ  БОГА, ВОЗМОЖНО, СТАЛИ БЫ ПРОРОКАМИ! А ТАК, НУ ЧТО, ПРОСТО ПОЭТ И ПИСАТЕЛЬ.

Михаил Моргулис

Губерман, Быков и Израиль


Настоящая его фамилия по отцу — Зильбельтруд.  Мать — НатальяИосифовна Быкова, учительница русского языка и литературы в школеNo.1214. Сам Дмитрий высказался об этом вполне определенно: “Тутнемного покопались в моем белье. Мне хотелось бы ответить насчет моейеврейской фамилии. При моей внешности фамилию можно взять хоть Петров.Фамилия моего отца была Зильбельтруд, я этого не скрываю, писал обэтом довольно много. Мой отец с семьей не жил, и я ношу фамилиюматери, потому что я горжусь моей матерью, которая вырастила меняодна.”Дмитрий Быков – лауреат нескольких престижных литературных премий,в частности, в 2004 году он получил международную литературную премиюимени братьев Стругацких за роман Орфография, в 2006 году – аж трипремии: снова – премию Стругацких за роман Эвакуатор, премиюНациональный Бестселлер за книгу Борис Пастернак и за неё же – первую национальную премию Большая Книга.Мне всегда нравилось, когда меня называли “журналюга,” – говоритБыков. – Журналюга – это тот, кого ненавидят, а настоящий журналистдолжен вызывать ненависть и раздражение. Если после публикаций или передач остается благостное впечатление, это плохой журналист – он “не цепляет аудиторию.”Быков старательно следует своему правилу: его поездка в Израиль наМеждународную книжную ярмарку обернулась большим скандалом. Во времяпервого же своего выступления на Святой земле Быков высказал мнение, что идеянационального государства себя исчерпала, а Израиль – “историческаяошибка.” И добавил: “Задача соли плавать в общем супе, а не собиратьсяв одной солонке.” Эта тема причудливо продолжилась в интервью штатного “журналюги”Быкова с израильским поэтом Игорем Губерманом. Это интервью,опубликованное в Собеседнике в феврале этого года, не свободно отнекоторых “излишеств русского языка,” но, как говорится, из песнислова не выкинешь… На вопрос Быкова, как живется поэту, Игорь признался: “Мне хорошов Израиле. Хотя здесь очень много дураков. Как еврейский мудрецнесравненно мудр, так и еврейский дурак несравненно, титанически глуп, и каждый убежден в своем праве учить весь мир. Что поделаешь, страна крайностей.” “Нет у вас ощущения, что она обречена?” – спросил Дмитрий. “О том, что она обречена, говорят с момента ее возникновения, это уже добрая примета. Если перестанут говорить, что мы обречены, – это будет повод насторожиться.”Но Быков ответом Губермана явно не удовлетворился и вновь спросилпоэта о том, о чем открыто говорил в Израиле: “Но нет у вас ощущения,что назначение еврея – все-таки быть солью в супе, а не собираться в отдельной солонке, вдобавок спорной в территориальном смысле?”И здесь Игорь Миронович Губерман “оторвался”: “Я слышал эту вашутеорию, и это, по-моему, херня, простите меня, старика. Вы говоритемного херни, как и положено талантливому человеку. Наверное, вам это зачем-то нужно – может, вы так расширяете границы общественного терпения, приучаете людей к толерантности, всё может быть. Я вам за талант все прощаю. Но не задумывались ли вы, если серьезно, – что у евреев сегодня другое предназначение? Что они – форпост цивилизации наВостоке? Что кроме них, с их жестковыйностью и самоуверенностью, идолгим опытом противостояния всем на свете, – кроме этого никто несправился бы? Ведь если не будет этого крошечного израильского форпоста – и весь этот участок земли достанется такому опасному мракобесию, такой агрессии, такой непримиримой злобе, что равновесие-то, пожалуй, и затрещит. Вот как выглядит сегодня миссия Израиля, и он, по-моему, с ней справляется. Да и не собралась вся соль в одной солонке, онапо-прежнему растворена в мире. Просто сюда, в самое опасное место,брошена очень большая щепоть. Евреи, живущие здесь, – особенные. Отпрочих сильно отличаются. Ну, и относитесь к ним, как к отрядупограничников, к заставе. Характер от войны сильно портится, да. Онхуже, чем у остальных евреев. Раздражительнее. Ну, так ведь и жизнь награнице довольно нервная. Зато остальным можно чувствовать себяспокойно.”Трудно в этой полемике двух талантливых людей не согласиться сословами мудрого израильского поэта. И поскольку, рассказывая о ДмитрииБыкове, мы вспомнили о еврейской мудрости, то завершим этот рассказ старой хасидской притчей.Проезжая как-то по городу со своим учеником, седобородый ребесказал ему: “Уволь своего кучера!” “Почему же, ребе? Он исправновыполняет свою работу!””Мы только что проехали мимо церкви, но кучер даже не подумалперекреститься. Если он не уважает свою веру, как же он может уважатьтебя и меня – людей другой веры?”, – ответил ребе своему ученику.

Share

ОПЯТЬ БЕЗ БОГА

Для них Израиль – это только страна. Для верующих людей, это духовное состояние данное нам Богом. Для верующих, – это место, которое оставил нам Бог.  На этом месте начинается лестница в небо, лестница, ведущая к Нему.

Михаил Моргулис



Вашингтонская парочка на Ближнем Востоке, и почему Путин дерется за Асада


Когда три с половиной года назад Барак Обама въехал в Белый дом, Соединенные Штаты были империей на Ближнем Востоке. Казнив Саддама Хусейна и наведя ужас на диктаторов региона, Америка подавила террор в Ираке и могла рассчитывать на крепких и важных союзников. Хосни Мубарак в Египте, саудовский король Абдалла, Муаммар Каддафи в Ливии, ставший важным союзником американцев, тунисский президент Бен-Али, иорданский Абдалла, йеменский президент Али Абдалла Салех, все правители стран Персидского залива, палестинский Абу-Мазен и даже режим в Бейруте. Американскому давлению подвергались Иран, Сирия и «Хизбалла», и у США было больше друзей, чем врагов.

Сегодня, спустя всего три с половиной года, исчезли все союзники Соединенных Штатов – Вашингтон сам их сбросил, причем сделал это изощренно.
Кого потеряла заокеанская империя? Ирак, Палестинскую автономию, Египет, Тунис, Ливию и Йемен. Кто отдалился от США? Саудовская Аравия, Бахрейн, Марокко и Иордания, которые сердятся на Вашингтон. Остались только мелкие страны Залива, у которых просто нет другого выбора.
Барак Обама стал американским Клементом Эттли (британский премьер, сменивший Черчилля после окончания Второй мировой войны, при котором рухнула многовековая Британская империя), «овцой в шкуре овцы», как называл Эттли Черчилль, и поэтому никто не относится к нему всерьез на Ближнем Востоке. Обоих этих руководителей избрал народ, и оба они излучали неуверенность в себе и привели к гигантским потрясениям мирового масштаба. И Эттли, и Обама пытались сосредоточиться на домашних проблемах, в панике побросав старых союзников, которые рассчитывали на поддержку империи. Америка строила десятилетия, Великобритания – века, но оба эти лидера войдут в историю, как разрушители кропотливо выстроенного дома.
История поставила во главу Соединенных Штатов двух лузеров – Барака Обаму и Хиллари Клинтон, пожалуй самую плохую пару из всех, кто когда-либо руководил внешней политикой США.
Поразительным образом они уничтожили всех друзей США, не тронув ни одного врага своей страны. Вместо того, чтобы поддержать своих арабских вассалов, они позволили их сбросить. Обама и Клинтон не ослабили врагов США – Иран, Сирию, Хизбаллу и ХАМАС, они к ним не притронулись, превратив Ахмадинежада в регионального божка. Эта парочка до сих пор уверена о том, что врага надо уважать (они, например, отправили к Асаду своего посла), а друга презирать, ведь он и так у них в кармане.
Эта парочка в начале сознательно отдалилась от Израиля, чтобы подмигнуть арабам, но в конце концов они лишились популярности и здесь, и там. Как в свое время Клемент Эттли. Оказалось, что никто ни у кого не в кармане, и в международных отношениях нет ничего само собой разумеющегося. И Израиля в том числе. Недавно Обама сказал, что его не любят в Израиле из-за того, что его отец мусульманин. Это совсем не так. Это лишний раз подтверждает, насколько он не понимает Израиль. Его у нас не любят не из-за имени, и не из-за того, что он порушил арабский Восток. Всё дело в его прохладном и дистантном отношении к Израилю. Буш сохранял прекрасные отношения с арабскими друзьями, но его у нас любили.
Соединенные Штаты были гарантом стабильности на Ближнем Востоке, посредником и хранителем региональных договоренностей. Все стороны могли обратиться к Вашингтону в момент кризиса и быть уверенными, что Америка вмешается, если станет совсем плохо. Она была рамкой для сложной ближневосточной мозаики – и более этой рамки не существует. Ни для мира, ни для войны.
В результате крушения американской империи на Ближнем Востоке, вашингтонская парочка усилила позиции двух других империй – Китая и России, которые пытаются проникнуть в наше пространство. Путин сражается за Асада ради своих будущих друзей в арабском мире. И этот урок изучают сейчас в странах «весны», которым понадобится помощь великих держав уже в скором времени. Не за прошлое или настоящее борется Путин – за будущее!
Джодж Буш верил в укрепление суннитской оси в пику шиитской. В результате эта странная парочка укрепила именно шиитскую ось в ущерб суннитской. А происходит следующее: суннитский мир приходит в себя и противодействует, но на этот раз без Соединенных Штатов. Суннитам больше не нужен Вашингтон, и соответственно они ему ничем не обязаны. Америка больше не существует.
Рухнувшая как карточный домик Британская империя передала власть национализму. Так было в Египте, Индии, Пакистане и других районах. Рухнувшая американская империя передает власть радикальному исламу и анархии. И это намного хуже. У национализма еще была определенная связь с Западом, а у ислама нет никакой связи с известным нам мировым порядком.
Британская и американская империи самоуверенно глядели на внешний мир, хоть во многом это и была иллюзия. Эттли и Обама смотрят внутрь, огораживаясь стеной жалости к самим себе, но и это иллюзия. Империя – это иллюзия, но и отгораживание от внешнего мира – еще большая иллюзия. Так как тот, что не хочет Британии в Пакистане, получит Пакистан в Британии, а кто не хочет Франции в Алжире, будет иметь Алжир в Париже. И американская империя получит Ближний Восток в США, потому что не хочет быть на Ближнем Востоке, в виде терактов или массовой эмиграции.
Еврейская связь: за каждой из двух моделей стоят советники еврейского происхождения, выражающие радикальные подходы к политике. Идею американской мощи на Ближнем Востоке (например, идею продвижения демократии на БВ) продвигали консервативные советники Пол Вульфовиц и Бернард Льюис. За кулисами политической кухни Обамы – либеральные советники Аксельрод, Рам Эмануль, Мартин Индик и др. Вместе с ними придворные журналисты евреи, такие как Томас Фридман и Боб Саймон. В обоих случаях эти советники вели президентов к полным иллюзиям, каждый в свою сторону.
Что же осталось сегодня у США на Ближнем Востоке? Море ненависти и Израиль. Если раньше США защищали израильские интересы в регионе, то сегодня Израиль – единственный хранитель американских интересов. Не то чтоб Израиль был так верен Америке… Ему просто некуда уйти, как сделало большинство проамериканских арабских стран. Иерусалим остается верен администрации Обамы потому, что у него нет ничего другого.
Может ли Америка еще восстановить разрушенное? Да, всё возможно, но для этого нужна уверенность в себе. Потерянная Америкой уверенность в себе.
Но нет худа без добра: сегодня Израиль получил статус стратегического партнера США, которого не имел никогда в истории. Потому что у Вашингтона просто нет других союзников на Ближнем Востоке. Помимо своей воли, Барак Обама превратил Израиль в самый драгоценный алмаз своей короны.


Сотрудник Института  исследований в Греции

д-р Гай Бехор

Share

Атеизм попадает в нокаут!

НАУКА И РЕЛИГИЯ:


.

Ученые Института солнечно-земной физики Сибирского отделения РАН недавно заявили, что во Вселенной обнаружено 80 странных объектов – их назвали РОКОСами, – которые выглядят как звезды, но таковыми не являются. Сотрудник института Григорий Бескин предположил, что «это некие маяки, поставленные могущественными цивилизациями для каких-то своих целей».
Ученого дополнил его коллега Сергей Язев: «Пару десятков лет назад «свалить» на внеземные цивилизации вмешательство в структуру Солнечной системы мог только ученый, не заботящийся о своей репутации. Но с фактами не поспоришь. Предположим, что мы изучаем Солнечную систему «со стороны», с одной из звездных систем. И что же остается думать, видя у нас множество «странных закономерностей»?», пишет  sunhome.ru
На все эти странности астрономы обратили внимание уже давно. Оказалось, параметры той части Солнечной системы, где расположена наша планета подозрительно точно «подогнаны» для создания условий, пригодных для жизни. Это и скорость вращения Земли, и угол ее наклона, и расстояние от Солнца, и наличие и масса Луны, и огромный Юпитер поблизости, который благодаря своей массе перехватывает огромное количество пролетающих мимо комет и астероидов…

.
Один из миллиарда


Но оказалось, что на земле чудес не меньше. Применение методов точных наук (в частности, физики, теории вероятностей, информатики…) к изучению биологических объектов дало ошеломляющие результаты. Просчитав вероятность, ученые пришли к выводу, что для случайного возникновения жизни на нашей планете не было и одного шанса из миллиардов.
Наверное, первым холодным душем для атеистов стали данные, приведенные на І Международной конференции по проблемам связи с внеземными цивилизациями в 1978 г., на которой космологи активно обсуждали проблему возникновения жизни во Вселенной. Простой белок может состоять из 100 компонентов, называемых аминокислотами, среди которых 20 – необходимых для жизни. Поэтому вероятность их случайного объединения в соответствующем порядке, чтобы образовать белковую молекулу, которая состоит из 100 аминокислот, равна 20 в минус 100-й степени, или приблизительно 10 в минус 130-й. Ученые подсчитали, что все элементарные частицы во Вселенной, взаимодействуя миллиарды раз в секунду в течение всего ее существования, могут, однако и не образовать этот белок. Еще более поразительное число – необходимое количество комбинаций для случайного образования ферментов, которое равняется 10 в минус 40000-й степени… Довольно известный космолог профессор прикладной математики и астрономии Кардиффского университета (Уэльс) Н. Ч. Викрамасингхе в статье «Размышления астронома о биологии» прокомментировал это следующим образом: «Скорее ураган, пронесшийся по кладбищу старых самолетов, соберет новенький суперлайнер из кусков лома, чем в результате случайных процессов возникнет из своих компонентов жизнь». Но чтобы пояснить, как ученые пришли к этому сногсшибательному выводу, надо сделать небольшой экскурс в историю вопроса.

.

Мертвые не рожают


Длительное время наиболее популярными были три теории возникновения жизни на Земле. Библейская, утверждавшая, что Бог создал мир и живые существа в нем за 6 дней. Гипотеза панспермии, выдвинутая в ХІХ в. Г. Рихтером – жизнь занесена на нашу планету из космоса. Теория А. Опарина, согласно которой жизнь на Земле самопроизвольно зародилась в первичном океане миллионы и миллионы лет назад.
Именно опаринская работа «Происхождение жизни» (1924 г.) длительное время подавалась атеистами как нокаут, нанесенный материализмом теологии и идеалистической философии, которые утверждали, что возникновение жизни есть результат творческого акта Бога или Высшего разума. Радость атеистов была закономерной. Их борьба с теологами началась с наивных предположений средневековых ученых, что жизнь самозарождается и в нашу геологическую эпоху (например, бельгийский алхимик Я. Гельмонт верил, что из смеси пшеничной муки, пыли и старых тряпок на чердаках домов могут зарождаться мыши). После этого материалисты прошли долгий путь, кое-чего достигли, особенно по части отдельных экспериментов, но стройной всеобъемлющей теории так и не создали.
В известном смысле спасением для них была гипотеза панспермии, согласно которой «зародыши жизни» (простейшие микроорганизмы) были занесены на Землю метеоритами или солнечным ветром. Любопытно, что материализм поначалу принял панспермию в штыки, хотя она выводила его из тупика, в который он попал, утверждая, что жизнь на Земле возникла сама собой. Потом он это осознал и неоднократно возвращался к теории панспермии, когда заходил в очередной глухой угол в своих попытках обосновать, как сама собой появилась на нашей планете жизнь во всем ее многообразии.
Поэтому на первый взгляд достаточно последовательная теория Опарина казалась долгожданным ответом на этот старый вопрос. Коротко суть ее в следующем. В горячем первичном океане, покрывавшем Землю, было множество углеродистых соединений, из которых образовывались органические полимеры, собиравшиеся так называемые коацерватные капли. Эти капли, поглощая из окружающего раствора богатые энергией вещества, увеличивались в объеме и массе. Постепенно эволюционируя в течении миллионов лет, они превращались сначала в протобионты (обособленные от раствора системы из органических веществ), а потом в простейшие клетки – протоклетки, уже обладавшие свойствами живого.
Поначалу казалось, что эксперименты подтверждают концепцию. Опарину с сотрудниками удалось добиться образования в органическом бульоне коацерватных капель. Мало того, что они увеличивались в размерах, поглощая различные вещества, так набор этих веществ и скорость их поглощения определялись составом и пространственной структурой самих капель. Ну, прямо как биологические системы, которые поглощают из окружающей среды не все подряд, а каждая свой набор веществ!
Но на этом совпадения заканчивались. Множество ученых во многих странах десятки лет варили «опаринский» бульон в различных режимах с различными добавками, облучали его различными видами излучения… Результат неизменно был один и тот же – коацерватные капли образовывались, увеличивались, но… категорически отказывались размножаться! Иными словами, не образовывали себе подобных, которые способны функционировать по определенному алгоритму в определенных условиях, и передавать это свойство следующему поколению.
Опарин принял желаемое за действительное. Пожалуй, свою работу ему следовало бы назвать не «Происхождение жизни», а «Происхождение условий, пригодных для жизни». Потому как он так и не смог объяснить, как физико- химический этап эволюции природы перешел в биологический. И как возникло одно из основных фундаментальных отличий между неживым и живым – отличие в том, как они взаимодействуют с информацией.
Его суть можно продемонстрировать на следующем примере. Например, если в определенном регионе планеты температура постепенно падает, то вода в озерах также становится холодной и в конце концов может превратиться в лед. Т.е. в результате поступления информации в виде снижения температуры вода переходит в иное агрегатное состояние. Живые же существа, которые здесь обитают, реагируют иначе — или мигрируют в теплые края, или, если изменения климата происходят постепенно, приспосабливаются к ним — например, покрываются шерстью или обрастают жиром. И, что важно, передают эти качества потомкам. Но если с сегодня на завтра температура подымется выше нуля – вода снова станет жидкостью, однако животные в одночасье не сбросят жир или шерсть, полученные от предков в качестве защиты от холода.
Это, сравнение, возможно, страдает слишком упрощенным изложением вопроса, но все же в общих чертах дает представление о том качественном разрыве во взаимодействии с информацией между неживым и живым, который должна была преодолеть материя в ходе эволюции. По последствиям это скачок, результаты которого зафиксированы в явлении, присущем только живому – наследственности. Но как именно произошел этот скачек – вразумительного ответа у материалистов нет.

.
Дарвину не хватило информации


С наследственностью связано еще одно потрясающее свойство живой природы на нашей планете – ее многообразие. Материалисты, полемизируя с идеалистами и теологами, всегда ссылаются на теорию естественного отбора Ч. Дарвина, открытия основателя генетики Г. Менделя и их последователей. Все живое способно производить потомства больше, чем способна прокормить природа. Причем, часть этого потомства имеет отклонения от стандартного набора наследственных признаков – мутации. Те особи, мутации которых совпадают с изменениями окружающей среды, получают преимущества по части выживания. Остальные гибнут. Иными словами, менее приспособленные к условиям существования отбраковываются в ходе естественного отбора.
Позднее, в начале ХХ века, очень популярной стала гипотеза, что возникновение жизни на Земле – результат случайного образования единичной «живой молекулы», в строении которой якобы был заложен весь план дальнейшего развития жизни. В 1953 году Дж. Уотсон и Ф. Крик открыл роль рибонуклеиновых кислот в реализации механизма наследственности. Гипотезу, что все живое развилось из одной простейшей клетки, в которую преобразовалась «живая молекула», казалось теперь можно бы обосновать на молекулярном уровне. Молекулы дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК), похожие на спираль, хранят биологическую информацию. Когда живая клетка размножается делением, происходит репликация – удвоение спиралей ДНК, и каждая из двух новообразованных клеток наследует полный комплект наследственной информации. Мутации возникают как следствие ошибок при репликации. Т.е. во время удвоения спиралей ДНК при разделении клеток происходит частичная перекомпоновка составных частей молекул дезоксирибонуклеинових кислот.
Когда речь идет об эволюционном совершенствовании уже существующих видов живых существ, все вышеупомянутое звучит убедительно. Когда же касается видового многообразия жизни в целом, то вероятность того, что оно возникло именно этим путем, вызывает большие сомнения. Опять процитирую статью Викрамасингхе:
«Нелепо полагать, что информацию, которую несет одна простейшая бактерия, путем репликации можно развить так, чтобы появился человек и все другие живые существа, которые населяют нашу планету. Этот так называемый «здравый смысл» равнозначен предположению, что если первую страницу Книги бытия переписать миллиарды миллиардов раз, то это приведет к накоплению достаточного количества ошибок репликации и, следовательно, достаточного многообразия для появления не только всей Библии в целом, но и всех томов, хранящихся в крупнейших библиотеках мира. Эти два утверждения одинаково нелепы. Процессы мутаций и естественного отбора могут оказать только незначительное воздействие на жизнь, выступая в роли некоей «точной подстройки» всей эволюции. Для жизни прежде всего необходимо постоянное поступление информации, которое во времени охватывает все геологические эпохи».
Информационные системы – а все формы жизни таковыми являются – не могут прогрессировать без поступления новой информации. Если бы живые организмы на Земле только накапливали ошибки вследствие репликации, это привело бы к деградации информации в них. Иными словами, утверждение что все существующие на Земле виды, включая человека, развились на протяжении миллиардов лет из единой примитивной формы жизни вышеописанным образом, несостоятельно с точки зрения теории информации…

.
Зачем орангутангам фортепиано?


Человеческий разум – еще одно явление, которому материализм не смог дать внятного объяснения. Утверждение ученых-материалистов, что мышление человека – результат биохимических реакций в его мозге, по большому счету ничего не объясняет. В мозгу обезьян также идут биохимические реакции. Но почему же результат этих реакций настолько разителен, учитывая, что, к примеру, наследственная информация шимпанзе и человека не совпадают всего лишь на 3 процента?
Хрестоматийно описание того, как в Индии ловят обезьян: кладут апельсин в ящик, в одной из стенок которого делают отверстие такого размера, чтобы обезьяна с трудом могла просунуть лапу. Схватив апельсин, она не может вынуть лапу из узкого отверстия. Сколько ни делает мучительных попыток, апельсин при этом не выпускает. Т.е. уровень мышления примата таков, что он не способен сделать простейшего (причем, жизненно важного) умозаключения из очевидного. Почему же тогда ближайший «родственник» обезьян – человек – способен делать умозаключения, противоречащие очевидному, зато соответствующие реальности? Например, еще до кругосветного плавания Магеллана был сделан вывод о шарообразности Земли, а до полетов в космос – что она вращается вокруг Солнца, а не наоборот.
Или как гены человека, необходимые для разработки математических теорем, создания музыкальных и литературных произведений могли случайно образоваться из генов обезьян, если в ходе естественного отбора отбиралось только то, что необходимо на данный момент для выживания?! Когда и в каких джунглях шимпанзе или орангутангам, чтобы выжить, необходимо было передать потомкам наследственные признаки, позволяющие в принципе играть на фортепиано?!
Показательны в этом плане и многочисленные безуспешные попытки создать искусственный интеллект. В известном смысле задача на момент ее постановки абсурдна: человеческий разум пытается смоделировать самое себя еще до того, как сумел дать определение, что он собой представляет. И это еще вопрос, сможет ли он когда-нибудь самостоятельно дать такое определение в случае, если он не следствие естественного развития, а результат акта творения.
Биохимик М. Бехе в книге «Черный ящик Дарвина» обратил внимание на то, что биологические объекты настолько четко функционируют как информационные системы, что создается впечатление, что кто-то спрограммировал их математически. И выдвинул концепцию сознательного конструирования, идеей которой стала максима «Не может быть программы без программиста». Руководствуясь ею, математик У. Дембовски разработал метод, с помощью которого можно выявлять искусственно сконструированные объекты. Человек, «протестированный» Дембовски, попал в разряд искусственно созданных…

.
Наука становится столпом веры


Физико-математические и биологические науки длительное время развивались параллельно, почти не пересекаясь. Их сближение дало поразительные результаты, о которых шла речь выше. И это радикально повлияло на миросозерцание самих ученых.
В начале ХХ века атеизм занимал такие прочные позиции в научной среде, что вера в Бога считалась чуть ли не дурным тоном. На пороге ХХІ столетия ситуация кардинально изменилась. Судя по многочисленным высказываниям самих ученых, по мере познания мира материализм среди них становится все мене популярен, уступая предположению о существовании Разумного начала, на более низком образовательном и интеллектуальном уровне именуемого просто Богом.
Кстати, в конце жизни в него верил даже А. Эйнштейн, заметивший по поводу изощренности мироустройства: «Бог коварен, но не злонамерен». Ну а уже цитированный Викрамасингхе написал: «Понятие Творца, помещенного вне Вселенной, выдвигает определенные трудности логического характера, и я вряд ли могу с ним согласиться. Свои собственные философские предпочтения я отдаю вечной и безграничной Вселенной, в которой каким-то естественным путем возник творец жизни – разум, значительно превосходящий наш.»
Но это высказывание ученого конца ХХ века. А есть еще просто блестящее замечание средневекового монарха – короля Кастилии Альфонсо Х, прозванного Мудрым (ХІІI век): «Если бы Господь Бог оказал мне честь, спросив моего мнения при сотворении мира, так я бы посоветовал ему создать его получше, а главное – попроще».

Share

ПАМЯТИ БРЕДБЕРИ

Ушёл в описываемые им много раз небеса великий фантаст, любимый писатель миллионов людей. Рей Бредбери не только писал, его книги влияли на целые поколения. Могу сказать, что на моё  поколение 60-70десятых годов во многом повлияли Ремарк, Хемингуэй, Сэлинджер  и Бредбери.  В Бредбери был огромный дух свободы, и щемящая душу  любовь к человеку, и доверие, в присутствие в нашей жизни Бога вечности.
Склоним головы перед этим  гениальным проявлением любви, детскости и таланта. А Господь, его тоже знает. И Бредбери, по-своему, знал Господа.

Михаил Моргулис


«Смысл жизни — в любви».


Рей Бредбери (22.8.1920 — 6.6.2012)


В свои 90 он сказал: «Чтобы дожить до 90 лет, нужно всецело любить жизнь. Я любил и люблю каждый день моей жизни. Я помню, как я родился, и даже помню себя в утробе матери. Хочу, чтобы вы оглянулись назад в свое прошлое. Может быть, вы сможете стать такими же великими любителями жизни, как и я. Смысл жизни — в любви».

Не сомневайтесь, он был прекрасно осведомлен: Бог есть любовь. И как было ни любить этого великого реалиста, познавшего смысл жизни! Прощая этому фантазеру многое, даже его суеверие, когда полушутя-полусерьезно он писал:

«А что до моего могильного камня? Я хотел бы занять старый фонарный столб на случай, если вы ночью забредете к моей могиле сказать мне «Привет!». А фонарь будет гореть, поворачиваться и сплетать одни тайны с другими — сплетать вечно. И если вы придете в гости, оставьте яблоко для привидений».

Пока же мы стоим, на звезды глядя,
Летят сквозь тьму посланцы Аполлона

Чтоб, во вселенной отыскав Иисуса,
Его спросить — что знает Oн о нас?

В глубинах тайных Бездны Мировой
Он шел, шагами меряя пространство.
Являлся ль Он в немыслимых мирах,
Что нам не снились в снах внутриутробных?
Ступал ли на пустынный берег моря,
Как в Галилее в давние года?
Нашлись ли души праведные там,
Вобравшие весь свет его ученья?..


“При всей странности формы стих отражает вполне традиционные для Брэдбери взгяды на вопрос соотношения религии и интенсивного познания человечеством окружающего мира, разве что обычно осторожный в выборе выражений писатель неожиданно говорит языком ортодоксального христианина, что, впрочем, не особенно смягчает смелости идей. Поэма впервые была опубликована в 1969 году”.


Кантата во славу восьмого дня,
возвещающая наступление дня девятого

Раздался Глас средь Тьмы, и грянул Свет,
И странные на Свет летели твари,
И Землю постепенно заселяли,
Ее поля, пустыни и сады.
Все это нам с рождения известно,
Рукой Огня записаны в крови
Семь первых дней,
Семь долгих дней творенья…

И вот сейчас мы, дети этих дней,
Наследники Восьмого Дня,
Дня Бога,
Или, верней сказать,
Дня Человека,
На тающем снегу стоим, и Время
Бушует и под горло подступает.

Но птицы предрассветные поют,
И мы по-птичьи расправляем тело,
И тянемся к таким далеким звездам…
Мы вновь лететь готовы на Огонь.

И в это время Рождества Христова,
Мы славим День Восьмой –
День Человека,
Конец Восьмого Дня –
Конец Дня Бога,
Все миллионы миллионов лет,
Что тянутся от первого восхода,
Предел которым наш Исход кладет.

И наше тело – воплощенье Бога –
Изменится и в огненном полете
Сольется с ярым солнечным огнем.
И на Девятый День взойдет светило,
И различим мы в утреннем ознобе
Чуть слышный зов далекой новой тверди.
И устремимся в новые сады,
И в новых землях вновь себя узнаем,
И новые пустыни оживим.

Мы наугад себя швыряем в поиск.

Пока же мы стоим, на звезды глядя,
Летят сквозь тьму посланы Аполлона

Чтоб, во вселенной отыскав Иисуса,
Его спросить – что знает он о нас?

В глубинах тайных Бездны Мировой
Он шел, шагами меряя пространство.
Являлся ль он в немыслимых мирах,
Что нам не снились в снах внутриутробных?
Ступал ли на пустынный берег моря,
Как в Галилее в давние года?
Нашлись ли души праведные там,
Вобравшие весь свет его ученья?
Святые Девы? Нежные Хоралы?
Благословенья? Есть там Кара Божья?

И, наполняя мир дрожащим светом,
Одна среди несчитанных огней,
И ужасая и благословляя,
Светила ли чудесная звезда,
Подобная звезде над Вифлеемом,
В чужой, холодной, предрассветной мгле?

В мирах далеких от Земного мира
Встречали ли Волхвы седой рассвет
В парном дыханье блеющего хлева,
Что позже стал святынею для всех,
Чтобы взглянуть на чудного ребенка,
Так непохожего на Сына Человека?

Так сколько новых Вифлеемских звезд
Взошло меж Орионом и Кентавром?
И сколько раз безгрешное рожденье
Чудесно освятило их миры?

И Ирод тамошний, трясущейся рукою
Подписывая свой приказ безумный
И посылая извергов-солдат
На избиенье нелюдских младенцев,
Лелеял мысль о сохраненье царства
В безвестных землях, что от нас скрывает
Туманность Лошадиной Головы?

Конечно, это так и должно быть!

Ведь в этот день, во время Рождества,
Наш долгий день – уже восьмой по счету,
Мы видим свет, сияющий сквозь тьму,
А существа, взлетевшие над Тьмою,
Какой бы мир иль век не создал их,
Срывая ночь с полуокрепших крыльев,
Безудержно должны лететь на Свет.
Ведь дети всех миров неисчислимых
С рождения боятся темноты,
Что черной кровью пропитала воздух
И в души нам сочится сквозь зрачки.

Совсем неважно, на кого похожи
Те существа, что искорку души
Несут сквозь мрак и холод долгой ночи,
Им – обрести Спасение свое!

В мирах далеких злое лихолетье,
Глухая, беспросветная година
Кончается пречистым снегопадом,
Рождением чудесного ребенка!
Дитя?
Средь буйных радуг Андромеды?
Тогда какие у него глаза?
И сколько рук?
Вы сосчитайте пальцы!
Он человек?
Да разве это важно!

Пусть будет он сияньем бледно-синим,
Как тихая лагуна под луною,
Пускай играет весело в глубинах
Средь странных рыб, похожих на людей,
Пусть кровь его – чернила осьминогов,
Пусть едкие кислотные дожди
Чудовищной пылающей планеты –
Лишь ласка нежная его ребячьей коже.

Христос свободно ходит по Вселенной
И в звезды претворяет плоть свою.
Среди людей – во всем на нас похожий,
Привычный, как и мы, к земной стихии,
Он носит человеческое тело,
Что так обычно нашему уму.
В иных мирах – скользит, летит, струится,
У нас он ходит, словно человек.

Ведь каждый луч из звездных легионов
Несет в себе святой Библейский свиток,
Пространство наполняя Словом Божьим.
На миллионах разных языков
Вздыхают и тоскуют, внемлют, ждут,
Когда же явится Христос пред ними
С побагровевших грозовых небес.

Шагая над глубинами морей,
Вскипающими яростью звериной,
Вспухающими бешеной опарой,
Христос имеет множество имен.
Мы так его зовём,
Они – иначе,
Но сладко имя на любых устах.

Любому он дары свои приносит,
Вино и хлеб для жителей Земли,
Другим мирам – совсем другую пищу.
Но утренняя трапеза всегда
Обильна и щедра, как взрыв сверхновой,
Всегда скудна последняя вечеря,
Ведь там – одни надежды да мечты.
Так было и у нас давно когда-то,
Когда ещё он не взошел на крест.
У нас он мертв,
Но Там – ещё не умер.

Пока ещё несмелый, весь в сомненьях
Наш род земной. Но, напрягая разум,
Себя металлом прочным одевает
И возжигает искорку огня,
Чтоб в зеркале межзвездного пространства
Собою беззаботно любоваться.
И Человек, построивший ракеты,
Шагает горделиво и покорно
В бурлящее, огромное пространство,
Лишь одного боясь, что слишком рано,
Что спят еще бессчетные миры.

Мы, благодарные за высшее доверье,
Несем Вселенной плоть и кровь Христову,
Идем, чтоб предложить вино и хлеб
Далеким звездам и другим планетам.
Мы щедро дарим первое причастье
Пока что незнакомым чужеземцам,
Мы рассылаем ангелов небесных
Во все концы обширнейших миров,
Чтоб возвестить, что мы уже ступили
На воды бесконечного Пространства,
О тысячах Пришествий и Прощаний
Чудеснейшего Богочеловека,
Что, впаянный в свою стальную келью,
Шагает по приливному потоку
И берегам межзвездных океанов
Несет в себе святую Божью кровь.

Мы Чудо-рыб задумываем, строим,
Разбрасываем их металл по ветру,
Что веет в окружающем пространстве
И мчит в Ночи ночей без остановки.

Мы в небо, как архангелы, взлетаем,
В своих соборах, в тесных гнездах аспид,
Слепящим светом наполняя темень
Пустых межзвездных склепов и могил.

Христос не умер!
Бог нас не оставил!
Коль человек шагает сквозь пространство,
Шагает, чтобы заново воскреснуть
И в Воскресенье обрести Любовь.

Нам страшны безнадежные скитанья
По истощенной нами же планете.
Собрав зерно Земного урожая,
Мы новый сев ведем на новом поле,
Чтоб снять за урожаем урожай.
Так кончатся и Смерть,
И Ночь,
И Бренность,
И наша одинокая тоска.

Мы ищем место далеко в Плеядах,
Где человек с богоподобным телом
Совместно с существами, что как мы,
Когда-то преклонившими колени
Перед Земной Невинностью Святою,
Положит в Ясли чудное дитя.

Готовы Ясли новые и ждут,
Волхвы, на небо глядя, видят звезды
И ангелов, чье тело из металла,
Творящих вечной жизни письмена,
Что Бог скрепляет подписью своею.
Все ближе нам чужие небеса,
Все явственней в бездонном зимнем утре
Мы, спящие весь долгий-долгий путь,
Все десять миллиардов лет полета.
Настанет время возблагодарить,
Принять, понять, использовать во благо
Чудесный дар пульсирующей жизни,
Сжимающейся, как большое сердце,
Чтоб лечь, раскрывшись, Богу на ладонь.

И мы проснемся в дальнем далеке,
В затерянном в ночи кошмаре Зверя,
И вновь увидим вечную звезду,
Сияющую в небе на Востоке,
На всех Востоках всех небес Вселенной,
Над холодом сверкающих сугробов,
Что в Рождество насеялись со звезд.
Подумайте о предстоящем Утре,
Отбросьте страхи, слезы и сомненья,
Соблазны, суету, мольбы, рыданья!
Пускай все сгинет, все оцепенеет –
Вы возродитесь, слыша трубный глас,
Ракетный гром пронзит немое небо,
Звучащий не гордыней, но надеждой.

Внемлите все! Внемлите!
Это – утро!
Внемлите!
Начался Девятый День!
Христос вознесся!
Бог воскрес из мертвых!
Воспрянь, Вселенная! Взгляни – твои светила
В пространстве, полном радости и света,
Подобны чистым агнцам свежих пастбищ,
Над Андромедой светят высоко!

Так славься, славься Новое Рожденье,
Что вырвалось из тьмы и бездны Смерти,
Освобожденное от жадной мертвой хватки
Ее разверстой пасти ледяной.

Под бесконечно чуждым нам светилом,
О Иисус, о Бог, о Человек,
В невероятном теле воплощенный,
Спасителя Спаситель, пульс души
Ты! Ангел, поднятый на небо жаждой
Познать, понять, увидеть и коснуться,
И удивиться самому себе.

В День Рождества, живущие, готовьтесь,
Познать еще неведомых себя!
Над зыбкою бездонною Пучиной
Узрите вы Волхвов, дары несущих.
Чудесные дары – не что иное,
Как Жизнь, та, что нигде конца не знает!
Увидите летящие ракеты,
Как семена, хранящие Начало.
Вам суждено засеять ими Космос!
В День Рождества,
В День Рождества Святого
Люби Его, ты – Сын Его любимый!
Единственный? Или один из многих?
Сегодня все собрались к Одному.
Они пробудятся в тепле ночного хлева,
Что согревает спящего ребенка
И Вечную в него вдыхает Жизнь.

Ты должен сделать шаг в холодный Космос,
Сверкающий нездешнюю зимою,
Чтоб раствориться в простоте невинной
И там уснуть до Нового Рожденья.
О, Новое Святое Рождество!
О, Бог с рукой, простертою далеко!
О, Иисус в мильонах воплощений,
Покинь свою Земную колыбель!
Сам Бог тебе приказывает это,
Вперед шагая, пролагает путь
Для всех твоих грядущих возрождений.

В дни нового Святого Рождества,
Ты, Человек, не вопрошай, не медли,
Ты, Иисус, не медли, не тяни,
Ведь именно сейчас настало Время!
Уже настало Время Уходить.
Встань и иди!
Пришла пора родиться.
Приветствуй Дня Девятого рассвет!
Начни Исход!
Восславь за это Бога!
Воздай хвалу, ликуй и восхищайся
Девятым Днем и Новым Рождеством,
Которое есть Торжество Господне!

Перевод А. Молокина

Copyright © 1999 LiveJournal, Inc. All rights reserved.

pload a Userpic

Share

НОВЫЙ ПЕРЕВОД ВЕТХОГО ЗАВЕТА

О задачах и особенностях нового перевода Ветхого Завета, опубликованного Российским Библейским обществом в 2011 году, «Журналу Московской Патриархии» (№ 10, 2011) рассказывает заведующий кафедрой библеистики Общецерковной аспирантуры и докторантуры Михаил Георгиевич Селезнев, возглавлявший переводческую группу РБО с 1996 по 2010 год.

См. Протоиерей Леонид Грилихес: Библейский текст требует постоянного попечения

Новая русская Библия: «pro»

.

— Михаил Георгиевич, зачем нужен еще один перевод Библии на русский язык?

— Конечно, синодальный перевод занимает особое место в нашей истории: он был Библией российских христиан в годы самых тяжелых гонений на Церковь. Старые пожелтевшие книжки бережно хранились в семьях (помню, как хранила старое дореволюционное Евангелие моя бабушка).

Но проблемы с пониманием синодальной Библии, несомненно, есть. Особенно Ветхого Завета. В нашей Церкви исключительно редко встречаются люди, которые прочитали бы весь Ветхий Завет. Отчасти это связано с объемом ветхозаветного канона, отчасти — со сложностью текстов для понимания, но отчасти — с очень тяжелым языком перевода, который безо всякой нужды затемняет то, что в оригинале сказано вполне ясно. Люди предпочитают знакомиться с содержанием Ветхого Завета по пересказам, по «Детским Библиям», но не по синодальному переводу.

Чего стоит такая фраза, как Даниил видел сон и пророческие видения головы своей на ложе своем (Дан. 7:1)! Это очень неуклюжая, буквальная, сбивающая с толку калька арамейского текста. С другой стороны, заметим, при всем своем буквализме, авторы синодального перевода взяли и вставили в текст безо всякого основания слово «пророческие» (такого слова в этом стихе нет ни в еврейской Библии, ни в греческой, ни в славянской).

Новозаветная часть синодального перевода (по крайней мере, Евангелия) в этом отношении существенно лучше ветхозаветной — видно, что над ней трудились больше и с большей любовью.

— Вы ставили перед собой задачу заменить синодальный перевод?

— Синодальный в России (не де-юре, а де-факто) имеет статус общенационального перевода, как Лютеровская Библия в Германии или King James Version для англоязычных стран. Этот статус — показатель того, что перевод вошел в жизнь народа и Церкви. Такой статус переводу не могут присвоить ни переводчики, ни издатели.

Когда работаешь над переводом такого текста, как Библия, очень остро ощущаешь несовершенство того, что у тебя получается. Лучше, чем кто бы то ни было, я понимаю, как сильно еще переводы Ветхого Завета, над которыми мы работали и которые в июне этого года были опубликованы РБО, нуждаются в доработке или переработке. Причем, конечно же, это должно происходить в диалоге с читателем, с современной культурой, с традицией, с Церковью.

— Перевод сделан для «культуры» или для Церкви?

— Думаю, неправильно ставить вопрос: или — или. Такой подход предполагает само собой разумеющимся, что Церковь живет в своего рода гетто. Что она, во-первых, про науку ничего не знает и знать не хочет (поэтому церковный перевод по определению не может быть научным), а, во-вторых, говорит не на литературном русском языке, а на каком-то своем поддиалекте (поэтому церковный перевод в принципе не может быть литературным). По-моему, это все глубоко неверно. Библия церковной традиции не должна жить в своем гетто, в изоляции от современной науки, от литературного русского языка. Она должна рождаться в диалоге традиции с современностью, с современной филологической и исторической наукой, с языком современной русской культуры.

Если перевод не будет учитывать все, что знает современная историко-филологическая наука, то значит, диалог не состоялся. Если читатель скажет: «Это не русский литературный язык, а дурной подстрочник», значит, диалог не состоялся. Но не менее важно, чтобы перевод был воспринят читателем как продолжение традиции в другое время, в другую эпоху, на другом языке, но именно как продолжение, а не отвержение. Если перевод будет сколь угодно научным, литературным и прекрасным, но при этом читатель скажет: «Все хорошо, только перед нами не Библия, а что-то другое», это тоже означает, что диалог традиции и современности не состоялся.

Чтобы этого избежать, нужно обсуждение: какие моменты новизны в библейском переводе приемлемы для живой традиции, а какие нет? Научный перевод не нуждается в предварительном обсуждении, нужно лишь, чтобы переводчик был профессионалом, по-настоящему хорошо знал языки и комментарии. Литературный перевод тоже не нуждается в предварительном обсуждении — это авторский перевод, автор имеет право на свое видение и стиль. Однако если мы говорим о переводе, который продолжает традицию, то обсуждение необходимо. Диалог традиции и современности невозможен без диалога переводчика и читателя.

С этой точки зрения хорошо, что публикация наших переводов Библейским обществом инициировала такое обсуждение.

— Что нового в новом переводе?

— Во-первых, я и мои коллеги-ветхозаветники стремились учесть то, что появилось в библейской науке за последние 130 лет. Это и кумранские рукописи, чтения которых во многих случаях аутентичнее чтения других источников. Это и открытия библейской археологии, благодаря которым мы лучше представляем себе историческую географию Палестины, материальную культуру древних евреев, их образ жизни. Это и сравнительно-семитологические исследования, которые объясняют нам значение многих ранее неясных слов древнееврейского языка. Это и литература соседних народов, которая проливает свет на то, как жили и мыслили люди древнего Ближнего Востока, а древний Израиль был частью этого мира (нередко мы видим прямые литературные параллели). Всего этого не знали и не могли знать люди середины XIX века.

Во-вторых, мы хотели передать библейский текст языком современной русской литературы (не имею в виду язык улицы). Ведь стиль синодального перевода был задан переводами РБО начала XIX века, это еще язык допушкинской эпохи (так его и охарактеризовал специалист по истории церковнославянских переводов и изданий Библии И.Е. Евсеев).

Важно, что, когда ты читаешь Библию в оригинале, поражаешься разнообразию стилей, литературных манер, голосов, которые звучат в подлиннике; скажем, в книге Бытия мы встречаемся с очень пестрым узором самых разных жанров, стилей. Это и торжественные богословские пассажи, и бытовые сцены, и поэзия, и законодательные отрывки. Одной из важнейших задач для нашего перевода было попробовать передать эти разные голоса древнего текста разными голосами современного текста.

И, наконец, мы стремились опираться на современную теорию перевода, систематически отойдя от того стремления к пословности, которое в ряде случаев характерно для синодального перевода: буквальный перевод древнееврейских фразеологизмов был бы ложью.

— Не разрывает ли современная теория традицию?

— Никоим образом. Стремление отойти от пословного перевода в сторону смыслового явственно присутствует и в синодальном переводе, но там оно носит не до конца последовательный, не систематический характер. Скажем, в книге Чисел в описании переписи еврейского народа вместо буквального перевода «подними голову сынов Каафовых» мы видим в синодальном переводе вполне понятное, отнюдь не буквальное исчисли сынов Каафовых (Чис. 4:2). Таких мест, где авторы синодального перевода уходят от буквализма и следуют нынешним теориям перевода, намного больше, чем принято думать. В книге Бытия еврейский текст, который буквально звучал бы: «Я поднимаю твое лицо и к делу сему», передан в синодальном переводе: в угодность тебе Я сделаю и это (Быт. 19:21); еврейская идиома «поднять твое лицо» не калькирована, а переведена по смыслу. В книге Притч мы читаем вполне удобовразумительный перевод «если будут говорить: иди с нами, сделаем засаду для убийства», а не кальку сделаем засаду для крови (Притч. 1:11). Однако семью стихами ниже та же еврейская идиома передана буквально: делают засаду для их крови (Притч. 1:18).

Примеры смыслового, а не буквального перевода мы можем во множестве видеть уже в древнейшем библейском переводе — в Септуагинте. Так что речь совершенно не идет о чем-то неслыханном или о разрыве с традицией. Скорее о более осознанном и последовательном применении тех переводческих принципов, которые встречаются и в традиционных переводах Библии.

— Хотели бы Вы что-то изменить в своем переводе?

— С возрастом приходит опыт и, хочется надеяться, чуть больше мудрости. Еще с возрастом приходит чуть больше консерватизма. Поэтому, перечитывая свои переводы, я думаю, что то или иное место сейчас перевел бы по-другому.

Сергей Сергеевич Аверинцев говорил про свои библейские переводы — «черновики черновиков». Так я и на наши тексты смотрю. Синодальный перевод, можно сказать, готовился семьдесят лет — сперва были переводы Библейского общества начала XIX века, потом переводы отца Павского, Макария (Глухарева), пробные публикации в журналах. Я уверен, что и опыт нашей работы не пропадет.

Сейчас стало очевидно, что текст нужно было с самого начала готовить к публикации с подробными комментариями, особенно там, где перевод отличается от синодального. После выхода нового перевода мне все время задают вопросы: «Почему, в отличие от синодального перевода, вы перевели такое-то место иначе?» На все вопросы такого рода не ответишь ни на лекции, ни в Интернете. На них должен был бы отвечать подробный комментарий к переводу.

И, конечно, публичное обсуждение текстов — тот самый диалог, о котором я выше говорил, — должно было бы начаться раньше, например, двенадцать лет назад, когда тоненькими книжками стали выходить предварительные публикации первых наших переводов Бытия, Исхода, Иова, Притч, Экклезиаста. Но тогда было другое время. Честно говоря, тогда я и представить себе не мог, что вопросы нового перевода Библии будут обсуждаться на страницах «Журнала Мос­ковской Патриархии».

Беседовала Александра Боровик

«Церковный вестник»/Патриархия.ru

Share