ВПЕРВЫЕ В ИСТОРИИ «Америка – Беларусь: обозрение»

 

US-Belarus-Observer-CoverТолько что разослан подписчикам  новый американский журнал «Америка – Беларусь: обозрение» (US-Belarus Observer).

Журнал выходит на 50 страницах и рассказывает об экономической, культурной  и духовной жизни в Беларуси, о строящихся отношениях между США и Беларусью, о стремлении  сделать эти новые отношения более дружескими и взаимовыгодными для обеих стран.

В номере: Приветственное обращение Министра иностранных дел В.В. Макея,  рассказ директора Парка высоких технологий Валерия Цепкало об этом феноменальном технологическом объекте, где работают 22 тысячи молодых компьютерщиков. Статья о  новом лауреате  Нобелевской премии Светлане Алексеевич, о поездке в Беларусь легендарного поэта Евгения Евтушенко, экономические статьи, статья помощника президента страны по спорту М.В.Рыженкова о  знаменитой  поездке в Беларусь сборной ветеранов NBA, материалы о  белорусской еде, о белорусском юморе, о белорусских зубрах. О замечательном композиторе Игоре Лученке. Статьи американских профессоров Д, Бейрона и Г. Иоффе. И, конечно, особо интересным выглядит интервью Михаила Моргулиса  с президентом страны  Александром Лукашенко. Интервью резко отличается от подобных материалов своей глубиной и  смелостью  откровений.

Во всех материалах  проскальзывает  мотив духовности, без которой не может быть полноценной жизнь народа.

В следующем номере  будут напечатаны статьи о легендарном теннисисте Беларуси Максиме Мирном, интервью с директором Департамента Америки в МИД Беларуси Олегом Кравченко, интервью со Светланой Алексеевич, заметки о белорусских женщинах в Америке,  о поисках пути развития мира и отдельных стран, стихи Евгения Евтушенко, новые порции белорусского юмора и многое другое.

Получатели журнала: члены Сената, Конгресса, крупнейшие университеты и библиотеки, банки и большие компании, авиалинии США.

Издатель журнала Михаил Моргулис, редактор  Вероника Грижельчик, консультанты Томас Байер, Марк Базалев, Пол Петровец.

Во всем вопросам, а также по размещению рекламы, обращаться по адресу: info@usbelarusobserver.com

Пол Петровец 

DOWNLOAD MAGAZINE PDF FILE 

Share

ПИСЬМО ИЗ РОССИИ

 

synodalГод Библии. 140 лет Синодальному переводу. Каково! И стало грустно. Библия вовсе не Книга №1 в России. Библия – книга зкзотическая. Религиозная. Библию не читают. Читают гороскопы. Библии не верят. Верят басням. Мировоззрение не библейское. Мировоззрение материалистическое. Теория эволюции, эрзац-наука, по сути безбожие закладывается в сознание детей в школе, закрепляется в университете. Вся практика жизни окружающего мира свидетельствует – если и существует Бог, то где-то далеко. В нашей жизни бал правит безбожие. Церковный люд, громко, на всю страну рассказывает и показывает массовые поклонения нетленным останкам тленной плоти, о плачущих от бесстыдства людского иконах. И живём мы так, будто Бога нет. Лжём. Крадём. Убиваем. Ненавидим. Завидуем. Гордимся. Плачем от боли и мстим с наслаждением. А Бог есть. Он дал нам Слово правды, слово любви, слово прощения. Это Библия. Библия указывает нам на Бога! Бог есть. Библия есть слово Божье! 

“Ибо Слово Божие живо, и действенно, и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, суставов и мозгов и судит помышления и намерения сердечные.

И нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто перед очами Его; Ему дадим отчет”. Евр.4:12,13.

Год Библии – это время познания Бога!

.

Share

Франциск I побил все рекорды признания

Папа Римский Франциск I побил все рекорды «юдофилии», проявленные его предшественниками. Он согласился, что «внутри каждого христианина сидит еврей», и заявил, что «нельзя быть настоящим христианином, не признавая свои еврейские корни» — «не в расовом, а в религиозном смысле», пояснил понтифик. Подчеркнув сохраняющееся присутствие иудаизма в христианстве, Франциск пошел дальше Иоанна Павла II, назвавшего евреев «старшими братьями» христиан.

Папа Римский Франциск IФранциск сказал, что ежедневно молится словами псалмов Давида, как еврей, а потом совершает обряд евхаристии как христианин.
В большом интервью испанской газете La Vanguardia понтифик выразил мнение, что диалог между иудаизмом и христианством должен включать исследование иудейских корней христианства и «расцвет иудаизма в христианстве». Папа признал, что это очень непростая и взрывоопасная тема, как он выразился, «горячая картофелина», но выразил уверенность, что «можно жить, как братья».
Папа высказался против любого религиозного фундаментализма, заявив, что в его основе всегда лежит насилие, а в наши дни насилие «во имя Бога» — это абсурд.
Франциск ответил и на вопрос, что побудило его отправиться в «глаз урагана» — на Ближний Восток. По словам папы, он поехал потому, что его пригласил президент Перес, и, зная, что его президентский срок заканчивается, понтифик был вынужден поспешить. Он сказал, что каждый христианин должен побывать на Святой Земле, так как там «все началось», там «небеса спустились на землю», и «можно ощутить, что ждет нас в будущей жизни, в Небесном Иерусалиме».

.

Share

ПИСЬМО К 9 ЛЕТНЕЙ ДОЧКЕ НА РОЖДЕСТВО!

thПривет, милая. Сейчас Рождество, и у меня обычная проблема  какой подарок тебе выбрать. Я знаю, что тебя радует  книжки, игры, платья. Но я хочу подарить тебе что-то такое, что останется с тобой дольше, чем на несколько дней или даже лет. Я хочу подарить тебе нечто, что будет напоминать тебе обо мне каждое рождество. И, знаешь, мне кажется, я выбрал подарок. Я подарю тебе одну простую правду, которую мне пришлось усваивать много лет. Если ты поймешь ее сейчас, ты обогатишь свою жизнь сотнями разных способов, и это оградит тебя от массы проблем в будущем.

Так вот: тебе никто ничего не должен. Это значит, что никто не живет для тебя, дитя мое. Потому что никто не является тобой. Каждый человек живет для себя самого. Единственное, что он может почувствовать – это свое собственное счастье. Если ты поймешь, что никто не должен организовывать тебе счастье, ты освободишься от ожидания невозможного. Это значит, что никто не обязан тебя любить. Если кто-то тебя любит  значит, в тебе есть что-то такое особенное, что делает его счастливым. Выясни, что это, постарайся сделать это сильнее, и тогда тебя будут любить еще больше. Когда люди что-то делают для тебя, это происходит только потому, что они сами хотят это сделать. Потому что в тебе есть что-то важное для них – что-то, что вызывает у них желание понравиться тебе. Но вовсе не потому, что они тебе должны. Если твои друзья хотят быть с тобой, это происходит не из чувства долга. Никто не должен тебя уважать. И некоторые люди не будут к тебе добры. Но в тот момент, когда ты усвоишь, что никто не обязан делать тебе добро, и что кто-то может быть с тобой недобр, ты научишься таких людей избегать. Потому что ты им тоже ничего не должна. Еще раз: никто тебе ничего не должен.

Ты должна стать лучшей прежде всего для себя самой. Потому что если у тебя получится, другие люди захотят быть с тобой, захотят давать тебе разные штуки в обмен на то, что ты можешь им дать. А кто-то не захочет быть с тобой, и причины будут вообще не в тебе. Если такое случится – просто ищи другие отношения. Пусть чужая проблема не становится твоей. В тот момент, когда ты поймешь, что любовь и уважение окружающих надо заработать, ты уже не будешь ждать невозможного и не будешь разочарована. Другие не обязаны делиться с тобой собственностью, чувствами или мыслями. А уж если они это сделают – то только потому, что ты это заработала. И тогда ты сможешь гордиться любовью, которую ты заслужила и искренним уважением друзей. Но никогда нельзя принимать все это как должное. Если ты это сделаешь – ты всех этих людей потеряешь. Они не «твои по праву». Добиваться их и «зарабатывать» их надо каждый день. У меня как гора с плеч свалилась, когда я понял, что мне никто ничего не должен. Пока я думал, что мне причитается, я тратил ужасное количество усилий, физических и эмоциональных, чтобы получить свое. Но на самом деле никто не обязан мне хорошим поведением, уважением, дружбой, вежливостью или умом. И в тот момент, когда я это понял, я стал получать гораздо больше удовлетворения от всех своих отношений.

 И это послужило мне хорошую службу – с друзьями, партнерами по бизнесу, возлюбленной, продавцами и незнакомцами. Я все время помню, что я могу понять человека, только если войду в мир своего собеседника. Я должен понимать, как он думает, что считает важным, чего он в конце концов хочет. Только так я могу понять его. И только поняв человека, я могу сказать, нужно ли мне от него на самом деле что-то.  О высшей силе, о Боге. Ты можешь в это верить или нет, одно мы с тобой чувствуем, что Это есть, Оно существует, Оно как-то участвует в нашей жизни. Ты можешь верить или не верить в Иисуса Христа, но одно я знаю, что Он учит нас только хорошему. Хорошо надеяться только на себя, но только  от Него мы получаем дополнительную силу и любовь к людям. 

Не так просто суммировать в одном письме то, что мне удалось понять за много лет. Но, может быть, если ты будешь перечитывать это письмо каждое Рождество, его смысл будет для тебя с каждым годом чуть ясней. НИКТО ТЕБЕ НИЧЕГО НЕ ДОЛЖЕН.

Share

Лия Ахеджакова. Как разобраться в мире, где один становится Сахаровым, а другой — Гитлером?

Q9PNZ4_kristine_hudenkoКристина Худенко

kristina.hudenko@delfi.lv

 

lija-akhedzhakova-47068571Foto: RIA Novosti

Чем закончится весь этот абсурдизм нашего времени? Об этом портал Delfi попытался расспросить саму Лию Ахеджакову в 10-минутном интервью:

.

..– В недавнем интервью режиссер Кирилл Серебренников, у которого вы снялись в фильме “Изображая жертву” (за роль в этой картине Ахеджакова получила национальную кинопремию “Ника”, — прим. Ред.)…

 По мнению Серебренникова, именно эти замечательные комедии заразили Россию прогрессирующей ретрофилией. В итоге вся страна живет прошлым, а не настоящим и будущим. Вы — яркая звезда рязановских комедий. Что можете сказать в их защиту?

– Могу сказать лишь то, что сама я совершенно не живу прошлым. Вот чего-чего, а этого во мне точно нет. Я всегда ищу то, что отвечает сегодняшним смыслам.

– Сегодняшним смыслам абсолютно отвечает фильм “Бред вдвоем” по пьесе абсурдиста Ионеско, написанной в 1962 году. Впечатление такое, что все это — про нас и про сейчас. Некогда любившие друг друга люди спорят с пеной у рта, совершенно не слыша друг друга, а вокруг – война, статуя Свободы валится на их головы…

– Потому что это Ионеско – он гений! Великая литература всегда будет отвечать сегодняшнему дню. А ведь когда мы этот фильм презентовали на кинофестивале в Калининграде, его не поняли и не приняли. И так бывает.

– Увы, сегодня – не лучше. В интервью Delfi легендарный мультипликатор Юрий Норштейн объяснил, почему он за российский Крым, и читатели тут же перечеркнули его гениальные мультфильмы, забыли, что в том же интервью он говорил много нелестного в адрес российской власти и… стали махать его цитатой, как красной тряпкой, друг у друга под носом.

– Никто Норштейна не посмеет вычеркнуть! Он войдет в историю искусства. Мне кажется, что самый противный и гнусный признак сегодняшнего дня — эпидемия агрессии, в которой люди забыли, что они — ЛЮДИ.

– Как напомнить не слышащим друг друга людям о том, что они живут не по разную сторону баррикад, а на одном земном шаре?

– Думаю, только высокая культура и наука могут их вывести из забвения и затмения. И такая культура есть — она просто надрывается, чтобы передать эти смыслы людям. Но дело в том, что настоящая культура и наука нуждаются в финансировании, а если они находятся в запустении, им очень трудно докричаться и достучаться.

– Но ведь и деятели культуры разделились, встали по разные стороны баррикад!

– Когда человек руководит театром и точно знает, откуда можно ждать финансов на ремонты, на спектакль, на зарплаты, когда он отвечает за благополучие всех, кто от него зависит… Он будет помалкивать и поддакивать тому, кто вытащит его из финансовой дыры. У нас ведь всякое инакомыслие наказуемо. Просто как раньше, когда на кострах сжигали.

– Вам тоже достается?

– Каждое мое высказывание имеет последствия. От залов зачастую отказывают. У нас есть депутат Федоров, который организовал секту под названием НОД (Национальное Освободительное Движение, — прим. Ред.) — они отслеживают “плохих деятелей культуры” и наказывают, если те не проявляют “правильного мировоззрения”. А какую расправу они учинили над Макаревичем?!

– Его друзья, деятели культуры с разных сторон “баррикад”дружно встали на его защиту…

– Потому что это было слишком уж подло, гадко и мерзко. Я с ним не дружу, но всегда буду его защищать, когда он прав.

– Почему бы всем деятелям культуры не выступить также дружно против этого НОД?

– Не будут. Могут ведь и застрелить. Ведь застрелили порядочнейшего человека, которому надо было кланяться в ноги и благодарить его! И где виновные? Нет виновных. Никто нам их не предъявляет.

– Как все это остановить?

– Не знаю. Я что могу, то и делаю.

– А как вы сами разбираетесь, где правда?

– Чувствую, исходя из своего мировоззрения. У меня есть чутье на правду и настоящее. Когда жизнь проживаешь, постепенно начинаешь улавливать смыслы, которые тебя греют, и ненавидеть то, что тебе чуждо. Ну а как еще? Как иначе разобраться в мире, где один человек становится Сахаровым, а другой — Гитлером? Как понять, откуда берутся монстры и вертухаи, которые раньше издевались над людьми и сейчас продолжают?

Еще один мой верный ориентир — имена: этому имени я верю, а этому — никогда, потому что он уже врал мне и подводил меня. Есть журналисты, которые под пулями несут правду. Есть потрясающие писатели и актеры, которые не боятся говорить то, что может им принести большие неприятности.

– Этих людей зачастую обвиняют в том, что они выносят ссор из избы, очерняя родину. На ваш взгляд, что важнее: любовь к истине или любовь к родине?

– Любовь к человеку!

– Можно ли любить родину и при этом критиковать ее, выставляя в неприглядном свете?

– Только так! Если не критикуешь, значит, ты лизоблюд. Но и критиковать надо исключительно из любви к человеку, чтобы ему на родине было легче жить. Только так.

.

Share

ГОВОРИТ ЛЕГЕНДАРНЫЙ ВЕДУЩИЙ!

 

vladimir-molchanov-47000507За что легендарный телеведущий Владимир Молчанов не жалует федеральные телеканалы? Почему он не верит в то, что либеральные СМИ могут “раскачать лодку”? Как он искал нацистских преступников в Латвии и почему нацизм надо приравнять к сталинизму? Почему в программе “Время” не разрешали сообщать о смерти Миронова и Цоя?

Владимир Молчанов очень иронично относится к своей телевизионной популярности — в этом он всецело согласен с утверждением своего коллеги Владимира Познера: “Если каждый день людям показывать один и тот же лошадиный зад, то будут узнавать и его”. При этом он благодарит профессию, благодаря которой смог увидеть всю “кардиограмму мира” — от королевских дворцов до зоны, где содержатся самые страшные убийцы.
Семь лет Владимир Кириллович посвятил расследованию преступлений нацизма, в том числе работал в латвийских архивах и способствовал пожизненному заключению Виктора Арайса. Не остались без его внимания и преступления сталинизма — Молчанову удалось “вычислить” убийцу актера и режиссера Соломона Михоэлса. За фильм “Мелодия Рижского гетто”, созданный в 2006 году, Молчанова удостоили звания “Еврей года”.
“Всякий раз к концу выступления в Израиле мне приходит записка: “Вы, случайно, не еврей?” Я отвечаю: “К сожалению, во мне нет ни капли еврейской крови”. Следующий вопрос: “А почему к сожалению?” — “Потому что, если бы во мне была хоть капелька еврейской крови, я был бы умнее и не стоял бы тут два с половиной часа за сто шекелей”, — смеется Молчанов.
О революции на телевидении 80-х. С программы “До и после полуночи” (март-1987) началась полная перестройка советского телевидения. Через полгода появился “Взгляд”, потом “600 секунд”, 5-е колесо… Никакой конкуренции у нас со “Взглядом” не было — мы дружили. Никогда не забуду, как мы сидели в баре “Останкино” с Владом Листьевым и Урмасом Оттом. Под столом стояла бутылка коньяка. Обсуждали будущее страны. Приблизительно то, что мы тогда предполагали, то и произошло. Но мы тогда и подумать не могли, как стремительно все рухнет…
Как написал в своей книге генерал Шебаршин, который несколько лет возглавлял советскую разведку, а в позапрошлом году покончил жизнь самоубийством: “Когда я увидел, как в здание КГБ на Лубянке входит Молчанов с камерой, никто у него не спрашивает пропуска, и он идет в кабинет Крючкова (главы КГБ) на обыск — я понял, что эпоха закончилась…”
О событиях 91-го в Вильнюсе и Риге. Я тогда был политическим обозревателем Гостелерадио СССР. 13 января в воскресенье я готовился выходить в эфир программы “Время”… Разумеется, мы с главным выпускающим следили (связываясь по телефону) за тем, что происходит в Вильнюсе. За час до начала программы “Время” позвонил человек из ЦК и спросил, с чего мы будем начинать — я ответил: конечно, со штурма литовского телецентра. Он сказал: этого не будет… Я сказал, что тогда не буду вести программу. И выпускающий редактор сказал, что тоже не будет. Мы встали и ушли. Был спешно найден дежурный диктор, программа вышла, а на следующий день мы оба написали заявление о выходе из партии, после чего оттуда стали выходить и многие другие журналисты.
Об убийствах журналистов. Никто не предполагал, что вскоре наших коллег начнут массово убивать. Первыми стали те, кто погиб в Литве. Потом Юрис Подниекс прислал мне пленки с гибелью Гвидо Звайгзне и Андриса Слапиньша. В программе “Время” этого показывать не разрешали, но мы все ставили в “До и после полуночи”… Потом ушел сам Юрис — никто из его коллег до сих пор не верит, что он утонул сам. Это так же, как Юрий Щекочихин умер от отравления, но кто его отравил?
Я родился 7 октября, через два года в этот же день родилсяВладимир Путин. И вот 7 октября 2006 года мы сидим на балконе нашей дачи в Старой Рузе, за забором — дача наших друзей Ани и Саши Политковских. Я поднимаю рюмку по случаю своего дня рождения — звонит моя сестра: Аню застрелили… Когда убили Диму Холодова, меня трижды вызывали в суд, потому что я показал фрагмент, как министр обороны СССР Грачев говорит: “У меня есть два врага — это НАТО и журналист Дмитрий Холодов”…
Об убийстве Влада Листьева. Влад был самым слабым из тех, кто начинал программу “Взгляд”. Саша Политковский, безусловно, был самым сильным, таким же блистательным репортером был разве только Невзоров, когда все начиналось. Дима Захаров — интеллектуал. Саша Любимов — замечательный мидовский мальчик. И Влад — самый гулящий, бонвиван, очень добрый… Но за четыре года он стал самым сильным — у него проявились качества руководителя, каких не было ни у кого.
Мы все знаем, за что был убит Листьев. Влад руководил телевидением во времена, когда “Останкино” напоминало воровскую бандитскую малину. Всюду бродили абсолютные отморозки в кожаных куртках с толстенными цепями — люди с “финансовыми интересами”, которые давали и получали деньги за рекламу. Настоящий вертеп! Реклама тогда приносила около миллиона долларов в день. Влад ее остановил на три месяца. Представьте, каких денег лишились бандиты? Он был обречен. В то время убивали и за тысячу долларов.
О Холокосте в Латвии. Я семь лет занимался розыском нацистских преступников и исследованием темы Холокоста… В том числе много работал в Латвии. Собрал материалы о концлагере Кайзервальд, который находился на территории Межапарка, где врач убивал людей, испытывая на них вакцины. Эту историю я описал в очерке “Аллеи Межапарка”. В мою книгу также вошли очерки “Аудринская трагедия” (каратели стерли с лица земли латгальскую деревню, более 200 жителей), “Кровавый Детлавс” (про главного подручника Виктора Арайса Карлиса Детлавса)… Эти материалы публиковались в ФРГ. На Виктора Арайса и так было собрано много документов, но после моей статьи его судили в Германии и дали пожизненное заключение…
Десять лет назад я снял фильм “Мелодия рижского гетто”. Идею подсказал друг Евгений Гомберг. Как-то ночью он показал нам с женой Маскачку и отвез в Бикерниекский лес. Мы сделали фильм, премьера была в Риге. Все плакали и благодарили, но почему-то по латвийскому ТВ этот фильм не показали… Позже мне позвонила из Конфедерации российских евреев и сообщили, что избрали меня Евреем года. Я спросил: “Вам что, своих не хватает?” — “Хватает. Но мы вас тоже уважаем”.
О равенстве нацизма и сталинизма. Историю своей семьи я узнал лишь лет в 13 — шепотом на кухне. Как деда арестовывали, как мордовали маму, бабушку… Дед был во флотилии адмирала Счастного, которая стояла в Гельсингфорсе (Хельсинки), после долгого обсуждения они решили идти на помощь большевикам. Пришли… Первым расстреляли Счастного, а за ним — почти всех военных моряков. В том числе и моего деда…
Со временем я понял, что между фашизмом, нацизмом и сталинизмом стоит абсолютный знак равенства. И никто, ни один президент меня в обратно не убедит. Сталинизм даже страшнее хотя бы потому что ни один властитель не истребил столько своего народа, сколько это сделал Сталин…
О последней съемке Андрея Миронова. У меня в семейном архиве есть фото, на котором мне год, а Андрею — десять лет… Когда в 87-м году я работал в голландской редакции АПН, встретил у магазина Андрея и пригласил к его нам на виллу. И он остался с нами на месяц. Это был самый счастливый период из нашей жизни в Голландии — Миронов был потрясающим рассказчиком. У меня был один билет на североморский джазовый фестиваль — мы с ним по очереди ходили слушать звезд.
Когда через три месяца он умер в Риге, я вел программу “Время”, мне не разрешили сообщить о его смерти в эфире, потому что он не был… народным артистом. И я объявил об этом лишь в программе “До и после полуночи”, которая шла следом. Подобная история повторилась позже в 1990 году, когда опять же в Латвии погиб Цой, но тут уж я плевал на всех и сообщил в эфир новость.
О современном российском ТВ. При всей моей любви к телевидению, сегодня я вам не очень советую смотреть наши федеральные каналы. Считаю это абсолютной паранойей и военной пропагандой, особенно так называемые аналитические программы. Чтобы сохранять душевное спокойствие, смотрите что-то другое — про животных или музыкальный телеканал “Меццо”. Тем паче, что многие люди, с которыми мы начинали и которые даже получали ордена от литовского правительства за освещение штурма телецентра в Вильнюсе, очень сильно переродились за последнее время…
Сейчас я преподаю 120 студентам в Московском Институте телевидения и радиовещания Останкино. Из них 110 — девочки. Хорошенькие. Но они почти ничего не читали и очень мало знают. Когда Алексиевич получила Нобелевскую премию по литературе, из 120 моих студентов лишь две девочки знали эту фамилию — они приехали учиться из Минска. Остальные 118 человек ничего не читали. Я не понимаю, о чем мне с ними разговаривать. Я им так и говорю: вы самая ценная находка для сегодняшних политических деятелей — вас можно очень легко разводить, как это любят делать на зоне…
Поскольку я долго уже в журналистике, сегодня могу позволить себе заниматься тем, чем хочу. В прошлом году я снял четыре документальных фильма к конкурсу Чайковского — “Маленькие секреты большого конкурса”. 10 лет веду программу на радио “Орфей”, ко мне приходят те, кого не показывают по ТВ — выдающиеся дирижеры, музыканты, артисты… Как вы думаете, сколько зрителей сегодня будут смотреть по ТВ передачу про Гидона Кремера? Конечно, Газманова или Валерию будут смотреть в сотни тысяч раз лучше…
О силе либеральных СМИ. “Взгляд” и “До и после полуночи” в конце 80-х смотрели около 100 миллионов человек. Колоссальная аудитория! Сегодняшние так называемые либеральные СМИ так раскачать лодку не могут. Телеканал “Дождь”, портал “Медуза”, который я каждый день читаю — они замечательные, но очень маленькие. Конечно, есть еще интернет, который иногда приводит к раскачиваниям лодок и даже некоторым революциям, но таким как тогда, думаю, нет.
О жизни в путинской России. Как-то писатель Юрий Нагибин сказал мне в интервью: “Трудно быть евреем в России, но куда труднее быть русским”. Но я был, есть и останусь русским. Я не уехал в Голландию, хоть мне предлагали там профессорское место. Я не уехал в Испанию, на родину моей жены-испанки… Может, я совершил ошибку, но жизнь моя была очень интересной. Надеюсь, что и в путинской России все обойдется…
Меня часто спрашивают: Верю ли я Бога? Да, верю, потому что знаю, что Бог верит в меня. Я Его творение и я должен стараться сделать жизнь на земле хоть чуть-чуть лучше.
 

 

Share

Действительно ли протестанты не задают вопрос о Церкви?

dubrovskiy_0

Пастор-пятидесятник ответил православному порталу на “самый страшный вопрос для протестантов”

Живая Вера Медиа

На портале pravoslavie.ru появилась статья “Вопрос, который никогда не задают протестанты“. Тема вдохновила Руководителя отдела богословия Российского объединенного Союза христиан веры евангельской (пятидесятников) пастора Михаила Дубровского на небольшой комментарий проясняющий позицию евангельских христиан по вопросу “что такое Церковь”.

 

Действительно ли протестанты не задают вопрос о Церкви?

Последнее время встречаются публикации, в которых утверждается, что единственный «вопрос, который они сами никогда не затронут… это учение о Церкви»1. Из чего автор делает вывод, что это-то и доказывает, что протестантизм не является частью истинной Церкви. Оставим на совести автора все его последующие рассуждения – автор, похоже, с реальными воцерковленными протестантами либо вовсе не знаком, либо очень давно не общался. А потому его анализ протестантского учения о Церкви имеет мало отношения к реальности. Но сам вопрос действительно вызывает интерес: на самом деле, почему протестантов столь важный вопрос не волнует? И о чем свидетельствует отсутствие этого интереса?

Прежде всего, хочется указать на то, что протестанты вопрос о Церкви задают, причем, в самой острой форме, и очень даже часто. Огромное количество литературы, как популярной, так и серьезной богословской, свидетельствует о глубоком интересе к вопросу о Церкви. Только звучит он не так, как, возможно, от нас этого ожидают. Мы действительно не спрашиваем ни себя, ни других, являемся ли мы частью Церкви Христовой. Точно также, как передо мной не встает вопрос: «я – мужчина или нет?». Также, как мне не приходится каждое утро уточнять у моей жены: «Дорогая, ты не напомнишь, как меня зовут?». Что бы вы подумали о человеке, который регулярно задавал бы подобные вопросы?

Когда две девочки постоянно соревнуются друг с другом, кто из них красивее – это говорит о внутренней неуверенности, отсутствии опоры для собственной идентичности. Вспомним русскую классику: в сказке Пушкина «О мертвой царевне» именно царица-мачеха задает вопрос, «Кто на свете всех милее?» И этот вопрос очень точно выявляет ее неуверенность в собственной красоте, ее страх перед будущим. Царевна таким вопросом не задается – она равно радуется как своей красоте, так и красоте окружающих ее людей и мира. Точно также и постоянные споры о том, кто является подлинной Церковью, а кто – нет выявляет только одно: сами спорящие не очень уверены в своей принадлежности Церкви Христа, их самих не вполне удовлетворяют те основания, на которых строится их церковная жизнь. Отсюда – болезненное стремление утвердиться за счет оппонента. Вот только уверенности такие победы никак не добавляют, поскольку основания для этой уверенности надо искать совсем в другом месте.

Основная слабость рассуждений отца-дьякона заключается в следующем: по его логике получается, что только в истинной Церкви человек может встретить Христа. В то время как порядок рассуждений обратный: я должен прежде встретиться с Христом, чтобы стать частью Церкви. Соглашусь, что путь к Богу у всех бывает разный, и зачастую человек сначала приходит в церковь, а лишь потом переживает встречу с Богом. И конечно же, именно Церковь несет миру свидетельство о Христе. Но «ходить в церковь» и быть частью Церкви – принципиально разные понятия! Прийти в церковь (храм или на собрание общины) может кто угодно: атеист, агностик, мусульманин. Но быть частью Церкви может только христианин – тот, кто встретился с Богом и верой ответил на Его призыв, кто следует за Христом, подчиняя этому следованию всю свою жизнь.

Но как невозможно стать частью Церкви, не будучи христианином, так и невозможно быть христианином, не принадлежа Его Церкви. И эта принадлежность определяется не названием конфессии, не юрисдикцией или чем-то еще: Церковь есть Тело Христово, свидетельствует апостол Павел (1 Кор. 12:12-13). Я не могу принадлежать Христу и при этом – не принадлежать Его Телу. Иными словами, в тот момент, когда человек обратился к Христу, он сразу же становится частью Церкви – единственной и единой, как един Христос. И выражается эта принадлежность через деятельную жизнь в общине веры, какой бы конфессии эта община ни принадлежала.

 

«Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18:20). Именно присутствие Христа через Святого Духа делает собрание людей Церковью. Но как определяется это присутствие? Когда самому Иисусу был задан подобный вопрос («Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого?» (Мф. 11:3)), Он не сослался ни на традицию, ни на преемственность. Он указал на действия, которые сопровождали Его служение: исцеление больных, прозрение слепых, изгнание бесов, возвещение Радостной Вести (Мф. 11:4-6). И если сегодня мы видим, как духовно слепые люди прозревают и обращаются к Христу, как исцеляются жизни и семьи, как освобождаются одержимые наркоманией и алкоголизмом, слышим, как возвещается Евангелие – разве это не свидетельствует о Его присутствии и действии среди Своего народа, даже если это не вписывается в привычные формы? «Или признайте дерево хорошим и плод его хорошим; или признайте дерево худым и плод его худым, ибо дерево познается по плоду» (Мф. 12:33). Какие основания отрицать присутствие Христа (а значит – и принадлежность подлинной Церкви) там, где реально явлены Его действия?

Протестанты не задают вопрос, являются ли они частью подлинной Церкви, поскольку такой вопрос перед нами не стоит. Мы точно знаем, что являемся. Нас волнует другой вопрос: «Как быть подлинной Церковью?» Еще раз вернусь к уже использованной мной метафоре. Если человек не уверен, что он – мужчина, его будет постоянно волновать вопрос о своей гендерной идентичности. Но если я знаю, что я – мужчина, передо мной встает совсем другой вопрос: «Что значит быть мужчиной?» Как научиться брать ответственность? Как правильно вести себя по отношению к женщине? Какова моя роль в семье и обществе? Иными словами, человек уже знает, кто он, а потому может учиться соответствовать тому, кем он является. Фактически, это – древнее различение между образом и подобием, между тем, что мне дано, и тем, кем я призван стать.

Именно этот вопрос и ставят протестанты, говоря о Церкви. Как нам научиться действительно быть Церковью, живя в современном мире? Не растратить в суете современных скоростей способность быть свидетельством Вечности? Какие новые формы общинности возможны в условиях современного города? Как эффективно нести Радостную Весть нашим современникам и в каких формах осуществлять ученичество? Каковы богословские ответы на те вызовы, которые еще вчера не звучали, а сегодня стоят на повестке дня этого мира?

Я не думаю, что дьякон Георгий, поставив вопрос именно так, лукавит: я вполне могу допустить, что он никогда не слышал от протестантов вопроса о Церкви. В самом деле: зачем я стану задавать этот вопрос представителю другой конфессии? Чтобы найти в нем подтверждение тому, что я принадлежу Церкви Христовой? Но я обретаю уверенность в этом благодаря отношениям с Христом! Или чтоб убедить моего собеседника, что он заблуждается? Такой цели у меня тоже нет: я рад тому, что мой визави знает Христа и следует за Ним – пусть и несколько иначе, чем это делаю я сам.

Мы знаем, что мы являемся частью подлинной Церкви Христовой (также, как наши братья католики и православные), а потому мы хотим соответствовать этому высокому званию и исполнить порученное нам Господом, а не растрачивать драгоценное время на бесполезные споры.

И последнее. Немногим более 50 лет назад о. Георгий Флоровский, философ и богослов, сказал, что учение о Церкви только выходит из добогословской фазы. Это утверждение автора книги «Пути русского богословия» должно, среди прочего, напомнить всем нам о такой важной христианской добродетели, как смирение: никто из нас не обладает монополией на Истину. Никто из людей не может установить границы истинной Церкви. Только Христос. Слава Ему!

– See more at: http://afmedia.ru/node/4642#sthash.R9FBHZzo.dpuf

Share