«Почему ты думаешь, что ты должна быть счастливой?»

 
Надежда Яковлевна Мандельштам (девичья фамилия — Хазина, 30 октября 1899, Саратов — 29 декабря 1980, Москва) — русская писательница, мемуарист, лингвист, преподаватель, жена Осипа Мандельштама. Текст интервью публикуется по изданию: “Континент”, 1982. №31.
 
От интервьюера
 

Впервые я встретилась с Надеждой Мандельштам во вторник 17 октября 1972 года. Ее «Воспоминания» уже были опубликованы по-русски и по-английски («Норе against Норе»), и вышедшая по-русски «Вторая книга» тоже вскоре должна была появиться по-английски под названием «Норе Abandoned». Мой муж Эрик Де Мони был тогда корреспондентом Би-Би-Си в Москве. Мы приехали на второй срок его пребывания в советской столице в конце марта 1972 года. Вскоре после нашего приезда был выслан Дэвид Бонавиа, корреспондент лондонского «Таймса», — перед приездом Никсона советские власти хотели отделаться от слишком хорошо информированного западного корреспондента. Он ввел нас в круг своих неофициальных контактов (например, на проводах Бонавиа мы впервые встретились с Андреем Сахаровым, который в те времена еще не поддерживал широких контактов с корреспондентами).

К октябрю мы расширили круг наших русских друзей, и тогда Кирилл и Ирина Хенкины познакомили нас с Надеждой Яковлевной. Противоречащие друг другу английские заглавия двух томов ее воспоминаний вызвали у меня тогда вопрос, как она себе представляет будущее своей страны. Она несколько раз повторила, что ее единственная надежда — загробная жизнь. Это не совпадало с тем относительным оптимизмом, который звучал в заключительных главах первого тома ее воспоминаний, написанных, когда она наконец впервые постоянно поселилась в Москве в 1964 году. Этот оптимизм она позднее ощутила как неоправданный. Уже в 1972 году Надежда Яковлевна настаивала, что единственная надежда на будущее России — Церковь. Сохранила ли она эту надежду до самой смерти? Есть основания думать, что нет. Об этом можно судить по интервью, которое я записала на магнитофон в конце 1977 года. По моим сведениям, это единственное ее интервью, записанное на ленту. Я дала ей обещание не публиковать его при ее жизни.

Интервью должно было последовательно описывать ее жизнь, с детства и до наших дней, и я тщательно подготовила все вопросы. Я хотела также выяснить некоторые обстоятельства жизни Мандельштамов, которые меня озадачивали: например, почему Осип Мандельштам в 20-е годы отказался уехать за границу, как предлагал ему Бухарин. Кроме того, мне хотелось, чтобы Надежда Яковлевна повторила то, что уже говорила в наши предшествующие встречи: обращение Мандельштама в христианство, совершившееся в молодости, не было, как принято считать, «крещением по обстоятельствам», ради поступления в Петербургский университет. Действительно, он и без того, будучи еврейским мальчиком, получил возможность учиться в петербургском Тенишевском училище. Увы, интервью осталось незавершенным. Когда я вернулась в Москву в октябре 1977 года, Надежда Яковлевна была в таком физическом состоянии, что, когда она открыла мне дверь, я ее не узнала, и она чуть не захлопнула дверь перед моим носом. Я не предупредила ее о своем приезде, не смогла это сделать ни по каким каналам, и не знала, согласится ли она на запись разговора.

Действительно, мое первое впечатление было, что я со своим замыслом уже опоздала. Все-таки, несмотря на страх и физическую слабость, она согласилась дать интервью. Ее голос зачастую сходил на нет, она задыхалась, делала долгие паузы. От некоторых вопросов, которые я хотела задать, пришлось отказаться, так как я боялась, что для нее все это слишком утомительно. Я была уверена, что ей осталось жить совсем немного. Я ошиблась — она прожила еще три года. Ей хотелось смерти, но она не могла умереть. Ее манера мыслить была по-прежнему живой и острой, но представление о текущих событиях было затуманено. Ее непреклонная вера в загробную жизнь оставалась ее единственной нравственной опорой. Во время записи интервью моему мужу и мне казалось, что она проходит сквозь какое-то умственное чистилище, откуда ее могла вывести только смерть.

Неужели жертва ее жизни, жизни Осипа Мандельштама и многих миллионов людей сталинских времен осталась напрасной? Была ли ее умственная агония результатом физической слабости и бремени лет после отданной в жертву жизни? На этот вопрос нельзя ответить — пусть текст интервью говорит сам за себя. Надежда Мандельштам была женщиной сильной и выносливой, очень веселой, большого ума, остроумия и неожиданной нежности. Я вспоминаю ее с непреходящей любовью.

— Надежда Яковлевна, скажите, пожалуйста, где вы родились?

— В Саратове, это город на Волге.

— Мало кто знает, что вы провели часть своего детства на Западе. В каких странах вы жили?

— Не знают, конечно, потому что я сама точно не помню. Я жила во Франции, Италии, Швейцарии, Германии, была в Швеции.

— В каком возрасте вы вернулись в Россию?

— Мы всегда возвращались в Россию. Два года мы жили в Швейцарии, мы долго там задержались.

— Бывали ли вы в Париже?

— Конечно, я была в Париже. Я помню праздник святой Катерины. Я даже надевала «чепец св. Катерины». Это праздник старых дев — в июле, кажется.

— Были ли вы в Лурде?

— Конечно. Мои родители не были набожными, но меня возили в Лурд.

— Когда вы жили на Западе, вы были очень молоды. Оказало ли время, проведенное там, большое влияние на вас?

— Я не знаю, но я рада, что была, потому что у меня нет такого чувства отчуждения.

— Вы верующая?

— Да. Хожу в церковь.

— И вы всю жизнь ходили в церковь?

— Няня возила меня в церковь, русская няня.

— Ваша мать была еврейкой, но Ваш отец был, кажется, баптист? Это верно?

— Он был крещен. Потому что его отец, мой дед, был кантонист. Это были дети, которых забирали и, когда был период обрусения при Николае Первом, их крестили почти насильно.

— А мать?

— Мама осталась еврейкой. Они женились где-то во Франции.

— Не скажете ли вы, как вы встретились с Мандельштамом?

— Был такой клуб в Киеве, в 19-м году. Мне было как раз 19 лет. Это был клуб, который назывался «Хлам»: Художники, Литераторы, Артисты и Музыканты. Мы там собирались каждый вечер, и он пришел. И меня познакомила с ним одна… Все условились не знакомить меня, а какая-то проститутка познакомила.

— Когда вы с ним познакомились, он был уже известным поэтом?

— Он был известен. И я знала, что он поэт.

— И вы уже думали тогда, что он гений?

— Был ли он гением, я не знаю. Он был дурак.

— Он был… очень глупый молодой человек?

— Вы облагораживаете. Он был — я резче говорю.

— Был ли он также веселым молодым человеком?

— Очень веселый, всю жизнь веселый, даже в несчастьях.

— Сохранил ли он эту веселость и в тяжелые, трудные годы?

— В тяжелые годы? В лагере — нет. В лагере он просто сошел с ума. Он боялся есть, думал, что его отравят.

— Был ли ваш муж добрым человеком?

— Со мной — нет, а с людьми — да, особенно с детьми. Ну, он меня никуда не пускал.

— Некоторые мне говорили, что он был очень трудным человеком.

— Он был трудным человеком для меня. И для сволочи. Кругом были сволочи одни.

— Но вы посвятили ему всю свою жизнь…

— К сожалению.

— Можете ли вы сравнить его с каким-нибудь другим поэтом его поколения?

— Конечно, Пастернак, а больше никого.

— И больше ни с кем?

— Ну, женщины: Ахматова, Цветаева, но я думаю, что это дешевка по сравнению с Пастернаком и Мандельштамом.

— Но Ахматова была, пожалуй, его самым близким другом?

— Была. Но по отношению ко мне она была не очень хороша. Она мне сказала через сорок лет, тридцать пять лет после смерти Оси: «Вот теперь видно, что вы были подходящей женой».

— Оказала ли она на него большое влияние?

— Нет, никакого.

— Ваш муж был человеком абсолютно неподкупным, человеком абсолютной порядочности…

— Нет.

— Я хочу спросить — что именно принес он людям: свою поэзию или свою абсолютную честность?

— Не знаю. У меня нет никаких сведений о том, что он известен на Западе. В России — да. В России во всех домах интеллигентных есть списки его стихов. Он до сих пор список, а не человек. И потом эти анекдотические рассказы о нем, что он «раздражался». Он просто отбривал.

— В вашей книге, в первом томе, вы пишете, что, когда Мандельштам умер, вам очень помогли его слова: «Почему ты думаешь, что ты должна быть счастливой?»

— Он мне всегда так говорил: «Почему ты думаешь, что ты должна быть счастливой?» Это его христианство.

— Его христианство?

— Он был христианин. Он верил в Христа.

— Когда он крестился: в детстве или уже взрослым?

— Взрослым. Ему было около 22-х лет. Всегда пишут: «для того, чтобы поступить в университет», но это чепуха, блата хватило бы. Он просто верил, и это, конечно, на меня тоже оказало влияние.

— Вы говорите, что ваш муж крестился, когда ему было 22 года. Он умер почти 40 лет назад. Вы по-прежнему чувствуете свою близость с ним?

— Очень долгое время я чувствовала, а потом перестала, сейчас перестала. Он подслушал, как я на исповеди сказала, что я ему изменяла.

— На то, чтобы спасти произведения вашего мужа, ушло почти 40 лет вашей жизни. Ощущаете ли вы удовлетворение от того, что труд вашей жизни завершен?

— И да, и нет. Я отдала жизнь на это. Это было очень трудно. И теперь я чувствую себя совершенно опустошенной.

— Что бы вы хотели еще сделать?

— Я хотела б написать о своем отце, у меня был чудный отец, но у меня уже нет сил. Может, я попробую. Не от того нет сил, что мы сейчас разговариваем, — от жизни. Я бы очень хотела смерти. Еще хотела бы умереть здесь, а не в лагере. Такая возможность тоже есть: если уйдет Брежнев.

— Когда еще был жив Мандельштам, в 20-е и в начале 30-х годов, у вас был один покровитель — Бухарин. Говорили, что будто власти сообщили семье Бухарина, что он никогда не будет реабилитирован.

— Я знаю. Они его не собираются реабилитировать. Он был слишком сильным человеком для этого — потому они его и убили. Это вам не Молотов, длинношеее существо — три «е»: длинношеее, и не человек, а существо. (О Бухарине:) Очень был веселый.

— В вашей книге вы пишете, что всеми благами, которые были у него в жизни, Мандельштам был обязан Бухарину.

— Он спасал нас просто, очень активно.

— Надеетесь ли вы, что Бухарина когда-нибудь реабилитируют?

— Для этого должно все перемениться. Не знаю, возможно ли это в мертвой стране.

— Есть в вашей книге очень важная строчка. Вы пишете, что смерть художника всегда бывает не случайностью, а последним творческим актом.

— Это не мои слова, это слова Мандельштама. Это в статье о Скрябине он говорит. Но он наивно говорит, что Россия знала Скрябина. Россия совершенно не знала Скрябина — знала кучка музыкальных людей в консерватории.

— Ваш муж написал свое стихотворение о Сталине после того, как увидел последствия коллективизации на Украине и почувствовал, что не может больше молчать?

— Это первое стихотворение? Да.

— Говорил ли он с вами, пока писал его, или сразу написал?

— Конечно, говорил. Он мне каждую строку показывал. У меня, наверное, хороший слух на стихи.

— Когда он писал его, думаете ли вы, что он понимал, что оно приведет к его смерти?

— Конечно! Он думал только, что его сразу расстреляют.

— Думаете ли вы, что он был прав?

— Я думаю, да. Но это относится не только к Сталину, это относится ко всем. Брежнев — первый не кровопийца, не кровожадный. Солженицына, например, за границу выслал. Хрущев еще упражнялся. Он здесь расстрелял людей за то, что они продавали губную помаду самодельную — я знаю это от Эренбурга. Он на Украине провел сталинскую политику — там кровь лилась страшная.

— Путешествия на Запад оказали на Мандельштама огромное влияние, и вы писали, что Средиземноморье было для него чем-то вроде Святой Земли. Думаете ли вы, что классическая культура Древнего мира — Греции и Рима — оказала наибольшее влияние на него как на поэта?

— Греция — да, но он никогда не был в Греции. В Риме он был, но про Рим он говорил, что это камни, а Грецию он очень живо чувствовал. Потом, Грецию можно чувствовать и по стихам, и по литературе. Я тоже не была в Греции.

— Но, как вы уже говорили, он был до глубины души христианином. Среди всех страданий сталинских времен, его и ваших страданий, не терял ли он когда-нибудь надежду?

— Нет, надежда всегда была. Меня зовут Надеждой. Но ясно было, что после смерти Сталина будут облегчения. Такого другого животного нельзя было найти. Ассириец. Я говорю, что он гений, потому что в сельскохозяйственной стране он уничтожил все крестьянство за два года.

— Вы говорите, что Мандельштам никогда не говорил о своем «творчестве». Он всегда говорил, что «строит» вещи. Полагаете ли вы, что свою поэзию он рассматривал как некий проводник Божьей благодати?

— Я думаю, что да, но я никогда не спрашивала.

— В те годы, что вы жили с ним, посвящая ему всю свою жизнь, вы, наверное, много раз спасали его от отчаяния и, возможно, от смерти?

— Я много думала о самоубийстве, потому что жить было совсем невозможно. Был голод, была бездомность, был ужас, которого нельзя себе представить, была страшная грязь. Абсолютная нищета.

— Была ли его дружба с Ахматовой источником силы для него?

— Скорее для нее.

— Какая была она?

— Ахматова? Красивая женщина, высокая. На старости она распсиховалась. У нее не было нормальной старости.

— Вы пишете, что Мандельштам подвергся одному очень сильному влиянию…

— Иннокентий Анненский. Это был любимый поэт, единственный из символистов. Он повлиял на всех: на Пастернака, на Ахматову, на Мандельштама, на Гумилева. Это дивный поэт, его мало знают за границей, его не переводят. Это чудный поэт. Я, к несчастью, отдала книжку его одному священнику, который приехал. Чтобы немножко вразумить его: он писал стихи, но очень плохие, наверно, — я ему дала, достать нельзя. Это [Анненский] религиозный философ, сейчас это окончательно выяснилось, потому что нашли новые письма — два, и там это совершенно ясно уже.

— Вы говорите, что сильное влияние на Мандельштама оказал Чаадаев. И что из-за этого влияния он не воспользовался в 1920 году возможностью уехать за границу.

— Да, потому что Чаадаев… он хвалит Чаадаева за то, что он вернулся в небытие из страны, где была жизнь.

— Думаете ли вы, что Мандельштам таким образом намеренно отказался от Европы? Что он как бы повернулся спиной к Европе?

— Он боялся, что заговорит за границей во весь голос и потом не сможет вернуться.

— Но он уже понял к тому времени, что оставаться в России опасно?

— Он понимал, конечно. Что было делать? Мой отец сказал: «Я столько лет пользовался правами и законами этой страны, что я не могу покидать ее в несчастье». Приблизительно такое отношение было и у Оси.

— Как вы полагаете, он принял это решение как поэт или как человек?

— Я думаю, что как поэт, потому что вне русского языка было бы…

— В вашей первой книге есть глава, которая называется «Возрождение», где вы говорите о возрождении духовных ценностей, утерянных в 20-30-е годы. Продолжаете ли вы верить в это возрождение?

— В то, что они воскресли? Нет. Здесь ничего воскреснуть не может. Здесь просто все мертво. Здесь только очереди. «Дают продукты». Очень легко управлять голодной страной, а она голодная. Брежнев и не виноват в том, что она голодная, — 60 лет разоряли хозяйство. Россия кормила всю Европу хлебом, а теперь покупает в Канаде. При крепостном праве крестьянам легче жилось, чем сейчас. Сейчас деревни стоят пустые. Старухи и пьяные старики. Только женщины, замуж не за кого выйти. Мужчины после армии женятся на любых городских, лишь бы не вернуться в деревню. Опустошенная страна. Работают студенты. Во сколько это обходится фунт хлеба, я не представляю себе! Профессура, хорошо оплачиваемая, сидит дома, а студенты работают. И они не умеют работать. Лет 15 тому назад мне говорили женщины, что в деревнях уже никто не умеет сделать грядки.

— Вы много говорите в своей книге об утерянных духовных ценностях деревни. Надеетесь ли вы, что эти ценности возродятся?

— Не знаю. Сейчас надежда уже теряется. Пока я ездила на метро, я только удивлялась, какие мертвые лица. Интеллигенции нет. Крестьянства нет. Все пьют. Единственное утешение — это водка.

— Но среди молодежи сегодня, возможно, больше интереса, чем раньше, к христианству и к Церкви?

— Очень многие крестятся. Крестятся и пожилые люди. Но большей частью интеллигентные.

— Вы говорите, что Мандельштам повторял вам, что история — это опытное поле для борьбы добра и зла.

— История? Да. Вот видно — на нашем примере.

— Но как христианка вы должны верить, что, в конце концов, добро вырастет даже из ужасных страданий вашей страны в этом веке.

— В этом столетии — не знаю, но, может быть, когда-нибудь. Во всяком случае, как Чаадаев говорил, «свет с Востока» — не придет. Чаадаев надеялся, что свет придет с Востока, но я не вижу этого. Сейчас никаких признаков нет.

— Вы никогда не думали о переходе в католичество?

— Я — нет! Ося хотел стать католиком. А я привыкла в Софию ходить. После заграницы, после двух лет в Швейцарии, я жила в Киеве. Мне 9 лет было. И нянька меня водила в Софийский собор. Я до сих пор не могу забыть его — и ездила с ним прощаться. Дивный собор! Ведь была когда-то Россия великой страной…

— Но положение в вашей стране стало немного лучше. Не думаете ли вы, что, если бы у молодежи было больше мужества, положение улучшилось бы?

— Я думаю, что, если молодежь придет, она будет сталинистами, потому что она по-прежнему поверит в террор и в Ленина. Она не знает, что это первыми на них отразится.

— После всего, что вы пережили, с вашим опытом, что бы вы сказали молодежи России?

— Бесполезно им говорить, они над старухой посмеются. Их вполне водка устраивает. Думаю, что сейчас уж ничего не спасет. Слишком долго это держится — 60 лет. Мне 77 — значит, 17 лет у меня были нормальные…

Элизабет Де Мони *** 

1 мая 1919 года. В тот день она познакомилась с молодым поэтом, Осипом Мандельштамом. Они встретились в знаменитом киевском кафе с оригинальным названием «Х.Л.А.М.» Двадцатилетняя Надежда повела себя смело – она напросилась в гостиничный номер к Мандельштаму. С той ночи они стали неразлучны.
Вскоре среди петроградских поэтов пошел слух – Мандельштам женился!
– На ком? – удивлялись все.
– Представьте, на женщине! – отвечали заправские шутники.

Друзья не могли представить его женатым – Осип был ветреным и любвеобильным. О его романах со знаменитыми красавицами ходили легенды. И вдруг из Киева он привозит законную супругу …

Поэтесса Ирина Одоевцева часто вспоминала шок от первой встречи с ней. Надя Мандельштам ходила в мужском костюме, с короткой стрижкой и папироской в зубах. Надо сказать, что в 1920 году женщины так не одевались! Зато Надя оказалась нежной, заботливой супругой, и отличной хозяйкой. В начале двадцатых, во времена НЭПа, они жили совсем неплохо. Стихи Мандельштама печатали, он брал переводы, а в магазинах еще были продукты.
Самой Наде муж работать не разрешал.

– Просто не могу найти себе места, когда ты переводишь! – говорил он Наде. Надя не имела никакого образования, кроме гимназии, но знала несколько иностранных языков.

Уверенная в гениальности мужа, она безропотно шла на любые уступки. Мужские костюмы были единственной шалостью, которую она себе позволяла.

– Ты заносишь всю мою одежду! – вяло сопротивлялся Осип Эмильевич. Из перепалок по пустякам состояла их семейная жизнь, и Надежда считала это за счастье.

Идилия омрачалась периодическими изменами Осипа – он все не мог оставить холостяцкие привычки… Руководством к действию для него были стихи его друга – Владимира Пяста. Пяст, уже к тому времени находящийся под слежкой НКВД, хранил у Мандельштама свои поэмы о свободной любви. Официальные жены в них проигрывали шикарным любовницам. Жен Пяст называл пренебрежительным словом «Венчаные».

– И что, я для тебя теперь венчаная? – возмущалась Надежда, уличив Осипа в очередной интрижке, и ненадолго уходила поплакаться к подружке.

Она имела лучшую в мире подругу – Анну Ахматову. Надя обожала ее поэзию и говорила:
– Если в моем сердце есть место для нескольких поэтов-мужчин, то для женщины –только одно. И оно занято Анной Ахматовой. И не предлагайте мне Марину Цветаеву!

Судьба подготовила ей странную шутку – в конце жизни соседкой по квартире у Надежды стала женщина с фамилией Нецветаева.

Надежда вообще была очень резка в суждениях. Впрочем это была их общая с мужем черта.
Мандельшам к тому времени был уже известным поэтом. Власть упорно пыталась использовать его дар в своих целях. Тогда еще был у руля старый революционер Бухарин. Он очень заботился о Мандельштаме и отправлял его в командировки на советские стройки…

Мандельштам ехал с огромной неохотой. Стихи про трудовые будни не складывались. Придворного поэта из Мандельштама не получалось.

Однажды Надежда записала под его диктовку:

Мы живем, под собою не чуя страны!
Наши речи за десять шагов не слышны.
А где хватит на полразговорца,
Враз припомнят кремлёвского горца.

– Никому! Никому не читай! – закричала Надежда.
– Не буду, Надя, не буду! – клялся Осип, но ничего не мог с собой поделать…

Через некоторое время антисталинские стихи пошли по рукам.
– Ничего с нами не будет, разве что ссылка, но это не страшно… – успокаивал себя и жену Мандельштам.
– Действительно, в ссылке нет ничего страшного! Там же все свои, – подбадривала его верная супруга.

Бухарин отправляет семейство Мандельштамов в Армению, подальше от правительственных стукачей и шпионов.
Мандельштама арестовывают сразу по возвращении… Забирают прямо из квартиры, предварительно устроив обыск.Свидетелем ареста оказывается Анна Ахматова, пришедшая в гости, чтобы накормить поэта редким по тем временам деликатесом – вареным яйцом.

Мандельштама уводят, толкая в спину. Надежда остается с его забытым пиджаком в руках.
Несколько дней она живет как во сне, ничего не зная о судьбе мужа. Анна Ахматова использует все свои связи, чтобы смягчить участь Мандельштама, и вскоре Осипа освобождают из-под ареста. Его отправляли в ссылку.

С этого момента начинается новая жизнь Надежды Мандельштам – настоящей декабристки двадцатого века. Как некогда графиня Волконская, завернувшись в роскошную шубу, неслась на почтовых к мужу в острог, так и Надя Мандельштам в мужской тужурке и потертых брючках отправилась в неизведанную Чердынь.

Только в поезде Надежда встретилась с мужем. Тогда она поняла, как они были глупы, не боясь ареста… Мандельштам после многодневных допросов, психологических пыток и одиночной камеры стал совершенно другим человеком.

В тюрьме его доводили до сумасшествия, включая за стенкой запись невнятного женского голоса. Ему казалось, что это говорит Надя, что его Надю тоже арестовали… Эта мысль была самой страшной.

– Ты в чужом пальто? – спросил он.
– Да, в мамином, – удивленно ответила Надежда.
– Значит, ты не была арестована! – обрадовался Мандельштам, но вскоре снова погрузился в черную меланхолию.
– Давай покончим с жизнью…- пожав плечами, довольно равнодушно предложила Надя.
– Нет, не сейчас, если я это сделаю сейчас – это буду уже не я! – так ответил поэт, отдавая себе отчет в своем психическом состоянии.

А у Надежды было свое представление о жизни и смерти… Иногда она боялась умереть, боялась за жизнь мужа, а потом вдруг начинала жалеть, что не покончила с собой.

В Чердыни Мандельштам оказался серьезно болен и попал в больницу. Надежда стала сиделкой у его постели. Однажды она задремала на несколько мгновений, и открыв глаза увидела Мандельштама, стоявшего на подоконнике… Она вскочила со стула, и схватила его за пиджак. И опять, как в день ареста, только пустой пиджак остался у нее в руках. Она именно так и написала в своих воспоминаниях – пустой пиджак. Пиджак, потерявший хозяина.

Если бы решили поставить памятник этой героической жене поэта, то изобразить ее нужно было именнно так – в безнадежном порыве, с пустым пиджаком в руках.

Мандельштам спрыгнул с третьего этажа и упал на убогую клумбу. Врачи диагностировали вывих плеча, но это оказался перелом, и с тех пор, плюс ко всем бедам, у поэта плохо работала рука.

Зато психическое состояние Мандельштама после попытки самоубийства пошло на поправку:
– Упал и прозрел!
Так сказал он. Мандельштамы нашли комнату у добрых людей и даже пытались заниматься огородом. Надежда мечтала завести корову и научиться ее доить. Но денег на корову не было.

Надежда писала письмо за письмом в Москву, где рассказывала о плохом здоровье мужа и умоляла пересмотреть уголовное дело. Благодаря опять тому же Бухарину и письмам Анны Ахматовой, ссылку заменили на запрет проживания в 12 городах Советского Союза.

С тех пор в Москве и Ленинграде Надежда и Осип появлялись, как нелегалы. Они были счастливы оказаться на свободе, но… Надежду страшно тяготила атмосфера террора. Каждый день арестовывали кого-то из друзей и знакомых. Остальные жили в состоянии патологического страха.

Мандельштама перестали печатать в принципе, а переводы иностранной литературы он забросил – поскольку непрерывно сочинял стихи. Они наваливались на него тоннами, вызывая желание отмахнуться.

Надежда записывала и прятала их, боясь обыска. Прятала в основном в подушки, прямо в перья. Когда она разрезала очередную подушку, ей вспоминались еврейские погромы, которые она пережила в юности. Тогда в поисках драгоценностей, бандиты вспарывали подушки, и пух летел по всему поселку.

Самые опасные, с точки зрения цензуры, стихи Надежда просто выучивала наизусть. Средств к существанию у семьи не было. Надежда Мандельштам в воспоминаниях перечисляет фамилии друзей, у которых приходилось клянчить деньги на жизнь… В этом списке – весь свет советской литературы – Маршак, Паустовский, Каверин… Правда, жертвовали не все и не всегда.

Неожиданно, чете Мандельштамов на правительственном уровне выдают путевку в санаторий. Санаторий недалеко от Москвы, за окном – холодная сырая весна, но они решились хоть какое-то время пожить, не думая где взять деньги на еду.
– Я полагаю, санаторий – это ловушка! – говорила Надежда, и ехала туда, как на плаху.

Пока они отъедались и отсыпались в санатории, в Москве решалась судьба поэта.
Осип и Надежда встретились 1 мая, и через 19 лет им было суждено навсегда расстаться именно в этот день.
Накануне ареста мужа ей снились иконы, лики святых, написанные на грубых досках. Она знала, что иконы для нее – это плохой знак.

Из пересыльной тюрьмы Надежда получит только одно письмо. Обрадовавшись тому, что хотя бы узнала адрес, она шлет мужу посылку.

Посылка возвращается с пометкой – «в связи со смертью адресата».

Еще долго ходили слухи, что Мандельштам жив. Через пару лет иллюзии окончательно растаяли.
Оставшись вдовой, несмотря на свое полулегальное положение, Надежда закончила университет и даже получила работу преподавателя. При всей любви к погибшему поэту, Надежда жила с гражданским мужем, проклиная себя за неумение быть одной.

После смерти Сталина, она сразу же добилась посмертной реабилитации Осипа Мандельштама и все силы положила, чтобы его стихи снова стали печатать.

К семидесяти годам эта женщина стала легендой. Иосиф Бродский нашел ее в Пскове, не веря своему счастью познакомиться с самОй Надеждой Мандельштам.

Вспоминая о встречах с ней, в ее некрологе он скажет:
«Тень была так глубока, что можно было различить в ней только тление сигареты и два светящихся глаза. Она выглядела, как остаток большого огня, как тлеющий уголек, который обожжет, если дотронешься.»

И еще:
«В интеллигентных кругах, особенно в литературных, быть вдовой великого человека – это почти профессия в России…».

Завещание Надежды Мандельштам. 1966 год.
…я обращаюсь к Будущему, которое ещё за горами, и прошу его вступиться за погибшего лагерника и запретить государству прикасаться к его наследству, на какие бы законы оно ни ссылалось. Это невесомое имущество нужно охранить от посягательств государства, если по закону или вопреки закону оно его потребует. Я не хочу слышать о законах, которые государство создает или уничтожает, исполняет или нарушает, но всегда по точной букве закона и себе на потребу и пользу…

Свобода мысли, свобода искусства, свобода слова — это священные понятия, непререкаемые, как понятия добра и зла, как свобода веры и исповедания. Если поэт живет, как все, думает, страдает, веселится, разговаривает с людьми и чувствует, что его судьба неотделима от судьбы всех людей, — кто посмеет требовать, чтобы его стихи приносили «пользу государству»? Почему государство смеет объявлять себя наследником свободного человека? Какая ему в этом польза, кстати говоря? Тем более в тех случаях, когда память об этом человеке живёт в сердцах людей, а государство делает всё, чтобы её стереть…

И я ещё прошу не забывать, что убитый всегда сильнее убийцы, а простой человек выше того, кто хочет подчинить его себе. Такова моя воля, и я надеюсь, что Будущее, к которому я обращаюсь, уважит её хотя бы за то, что я отдала жизнь на хранение труда и памяти погибшего.

Роберт Тальсон

Share

Журналист берёт интервью “Один день с Михаилом Моргулисом”

 Один день с Михаилом Моргулисом

«Я молился каждый день, и генералы КГБ дали разрешение на выход в эфире телеканала СССР моей христианской  передачи «Возвращение к Богу». Вот это было настоящее чудо!»

Михаил Моргулис и корреспондент CBS MEDIA Евгений Коршак
Михаил Моргулис и корреспондент CBS MEDIA Евгений Коршак

…Двери дома знаменитого русско-американского писателя, богослова и проповедника Михаила Моргулиса всегда распахнуты для всех, кто нуждается в духовной помощи и поддержке. За свою долгую жизнь он успел построить отличный дом с часовней, вырастить красивый сад и издать авторские труды более чем 118 авторов, общим тиражом более 15 миллионов экземпляров книг. Создатель вместе с Михаилом Горбачёвым движения «Духовная Дипломатия» и президент фонда под таким же названием. Знаменитый телеведущий и автор 10 книг, а также член совета директоров торгово-экономической палаты США, в разное время занимавший должности советника конгресса США. В  2015 году Михаил Моргулис стал почётным консулом республики Беларусь в Америке. Его книга на английском языке «Return to the Red Planet: 22 Days in Gorbachev’s Backyard» в 1990 году вошла в число бестселлеров в США. Общаться с таким выдающимся человеком современности все равно что пить чистую свежую воду: незамутнённый источник притягивает к себе, словно магнит.

Рая на Земле нет, но Флорида – ближе всего к Раю.

Михаил Моргулис и Антон Чехов
Михаил Моргулис и Антон Чехов

Место в городе Норд Порте, где живёт президент Фонда Духовной дипломатии Михаил Моргулис, как будто создано для реабилитации души. Рядом с утопающим в зелени домом, расположена часовня, которая хранит в себе немало чудес, икон, и редких иллюстраций из Библии. Со стороны кажется, что это обычный дом, нет привычных для русского взгляда золотых куполов и прочей атрибутики. Все спокойно, смирно снаружи, но когда заходишь внутрь, то попадаешь в дом-музей с небольшой комнатой для молитв. Михаил Моргулис – протестантский священник. Он также как и все христиане молится единому Богу, Иисусу Христу, но при этом не носит рясы, его дом не заставлен иконами, да и храм-часовня больше похожа на место для встреч и духовных бесед, нежели на помпезное помещение для обрядов. При входе в часовню как и в любой дом в Америке разуваться не принято, ведь обувь, несмотря ни на что, остаётся чистой. Кристально чистой с духовной точки зрения показалось и то помещение, в которое нас пригласил Михаил, на американский мотив – Майкл Моргулис. На протяжении всего разговора было внутреннее ощущение попадания в потустороннюю реальность, куда-то очень далеко. Словно находишься не  в знойной Флориде, а где-то в российской глубинке, наедине со священником, которому и говорить ничего не надо – он сам все о тебе знает.

Хозяин домовладения гордится тем, что на этих землях, недалеко от его дома, как говорится в этой же деревне, располагается тёплый  сероводородный источник Warm Mineral Springs.

«Это настоящее индейское озеро с минеральной водой, которому уже «стукнуло» тридцать тысяч лет», – с воодушевлением рассказывает Михаил Моргулис, – На этом месте имеется естественный разлом земной коры. Знамениты эти места тем, что древние индейцы проводили здесь духовные обряды. Вы очень скоро убедитесь, что вся зона вокруг озера обладает особой энергетикой, когда побудете здесь, вы почувствуете это…»

К сожалению, из-за нехватки времени нам не удалось окунуться в это чудо природы, однако местные рассказывают, что это озеро с сероводородом, из которого ежедневно вытекает 60 тысяч кубометров воды, не только красивое, но и лечебное. Местная жительница Вера сказала: «Эта вода – врачует тело человека также прекрасно, как молитвы богослова Михаила Моргулиса – врачуют души людей».

«Минуло уже более 35 лет, как я с друзьями организовал в США издательство “Slavic Gospel Press”», – рассказывает основатель концепции Духовной Дипломатии. «Среди первых книг, которые мы издавали, были «Библия» и «Новый Завет». Впервые мы издали на русском и украинском языках Библию и Новый завет для детей в комиксах, картинках. Мне удалось придумать удачный логотип для издательства. Это рыбка, с аббревиатурой нашего издательства, –- знак первых христиан  и древний символ приобщения к духу воды и жизни. Среди особо важных  книг, изданных нашим издательством, мне особо хотелось бы отметить книги Клайва Льюиса, Гилберта Честертона, Джеймса Добсона, Освальда Смита, Ивана Ильина, сборник российских поэтов, писавших на духовные темы, Родиона Берёзова и многих других. Мы также издали любопытную книгу поэзии, сборник стихов дочери знаменитого русского поэта Сергея Есенина. Она была рождена вне брака, и не общалась с отцом. Однако, его талант она унаследовала и тоже писала стихи, но писала сознательно «в стол» и нигде не печаталась. Нашли мы  её случайно, в Париже и помогли издать её замечательные стихи .

Мы также издали в переводе с немецкого книгу под названием «Следуя Христу», немецкого лютеранского пастора Дитриха Бонхёффера. Он известен, как руководитель немецкой подпольной евангелистской церкви во времена Гитлера. Принял смерть от гестаповцев весной, накануне Дня великой Победы. Как рассказывают очевидцы, он служил Богу до конца своих дней. Перед казнью фашисты даже разрешили ему провести последнюю службу. Мне удалось встретиться  с английским врачом, который был свидетелем его и разузнать подробности, на которых, собственно, и основывается этот труд», рассказывает Михаил Моргулис.
Уже в молитвенной комнате часовни «Место для Бога» взор потрясают старинные предметы. «Библия» на церковнославянском языке, которой исполнилось 234 года и настоящая «Библия» на русском языке, отметившая свой 117-летний юбилей , иконы, подаренные ему за спасение детей.

Любой гость сможет отдохнуть в кресле с инкрустацией из перламутра, которые привезены сюда в качестве подарка из храма Гроба Господня из Иерусалима. Над их созданием, с молитвой работали верующие, принявшие Христа. Солидно выглядит и древний деревянный посох, который подарил вождь из Полинезии. Посох  отполирован руками женщинами племени.

В поисках формулы трансформации духовной энергии

В небольшой часовне Михаила Моргулиса  «Место для Бога» висят десять картин, написанных, как иллюстрации к «Библии». «Это уникальные авторские работы  молдавского художника Александра Макковея. Они написаны на холсте с золотом и подобных им нет нигде в мире. Ценность этих творений велика, но красть их нет смысла, ведь продать их будет невозможно», – отмечает Михаил.
-Икона Серафима Саровского подарена мне старцем Захарием  из Киево-Печерской Лавры, а рядом – иконы, которые мне подарили в Донецкой области за спасение детей, – рассказывает Михаил Зиновьевич.

 
По словам проповедника, одну из икон ему подарила мать за спасение тяжелобольной дочери. Михаил Моргулис в ночных молитвах вымолил жизнь ребёнку, и девочка очнулась, хотя до этого была без сознания длительное время.
– Исцеления детей от болезней часто происходят про в нашей часовне, – говорит Михаил Моргулис. – Я даже написал статью «Молитва и исцеление», в которой пытался найти формулу исцеления. Пытался вычислить формулу трансформации духовной энергии в физическую, которая останавливает болезнь. Но это, как я и предполагал, невозможно, потому-что исцеление зависит только от  Бога.,

Друг Моргулиса, внук знаменитого писателя из СССР  Исаака Бабеля, Андрей Малаев-Бабель, стал профессором в университете Флориды. Три года назад медики нашли у него злокачественную опухоль в мозгу. Уже была запланирована операция, но буквально за десять дней до нее они в часовне начали с ним  молиться об исцелении. В итоге, когда профессор приехал на очередной медосмотр и ему сделали контрольный снимок МРТ, то хирурги увидели, что опухоль очень сильно уменьшилась в размерах и сжалась. Это позволило отменить операцию и не нарушать целостность мозга, ограничившись консервативным лечением. И подобных этому исцелению у нас происходили и происходят.

«Кто однажды вырастил сад, тот вырастил счастье!»

После короткой экскурсии по часовне, в которой мы после переночуем, Михаил Моргулис повёз нас на автомобиле с консульскими номерами в  духовный Центр, который находится в нескольких километрах от часовни и его дома.

Несмотря на почтенный возраст, 75-летний Майкл Моргулис с завидной ловкостью готов показать нам каждый уголок сада, который создал своими руками. В центре, навстречу хозяину радостно выбегает любимая собака.

«Урсула, иди ко мне, любонька», – лицо знаменитого богослова расплывается в доброй улыбке. «Она только что родила 13 щенят, но по трагической случайности ночью четверо из них утонули в бассейне, осталось только 9». Михаил Моргулис с теплотой в голосе вспоминает, как нелегко шло строительство дома и часовни. Каждый предмет в этом домовладении таит в себе уникальную историю и энергетику. Бесчисленное количество комнат с кабинетами и флагами США и Белоруссии, обеденные зоны, большой зал для лекций и молитв с прихожанами. Говорят, люди приезжают со всей округи раз в неделю. В этот раз на разговор о Боге собралось около 10 человек. Каждый мог выступить и поговорить о своей вере.

А вот во дворе дома большое поле, вековые деревья и пруд. «В здешнем пруду обитают черепахи и маленький крокодил», – рассказывает о хозяйстве писатель Михаил Моргулис. «Он маленький по размерам, питается рыбкой, людей боится, приручить его, конечно, можно, но наш пока что остаётся диким». Уютная и старинная лавочка рядом с прудом также прекрасно вписывается в окружающий пейзаж и позволяет расслабиться и подумать о вечном.

«Талант – единственная новость, которая всегда нова»

Для многих людей Моргулис – это человек, создавший концепцию духовной дипломатии между людьми. Её смысл довольно прост: все конфликты можно останавливать с помощью духовных ценностей конфликтующих сторон. Свою идею по объединению людей знаменитый богослов излагает многим руководителям разных стран мира при личной встрече и у всех находит взаимопонимание.

«В далеком 1991 году на встрече в Кремле я молился вместе с президентом СССР Михаилом Горбачёвым», – вспоминает Михаил Зиновьевич. «Я видел его лицо в этот момент и понимал, какая на нем лежит ответственность и желание получить поддержку высших сил. Насыщенно проходила и встреча с Александром Лукашенко, у которого  своя оригинальная точка зрения на историю и современные реалии жизни.  Было волнительно участвовать в молитве с президентом Рейганом, премьер-министрами Израиля Шароном и Нетаньяху, с Жириновским, президентом Украины Леонидом Кравчуком, президентами Киргистана, Вьетнама и других стран. Каждая моя встреча, а также интервью с интересными людьми позволяют мне расти, как в профессиональном, так и в духовном плане». «А вообще, добавляет Михаил Моргулис, – я встречался в разное время с четырьмя президентами США, объехал пол мира и встречался с самыми высокими священнослужителями в Европе и Азии, был в гостях у многих голливудских звёзд и просто известных личностей, живущих в разных уголках планеты…»

– Вы живете в Америке уже более 40 лет, а как удалось прорваться сквозь «Железный занавес» в далекие 70-е годы?

– Да, сложно это было, – соглашается Михаил Моргулис. – Тогда Советская власть была, а я случайно оказался в числе небольшой группы людей, за судьбы которых перед Леонидом Брежневым лично ходатайствовал тогдашний президент Америки. По его просьбе нас выпустили из СССР…

-Свобода и жизнь за пределами Советского Союза дала возможность увидеть мир?

-Я объездил все наиболее интересные места в США. Успел побывать в Испании, Италии,  Франции, Германии и многих других странах, – рассказывает Михаил Зиновьевич. – Всегда радовала возможность лично пообщаться с великими людьми современности. Так, в Италии сам Играцио Силоне (итальянский богослов и писатель) подарил мне перстень, который я носил более 30 лет. Силоне написал две книги, в переводе которых мы принимали участие. Их названия: «Хлеб и шоколад» и «История одного бедного христианина».

– Совсем недавно Вы были в Белоруссии и России?

-Я посещал Международную выставку передовой технологии в Майами и моё внимание привлёк замечательный  проект, – поделился впечатлениями от поездки Михаил Моргулис. – Это белорусский проект, называется «Парк высокой технологии», там работает порядка 30 тысяч молодых талантливых людей, создающих программы высочайшего класса. Стоимость их работы доступная, поэтому в число их постоянных клиентов вошли такие гиганты, как «Кока-Кола», «Юнайтид аэролайн», «Майкрософт» и многие другие. Почтил своим вниманием выставку в Майами даже соучредитель компании Apple Computer Стив Возняк. А создатели «Парка» учредили Фонд в 125 тысяч долларов, для тех, кто придумает самый лучший и перспективный проект. Победителем стала одна молодёжная компания из Белоруссии. другими…»

– Вы не только писатель и проповедник. Вы еще и журналист, телеведущий?

– Да, за годы своей жизни я издал много книг, но работа телеведущего действительно даёт хороший импульс всей моей деятельности, – отметил Михаил Зиновьевич. – Моя первая телевизионная программа вышла еще во времена СССР и стала единственной христианской программой еще во времена Горбачёва.

Это было настоящее Божье благословение, что ее допустили к показу. Я молился каждый день, и генералы КГБ дали разрешение на выход в эфире телеканала СССР моей передачи на христианскую тематику. Вот это было настоящее чудо! Моя телепрограмма шла в Москве по второму государственному телеканалу и называлась «Возвращение к Богу». С тех пор много воды утекло. Сейчас все стало иначе. С недавнего времени мы начали прямые трансляции через Facebook. Это доступнее и к тому же дешевле.

Уже вечером, когда мы вернулись в дом Михаила Моргулиса, нам показали рабочий кабинет. Автомобильный гараж, переоборудованный в большую рабочую зону, просто завален сувенирами из разных стран. Там и подарочные часы от Президента Белоруссии Александра Лукашенко, и набор поющих клоунов, и разные фарфоровые статуэтки. Всего, что есть не перечесть. С первого взгляда создаётся впечатление абсолютного беспорядка. Но как говорил еще Альберт Эйнштейн – «Только дурак нуждается в порядке — гений господствует над хаосом».
Таким безусловным гением можно считать и Михаила Моргулиса, который сочетает в себе богослова, писателя, журналиста, общественного деятеля и отца. Кстати, «в Нью-Йорке живет мой младший сын Николас, ему 29 лет, сейчас он занимается кино, работает режиссёром» – рассказывает о своей семье Михаил Зиновьевич. «А вот в юности, на горячую голову он взял, да и сделал себе оригинальную татуировку на спине – Герб России! И сразу же у него возникли, так скажем, трудности в жизни. Теперь ни на пляж, ни в баню сходить невозможно незамеченным. Когда раздевается, то приковывает к себе всеобщее внимание. Кто-то восхищается, а кто-то гневно осуждает. Я его спросил, зачем ты сам себе создал сложности. Николас ответил настолько мудро, что я даже не мог ему что-либо возразить – Папа, ты учил меня, что за все в жизни надо платить, и за любовь надо тоже платить. – Поэтому, если у меня будут из-за татуировки будут  неприятности, это и будет моя оплата».

Эпилог:

В конце нашей встречи Михаил Моргулис поинтересовался, что в нашем понимании значит слово «Любовь».

– Пожалуй, это – готовность совершить поступок, невзирая на собственное эго, – не задумываясь, отвечали мы знаменитому собеседнику.

– Почти правильно, это одно из проявлений Любви. В Америке мне достаточно часто задавали этот вопрос. И я нашёл свои слова: «Любовь – это когда ты понимаешь, для чего ты живёшь!» Это моё личное определение, хотя и Шекспир и Толстой, и Достоевский, и тысячи людей пытались дать людям своё понимание этого чувства.

…Расставаться с  мудрым Михаилом Моргулисом было не просто, но согревала мысль, что мы еще увидимся. А живописная Флорида все-таки действительно похожа на Рай. И мы возвращаемся домой, унося с собой частичку энергетики добра, красоты и безмятежного счастья. И, конечно, невероятное чувство радости от встречи с этим замечательным человеком.

журналист Антон Чехов. ТАСС

source

Continue reading “Журналист берёт интервью “Один день с Михаилом Моргулисом””

Share

УДАР по политкорректному беспределу!

Элен Ширф

Что касается стран Восточной Европы, пока еще наблюдающих со стороны процесс быстрой исламизации западных соседей, то некоторые из них уже начали принимать меры для предотвращения аналогичных неприятностей у себя.
Так, Словакия сделала шаг куда более резкий, чем указ Трампа, всего лишь задержавший на три месяца въезд тех, кого не следует впускать без предварительной тщательной проверки.
Поняв, что дело утопающих – дело рук самих утопающих, парламент Словакии принял закон, запретивший ислам в границах страны. В Интернете давно уже гуляет текст, в котором утверждается, что ислам запрещен в Японии. Это фальшивка – в Японии нет запрета на ислам, хотя мусульман там пока что немного. Возможно, если их станет много, и они облюбуют Страну Восходящего Солнца как следующую цель для исламизации, японцы и запретят ислам, но пока они не видят в этом необходимости. В Европе ситуация иная и значительно более опасная. И каждая страна сама решает, как ей защищаться. В Словакии, где христиане пока что составляют 75% населения, глядя на мусульманские толпы, заполонившие европейские города, парламент принял новую формулировку понятия «ислам», определив его не как религию, а как политическое движение.
Как сообщил сайт Breitbart, ссылаясь на европейскую прессу, в ноябре 2016 г. правительство Словакии одобрило закон, который позволяет назвать приверженцев той или иной веры религией только в том случае, если она насчитывает минимум 50,000 последователей. К сожалению для мусульман, среди населения Словакии они составляют меньше одного процента: по последней переписи – всего 2000 человек.
Приняв новую формулировку понятия религии, словацкий парламент перечеркнул право идеологий, в частности, ислама, не только строить свои молельные центры, но и обращаться за государственными субсидиями. Это означает, что мусульманам не будет разрешено возводить мечети, разрывать ночную тишину воплями через усилители c призывами на молитву, а также создавать исламские школы.
«Мы должны сделать все возможное, чтобы в будущем не была построена ни одна мечеть, – сказал председатель Словацкой Национальной партии Андрей Данко. – Исламизация начинается с кебаба, и в Братиславе этот процесс уже набирает ход. Мы можем себе представить, во что это превратится через 5-10 лет». Закон прошел двумя третями голосов парламента, в котором заседают как либералы, так и консерваторы. Изначально законодатели призывали признать религией группу, насчитывающую 250,000 членов, но в конце концов, договорились на 50,000 с условием, что эта цифра может быть исправлена, если число мусульман начнет расти.
В соответствии с новым законом, мусульмане не смогут теперь ссылаться на религиозные предписания в защиту ношения бурки, не смогут требовать несколько перерывов для молитвы в течение рабочего дня, халяльной пищи и разделения полов в общественных местах. Закон также сделает невозможными их победы в судах, куда они подавали до сих пор иски против работодателей или бизнесов, которые требовали от них снять исламские головные уборы или отказывались предоставлять мусульманам специальные выходные дни на исламские праздники.
Фактически, новый словацкий закон – это революция в Европе в деле борьбы против уравнения исламского закона – шариата – с законодательствами европейских стран. Премьер-министр Словакии Роберт Фико, 2 февраля 2017 г. ставший очередным президентом Евросоюза, еще раз продемонстрировал свою силу в борьбе против исламского засилья. Он пренебрег привившейся в Европе политкорректностью, публично заявив: «Исламу нет места в моей стране. Мусульманские мигранты превращают цивилизованные европейские государства в полные насилия исламские страны, как те, из которых они бежали якобы за лучшей жизнью. …мигранты … меняют характер нашей страны… в Словакии этого не случится».
«Мультикультурность – это фикция. Стоит лишь впустить иммигрантов, как начинаются проблемы», – сказал далее Фико в своем выступлении в мае 2016 г. в европарламенте, приведя в пример массовые изнасилования женщин мусульманами в Германии в новогоднюю ночь 2016 года. Фико заявил в своем выступлении, что Словакия не обязана принимать мусульманских беженцев и что она отказывается участвовать в программе ЕС по расселению беженцев.
Разумеется, как и в Америке, левые бьются в истерике в связи с новым словацким законом, утверждая, что это проявление расизма, нетерпимости, предвзятости, и награждая закон и проголосовавших за него законодателей излюбленными у либералов ругательствами. Они утверждают, что новый закон лишает мусульман их базисного права исповедовать свою религию.
На это изучившие вопрос законодатели Словакии отвечают, что ислам – это не просто религия. Это политическая идеология, которая открыто предписывает своим последователям действовать агрессивно и отказывать «неверным» (то есть не-мусульманам) в их базисных правах, в том числе в праве на свободу вероисповедания и на свободу слова. Закон шариата, который неотделим от ислама, от имени божества приказывает своим последователям вести войну на всех землях и против всех народов до тех пор, пока не будут уничтожены все другие верования и религиозные практики.
Коран четко заявляет, что мусульмане должны физически бороться до тех пор, пока они не уничтожат или не подчинят всех не-мусульман и не заставят поверженных врагов принять ислам либо согласиться возложить на себя иго «джизья» – религиозного налога. Этот приказ должен пониматься буквально, ибо пророк Мухаммед подавал пример такого насилия и угнетения до последнего дня своей жизни.
Точно так же, как мусульмане используют наши свободы для уничтожения наших свобод, Словакия использует эти свободы для их защиты, говорят словацкие парламентарии, осознавшие свой долг защищать свою страну от пока еще бескровного вражеского нашествия. У ислама свои законы, которые требуют уничтожения всех установленных людьми законов и введения вместо них шариата любыми способами, которые потребуются. При помощи введения нового закона Словакия может сохранить свои свободы и ценности от тех, кто стремится их уничтожить.

 

Share

ООН: Бригит Габриэль: «СПАСИБО, ИЗРАИЛЬ!»

 

Brigitte Gabriel

Дамы и господа! 
Это большая честь и привилегия – говорить здесь сегодня в защиту евреев во всем мире и о преступлениях антисемитизма. 

Как вы можете заметить, у меня на шее магендавид – звезда Давида. 
Этот медальон подарил мне один человек на церемонии подписания моей книги в Далласе, штат Техас. Медальон этот принадлежал его жене, которая трагически погибла в аварии. Со слезами на глазах он сказал мне: “Это был любимый медальон моей жены, и он был на ней, когда она умерла. Она считала вас своей героиней – за вашу работу в пользу еврейского народа. Я хочу, чтобы он был у вас. Пообещайте, что будете его носить”. 

  Я не могла бы найти более подходящего случая, чтобы почтить эту женщину и ее память, чем надеть этот магендавид сейчас, когда я, ливанка, выступаю как основной оратор (этого вечера) в ООН с речью в защиту еврейского народа. 

Мы собрались здесь сегодня, чтобы обсудить рост антисемитизма во всем мире. 

10 лет назад Натан Щаранский объяснил: “Классический антисемитизм направлен против еврейского народа. Или против еврейской религии. Новый антисемитизм нацелен против еврейского государства. Г-н Щаранский разработал тест “трех Д”. Эти “три Д” – демонизация, двойные стандарты и делегитимация. 

 Демонизация – это создание диких и отвратительных утверждений, не имеющих ничего общего с реальностью. Сравнение израильтян с нацистами или утверждения, что израильтяне совершают геноцид по отношению палестинцам – это примеры демонизации. Подобные утверждения – это чушь. Если Израиль совершает геноцид против палестинцев, то как получилось, что население палестинцев увеличилось на 600% с 1948 г.?! Израиль должен быть самым неумелым массовым убийцей во всей мировой истории! 

Когда Израиль судят по стандартам, которые не ожидает применения к себе ни одна страна в мире, то это само по себе является антисемитизмом. Например: Израиль – это активно живущая демократия, где права человека уважаются и защищаются. И, тем не менее, так называемый комитет по правам человека при ООН тратит бОльшую часть своего времени и своих усилий на расследования и осуждение Израиля. В то время как они не замечают или игнорируют массовые и непрерывно продолжающиеся нарушения прав человека в Иране, на Кубе, в Китае, и множество других жестоких беззаконий. 

 Делегитимация Израиля – это утверждение, что из всех народов мира еврейский народ единственный не имеет права на государственность. На самом деле, историческое, юридическое и моральное право еврейского народа на существование в еврейском государстве является зафиксированным принципом международного права. Этот зафиксированный принцип четко базируется на давней, продолжительной и четко документированной связи еврейского народа и Земли Израиля. Отрицание этой связи еврейского народа с землей Израиля является антисемитизмом в чистейшем виде. 

Но почему антисемитизм должен иметь значение для остального мира? Почему мир должен обращать на него внимание? Он должен – и не только потому, что антисемитизм морально отвратителен – а он несомненно морально отвратителен, но мир это должно заботить просто из чувства самосохранения. (Аплодисменты в зале.) 

Очевидная правда заключается в том, что мир стоит на краю страшной пропасти. На дне ее мерцает новый Холокост, который уже начался. Но на этот раз геноцид направлен не только против евреев. Так называемое “Исламское государство” сделало абсолютно ясным, что он может быть направлен и против неевреев. ISIS преследует и уничтожает членов любой религиозной, этнической и национальной общины, с которой они сталкиваются. 

 ISIS убивают иракцев, сирийцев, ливанцев, палестинцев. ISIS убивают христиан, суннитов, шиитов, алавитов, курдов, друзов и изидов. ISIS затопил интернет снимками, от которых переворачиваются внутренности, записью убийств, отрубания голов и распятий. Мы видим детей, которых убивают на глазах родителей, и родителей, убиваемых на глазах их детей. Эта злобность – часть рассчитанной стратегии, совершенно явно предназначенной для устрашения любого, кто не готов подчиниться их версии ислама. ISIS официально объявил о своем намерении править миром. Их основополагающий документ, объявление о их халифате, носит скромное название: “Это обещание Аллаха”. Они заявляют, что Бог обещал мусульманам “управление миром и овладение землей”. Заявление о создании халифата показывает их руководящую философию. “Именем Аллаха, если вы не верите в демократию, национализм, секуляризм и весь прочий мусор и идеи Запада, и стремитесь к своей религии и вере, то именем Аллаха, вы будете владеть землей, и Запад и Восток подчинятся вам”. 

 Помните, дамы и господа, зверство – это не просто их стратегия, это доктрина их веры, они творят геноцид во имя Аллаха. 

Израиль знаком с концепцией и практикой геноцида во имя Аллаха на протяжении длительного времени. Война, которую ISIS объявил миру это та же самая война, которую ХАМАС ведет против Израиля на протяжении десятилетий. (Аплодисменты.) Единственная разница заключается в цели. ISIS видит цель в создании всемирного халифата, ХАМАС – в разрушении Израиля. Но их мотивация, методы и мораль – одни и те же. При помощи зверских методов и отсутствия морали, посредством стрельбы и обезглавливания ISIS обеспечил себе место среди ведущих международных террористических организаций. Между тем, ХАМАС на протяжении десятилетий совершает массовые зверства, которые разум отказывается принять. Они оборачивали своих детей в динамит, нафаршированный гвоздями, и посылали их взрывать израильские автобусы и рестораны, они радовались смерти израильских детей и прославляли смерть своих собственных детей. Сегодня они используют своих детей как живые щиты. 

 Я знаю кое-что о том, как детей используют в качестве живых щитов. В 1976 г., когда мне было 11 лет, палестинцы в южном Ливане использовали меня и мою семью как живой щит. Они применяли точно ту же технику, что и ХАМАС сегодня в Газе. Они устанавливали артиллерию или пусковые установки ракет перед нашим бомбоубежищем и стреляли по Израилю. После этого они как можно быстрее убегали и прятались, оставляя нашу семью для уничтожения ответным огнем. Сегодня ХАМАС прячется за живыми щитами в значительно больших масштабах. 

ХАМАС систематически использует школы, мечети, больницы и другие гражданские здания для складирования оружия, места запуска ракет и для других военных целей. Они открывают убийственный огонь из этих мест с очевидной целью – привлечь ответный огонь израильтян, в надежде , что они получат фотогеничные гражданские трупы для публикаций в прессе. 

 ХАМАС и ISIS имеют общую мотивацию: они хотят навязать ислам. Это Хартия ХАМАСа и это Объявление ISIS о создании халифата. Хамасовская Хартия гласит: “Израиль существует и будет существовать до тех пор, пока ХАМАС его не уничтожит”. 

Самые красноречивые слова в Хартии ХАМАСа – это цитаты из мусульманского святого писания: “День суда не наступит, пока мусульмане не начнут воевать с евреями. Камни и деревья скажут: о мусульманин, о Абдалла, за мной прячется еврей, приди и убей его”. Это из Хадита, книга 41. 

Но тут у ХАМАСа проблема: в Израиле евреи не прячутся за камнями и деревьями, в Израиле евреи поднимаются и защищают себя. (Аплодисменты.) Израильтяне выучили урок истории: если кто-то раз за разом говорит, что собирается тебя убить, то он именно это имеет в виду. Это урок, который мир только сейчас начинает учить. (Аплодисменты.) 

 70 лет назад мир стоял и смотрел, как евреи Европы уходили в небо дымом крематориев. Сегодня евреи Израиля не собираются тихо идти на заклание. Сегодня они стоят на передовой линии, воюя за Западную цивилизацию. Воюя за нас всех. (Аплодисменты.) 

Те, кто стремится уничтожить евреев, на евреях не остановятся. Этот урок следовало вынести из Холокоста. Это должен быть урок сегодня. Как только массовое убийство гражданских лиц получило легитимацию против Израиля – оно стало легитимным везде, и ограничено оно только верованиями тех, кто становятся массовыми убийцами. Поскольку весь мир поддерживал палестинцев в уверенности, что убийство невинных гражданских лиц в Израиле – это легитимная тактика для продвижения их “палестинского дела”, исламисты сегодня уверены, что они могут совершать массовые убийства в любой точке мира – ради продвижения их священного дела. (Аплодисменты.) 

 В результате, мы сегодня страдаем от нашествия чумы терроризма, исламского терроризма, от Москвы до Мадрида, от Бали до Беслана, от Найроби до Нью-Йорка, – терроризма, изобретенного и доведенного до совершенства палестинцами. 

Израиль и США – это не отдельные цели исламского терроризма. Весь мир – их цель. И миру лучше было бы выучить этот урок, и выучить быстро. (Аплодисменты.) 

Зло торжествует, когда мужественные люди становятся сторонними наблюдателями. Ложь распространяется, когда знающие (правду) молчат. Общества деградируют, когда апатия занимает место активности. Тирания поднимается, когда к руководству приходят серости, а ненавистники сплачиваются. 

Сегодня мы должны возглавить наши общины и наши страны. Мы обязаны пробудить апатичных и вдохновить отчаявшихся, заткнуть рты лгунам и дать знания тем, кто озабочен. Научить их говорить о терпимости вместо отторжения, о прощении вместо мести, о любви вместо ненависти, о мире вместо войны. 

 Мы собрались здесь в Организации Объединенных Наций, потому что каждый из нас лидер и инструмент для изменения, и история будет нам судьей. Каким будет наш приговор? 

Я как лидер “Действовать за Америку” (ACTforAmerica.org), крупнейшей американской организации, борющейся за безопасность, с отделениями в 11 странах мира, полна решимости сделать все, что только возможно, чтобы стоять с еврейским народом и защищать его. 

 Цивилизованный мир должен встать вместе. чтобы обеспечить возможность людям всех религий жить в мире и гармонии, и чтобы евреи больше никогда не становились жертвами преследований со стороны убийственной и варварской идеологии. Чтобы евреи могли безопасно ходить по любой улице мира с высоко поднятой головой. Чтобы Израиль, еврейское государство, единственная демократия на Ближнем Востоке, продолжал сиять как маяк для темнейших районов мира. 

Спасибо за то, что пригласили меня сегодня. Это была честь для меня.

Бригит Габриэль

Перевод Элеон Шивилитти

YouTube

Share

Революция евангелистов – важнейший стратегический актив Израиля

Резкое увеличение количества евангельских христиан во всем мире, неизбежно ведет к усилению международной поддержки еврейского государства. 

В последние десятилетия, именно евангельское христианство стало религиозным течением с самыми быстрыми темпами роста. В христианском мире евангелисты скоро превзойдут по численности католиков. Более того, в течение считанных десятилетий, количество евангельских христиан возможно, даже превысит число мусульман.

При этом наиболее значительное увеличение числа евангелистов наблюдается, не в таких местах, как скажем Виттенберг, Женева, Лондон, Даллас или Нашвилл, а в городах вроде Манилы, Лагоса, Пекина или Сан-Паулу. Это, в свою очередь, ведет к резкому изменению демографического ландшафта христианского мира, где среднестатистический христианин больше не европеец или североамериканский белый. Теперь большинство евангелистов – азиаты, африканцы или латиноамериканцы. И для Израиля эти изменения имеют колоссальное значение.

Чтобы понять, почему этот процесс является столь важным для еврейского государства, следует обратиться к истории.

В этом году мы отмечаем столетие Декларации Бальфура, и семидесятилетие голосования в ООН по резолюции о создании Израиля.

Многие из тех, кто поддерживал создание еврейского государства, поступал так, прежде всего, исходя из своей глубокой христианской евангельской веры. Так, лорд Бальфур, преданный христианин, верил в возвращение еврейского народа на свою библейскую родину, и именно поэтому приложил столько усилий ради декларации, носящей теперь его имя.

В свою очередь, Герцль во многом опирался на помощь Вильяма Хехлера, пастора британского посольства в Вене, который и помог основателю сионистского движения встретиться с немецким кайзером. Да и люди, вроде Орда Вингейта или Джона Паттерсона, британских офицеров, помогавших сионизму, по сути, именно как христиане ответили на исторический вызов и библейские пророчества, встав на сторону возрождающегося государства.

Для того чтобы понять евангелизм, необходимо обратиться к еще более давней истории, к событию, 500-летие которого мы тоже отмечаем в этом году — возникновению христианской Реформации. И хотя Мартина Лютера невозможно рассматривать в качестве друга евреев, инициированный им процесс реформации принципиально повлиял на христианство в современную эпоху.

Перевод Библии на распространенные языки мира, удвоился с изобретением книгопечатания. В течении нескольких десятилетий Библия оказалась в пределах досягаемости каждого европейского христианина.

Лютер разъяснил массам, что каждый из них создан Богом и потому в состоянии понять священное писание сам. Таким образом, он ограничил власть и влияние глав христианской церкви, священников, епископов и других религиозных лидеров. И когда христиане стали самостоятельно изучать Библию, они обнаружили там три фундаментальных истины.

Во-первых, что христианство происходит от иудаизма, что Танах и Новый завет были написаны евреями, и даже сам Иисус тоже был евреем. 

Во-вторых, что Творец заключил завет с еврейским народом, и пообещал в будущем вернуть его на свою древнюю родину. 

И в-третьих, что Библия запрещает преследовать евреев, даже если они и не разделяют нашу веру. Более того, Создатель сказал Аврааму: «И благословлю я благословляющих тебя». Одним словом, от евреев получили мы святые книги и верим в одного Бога. 

Даже в Иране 

В современном евангелизме можно выделить три важных и характерных аспекта.

Первый состоит в поддержке, и даже любви к Израилю и еврейскому народу. В этом отличие евангельского христианства от христианства исторического. Существует один фактор, объединяющий евангелистов по всему миру, окажитесь ли вы в тропических лесах Амазонки, в дельте реки Нигер в Нигерии или в городах Китая, и это — глубокая любовь к Израилю. По сути дела, во многих странах мира, испытывающих сегодня резкое увеличение числа евангелистов, вообще не существует исторического антисемитизма, поскольку христианство начало развиваться там лишь в последнее время.

Второй заключается в демографических изменениях, происходящих в этих странах. Стремительный рост числа евангелистов способен превратить эти государства в стратегических союзников Израиля, по мере того, как евангелисты становятся в них все более значительной частью населения. Так, например, в Бразилии, где проживает более 200 миллионов человек, евангелисты составляют от 26 до 30 процентов. В Гватемале, где около 16 миллионов жителей, евангелистов уже более 40 процентов. В Уганде с ее 40 миллионами – 37 процентов, в Нигерии, 40 процентов от 180-миллионного населения. Даже в мусульманской Индонезии порядка 12 процентов от достигшего более четверти миллиарда человек населения, тоже составляют евангелисты. В Китае количество евангельских христиан оценивается примерно в 100 миллионов человек.

Уже сегодня у этого явления есть политическое влияние и дипломатическая мощь, помогающая Израилю, как внутри самих этих стран, так и в международных организациях, вроде ООН.

И влияние это будет в ближайшие годы только расти. Предыдущий президент Нигерии Джонатан Гудлак, например, отдал распоряжение своим представителям в ООН не поддерживать решение о признании Палестинской автономии государством, именно благодаря давлению, оказанному в его стране евангельской общиной.

И даже в тех странах, где евангелтская община пока мала, у нее тоже находится важная роль в оказании поддержки Израилю. Например, представитель Международного христианского посольства в Чехии сыграл решающую роль в продвижении резолюции местного парламента, принятой несколько недель назад о признании Иерусалима столицей Израиля – беспрецедентного для Европы шага. Кроме того, деятельность Международного христианского посольства в исламских странах Западной Африки в последнее время привела к сближению между их правительствами и Израилем.

И, наконец, третий аспект, касается процессов, происходящих в Соединенных штатах Америки, в наибольшей степени ассоциирующихся с течением евангелистов.

Дональд Трамп был избран в немалой степени благодаря поддержке евангелистов. И, несмотря на то, что он пока все еще не перенес посольство в Иерусалим, он является самым верным партнером нынешнего израильского правительства. И давление евангельской общины США, ожидающей от Трампа реализации своего предвыборного обещания по поводу посольства, ощущается президентом весьма значительно.

Есть и еще одна страна, которую следует упомянуть. И это – Иран, заклятый враг Израиля. Не многим известно, что даже в стране, находящейся под властью аятолл, наблюдается стремительный рост числа евангелистов. С тех пор, как в конце 70-х годов прошлого века, там произошла исламская революция, количество евангелистов увеличивается в этой исламской стране в десять раз, каждые десять лет. И если в 80-х годах, их было лишь несколько тысяч, сегодня число иранских евангелистов достигло почти миллиона человек. И многие из этих христиан, каждый день молятся за благополучие Израиля.

Главной же нашей задачей, как лидеров христианства, является сейчас объединить все эти силы, потрясающим образом разрастающиеся на просторах мира, чтобы превратить их в могучую поддержку Израиля.

Йорген Боллер, MIDA 

Автор – президент Международного христианского посольства в Иерусалиме, крупнейшей в мире организации христианских сионистов. Эта статья является частью его выступления на Герцлийской конференции. 

Перевод Александра Непомнящего 

 

Share

Крик души Ричарда Гира

«Никто из нас не выберется отсюда живым…»

Ричард Гир не обделен вниманием поклонников. Он любим в разных уголках земного шара и не требует лишней рекламы. Но недавняя его запись в Фейсбуке вызвала целую бурю эмоций. Репост его послания сделали сотни тысяч людей, многие из которых вовсе не являются фанатами Ричарда.

Мы предлагаем твоему вниманию перевод этого замечательного письма. В нём каждое слово пронизано искренностью и глубоким смыслом.

.

«Мама одного из моих друзей всё время придерживалась здорового образа жизни. Она отдавала предпочтение только здоровой пище, не пила и не курила, занималась физическими упражнениями и боялась показаться на солнце без защитного крема. Она постоянно консультировались с диетологами и физиотерапевтами, неукоснительно следуя их предписаниям. Можно сказать, что она была немного помешана на своем здоровье.

Сейчас ей 76 лет, и у нее обнаружили рак кожи, а также рак костного мозга. К тому же у женщины остеопороз в тяжелой стадии…

Отец моего друга ни в чём себе не отказывал. Он никогда не занимался спортом и любил всласть покушать, намазывая масло прямо на бекон. Мог позволить себе выпить и загорал на пляже до тех пор, пока кожа не начинала облезать.

Можно сказать, что всю свою жизнь он плевал на советы врачей и жил так, как ему нравилось. Сейчас ему 81 год и доктора говорят, что у него здоровья на зависть молодым.

Как бы вы не старались, вы никогда не сможете скрыться от своего внутреннего яда. Рано или поздно он вас настигнет. Как сказала смертельно больная мать моего друга: “Если бы я знала, как закончится моя жизнь, то никогда бы не слушала докторов, а жила бы в свое удовольствие.”

Это жизнь, и никто из нас не выберется отсюда живым. Так что не стоит относиться к себе, как к чему-то второстепенному. Пока есть время, нужно жить в свое удовольствие. Ведь завтра может быть уже поздно.

Поэтому делайте то, что вам хочется. Вкусно кушайте, загорайте на солнце, не стесняйтесь лениться. Будьте глупыми и странными, но будьте собой. Ведь на всё остальное попросту нет времени!»

 

Share