ЭТУ МУЗЫКУ ДИКТОВАЛ БОГ

MM Помните слова “Божественная музыка”, а в английском языке, “К нему приложил палец Бог”. В тех произведениях искусства, которые особо оказали благотворное влияние на человечество, несомнено участвовала Божественная любовь. Сила искусства тогда становится великой, когда в создание  произведения участвует Высшая сила – Бог. Если музыка   только возбуждает, тревожит нервную систему, нагнетает непонятную энергию в наши душевные закрома – это не та музыка, о которой говорю я. В музыке, которая рождается под водительством Творца мы всегда чувствуем Его присутствие, Его дыхание, Его небесную мудрость, и Его любовь. Только такая музыка приносит очищение человеческой душе. Только такая музыка приближает нас к Божьей Святости. К примеру, когда я слушаю “Аве Мария”, я вижу Крест, я вижу Христа, я приближаюсь к Нему, и в том момент слёзы сами наворачиватся на глаза. Ибо в такие минуты происходит соприкосновение с Богом. Есть хорошая музыка,  есть замечательная музыка, а есть музыка, в которой участвовал Бог. Как по непонятной Божьей логике отмечен был избранный народ, так по этой же логики Богом избираются  люди, которые становятся проводниками Божьей сущности  и необъяснимого  небесного  счастья. Это другое счастье, неземное, но которое на время  дарует нам  музыка, посылаем нам Богом.

Я думаю, что Моцарт был одним из тех, кого избрал Бог.

 Михаил Моргулис.

Mozart – Requiem – Domine Jesu – Herreweghe

MozartПредставьте совершенно, казалось бы, невероятную для России ситуацию. Вы
пришли на приём к терапевту по поводу, скажем, вегето-сосудистой дистонии.
Проведя все необходимые обследования, врач вручает вам рецепт. Взглянув на
него, вы оторопело переводите взгляд на врача.”Моцарт” – бормочете вы. “Моцарт” – подтверждает врач. Собственно, в рецепте
так и написано: “Моцарт. 2 раза в день по 1 часу”.
..
“Бред какой-то”, – скажете вы. Ничего подобного. Музыка испокон веков
ценилась мудрыми врачами как целительное средство. В Китае, например, можно
обнаружить в аптеках музыкальные альбомы – пластинки или кассеты – с
названиями “Пищеварение”, “Бессонница”, “Печень”, “Почки”:Примерно то же самое существует в Японии, в Индии. Однако потрясающий
врачующий эффект музыки Моцарта открыт недавно и целиком ещё не объяснен.

Пока что ясно одно: музыка Вольфганга Амадея Моцарта по своей целительной
силе значительно превосходит все прочие музыкальные произведения. Послушайте
одну из удивительных историй из жизни знаменитого французского актера Жерара
Депардье, обошедшая в своё время многие западные издания.

Заика Депардье

Поклонники великого французского актёра, конечно же, обратили внимание на
удивительные вибрации его голоса. Однако известно, что в середине 60-х Жерар
был абсолютно косноязычным молодым человеком, не способным в силу ещё и
заикания довести до конца ни одного предложения.

Изучающие творчество актёра объясняют ситуацию семейными неурядицами,
личными неудачами, низкой самооценкой и проблемами с получением образования.
Единственное, что в ту пору несомненно отличало Депардье, – это страстное
желание стать актером.

Наставник Депардье по актёрскому мастерству отправил Жерара в Париж к весьма
известному врачу Альфреду Томатису – доктору медицинских наук, посвятившему
много лет изучению целительного эффекта музыки и особенно произведений
Моцарта.

Томатис определил, что причина голосовых срывов и проблем с памятью у
Депардье лежит глубже его чисто физиологических трудностей – в эмоциональной
сфере, и пообещал помочь ему.

Депардье спросил, что будет входить в курс лечения: операция, лекарственные
средства или психотерапия. Томатис ответил: “Я хочу, чтобы вы приходили ко
мне в лечебницу каждый день на два часа в течение нескольких недель и
слушали Моцарта”.

“Моцарта” – переспросил озадаченный Депардье.

“Моцарта”, – подтвердил Томатис.

Уже на следующий день Депардье пришёл в центр Томатиса, чтобы надеть
наушники и слушать музыку великого композитора. Через несколько “музыкальных
процедур” он почувствовал значительное улучшение в своём состоянии. У него
наладился аппетит и сон, он ощутил прилив энергии.

Вскоре его речь приобрела большую отчётливость. Спустя несколько месяцев
Депардье вернулся в актёрскую школу по-новому уверенным в себе и, окончив
её, стал одним из актеров, выразивших своё поколение.

“До Томатиса, – вспоминает Депардье, – я не мог довести до конца ни одного
предложения. Он помог придать завершённость моим мыслям, научил меня синтезу
и пониманию самого процесса мышления”.

Практика снова и снова убеждала Томатиса в том, что, какими бы ни были
личные вкусы и отношение к композитору каждого конкретного слушателя, музыка
Моцарта неизменно успокаивала пациента, улучшала его пространственное
представление и позволяла более ясно выражать себя.

Почему музыка лечит?

Прежде давайте ответим на вопрос: а что такое звук? Конечно же, вибрация. О
значении вибраций говорили ещё Митио и Авелин Куси на своих знаменитых
лекциях по макробиотике, прочитанных в Париже в 1978 году. В частности,
супруги указывали на очистительные способности вибраций, которые возникают
при пении сочетания “АУ-М”.

“Пойте это 5, 6, 7 раз подряд на продолжительном выдохе по нескольку раз в
день. Данная вибрация не только очищает, но и устанавливает гармонию между
всеми вашими внутренними органами. Затем таким же образом пропойте слог
“Ла:” Он устанавливает гармонию между вами и окружающим миром:”.

В 78-м подобные заявления супругов казались большинству бредом сивой кобылы.
Однако сегодня взгляды круто изменились. Во многом заслуга здесь принадлежит
швейцарскому врачу и инженеру Гансу Дженни, который объяснил и показал, как
звуки могут воздействовать на предметы.

Он проводил опыты с кристаллами, жидкими газами при участии электрических
импульсов и вибраций и обнаружил, что именно звуковые вибрации создают
незавершённые, постоянно меняющиеся геометрические фигуры.

Нетрудно представить себе, насколько заметно воздействие звука на клетки,
органы и ткани живого организма. Вибрация звуков создаёт энергетические
поля, производящие резонанс и движение в окружающем пространстве. Мы
поглощаем энергию, и она меняет ритм нашего дыхания, пульс, кровяное
давление, напряжение мышц, температуру кожи и так далее.

Открытия Дженни помогают понять, каким образом музыка меняет наше
настроение, состояние и даже форму органов. Работы Линди Роджерс, музыканта
и социолога из НьюЙорка, показали, что вибрация, – рождаемая музыкой, может
оказывать и благотворное влияние на пациента, и негативное, если неправильно
подобрана.

Изучив, например, способность к восприятию музыки пациентов, находящихся под
наркозом во время операции, она сделала вывод: “Мы никогда не перестаём
слышать”.

Почему именно Моцарт?

Но почему именно Моцарт? Почему не Бах, не Бетховен, не Битлз? Моцарт не
создавал ошеломляющих эффектов, на которые был способен математический гений
Баха. Его музыка не взметает волны эмоций подобно произведениям Бетховена.

Она не расслабляет тело подобно народным мелодиям и не приводит его в
движение под влиянием музыки “звёзд” рокка. Так в чём же тогда дело?
Наверное, в том, что Моцарт остаётся и загадочным, и доступным. Его ум,
очарование и простота делают нас мудрее.

 
Вольфганг Амадей Моцарт – ребёнок, обладающий пророческим даром, писавший
оперы, симфонии, концерты и сонаты для фортепиано, музыку для органа,
кларнета и других инструментов прежде, чем ему исполнилось двенадцать лет,
и, казалось, знавший, что ему суждено умереть молодым, оставил миру самые
удивительные и гармоничные музыкальные вибрации, чью целительную силу ещё
предстоит оценить нам и нашим потомкам.

Многим музыка Моцарта помогает обрести душевное равновесие. Если она
восстанавливает энергетический баланс и гармонию в организме, то выполняет
функцию, к которой стремятся все медицинские системы.Акупунктура, траволечение, диетология и прочие методы направлены именно на
восстановление энергетического равновесия, которое мы и называем здоровьем.Музыка Моцарта, не слишком плавная, не слишком быстрая, не слишком тихая, не
слишком громкая – по каким-то причинам “именно то, что надо”.Музыкальные ритмы, как известно, влияют на ритмы нервной системы, которые
регулируют обширный биологический пейзаж внутри нашего организма. Нетрудно
понять поэтому, как важна простота и ясность музыки Моцарта для наших эмоций
и для всего организма в целом.Можно уподобить эффект от музыки различных композиторов действию различных
блюд, которые также оказывают влияние на нашу энергетику и физиологию и
могут быть и благотворными, и вредоносными.

Кстати, отметим, что деликатесы далеко не всегда оказываются самыми
полезными блюдами. Иногда более простая пища гораздо больше устраивает нас в
качестве ежедневной.

Точно так же обстоит дело и с музыкой. Её разнообразие дарит нам богатство
ощущений, но лишь определённые формы упорядочивают и стабилизируют наши
чувства.

Томатис убеждён, что музыка Моцарта не имеет себе равных по способности
вносить гармонию в человеческую душу. Он использует Моцарта, так как его
произведения очищают лучше, чем любая другая музыка. В случае с Депардье был
выбран именно тот набор вибраций, в котором его организм нуждался более
всего.

По мнению Томатиса, произведения Моцарта представляют собой идеально
сбалансированное музыкальное “блюдо”, содержащее все необходимые компоненты.

Любопытные факты

:Монахи из монастыря Бриттани обнаружили, что коровы, получая вместе с
кормами ещё и музыку Моцарта, дают больше молока.

:В Канаде струнные квартеты Моцарта исполняются прямо на городских
площадках, чтобы упорядочить уличное движение. Обнаружен и “побочный”
эффект: в результате снизилось потребление наркотиков.

:Могущество музыки Моцарта оказалось в центре внимания главным образом в
результате новаторского исследования Калифорнийского университета в середине
90-х годов. Затем целый ряд учёных изучали влияние произведений Моцарта на
умственный потенциал студентов и повышение их способности усваивать
программный материал.

“Музыка Моцарта способна “отогреть” мозг”, – говорит один из исследователей.
Он считает, что музыка Моцарта оказывает несомненно положительное влияние на
процессы высшей мозговой деятельности, требующиеся для математики и шахмат.

Оказывает влияние на наши сердечные и душевные сферы не только музыка Моцарта. Но всё же особое Божественное присутствие есть только в ней.

Романтическая музыка

Подчеркивает экспрессию и чувство, часто включает в себя темы индивидуализма
и мистицизма, помогает вызвать симпатию, сочувствие, любовь. Примерами
романтических композиторов могут служить Шуберт, Шуман, Чайковский, Шопен и
Лист.

Джаз, блюз, диксиленд, регги

Эти формы музыки и танца могут поднимать настроение и вдохновлять, помогать
разрядить слишком глубокие чувства. Они приносят с собой остроумие и иронию
и способствуют укреплению чувства общечеловеческого единства.

Рок-музыка

Артисты, подобные Элвису Пресли, Роллинг Стоунз, Майклу Джексону, могут
пробуждать страсть, стимулировать активное движение, уменьшать напряжение,
маскировать боль. Однако, если человек не в настроении слушать подобные
звуки, то могут возникнуть напряжение, диссонанс, стресс и даже болевые
ощущения.

Только абсолютно духовная, религиозная, священная  музыка, написанная в небе и переданная на землю даёт нам возможность почувствовать отцовское сердце Бога.

Только она  дарит нам чувство покоя и духовной просветлённости и  помогает
преодолевать и облегчать боль.

sdiplomacy@gmail.com

www.morgulis.tv

Share

Владимир Познер: ” А чёрт его знает…”

Не может В.Познер не думать о том, что будет после земной смерти. Несмотря на то,  что время от времени он отчаянно восклицает, что я, мол атеист,  я ему не верю. Да и сам он себе, наверняка, не верит. Наверное,его “атеизм” направлен  на действия иеархов православной церкви России, реакция на их земные утехи. Он то, знает, что все их красивые “духовные слова” ничего не стоят, потому-что за ними нет великих и чистых церковных дел. Об этом говорит всем нам Святое Писание, Библия: “Вера без дел мертва”. Думаю,  он понимает, что церковь жива, а вот её вожди, духовно мертвы. Вообщем, это касается и других христианских церквей, католических и протестантских. Но на теле православной церкви это особо  видно, это выпукло, это кровоточит. А вот о Создателе жизни, о том, где Он, предстоит ли встреча с Ним, Познер думает. Я очень надеюсь на это. К сказанному, наверное уместно будет напомнить и другие строчки, которые я недавно написал к другому его интервью.

mor1-123Приближаясь  к той великой черте, после которой заканчивается земная жизнь, мы вспоминаем прошлое, и говорим о тех сокровенных мыслях, которые до этого произносить не хотели. Боялись, стеснялись, что, мол, испортят они наш высокий нейтральный имидж. Но когда  уже совсем близко ощущаешь небесное дыхание Бога, тогда понимаешь, нехорошо уносить эти мысли с собой, их надо оставлять здесь на земле. А вдруг, они послужат будущему поколению, а вдруг, они помогут им, этим девочкам и мальчикам, не отягощённым  страшными воспоминаниями их родителей, их дедов и бабушек. И все, кому предстоит встреча с Богом, интуитивно чувствуют вопрос Творца:  Во всём ли ты покаялся, призвал ли к покаянию других? Мне кажется, подобное происходит сейчас с умнейшим Владимиром Познером. Говоря о прошлом, он старается очистить себя и нас перед будущим. Может быть, я неправ, может быть, только я так думаю.  В такие минуты я стремлюсь подойти к подножию Креста, и спрашиваю об этом у Него. Но Он молчит, только смотрит на меня любящими страдающими глазами. В них ответ всем нам. Но каждый должен услышать его индивидуально.

Михаил Моргулис

Владимир Познер

Депутаты Государственной думы решили приостановить внесение так называемого «закона Познера», который должен запретить иностранцам порочить российских чиновников в телеэфире. На такую уступку наши избранники пошли после того как виновник разработки законопроекта, Владимир Познер, в минувшее воскресенье в своей программе принёс извинения за оговорку месячной давности. Только за оговорку. В декабре он, напомним, нечаянно назвал орган, проголосовавший за «закон Димы Яковлева», Государственной дурой. О том, чем наша страна была и остаётся для него, гражданина Франции, США и России, почему он не хочет порадовать депутатов, уехав отсюда, Владимир Познер рассказал в интервью «Фонтанке».
..
 Наш первый разговор с Владимиром Познером состоялся ещё тогда, когда Россия только готовилась ответить Америке на «акт Магнитского». Мало кто мог предположить, до чего мы дойдём в своём ответе. И в ту пору журналист критиковал за бессмысленный и бесполезный закон Соединённые Штаты.

– Другая страна считает возможным объявить энное количество граждан нашей страны персонами нон грата, заморозить их банковские вклады и публично, без доказательств, назвать их соучастниками убийства. Я – против, – говорил тогда «Фонтанке» Владимир Познер. – Это испортит отношения. И главное, это ничего не изменит. Если кто-нибудь думает, что в результате у нас поймут, что надо как-то по-другому себя вести, то это же заблуждение!

Потом парламент принял «антимагнитский» закон, который называют ещё «законом подлецов». В программе «Познер» 23 декабря её ведущий сказал: «Способ мышления, который продемонстрировала Государственная дура… Простите, я оговорился: Государственная дума. Поражает… Когда отдельно взятый человек принимает какое-то решение – это касается его собственной жизни. Когда люди, представляющие страну, принимают решение, которое, на мой взгляд, я это подчёркиваю, выставляет страну на посмешище, в этом нет ничего хорошего».

В Думе усомнились, что оговорка была нечаянной. Депутат Андрей Луговой высказался в эфире «Эха Москвы»: «Познер очень умненький такой паренёчек-то. Вот мы и всем такого рода паренёчкам и дадим… Пенделя таким под задницу – и до свидания». (Напомним, что сам Луговой вернулся в Россию из Великобритании на фоне “полониевого скандала”, англичане считают его виновным в убийстве, по возвращении он был избран в Госдуму.) Депутаты согласились: Познер «слишком хорошо устроился в этой жизни», гражданин США и Франции, он «последние десятилетия живет только за счет того, что работает на государственном канале». И приступили к разработке «закона Познера»: о том, что обладатели иностранного гражданства не имеют права порочить Россию в эфире федеральных телеканалов.

Разработка законопроекта забуксовала. Если принять предложенные авторами формулировки, то получалось, что порочить Россию нельзя только иностранцам, а россиянам вроде как не возбраняется. А если исключить вопрос о гражданстве, выходило ещё хуже: закон о том, что нельзя порочить Россию. Но депутаты в течение всего января упорно повторяли, что вот-вот, буквально на днях, внесут законопроект.

Спасательный круг им бросил 27 января сам Владимир Познер. В программе, гостем которой был Юрий Башмет, он принёс извинения за оговорку с «государственной дурой». Но подчеркнул: только за оговорку. За победными ответами одного из авторов идеи депутата Старшинова так и слышался вздох облегчения: он назвал январские действия Думы в отношении Познера «последовательными и твёрдыми», а извинение журналиста – реакцией на них. И сообщил: внесение закона откладывается. И тогда «Фонтанка» попросила Владимира Владимировича ответить ещё на несколько вопросов.

– Своим извинением вы, так получается, избавили депутатов от достаточно неловкого положения, в котором они оказались. Зачем пошли на этот компромисс? Вас действительно пугал запрет на работу в России?

– Странно, почему компромисс? Сделал я это, конечно, не для депутатов. И меня совершенно не пугает запрет на работу на государственном телевидении – ведь об этом речь. Кстати, пока шла вся эта шумиха, я получил несколько предложений от негосударственных телевизионных и радиоканалов. Я считаю, главное из того, это не моя оговорка, а то, что я тогда сказал, что не согласен с президентом Путиным. И я хотел это подчеркнуть.

– И всё-таки: насколько реальна была опасность, что Первый канал прекратит сотрудничать с вами?

– Думаю, близка к нулю. Если бы эта идея была превращена в законопроект, он должен был бы поступить в комитет по СМИ – и еще вопрос, был бы он рекомендован или нет. Но если был бы, то потом должно было состояться голосование Думы – и тут тоже не всё ясно. Потом Совет Федерации – и опять большой вопрос. Наконец, подписал бы такой законопроект президент Путин? Я сильно сомневаюсь. Не говоря о том, что, например, государственный канал Russia Today использует настоящих иностранцев, у которых нет российского гражданства, в отличие от меня. Так что, закрыть канал?

 – Вы не считаете, что депутат Луговой тоже мог бы принести извинения за свои не вполне корректные, можно даже сказать – хамские, слова?

– Одна из примечательных черт хама заключается в том, что он никогда не приносит извинений.

– Ваша мама – француженка, вы родились во Франции, ребёнком приехали в США, в 19-летнем возрасте попали в СССР, в 1957 году хотели вернуться в Америку, но не уехали из-за женитьбы, в 1991-м всё-таки отправились в Штаты и работали с Филом Донахью, одновременно выпуская в России программы «Времена» и «Мы», в 1997-м вернулись в Россию… Я правильно помню?

– Всё верно.

– Получается, что в СССР – России вы прожили больше лет, чем в США и Франции вместе взятых. Почему же в своей книге «Прощание с иллюзиями» вы пишете, что не чувствуете себя здесь дома?

– В этом-то и парадокс! При всех прочих равных я должен бы чувствовать себя в России дома. Но вот нет. Просто внутри что-то не так. Я всё пытаюсь объяснить… Это ощущение дома – оно складывается из сотен мелких вещей. Для моей мамы, например, Советский Союз не мог оказаться домом. Она выросла в другой среде. И её ничто не устраивало: ни то, как мужчины на неё смотрели, ни то, как разговаривали продавцы, – всё не соответствовало тому, к чему она привыкла. Так вот если взять вот это в качестве отправной точки, то я могу сказать, что у меня – всё то же самое: не так смеются, не та жестикуляция, не так ходят, не так общаются. Не хуже и не лучше, просто – не так. Я не чувствую, что вот это – моё.

– Видимо, это чувствуете не только вы, поэтому в каждую новую «утку» о вашем отъезде из страны как-то все сразу верят. Но что-то ведь вас здесь держит – люди, привязанности?

– Держит меня, конечно, только работа. Есть люди, которых я очень люблю. Ну и что? Я могу жить в Париже, они могут приезжать ко мне в гости, я – к ним в гости. Есть мой дом в Москве, с которым мне было бы жалко расставаться, я люблю свой дом… Но держит меня, конечно, работа. Для меня Россия – страна, где волею судеб я стал довольно известным журналистом. И это страна, в которой моя работа нужна немалому, прямо скажу, количеству людей. И я понимаю, что ни в Америке, ни во Франции работать так же, как здесь, я не смогу. По разным причинам. В том числе – по возрастным. А здесь всё-таки у меня большой стаж, меня люди знают давно, и я нахожусь в совершенно исключительном положении по сравнению со многими моими коллегами.

– А на Россию вы смотрите как бы со стороны – взглядом европейца или американца?

– Чёрт его знает… Думаю, что смотрю взглядом человека, хорошо знающего Россию. Знающего её гораздо лучше, чем американец или европеец. Но всё-таки – чуть-чуть со стороны. Я живу здесь с 1953 года. Больше полувека! Я был везде – целинные земли, что там ещё… Но смотрю на это не так, как на своё. Так получилось. Я очень хотел быть русским. Мечтал: ребята, я такой же, как вы! Мне давали понять: да, ты хороший парень…

– Но чужой.

– Да, ты не наш. И они были правы! Я ужасно с этим не соглашался, спорил, был готов лезть в драку. А потом понял, что они правы. На уровне чувств… Знаете, как у собаки шерсть встаёт на холке: что-то не совсем, запах не тот, не совсем.

– Какой выглядит Россия для хорошо знающего ее человека, но со стороны?

– Есть какие-то вещи сугубо российские, которые, конечно, непохожи ни на что другое. У русских есть какие-то совершенно особые качества, которые меня почти что завораживают. Мне кажется, что люди такими были на заре человечества, в них есть какое-то изначальное любопытство, какая-то звероподобность…

– Неандертальцы…

– Нет. Все-таки когда говорят о человеке «неандерталец», имеют в виду, скорее, грубость, тупость, недоразвитость. Русские совсем не неандертальцы. Но в них сочетается невероятный талант с блоковским «Да, скифы мы! Да, азиаты мы! С раскосыми и жадными очами!». Во всём этом есть что-то очень привлекательное – и в то же время отталкивающее…

– В своей книге вы рисуете не очень симпатичный портрет: «Этот характер, склонный к взлетам восторга и депрессивным падениям, эта сентиментальность в сочетании с жестокостью, это терпение, граничащее с безразличием, это поразительное стремление разрушать и созидать в масштабах совершенно немыслимых, это желание поразить и обрадовать всех криком «угощаю!» – при том, что не останется ни рубля на завтра и не на что будет купить хлеб для собственной семьи, эта звероватость вместе с нежностью, эта любовь гулять, будто в последний раз в жизни, но и жить столь скучно и серо, словно жизнь не закончится никогда, эта покорность судьбе и бесшабашность перед обстоятельствами, это чинопочитание и одновременно высокомерие по отношению к нижестоящим, этот комплекс неполноценности и убежденность в своем превосходстве»…

– Ну… Во всяком случае, я точно смотрю на это не как американец. Американец – он вообще никак не смотрит. Он мало этим интересуется.

– Вот как? А мы-то здесь считаем, что американцы только и думают, как бы нам насолить!

– Они ни о ком не думают, кроме себя самих. Это не хорошо и не плохо. Они только тогда думают о какой-то другой стране, когда эта страна может им угрожать. Вот Советский Союз – это была реальная угроза. Сегодня в какой-то степени – Иран. Хотя он не может угрожать Соединённым Штатам, но всё-таки ядерное оружие. А что Россия? Они не думают ни о России, ни о Франции, ни об Испании. Интереса к окружающему миру у большинства американцев нет.

– А как же Госдеп, который строит нам козни?

– Да-да, Госдеп очень плохой, очень плохой! В моей программе министр культуры, господин Мединский, сказал о разговорах про Госдеп: это – для бабушки из Красноярска, только она ведь не знает, что такое Госдеп. Другое дело, когда одна страна финансирует в другой так называемые некоммерческие организации, то возникает подозрение, что иногда деньги используются не совсем по назначению. И это не лишено основания. Но так делают все, а не только Госдеп. Это – правила игры. Ну, присматривайтесь, боритесь с этим – как все. Но то, что делаем мы…

– Принятые в последнее время законы, это закручивание гаек, – реакция власти на внешнее вмешательство такого условного «госдепа» или ответ на протесты внутри страны?

– По-моему, всё это просто реакция очень неуверенной в себе власти. Она же бьёт по собственной стране! Слава богу, Путин не подписал закон об оскорблении чувств верующих.

– Его отложили.

– Хорошо, но отложили же! При том давлении, какое есть со стороны церкви, всё-таки отложили! Прямо хочется аплодировать.

– Просто это уже перебор.

– Вы думаете, именно это – перебор? А закон о государственной тайне? А митинги? А «антимагнитский» закон? А НКО? Вот я занимался борьбой с ВИЧ. У нас была организация, которая на американские, в частности, деньги разъезжала по стране, выбирая города, где наиболее тяжёлое положение с этим. Мы делали сугубо просветительскую программу о том, что в принципе такое ВИЧ, СПИД, как от этого защищаться, почему это существует. Но кончилось финансирование – и кончилась программа. Кому от этого хуже? Американцам?

– Столько времени прошло с «холодной войны», а Штаты до сих пор вызывают у нас такую острую реакцию. Почему?

– Зачастую наши национальные интересы сталкиваются с интересами Соединённых Штатов. В частности – в тех регионах, которые были когда-то «нашими». И которые ныне «нашими» не являются. Свято место пусто не бывает – и американцы туда проникают. У нас это вызывает совершенно ужасную реакцию. Которая объясняется ещё тем, что мы проиграли «холодную войну». Мы же были великой ядерной державой? А теперь мы кто? Мы по-прежнему ядерные, но уже не великие. И это очень трудно пережить.

– Это комплекс неполноценности?

– Это комплекс, конечно. У нас серьёзный комплекс неполноценности. И тогда надо найти, кто виноват. А кто виноват? Конечно же, американцы, кто ж ещё! И мы только об этом и думаем. Причём думают об этом и люди вполне серьёзные, совсем не дураки.

– Вы принимали участие в митинге на Болотной. В 1991 году вы тоже выступали на митинге во время путча…

– Да, тогда я выступал прямо на площади Дзержинского.

– То есть видели две разновидности наших самых массовых митингов – нынешние и те, в 91-м. Как бы вы определили разницу?

– Митинг в 91-м это был митинг победителей, ничего не испугавшихся. И это был митинг людей, полных надежд: вот теперь-то всё будет так, как мы мечтали. Это не был митинг протеста. А то, что мы имели в этом году, это митинг протеста – и без особой надежды.

– Вы не связываете надежд с этой протестной волной?

– Давайте будем говорить о том, есть ли сейчас вообще надежда у людей. Её нет! Есть статистика: 68 процентов людей – вдумайтесь! – считают, что в 1985 году они жили лучше, чем сегодня. Это должно наводить на очень серьёзные размышления. Мы ведь думали, что человек, когда он говорит, что живёт лучше, имеет в виду: деньги, машина, ресторан, могу поехать куда-то… А выясняется, что «хорошо жить» означает вот что: иметь уверенность в завтрашнем дне, понимать, куда движемся, верить своей власти и чувствовать себя комфортно.

– В 1985 году, я это помню, жилось не так чтобы хорошо. 

– Всё было плохо, я-то хорошо помню советское время. И помню, как в Барнауле вставали в 5 часов утра в очередь за чёрным хлебом, а о белом и не думали. Но при этом верили! Верили: ничего, сегодня трудно, зато завтра нашим детям будет лучше. А сегодня люди очень сильно сомневаются, что будет лучше. И начинают уезжать.

– Получается, в 1991 году было будущее…

– Так казалось.

– И всё-таки именно в 1991 году, когда казалось, что есть надежда, вы уехали в США.

– Да, я уехал. Почти сразу после путча. Но потому, что здесь у меня не было работы. Фил Донахью пригласил меня работать в США. И мне было очень любопытно: а могу ли я работать рядом с такой «иконой»? Кроме того, я, конечно, очень хотел в Америку. Это моя страна. И я даже не могу сказать вам, вернулся бы я или нет, если бы не потерял там работу. Но там мне не простили того, что когда-то я был пропагандистом в СССР. И я вернулся вынужденно. В России в это время шли мои программы – я приезжал, записывал. Вернулся в самом начале 1997-го. К этому времени уже всё произошло: журналистика «откинула сандалии».

– Мне казалось, что она сделала это в 2001-м, началом был разгром НТВ.

– Во время президентских выборов 96-го стало понятно, что Ельцин не проходит, его поддерживали 5 процентов против тридцати у Зюганова. И люди, владевшие телевидением, то есть Березовский, Гусинский и прочие, просто приняли решение поднимать рейтинг Ельцина и «мочить» Зюганова. А кто делал это непосредственно? Журналисты. У них было такое задание. Но тогда они уже не журналисты. Пропагандисты, называйте как хотите, но это уже не журналистика. Дальше всё так и покатилось. В это время я вернулся. Но какое-то время ещё можно было работать по-прежнему. Я делал программу «Мы», потом «Времена»…

– Под фотографией со съёмок программы «Времена» 2000 года стоит подпись о том, что это время было для вас счастливым.

– Да, но уже тогда программа начинала подвергаться серьёзному давлению. Потом мы делали её уже без всякого удовольствия. Потом стали испытывать уже и стыд. А потом просто сами её закрыли, потому что невозможно стало её делать. Никто нас не закрывал.

– От программы «Познер» вы ещё испытываете удовольствие?

– Пока в программе мне удаётся делать то, что я хочу. Я могу её делать так, как хочу. Да, я иду на компромисс. А кто и где не идёт на компромиссы, покажите мне?

– Но ведь существует, вы сами как-то говорили, список из шести-семи человек, которых вы никогда не сможете  пригласить?

– Да, существует, но это не список. Это существует устно. Я принял это условие. И «список» пока не расширяется. Только я воздержался бы от слова «никогда».

– Вы не пробовали пригласить Путина?

– Конечно, пробовал! Я позвонил Дмитрию Пескову (пресс-секретарь президента. – Прим. авт.) и сказал ему: Путину выгодно прийти на мою программу, он же умеет отвечать на вопросы. Песков обещал с ним поговорить. Через 10 дней перезвонил и сказал: нет, он не придёт.

– И ничего не объяснил?

– Нет. Правда, во время нашего первого телефонного разговора он спросил меня, буду ли я «задирать» Путина, который в таких случаях иногда срывается. Буду, отвечаю, но он же президент, он должен уметь держать удар. У него прекрасная память, он помнит все цифры, все факты, и он острый человек, он умеет сказать наотмашь! Ему Песков доложил. И он отказал. Но я понимаю и его. Он мог рассуждать так: я могу выиграть? Могу. Но я и так в порядке. А могу проиграть? Могу. И на чёрта мне это надо?

– Видя, что вы делаете с людьми, особенно с политиками, в своих программах, не каждый согласится через это пройти.

– Я только задаю вопросы. Я же не спорю, отвечайте – больше ничего не требуется.

 – Министр культуры, образованный человек, в вашей программе выглядел так, что вспоминался анекдот из вашей книги – диалог между советским и чешским дипломатами: «Зачем вам в Чехословакии военно-морской министр, у вас же нет моря?» – «Но ведь у вас в СССР есть министр культуры?»

– Мединский мне после программы говорит: что-то очень мало мы с вами о культуре поговорили. Он был очень недоволен… Знаете, параллель такая. После того как у меня была Тина Канделаки, Константин Львович (Эрнст. – Прим. авт.) сказал мне: Владимир Владимирович, вы её «раздели». А я отвечаю: так она сама разделась! Люди же сами приходят. Они понимают, что я буду задавать вопросы. Это моя работа. Была у меня Хиллари Клинтон. Я задавал ей трудные вопросы. Единственный вопрос, в котором она проиграла: почему можно признать независимость Косово, но нельзя признать независимость Абхазии? Вот тут она пришла в замешательство: «Ну… Это наш выбор». Мне же нужен только ответ! Но у людей нет опыта интервью. Если сравнить наших политиков с американскими, то те много опытнее. Они приходят, рассматривая это как пиар. В тех странах, где нет государственного телевидения, власть приходит на программы, чтобы объяснить свои взгляды. А у нас до сих пор такой взгляд: журналист – солдат идеологического фронта, а телевидение – инструмент.

– Мы как-то совсем не говорим о положительных явлениях в нашей жизни. Вот борьба с коррупцией началась: «Оборонсервис», ГЛОНАСС, в Петербурге – «трубная» история. Это вообще что?

– Знаете, в суде присяжные уходят для вынесения вердикта и могут вынести решение очень быстро, а могут совещаться сутками. И в это время о них говорят: «The jury is out». Так вот, the jury is out. Ещё непонятно, куда это всё поведёт: это показуха, это борьба кланов или это всё-таки начало борьбы с коррупцией.

– То есть третий вариант вы тоже допускаете?

– Большинство людей, и я в том числе, считают этот вариант сомнительным. Но я предлагаю не спешить. Давайте посмотрим, как это будет развиваться. И мы поймём, что это. А вдруг?

– А эта наша борьба с коррупцией не может стать национальной идеей? Мы же мучительно ищем национальную идею…

– А что такое вообще национальная идея? Давайте освоим космос. Или высадим человека на Луну. Построим коммунизм – новый мир. Это – да, конечно, очень мощно. Но это не возникает искусственно! Вот вы спросите сегодня француза: какая у вас национальная идея?

– Думаю, удивится.

– Он сильно удивится, скорее всего – расхохочется. Ну, может, отшутится. Не обязательно, что это хорошо. Я не возражаю против того, чтобы в стране было желание чего-то такого добиться на общенациональном уровне. Но это не возникает искусственно.

– Страшно ведь не само по себе желание найти национальную идею, а этот безумный поиск, в ходе которого мы хватаемся даже за футбольный чемпионат.

– Да, это сильная идея… Порой мне кажется, что у людей, которые находятся на командных местах, мозги – как у зайца. Какие-то маленькие такие… Они не смотрят на картину широко и не могут понять, что на самом деле происходит в стране. Говоря иначе – они очень плохие шахматисты.

– Так они и играют с такими же плохими шахматистами!

– С кем это?

– С нами. Нас же держат за болванов, которые не понимают, во что с ними играют.

– Мы не понимаем потому, что у нас нет опыта. Так сложилось, так развивалась наша страна. Но постепенно мы начинаем больше понимать. И это могло бы само по себе стать национальной идеей.

– А религия?

– Они видят в церкви последнюю возможность объединить нацию вокруг чего-то. В принципе, это правильно. Но когда такой патриарх, а за ним – такой шлейф, когда и за иерархами такие шлейфы, надеяться на них нельзя. И серьёзные исследования показывают: при том, сколько об этом кричат, в России верующих – порядка пяти-семи процентов. Люди же не дураки, они всё это чувствуют!

Владимир Познер рассказал в интервью «Фонтанке».

Беседовала Ирина Тумакова, «Фонтанка.ру»

Share

ОБАМА,ИЗРАИЛЬ, И РАНЕНАЯ ДЕВОЧКА

           
Габриэль Вольфсон, Журналист ИА "Курсор".
Габриэль Вольфсон, Журналист ИА “Курсор”.

В момент написания этих строк, в больнице «Шнайдер» врачи сражаются за спасение двухлетней Адель Битон. Она была ранена в минувший четверг, когда террористы забросали камнями машины, проезжавшие по шоссе № 5 в Самарии. Машина, в которой ехала Адель с мамой и двумя сестрами, врезалась в грузовик. Девочка получила тяжелейшие ранения и с тех пор находится между жизнью и смертью в самом прямом и ужасном, особенно когда речь идет о двухлетнем ребенке, смысле этих слов.

Однако в день теракта Адель было не суждено стать главной – хотя и печальной – героиней новостей Второго канала ИТВ. Самая рейтинговая актуальная программа Израиля предпочла начать свой выпуск с сенсационного и эксклюзивного интервью Йонит Леви с президентом США Бараком Обамой. (Теракт этот вообще был изначально объявлен «тяжелой аварией», но это тема уже для другого разговора). Глава американской администрации в порядке приоритетов редакции оказался на много ступеней выше, чем маленькая девочка.

Проще всего свести это «недоразумение» к борьбе за рейтинг. Без сомнений, в этот вечер «двойка» в очередной раз намного обошла своих конкурентов, а интервью с Обамой цитировалось практически всеми ведущими информационными службами. Еще бы, ведь сам Обама нас заметил и с нами он поговорил…

У меня нет никакого желания оспаривать очевидный журналистский успех службы новостей Второго канала. Эксклюзивное интервью с президентом США – огромная репортерская удача, мечтать о которой могут себе позволить единицы. И тем не менее – и само интервью, и его место во главе новостей того дня отражают, мягко говоря, печальный симптом.

Интервью с Обамой больше походило на разговор экзальтированной девицы с рок-звездой, которую поклоннице выпала удача потрогать своими руками. Даже задавая «острые» вопросы, журналистка продолжала поедать Обаму влюбленным взором. Казалось вот-вот и она падет ниц к ногам своего кумира. Израильские политики (а в первую очередь Биньямин Нетаниягу) могут лишь мечтать об отношении хотя бы отдаленно напоминающем то, которым Йонит Леви наделила Барака Обаму.

Obama in IsraelВизит американского президента в Израиль выглядит как это самое интервью, увеличенное в тысячи раз. Дети с флажками, блокированные магистрали, беспрерывные теле- и радиотрансляции, журналисты, жадно ловящие каждое слово Высокого Гостя. «Он сказал нам персонально «привет!!!», – окончательно утратила пропорции в прямом эфире одна из ведущих журналистов страны.

Это не только дешевая провинциальность. Отношение к Джорджу Бушу-младшему, хоть и не было лишено такого же холопского раболепства, но все же не могло сравниться с почти обожествлением нынешнего президента США. Причина проста. Обама стал для определенных кругов в Израиле последней надеждой на реализацию их идеологических и политических устремлений. Один из ведущих комментаторов Второго канала ИТВ Амнон Абрамович с детской непосредственностью заявил в недавнем интервью газете «Гаарец», что своим главным провалом в профессиональной жизни он считает тот факт, что ему «не удалось убедить общество в том, во что он верит, в первую очередь, в зле оккупации». Пропагандист, прячущийся под личиной комментатора, Абрамович далеко не одинок.

Отчаявшись убедить израильское общество в своей правоте и добиться ее реализации через примитивные демократические механизмы, например, выборы, левая израильская элита возложила все надежды на президента США.

Тем более, что он пришел после Джорджа Буша, старавшегося по мере сил, не диктовать Израилю шаги; тем более, что он изначально сделал ставку в своей внешней политике на давление исключительно на Израиль; тем более, что он вышел из среды меньшинств, и, став президентом, зажег огонек веры в сердцах тех, кто мечтает о девальвации сионистской идеи и замены ее на мутную общегражданскую канву развития страны.

In IsraelВсе это сделало Барака Обаму для некоторых в Израиле чем-то между Мессией и последней надеждой. В погоне за этой надеждой они пошли так далеко, что «обогнали» ее в дороге. На данный момент складывается впечатление, что Обама не намерен требовать от Израиля далеко идущих шагов навстречу палестинцам, и уж во всяком случае, замораживания строительства в поселениях. Однако эта тема раз за разом возникает в интервью и комментариях, вокруг визита американского президента в Израиль. «А вдруг? Ну может быть? Ну хоть чуть-чуть? Ну хотя бы подморозить», – читается в их глазах. Какая там Адель Битон?

Трудно переоценить важность взаимоотношений с США для Израиля. Даже несмотря на намеренно завышаемые масштабы израильской зависимости от Америки, несмотря на замалчивание очевидного факта, что сильный и безопасный Израиль – это не подачка администрации еврейскому лобби, а стратегический интерес США, никому и в голову не придет отрицать важность союза между Иерусалимом и Вашингтоном. Тем возмутительнее, чтобы не сказать преступнее, намерение бросить эту связь на алтарь кровожадной и порочной религии лживо именуемой «мирным процессом».

И последнее. Вместо того, чтобы внимать пережевываниям важнейших стратегических аспектов поворота Бараком Обамой головы направо или налево, давайте потратим полминуты и помолимся за двухлетнюю Адель бат Адва. Или просто подумаем о ней. Да сохранит Всевышний ее жизнь… 

Габриэль Вольфсон, Журналист ИА “Курсор”.

Share

МЫСЛИ О ДЕГРАДАЦИИ АМЕРИКАНСКОЙ ДИПЛОМАТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ.

(Открытое письмо к заинтересованным людям, думающим о будущем)

IMG_1322

То, что наш мир стремительно деградирует – уже не открытие. Эта реальная ситуация, облаченная в слова, стала уже рутиной фразой,  и человечество, не замечая своего позора, приняло эту фразу и смирилось с ней. Многие видимые и невидимые причины способствуют этому. В том числе, перераспределение сил в мире. Имеются в виду силы не только военные и, конечно, экономические, но и идеологические, которые, яростно пропагандируя себя, изменяют ментальность людей во многих странах мира. К примеру, как когда-то идеи коммунизма, находясь на пике своей романтической популярности, сумели привлечь к себе миллионы людей.

И принятие этих идей не всегда было вынужденным, во многих случаях, оно принималось исключительно по желанию индивидуума. Сейчас, исламский атакующий всемирный порыв, не только заглатывает мир силой, но привлекает к себе людей своим устойчивым моральным состоянием, своей определённой простотой и чистотой. При всём при том, за всем стоит  загримированный князь тьмы, прикрывающийся Кораном и отправляющий погибать мусульманских детей, вместе со своими еврейскими и христианскими сверстниками. К сожалению, абсолютное большинство людей пытающихся остановить  эту угрозу, не видят в ней  духовное уродство, и потому, не замечают основателя мерзости князя тьмы, стоящего за исламским  терроризмом. Добавлю, в этой страшной ране на лице мира, в первую очередь, необходимо увидеть дьявольскую интерпретацию нормальной  мусульманской религии. Изначально, все религии хороши, плохими и кровожадными они становятся тогда, когда через людей в них входит дьявол. Но самое страшное и по дьявольски мудрое то, что завоевание мира стало идти мирным путём.

Дьявол осознал парадокс, что для победы бороться не надо, что тихим проникновением в жизнь  он добьётся гораздо больше, чем террористическими атаками. Естественно, эту парадоксальную формулу дьявол вывел после того, как до конца понял прогнившее и трусливое сознание западных обществ, которое выдаётся ими за демократическое и либеральное. Вспомните, как страны сдавались Гитлеру и Сталину… Так скажу вам, тогда это были только цветочки. А сейчас созревают ужасные ягоды смерти. Сдаётся Европа, Израиль, начала сдаваться Америка… Кто следующий?  Скорее всего, на арене мира останутся лишь две противоборствующие силы – Китай и ислам. И это взято не из фантастического романа, а из жизни.

Для того чтобы суметь сохранить мир в том исковерканном, но ещё достаточно приличном виде, в котором он находится, необходимо найти абсолютно новые ментальные  дипломатические подходы и возможности, для решения его глобальных проблем. Причём, я уверен, что без участия в этом Вселенской силы, которую часто называют Бог, или Спаситель, эти подходы найдены не будут, а без этого, спасение мира невозможно, и все мы обречены.

Также, для решения этих глобально-болевых вопросов необходимо возникновение большой плеяды талантливых политических лидеров и, особенно, дипломатов, которые могут стать инструментом Небесного Руководителя жизни.  Но, сохраняющие пока статус мирового лидера – Соединённые Штаты Америки  – за последние годы не взрастили политиков и дипломатов высочайшего уровня, именно таких, которых сегодня требует отчаянная ситуация на планете Земля. Мне кажется, одной из важных причин  способствующей  этой гигантской неудаче, является незначительное присутствие талантливых молодых людей из средних слоёв общества в  учебных программах страны, где готовят политиков и дипломатов. Поэтому, резко уменьшился общий процент талантов всей американской дипломатии и политики. Поясню, стало во многом закономерной тенденцией то, что в большую политику идут дети политиков и дипломатов. Известно, что деятельность в этой области, дала их родителям возможность зарабатывать большие деньги. Также известно, что обучение в элитных университетах, готовящих профессионалов в области политики и дипломатии, требует огромных средств со стороны обучаемых. Поэтому, в такие высокопрестижные заведения, в большинстве своём, идут дети политиков и крупных бизнесменов, за обучение которых платят сверхобеспеченные родители. Но известно, что дети не всегда повторяют  таланты своих родителей. Быстрый пример, сын Льва Толстого, был пустым и неспособным человеком, и таких примеров сотни. Возьмите ещё, к примеру, детей некоторых президентов Америки. Всем известно, но не все хотят  помнить об одном народном наблюдение: если у родителей не было особых талантов, то, что тогда  могут взять от них дети? Конечно, и у людей среднего развития могут быть гениальные дети. Но это случается редко, а в Америке в последнее время, просто не случается.

 Итак, талантливые дети,  из семей среднего и бедного достатка, не имеющие  возможности платить за учёбу бешеные деньги, остаются за бортом. В политику они не попадают. В лучшем случае, они выучиваются  другой, менее важной для мира специальности. Вывод: люди, могущие принести огромную пользу своей стране и всему миру, занимаются в жизни другими делами, а люди, не имеющие талантов в этой области, работают в политике и дипломатии во вред своей стране и всему миру.

Сегодня, американская политика осталась без блестящего притока со стороны особо талантливых молодых людей. Поэтому, в американской политике так много серых личностей, не умеющих создавать яркие идеи и находить индивидуальный подход при решении конфликтов. И главное, не способных видеть ситуацию в её полной реальности, не обладающих быстрой талантливой гибкостью, не понимающих, как нужно разговаривать с несговорчивыми людьми.  Возможно поэтому, американская политика проигрывает во многих сложных ситуациях, возникающих в мире. Я встречался с некоторыми молодыми американскими политиками во время выборов в России и Беларуси, куда они приезжали для анализа, исследования, и возможного влияния на события. Те, с кем мне приходилось встречаться, производили впечатление сверхсамоуверенных людей, убеждённых, что люди других стран обязаны соглашаться с их точкой зрения. И абсолютно убеждённых, что именно их позиция единственно верна. Здесь надо заметить, что очень часто, это даже не их позиция. Они слишком серы в своих способностях, чтобы создавать независимую личную позицию. Они даже не замечают, что «их позиция», это слепо повторяемая  позиция начальства, кстати, выдаваемая за мнение всей страны. Объяснение этой печальной картине, можно дать только одно:  большинство описанных людей просто серы и бесталанны. В результате, они становятся дипломатами-бюрократами, не обладающими способностями решать проблемы самостоятельно, а ждущим подсказок свыше. Такие дипломаты никогда не смогут решить серьёзный конфликт, повлиять на решение серьёзной проблемы и выиграть дипломатическое сражение.

Как пример, возьмём отношение Америки с Беларусью. Америка, как никогда нуждается сегодня в надёжных цивилизованных друзьях. В центре Европы находится такой потенциальный друг  – Беларусь.  Много раз лидеры этой страны заявляли о своём желании дружить и сотрудничать с Америкой. Не их не хотели их слышать, и потому не услышали. В результате,  узкие и не гибкие  борцы за свободу демократии, создали вместо друга недруга Америки. Это же надо было обладать таким бездарным дипломатическим умением, чтобы унизить и оскорбить потенциальных друзей!  Да, в Беларуси есть нарушение свобод, но зато нет такого разгула криминальных экономических структур, как в России и Украине. И вопрос на засыпку:  разве Америка поддерживает только страны с прозрачными и полностью демократичными режимами?  

Положение лидера мира обязывает приобретать новых друзей, а в последнее время, Америка их только теряет. Говорили когда-то мудрые: одни смотрят в лужу и видят в ней только грязь, другие тоже смотрят в неё, но  видят в ней отражение прекрасных звёзд с неба. Узкие и не гибкие политики и дипломаты, видят в этой очень неплохой стране, только грязь. А в результате  своего политического и дипломатического несовершенства, они лишили свою страну надёжного друга.

Или, вот Украина. Да, жаль, находящуюся  в тюрьме Ю.Тимошенко. Но и делать из неё украинскую мать Терезу, тоже неловко. Она привела Украину к газовой  катастрофе. Но, как бы не жалели Тимошенко на Западе, отношение к Украине не могут строиться на ситуации, построенной на одном человеке.  Демократия предполагает, что надо прислушиваться к многоголосью, а не к одному голосу, даже  вызывающему симпатию или жалость. Демократия –  это умение слышать много разных голосов, и  после чего делать  вывод.  И что же? Теряют Украину, как важного стратегического партнёра в Европе.

Это, лишь одни из многих примеров, свидетельствующих о деградации американской дипломатической мысли.

Что делать? По моему разумению – впустить в политику талантливых людей, убрать оттуда узких, малоспособных бюрократов.  Лауреат Нобелевской премии, автор «Доктора Живаго», Борис Пастернак, правильно говорил: «Талант, единственная новость, которая всегда нова…». Возможно, надо срочно искать новые методы по  выявлению политических и дипломатических талантов.  Может быть, следует  начать новую национальную телепрограмму-конкурс, во время которой все способные молодые люди Америки смогут в жестких реальных условиях, проявить свои потенциальные дипломатические способности, и потом, за деньги государства совершенствовать их  и становиться  яркими талантливыми политиками и дипломатами. Описание такой телепрограммы у нас имеется. 

Но, как я уже писал, в сегодняшней экстремальной для мира ситуации, задачу по спасению цивилизации, американские дипломаты выполнить не могут. И поэтому, для выхода из этого всемирного трагического тупика, нужно вселенское духовное решение всех народов мира. Я вижу этот выход во всемирном покаяние народов, в первую очередь, американского. А после совершения этого всепланетного духовного акта, необходимо привлечь к решению задачи по выживанию земли – Небесного Управителя жизнью на земле.

В этих условиях определенную роль может сыграть концепция «Духовной Дипломатии». Эта достаточно новая духовно-политическая концепция предполагает решение конфликтов в мире с помощью духовных ценностей конфликтующих сторон. Люди больше не верят друг другу, особенно, дипломаты. Но они могут поверить в силу духовных ценностей народов, которых они представляют. Возможно, эта, на первый взгляд, утопическая идея, покажется кому-то просто наивной мыслью. В этом случае, у нас есть невероятный пример из истории. Когда-то, одна Личность, без солдат, танков и самолётов, победила мир.  Это было 2 тысячи лет тому назад. И хотя идею Личности, за это время сильно изуродовали, идея продолжает жить и  помогает сохранять некоторую стабильность в этом безумном мире.  Эта историческая Личность –  был лучшим дипломатом в мире. Потому что Он побеждал с помощью любви. Хотите или не хотите – но это был Христос. Именно Он, с помощью духовных ценностей народов, и поможет спасти мир.

Читающих это послание, прошу простить меня за чрезмерно  обвинительный тон и  сбивчивый  стиль. Единственное моё оправдание в том, что я, как и вы, хочу, чтобы после меня продолжали жить наши дети, внуки, и следующие поколения.

MMЕсли вас заинтересуют наши мысли, и примеры того, как  Духовная  Дипломатия решала спорные вопросы,  мы готовы встретиться с Вами.

Спасибо за терпение.

Искренне, и с молитвой –
Майкл (Михаил) Моргулис
Президент Фонда «Духовная Дипломатия»
www.morgulis.tv
bridgeUSA@aol.com
 
Share

Че Гевара, читающий Тору!

che033

  Одни видят в нем фанатика и безжалостного убийцу, отчаянно бросавшегося вперёд в поисках гибели, вовлекавшего за собой наивных и слепо преданных ему людей, безрассудно отбиравшего чужие жизни во имя спорных и ошибочных идей. Другие считают его славным героем, защитником  слабых и угнетённых, романтическим лидером целых поколений молодёжи.
   Эрнесто Гевара де ла Серна, получивший в последствии прозвище Че, родился в 1928 году в Аргентине. Скрываясь от диктатора Перона, он в возрасте двадцати четырёх лет бежит в Мексику, где встречается с Фиделем Кастро Рус, связав с этого времени свою судьбу с борьбой кубинского народа за свободу. После победы кубинской революции Гевара принимает активное участие в строительства новой Кубы и даже становится министром промышленности. Однако в 1965 году он внезапно покидает остров, демонстративно отказавшись от кубинского гражданства. Осенью 1966 года Че оказывается в Боливии. Созданный им отряд в октябре 1967 года попадает в окружение правительственных войск. Гевара ранен, захвачен в плен и зверски убит.

.

        Кем же он был на самом деле, этот пламенный латиноамериканский революционер, достигший вершин власти на “острове свободы” и погибший в чужом краю, преданный бывшими друзьями и ненавистный врагам даже после смерти?
   Головокружительная биография Че пронесла кумира миллионов через невиданный взлёт к необъяснимому падению. Во имя чего в зените славы, оставив высокий пост и почёт, он отправился в горные леса Боливии? Что с фанатичным упорством и безнадёжной обречённостью искал в
тропических дебрях, заплатив в конце концов своей собственной жизнью?
     Лишь спустя сорок лет после гибели Эрнесто Гевара, рассекреченные материалы из архивов разведслужб сверхдержав открыли нам истинную подоплёку невероятных и трагических событий, перевернувших жизнь команданте. Новые документы с пронзительной ясностью обнажили
драматическую судьбу героя, узнавшего тайну своего еврейского происхождения, вернувшегося к своему народу и вере и погибшего в поисках спасения для земли и народа Израиля.
 Вероятно, всё началось в конце 1964 года. Возможно именно тогда мать Эрнесто Гевара, предчувствуя близкую смерть (она умрёт в мае 1965) открыла сыну удивительную историю своей жизни. Селия Де Ла
Серна, родилась в 1908 году в Буэнос Айресе в религиозной семье еврейских эмигрантов из России. Девочку назвали – Соня в память о погибшей во время погромов сестры отца. До восемнадцати лет Соня Шейнерман росла в тесном и душном эмигрантском квартале, получая традиционное еврейское воспитание.
Однако достигнув официального совершеннолетия, она немедленно покинула родительский дом, оставила религию, сменила еврейское имя на аргентинское и уже через год вышла замуж за уроженца Аргентины Эрнесто Гевара Линча. Ещё через год родился первенец – Эрнесто. И сам Че и четверо его братьев и сестёр росли, даже не подозревая о своём еврейском происхождении. Селия тщательно скрывала свои корни, не рассказав о них даже мужу.
Тем не менее, незадолго до смерти, она поверяет свою тайну любимому сыну. Потрясённый Че узнаёт, что согласно еврейской традиции, он еврей и что в Старом свете у него есть близкие родственники по материнской линии. От своих родителей Соня знала, что в России у неё остался брат Самуил, старший её на восемнадцать лет. Как и сестра, он оставил дом своих родителей, из сионистских соображений,
отказавшись ехать в Аргентину. Соня знали о нём лишь то, что с отъездом родителей, он отправился на Кавказ, а оттуда вскоре перебрался в Палестину.
  Можно только догадываться какое смятение вызывают откровения матери в душе Эрнесто Гевара. Никогда прежде всерьёз не задумывавшийся ни о евреях, ни об Израиле, он начинает жадно изучать всё, что только может найти о своём народе. Еврейское государство, освободившееся от британского колониального режима, сумевшее защитить себя от буржуазных арабских режимов и раньше вызывало в нём симпатию. Теперь же он чувствует, что его связывает с Израилем нечто большее.
    Как назло, ситуация в мире усложняется. Советский Союз – идеологический оплот и кумир Че всё более откровенно выступает на международной арене против еврейского государства на стороне
арабских стран. Искренний и горячий Че не может терпеть подобную несправедливость. В декабре 1964 года, участвуя во главе кубинской делегации в Генеральной Ассамблее ООН и с трибуны впервые произносит неодобрительные слова в адрес СССР.
    18 декабря, после окончания работы Генеральной Ассамблеи, Эрнесто Гевара, министр промышленности и член Национального руководства Единой партии социалистической революции, отправляется с визитом в Алжир. Так начинается его большая поездка по Африканскому континенту.
19 февраля Гевара прибывает в Египет. В Объединённой Арабской Республике, включающей в то время Египет и Сирию, Че пробудет неделю до 24 февраля. А затем 1 марта снова появится в долине Нила,
оставаясь в Египте ещё почти две недели. Где же кубинский министр находится в период между 24 февраля и 1 марта? Ответ на этот вопрос стал известен лишь в 2007 году, когда архивы ЦРУ открылись для  исследователей.
 25 февраля 1965 года Эрнесто Гевара выезжает из Египта на Кипр, а оттуда прибывает в Израиль, впервые вступив на землю предков. Гевара попадает в Израиль инкогнито, он обращается к эмиграционной службе в Хайфе в почти безнадёжной попытке разыскать семью своего дяди – брата матери и… о чудо, обнаруживает, что у него есть двоюродный брат ровесник!
         CHe

Впрочем, брат также не сохранил родительскую фамилию. В начале марта 1965 года Эрнесто Че Гевара встречает в Тель Авиве своего брата, главу отдела боевой подготовки Генштаба Армии Обороны Израиля, только что получившего звание генерал-майора – Ариэля Шарона.

Братья Шейнерман, 1965 год

Это удивительная встреча. Оба брата заочно знакомы друг с другом. Шарон не раз восхищался безудержной удалью и смелостью кубинского революционера. Гевара, по крупицам собирая информацию об Израиле, не мог не заметить и не оценить тактический талант и мужество командира легендарного израильского спецназа – <Отряда 101>. Но кто мог предположить, что они ещё и родственники! Неделя пролетает как один час. Шарон возит Че по Израилю, демонстрируя удивительные достижения маленькой ближневосточной страны. Гевара в восторге – вот оно воплощение его мечты – настоящий социализм, настоящий, а не показной энтузиазм строителей своего собственного будущего.
  Безоговорочно и навсегда, Че влюбляется в свою новоприобретённую Родину. Лишь одно смущает опытного военного. Зная не понаслышке о намерениях арабских соседей Израиля и о безграничных военных кредитах, предоставляемых Египту и Сирии со стороны СССР, он не верит в способность еврейской страны противостоять объединённой мощи врагов в будущем столкновении.

    Оставаться в Израиле больше нельзя – его исчезновение и так становится более чем подозрительным. Он возвращается в Египет, полностью поглощённый лишь одной мыслью – найти выход для спасения
Израиля. Он знает, что теперь навсегда неразрывно связан с судьбой еврейской страны.
  cheguevara                                                 

 Гевара вновь выступает с обвинениями в адрес СССР, намекая на то, что тот <продаёт свою помощь народным революциям>, исходя из своих корыстных интересов. В Москве речь воспринята как оскорбление, отношения Че с Фиделем Кастро испорчены окончательно.
           14 марта команданте прибывает в Гавану, а 1апреля пишет прощальные письма родителям, детям и бывшему ближайшему другу – Фиделю, в котором, в том числе отказывается от Кубинского гражданства. Весной 1965 Че покидает Кубу, отправляясь в неизвестном направлении.
       По официальной версии, Че оказывается в Бельгийском Конго, где якобы осуществляет подготовку партизан с целью свержения правительства. Однако крайне неудачные и незначительные боевые действия, разворачивающиеся там доказывают то, что для Че – Конго лишь прикрытие. На самом деле, он практически не задерживается в Африке, и сразу прибывает в Иерусалим.
       Брат знакомит Гевару со своим другом и ровесником – раввином Элияу Шаар Ишув Коэном, занимающим в тот момент должность заместителя мэра столицы. Под началом Шаар Ишув Коэна, Гевара начинает свой путь к еврейской традиции, изучая Тору в центральной ешиве религиозно-сионистского мира – <Ешиват Мерказ А-рав>.
     Год Эрнесто Гевара постигает мудрость еврейской философии при ешиве, но голова прирождённого военного занята другим. Гевара убеждён, что война с соседями на пороге. Он понимает как тщательно СССР готовит вторжение в Израиль, насколько преобладают ресурсы врагов над возможностями евреев и не представляет себе где найти выход.
  Главной проблемой, Гевара считает демографическую слабость страны. Однако после Катастрофы европейского еврейства, потенциальные людские ресурсы сосредоточенны лишь в СССР, а значит безнадёжно закрыты для Израиля.  Внезапно изучение еврейской традиции и истории наталкивает Че на невероятную мысль. Гевара узнаёт, что евреем не обязательно родиться, но можно стать, пройдя процесс гиюра. Че помнит также старинные предания, бытующие в Латинской Америке ещё со времён конкистадоров. Изучая материал подробнее, он понимает, что наконец нашёл выход.
     Ещё в шестнадцатом веке индейцы считались потерянными израильскими коленами. При этом энтузиасты даже собирали мнимые или реальные доказательства этого родства. В семнадцатом веке теория была поддержана английским миссионером Томасом Тороугудом, издавшем в Лондоне книгу “Jews in America or Probabilities that the Americans are of that Race”.
          Тогда же в Амстердаме вышла книга раввина Менаше Бен-Исраэля <Микве Исраэль> (<Надежда Израиля>), в которой приводились свидетельства крещеного еврея Аарона Леви (Антонио де Монтесиноса) о том, что индейцы Эквадора, Перу и Бразилии являются потомками колен Реувена и Леви и что он даже встречал индейцев, способных прочитать молитву <Шма Исраэль>.
         Мормонский пророк Джозеф Смит считал, что коренные американцы являются потомками израильтян. Сторонником этой версии был и еврейский журналист и общественный деятель Мордехай Мануэль Ноах, выдвигавший в середине девятнадцатого века идею создания еврейского штата “Арарат” в районе Баффало на реке Ниагара. Сохранилась рукопись иврито-дакотского словаря, составленного в 1842 года миссионером Самуэлем Пондом, который пытался обнаружить сходство между этими языками.
       В голове романтика и идеалиста Че зажигается безумная идея – вернуть к вере предков индейцев Южной Америки и привезти их в Израиль. С одной стороны, избавляя их от гнёта империалистов, а с другой, укрепляя оборонную мощь еврейской страны.
         В ноябре 1966 года Че прибывает в Боливию и начинает осуществление своей невероятной задумки. <Сегодня начинается новый этап, – запишет Че 7 ноября 1966 г. – Ночью прибыли на ранчо. Поездка прошла в целом хорошо. Мы с Пачунго соответствующим образом изменили свою внешность, приехали в Кочабамбу и встретились там с нужными людьми>.
        Лишь считанным единицам из числа своих прежних друзей и соратников мог открыть Че свои нынешние намерения. Те, кто откликнулись на его призыв и прибыли в Боливию не могли не заметить удивительных перемен, произошедших с команданте. Так, например, они не понимали, почему Че никогда не снимает своего берета и не ест мяса…
          Среди соратников, оказавшихся рядом с Че была и его последняя любовь – героическая Таня-Партизанка, чья удивительная судьба была столь схожа с судьбой самого Че. Таня – она же Аиде Тамара Бунке Бидер родилась в Буэнос Айресе в 1937. Её родители бежали из Германии от антисемитских преследований нацистов. Таня-Тамара познакомилась с Че ещё в начале шестидесятых. Теперь она стала его ближайшим сподвижником.
          Неизвестно что произошло если бы Че сумел добиться поставленной цели. Но складывающаяся ситуация не устраивала ни прежних врагов Че, ни его бывших друзей на Кубе и в СССР. Впервые разведки Советского Союза, Кубы, Боливии и США объединились для устранения общего противника – команданте Че Гевара. Дни героя были сочтены.
             31 августа попадает в засаду и уничтожен отряд Тани. 8 октября, сломленный гибелью ближайшего человека и предательством соратников, Че попадает в плен. Уже на следующий день, он расстрелян. Тело Че выставлено на всеобщее обозрение. Ему отрезают руки, чтобы сравнить с отпечатками пальцев, имеющимися в архиве.
   Че погиб, но он погиб зная, что его страна всё-таки победила. Победила даже без его индейских евреев, зная, что брат – возглавив бронетанковое подразделение прорвал позиции египтян, во многом предрешив победный исход Шестидневной войны. Он знал и потому умирал без страха глядя в глаза убийцам.


Боливия была среди стран, поддержавших резолюцию ООН о разделе Палестины. Несмотря на частую смену режимов в Боливии в 1970 — 1980-х годах ее отношения с Израилем неизменно оставались дружественными. Делегация Боливии, как правило, не поддерживала антиизраильские резолюции. В 1975 году представитель Боливии в Генеральной Ассамблее ООН воздержался при голосовании по резолюции, приравнивавшей сионизм к расизму, а в 1991 году голосовал за ее отмену.

Share

УШЁЛ МОЙ ДРУГ

AlexLeonovichУшёл в небеса Алексей Павлович Леонович. Ему было 90 лет.  Его привезли из Беларуси  в Америку, когда ему было пять лет. Он не забыл ни язык, ни свою землю. Говорил на архаичном, но прекрасном русском языке. Я ещё напишу о нём отдельно.

.

 USДа, ушёл мой друг и духовный отец. Мы дружили с ним  36 лет. Разговаривали почти ежедневно по телефону. 36 лет  учил меня любви.  Руководил христианской миссией «Славянское служение», был членом совета директоров Ассоциации радио и телевиденья Америки, советником государственных людей.

.

Не признавал манеру говорить плохо о других. Не помню такого, ни о ком не сказал плохо.  Вместе с ним, мы с Татьяной Титовой начали наши радиопрограммы на СССР «Новая жизнь» и программы «Михаила и Тани».  С ним нелегально переходили границы, стояли  в 1993 году у горящего Парламента России.  Встречались с лидерами стран и с простыми людьми. Я снял о нём фильм «Судьба».  Привёз в его белорусскую деревню, где он родился,  где теперь  жили 17 стариков. Он ходил по кладбищу, находил родню, говорил: Моя тётя, мой дядя… Пил колодезную воду, перебирал комья земли.   Мы выпустили о нём книгу «Благовестник славян». В предисловие есть мои слова : Алексей Леонович помогал верующим всего СССР, не разделяя их в своей заботе на церкви и конфессии. Многолетний узник лагерей, широко известный пастор  Георгий  Петрович Винц говорил: « Когда я был в лагере, Алексей Павлович помогал моей семье, детям, он старался помочь всем без исключения узникам. Это было  практическое христианство».

Когда-то легендарный Билл Брайт, основатель самой большой христианской организации в мире «Кампус Крусейд фор Крайс», назвал Алексея Леоновича «великим христианином Америки со славянским сердцем».  Это действительно так, но надо добавить, что это сердце всегда было  наполнено любовью ко всем народам бывшего СССР.

us 2

Мы выпустили с ним ряд духовных книг, он помог записать мне аудиоальбом «Евангелие от Иоанна». Благословлял меня, когда я начал в Москве передавать на русском  языке христианскую телепрограмму «Возвращение к Богу».  В книге «Духовная дипломатия» я рассказываю о нём, о его чистой, почти детской душе. В фильме «Судьба» есть эпизод, он говорит мне в поезде: «Если бы  я снова начал жизнь, то хотел бы прожить её точно  также, с победами, потерями, со слезами, с болью, и  с той же любовью к Богу».

.

Он был верующим не по названию, а по делам. Всегда знал, что помогая людям, он прославляет Бога.

За день до смерти мы разговаривали с ним по телефону. Алексей Павлович сказал: «Время моего отшествия приближается. Хочу быстрее уйти к моему Господу». И на следующий день, ушёл.

Я не только верю, но знаю, что Господь по милости Своей  проведёт его в Свои чудесные небесные обители. Ибо он был на земле праведником. Спасибо за всё, мой чудесный друг! А главное, за верность и любовь!

Редеет журавлиный клин, скоро и мне лететь в небеса. До встречи, Алексей Павлович!

Михаил Моргулис

А. П. Леонович – Судьба

YouTube

 

Share

Россия пишет сердцем

www Кто-то из вас, читатели, уже знаком с  рассказами и эссе Игоря Михайлова? Если вы читали их внимательно, то  создаваемые его словами картины должны были потрясти ваше сердце. Что-то он делает со словами такое, отчего душа замирает, когда их  читаешь.  Игорь Михайлов, в основном, пишет о провинциальной России. И пишет  о ней так, что хочешь засмеяться, и вдруг, губы выгибаются по- другому, и хочется заплакать. Он пишет о России так, как мало кто пишет.  Не бравирует раскрученными модными словами,  не выстраивает всё  в ровный массовый ряд, не подкидывает в текст хохмы, он рисует Россию своими  невероятно  убийственно точными, вылепленными из снега и любви талантливыми словами.  Часто, эти слова как тающие сосульки, а может быть, плачущие сосульки.  Он создаёт миниатюрные эссе, но это никак не очерки, а картины Виктора Васнецова, соединенные с картинами Иеронима Босха, там доброта не убитая российская, и ужас  нахлынувшей российской беды, там смрад и нежность, боль и  радость. Россия у него настоящая, большая и равнодушная и страшная, и  детская, беспомощная, смотрит на вас  огромными глазами, в них слёзы, а в руках, нож. Игорь Михайлов мастер, большой мастер, он создаёт словами филигранными настроение отчаянности и боли и любви, и всё это западает в душу. Скажу вам по секрету, когда читаю его эссе и рассказы, кажется мне, это Антон Павлович Чехов  вернулся, и продолжает описывать Россию современную. И так хорошо становится. И свет внутри  появляется.

Михаил Моргулис

 За озером

Закипающая, как в чайнике, вода. Убегающее назад пространство. Пароходик, развернувшись кормой к водной пустыне, словно выходит за рамки пейзажа, для которого он недолгое время служил границей.А теперь нет границы, лишь – бледное небо, приплюснутое немотой. Туманная дымка, слово все не взаправду.

Час туда, час обратно. Из облачной кисеи в обратном порядке вырастают, словно театральные декорации к опере «Садко»: светлые стены Юрьева монастыря, дальние пейзажи, ближние планы, взятые кирпичными старинной кладки останками перелетами моста в скобки. И вот, наконец, словно покинутый навсегда час тому назад, со дна Волхова всплывает на поверхность Детинец.

Белые сны, белые ночи, северное сияние, бледное, как призрак, тающий и исчезающий за кормой…

Ведение по мере приближения к нему обретает четкость и очертания древних стен, вполне пригодное для спектакля пространство окружено крепостными стенами, за ними – тишина, сотканная из дождя и тумана.

Представление оперы Римского-Корсакова «Садко» как раз и происходит в Детинце, возле чугунного памятника «Тысячелетию России», напоминающее   самовар.

Все это выглядит вполне пафосно и натужно. И не только потому, что хороших голосов в российской опере не осталось, и солисты, багровея до синевы, поют на открытом пространстве, а просто – так всегда.

Как только современники в юбилейном или административном порыве сливаются в братском поцелуе с историей, то всякий раз выходит криво. Выходит – тульский пряник, который продают в сувенирной лавке на Ярославском вокзале.

А в этой перспективе – от Ильмень-озера до Волхова – когда рассеивается туман, клубится белая река, словно вечность, млечный путь из ниоткуда в никуда.  

Детинец, София, Петр, с торжественностью колокольного звона вырывающийся из чугунного «Тысячелетия». Но сила судьбы, центростремительная воля творца, будто бы возвращает его обратно. Здесь, в этой леденцовой скученности в коробке с монпансье исторических персонажей, которые стали орнаментом, многоступенчатым портретом русской цивилизации, все громоздко и не явно, как и в русской истории: стушевавшийся перед величием фигур Гоголь, прячущий свой нос в шинель;  Пушкин в соболей шапке или Садко, возглавляющий литературную иерархию; бородатые мужики, напоминающие купцов первой гильдии и цари, напоминающие персонажей оперы «Садко».

История, отлитая в чугуне, выплавленная из тысячелетия, почти непостижима!

И где-то здесь, возле этого еле колеблемого ветром воздуха, а вслед за ним и города, неправдоподобного, туманного, как утро, набухшего дождем, может  быть любой из нас, но уже не как прохладный, будто поданная в ресторации телятина к водке, а как самый подлинный соучастник, которого тяжесть русской истории подмяла под себя.

Тяжесть тысячелетия, словно штанга тяжелоатлета, чугунная шапка Мономаха.  

И то правда, когда прессует чугунный вечевой  колокол русской истории, то – нишкни. Будь доволен, что заметили. И не беда, что придавили. Не всем же на вершине, возле ангела Господня под крестом красоваться, кому-то, если повезет, быть гербарием.

Это белое молоко Великого города, вот, кажется, сейчас стечет с набережной и убежит, как закипевшее с плитки.

Останутся немногочисленные его обитатели. Счастливые и несчастные от того, что в Великом нет особой промзоны, нету нефти, а потому нет толстопузого бизнеса, который, как и солисты в опере «Садко», багровея до синевы, изо всех сил выкорчевывают гения из места.

Великий на половину пустой, как поздняя электричка. А если вычесть из праздно-шатающейся публики туристов, то и вовсе останутся только силуэты: бледной тенью прочерченные у нефов церквушки, Детинец, Ярославо Дворище, Софийский собор, пара мостов, бронзовая девушка на набережной, сбросившая бронзовые туфли, которые жмут и беззубый Садко с гуслями перед одноименным рестораном на окраине.

Лики святых, колокола, переливчатое журчание звона или бурление волн.

Волхов струит свои неторопливые воды к Ильмень-озеру. Прогулочный катер проходит сквозь туман, пространство и время, словно нож сквозь масло. Прогулочное путешествие по истории в сопровождении популярных песенок. Из молока на туристов выглядывает, хлопая испуганными ресницами, Юрьев монастырь. Высокая и строгая, словно графин, колокольня, белые стены, избы. Молочная река, омывающая кисельные берега.

Если убегать от мира, от Москвы, шума, гама, срама, то – сюда. Как в старь, Великий ушел от Москвы, но Москва сама пришла за тем, что у нее самой не было. Пришла занять взаймы свободы, но забыла вернуть.

Три остова от старого моста, как стариковские зубы. На другом берегу видение, призрак церкви Спаса на Нередице, напоминающий толпу детишек, прижавшихся к отцу.

Спас – двойник Юрьев-Польского Георгиевского собора, хотя его воплощением является Спас Преображения на Ильинке, расписанный Феофаном Греком.

Феофан – видимо, и есть камень преткновения, почти такой же, какими на пути к Новгороду до этого были кафе и закусочные.

Возле одного из них с надписью Ка шоферы насупротив открытого чрева авто что-то бурно обсуждали, то ли смеялись, то ли ругались. То ли все сразу  вместе и одновременно: исключительно трехстопным.

И вот будто бы Феофан подслушал и подглядел все это и расписал Спас на Ильинке в конце XIV века.

Из-под купола, куда никого не пускают (а не то несдобровать), с фресок вдоль стен на испуганного и умаленного зрителя сморит беспощадным судией Спас.

Этой едва прикрытой сумраком и флером времени ненавистью Феофан просто прожигает насквозь своих современников, прожигает века, а человек , как был, так и остался, ничем.

Ничто неизменно.

Поэтому у его Спаса нет жалости. Нет снисхождения. Снисхождения быть не может и не должно. Возможно, что такого чувства просто не бывает в природе. Или оно растворилось в тумане.

Строгий, почти аскетический, орнамент, языческие руны, узкие бойницы снаружи, а внутри – этот Феофанов Спас, темно-коричневый лик Бога отца, от которого нет спасения и упокоения.

Нет и не будет. Никогда!

В западном пределе сухой, как хлебная корка, Семион Столпник. Абсолютное неверие в человечью природу, умерщвление ее. Изящная и резкая до эмоциональности апоплексического припадка линия кисти. Ослепший от горя, с выеденными, словно от слез, глазницами – Макарий Великий. Его багровые, пергаментные ладони напоминают киноварь  запекшейся крови. Макарий, как будто говорит: довольно, хватит, – очерчивая предел человеческого произвола прямоугольником иконы, стенами храма!

Все равно никакого более счастливого исхода нет и не будет.

Те же жесты и у Даниила Столпника.  

Спас на Ильинке и есть этот предел, за который уже не выйдешь прежним.

Страшная красота, странная музейная окостенелость.

Что же делать со всем этим? Как быть или не быть?

И Феофан отвечает: быть. Но только если в пределах храма. За его стенами  ты лишен благословения, покровительства Спаса и Его сиятельного гнева и красоты, а значит и спасения.

Поэтому так грустны эти белые стены, так невесомы арки проходных дворов, повисших на плечах и карнизах двухэтажных домов, мосты, башни и купола церквей, невидимые в тумане, словно Китеж-град. Тем более для праздного зеваки, лениво сканирующего ломанную, как зигзаги судьбы, линию берега и бодренькое всхлипывание магнитофона…

Катер вспарывает гладь Ильмень-озера, огибает пляшущий весело поплавок буйка и разворачивается к русской истории кормой.

А русская история – к нему тылом.

Великий Новгород уходит на дно, а время возвращается вспять. К своему истоку, к своему пределу.

И нет ничего, кроме Новгородской лагуны, бледно-серой, как молоко.

Нет ничего, кроме озера, неба и тумана. А есть греза о Великом, о почти недостижимом, небесном  граде, затаившемся по другую сторону зеркала, по другую сторону мира…

Игорь Михайлов

Share

Несбывшаяся мечта Чавеса

Президент Венесуэлы Уго Чавес

Уго Чавес страстно желал править до конца 2030 года, когда исполнилось бы 200 лет со дня кончины его кумира Симона Боливара. При этом он явно забыл слова этого героя, произнесенные в январе 1814 года: «Бегите из страны, где полнотой власти обладает лишь один человек. Это страна рабов».

Замыслам харизматика осуществиться не удалось. Несмотря на титанические усилия медиков, четыре хирургические операции по    удалению раковых клеток, сеансы химиотерапии, он символическим образом скончался в день  смерти Сталина.   


.
Михаил Моргулис
.
Share

О ЧЁМ ПИШУТ В ИЕРУСАЛИМЕ!

Палестинцы: ни нации, ни общности, ни отечества…

Мартин Шерман, Jerusalem Post

gaza

Понятия «палестинский народ» и «палестинская государственность» были созданы лишь с одной единственной целью — разрушить Государство Израиль, и палестинские лидеры сами неоднократно признавались в этом.

Политическая алхимия — цели и средства

«В море лжи нет лжи больше и циничнее, чем призывы к основанию независимого палестинского государства на Западном берегу… Со времени геббельсовской пропаганды не было случая, когда откровенная и непрерывная ложь приносила результаты большие, чем сейчас…» (статья  «Палестинская ложь», «Гаарец», июль 1976 год).

Эти строки написаны более 35 лет назад бывшим министром образования от партии МЕРЕЦ профессором Амноном Рубинштейном, и они наилучшим образом демонстрируют драматические изменения в восприятии конфликта с палестинцами леволиберальной интеллигенцией и фиаско израильской внешней политики в целом. Они наилучшим образом показывают, сколь далеко ушла наша интеллегенция от реальности и от заботы о своей стране и своем народе, скатившись к бесконечному и безусловному отрицанию Израиля во имя «палестинского дела». Впрочем, перейдем к фактам…

«Ситуация в Палестине в 1947 году и образование Государства Израиль являются абсолютно незаконными, независимо от прошествия времени. Декларация Бальфура, мандат на Палестину и все, что базируется на них, должно считаться незаконным и недействительным. Исторические и религиозные притязания евреев на Палестину не соответствуют историческим фактам и трезвой общепринятой концепции государственного статуса. Иудаизм является религией, а не независимой национальностью. Евреи не составляют единую нацию, владеющую принадлежащей ей территорией. Евреи — граждане стран, в которых они родились». (Пункты 19 и 20 Палестинской хартии, 1964 год)

Эта декларация, написанная задолго до «оккупации» и «поселений», проливает свет на отношение арабов, и в частности палестинцев, к Израилю. Проблема — не границы Израиля, а само его существование. Поэтому создание палестинского государства и ликвидация поселений в Иудее и Самарии, с точки зрения арабов, не являются решением проблемы, ибо корень зла в их глазах — наличие еврейского государства в любых, пусть даже минимальных границах. Евреи не могут, с точки зрения арабов, иметь собственное государство, и последствия ухода Израиля из сектора Газы в 2005 году полностью доказало оправданность этого вывода.

Все это следует помнить в виду, когда речь идет о переговорах с палестинцами и их намерениях провозгласить свое государство. Провозглашение такого государства является своего рода политической алхимией — попыткой создать некое образование на основе мифа, из отсутствующих для этого компонентов.
Я это докажу ниже, но сперва хочу подчеркнуть: при подготовке данной статьи я не пользовался израильскими источниками, а исключительно палестинскими и арабскими. Таким образом, анализ, содержащийся в ней, базируется исключительно на арабской точке зрения.

Среди историков и социологов не существует единых критериев по поводу того, как определять «нацию» или «национализм». Тем не менее ученые соглашаются, что существуют определения базовых компонентов этих понятий. Как бы ученые и эксперты ни расходились в своих оценках и подходах, они убеждены, что «нация» представляет собой определенный этнос, часть человеческого сообщества, стремящийся к политическому суверенитету на определенной территории; а национализм — стремление определенной этнической или религиозной группы населения в той или иной стране к политической независимости — также на определенной территории.

Внимательное рассмотрение исторических событий нашего региона позволяет без труда обнаружить наличие двух факторов, вступающих в противоречие с этими понятиями: во-первых, отсутствие определенной, явно выраженной этнической группы, стремящейся к обретению политического суверенитета; во-вторых, отсутствие определенной, четко обозначенной территории, на суверенное владение которой выражаются претензии.

Чтобы придти к такому выводу, достаточно проанализировать палестинские источники. При ближайшем рассмотрении мы обнаруживаем, что палестинцы сами не в состоянии обозначить критерии, позволяющие определять их как народ, и территорию, которую они определяют, как историческую родину. Не нужны особые усилия, чтобы осознать: государство Фалястын, на которое претендует палестинские арабы, является искусственным мифом, составленным из различных надуманных, накладывающихся друг на друга и зачастую противоречащих друг другу компонентов. Несмотря на громкие декларации, этот факт быстро распознается, а притязания палестинцев легко разбиваются.

Вывод, который мы можем сделать на основании анализа, доказывает, что все здание «палестинской государственности» является политическим изобретением, призванным замаскировать другие, куда более зловещие цели. Какие именно и каким образом они распознаются?

Миф о народе

Палестинские лидеры не раз постоянно и открыто подчеркивали, что палестинцы — не отдельный, особый народ, кардинально отличающийся от арабского. Например, 14 марта 1977 года глава Политбюро Организации освобождения Палестины (ООП) Фарук Каддуми заявил в интервью журналу Newsweek: «Иорданцы и палестинцы рассматриваются ООП как единый народ».
Это заявление практически ничем не отличается от слов бывшего главы военного отдела и члена Исполнительного Совета ООП Зухейра Мухсина. «Нет никакого различия между иорданцами, палестинцами, сирийцами и ливанцами. Все они — часть одной (арабской) нации», — резюмировал он.

Король Иордании Хуссейн был тем человеком, который признал: создание понятия «палестинский народ» — не более чем трюк, направленный на отвоевание у евреев территории, принадлежащей арабам. На заседании Лиги арабских государств в Аммане в ноябре 1987 года он заявил: «Возникновение палестинской национальной общности как народа стало ответом на притязания, что Палестина принадлежит евреям».

Таким образом, «палестинский народ» — не более чем производная политических манипуляций, направленных на то, чтобы противостоять еврейским территориальным «притязаниям». Иными словами, не будь евреев с их устремлениями, не возникло бы и палестинского народа.

Миф о государственности

Палестинцы признают не только тот факт, что не являются отдельным народом. Они признают также, что не являются политической общностью, и их требования и чаяния таким образом необоснованны.

Упомянутый выше Мухсин признает: «Мы подчеркиваем нашу палестинскую идентичность исключительно из политических соображений, поскольку выпячивание особой палестинской идентичности — в интересах арабов. Да, подчеркивание уникальной палестинской идентичности преследует исключительно тактические цели. Создание палестинского государства — новое средство в продолжающейся борьбе против Израиля».

Что может более откровенным, чем это заявление?! Таким образом, палестинцы не только признаются, что их притязания являются фальшивыми, но и что они преследуют лишь временные политические цели — а именно ликвидацию арабами еврейского государства.
В текущей версии Палестинской хартии говорится: «Палестинский народ — часть арабской нации. Мы верим в арабское единство, однако вынуждены на данном этапе борьбы делать все, чтобы подчеркнуть палестинскую идентичность и способствовать развитию палестинского самосознания».

Таким образом, напрашивается вывод, что на более поздней стадии отпадет необходимость подчеркивать и пестовать палестинскую идентичность и развивать палестинское самосознание. Нам не остается ничего иного, как сделать вывод, что палестинская идентичность — лишь инструмент для ликвидации «незаконного раздела Палестины в 1947 году» (то есть уничтожения Израиля). Заявление короля Хуссейна подтверждает полную оправданность такого вывода. «Создание палестинской национальной общности — это ответ на претензии Израиля, что Палестина является еврейской». Все предельно ясно.

Миф о родине

Статья 16 оригинальной версии Палестинской хартии подчеркивает чаяния палестинского народа по «восстановлению легитимных прав на Палестину, обеспечению мира и безопасности на ее территории, чтобы позволить ему (народу) обрести национальный суверенитет».
Напомню, Палестинская хартия была принята в 1964 году, за три года до того, как Израиль «оккупировал» Западный берег и Газу. Таким образом, о какой территории говорится в данном пункте Палестинской хартии? Какая территория отведена под «обретение национального суверенитета»? В пункте хартии под номером 24 не указывается конкретно, о какой именно территории идет речь и где должно быть провозглашено «палестинское национальное государство». При этом, однако, палестинцы подчеркивают, что не стремятся «провозгласить национальный суверенитет на территории Западного берега в Хашимитском королевстве (территория Иудеи и Самарии входила в то время в состав Иордании. — Прим. пер.) и в Газе».

Таким образом мы сталкиваемся с необъяснимым противоречием. Палестинцы не только не претендуют на Западный берег и Газу, но и объявляют, что признают принадлежность первого другому суверенному политическому образованию — Хашимитскому королевству, и не посягают на него.

Какая же территория является «исконно палестинской»? Ведь та, на которую палестинцы не претендуют, согласно их хартии, является именно той, на которую они… претендуют сегодня. Как объяснить эти удивительные метаморфозы? Два видения палестинского государства полностью противоречат одно другому.
Вывод здесь однозначен: территорией государства Фалястын является та, что находится под контролем евреев. Если эта же территория оказывается под контролем другой арабской страны, она автоматически перестает быть «палестинским национальным домом», а ее население удивительным образом утрачивает «коллективную историческую память».

Это самым очевидным образом свидетельствует, что у палестинцев нет территории, которую они считают своим «национальным домом». Вся концепция палестинской государственности изобретена для того, чтобы доказать оправданность своих притязаний на земли, принадлежащие евреям.

Несуществующая нация

Трудно найти более яростного и непреклонного приверженца «единой палестинской нации», чем бывший арабский депутат кнессета Азми Бшара, бежавший из страны после обвинения, что он работал на иностранные спецслужбы во время Второй ливанской войны 2006 года. В ходе передачи на Втором канале израильского телевидения он изумил ее участников следующим утверждением: «Я не думаю, что существует такое понятие, как палестинский народ. Я считаю, есть только арабский народ. Это мое мнение… На мой взгляд, палестинского народа не существует. Я полагаю, понятие «палестинский народ» — изобретение колониалистов. Когда палестинцы существовали, как отдельная нация? Откуда они пришли? Действительно, откуда? И — когда?»

Палестинцы не только не располагают фундаментальными компонентами, позволяющими квалифицировать их как народ, но и демонстрируют свойства, прямо противоположные понятию «народ». Потому что все их усилия направлены не столько на то, чтобы достичь национального суверенитета, сколько на то, чтобы лишить суверенитета другой народ. В этом контексте палестинцы не только не могут рассматриваться как суверенная нация, но, напротив, представляют собой исключительно деконструктивное образование, враждебное любому созиданию.

Вопросы без ответов

В свете этих фактов израильтяне вправе задать себе и своим лидерам вопрос, почему очевидные и неоспоримые истины игнорируются при формировании внешней политики страны. Почему Израиль так беспомощен перед дипломатией и пропагандой палестинцев? Почему его доводы и аргументы так беззубы, а позиция — столь несостоятельна? Почему мы постоянно находимся в глухой обороне, постоянно оправдываясь и уходя от обоснования своих легитимных прав? Почему, наконец, мы позволили нашим врагам настолько завладеть мировым общественным мнением, что возникла прямая угроза будущему государства?

Газа

В последнее время, действительно, появились первые признаки того, что «наверху» пытаются исправить положение. Но в контексте тотальной кампании по делегитимации нашей страны эти шаги слишком непоследовательны и неуверенны.

Мартин Шерман, Jerusalem Post

Перевод Давида Маркова

Share