МАЛЕНЬКАЯ МИКИ ИЗ ВЬЕТНАМА

В МОСКВЕ ОСЕНЬЮ ВЫХОДЯТ ДВЕ КНИГИ МИХАИЛА МОРГУЛИСА: «ТОСКА ПО РАЮ» И «ЭТО БЫЛ СОН». ПРЕДЛАГАЕМ ЕЩЁ ОДИН ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ ВОСПОМИНАНИЙ «ЭТО БЫЛ СОН»

 .

МАЛЕНЬКАЯ МИКИ ИЗ ВЬЕТНАМА

Mikhail Morgulis
Mikhail Morgulis

.
Я время от времени подумываю: Что для меня важнее – совершить поступок, чтобы об этом узнали миллионы людей или сделать тихое дело, чтоб об этом по секрету знал бы один Бог. Мне часто казалось, великий Бог простит мои человеческие слабости, Он даст мне возможность покрасоваться среди людей. Он простит, не такое прощал, шесть миллионов евреев сожгли, и Он простил, что ж он меня маленького не простит. Но не становился я очень известным, и тогда Он однажды предоставил мне совершить дело, о котором знали только Он, я, и ещё одна малюсенькая женщина.

Кажется я уже рассказывал, что в Чикаго мы жили в респектабельном белом пригороде Уитоне, где находился Центр известного проповедника Билли Грема и один из самых значительных библейских университетов в Америке – Уитон Байбел колледж. В последнее время сюда приехало несколько десятков семей из Вьетнама. Возвращаюсь я как-то с работы, песенку Синатры напеваю,
смотрю на одной уличке крохотный вьетнамский магазинчик открылся. Захожу туда, какая-то странная капуста, редька другой формы, консервы из незнакомой рыбы, покупателя ни одного, а в углу плачет, ну совсем малюсенькая вьетнамка. Я тоже небольшого роста, но рядом с ней казался гигантом. Стал расспрашивать, что случилось, да почему слёзы. Понимаем друг друга отвратительно. Ну-с, выяснили. Она на утлой лодчонке, с 4 детьми переплыла океан, в Америку. Мужа убили коммунисты. И вот решила открыть магазинчик, все деньги собрала, где могла. А сегодня пожарный инспектор приходит, говорит надо пожарный выход для покупателей исправить, а это ещё три тысячи. – Вот и плачу, потому что Бог надо мной не сжалился , от смерти спас, а сейчас оставил. Я то не очень экзальтированный верующий, но тут выделываю вот такую вещь.

Говорю ей: – У меня есть запрятанные 600 долларов, жена не знает, никто не знает, кроме Бога. Я дам тебе наличными 600 долларов и научу, как найти остальные деньги. Пойди к своим вьетнамцам, скажи, что пришёл сумасшедший русский, дал свои последние 600 долларов, чтобы ты сохранила магазин. Расписку не взял , контракт не заключал, дал и ушёл. И трезвым был. Так она и сделала и деньги ей вьетнамцы собрали. Потом она купила кафе, хотела кормить меня бесплатно. Я строил из себя редкого честнягу и платил. А у потом она стала владелицей великолепного респектабельного ресторана. Весь бомонд приезжал к ней на обеды, где были черепаховые супы, нежные спрингролы, и изумительные креветки. Мики стала помогать детским домам во Вьетнаме. Такая же маленькая она наклонялась надо мной и шептала: «Сегодня не плати…». Я гордо шептал в ответ: «Не волнуйся, ты уплатила детям. А за меня заплатил Бог». После этого мы поплачем вдвоём и разойдёмся. Вот я и пришёл тогда к выводу, что лучше, когда обо мне знает Бог, а не люди… Я теперь думаю, это важнее.

.
Михаил Моргулис
WWW.MORGULIS.TV

 

Share

ХАЛЯВА РАЗРУШАЕТ АМЕРИКУ

.

Раввин Стивен Прузенски
Раввин Стивен Прузенски

На днях я наткнулся в интернете на интересный документ. Раввин Стивен Прузенски, духовный лидер ортодоксальной конгрегации «Бней ешурун» в городе Тинек, штат Нью-Джерси, в короткой статье дал убийственно точный и нелицеприятный анализ результатов прошлогодних президентских выборов. Размышления раввина из Нью-Джерси не порадуют оппонентов обамовского режима, но беспощадная горькая правда полезнее прекраснодушного самообмана («Больному дать желудку полезно ревеню», – советовал ехидный А.К. Толстой). Об исцелении от любого недуга нечего даже думать, не поставив его точный диагноз, сколь бы печальным или даже трагическим он ни был. Руководствуясь этим принципом, я решил в порядке служения обществу перевести статью Стивена Прузенски и предложить ее вниманию читателей (естественно, с любезного разрешения автора)

                                                                                    Профессор Фёдор Федковский

.

Самое безобидное объяснение итогов выборов 2012 года сводится к тому, что американцы проголосовали за сохранение статус-кво: за действующего президента и расколотый Конгресс. Из этого объяснения следует, что их вполне устраивает законодательный тупик, партийная грызня, некомпетентность, экономический застой и безответственность. К тому же избирательная активность была ниже обычного.

Но, пробуждаясь от кошмара, важно избегать поверхностных объяснений причин поражения Ромни, к которым столь явно тяготеет сословие профессиональных болтунов. Ромни проиграл не потому, что ураган «Сэнди» растерзал побережье Нью-Джерси; не потому, что республиканцам следовало подыскать кандидата посильнее; не потому, что рейтинг Обамы немного поднялся на всплеске экономической активности, обусловленном закономерностями бизнес-цикла. Ромни проиграл потому, что не набрал нужного количества голосов.

Это утверждение звучит трюизмом, но причины его отнюдь не так просты, как может показаться. Ромни потерпел поражение по той причине, что консервативные ценности – традиционные американские ценности – а именно, свобода, упорный труд, свободное предпринимательство, частная инициатива и стремление к нравственным высотам – перестали вдохновлять большинство избирателей, служить для них путеводной звездой. Простейшее объяснение, почему Ромни проиграл, заключается в том, что невозможно что-либо противопоставить халяве (free stuff).

Нет бизнесмена, который не знал бы этого, – вот почему loss leader (рекламная продажа товаров себе в убыток с целью привлечения покупателей) и раздача подарков пользуются такой популярностью и столь эффективно стимулируют сбыт. Америка Обамы – это страна, в которой царит халява. Взрослые особи из числа 47 миллионов получателей продовольственных купонов (food stamps) прекрасно понимали, за кого им голосовать, – и десятками миллионов отдали свои голоса Обаме; те, кто стараниями Обамы в течение полных двух лет получают пособия по безработице (которые, естественно, ослабляют необходимость искать работу, но также побуждают работать за кеш, не переставая получать пособия), точно знают, за кого голосовать. Страсть к халяве сокрушает любые препоны.

Бесплатные презервативы, бесплатные контрацептивы, бесплатный секс, бесплатные телефоны, бесплатные завтраки… Определяющим моментом всей предвыборной кампании было оглашение тайно заснятых на видеопленку откровений Ромни, где он признал, как трудно победить на выборах, когда ему исходно противостоят «47% избирателей», не платящих налогов и получающих от государства подачки – «халяву».

Почти половина населения не проявляет никакого интереса к политической жизни страны. Этих людей не волнуют высокие налоги; им наплевать, как обстоят дела в сфере бизнеса и создаются ли рабочие места; им безразлично, что деньги, которыми оплачивается их халява, одолжены у китайцев и что расплачиваться по долгам придется их детям. Они хотят лишь одного – халявы за чужой счет.

В конечном итоге эти 47% оставляют очень мало шансов республиканцам и не сулят ничего хорошего впереди. Невозможно представить себе, что какой-либо консервативный кандидат сможет победить, когда путь ему преграждает столь высокий барьер. Людьми движут корыстные интересы. По сути дела избиратели голосуют за Конгресс, который обещает не повышать им налоги (это единственный проблеск надежды), и за президента, который обещает раздавать им халяву – и неважно, за чей счет.

Отсюда выводится вторая причина поражения Ромни: неизбежный вывод о невежестве и темноте электората. Действительно, какой смысл избирателю тратить время, пытаясь разобраться в том, что происходит вокруг, коль скоро большинство других избирателей – явное большинство – не в состоянии шевелить мозгами, легко поддается эмоциям и с готовностью заглатывает наживку примитивного популизма. Если говорить грубо и без обиняков, слишком многие голосуют не мозгами, а желудком.

Потому-то Обаме и не было нужды знакомить избирателей со своими планами на второй срок или даже оправдываться за провалы первого. Ему достаточно было лишь налепить на Ромни ярлык хищного капиталиста, который сталкивает в пропасть безащитных старушек, когда ему надоедает отнимать у них лекарства от рака, морить голодом бедняков и снижать налоги богачам.

Во время предвыборной кампании 1956 года одна женщина крикнула кандидату в президенты Эдлаю Стивенсону: «Сенатор, все мыслящие люди будут голосовать за вас!» На что Стивенсон ответил: «Этого недостаточно, мадам, нам нужно большинство». Точнее не скажещь.

Обама безнаказнно твердил, что «Ромни хочет, чтобы богатые играли по другим правилам», не удосуживаясь пояснить, что это за другие правила; что «богатые должны платить справедливую долю налогов», ни разу не указав, в чем состоит эта «справедливая доля»; что Ромни собирается «бросить на произвол судьбы» бедных, престарелых и больных, даже не упомянув о том, что все эти государственные программы социальной защиты стоят на грани банкротства, и их некредитоспособность маскируется лишь заемными деньгами.

Подобным же образом Обама (и его свора) без всякого стеснения намекали неграм, что победа Ромни будет означать для них рабские кандалы, а женщин пугали, что Ромни отнимет у них право на аборты и контрацептивы. Латиносов он стращал, что Ромни их всех арестует и силком погонит обратно в Мексику, а сам бесстыдно провозглашал, что не намерен проводить в жизнь существующее иммиграционное законодательство. Он в полный голос ратовал за дальнейшее углубление кровосмесительных связей между государством и профсоюзами, когда политики накачивают профсоюзы деньгами налогоплательщиков, профсоюзы за это поставляют политикам голоса, политики за это накачивают профсоюзы новыми деньгами, профсоюзы поставляют политикам новые голоса, и т.д., – и это при том, что деньги уже иссякли.

Обама также знает, что структура электората изменилась – что вскоре белые станут в Америке меньшинством (они уже меньшинство в Калифорнии) и что новые иммигранты, прибывающие в США главным образом из стран Третьего мира, отнюдь не разделяют традиционные американские ценности, которые манили иммигрантов в Новый Свет в XIX и XX столетиях. Это уже другой мир и другая Америка.

Обама – плоть от плоти этой другой Америки, он ее хорошо знает и умеет поставить ее на службу своим целям. Любому мало-мальски сведущему в своем деле агитатору-массовику ведома несложная истина: чтобы добиться успеха, нужно обещать людям большую халяву, отнятую у других людей (множество нереальных посулов), сверх малой халявы, которую им и без того уже выдают. Вот почему он победил.

Обама также вновь доказал, что черный пиар дает желаемый эффект, что ушаты грязи, вылитой на соперника, приводят к поставленной цели, что вопиющая клевета приносит успех. Тот факт, что Ромни ни разу не прибег к подобному оружию, говорит о его человеческой порядочности; его критика в адрес Обамы (которую пресса именовала не иначе как «черный пиар») никогда не содержала нападок личного свойства, а состояла исключительно из простых фактов – свидетельств высокой безработицы, падения заработков, утраты американского влияния и престижа за рубежом, рыскания государственного корабля без твердой руки на кормиле и т.п. Однако как политик Ромни продемонстрировал свою несостоятельность тем, что отказался заключить «сделку с дьяволом» и идти к цели, рассыпая направо и налево нереальные посулы.

Выяснилось, что Ромни и Райану – серьезным, глубоким и мыслящим людям – не по плечу конкурировать с мелкотравчатым популизмом и дешевой демагогией их оппонентов. Обама овладел приемами политики, построенной на зависти, построенной на классовой войне, которая апеллирует не к индивидуумам, а к разным группам населения, и позволила ему сколотить победное большинство из этих разношерстных меньшинств. Если уж Обаму не удалось победить при всех его провалах и при том, что он не скрывает своего намерения и впредь покупать голоса халявой, трудно себе представить, что будущее уготовало нам какие-то перемены.

Путь к победе Хиллари Клинтон в 2016 году и к построению социалистической экономики по европейской модели – той самой, что ныне трещит по всем швам в Европе – увы, уже проложен.

Что касается евреев, которые в любом случае по большей части ассимилированы и нерушимо верны демократам, результаты выборов вновь показывают, что их Тора – либерализм. Почти 70% из них проголосовали за президента, которого израильтяне и большинство истовых евреев считают врагом Израиля. Они проголосовали за то, чтобы обеспечить будущее Обамы за счет Америки и за счет Израиля. Она фактически отдали предпочтение Обаме перед Нетаньягу, причем немалым большинством. Евреи вновь проголосовали против Израиля.

На нас надвигается опасное время. В нынешних обстоятельствах нельзя представить себе, что США предпримут какие-либо агрессивные шаги в отношении Ирана. Хуже того, они, по всей вероятности, будут стремиться пресечь любую израильскую инициативу. Соединенные Штаты будут на всех углах трубить о важности переговоров – но лишь до тех пор, пока Иран на соберет свой первый ядерный заряд, вслед за чем американское правительство провозгласит, что миру придется примириться с этой новой реальностью.

Но минувшие выборы должны послужить предупредительным звонком для евреев. Как не бывает вечных империй, так для евреев в рассеянии нигде не существует вечных убежищ. Американская империя в 2007 году вступила в полосу заката, и в последние пять лет темпы распада нарастали. Выборы лишь ускорят этот процесс деградации.

Общество пронизано ленью, алчностью, завистью, погрязает в безответственном распутстве и сибаристских излишествах. Оно сдвинулось с фундамента своих устоев и утратило нравственные ориентиры, его моральный компас фатально сбился. Потребителей стало больше, чем производителей, и в дальнейшем эта диспропорция будет только возрастать.

Бесчинства движения «Оккупируй», происходившие по всей стране в последние два года, были лишь генеральной репетицией предстоящего спектакля – непрерывных бунтов и волнений растущего числа халявщиков, рвущихся отнять плоды труда и блага у тех, кто добился успеха, и не желающих мириться с медленными темпами перераспределения. Все мы знаем, что рано или поздно чужим деньгам приходит конец.

Итоги выборов можно выразить одной фразой: былой Америки не стало. И, к несчастью для всего мира, возврата к прошлому уже нет. Свет мира на верху горы вскоре погаснет.

.

 Суть наших проблем в том, что тех, кто живет своим трудом, сегодня стало меньше, чем тех, кто живет торговлей своими голосами.

.

Хотя уже и не ново, но всё равно грустно. Такой эволюционный переход к “халяве”, который может привести к практически однопартийной системе.
Смешно, но когда-то К.Маркс предсказал  такое развитие капитализма – когда количество людей, не вовлечённых в трудовую деятельность, превысит число работающих, и их уже будет невозможно содержать.
Пишу по памяти, а потому не совсем точно, но это то немногое, что меня поразило в институтских курсах, но потом было выброшено из памяти и забыто на долгие годы.
.
 
Share

ПИСЬМО СВЯЩЕННИКА ОТЦА АЛЕКСАНДРА БОРИСОВА

Михаил Моргулис и Александр Борисов в церкви Святых бессребреников Космы и Дамиана 2Я называю священника Алекандра Борисова одним из светлейших служителей в современном православии. Духовное дитя отца Александра Меня, впитавший от него всю закрытую вольность православного христианства, закрываемого от народа чиновниками и иерархами от религии. В церкви отца Александра Борисова Святых бессребреников Космы и Дамиана дышалось особо легко, а на сердце светлело,а это Дух Божий касался людей. А есть церкви, где дышать трудно, где задыхаешься, там зла много. А у отца Александра легко стоялось и хорошо говорилось с Богом! А какие чудесные книги находились в их церковной лавке!

  Ах, как хорошо было в этой церкви. Не рай, но недалеко от него.
В Его милости -Михаил Моргулис

ПИСЬМО СВЯЩЕННИКА ОТЦА АЛЕКСАНДРА БОРИСОВА, ПЕРЕДАННОЕ НАШЕМУ САЙТУ ИСТОРИКОМ И ПИСАТЕЛЕМ СЕРГЕЕМ БЫЧКОВЫМ

Москва.  Михаил Моргулис и Александр Борисов в церкви Святых бессребреников Космы и Дамиана 1Дорогие друзья!

Наступает радостная летняя пора. Так радует сердце зелень деревьев,
цветущие кусты сирени, черемухи, цветы в городе и на дачах. Если
вдуматься, – жизнь вокруг нас действительно настоящее чудо.
И как печально, когда мы также видим, что вместо радости и
благодарности Творцу за этот потрясающий дар жизни, в человеческом
обществе царят раздоры в семьях, вражда между разными слоями
общества, войны, уносящие сотни и тысячи человеческих жизней.
В чем причина? Наш замечательный философ Н.А. Бердяев отвечая на
этот вопрос, говорит о дарованной творению и, прежде всего,
человеку, свободе делать зло. Как это ни парадоксально, но именно
такая свобода и есть проявление беспредельной любви Бога к Своему
творению. Бог тем самым дает человеку возможность СВОБОДНОГО выбора
– любить своего Творца или повернуться к Нему спиной. Конечно,
вероятно, большинство людей, предпочли бы мир “попроще” без
возможности делать зло. Но тогда и не было бы высочайших взлетов
человеческого творчества, не было бы ни Нотр Дама,
ни фуг Баха, ни Троицы Рублева. Не было бы счастья свободно самому
выбирать любовь к другому человеку, к любимому делу, к Богу.
Один осужденный на свой вопль к Богу,- “Зачем мне нужна эта свобода,
если она привела меня в камеру смертников?”,- услышал совершенно
неожиданный ответ: “Без свободы ты не был бы счастлив!”.
Ведь в каждом из нас есть врожденное нравственное чутье. Как
человеку научиться выбирать добро, а не зло? Прежде всего необходимо
ЗАХОТЕТЬ. “Кто ХОЧЕТ идти за Мной, отвергнись себя, и возьми крест
свой и следуй за Мною” (Мк.8,34).

Для человека естественно быть эгоистом, думать только о себе,
удовлетворять любым своим желаниям. Это естественное поведение любого
живого существа. А Бог зовет человека к СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОМУ, зовет
из мира материальной зависимости в мир духовной свободы: “Да будет
воля Твоя и на земле, как на небе…”. Между прочим, пост, как
свободное воздержание (разумеется, благоразумное) от некоторых видов
пищи, развлечений и т.п. упражняет нашу волю в самоконтроле.
А ведь из этого повседневного выбора зла или добра, вырастают не
только семейные, но и социальные, и государственные конфликты.
Жажда обогащения, роскоши, власти, ксенофобия и пр. приводят к
вопиющему социальному неравенству, фанатизму, ненависти, “майданам”
и пр. Как это преодолевать?

Недавно у меня была интересная встреча с одним довольно
известным человеком, вполне демократической ориентации. Он сказал
неожиданную вещь: “Знаете,я чувствую и свою долю ответственности за
происходящее в Украине”. В чем же? – удивился я. “Знаете, в начале
90-х нам казалось, что достаточно установить демократию, свободные
честные выборы и все пойдет на лад. Но сейчас на множестве примеров
видно, что этого еще недостаточно. Должно меняться сознание людей”.
“Ну вот этим как раз и занимается христианство”, – не удержался я.
Чем больше живешь, тем больше убеждаешься в истинности слов Иисуса
Христа “Я есть ПУТЬ, ИСТИНА И ЖИЗНЬ”. Только на этом Пути человек
может учиться побеждать гнездящиеся в каждом из нас семена зла.
Как заканчивалось евангельское чтение в минувшую Неделю о самарянке:
“ибо сами слышали и узнали, что Он – истинно Спаситель мира
Христос”.

Еще раз от всей души благодарю всех, всех, кто принял участие
в поддержке в предстоящей мне операции. Это, правда, для меня
огромная поддержка и радость. Прошу ваших молитв.

Храни Вас Бог! Всегда Ваш, прот. Александр Борисов.

.
Михаил Моргулис и Александр Борисов в церкви Святых бессребреников Космы и Дамиана.
Михаил Моргулис и Александр Борисов в церкви Святых бессребреников Космы и Дамиана.

 

Share

Ещё несколько мыслей

Ещё несколько мыслей от Михаила Моргулиса неспокойным, агрессивным, злопыхающим людям. Если вы верующий человек, то неужели Христос никак не смиряет ваше сердце. Почему кулаки ваши сжимаются, почему вы так ненавидите других. Я понимаю, это поддержка страны, национального духа, но истинно  верующий человек должен помнить, кто Его Господь: Бог любви! Что у него есть Небесная страна, та, которой нет у большинства людей. 

Победит тот, кто первый разожмёт кулаки и начнёт каяться. Если Бог даст покаяние с двух сторон, тогда  придёт мир  на землю!

.
            ПУСТЬ ЗАПОМНИТ МОИ СЛОВА ВАШЕ СЕРДЦЕ

  .

1. Если проигравший улыбается, – победитель теряет вкус победы.


2.  Когда мы на кресте, нас видит мир. Крест – плата за популярность.
 
3. Любовь начинается с терпения. На корнях терпения вырастают цветы любви.
   .
4.  Если бы Христос сегодня пришёл в мир, Его не пустили во многие церкви.  
.
5.   Вчера ушло, завтра может не придти, у нас есть только сегодня.
.

6. Ничего нет опасней верных друзей. Если мы их случайно обидим, они тут же превращаются во врагов.

.

7.   Будьте осторожны со счастьем. Если оно разбивается, то режет вены.
.

Mikhail Morgulis in chapelМИХАИЛ МОРГУЛИС
[spider_facebook id=”1″]

 

Share

“ИГРАЛА МУЗЫКА, КОГДА НАС УБИВАЛИ”

Одна из самых драматических страниц прошлой войны – Восстание в Варшавском гетто. Об этом восстании много писали, но мало кто знает истинные факты и детали этого невероятного героического и кровавого события. Сегодня мы воспроизводим часть интервью с человеком, который был свидетелем восстания, и из десятков тысяч убитых остался одним из немногих живых. Мы публикуем это свидетельство не только для евреев, а для людей всех других кровей и национальностей. Пусть, когда мы проповедуем Христа, нами не будут забываться залитые кровью страницы прошлой жизни. Пусть нам иногда покажется, что судьба еврейского народа часто напоминает судьбу Христа: Его смерть, Воскресение и Жизнь.
Михаил Моргулис

Это отрывок-диалог с Мареком Эдельманом –свидетелем Варшавского восстания. Он говорит:

“ИГРАЛА МУЗЫКА, КОГДА НАС УБИВАЛИ”

edelmanПрошло совсем немного времени, и судьба даровала встречу: Марек Эдельман приехал в Нью-Йорк. Остановился в доме моей новой знакомой – профессора ИрэныГрудзиньской-Гросс. Я была звана… Ирэна предупредила, что Марек интервью не дает. Последний раз говорил с корреспондентом в 1975 году. Он устал от того, что все норовят переврать его слова – приукрасить, преувеличить. Потребность в легенде о героях-отцах у новых поколений настолько велика, что им плевать на истину, которой верен все эти годы Марек.
Весь долгий вечер я была подле Марека в шумной теплой компании его друзей и знакомых и, как учил Маленький Принц, постепенно садилась к нему чуть ближе, ближе… Глубокой ночью, прощаясь, я попросила Ирэну сказать Мареку, что я была бы счастлива, если бы он согласился дать интервью русской прессе Америки.
Марек прищурился, посмотрел на нее, на меня и ответил, смешивая все языки: – Той дивчине – дам! – и кивнул на меня.
Он велел мне просмотреть книгу той самой журналистки, с которой – последней – беседовал в середине семидесятых. Книга Ханны Крал «Заслоняющий пламя» переведена на десятки языков. Потому на все вопросы, Марек отвечает: – Читайте книгу. Для меня – через двадцать лет – он сделал исключение. Я сказала ему, что на мои вопросы ответов в той книге нет…

– Такого ли мира ты ждал в сорок пятом, когда боролся за победу над фашизмом? – спросила я его при новой встрече.
– Это серьезный вопрос… Когда война закончилась, мы полагали, что ценность человеческой жизни будет большей, чем до войны, а сейчас посмотри, что стало?! Холокост оставил след во всем мире. И не только в отношении к человеческой жизни. Эти люди, которые сделали Холокост… Эти бандиты…

– Ты имеешь в виду немцев? – на всякий случай уточнила я.
– Я имею в виду всех, кто смотрел на это и пальцем о палец не ударил… А отношение к человеческой жизни действительно изменилось. Если можно безнаказанно убить шесть миллионов людей – человеческая жизнь теряет всякую ценность. В результате сегодня мы имеем тот же самый Холокост в Руанде, Югославии, Чечне. И весь мир снова делает то же самое: СМОТРИТ!.. Повсюду дестабилизация. И не только экономическая. Германия – это очень богатая страна, а вот литературы нет. Вообще нет большой европейской литературы. А возьми американскую литературу пост-Холокоста. Она же вся под знаком смерти. Возьми живопись: она когда-то была прекрасной, а сейчас – абстрактна и ни о чем не говорит. Послушай музыку: она диссонирующая, а была мелодичной. Это тревога поколения, которое оказалось лицом к лицу с великими переменами: с одной стороны – утрата ценности жизни, с другой – отсутствие перспектив. И гигантское развитие техники, которое невозможно остановить. Люди говорят, что это экономический кризис, но на самом деле – структурный. 50 лет после войны – именно они принесли дестабилизацию. А когда есть дестабилизация и страх, фашизм снова может прийти к власти.

– Марек, прости, но когда горело гетто, мир мог вмешаться, но не вмешался. Ты тогда знал об этом?
– Все все знали и видели, но никто ничего не сделал. Англичане говорили, что до Освенцима им слишком далеко лететь. Америка заявила, что когда война закончится, евреев больше не будут убивать. О том, что вообще никого не будут убивать, речи не было. В те дни все отвернулись от нас. И это было поощрением убийц…

– Марек, у меня дед расстрелян в гетто. Я сама сделала первый фильм о лагерях на Колыме. И меня всегда мучил вопрос: почему эти люди не восставали? Когда я говорю с тобой – человеком, который сделал то, чего мне недоставало в других – восстал и победил – то хочу знать, на что ты надеялся?
– Не было никаких надежд! Была просто форма протеста. Во время войны меняются представления о морали. Когда ты убиваешь на войне – ты герой, тебе дают орден, а когда убиваешь человека в мирное время – ты преступник и тебя сажают в тюрьму. Так и с протестом. В Варшаве думали: если в гетто не слышны выстрелы, значит, там нет людей, то есть нас. Хотя бы для того, чтобы сообщить о себе, надо было начать стрелять! Восстание – это еще и выбор способа УМЕРЕТЬ. Не так легко, знаешь, раздетым догола стоять над ямой и ждать, пока тебя кто-то убьет. Но если ты борешься, и гибнешь в битве – тогда все проще. А надежды на спасение не было. Тогда говорили: если народ погиб, то и армия его погибла. Восстание в Варшавском гетто оказалось самым первым и самым большим очагом сопротивления в Европе, и оно дало толчок к сопротивлению нашей армии! И все последующие восстания были связаны с той же идеей: народ НЕ погиб, значит и армия должна показать себя! Чем больше террор – тем слабее сопротивление, это естественно. Посмотри на Россию: во времена Сталина восстания были невозможны, а когда Горбачев отпустил немного – все и началось.

– Ты сравниваешь перестройку с восстанием в концлагере? – улыбаюсь я, а Марек согласно кивает.
– Конечно. Я ездил в Москву в 67-68-м на международную конференцию физиков. И один западный физик взял меня за руку и спросил: “Скажи, они могут убить нас всех?”. Это был большой ученый, и он сказал: “Здесь же лагерь!”.

– Скажи: сейчас, когда ты знаешь, какой крови стоило ваше восстание, ты бы пошел на это снова?
– Пойми, кровь была бы в любом случае – можешь не сомневаться. А “снова” не бывает: ничто не повторяется.
Я молчу. Я знаю о том, что были обвинения в адрес восставших: что гетто, якобы, вообще было уничтожено только потому, что евреи начали стрелять первыми. Это – абсурд… И Марек вдруг повторяет тихо и ровно:

– Они убили бы нас в любом случае.
Он прочел мои мысли. Это нормально для человека с опытом гетто и кардиолога, который первым провел в Польше операцию на открытом сердце. Это его работа: слушать, дышишь ты или нет. И если дышишь, то чем…
– Бог был на стороне палачей, – сказал он двадцать лет назад польской журналистке Ханне Крал. Злой Бог. Поэтому каждый раз, когда пациент лежит перед ним на операционном столе, Марек вступает в противоборство с этим злым Богом: “Бог пытается задуть свечу, а я – заслонить от ветра пламя, используя момент, когда Бог отвернулся”.

– А что ты делал сразу после войны?
– Много ходил, ездил. Меня гнало какое-то беспокойство. Но я помню, как в самом конце войны, когда все армии уходили из городов, я стоял с одним другом из гетто… Красивые девушки проходили мимо нас… В вышитых рубашках… И я понял: война выиграна! Но чувствовал себя проигравшим…
Он замолкает, и я жду, пока девушки в вышитых рубашках пройдут мимо.
И только увидев, что он возвращается, спрашиваю: – Марек, когда ты впервые улыбнулся после войны?
– Я и в войну улыбался! Нельзя жить в тоске. Тогда ты ни на что не годен.

– Твоя жизнь после гетто отличается от предшествовавшей, довоенной?
– Жизнь одна. И каждую минуту вся она стоит у тебя за спиной, даже когда ты просто обедаешь… Потому что ты видел, как у людей отнимают еду. И если боишься что-то оставить на тарелке – это психоз человека, который голодал в гетто. Так что нет никакой второй жизни.

– У тебя есть объяснение, почему в Польше после такой трагедии сохранился антисемитизм?
– А в России? А во Франции? Антисемитизм – это потребность иметь врага. В Польше уже и евреев-то почти нет, но антисемитизм есть. Это политика: каждого человека, которому есть что сказать, каждого демократа, каждого просто просвещенного человека назовут жидом, если хотят его скомпрометировать. Возьми хоть Ярузельского, хоть Валенсу: чуть что – “жид”, “жидовская мафия”. Это и человеческий недостаток, и национальная трагедия. Вражда – это то, в чем очень легко принять участие. Любить – сложнее. Плохие качества в человеке сильнее, а хорошие слабее. Все крупные лидеры далеко не ангелы… Это дает им возможность дольше оставаться у власти. Они боятся, что могут потерять двадцать своих солдат в бывшей Югославии, а то, что там гибнут тысячи людей – для них не важно. Потому что, если они допустят гибель двадцати своих солдат, то рискуют потерять власть. Вот что для них главное.

– А что может положить конец этой бойне, как ты считаешь?
– Только народное восстание, – пылко и убежденно отвечает Марек. – Правительства ни на что не способны. В последние десятилетия молодежь не раз меняла мир. Она перевернула сознание в Европе и в Америке. Она закончила войну во Вьетнаме. Только молодое поколение может что-то изменить.

– Еще скажи мне… Я с детства не могу слышать немецкую речь, а ты?
– А я очень хорошо знаю немецкий! Как же я могу ненавидеть язык Гете и Гейне?
Он начинает читать по-немецки наизусть из “Фауста”, и я смотрю на него с восхищением. Он не укладывается в систему моих представлений о том, каким должен быть человек, имеющий такой страшный опыт…
Марек снова закуривает и неожиданно заканчивает: – Правда, когда я на границе слышу в спину: “Стой!” – не могу… Хоть и знаю, что это не ко мне. Но с ненавистью вообще жить нельзя…
И он рассказывает, что когда книга Х.Крал вышла на немецком, первое письмо он получил от солдата Вермахта, который писал, что так же, как Марек, помнит залитые кровью улочки Варшавского гетто. “Мы с тобой жертвы одной войны. Если сможешь, ответь мне”- попросил враг.
– Ты ответил?! – потрясенно спрашиваю я.
– Конечно, – спокойно отвечает Марек.

– Тогда скажи: если бы тебя пригласили участвовать в параде Победы на Красной площади, ты бы поехал?
– Наверное, да. Знаешь, сколько миллионов русских людей погибло в этой войне… И не только русских – кавказцев, украинцев…
– Но они же сначала завоевали половину твоей родины! Дали погибнуть твоему гетто!
– Это на их совести. Но они же положили конец войне. Неизвестно, сколько бы еще было пролито крови.

Тогда я шепотом спрашиваю его: – В тебе что – вообще нет ненависти?
Марек честно думает, словно проверяя все внутренние карманы, и почти виновато говорит: – Думаю, что нет.
– Научи, как перестать ненавидеть! – прошу я его.
– Прежде всего пойми, что это не помогает. Да и кого ненавидеть? Человечество? Но это все равно, что ненавидеть самого себя.

– А почему ты так и не уехал из Польши?
– А почему я должен покидать ее навсегда? Польша – моя родина, понимаешь?
– Понимаю… – вру я.
Потому что на самом деле не понимаю, как можно жить в стране, откуда уже в мирное время выгнали евреев. Хоть и знаю, что Марек ухаживает там за могилами своих товарищей, которые снова и снова оскверняют антисемиты…
– А что такое для меня родина, знаешь? – тихо спрашивает Марек. – Это когда сидишь у окна, видишь дерево – и узнаешь его!
И он кивнул головой в сторону балкона, перила которого облапило огромное дерево…

В памяти всплывает строка Януша Корчака: “Я никому не желаю зла. Не умею. Просто не знаю, как это делается.”
А следом – Александр Галич.
…Из года семидесятого я вам кричу: “Пан Корчак!
Не возвращайтесь! Вам страшно будет в этой Варшаве.
Землю отмыли добела, нету ни рвов, ни кочек,
Гранитные обелиски твердят о бессмертной славе.
Не возвращайтесь в Варшаву, я очень прошу вас, пан Корчак
Вы будете чужеземцем в вашей родной Варшаве”.

Я слушаю кассету Галича с его страшной вещью – “Кадиш”. И не могу подарить ее Мареку, потому что ему есть что делать в его родной Польше…

х х х

Прошло еще несколько лет.
За это время американский президент Билл Клинтон успел пригласить Марека в Америку на День поминовения жертв Холокоста. Читатели – успели прочесть мое интервью с Мареком Эдельманом. Режиссер Стивен Спилберг успел снять фильм «Список Шиндлера» и начать сбор документальных видеоинтервью с людьми, пережившими Холокост. И настал день, когда меня попросили подготовить интервью с Марэком.
Марек снова прилетел в Нью-Йорк. Снова в доме профессора ИрэныГрудзиньской-Гросс мы собрались вместе… Для того, чтобы попробовать снять интервью заново. Из всех языков выбрали польский, партнером в диалоге стала Ирэна, а я – тихонько подсказывала ей на ухо, что следующее, когда она теряла нить разговора, потрясенная услышанным.
– Ты знаешь, что было не так в первом интервью? – спросила я Марека.
– Конечно! – с возмущением вспомнил Марек. – Они светили мне в лицо, как на допросе в КГБ и не разрешали курить!
Я знала все эти бездарные правила.
– Кури, – сказала я и поставила Мареку пепельницу. – Пей, делай что хочешь. Свет мы уберем. И в любой момент, когда ты поймешь, что ты не хочешь, чтоб тебя снимали, – скомандуй и мы выключим камеру…
В этом месте я соврала. Для потомков. Для его и моих внуков.
Оператор был со мной в сговоре: он должен был изображать,что все выключил и даже отворачиваться от камеры… На самом деле, оставляя еевключенной. Он пошел на нарушение предписанных ему правил и поставил свет так, чтоб он не бил Мареку в лицо. Великий человек Марек поудобнее откинулся на мягком диване, выпил свое любимое виски, закурил и решительно начал: – Я, старый жид, Марек Эдельман, родился…

Мы снимали весь день. Марек пил, вспоминал, плакал и командовал прекратить снимать…
Мы отворачивали лица к стене, чтоб он знал, что его никто не видит. Давали ему возможность собраться с духом, и снова – по его команде – возвращались к камере и снимали, снимали… Я давилась его слезами, понимая, какой страшной была боль, если из него – сильного и мужественного – извергались рыдания. Он пил из горлышка и тихо крыл матом по-польски только ему известных врагов.
Ирена теряла дар речи: даже для нее, знающей, как она думала, все, – многое оказалось новым и невероятным. Она немела от ужаса и не могла задавать вопросы… Плакала… Терпеливо переживал все это любимый мой оператор Рамин –полушвед-полуиранец, который не владел ни русским, ни польским. Но был тонким человеком: он слушал нерв и тихо вовремя менял пленку, понимая, что то, что вершится сейчас на его глазах и есть то, ради чего имело смысл затевать Спилбергу грандиозный проект.
– Пусть меня уволят, – сказал он так же спокойно, как я, после съемки. – Мне плевать. Я знаю, что мы сделали ДЕЛО.
Мы сняли это. Сняли все слова, но главное – каждую минуту молчания Марека… И никто из нас не видел этой пленки – ни я, ни Ирена, ни Марек. Ему Фонд Спилберга прислал копию в подарок.

– Ты посмотрел? – спросила я.
– Нет, – махнул он рукой и пожаловался, что кто-то из домашних не дал посмотреть, куда-то упрятал.Чтоб не волновать его.
О восстании Варшавского гетто по-прежнему ходят легенды. Я уже не волнуюсь и не спорю, потому что главное сделано: голос Марека сохранен для Истории и его правда восторжествует.

…О том, что звучала музыка, когда евреев убивали, кроме Марека вспомнил еще один человек, который в ту пору катался на той самой карусели по другую сторону стены, отделявшей гетто от города и мира, – большой польский режиссерАнжей Вайда. Он хотел пройти с Марэком по улочкам гетто, но не смог найти денег на свой проект. И снял другой свой фильм об этом… Без Марека.

…А музыка – она и сейчас звучит, когда я дописываю этот текст. И в этот самый момент в другом уголке земного шара другие люди убивают других людей.

Share

ЭССЕ МИХАИЛА МОРГУЛИСА

Это эссе написано до «японской трагедии». Удар сверху причинил не только разрушение, он нанёс народу новую психологическую травму, родственную той, что возникла после атомных бомб, упавших на Хиросимо и Нагасаки. И затрепетали старые шрамы, и многие стоя на пепелищах, задавали вопрос небесам: «За что?». Этот извечный вопрос человечества задают многие, пострадавшие народы. А не пострадавших, по-моему нет. Бог молчит, но и в тишине можно услышать Его ответы. Также, как слышны слова Христа, когда Он молчал перед Пилатом. У Бога другая логика, другая любовь, другая справедливость. Она отличается от нашей, человеческой. Но мы продолжаем взывать, настаивать, апеллировать. Может нам попробовать взглянуть на себя глазами Бога? И тогда, возможно, мы сможем понять логику Его справедливости?
Михаил Моргулис,
Флорида

 

ПОГРУЖЕНИЕ В ЗЕЛЁНЫЙ СОН

Михаил Моргулис в саду
Михаил Моргулис в саду Всемирного Центра Святости во Флориде.

Это не очерк, не эссе, это короткий мазок по огромному холсту. Это просто мазок и вдох. Вдох и мазок! И ещё здесь чуть сдерживаемое дыхание страны. И ещё – описание её. Всего лишь песчинка, поднятая с берега океана.
«Голых веток оснежен излом. Круглый месяц на дне Голубом. Ворон на ветке во сне Снег отряхивает крылом». Думаете, древний японский стихотворный жанр – танка? Нет, только подражание ему. И, знаете, кем? Русским поэтом-символистом Вячеславом Ивановым, написавшим это в 1935 году. И где! В Париже! Изменчивая российская судьба. И вечные японские поэтические строчки – штрихи, замирающие в небе.

Но мы увидели Японию в изумрудно-зелёной изысканности мая.
Мы прилетели из Южной Кореи, где я вдоволь усладил плоть любимой корейской едой, да так, что напрочь пропах пронзительной красной капустой кимчи.
Здесь, в воскресенье, в огромной церкви Манмин (Для всех народов), я сказал перед ста тысячами корейцев: «Понимание святости Божьей придаёт смысл всему христианству. Без него христианство – догма. С ним христианство – очищение души и прикосновение к Богу».
Потом было прощание улыбающихся, скрывающих усталость людей. И потом мы взяли курс на Японию.

Что я запомнил больше всего в Японии, скажу сразу. В Токио, возле Императорского сада, на слегка загаженном озере, танцевал одинокий белый лебедь. По правде говоря, он был не вполне белым, а местами грязноватым. Но, всё равно, в этой жизни он был белым лебедем! Мне казалось, что он танцевал для меня и предупреждал танцем о чём-то… Из воды выпрыгивала большая красная рыба, с открытым ртом и выпученными круглыми глазами.
Почему возле лебедей всегда открытые рты и выпученные глаза?..
Нас спросили: «Вы хотите жить в современной гостинице или предпочитаете гостиницу в старом японском стиле»? Естественно, зажмурившись от собственной смелости, мы ответили: «В старом!». При входе в зелёную гостиницу нам сказали, в номере переодеться в кимоно, в обычной одежде в холл желательно не спускаться. Мы надели кимоно и весь вечер просидели внизу, при свечах, пили зелёный чай и ловили запахи незнакомых цветов и масел.
Потом мы пошли в старинную баню при гостинице, где надо было вначале прыгать в огромную деревянную бочку с очень горячей водой, а из нее – в бочку поменьше, с холоднющей. От японцев шёл пар, когда они прыгали в холодную воду. Мы тоже прыгали туда-сюда, и через полчаса, видимо, лица наши вытянулись, а глаза сузились, и мы стали задумчиво бормотать, что треск ветвей напоминает о приближении старости, а крик жаворонка – что где-то вверху парит наша мечта. В раздевалке старый японец надевал кальсоны, примерно такие носили в России в послевоенные годы. Потом старик, игнорируя нас, надел две пары носков. Он показался мне пришедшим из прошлого самураем.
А, вообще, в этой стране, где сейчас живут 128 миллионов человек, всё уживается очень мирно. Кажется, что она тихо и незаметно переползла из древности в современность, ничего не утеряв по пути. И поэтому сосуществуют, и уникально дополняют друг друга высочайшие технологии и деревянные туфли с холщовыми халатами, рисовыми циновками и крошечными чайными чашечками.

С чем ассоциировалось слово «Япония» 50 лет назад? Иероглифы, самурайские мечи, рисовые поля, солдатские обмотки, сморщенные лица под соломенными шляпами. А сейчас какие ассоциации? Высокие компьютерные технологии, лучшие в мире автомашины, телевизоры, кинокамеры и красивый путешествующий народ. Почему Япония получила такое благословение, при сравнительно средних лидерах, не знаю. Благословение дается по Божьей, а не по нашей логике. Может быть, потому что это единственная страна, которая познала сжигание человеческих тел атомными зарядами.
Я научился говорить «арегото», с ударением на последнем слоге. Это означает «спасибо».
Ещё я запомнил кафе, где кофе разливала женщина с удлиненными грустными глазами, её ресницы иногда вздрагивали, как потревоженные бабочки. Она только один раз взглядывала на человека и потом, на какое-то время, уходила внутрь себя.
Мы бросали в чашечки маленькие кусочки коричневого сахара, они тонули в кофе. И мы тонули в людях.

Вокруг точёные лица, с плавной аристократической горбинкой на носу, с чарующей раскосостью очей. А также простые и добродушные расплющенные булки физиономий, с тёмными изюминками глаз. В целом, японцы очень заметно подросли. А вот ноги у многих женщин коротки, кривоваты и тонки. Хотя не у всех. Когда мы млели под солнцем на траве Императорского сада, вошла и села под дерево девушка с непомерно длинными, как будто по специальному заказу изготовленными ногами, такими, что дух захватывало, пока мы скользили взглядом сверху вниз по их бесконечности.
У японцев своя мода, я о ней потом чуть-чуть расскажу. Но у «белых воротничков» незыблемый чёрный костюм, даже в жару, белая рубашка, тёмный галстук, чёрные туфли. Скука смертельная, японские менеджеры показались мне даже скучнее офисного народа Соединенных Штатов.

В метро чисто и безопасно. Пассажиры спят, или прикованы к мобильным коммуникаторам. Связь со всем миром. Смотришь, пишешь, слушаешь, получаешь, покупаешь, платишь. Живёшь. А на соседей ноль внимания. Это реальное будущее мира.
На ученицах школ форма, похожая на матросскую. Много девчонок с идеальными линиями тела, однако немало – с удивительно толстыми бедрами. Иногда по улицам проходят сосредоточенные люди в самурайских костюмах или ярких кимоно, в деревянных сандалиях, с лакированными волосами, убранными в косичку. Это ревнители японских ценностей, патриоты.

В Токио живёт 12 миллионов человек. Улицы в часы пик невероятно запружены машинами. В это время станции и вагоны метро до отказа заполнены разноцветной целеустремлённой толпой. Утро перед работой – японское чистилище. Специальные работники в часы пик буквально запихивают пассажиров в поезда, утрамбовывают вагоны спешащим народом. Из-за этих столпотворений некоторые выезжают из дома за три часа до работы.
При этом надо учитывать уклад жизни среднего японца. Тысячи ресторанчиков и кафетериев открыты до ночи. Японцы любят хорошо поесть и выпить сакэ поздно вечером. Они едят всласть и не спеша. Поэтому многие ложатся в два ночи, а просыпаются в пять утра. Понятно, почему во всей Японии хронический недосып. Это массовое явление родило новые веяния в жизни страны. Например, в деловых районах строятся десятки дешёвых домов-гостиниц, где вас помещают не в номер, а в отсек, похожий на что-то среднее между гробом без крышки и корытом. Здесь места хватает только для тела. В уголочке телевизор размером с записную книжку. Зато утром вы пешком добираетесь до работы за двадцать минут. Эти новации дали толчок производству рубашек разового пользования, из прочной бумаги. Для «белых воротничков» явиться в контору в чистой белой сорочке равно по значению самурайской присяге на верность. Без увеличительного стекла вы не отличите рубашку-однодневку от обычной. После рабочего дня ее попросту выбрасывают. Стоит такая рубашка копейки. Японцы рады этому изобретению не меньше, чем победам в компьютерных технологиях.
В Токио мы были на знаменитом рыбном рынке Цукидзи. Он считается самым большим в мире. Какие там картины больших и малых голландцев! Какие картинки в книгах по ихтиологии! Перед сокровищами этого рынка всё выглядит блекло и абстрактно. Это весь подводный мир океана, перенесённый на деревянные столы. Перечислить всё виденное, нет сил и памяти. Это – завораживающий прощальный танец подводного царства. Ошеломлённый, я вначале отмечал только знакомое: скумбрия – любимая рыба одесского люмпен-пролетариата, бычки – апофеоз закуски советского плебса. Встретил ещё пару узнаваемых рыб, а остальное, простите, было совершенно незнакомым и невероятно ярким. Мелькали перед глазами величественные туши двухметровых тунцов, морские раковины всех видов и форм с их экзотическими обитателями, бледно-розовые лососи, гигантские крабы, длинноусые лангусты и ещё тысячи разных морских существ, которых видишь впервые в жизни, не подозревая, о том, что всё это можно употреблять в пищу.

По рынку ходят элегантные японские джентльмены, это метрдотели и шеф-повары лучших японских ресторанов, начинающие утро с осмотра улова Цукидзи. Конкуренция бешеная, поэтому здесь часто кипят страсти, как на Токийской фондовой бирже. На Японию приходится 10% мирового потребления рыбы, то есть каждая десятая рыбина мирового улова съедена японцем. И почти 90% торговли рыбой и морепродуктами в Японии приходится на рынок Цукидзи.
Перефразируя французскую классику – мы были в рыбном чреве Токио, Мекке для гурманов. Вообще, слово «Цукидзи» переводится как «земля, отвоёванная у моря». Но это ещё и улов, отвоёванный у моря. Мы сели перекусить тут же, в крошечном кабачке, одном из десятков подобных. Я смотрел, как старик японец нарезал сырую рыбу. Он делал это с огромным вниманием, не отвлекаясь ни на что, не отвечая никому. Его работа – дело серьёзное. В Японии такая профессия считается очень ответственной и опасной. Становясь мастером подготовки сырой рыбы для еды, ты берешь на себя ответственность за жизнь людей. Ошибешься, пропустишь ядовитую часть рыбы, и всё, конец клиенту и тебе. Почему и «тебе»? Потому что от такой ошибки тебе до конца дней твоих позор и анафема. Поэтому готовят здесь таких мастеров в специальных школах, где курс обучения 6-7 лет.
Мы получаем плошки супа «мисо», плошки с нежными кусками рыбы на клейком чистом рисе с водорослями, свежеприготовленный хрен васаби. Из старого чайника с заваренным зелёным чаем идёт пар, нам наполняют пиалы, чай слегка обжигает губы, шепчутся простые слова молитвы, и в этот момент вы чувствуете, что жизнь прекрасна.

С моста Нидзюбаси, главного входа в Императорский дворец, мы смотрим, как на светлом небе чеканится изящный конус горы Фудзияма, или Фудзи. Это не просто заснеженная гора, для японцев Фудзияма – символ национального духа, великое звено, связывающая прошлое и настоящее страны. Название горы произошло, возможно, от имени богини огня Фусхи у айнов, древнейшего народа, до сих пор населяющего центральную часть Японии. Ну да, Фудзи, по существу, вулкан, время от времени извергающийся. Часто эту священную гору художники отождествляют с прекрасной девушкой, у которой на белом плече ветка глицинии с цветком. О Фудзияма сотни поэтов складывали стихи. Более 300 лет назад поэт Басё писал: «Пускай туман, осенний дождь, не видно мне Фудзи, но греет сердце мне она, В моей больной груди…»
По токийской реке Сумида плывут маленькие лодки и деловые катерки. Токийцы очень любят свою реку и даже создали ее музей. Во всём мире известны картины и гравюры с одной лишь темой: «Любование цветами на реке Сумида». Раз в году на реке проводятся красочные «огненные фестивали». Салют, фейерверки, петарды, хлопушки, праздничные гуляния. В честь чего? Как ни странно, в честь соотечественников, погибших 600 лет назад от чумы.

В Императорском дворце расположен древний форт, Меня поразили камни, которыми обложены его защитные стены, более 5 метров длиной и весом около 5 тонн каждый. Как же могли тогда, лет 700 назад, когда строительной техникой были только руки, обкладывать такими камнями стены?! Но вспомнил египетские пирамиды и слова из Библии: «Будете, как боги», и вновь сообразил, что человек может совершить всё… Почти всё…
Токио – во многом, город пульсирующей человеческой энергии. Но в нём и особая гармония, дающая человеку возможность застыть у цветущей ветки или вслушаться в пение птицы, согреть уставшую душу, созерцанием прекрасного помочь ей. В Библии сказано: «Небеса проповедуют славу Божью». Значит, и каждый цветок, и каждую птичью песню…
И здесь люди умеют переключать своё внимание от забот, на ветви, птиц, снежные горы и струящиеся воды реки.

Сверкают ресторанчики, харчевни, забегаловки, в них чревоугодничают уставшие японцы. Они могут оттягиваться по-настоящему, полностью погружаясь в процесс наслаждения пищей.
Брызжет Токио рекламным огнём, открывает тайны приезжим, но не все.
Я понял, это по-настоящему остров Свободы. Не Куба, нищая, рабская, а пережившая атомные удары Япония, сумевшая выстоять и подняться до высот процветания.

Ещё мы побывали в популярных молодёжных кварталах, на улице Такеста, где сотни явно не дешёвых магазинчиков торгуют одеждой, обувью и безделушками, которые предпочитает молодёжь, от 15 до 20 лет. По улицам ходят, стремясь удивить друг друга выдумкой и раскованностью, мальчишки и девчонки. Наполовину рыжие, наполовину синие волосы, в большой моде пирсинг, носы, уши и губы проколоты, вдеты камешки и колечки, из всех дверей несётся возбуждающая громкая музыка. Но надо сказать, что у молодых японцев есть своя, японская мода. Конечно, многие пацаны напоминают американских рокеров, панков и металлистов. И ещё больше они любят чёрный цвет. А девчонки, ну, просто конец света, кружевные чулки, умопомрачительные шорты, сникерсы безумных цветов. И всё же, это японская мода, хотя и с американским влиянием и французской элегантностью, но с японскими линиями, японскими орнаментами, японским лицом, японской гордостью.

Мы прощались с Японией в невероятно старом храме Асакуса Каннон. Он считается самым священным храмом страны. Там есть камни, зелёные от вечности. Повеяло небом и детской мудростью прошлого. Как будто камни приоткрыли уставшие от жизни глаза. Я стал на возвышение и по-английски рассказывал людям о Христе. Они деловито проходили мимо, не мешая, но и не вникая. Меня слушал только буддийский монах. Он приблизился ко мне: «Мы знаем о Нём. Некоторые из нашего народа обратили к Нему свою жизнь. Уже есть такие. Но сегодня не отвлекай своё сердце. Будь с Ним, но не говори громко об этом. Это же любовь…»
Я вспомнил японское слово «сатори». Достигнуть в душе сатори, это значит обрести душевное спокойствие, ощущение небытия, почувствовать внутреннее просветление.
Вся Япония была для нас храмом просветления, хрупкости, углубления в тишину природы. И вежливости.
Как будто мы были погружены в прекрасный зелёный сон.
Арегото тебе!

.

Михаил Моргулис
BridgeUSA@aol.com
www.morgulis.tv
.
Share

УРОК ЖИЗНИ

В Москве готовятся к изданию две книги Михаила Моргулиса: «Тоска по раю» и «Это был сон». «Это был сон» — воспоминания о событиях и встречах в жизни с известными людьми — Р. Рейганом, М. Горбачёвым, А. Солженицыным, М. Ростроповичем, А. Лукашенко, Б. Нетаньяху, астронавтом Джимом Ирвиным и мн. другими. Представляем эпизод из книги «Это был сон».

Администратор Пол Петровец


.

УРОК ЖИЗНИ

Chapel Mikhail MorgulisКаждый из нас проходит в жизни экзамены на испытание души. У меня таких экзаменов было достаточно много, ну понятно, живу достаточно долго. Многие друзья уплыли в небытие. В отряде моего поколения ряды редеют, как после арт обстрела. Вон нас было сколько, молодых, улыбчивых, прекрасноглупых, а остались ветераны, задыхающиеся в конце пути. Но если кто-то отстаёт, его не бросают. Люди нашего поколения относились к таким вещам серьёзно. Я имею в виду солидарность, дружбу. Ну да, всякое бывало и бывает. Всё бывает. Ну мы продолжаем идти, если сказать по-джазовому красиво, под одинокую музыку наших сердец. Под ногами опавшие листья с дерева Жизни. Того, из Эдемского сада, где схоронился Змий- искуситель. Наступил последний виток жизни, пора прощаться, и каждый новый день принимать как неожиданный подарок Сверху.
.

Америка. Чикаго. Здесь вопреки поговорке о том, что снаряд в одно и тоже место не падает, снаряд упал.
Медицинская страховая компания требовала у сотрудников нашего издательства дважды в году проходить проверку у врачей. Помню, кажется был 1985 год. После всяких анализов звонят мне из клиники: – Господин Моргулис, срочно приезжайте!
Ну, сердце упало, значит что- то нашли. Поехал, молюсь потихоньку про себя, бодрюсь. Встретил меня молодой врач, итальянец .
– Господин Моргулис, вы умеете держать себя в руках?
– Иногда.
– Мы должны сообщить вам сообщить не очень приятную новость, анализы показали, что у вас рак. Причём в запущенном состоянии…
.
Помню, подумал, если это не очень приятная новость, то какая новость просто неприятная?
Это Америка, тут больному всё выкладывают начистоту.
Как-то солнце сразу же перестало светить.
– Сколько мне осталось жить?
Он смотрит на меня красивыми золотистокоричневыми глазами:
– Скажем, месяца три, может быть четыре…
-А почему у меня ничего не болит?
– А на это ответить пока не могу, медицина не всё знает… В больницу вас оформлять?
-Нет, если всё точно, как вы сказали, умру без больницы.
.
Пошёл бродить по городу. Сел у вокзала на скамеечку. Приходят, уходят электрички. И я тоже, пришёл в этот мир, немного постоял, и вот, уезжаю.
Дома ничего не говорю, не знаю, как сказать. Выдавливаю шутки, молюсь чаще, в общем, никому об этом. Готовлю слова, как надо эту новость передать близким и друзьям. Понял, ничего особенного за три-четыре месяца не сделаю, книг не напишу. Перед всем миром не выступлю…Ночью посплю часок, и просыпаюсь, и лежу, и думаю, как думают, наверное, все приговорённые к смерти: Как же так, уйду, и не знаю где пребуду… Ну понятно, Библия обещает верующим спасение и новую жизнь. Но какая она будет эта жизнь. Тут в новую компанию приходишь, и стесняешься, людей не знаешь. А здесь в новую жизнь идти… Мама родная! Как же так…
И стал я просто с Богом говорить. Мол, Господи, прости перед уходом мои грехи, винюсь перед Тобой и людьми за все обиды нанесённые, несмирение, гордыню, ой, Господи, прости… И, вдруг, почувствовал, что в общем, боюсь как-то не очень. Но вот только жутко становится, что уйду от близких, любимых, что не увижу эти косички, глаза, руки, слёзы, смех…
И вот так каждую ночь. На третий день звонок оттуда же, из клиники. Говорят, срочно приезжайте. Я тихо в трубку шепчу, что в больницу ложиться не буду…
– Нет, по другому поводу….
Приехал. Думал, будут предлагать, чтобы после смерти мои органы отдать на изучение студентам.
Врач-итальянец, ходит вокруг, почему–то чуть ли не руки себе ломает. Спрашивает, как дела? Отвечаю, плохи мои дела, сами знаете. Он прикладывает руки к сердцу: – Господин Моргулис, произошла ужасная ошибка, мы перепутали ваши анализы с анализами другого человека. У вас всё в порядке. Наша клиника просит вас проявить милосердие и не подавать на нас в суд ,из-за этой ужасной ошибки!
Смотрю на него, думаю, самый красивый человек на земле. Смотрю на перепуганную медсестру, думаю, самая красивая женщина на земле.

.
Вышел, как пьяный. Думаю, в Америке такое случается невероятно редко. Что ж это было? Испытание Господом моего сердца? Моей души? Не знаю, но я счастлив, я ещё буду жить, я начинаю новую жизнь. У меня начинается жизнь после смерти!
И вдруг, останавливаюсь, как вкопанный, и начинаю страшно горевать. Ну да, мне то хорошо стало, а каково будет человеку, которому раньше сообщили, что он здоров, а сейчас скажут, чтобы он готовился к смерти. И верите или нет, так я затосковал, так горько стало. Я не говорил вам, в эти страшные три дня слёз у меня не было. А сейчас они полились. Почему-то снова пришёл на вокзал, это недалеко было, и опустился на скамеечку. Плачу. Подходит полицейский:
-У вас всё в порядке? А отчего плачете?
-Друг у меня умирает..
Он кивнул и отошёл.
Никогда я не узнавал, кто был тот человек. Только молился о нём. Не знаю его судьбы, но, конечно, догадываюсь. С ним ошибки не было.
.
На многое ответить не могу, уже писал раньше, что у каждого своя судьба предопределённая Сверху. Знаю, что это был экзамен. Знаю, что вначале я сильно боялся смерти, а потом лишь немного. Возможно, Всевышний оценит этот экзамен. Надеюсь, будет хотя бы тройка. Знаю, что все наши встречи и расставания на Земле, назначаются на небесах. Знаю, что есть одно из главных человеческих слов: «сопереживание». Знаю, что живя без этого слова человек никогда не сможет отразить в своей жизни Христовый след. Знаю, как важны Его слова для нас: «Возлюби ближнего своего, как самого себя».

.

Share

Шейх Ахмад Адван: что говорит Коран об Израиле

Аль Кудс и другие издания на арабском языке опубликовали это интервью, появившееся в конце недели.

admin-ajax.php

 

 

6 марта 2014

Шейх Ахмад Адван, мусульманский ученый, живущий в Иордании, сказал на своей личной странице в Facebook, что нет такого понятия, как «Палестина» в Коране. Аллах предназначил Святую землю детям Израиля до Судного дня (Коран, Сура 5 – «Трапеза», стих 21), и «Мы сделали детей Израиля наследники земли» (Коран, Сура 26 – «Поэты», стих 59).

«Я говорю для тех, кто искажает книгу их Господа – Коран: откуда вы взяли название «Палестина», лжецы проклятые, когда Аллах уже назвал ее «Святой землей» и завещал ее детям Израиля до Судного дня. Не существует такого понятия в Коране, как «Палестина». Ваши притязания на землю Израиля есть ложь, и представляет собой посягательство на Коран, на евреев и их земли. Поэтому вы ничего не добьетесь, и Аллах истощит вас и унизит, потому что Аллах является тем, кто будет защищать их (т.е. евреев)».

Шейх добавляет:

“Палестинцы – убийцы детей, стариков и женщин. Сначала они нападают на евреев, а потом используют их (детей, стариков и женщин), как человеческие щиты, и прячутся за ними без всякой жалости к своим детям, как если бы это не были их собственные дети, с целью сказать общественному мнению, что евреи собирались убить этих детей. Это то, что я своими глазами видел в 70-х, когда они атаковали иорданскую армию, которая их защищала и укрывала. Вместо того, что сказать спасибо (иорданской армии), они выставили перед ней детей, чтобы заставить весь мир поверить, что иорданская армия убивает их детей. Такова их привычка и традиция, их порочность, их каменные сердца по отношению к их собственным детям и их ложь общественному мнению, чтобы заручиться его поддержкой.”

Стоит отметить, что упомянутый выше Шейх посетил Израиль и встретился с еврейскими религиозными учеными. Сайт «Израиль на арабском языке» провел с ним интервью, где он сказал, что причина его открытости по отношению к еврейскому народу «происходит из моего признания его суверенитета на своей земле и моей веры в Коран, который нам рассказывает и подчеркивает это во многих местах, слова (Аллаха) «O, народ (т.е. Дети Израиля), войди в Святую землю, которую Аллах назначил тебе» (КоранСура 5 – «Трапеза», стих 21), и его слова: «Мы сделали детей Израиля наследниками земли» (Коран, Сура 26 – «Поэты», стих 59) и многие другие стихи.

Он (Адван) добавляет:

«(Евреи) мирные люди, которые любят мир, которые не являются враждебными и не являются агрессорами, но если на них нападут, то они будут себя защищать, причиняя как можно меньше ущерба атакованным. Это большая честь для них, что Аллах избрал их над мирами, т.е. над народами и джиннами до Судного дня. Я разъяснил причины выбора Аллаха в моих книгах и брошюрах. Когда Аллах выбирал их, он не делал это из вежливости, и он не был несправедлив к другим народам, а просто потому, что они это заслужили».

Израильский сайт «Израиль на арабском языке» разместил полный текст интервью на арабском языке.

Визит Адвана в Цфат освещался израильским телевизионным каналом “Орот”:

Источник

 
Еще одно интервью с “сионистским шейхом.”

Четверг, 8 марта 2014
Журнал Mida magazine напечатал интервью шейха, что вызвало шумную реакцию. Вот некоторые выдержки :

Многоуважаемый Шейх, не могли бы вы рассказать нам немного о себе и о вашем прошлом? Каким вы видите ваше место в Королевстве Иордания?

Я родился и вырос в городе Аммане в 1952 году. После того, как я окончил среднюю школу, я продолжил изучение исламского шариата в Колледже исламских исследований в Аммане. Во время учебы я работал на Иорданской почте на разных должностях до 1997 года. После того я посвятил себя книге Бога, да будет Он благословен, (Корану), и расширил свои знания исламской религии и жизни исламской уммы.
Бог, слава и хвала Ему, вознаградил меня знанием Его священной книги и выбрал меня для обновления знания о Боге и религии среди исламской уммы и для необходимой интерпретации стихов, искаженных большинством исламских ученых. Среди них есть стихи, говорящие о людях Писания (иудеях и христианах), в частности, об их правах. Сотню святых стихов Корана современные ученые интерпретируют неправильно. Они толкуют Его стихи без связи между их словами и реальным подтекстом. Эти стихи доказывают и выражают волю Божью и его намерения: стремление к миру и гармонии, а также дают Его инструкции людям, как добиться этого.

Когда мы попросили вас дать нам интервью на нашем сайте, вы процитировали стих из Корана, где назвали еврейский народ нашими “двоюродными братьями”. Что вы имели в виду?

Евреи и есть наши двоюродные братья. И потому мы должны молиться за них, навещать их, жить рядом с ними, оказывать им уважение и всемерно сотрудничать с достоинством и благодарностью. Потому что мы не богобоязненнее, не умнее и не лучше, чем пророк Мухаммед, да упокоится душа Его, который жил рядом с ними и вел себя благородно, милостиво и дружелюбно. Вспомним, что мусульманам было разрешено жениться на них.

Ведет ли ваша открытость к народу Израиля к признанию их суверенитета на их исторической земле?

В самом деле я признаю их суверенитет на их земле. Я верю Священному Корану, и этот факт неоднократно упоминается в книге. Например: «О мой народ! Войди в Святую землю, которую Аллах определил тебе” [Коран 5:21], “Мы сделали сынов Израилевых наследниками этого” [ Коран 26:59 ] и еще много стихов в Священной Книге.
Есть и другие причины: этот народ (Израиль) мирен и миролюбив, не враждебен и не агрессивен; [они есть] народ, защищающий себя только, когда это необходимо, и при этом пытается нанести минимальный вред своим врагам. Кроме того, я признаю тот факт, что Бог, слава и хвала Ему, отдал свое предпочтение этим людям над другими людьми и демонами до конца дней. Бог не отдает свое предпочтение тем, кто этого не заслуживают. Бог, хвала Ему, никогда не обращался к кому-то [другому] и не предоставлял им эту честь, помимо народа Израиля. Народ Израиля назван по имени их предка Израиля (Jacob), да упокоится душа его. Как говорится в Коране “О, Дети Израиля”. Обращаясь же к другим, он говорит “О, верующие” или “О, люди”, что является более общим приветствием.
….
Как, на ваш взгляд, мы можем, наконец, положить конец антисемитизму среди арабских и мусульманских народов, которые чувствуют отвращение и враждебность к евреям и отказываются признать их и жить рядом с ними?

На мой взгляд, для того, чтобы покончить с антисемитизмом, нужно сосредоточить усилия и призывать к миру, к распространению знаний и откровенно просвещать людей о ценностях справедливости и истины, в соответствии с Божьими книгами – Торой, Псалмами, Евангелием и Кораном. В этих книгах выражается восхищение израильтянами, уточняются их права, отдается предпочтение им, им завещается Святая Земля и указано, что их молитвы направлены в Иерусалим. Книги свидетельствуют, что это миролюбивый и призывающий к миру народ, и это первый народ, которому Творец уготовил роль служить Его посланником на этой земле до Дня Воскресения.
В Коране сказано: “Те, кто имеют веру и совершают праведные деяния, лучшие из существ” [ Коран 98:7 ]. Можно было бы сказать “лучшие из людей”, но в умме Корана, а это арабы и те, кто исповедует ислам, нет иного выхода, кроме как вернуться к прямой и истинной речи Корана, которую многие из его ученых толкуют ошибочно и произвольно. Они исказили истинную волю Божию, хвала Ему, выражаемую в стихах, трактуя их ложно, когда говорят, что убийство евреев – это часть заповеди джихада Аллаха, и что эта земля не является Землей [Народа] Израиля.
Они продолжают эту злодейскую интерпретацию. Истинный мир не наступит, пока умма Корана не вернется к книге Корана такой, как Бог ее завещал Его сторонникам. Мое религиозное образование позволило мне усилить мои слова, и я имел честь преуспеть в интерпретации стихов, которые были неправильно истолкованы другими учеными. Это стихи, в которых разъясняются обязанности и права людей, что необходимо для того, чтобы народы не были врагами друг другу.


Почему иорданские СМИ, как правило, описывают израильтян в расистской и негативной манере, не отражающей действительность?

… Те, кто называет их именами, которые не употреблял Аллах, есть грешники и фальсификаторы стихов Корана. Ведь было сказано: “Те, кто извращает истину в Наших знамениях, не скроются от нас” [ Коран 41:40 ]. Ибн Аббас сказал в своем комментарии к этому стиху: “Речь идет о тех, кто искажает, перемещает, изменяет стихи Божии и отклоняется от истины”….
Поэтому каждый, кто называет израильтян именами, которые не применял Аллах, есть преступник по следующим причинам:
1. Он нарушает религиозный закон, отвергая суры Корана.
2. Он ослушался приказа Аллаха не проклинать и не использовать плохих имен.
3. Если он не покается и не прекратит свои преступления, он преступник и злой человек во всех смыслах религии ислама.
4. Он действует против усилий Его Величества Короля Иордании, против его инициативы о гармонии между религиями и против его призывов к миру.
5. Он активно чинит препятствия мирному процессу и увеличивает враждебность между людьми.
Средства массовой информации Иордании и всего арабского мира в целом должны действовать богобоязненно и называть израильтян и их землю именами, данными им Аллахом. Они должны прекратить упоминавшиеся выше пять преступлений, которые приносят на них и на их народ гнев Божий.

Верите ли вы, как человек религии, что те, кто называют себя “палестинцами”, имеют право на создание государства на исторической земле евреев?

Аллах, слава Ему и хвала, написал в Торе, что это земля сынов Израилевых. Он завещал Святую Землю сынам Израилевым и называл эту землю этим именем (земля Израиля). Поэтому он заявляет в Священном Коране: «О мой народ! Войди в Святую землю, которую Аллах назначил вам, и не обратись назад с позором, потому что тогда будете вы уничтожены и разорены”. [Коран 5:21]. Этот святой стих “Кушан” ( дело ) подтверждает, что эта земля принадлежит иудеям. В нем также говорится: “Мы сделали сынов Израилевых наследниками этого” [Коран 26:59], и в следующем стихе «И Мы после этого сказали сынам Израилевым: “Живите безопасно на земле (обещанной)” [Коран 17:104]. Есть еще много святых стихов, доказывающих и подтверждающих это.
Таким образом, в ответ на ваш вопрос, как могут они (палестинцы) иметь право создавать государство на еврейской земле Израиля, которую Аллах даровал и завещал евреям? Более того, даже если все жители земли забудут истинное положение вещей или сойдут с ума и будут сотрудничать с теми, кто называет себя “палестинцами”, чтобы создать государство для последних, это не удастся, и Аллах не допустит этого до наступления Судного дня, потому что Аллах Сам так пожелал и специально написал в своей книге, что эта земля будет землей народа Израиля , чтобы никто позже не мог этого оспорить.

Share

УЛЕТЕЛА МАРИНА ОРЛОВА

Михаил Моргулис

 

    Три дня назад Марина Орлова была в нашем Духовном Центре, где проходилa «Трапеза  друзей». Чуть-чуть о ней.

    Marina OrlovaЕё присутствие оживляло жизнь, а слова создавали кипение  вокруг неё. Действительно, тусклое, равнодушное, течение жизни вдруг закипало от её ярких фраз и мыслей.  Она не терпела бездеятельности, и работала везде, где была нужна. Вела радиопрограммы на Радио Сарасоты, писала статьи в газетах, сражалась против бюрократии. Была защитником «униженных и оскорблённых». Урывками писала книгу о своих  встречах на извилистых дорогах жизни.  Спала по три часа в сутки, певуче рассказывала об интересных людях, глупых жалела, с мудрыми испытывала замечательную радость общения. Профессиональная журналистка, эстет, собирательница лечебных камней, она жила, как будто пела песню труда и радости.

.

Звонит, потом приезжает: – Михаил, давайте устроим вечер великой цыганской певицы Раде Волшаниновой, из театра «Ромен»,она сейчас живёт во Флориде, исполняется 80 лет. Это будет великий подарок! Певцы и актёры всегда ждут своей лебединой песни! Во славу романса, во славу человеческого сердца, во славу Бога, пусть споёт на прощанье!

    Marina_Orlova2Марину можно назвать носителем добра, доброй феей для потерянных и грустных. Она возвращала оптимизм в жизнь, духовно обогащала человека своим бережным отношением к Богу, внушала  веру в успех, в реализацию мечты, в любовь.

Рассказала  однажды, что в начале 90-х годов во время моего приезда  в Москву  брала у меня интервью на Первом канале в Останкино. Я об этом забыл, а она  многое помнила и повторяла. «Вы говорили, что доллар оказался сильнее КГБ, что вера  у многих будет искушаема и поколеблена… И что вера без любви не может быть верой, а становится сводом бюрократических законов…»

   Marina Orlova, Vlad, Tatiana TitovaБоже, как я и Татьяна Титова благодарны   ей за любовь к нам, за её лучистые, умные глаза, за её преодоление барьеров жизни, и за огромное желание делать людей счастливыми.

Она однажды написала рецензию на мою книгу «Тоска по раю». Я послал её Евгению Евтушенко. Он сказал: «Это написал человек, который очень любит жизнь и вас…Радуйтесь…».

Уже перед самой смертью, звонит:  – Михаил Зиновьевич, готовлю радиопрограмму о жизни  Мстислава Ростроповича и  Галины Вишневской. Пишу и плачу, Господи, какой он чистый и прекрасный человек. Вы ведь знали его, скажите, он ведь правда был гений, чистый гений?

Я сказал, что да, чистый и гений… И более того, мне кажется, что Ростропович, как и академик Сахаров,  не называя себя верующими, своими честнейшими  поступками отражали на земле Христа…

Ушла, ушла Марина, вернее, улетела, как улетают  в последний полёт многие чудесные друзья. Тяжкие вести ударяют не в разум, а в душу.  Трудно будет привыкнуть, жить без Марины.

Наверное, друзьям, надо стараться понемногу заменять её на земле любовью, состраданием, терпением. Тогда и она будет с нами. Давайте стараться…

И пусть  в небесной стране её сопровождают  слова другой Марины, Цветаевой…

 

Знаю, умру на заре! На которой из двух,

Вместе с которой из двух – не решить по заказу!

Ах, если б можно, чтоб дважды мой факел потух!

Чтоб на вечерней заре и на утренней сразу!

Пляшущим шагом прошла по земле!- Неба дочь!

С полным передником роз!- Ни ростка не наруша!

Знаю, умру на  заре!- Ястребиную ночь

Бог не пошлёт по мою лебединую душу!

.

 

 BridgeUSA@aol.comMarina Orlova-dinner_Mikhail Morgulis
.
Share

Похвала справедливости

.

Мы, люди, очень быстро подмечаем всякую несправедливость в отношении себя. На всех окружающих и даже на Самого Господа Бога некоторые обижаются, если что не так у них в жизни получается, как они бы хотели. Но несправедливость, которую мы сами, люди, совершаем в мире, нам менее ясна. Мы даже ее вообще затрудняемся признавать.

.

pravosudie - vishenki na vesahСправедливость – какое прекрасное слово. Есть что-то божественное в нем. Оно вдохновляет, укоряет и мучает. Свято нас мучает, когда мы боремся за справедливость в отношении других людей, и в тоску ввергает нас, когда мы добиваемся полной справедливости, и часто в сущих пустяках, в отношении себя со стороны других.

Сама справедливость нас все время толкает и понуждает быть выше справедливости и никогда не быть ниже ее. И мы чувствуем в душе своей мир и радость, когда совершаем справедливость, и особенно когда становимся в своих чувствах выше справедливости. Стать над справедливостью – это значит войти уже в Царство Христовой любви.

Есть в нас, людях, чувства, которые можно назвать щедрыми, богатыми, например – любовь, великодушие, бескорыстие, самоотверженность. Но есть в нас и чувства более скромные, но в повседневной жизни, может быть, еще более для нас нужные – без которых жизнь в мире становится совсем невозможной. К этим скромным и тихим чувствам и относится справедливость. Она регулирует основы человеческой жизни и личной, и общественно-социальной, и государственной. К понятию этой справедливости следует отнести и простую честность, правдивость, уважение к другому человеку, к его жизни, к его слову, к его свободе. Свобода есть самая главная часть жизни другого человека. Свободу нужно охранять справедливостью. Справедливость формулируется заповедями, данными Богом человечеству на Синае. Все они говорят о справедливом Законе Божьем, данном человеку. И 10-я, последняя заповедь говорит о том, что несправедливость к другому человеку нельзя допускать даже в своих сокровенных желаниях. Нельзя желать ничего, что может нарушить жизнь и права другого.

Я назвал любовь щедрым, “богатым” чувством. Конечно, это относится не ко всякой любви, а лишь к самоотверженной и справедливой. Например, если родители, усыновившие ребенка, относятся к нему хуже, чем к своему родному, они в этом проявляют несправедливость. Так справедливость контролирует даже любовь.

Что говорит Библия о справедливости? Книга Иова говорит о Иове с похвалой: “Был человек этот непорочен, справедлив” (Иов, 1, 1). Псалом 118 говорит о Боге: “Праведен Ты… и справедливы суды Твои”. Из этого следует, что если мы не ощущаем Божественной справедливости в отношении себя, то совесть наша, значит, отстает от времени и от Истины Божьей.

Недавно один молодой человек рассказал мне о случившейся с ним неприятности. В связи с ограблением бензоколонки он, случайно находившийся вблизи этого места, был задержан. Пока выяснялись обстоятельства этого дела, он провел некоторое время в заключении. Меня удивила и порадовала реакция этого человека на такое событие, которое было несправедливостью в отношении его. Он сказал: попав в эту историю, я стал размышлять о случившемся и пришел к заключению, что в этом происшествии была своя нравственная закономерность, и я увидел в нем высшую справедливость. Дело в том, что я совершил однажды неморальный поступок, и он мне сошел с рук. И я должен был претерпеть какое-то страдание сейчас. Это справедливо… Я удивился такому нравственно-чистому, религиозному проникновению в суть жизни этого молодого человека. “Такова истинная вера в Бога”, – подумал я.

Совесть, как чувство глобальной справедливости, врождено человеку (человек – “образ Божий”). У детей и молодых людей совесть бывает иногда более чуткой, чем у людей поживших и как бы придышавшихся к несправедливости этого мира. Идя в своей жизни путем нравственных компромиссов, человек постепенно опустошается душой и перестает чувствовать, когда бывает несправедлив к другому человеку, остро чувствуя, однако, всякую несправедливость других в отношении себя.

Милосердие к бедным псалом 87 называет не милосердием, а справедливостью; и это, конечно, справедливо. “Нищему оказывайте справедливость”, – говорит Библия. Если у тебя два куска хлеба или две рубашки, а у человека, который рядом с тобой, нет хлеба и даже одной рубашки, то это даже не любовь, не милосердие, а просто справедливость, если ты отдашь один кусок и одну рубашку нуждающемуся. Говоря в послании к Ефесянам об уважении детей к родителям, апостол Павел называет уважение к родителям не подвигом и не самопожертвованием, а всего лишь справедливостью. Заповедь, данная Богом человеку: “Чти отца твоего и мать твою, да благо тебе будет и да долголетен будешь на земле” (единственная заповедь с обещанием), указывает на путь справедливости. Неуважение и невнимание к тем людям, которые для нас такое огромное дело сделали, родив нас в мир, были избраны Самим Богом стать нашим отцом и матерью, неуважение к родителям есть глубокая, кричащая несправедливость. Далеко не все это чувствуют. Но когда сами испытают эту же несправедливость в отношении себя со стороны своих детей, лучше понимают свой грех.

Фото Владислава Петрушко

Благоразумный разбойник, вися на Голгофе рядом со Спасителем мира, останавливая другого, тоже распятого, но озлобленного разбойника, высказал мысль, показывающую ясность и честность его нравственного сознания и высокую его справедливость. Он так сказал своему, тоже распятому и умиравшему на кресте, товарищу: “…мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли; а Он (т. е. Христос) ничего худого не сделал” (Лк. 23, 41). Ясно видно здесь двоякое явление справедливости: это признание человеком своей вины – признание невиновности другого человека. Вот пример честного, неэгоцентрического сознания. Оно может открыться и в очень грешном человеке. Это иллюстрация к тому, что сказал Ф. М. Достоевский о человеке вообще и о русском человеке в своей книге “Записки из Мертвого дома”. Достоевский увидел, что на дне души даже самого закоренелого преступника таится искра той человечности, в которой именно и проявляется Божий образ в человеке. Тут источник всей мировой справедливости. Свет идет от Бога чрез человека, протершего зеркальце своей души, снявшего с совести пыль и отражающего Божий Свет. Великое утешение мы испытываем в мире от явления всякой справедливости, независимо даже от того, имеет или не имеет она отношение лично к нам. Справедливость есть свет сам по себе. И когда мы к ней прикасаемся, мы переживаем чувство полноты жизни и радости. Бог тогда с нами. Это понял разбойник на Голгофском кресте. И оттого он вошел со Христом в Рай.

Самое великое торжество справедливости совершится на последнем Суде, когда Бог “отрет всякую слезу” с глаз человека. Все тогда будет названо своим подлинным именем, падет всякое ложное величие, и правда займет свое место. Это будет апофеоз всемирной справедливости и высшей любви.

Увидеть справедливость окружающих нас, испытать и свою справедливость в отношении людей – это большое счастье, так как высшая справедливость – выше справедливости, и имя ей любовь.

.

Из книги «Апокалипсис мелкого греха» -издания
«Татьянин день»
.
Share