БОГ ОСТАЁТСЯ С НИМИ!

IsraelКогда читаешь это, вновь задумываешься об избранности израильского народа. Богоизбранность не в том, что этот народ лучше другого, а в том, что  Бог передал через него Своё слово всему миру. Бог не мог построить человечество, и зачитать Свои правила перед строем. Ибо Бога никто не видел – так говорит Библия. Значит Он передал Свою суть и Свою истину, через тех, кого избрал по своей  Божьей логике.  И читая, что сделали евреи для мира, понимаешь, что Бог остаётся с ними.

Татьяна Титова

.

Израильские научные открытия в 2012 году

Израильские научные открытия в 2012 году2012 год стал в Израиле годом инноваций и прогресса. Многие могут подумать, что всё, что происходило в Израиле в этом году, было связано с безопасностью: нависшая угроза конфликта с Ираном, ракеты из сектора Газы, беспорядки на границах. Однако, всё совсем иначе…

В прошедшем году израильтяне были в авангарде новейших разработок по сотням направлений: культура и искусство, биотехнология, медицина, окружающая среда, наука и технологии. Известные своими инновациями израильские компании принесли на рынок десятки потрясающих новых технологий от мобильных приложений до картонных велосипедов, от невидимой клавиатуры до защиты взлётно-посадочных полос. Израильские исследователи совершили прорыв в изучении рака, болезни Альцгеймера, диабета, бесплодия, вирусов и астмы.

Израильтяне получили мировые призы в вопросах борьбы с голодом, использованию солнечной энергии, развития и орошения пустынь.

Израиль был в центре туристического внимания. Пустыня Негев названа второй в списке международных регионов, которые рекомендуется посетить. Тель-Авив получил множество международных наград, в том числе,  назван среди 8 лучших пляжных городов мира, назван одним из лучших городов по архитектуре, одним из самых творческих городов, и в котором живут одни из самых красивых людей в мире.

Ниже мы приводим 10 наиболее значимых научных направлений из Израиля, помогающих изменить мир к лучшему.

1. К 64-летию Израиля был создан список ТОП-64 из важнейших событий

Большинство людей знает, что знаменитый Disk-on-Key  разработан в Израиле, но знаете ли вы, что Windows NT и XP операционная система была разработана в основном тоже в Израиле? Взгляните на некоторые из лучших израильских инноваций от лекарств Copaxone и Sambucol, израильской повязки первой помощи, использующейся всеми армиями мира,  методики боевой  защиты крав-мага, металлодетектора для просмотра обуви Magshoe  до системы опреснения воды, обмена мгновенными сообщениями (instant messaging) и беспроводной зарядки Powermat. Всё это можно увидеть в специально выпущенном фильме «Made in Israel».

2. Новая израильской медицинская тактика, принуждающая смертельные вирусы покончить жизнь самоубийством

3. Новое транспортное средство, питающееся от солнечных батарей 

4. Израиль кормит мир 
Ни одна другая страна в мире не способствовала прорыву в этой области больше, чем Израиль. Это включает капельное орошение, получение воды из воздуха, борьбу с вредителями, рыбоводство в пустыне, самые передовые на планете методы молочного животноводства и т.д., которые потенциально могут сохранить наш мир от голода.

5. Картонный велосипед, картонная коляска
Стоимость этих инвалидных колясок, которые сделаны из переработанного картона, пластиковых бутылок и переработанных шин, скорее всего, будет в районе $10 каждый. Что дальше? Картонные игрушки, вагоны, кресла для самолетов, и даже автомобили.

6. Устройство для криодеструкции опухолей молочных желёз
Израильская компания IceCure Medical разработала устройство для удаления небольших опухолей молочной железы. Во время процедуры, зонд IceSense3 проникает в опухоль и разрушает её, резко охлаждая её. Процесс криоабляции под местной анестезией занимает до 10 минут, и пациент может уйти после этого, причем восстановительный период не требуется.

7. Новые маркеры крови для ранней диагностики рака 
Израильские ученые из Беер-Шевского университета разработали простой и дешевый анализ крови для раннего обнаружения многих видов рака в клинических испытаниях. С помощью этого анализа можно обнаружить незначительные изменения в крови человека с раковой опухолью, еще до начало распостранения онкологического заболевания распространяется. Ранняя диагностика рака значительно повышает шансы на успешное лечение.

8. Туалет, который не нуждается в воде, не оставляет отходов и питается от солнечной энергии.
Эта израильская разработка, получившая средства от Фонда Била Гейтса, может спасти миллионы жизней. Около 1,1 миллиарда людей в мире не пользуются туалетом, и около 80 процентов отходов жизнедеятельности человека идет в реки и ручьи. В новом туалете отходы автоматически удаляются в съемный контейнер и могут быть использованы в сельском хозяйстве.

9. Использование марихуаны в медицине 
Тысячи больных страдающих от рака, рассеянного склероза, болезни Крона и хронической боли получают марихуану в качестве лекарства. Израильские работы вдохновили поколения исследовательских групп по всему миру, чтобы использовать марихуану для облегчения проблемы химио-индуцированной тошноты с хронической болью

10. Компьютерная диагностика заболеваний головного мозга 
Каждый третий человек страдает от таких заболеваний, как болезнь Альцгеймера,ПаркинсонаADHD, хроническая боль и депрессия. Израильская неинвазивная технология BNA (brain network activation) для диагностики заболеваний головного мозга может произвести революцию в неврологии. Пациенты сидят за компьютером в течение 15 до 30 минут, выполняя конкретную задачу много раз, активируя определеные точки мозга, информация о которых с помощью специального устройства вводится в компьютер. В результате получается объемное изображение мозга и нервных связей, и после его обработки можно судить о наличии у пациента заболевания нервной системы. Клинические испытания показали значительную чувствительность и точность новой израильской системы в диагностике и лечении различных заболеваний головного мозга, причем эта медицинская система может даже оптимизировать дозирование лекарственного препарата путем наблюдения за изменениями в деятельности мозга при введении препарата во время терапевтического лечения.

Источник: bestmedisrael.com, декабрь 2012

Share

О СВОБОДЕ, ЛЮБВИ, И О ДРУГОМ

.
Выступление Майкла Моргулиса на конференции “Свобода на постсоветском пространстве”. Флоридский университет.
.
.
Я часто повторяю: прежде, чем обсуждать какую-либо тему, выясните, насколько совпадает понимание её сути всеми участниками разговора. Если речь зашла о любви, проверьте, какое значение вкладывают в это слово ваши собеседники. Ведь для одних любовь – это 15 минут секса, а для других связь на всю жизнь. Кому-то для проявления любви к детям достаточно помогать родным чадам, другие готовы броситься на помощь страдающим детям едва ли не всего мира. Под принципиальностью можно понимать защиту личных интересов, политических убеждений, религиозных взглядов, семьи. С другой стороны, есть и те, для кого отстаивание правды, истины гораздо важнее семьи, партии и религии. И это тоже можно назвать принципиальностью.
.
А свобода? Что думают об этом понятии ваши собеседники? Оказывается, для одних  свобода – это возможность  брать чужое, грабить, крушить, оскорблять, нарушать законы страны. Именно такую «свободу» приносят в общество революции, независимо от того арабские они или советские. Для других же свобода есть реализация мечты, возможность говорить и писать так, как ты считаешь нужным, уважая при этом мнение других. Свобода – это когда ты можешь не скрывать своей нелюбви к президенту, но это не помешает тебе по собственной инициативе помогать ему изменять страну, улучшать и преобразовывать её. Свобода – это свободный выбор во всём: в любви, политике, бизнесе, религии. И ещё одно я знаю точно: свобода неделима. Некоторые утверждают, что есть свобода в политике, но при этом её нет в экономике. Или, к примеру, есть свобода в экономике, но не в религии. Это ложь! Если есть в стране свобода, то она присутствует во всех сферах жизни. Не существует множества разных свобод. Свобода – одна. Она либо есть, либо нет.
.
Прошедшая путь страданий, голода и войн, Украина  строит свободное общество. Да, в стране коррупция воюет со строящейся свободой, её душит криминал, от свободы отворачиваются чиновники и бюрократы. А политики и  нечестные бизнесмены  пытаются её купить. Но свобода продолжает быть и жить в Украине. Её поддерживают лучшие в стране люди – из правительства, оппозиции,  общества. Избитая, поруганная, осмеянная противниками власти, свобода продолжает жить. Посмотрите на религиозную жизнь в Украине: 57 конфессий и религиозных групп!
Если бы принц Гамлет спросил  сегодня у Украины «быть или не быть?», уверен, что Украина ответила бы миллионами голосов: «Быть!»
.
Быть! Свободной, демократичной, стать землёй для счастья человека.
 .
Share

Арабская весна  – путь к ужасу

                                                                                     Перевод с английского Игоря Файвушовича

AHashemi
Ахмад Хашеми

Около двух лет назад, когда в ближневосточном регионе началось так называемое демократическое движение, более известное как «арабская весна», многие комментаторы провозгласили его как «большой шаг вперёд», «поворотный пункт в современной мировой арабской истории» и как «четвёртая волна демократизации». Я помню те дни очень хорошо, потому что мои коллеги из министерства иностранных дел Ирана были очень взволнованы. Как и большинство иранцев, они поддержали свержение старых тиранов в арабском мире. Многие из моих коллег говорили — разумеется  в частном порядке, — что Иран станет следующим в этом «эффекте домино», и весь ближневосточный регион двинется одним броском по пути к демократии.

Я не был столь оптимистичен. Я утверждал, что в отличие от оппозиции «Зелёного Движения» Ирана, — которое было восстанием при поддержке преимущественно светским средним классом и прозападными слоями общества, — основные оппозиционные силы на арабских улицах состояли из исламистов и даже салафитов из бедных кварталов, которые не были реальной силой для изменений к лучшему. Я утверждал, что обстоятельства не созрели для позитивной трансформации, и что быстрые и кровавые изменения только усугубят ситуацию путём привлечения антизападных экстремистских элементов во власть.

Мой скептицизм получил дополнительный импульс от прослушивания и чтения новостных заголовков, таких как: «После более чем 2000-летнего еврейского присутствия Египет закрывает последнюю синагогу» или «Нападения на коптские храмы продолжаются», «Египетские высшие должностные лица называют евреев «обезьянами», «Давид Герби, ливийско-итальянский еврей, вернувшийся на свою историческую родину, получает смертельные угрозы», «закрыта последняя синагога в Ираке, что является сигналом окончания там 2700-летнего еврейского присутствия».

Эти и другие подобные примеры были признаками того, что не только оставшиеся небольшие христианская и, особенно, еврейская общины вымирают в мусульманском мире, но и сокращается без того уже низкая терпимость по отношению к «другим». Это основная причина, почему я продолжаю считать, что арабские восстания вряд ли приведут к каким-либо изменениям к лучшему.

Политика: «Во всём обвинять Израиль»

С началом революций «Арабской весны» как правители, так и оппозиция попытались изобразить положение дел в свете нелепой, но странно распространённой теории, что за всеми этими событиями стоят евреи, и они занимаются заговором против мусульман и арабов. Посредством фабрикации встречной антисемитской пропаганды и организации заговоров с целью указания пальцем на Израиль и евреев каждая сторона пыталась очернить другую, связывая её с Израилем. В Ливии повстанцы, с целью опорочить диктатора-антисемита, утверждали, что мать Муаммара Каддафи была еврейкой; иранские чиновники не стеснялись назвать сирийское восстание, в его ранней стадии, заговором, спланированным сионистами; а Башар аль-Асад повторил те же самые обвинения. И этот список можно продолжить.

Недальновидность удерживала лидеров и сторонников восстаний от использования всех существующих возможностей. Вместо того, чтобы иметь дело с корневыми причинами проблем, они избрали «единый диагноз, подходящий ко всем болезням», с одинаковым рецептом от всех бед: каждый раз, когда возникает путаница, дилемма или сложная ситуация, просто указывать пальцем на Израиль и евреев.

Такая специфическая стратегия широко использовалась во внутренней политике Ирана после исламской революции 1979 года: и в качестве поисков козла отпущения за свои внутренние проблемы, и в качестве рычага против политических противников. Например, после того как президент Ахмадинеджад проигнорировал верховного лидера Хаменеи, ультра-ортодоксальные группы навесили на него ярлык «скрытого еврея». Его наставник, Рахим Машаи, и сторонники Рахима были помечены присными Хаменеи как «Течение заблудших». Это произошло отчасти потому, что, несмотря на то, что Рахим Машаи отрёкся от своих слов и сурово критиковал политику Израиля, он однажды высказал мнение, что два народа, две страны — Иран и Израиль — должны быть друзьями. В этом контексте, евреи — синоним зла, и они считаются источником всех грехов, страданий и злоупотреблений.

Мой личный опыт

Обычно я писал на персидском языке, но пару месяцев назад я, чтобы внести свой вклад в израильскую прессу, решил написать на английском. К моему удивлению, мои близкие друзья пришли в ярость и сказали мне, что «публикация в еврейских СМИ является красной линией, и ты таким образом ставишь на карту кредит доверия и своё будущее». Я ответил им, что и впредь буду это делать, невзирая на гнев моих старых друзей и  коллег.

К сожалению, наше общество так предвзято и несправедливо, когда дело доходит до Израиля и его политики, что даже многие сторонники реформ, продемократические группы в Иране и за его пределами сознательно дистанцируются от всего, что может дать повод обвинить их в связи с евреями. Тексты и разговоры о Бней-Исраэль (Сынах Израиля) и их прошлых страданиях по-прежнему являются табу, и никто не хочет слышать свободную от предубеждений информацию о евреях и их трагической истории, такую, как о принудительном исходе в двадцатом веке, массовой высылке и резне евреев на Ближнем Востоке.

Я твёрдо верю, что если мы собираемся создать здоровое, толерантное общество, которое уважает разные конфессии и проводит политику плюралистической демократии, мы должны признать, что евреи и еврейская община — это неотъемлемая часть наших собственных общин. Это утверждение сосуществования представляет сущность современной цивилизации. «Арабская весна» без религиозной терпимости, которая зиждется на сильных антисемитских настроениях, не может привести к подлинной демократии и свободе. Преуспевание и процветание возможно только в условиях мирного и демократического Ближнего Востока.

В качестве наиболее успешной демократии, обладающей сильной и диверсифицированной экономикой и динамичной многопартийной политической системой в регионе, поражённом тиранией, Израиль может быть образцом для подражания. Я искренне верю, что есть много других вещей, которым мы можем учиться друг у друга при условии, что мы оставим в стороне предубеждения и ненависть и с открытой душой примем новые идеи. Нам нужны изменения в менталитете, и, как мусульмане, мы должны наладить сильную сердечную связь с израильским народом и строить будущее нашего общего Ближнего Востока вместе с евреями и христианами. Тогда израильтяне будут готовы пожертвовать некоторыми спорными землями и пойти на компромиссы ради достижения прочного мира, гарантирующего их безопасность и существование во враждебном регионе, будучи в настоящее время окружены противниками.

Интеллектуалы, так же как и светские и религиозные учёные мусульманского мира, должны понять, что без решения основного принципа — терпимости по отношению к «другим», начиная с Израиля, — они не смогут достичь подлинной демократии и мира. Мы должны искать внутри себя корни наших проблем. Вековые проблемы неравенства и дискриминации, насилия, неуважения к правам человека, женоненавистничества и поведения, лишающего женщин прав, равных с мужчинами, нетерпимости и расовой ненависти, сектантства, коррупции, фундаментализма и экстремизма глубоко укоренились в нашей социально-политической структуре. Наш регион столкнулся с этими проблемами задолго до создания еврейского государства в 1948 году, и они не имеют ничего общего с сегодняшним Израилем.

Мы должны быть самокритичными и пересмотреть наши ценности и способ мышления, который привёл нас к этому хаосу. Нам следует заняться этим, если мы хотим жить в лучшем будущем. Мы должны признать и приветствовать само существование еврейского государства и его народа, как долго бывшую в рассеянии, но коренную и древнюю региональную нацию. Большинство войн и столкновений на Ближнем Востоке и в Северной Африке происходили между самими арабскими и мусульманскими странами. Несмотря на бессмысленные замечания, сделанные определёнными экстремистскими мусульманскими и даже еврейскими священнослужителями, например, — «Нетурей Карта», исчезновение Государства Израиль не решит затянувшихся проблем в регионе. Существующая практика братоубийства и бесконечных столкновений между враждующими группами в арабских и мусульманских странах действует независимо от Государства Израиль и не имеет с ним ничего общего.

Некоторые меры, которые могли бы исцелить наши раны, как то: культурный релятивизм, уважение прав человека,  учёт того факта, что евреи и христиане жили в этом регионе до мусульман, религиозная терпимость и уважение всех религий, включая авраамические (иудаизм, христианство и ислам) и неавраамический монотеизм (как Вера Бахаи, сикхизм и зороастризм), а также агностицизм и атеизм.

Государство Иран — спонсор антисемитизма

 Бедствие антисемитизма имеет долгую и позорную историю, которую не следует принижать и ограничивать только нацистскими преступлениями. Например, даже слова «еврей» и «еврейский» до сих пор несут в себе оскорбительные и негативные коннотации в наших пословицах и повседневных разговорах. Самым отвратительным примером государственного антисемитизма является теократический Иран, особенно, нынешняя его администрация.

Любой, кто порочит евреев, отрицает Холокост и отвергает существование Израиля, может превратиться в героя в течение одной ночи. Тому примером отрицатели Холокоста и антисемиты, подобные Эдоардо Аньелли, сыну владельца автогиганта «Фиат», покойный французский мыслитель Роже Гароди (психически неуравновешенный отрицатель Холокоста, которого, как я сам видел несколько лет назад, встречали как героя в семинарии «Feyziye» иранской провинции Кум), и антиизраильские раввины, такие как Исроэль Довид Вайс и Мойше Арье Фридман, радушно встреченные в Иране только потому, что они ненавидят Израиль и отрицают его право на существование.

Как писатели, учёные, активисты борьбы за права человека и рядовые граждане ближневосточного региона, мы обязаны принести исторические извинения израильтянам за нападки, преследования и массовое изгнание со своих исконных земель. Это явление мы можем классифицировать как «малый Холокост», который привёл к уничтожению еврейских общин в большинстве арабских и мусульманских стран. Даже если мы ничего не можем сделать, чтобы исправить то, что случилось в прошлом, мы должны иметь мужество признать эти реальности, с надеждой на более светлое будущее, обогащенное мозаикой различных культур, религий и рас.

Ахмад Хашеми — бывший переводчик иранского МИДа. Он был участником протестов продемократического «Зелёного Движения» в 2009 году. В начале 2012 года его включили в список кандидатов на парламентские выборы в Иране. Однако вскоре Хашеми был исключён из списка Советом Стражей иранской конституции.

Ахмад Хашеми, иранский дипломат

http://club.berkovich-zametki.com/?p=4605

Share

ВЗГЛЯД ЛЕВОЙ ГАЗЕТЫ СО СВЯТОЙ ЗЕМЛИ

“Маарив”: что Запад может сделать с мусульманами?

Марк Твен написал когда-то, что если подобрать умирающую от голода собаку, накормить и напоить ее, дать ей кров, она не укусит тебя, и этим собака отличается от человека.

westЕвропа сталкивается сейчас с этой проблемой и не может поверить в то, что подобное с ней происходит. Циники могут сказать, что Европа открыла двери мусульманской иммиграции, поскольку нуждалась в дешевой рабочей силе, людях, которые молча делали бы грязную работу.

Но это не так. Многие европейские страны предоставляют убежище мигрантам из Азии и Африки, исходя из соображений гуманности и сочувствия к людям, страдающим от войн, преследований и нищеты. Так, например, Швеция, пережившая в конце минувшей недели серьезные беспорядки, включавшие вандализм, поджоги и нападения на полицейских, с невероятной щедростью предоставляет статус беженцев и гражданство сотням тысяч иммигрантов. Дает им корзину абсорбции и оказывает теплый прием. Этим заняты не только правительственные учреждения, но и многочисленные волонтерские организации. Шведы на самом деле не понимают, за что им такая черная неблагодарность.

Там все еще запрещено говорить публично то, что все и так знают. Ислам напоминает образ злого волшебника Волана Де Морта, имя которого страшно упоминать вслух. Когда мусульманский бандит нанес французскому солдату ножевой удар, в официальном сообщении говорилось, что нет никакой связи между этим инцидентом, произошедшим во Франции, и отсечением головы британскому солдату, осуществленным мусульманскими фанатиками днем ранее. Все это вообще происходило в разных государствах.

И, разумеется, нет никакой связи между двумя случаями, произошедшими во Франции и Великобритании, и погромами, учиненными мусульманами в Стокгольме. Естественно. Ведь Стокгольм расположен в Швеции. Но Европа, и Запад в целом, уже прекрасно понимают, что идея мультикультурализма потерпела фиаско и грозит обернуться катастрофой. И что речь идет отнюдь не только о социально-экономической проблеме.

Разумеется, не все те, чье имя нельзя произносить вслух, являются погромщиками и головорезами. Но понятно, что все, кто отсекает живым людям голову, принадлежат к тем, чье имя нельзя произносить вслух. Что может Запад противопоставить поднимающейся волне мусульманского насилия? Прежде всего начать говорить об этом громко и открыто. Политкорректный дискурс является страусиным дискурсом, боящимся правды. Культура Ислама поощряет кровавую месть и убийства женщин во имя «семейной чести». Ислам выращивает и готовит террористов-самоубийц. Мечети, медресе, имамы во всем мире, и на Западе тоже, открыто призывают паству к джихаду.

Это факты, не мнения. Те, кто взорвал самолеты и разрушил небоскребы на Манхэттене, не были нищими иммигрантами или озлобленными безработными. То же касается тех, кто взорвал людей на Бостонском марафоне. Это не означает, что Запад должен начать войну против миллиарда мусульман или изгнать из своих стран мусульманских граждан. Но можно сделать многое, чтобы защитить западную цивилизацию от тех, кто хочет уничтожить западную культуру и западный образ жизни.

Ури Элицур, «Маарив», 29.05.2013

Share

ПИЛАТ И ШУКШИН: КРОВЬ И СЛЁЗЫ

Добро и зло. Понятия вечные и неразделимые. И пока живы дух и сознание человека, они будут бороться друг с другом, добро будет «открываться» человеку, освещая ему путь к истине. Такую борьбу представляет нам М. Булгаков в романе «Мастер и Маргарита», причем делает это своеобразно: перед читателем одновременно проходят два пласта времени. Один связан с жизнью Москвы тридцатых годов двадцатого века, другой — с легендой или правдой об Иешуа Га-Ноцри. Булгаков дает нам «роман в романе», и оба они объединены одной идеей — поисками истины и добра.

Суд Пилата Перенесемся в далекий Ершалаим, во дворец прокуратора Иудеи Понтия Пилата. В белом плаще появляется он перед человеком лет двадцати семи. Человек этот — звали его Иешуа — обвиняется в подстрекательстве к разрушению ершалаимского храма.

Арестант хотел было оправдаться. «Добрый человек!..», но его «научили» соблюдать этикет: Крысобой вынул бич и ударил арестованного по плечам. Трудно не согласиться с тем определением, которое дал себе прокуратор: «свирепое чудовище». Понтий Пилат живет по своим законам: он знает, что мир разделен на властвующих и подчиняющихся им; что всесилен римский император, а в Ершалаиме он наместник императора, значит, господин всех и вся. И вдруг появляется некто, который думает иначе. У Иешуа своя жизненная философия: «злых людей нет на свете», есть люди несчастливые, обиженные на жизнь.

В его невиновности прокуратор убедился сразу. И у него уже сложился план действий: он объявит Иешуа сумасшедшим и вышлет на остров в Средиземное море, туда, где находится его резиденция. Но этому плану не суждено было воплотиться в реальность. Иешуа казнили. За что его казнили? Иешуа казнен за то, что нес людям добро, за то, что считал их людьми, за то, что был человеком духовно независимым, имел высокую душу и высокий уровень сознания, за то, что отважился сказать свое слово о добре, об «истинной» любви к человеку.

А Понтий Пилат? Его могущество оказалось мнимым. Он трус, он верный пес кесаря и всего лишь пешка в руках императора. Но совесть мучает его, поэтому он и приказывает убить подлеца Иуду. Обратите внимание: «Но совесть мучает его». Совесть — первый признак того, что человек стал на путь добра.
Так что есть добро? На мой взгляд, добро — это сочетание совести с «духовными» правилами человека, а также постоянная борьба добрых качеств человека с плохими.

А что же Воланд? Он воплощение зла, а в романе наказывает тех людей, у кого есть людские пороки, которые присущи злу. Мне не понятно, зачем Воланд наказывает их.

Например: Степан Лиходеев, большой человек в культурном мире Москвы, — бездельник, развратник, пьяница; Никанор Иванович Босой — взяточник; Соков, буфетчик варьете, — вор…; а на сеансе черной магии в московском варьете Воланд и в прямом, и в переносном смысле раздевает некоторых гражданок, рвущихся на сцену за дармовым добром. Увы, мир оказался таким, что лишь дьявол стал подобием судьи, ведь именно он воздал в романе всем по заслугам. А Мастер? Что стало с ним? Ему открылась истина, и он шагнул навстречу добру, чтобы выполнить то, зачем пришел на землю, — написать роман об Иисусе Христе. Но такой герой не вписался в общество, которое существовало в тридцатых годах двадцатого века в Москве. Свора литературных критиков набросилась на него, и Мастер так же, как и Иешуа, должен заплатить за право провозгласить свою истину.

Вечное стремление людей к добру неодолимо. Прошло двадцать веков, а Иисус Христос — олицетворение добра и любви — жив в душах людей. К его образу обращались и будут обращаться люди. Значит, нельзя уничтожить добро на нашей Земле, потому что оно «живет» в нас самих. И пока на ней будут жить люди, добро никуда не исчезнет.

В настоящее время, в век, когда машины выполняют сотни операций и заменяют десятки людей, встает как первоочередная проблема душевной теплоты.

Это, конечно, очень странно звучит. Вдруг рядом со словом «проблема» ставятся слова «нравственность», «добро», «теплота». Но, к сожалению, особенно сейчас стало необходимо чаще задумываться над этим, ибо надо быть добрее друг к другу, слушать, чувствовать души других, не проходить мимо людей, зовущих на помощь. Плохо, когда люди, стремясь к собственному благополучию, забывают о том, что существуют, живут они в этом мире не одни, что кругом тоже люди, о которых нужно думать, с которыми необходимо считаться. Черствость души — самая страшная болезнь на свете. А.П. Чехов говорил: «Спешите делать добро».

Если мы будем сначала просто не обращать внимания на чужое горе, заглушать голос собственной совести, убеждая себя в том, что потом наверстаем упущенное, а пока и без того много забот, то тем самым мы убьем в себе самое ценное качество — способность делать добро. Это огрубляет наше сердце, покрывает его непроницаемой коркой, сквозь которую уже не пробьются мольбы о помощи. После потери доброты происходит неминуемая потеря нравственности. Такой человек способен уже на все.

Необходимо бороться с этим, не допускать перерождения человека, и неудивительно, что большая часть произведений современных писателей посвящена этой теме. Авторы призывают нас быть добрее, душевнее друг с другом, вспоминая историю, уроки прошедшей войны. Одним из таких авторов был Василий Шукшин. Его произведения проникнуты великой любовью к своей земле, к людям. Та сердечность, которой проникнуты каждое слово, каждая строчка его произведений, показывает, как дороги писателю его Родина, простые люди. Он любит все: и небо, и птиц, и шелест ветра. По-моему, В. Шукшин своей любовью, теплотой, душевностью, простотой и высокой нравственностью сумел охватить все. Лучшие его герои — такие же, как и он сам.

Их отличает искренность, глубокое понимание других, нравственная чистота. Егор Прокудин в «Калине красной» — образ человека, глубоко переживающего. Из темного воровского мира он шагнул в новое и светлое. Его душа осталась чистой, он не хочет возвращаться в прошлое. Автор показывает, что истинная доброта и нравственность не могут исчезнуть.
Герой произведения «Живет такой парень…» поражает непосредственностью и добротой. Он может что-то наивно «загнуть», но в душе он прекрасен. Василий Шукшин, показывая таких людей, заставляет поверить в добро, в его силу. Нравственность и доброта — великие силы, и надо правильно их понимать.

Добро воспитывает и возвеличивает человека, а злость и равнодушие унижают его. Если ты равнодушен к страданиям других, ты не заслуживаешь названия человека.

Любовь и добро привели нас в 1945 году к великой Победе. Вера в добро ведет нас по жизни сейчас. Страшно встречаться с черствостью и грубостью. По-моему, необходимо верить в людей, лучшее в них, необходимо сурово наказывать зло. Можно вылечить человечество от этих страшных болезней.

Иоанн Береславский

Share

ЯЗЫЧНИКИ С КРЕСТАМИ

Язычество никогда не умирало. Оно живет и цепляется за жизнь с остервенелостью. Язычество готово многим пожертвовать, лишь бы его «вглубь» не трогали.

 протоиерей Андрей Ткачёв

 SlavsОно и бороду отпустит длиннее, чем у любого монаха, и крестик оденет, и «окать» будет по-вологодски, если попросишь. Всему этому, правда, даст оно свое понимание. Язычество праздники в календаре красным цветом обведет, но все это так – понарошку, сверху и по касательной. Внутри же оно будет жить своими древними интуициями племени и рода, разделением мира на своих и чужих с необъяснимой ненавистью к последним, священными трапезами на могилах, идеей цикличности в развитии, и т.д. и т.п.Язычество будет непременно баснословить об изначальной избранности своего собственного племени, о вечности материи, будет избегать разговоров о Боге-Творце, будет, короче, повторять всю уже известную истории карусель мифологической лжи и словесной эквилибристики по мере отпущенных талантов.

 *
Язычника от не-язычника бывает трудно отличить. Термин «православие», например, закоторый так много христианской крови пролито, в последнее время славянские язычники-автохтоны осваивают активно. Спросишь человека: «Ты православный?», он тебе ответит: «Да». И ты отойдешь довольный, что брата повидал. А он вовсе и не имел в виду ортодоксию Кафолической Церкви, то есть точный смысл «православия», а имел в виду какое-то свое понимание термина в категориях славянского безграмотного басурманства с Мокошью, Перуном, Велесом, истуканами и проч.

Чего больше – христианской верыили язычества – в людях скрестиками на груди, с иконками вмашинах и проч., сказать трудно.Но я дерзну предъявить одинкритерий, который, как мнекажется, более других способен отделить тьму от света в этом вопросе. Критериемявляется отношение к евреям.

*
Тема эта столь болезненна в без того больном обществе нашем, столь тяжело она выслушивается и воспринимается больными сердцами наших больных людей, что боюсь даже представить себе эффект сказанного. Однако дорогу осилит идущий, да и жребий уже брошен. Итак, я утверждаю, что отношение к евреям есть точныйкритерий живучести язычества в человеке и обществе. Чем больше стихийная ненависть к еврейству, тем больше процент язычества в крови (тем меньше в этой крови, соответственно, Евхаристической Крови Иисуса). На противоположном полюсе вовсе не безоговорочная любовь к еврейству, как может показаться некоторым. «Читатель ждет уж рифмы «Розы». Но я не скажу вслед за Пушкиным: «На, вот, возьми ее скорей».
На противоположном к иррациональной ненависти полюсе находится (внимание!)вдумчивое понимание и трагическое сострадание, более того – сопричастность кисторическим судьбам.

 *
Мне ясно со всей отчетливостью, что сказанное может тяжело и неоднозначновосприниматься. Но я понимаю так же, что рахитам нельзя поднимать штангу,априкованным к постели людям нельзя бежать кросс. Соответственно и мысленнымрахитам лучше дальше не читать. Вдруг, это будет штанга, способная сломать их, и без того хилый, позвоночник.

*
Люди чувствуют и понимают сердцем гораздо больше, нежели осознают умом иоблекают в слова. На этом основании отдельность евреев, их несводимость наиные народы понимают и чувствуют все, кто думал над этим вопросом. Причины, правда, не всем ясны. Но факт понимается, как факт. Есть евреи, а есть не-евреи. Как бы позитивизм не убеждал нас в тотальном равенстве всех со всеми, равенстванет, и хорошо, что нет.

В организме палец не равен почкам. Без пальца можно жить лучше, чем без почки. А без печени вообще невозможно жить. Если ставить вопрос, что лучше – отдатьглаз или сердце, то не бывает двух ответов, если человек хочет жить. ОдноглазыйНельсон может выигрывать морские битвы, а Нельсон без сердца – нет.

Евреи не равны другим народам постольку, поскольку они первыми взяты в Завет с Богом и приближены к Нему для тесного общения. Евреивообще есть некое живое и упрямое доказательство бытия Божия, реальности Заветов (причем – Нового, в который евреи неверят – тоже), силы однажды данных благословений и много другого. Как П. Флоренский мог позволить себе сказать: «Раз есть «Троица» Рублева, значит есть Бог», так и мы можем сказать: «Есть евреи – есть Господь, сотворивший небо и землю, есть и Единородный Сын Его»

Избранничество – крест. Оно освящает, но может и обжигать. Так оно пагубно повлияло насамих евреев, поскольку воспитало в нихпрезрительную отстраненность от прочих, что немогло остаться незаметным. Они ради Святыни Завета отделяли себя ото всех, что и закон требовал, но это в истории развило в них целый комплекс качеств, какхороших, так и не хороших. Нехорошие качества, замечу, люди замечают быстрее.
И вот, все остальные народы, не умея понять суть инаковости этого странного племени, быстро и повсеместно научились презирать их и отталкивать от себя.

*
Продолжая аналогию с человеческим телом, я дерзну сказать (напомню, что «рахитов мысли» мы заранее просили удалиться), что евреи похожи на половые органы мира. То есть на органы, которые стыдны и священны одновременно. Они сакральны, ибо суть орудия продолжения жизни, и они неблагообразны, они в первую очередь покрываются одеждой. Они святы в браке и весьма грешны, коль действуют за пределами брака. Их именами удобнее всего ругаться. Если же называть их почтительно, то и слов не подберешь. Они – тайна. Таковы же и евреив истории. Первым, насколько мне известно, об этом сказал Розанов. «Стыдное место, тайное место, то без чего нельзя, но что прикрывается рукой – это евреи».
Будучи христианами, мы должны помнить, что первые девять месяцев Своей земной жизни Сын Божий провел в матке еврейской Девушки по имени Мариамь. Ее органы пола и Тело вообще – одушевленный Храм и Божие жилище. Она превосходит славою Херувимов! И Господь подлинно воплотился и вочеловечился от Нее, истинно выносился и развился в Ее утробе. Нужно также понимать и помнить, что утробы китаянок, египтянок или славянок для этого совсем не подходят, поскольку для того-то и избран был особый народ, чтобы Богу было, где воплотиться. За однолишь это мы должны благоговеть перед евреями, как целостным историческимявлением.

 *
Язычники, не принимающие Христа, не понимают и не принимают то, о чем я сейчас говорю. Не принимают они это в принципе. Христиане же, также не принимающие сказанного, именно этим и обличают в себе более язычников, нежели учеников Слова. Национальная гордость и мелочное обрядоверие -суть веры таких, с позволения сказать, христиан.

Христиане, обрезанные сердцем, должны любить евреев за уникальную службу, сослуженную ими человечеству. Язычники же пусть просто и по-язычески завидуют избранничеству, интуитивно чувствуя его.

Дело осложняется тем, что сами евреи в массе своей не принимают Христа, заОдного Которого мы только и можем снять перед ними шляпу. Получается подобие замкнутого круга.

 *
Формальные христиане, а по нутру – язычники – терпеть не могут евреев, поскольку чуют в них помазание и особенность, которых сами не имеют. Евреи, не принявшие Мессию, терпят длительные и многообразные гонения от паршивых и поверхностных христиан, и тем умножают свою этническую замкнутость и обиду на Самого Господа и на тех, кто верит в Него.
Середину должны составлять люди, которые верят в Христа Господня и с пониманием относятся к евреям. Нотаковых мало, поскольку народыхристианские не столько просвещены внутри, сколько помазаны снаружи.

*
Христиане должны понимать, что теперь и мы взяты в удел, в Завет, в близкое общение, как когда-то одни лишь евреи. «Некогда – не народ, а теперь народ Божий», – так говорит о нас Петр. Теперь Бог относится и к нам так, что касающийся нас, прикасается к зенице ока Господня. Раньше это было привилегией только Израиля. Но мы принимаем не только блага и комфорт защищенности. Мы принимаем ответственность и тяжесть служения. Нам теперь грозят кары за небрежность, проклятие за нерадение. Рассеяния, нашествия врагов, то есть все то, что так обильно сыпалось на головы израильтян в истории.

Евреев Бог бил и бьет за то, что Он считает достойным. Бьет Он и нас. Повторим, что плен, рассеяние, унижение, потеря славы, вымирание – это не только категории еврейского бесславия. Это категории и нашего бытия. Русским это должно быть понятно более, чем кому бы то ни было.

Русский народ вообще имеет много схожего с мессианством евреев. Ничем, кроме Бога, не богатый, этот народ был бит и мучим в истории, как никто, если бы небыло евреев. Общность скорбей должна указать на общность призвания. А общность призвания должна запретить антисемитизм в принципе, переплавив его в сострадательное понимание.

Да, они не признали Мессию в Мессии. Они и распяли Его руками римлян. Но разве Он не за всех распялся? Разве я сам не чувствую, что я грехами своими пригвождаю Мессию к позорному Древу? Разве мы все не продолжаем Его распинать? Разве процент подлинно верующих людей в нашей «христианнейшей державе» не есть тот же «остаток», о котором говорит Исайя, и без которого мы стали бы то же, что Содом, уподобились бы Гоморре?

*
Мы похожи на евреев даже там, где, казалось бы, нет ничего еврейского. Наши старообрядцы – подлинные евреи, в том худшем смысле самозамкнутости и гордости от избранничества, когда они спорят о пище чистой и нечистой, о бороде православной (!) и не православной, о количестве одежд на попе при службе, о способе надрезания просфоры, о количестве цепочек на кадиле…

Ересь «жидовствующих» оживает при этом на наших глазах, и нам становится понятно, как болен человек гордостью от избранности и ненавистью к широте и простоте.

*
Но я остаюсь при своем, интуитивно пережитом выводе.

Чем больше ты язычник, тем больше в тебе неосознанной ненависти к евреям. Чембольше ты христианин, тем больше сердцу твоему внятна драма исторических отношений народа и Бога. Драма, показанная в исторических книгах Библии, воспетая в Песне Песней, но уже растворившаяся в истории многих христианских народов. Ты не обязан любить всех евреев вообще. Некоторых (или многих) из них ты можешь законно презирать, что справедливо и в отношении и других наций и этносов. Но ты, как христианин, обязан понимать действие тайных пружин, движущих мировую историю. Иначе ты просто будешь дикарем, одетым в пиджак, склоняющимся к прыганию через костер и блудным излишествам, относящим свое христианство не к Самому Господу, а к стихийно унаследованным преданьям старины глубокой. Соответственно этому бесплодному внутреннему устроению ты и будешь стихийным антисемитом. Установка эта будет действительно и вполне бесплодной, плюс – дьяволом инспирированной. Но ты этого не ощутишь, по причине своей безблагодатности.

Да сохранит же тебя Господь Бог Израилев от этого зла.

протоиерей Андрей Ткачёв

Share