ЕЩЕ ОДНА УМНАЯ ГОЛОВА

 Kрупнейшая социальная сеть Facebook приобрела за беспрецедентные $19 млрд. популярное мобильное приложение WhatsApp. Сделка привлекла общественное внимание к до сих пор избегавшему публичности сооснователю и гендиректору WhatsApp Яну Куму (Jan Koum) -предпринимателю еврейского происхождения, выходцу из небольшой деревни под Киевом.

Ян Кум родился 24 февраля 1976 года на Украине, в семье домохозяйки и строителя. «Деревня, где я вырос, была такой захудалой, что внутри нашей школы даже не было туалета.Только представьте: украинская зима,
минус 20, а маленькие дети вынуждены идти по морозу в туалет, —
приводит слова Кума британский Wired. — Компьютера у меня не было до
19 лет. Зато у меня были счеты».В 1992 году 16-летний Кум с матерью и бабушкой переехал в Маунтин-Вью
(Калифорния) — согласно досье, собранному на предпринимателя журналом
Forbes, его семья опасалась роста антисемитских настроений и
политической нестабильности после развала СССР. Отец Кума собирался
присоединиться к ним позже, но в итоге остался на Украине. Эмигранты с
трудом сводили концы с концами: по программе социальной поддержки им
выделили небольшую квартиру с двумя спальнями, мать Яна подрабатывала
нянькой, он сам — уборщиком в продуктовом магазине; еду получали по
талонам в благотворительной организации. Когда через несколько лет у
матери Кума диагностировали рак, ей пришлось оставить работу, и едва
ли не единственным источником дохода стало ее пособие по инвалидности.

В 18 лет будущий предприниматель увлекся программированием: начал
самостоятельно изучать его основы по учебным пособиям, позже
присоединился к известной хакерской группировке w00w00. Кум поступил в
Университет Сан-Хосе и параллельно работал в отделе информационной
безопасности компании Ernst&Young. В 1997 году он познакомился со своим
будущим бизнес-партнером, вторым основателем WhatsApp Брайаном
Эктоном, на тот момент менеджером Yahoo, а через полгода и сам
устроился в Yahoo на позицию сетевого инженера и вскоре после этого
бросил университет. В октябре 2007-го Кум и Эктон покинули наскучившую
им корпорацию и отправились в путешествие по Южной Америке. Оба
пытались устроиться на работу в Facebook, но получили отказ.

В начале 2009-го Кум купил iPhone и сразу почувствовал колоссальный
потенциал этого устройства и магазина приложений App Store. К этому
времени у него появилось достаточно средств, чтобы начать свой
собственный бизнес.«Ян показывал мне свой список контактов в смартфоне
и объяснял, что было бы здорово сделать приложение, в котором именам
людей присваивались бы отдельные статусы», — цитирует Forbes русского
приятеля Кума Алекса Фишмана. К примеру, статусы должны были сообщать
списку контактов пользователя, что он не может ответить на звонок,
потому что находится в спортзале, или что у его смартфона вот-вот
разрядится батарея. Название нового сервиса —WhatsApp — тоже придумал
Кум: в нем обыгрывается сленговое английское выражение «What’s
up?»,«Как дела?». Компанию WhatsApp Inc он учредил 24 февраля 2009
года, в свой 33-й день рождения.

Сегодня WhatsApp — один из самых быстрорастущих мобильных сервисов:
ежемесячная активная аудитория мессенджера превышает 450 млн
пользователей, тогда как еще полгода назад эта цифра была почти вдвое
меньше. Он позволяет бесплатно пересылать на мобильные устройства
текстовые сообщения, изображения, видео- и аудиоконтент. В июне 2013
года компания объявила о том, что количество сообщений, отправленных и
полученных с помощью сервиса за сутки, достигло рекордной отметки в 27
млрд. «WhatsApp сделал с SMS-сообщениями то же, что когда-то Skype
сделал с междугородними телефонными звонками», — характеризуют суть
работы приложения в Financial Times.

По условиям соглашения с Facebook $12 млрд будут выплачены акциями
социальной сети, $4 млрд — свободными денежными средствами, еще $3
млрд — опционом на акции. Яну Куму принадлежит, по оценкам, 45%
WhatsApp. После завершения сделки его состояние составит порядка $6,8
млрд, предприниматель станет вторым крупнейшим индивидуальным
акционером соцсети после Марка Цукерберга и получит кресло в совете
директоров Facebook. Комментируя перспективы развития сервиса, Марк
Цукерберг заявил, что бренд WhatsApp будет сохранен и продолжит
работать как отдельное от Facebook Messenger приложение.

КАКИМ  МОГ БЫТЬ СЕГОДНЯ МИР, ЕСЛИ БЫ НЕ СОЖГЛИ  6
МИЛЛИОНОВ?!!!

 

Share

Америка, которую мы потеряли

Пробуждение, которое происходит сейчас в Америке, коснется каждой страны.

.

Автор статьи – Михаил Моргулис, почетный Консул Беларуси в США, президент американской организации «Международный христианский мост», внештатный советник Конгресса, автор 10 книг, сoздатель концепции «Духовная Дипломатия». Участвовал в оказании помощи пострадавшим детям во время ядерного взрыва в Чернобыле, спасал пленных во время военных действий в Чечне, участвовал в оказании помощи семьям детей в Беслане, участвует в гуманитарных актах помощи детям, находящимся в прифронтовых зонах Донецка и Луганска. Лауреат трех литературных премий США и России.

Медленный либеральный переворот – это незаметное сползание в ров равнодушия, малодушия, безумного уровня толерантности.

Помню Америку сорок лет тому назад! Это была другая страна и во многом другие люди. Бацилла либерализма была тогда еще слабой, ей противостоял традиционный американский дух, построенный на христианском фундаменте основателей, отцов Америки. Но бацилла уже вцепилась в тело гиганта и стала его разъедать. Она начала уничтожать все здоровое в Америке. А это, в первую очередь, духовные традиции, помогающие людям быть здоровыми нравственно и даже физически.

Эта бацилла обладает хитростью и расчетом. И сегодня часть Америки вдруг с ужасом увидела, что исчезло в нашей жизни. Образовательная система в государстве – это будущее государства. Если вы внушаете детям и подросткам мнения о том, что плохое – это хорошее, то это закладывается на всю их жизнь. И государство, состоящее в будущем из таких граждан ужасное и мерзкое будет считать нормальным.

Исчезли молитвы в школах, пресекаются в школах ношение крестиков, упоминание о Боге, о Библии, о заповедях Божьих – Не убий, Не укради и т.д., которые и являются нравственной основой нашей цивилизации.

Конечно, новое поколение ужасает нас своим кажущимся примитивизмом. Оно что в Америке, что в России, что во всем мире, примерно одинаково. Они другие, и надо к этому привыкнуть. Но, конечно, что не говори, привыкнуть к тому, что они ничего не знают, что знали мы, очень трудно. А у них другие ценности и интересы, хлипкие интересы, болванистые, но что сделать, они – их. Когда девочки 18 лет в жизни и по телевизору каждые две минуты вскрикивают: «О май Год!» ( О, Боже мой), совершено не соображая, что они вскрикивают о Боге, то я начинаю тихо умирать от интеллигентной ярости. Но это, так сказать, дело общемировое. А Америка расползается от обилия слюнявого либерализма. Правду сказать нельзя, это не корректно. Например, 47 миллионов нахлебников, среди которых 90% черного населения. Упаси Бог сказать! Архинетолерантно, как наверное выразился бы Ленин, статуи которого мрачный народ сваливает во многих местах России и повсеместно, в Украине. Когда империи падают – тогда статуи ранее обожествляемых императоров сваливаются. Сваливаются со сладострастной жестокостью. С той же жестокостью, которая была у людей убивавших евреев, армян, христиан-коптов. Вчера во дворе с ними чай пили, а сегодня вспарывают живот беременной и бьют ребенка головой об стену. «Откуда взялась эта жестокость!» – вскидывая руки кричат либералы. Да не взялась она, была она, она не уходит, она затаивается, и место, где она прячется – душа человека. Она не меняется, остается такой же, как была пять тысяч лет назад во времена Моисея и две тысячи лет назад, во времена Христа. И наверное, стала еще страшней. Мы такие же мерзкие, а вы, господа либералы, стараетесь нас сделать еще мерзостней.

Раньше я говорил, что лучше фальшиво улыбаться людям, как в Америке, чем открыто ненавидеть людей, как в России. Теперь даже фальшивых улыбок в Америке стало гораздо меньше.

Но вот пришел господин Трамп и начал будить Америку. И проснулись, весь рабочий класс, ковбои, землепашцы, многие «белые воротнички, все, кто в США трудятся. Не проснулись только либералы, потому что они реальной жизни не знают, а живут в призрачном мире «несправедливости» или подачек от государства. Итак, Трамп разбудил Америку. Америка пробудилась. За мгновенье до гибели великая страна очнулась.

Когда-то, в уже далекие времена, знаменитый сенатор Джесси Холмс сказал, уча нас, молодых, уму-разуму: «Возможно, наступит пора, когда более или менее честный человек будет казаться ангелом на фоне толпы лицемеров и лгунов». И такое время пришло.

Выборы не были просто борьбой двух партий. Это была борьба между либеральным духом разложения и загнанным в угол американским духом веры в Бога, свободу и достоинство человека. Воспитанные на социалистических постулатах о том, что все надо поделить и предоставить, в первую очередь, неспособным ни к чему лодырям, эти духовные отморозки практически повторяют старый бандитский лозунг Ленина: «Грабь награбленное!». Правда, с некоторым уточнением. Они согласны, чтобы грабили, но только не их. Они хотят помогать черным американцам и мусульманам, но так, чтобы не жить с ними рядом, а если общаться, то лучше на расстоянии.

Когда вещи не называют своими именами, когда вместо горькой правды придумывают сладкую ложь, тогда и начинается упадок страны, разложение общества, его моральных устоев. Это проклятое слово «толерантность», по-русски – «политкорректность», стало в Америке ширмой для карломарксовских выкормышей. Этим словом оправдывают убийц, насильников, политических шарлатанов. Либеральные манипуляторы даже несправедливость государства по отношению к белому населению считают законной. Возможно, для кого-то, живущего не на американской земле, прозвучит откровением, что в стране, основанной европейскими колонистами, процветает расизм по отношению к белым. Но для живущих в Новом Свете это стало повседневной реальностью. Уже много лет предпочтение у нас отдается не уму, не способностям, а цвету кожи. Сам цвет кожи, в этом случае не играет главенствующую роль. Все зло заключено в доведенной до абсурда политике «толерантности». В результате в стране наступила деградация в государственных учреждениях, число работающих в них профессиональных, талантливых людей упало почти до нуля. О чем можно вести разговор, если, придя в госучреждение, вы сталкиваетесь с ленивой и недалекой теткой, у которой мышление на уровне ученика третьего класса?! А разве не упадок царит на самом вверху американской власти, где рулит ограниченный либерал-комсомолец, а в паре с ним профессиональная лгунья, равнодушная к жизни и смерти граждан собственной страны?

Так было до недавнего дня. Но сейчас в Америке произошло чудо, иначе это не назовешь. Фаворитка либеральной тусовки и развращенного социальными подачками плебса, располагая для своей предвыборной компании бюджетом в шесть раз большим, чем ее оппонент, имея команду вышколенных, высокопрофессиональных лгунов, проиграла, пусть и очень богатому, но простому парню. Нужно было видеть лица обозревателей либеральных телеканалов в тот момент, когда чаша выбора американского народа склонилась в его пользу. Растерянность, шок, паника, полное непонимание, почему случился этот непредвиденный никем из них «облом».

А я вам скажу, почему. Избранный президент – единственный среди американских политиков – стал называть вещи своими именами, не давая им сладкие лживые названия, греющие слух либеральной плесени, которой заросли наши университеты и государственные учреждения. Он называл черное – черным, белое – белым. Я не имею в виду в данном случае цвет кожи, а то, что он говорил правду.

По всем подсчетам и прогнозам, по всей политической логике, по всем социальным исследованиям он должен был проиграть. Но, по молитвам ли американцев или по Своей собственной воле, в это дело вмешался Бог и вложил в сердца людей желание избрать Дональда Трампа президентом Америки. Возможно, Бог поступил так, потому что что Трамп говорил о том, о чем со страхом думали все простые и непростые американцы.

А думали они о том, что Америка превращается в какой-то выморочный гибрид дрянного, третьесортного социализма, лагеря для перемещенных лиц и табора непонятных личностей, прикочевавших к нам из далекого прошлого. Они, наконец, поняли, что, если этот дикий разгул либерализма не остановить, их дети будут жить в стране, где президентом может стать только гомосексуалист, а секретарем Госдепартамента – только лесбиянка. Провинциальная Америка, которая раньше пребывала в беспечной спячке, вдруг стала просыпаться и, с испугом оглядываясь вокруг, понимать, что это не страшный сон, а реальное будущее, которое ждет их детей и внуков.

Разбудил ее, эту традиционную Америку, пожилой краснолицый парень, похожий на разбогатевшего ковбоя, но не утративший понятия о справедливости и порядочности, можно сказать, не утративший понятия о понятии. Если бы он не разбудил ее, то стране пришел бы конец. Клинтон, особо не волновавшаяся оттого, что фанатики расстреляли посла ее страны, с легкостью доверявшая национальные секреты своей мусульманской помощнице, муж которой был связан с террористами, привела бы страну к обрыву пропасти и столкнула ее туда, не моргнув глазом. И на дне пропасти образовалась бы новая страна – какой-нибудь Союз американских социалистических республик, с лагерями, тюрьмами, пытками, растлением душ детей и взрослых.

Конечно, никакой Дональд Трамп один бы с этим не справился. Его предназначением стала роль набатного колокола. Но вложить в сердца людей страстное желание спасти страну мог только Бог. И Он это сделал. Миллионы еще вчера равнодушных людей, сегодня, с интуицией, полученной с Неба, поняли, за кого им надо проголосовать. Так приняли реальное воплощение сказанные когда-то мной на телевиденье слова: «Люди выбирают, но Бог избирает». В этот раз, меч, нависший над Америкой, ангелы отвели.

Однако миллионы других людей, чьи души обросли коростой полукоммунистического либерализма, зомбированные фальшивыми речами обамоклинтовских обольстителей, все еще стенают и рвут на себе волосы из-за того, что проиграли их лживые кумиры. Они не смогли пройти сквозь ядовитый морок пропаганды и осознать: если бы погибла Америка, погиб бы и весь остальной свободный мир.

Напрасно надеяться, что все установлено навечно. Ничего вечного в мире нет. Благословение Божье может длиться столетиями и закончиться в один миг. Потому что Божья логика – не человеческая, она полностью другая. Божье понятие о справедливости полностью отличается от человеческого разумения этого слова. Божье понятие о любви абсолютно не совпадает с нашим малокровным и убогим представлением о ней.

Вспомните: эксперимент, задуманный дьяволом и воплощенный им в России, длился 74 года. Людям казалось, что Советская власть навеки. Но для Бога это было всего лишь мгновением. Ну и где эта власть теперь? На пыльной свалке истории. Бог допустил такой кровавый эксперимент только для того, чтобы он послужил назиданием для всего человечества.

Казалось бы, этот недавний урок должен быть выучен назубок. Но, вот парадокс, человек постоянно забывает о том, что он – Божье творенье, вновь и вновь пытаясь восстановить Содом и Гоморру и привести в города распутства своих детей. Можно, конечно, назвать это преддверие ада «раем», как это вещали «демократы» в предвыборной борьбе. Убедить толпу легковерных в том, что Содом и Гоморра и есть небеса обетованные. Но рано или поздно ослепление проходит, и человек обнаруживает себя в одиночестве, лицом к лицу с плодами своих собственных и чужих грехов.

Однако и тогда Бог человека не бросает. Творец не оставляет Свое творение, как не оставляет отец больное, безумное дите. Он надеется, что Его ребенок все же выздоровеет, подобреет. Что, вместе с совершенствованием технологического разума, возрастет и душа человеческая, и добавится в земную жизнь больше любви, больше душевной мудрости, больше смелости и больше понимания того, что все мы здесь для того, чтобы отражать Свет нашего Творца. И тогда на шарике Земля станет чище, теплей и радостней. Я очень надеюсь, что пробуждение, которое происходит сейчас в Америке, коснется каждой страны, каждого человека, живущего в этом мире.

Михаил Моргулис,

Флорида,

bridgeusa@aol.com,

http://therussianamerica.com/russian_newscenter/articles/2017/08/17/mihail-morgulis-amerika-kotoruyu-my-poteryali

Share

Почувствовал, что Евтушенко нет

Дорогой Михаил Моргулис!
Очень надеюсь, что с Вами все нормально.
Думаю о Вас и продолжаю упоминать в молитвах.
Пересылаю стих поэта Миши Синельникова, появившийся на ФБ
и только что им написанный им о нашем дорогом Жене Евтушенко:
 .
Проснулся рано от болезненного толчка и записал стихотворение…
Может быть, это моя придурь, но, в равной мере опасаясь дружеских похвал и едких уколов, я обычно 
не помещаю на этой странице новых стихов, ограничиваясь ссылками на публикации(которые уже и так 
принадлежат всем желающим, если таковые найдутся).Редкое исключение – стихи на случай, волнующий 
не только меня. Знающим несколько то, что я пишу, понятно, что я всегда избегал прямой публицистики. Не относя её 
к сфере поэзии. 
Но здесь особый случай.
 .
* * * *

Почувствовал, что Евтушенко нет,
И нет защиты, помощи, огласки.
Где по Земле кочующий поэт
В ковбойской шляпе и в шахтёрской каске?

Кто будет так ненасытимо жить,
В трясинах с кочки прыгая на кочку,
Начальству лгать и правду говорить,
Звонить в ночи, просить в подарок строчку!

Вытаскивать кого-то из тюрьмы,
Плыть по реке до крайнего причала
И оттепелью жить среди зимы,
И не смолчать, когда страна молчала.

Простим отраду в жизненной борьбе –
Наряд Петрушки и огни эстрады,
Да и любовь чрезмерную к себе…
Ну, да, о нём злословить были рады.

Но изменился воздуха состав,
Взяла своё мелькающая скука,
В нём совесть века, малость подустав,
Ушла в прощальных судорогах звука.

Он был и русофил и юдофил,
Герой и завсегдатай ресторана…
Какой, однако, свежий хлорофилл
В его стихах, тревоживших так рано!

И премиями не заткнули рот,
И, прогибая, не склонили к одам.
Он в тот ушёл, чуть слышащий народ,
Ушёл, быть может, со своим народом.

Никто не повторит его судьбу,
Но лишь стихи – прибежище поэта.
На скорбных свадьбах с чёлочкой на лбу
Плясать он будет до скончанья света.

                                                    27 августа 2017

 

Share

НА ПРЕДЕЛЕ ВОЗМОЖНОГО!

То же чувство испытываю я, когда каждое утро хочу позвонить  Евгению Евтушенко, а потом вспоминаю, что его на земле  уже нет. И тогда обращаюсь к небесам, и говорю: “Женя, так без вас грустно!”.  И кажется мне часто, что слышу в ответ: “Миша, всё будет хорошо. Ещё не вечер!”  И я продолжаю жить, наполненный его незримым  присутствием  на нашей грешной земле.

Михаил Моргулис

НА ПРЕДЕЛЕ ВОЗМОЖНОГО!
 
 
Мирон Я. Амусья,
профессор физики
В этом мире мне, тем не менее, повезло. Мне достались времена трагические, весьма исторические, главное же, от них осталось сокровенное чувство счастья – уцелел!
Д. Гранин, «Всё было не совсем так», 2010
Человек может верить и не верить… это его дело! Человек – свободен… он за все платит сам: за веру, за неверие, за любовь, за ум – человек за все платит сам, и потому он – свободен! Человек – вот правда!
А. М. Горький, «На дне»,
Монолог Сатина
Нет, и не под чуждым небосводом,
И не под защитой чуждых крыл, –
Я была тогда с моим народом,
Там, где мой народ, к несчастью, был.
А. Ахматова, «Реквием»
 
(Памяти Даниила Александровича Гранина – 01.01.1919-05.07.2017)

Уже много лет, первое, что я делал, просыпаясь после встречи Нового года утром первого января, это звонил в Петербург, чтобы поздравить Даниила Александровича Гранина с днём рождения. Теперь, увы, некому звонить, и такая приятная привычка потеряла смысл. Теперь уже не услышишь ни «Ты где сейчас?», ни, после ответа, всегда приятное: «Приедешь, обязательно заходи!».

Даниил Александрович Гранин

Он писал о своём герое Д.: «Рождение в новогоднюю ночь сказалось на его характере с постоянным желанием начать жизнь по-новому, без вредных привычек». С такими его привычками я не сталкивался, и о них ничего не знал. А вот постоянная тяга к новому, интерес к нему, желание встречи с ним составляли важнейшие черты характера этого человека. Поразительное сочетание – его личная жизнь была весьма устойчива, наполнена внешне однообразной работой, не обновлялась ни разводами, ни сменой жилья или страны проживания, но, в тоже время, была полна очевидного интереса встретить ещё одного человека, узнать что-то новое, взглянуть на многократно виденное совсем по-другому, т.е. даже в старом, привычном увидеть нечто неожиданное.

За время после его ухода из жизни многие уже написали о нём, и было бы бессмысленно повторять сказанное. Да и при жизни он не был обойдён профессиональной критикой, которая несла часто похвалы, совсем нередко – хулу. Но я не критик, а потому избегаю оценок произведений Гранина как литературных, не могу обсуждать степень его новаторства как писателя. Пожалуй, более, чем профессиональная, для меня показательна очень высокая читательская оценка, проявившаяся в том, как быстро и какими тиражами расходились его книги – от первых до недавних, вышедших в последние несколько лет. По Википедии, я посчитал общий тираж его книг. Получилось более семи миллионов экземпляров. Об оценке Гранина как личности и писателя, говорит то множество людей, которые стояли в очереди на прощании в Таврическом дворце, и те сотни их, читателей и друзей, которые собрались на кладбище в Комарово 8 июля 2017.

Данная заметка, поэтому, не столько о Гранине как писателе, хотя своими книгами и статьями о науке и учёных он сделал очень много для развития науки. Он, эта заметка, в сущности, призвана показать, что его смерть, уход человека, столь много уже написавшего и о времени, и о себе, сказавшего городу и миру, казалось, всё, что он хотел и мог сказать, оставила у меня ощущение личной невосполнимой утраты.

Для меня Гранин был, прежде всего, близким человеком и очень яркой личностью, способной своими взглядами и оценками не только влиять на мои взгляды, но и внимательно слушать другую точку зрения, подчас меняя свою точку зрения. Он был человеком очень крупным, который, однако, вместе с миллионами его сограждан, стоял перед сложными вопросами, которые ставила перед ними изменчивая жизнь станы.

До сих пор идут в стране споры, кем же на самом деле был Сталин, управлявший СССР тридцать долгих лет? Это – «наша слава боевая», как формулировалось в годы детства и молодости Гранина, тиран и массовый убийца, как оказалось в его зрелые годы и в старости, или «эффективный менеджер» с досадными ошибками, относимыми к тому лесу, от которого летят щепки, когда его рубят, как рекомендуют считать сейчас? Гранин следовал фактам, и они повелели ему в итоге остановиться на второй варианте – тиран и массовый убийца.

Остался острым и вопрос о друзьях и врагах времён ВМВ. Очень важный из них – как относиться к немцам сегодняшним, да и прошедшим войну? Возможно ли примирение с Германией и немцами даже для человека, который, проведя всю войну на советско-германском фронте, видел все её ужасы? Гранин был первым, или, точнее, одним из первых, кто дал положительный ответ на этот вопрос, притом не только словом, но и делом, когда начал встречаться с немцами, когда уже очень старый, в 2014, выступил в Бундестаге с воспоминаниями о ленинградской блокаде.

Помню, как мы с женой заехали за Риммой Михайловной и Даниилом Александровичем с тем, чтобы вместе отобедать у известного физика, президента Боннского университета. Слова «Советский писатель» сами по себе не были рекламой с точки зрения немца, но его впечатлил очевидный масштаб личности гостя, который в полной мере проявлялся и в застольной беседе. На следующее утро хозяин пошёл в близлежащий книжный магазин, и там, на окраине Бонна, нашёл сразу три книги Гранина, переведённые на немецкий. А дело было ещё в 1991.

Человеку крупному, широко известному, опасно пережить себя, изменить тем принципам, следуя которым он приобрёл эту известность и общественный вес. Примеров такого пережития, за которое стыдно, не счесть. Это и Солженицын, великий писатель и борец за правду, опустившийся до книги «Двести лет вместе», это и Шарон, бывший «Арик – Царь», спаситель Израиля в войне Судного дня, ставший капитулянтом и проведший в 2005 де-евреизацию Газы, это и Шафаревич, известный математик и диссидент, опустившийся до пещерного антисемитизма. Ничего подобного, к счастью, не произошло с Граниным. А ведь время изобиловало, и изобилует вызовами, крутыми поворотами, экзаменуя постоянно на верность себе, своим идеалам и способности им не изменить. Причин и поводов изменить есть множество, включая нежелание кого-то обидеть, лезть не в свои дела, быть кому-то неблагодарным.

Чем ближе к власти, тем труднее дистанцироваться от неё. Получая награды, трудно остаться независимым, притом не только потому, что хочется их получать и далее. Просто есть понятное влияние фактора близости, когда видно не только реальное действие власть имущего, но существует, при взгляде с близкого расстояния, прощающая иллюзия благородных мотивов этого действия. Гранину это неизменно удавалось. Каждый по себе, в своём масштабе знает, как это трудно.

Мне почти 83, есть полная материальная и служебная независимость. Но от страха кого-то ненароком задеть, пусть даже обоснованно, затронуть того, кто может как-то тебе нагадить – крайне трудно избавиться. Не говоря уж об опасениях, что твой длинный язык аукнется, например, сыну или затронет внуков.

Прежде, чем стать друзьями, мы с Граниным пересеклись несколько раз. Первое, заочное пересечение состоялось в 1962, когда я, ещё сравнительно молодой физик, прочитал роман «Иду на грозу», который оказал на меня большое влияние, придав моим невнятным мечтам внятный язык. Мне казалось, что это я «шёл на грозу». Это я смело говорил всесильному Берии: «Я ваших книг по физике не читал. Как и вы моих. Впрочем, по разным причинам». Это я, с улыбкой человека, свободного от страха, просто пренебрегал угрозой Берии: «Я тебе покажу физику!». Это мне казалось, что смогу, если оторвут силой от физики, вернуться туда именно исследователем, а не каким-либо начальником – точно, как это делает герой Гранина.

Первое личное пересечение относится к году 1963-64, когда нас с женой по дороге в Ленинград завёз к Гранину на дачу в Комарово его уже давний, с 1942, друг З. Л. Коминаров, командир батальона (комбат), отец моей жены. Это у него, в том батальоне, Гранин был комиссаром. Я сидел и молча слушал, о чём они говорили. В память врезалась фраза Гранина «А я, Зяма, не люблю, когда меня критикуют». Узнав, что я работаю в ФТИ, он заговорил об известных людях нашего института с хорошим знанием предмета. Побывав у нас, когда работал над «Иду на грозу», он быстро отличил людей, живущих наукой, от тех, для кого карьера и желание «попасть в книгу» было главным.

Первый раз мы пригласили Гранина к себе домой после публикации его статьи «Мои командиры» в газете «Правда» 9 мая 1985 г. Она занимала там полстраницы. Героями статьи были три человека, его командиры в годы ВОВ. Вторым по времени шёл отец жены. Хотелось сказать автору спасибо за память, и я не придумал ничего лучшего, чем пригласить его к нам в гости. К удивлению моей жены, он приглашение принял. Наверное, для Гранина тогда это было просто некоторое проявление свойственного ему интереса к людям.

В день прихода он позвонил и сказал, что отвёз жену в больницу с, насколько помню, гипертоническим кризом, и спросил, приходить ли ему одному. Я ответил, что если он не идёт в больницу, то мы буде рады видеть его у нас. Он обещал прийти. Я был уверен, что он приедет на своей машине, а оказалось, что зимой она у него в гараже. Мы сидели за накрытым столом и ждали, но он не пришёл и не позвонил. Чуть позднее узнали, что произошло. А через почти два года, 18.03.87, в «Литературной газете» появилась статья Гранина “О милосердии”, где он так описал происшедшее: «… со мной приключилась беда. Шел по улице, поскользнулся и упал. Упал неудачно, хуже и некуда: сломал себе нос, рука выскочила в плече, повисла плетью. Было это примерно в семь часов вечера. В центре города, на Кировском проспекте, недалеко от дома, где живу». Однако вместо помощи от прохожих, получил сполна невнимания, грубости, равнодушия, а то и оскорблений – мол, напился до такого состояния, что стоять не может, и весь в крови. Шёл он к нам в гости. А потом неприятный случай из собственной жизни превратил в основу для организации общественного движения «Милосердие».

Второй раз я попытался позвать Даниила Александровича к нам домой после моей лекции «Стратегическая оборонная инициатива» году в 1986, в Доме Учёных в Лесном. Я позвал Гранина с его женой и дочерью. Тема их заинтересовала. После лекции мы намеревались вместе пойти к нам домой, посидеть, поговорить. Он собирался ехать из Комарова, а жена с дочерью – из города. На лекции он не появился. Домой мы шли без него. Опять недоумённое ожидание, разные подозрения. Мобильников тогда не было. Оказалось, что у него сломалась машина. «Всё»,- сказал он мне потом – «ваш дом для меня заговорённый. Будете выходить вы ко мне». Так и было все 30 лет после этого случая.

С того времени, с 1985, веду счёт нашему личному знакомству с Даниилом Александровичем, его женой Риммой Михайловной, умершей в 2004, и их дочерью Мариной. Весьма трогательно, как Гранин помнил своего командира и все последующие годы, фактически, до конца дней. Их совместные фотография есть и в недавно вышедшей книге «Причуды моей памяти», и в юбилейном фотоальбоме «Даниил Гранин LXL» (Фото 1).

Фронтовые друзья — в центре Гранин, справа — отец моей жены

Замечу, что этот юбилейный альбом характерен и тем, что нет в нём фотографий юбиляра с вершителями судеб страны, имеющимися, несомненно, в архиве писателя. Не заметить этого нельзя – выдающихся деятелей культуры – множество, а «вершителей судеб страны и мира» – просто нет. И это тоже проявление жизненной установки – соблюдать дистанцию между собой и властью.

Гранин несколько раз бывал в ФТИ, выступал у нас на семинаре, с некоторыми теоретиками, в первую очередь с проф. А. А. Ансельмом, дружил лично. Замечу, что Гранин восстановил престиж гуманитариев в споре «физики – лирики». Был однажды спор о том, кто принципиальнее. Мы говорили, что «физики», которые в массе поддержали Сахарова, а «лирики» «сдали» Солженицына. Гранин не соглашался. В последующие годы, однако, некоторые действия академии, от крупной премии фонда «Глобальная энергия», взятой себе председателем этого фонда Ж. Алфёровым, до елозенья перед каким-то М. Ковальчуком, изменили ситуацию. Это надо сопоставлять с подписями Гранина на заявлениях, осуждающих антигрузинскую истерию, защищающих Ходорковского, протестующих против моста имени Кадырова в Петербурге, против передачи Исаакиевского собора в собственность РПЦ – всего и не припомнишь, и не упомянешь.

Выступая на своём юбилейном вечере 13.01.09 в Большом зале Филармонии Санкт-Петербурга, Гранин сказал, что надо спасать культуру, надо сохранить то положение, при котором Россия, как и ранее, воспринималась бы страной Толстого и Достоевского. Он сказал, что дела с этим идут всё хуже, и он не уверен, удастся ли ситуацию исправить. Я же полагаю, что так идиллически Россия не воспринималась никогда, что образ неправедной силы и строя печально часто заслонял и заслоняет благостность мировых «властителей дум». Что касается сегодняшнего времени, то всё больше людей, увы, ассоциируют Россию с автоматом «Калашников», ракетами «Катюша» и «Град».

Кстати, полагаю, что спасать надо не культуру или науку, а человека, без которого нет ни культуры, ни науки, спасать в первую очередь от самого себя. Надо его спасать от содержащихся в «Оно» таких черт, как жадность, зависть, трусость. Надо спасать от страха не перед смертью или пыткой – эти страхи понятны, но от страха не угодить начальству, потерять возможность ещё чего-то хапнуть, и забрать себе.

Писатель Алексиевич ввела в употребление очень ёмкое выражение «Время Секонд Хенд». Секонд хенд, что правильно перевести как «бывшее в употреблении» – это нечто давно использованное, сданное на продажу из-за ненужности. Однако для характеристики того, что переживает Россия, мне кажется более подходящим другое название – «эпоха Евроремонта». Для неё характерно проявление ранее открыто не рекламируемых, даже несколько стыдных ценностей. Издавна говорилось – «красиво жить не запретишь!» Конечно, цель жить красиво, обеспечено, благополучно – вполне достойная. Она во многом движет человеком, определяет техническое и технологическое развитие общества. Понятно, что лень и нажива – мощнейшие двигатели прогресса. Но те, кто этот прогресс определяют – научные работники, изобретатели – они-то, герои Гранина и его произведений, равно как и мои, движимы отнюдь не ленью и не жаждой наживы.

Гранин стоял в стороне от овладевшего обществом, включая виднейших деятелей науки и культуры, стремления что-то схватить и присвоить. Хапают далеко за рамками реальной необходимости – квартиры, дачи, яхты, катера, даже отдых в экзотичных местах и т.п. Гранин это всё осуждал и на словах, и на деле. Знаю о его позиции не по слухам – сам многократно бывал у него на квартире в Петербурге и на даче в Комарово, знаю его машину. И квартира, и участок под дачу были получены ещё в далёкие пятидесятые прошлого века. Их практически не коснулась эпоха Евроремонта. Сейчас тяга к улучшению быта застлала глаза множеству видных интеллигентов, и толпа известнейших деятелей культуры спокойно плюёт на неостывшие трупы своих вчерашних принципов и взглядов, ставших просто невыгодными. Сейчас, к примеру, виднейшая актриса не понимает, что не дворец должен украшать её день рождения, а она есть украшение любого дворца в любой день. Без этого понимания она попадает в зависимость от дающего ей этот дворец внаём.

В эту эпоху торжества меркантильности Гранин был вызывающим у меня глубокое уважение исключением. В нём были заинтересованы, он имел огромное влияние в верхних эшелонах власти, был многие годы членом президентского совета – уж точно, в годы президентства Б. Ельцина. Но при этом он не «брал» и не «входил в долю». Ему предлагали сменить свою старую квартиру, совсем небольшую по сегодняшним привластным аппетитам, но он отказывался. При мне как-то звонил ему лидер одной из главных партий РФ, и просил, и я это сам слышал: «Вступите к нам, ничего более от вас не требуется, и пятикомнатные апартаменты в лучшем месте этого города – ваши!» А он продолжал жить там, где жил многие десятилетия, на улице Братьев Васильевых.

Замечу, что в начале 90х, когда Е. Гайдар начал свои реформы, и имевшиеся накопления обесценились, Гранин и его семья испытывали нужду даже в нормальной еде. Я это к тому, что он воистину жил вместе с народом своей страны. Мы разошлись в оценке реформ Гайдара – я видел в них начало беды, а Гранин – возлагал большие надежды. Жаль, что я оказался прав.

Эпоха Евроремонта предполагает жадность, стирает понимание необходимого и достаточного. Так получилось, что некоторые когдатошние сотрудники ФТИ, ставшие с годами богатейшими и влиятельнейшими людьми в сегодняшней России, в самом начале своего пути из науки в «бизнес» предлагали мне быть партнёром. Я предпочёл остаться при своём исходном выборе. Однако иногда, под гнётом почти повального безумия, вдруг начинаю сомневаться в своём выборе: «Не может быть, чтоб все были неправы, а ты один – прав!», – носится в голове. «У тебя квартира – какая-то хрущёвка, а дача по сегодняшним понятиям – не дача, а почти сарай». Однако тут же я неизменно вспоминаю, что вовсе не один, что передо мною есть такой пример антихапежа, как Гранин. И за эту моральную поддержку я ему очень благодарен. Он был абсолютно невосприимчив к бацилле или вирусу, кому что понятней, этого «Евроремонта».Я привожу Фото 2 не столько как пример одной из наших многочисленных бесед, сколько из-за примечательной детали. На этой же детали оператор ТВ в передаче, посвящённой девяностолетию Гранина, сосредоточил внимание. Под ручкой видна облупившаяся краске давно не ремонтированной двери, в комнате вполне обычных размеров. Это вам не хоромы в 200, 300, 400, 500 (кто больше?!) м2 с дизайнерским ремонтом (как же иначе?!), которые даже сдаются, а не только живёт «знать» в современной Москве, как прочитал буквально на-днях.

В России совсем нередко, говоря о крупных людях, корят их за конформизм. Самую резкую позицию занимают при этом «неподкупные Джоны»: мол, берут эти крупные люди у власти премии и ордена, и не разоблачают её при каждом неблаговидном поступке. Гранин умудрялся брать ордена и премии, но не пачкаться от прикосновения, не опускаться до апологетствующей поддержки, которой замарали себя навсегда участники, например, пресловутого списка 511 в 2014 г. Он принимал награды с чётким пониманием, что заслужил их прежде всего у массы читателей. Брал награды, оставаясь в поразительно большой мере свободным и независимым человеком. Награды свои он никогда не носил. Так, я узнал о том, что он с 1989 Герой Социалистического труда лишь недавно, случайно посмотрев статью о нём в Википедии. За последними наградами даже не поехал в Москву. И это было связано не только с трудностями в передвижении. «Захотят наградить – приедут и наградят»,- как-то сказал он. Прогуливаясь в Комарово, он однажды рассказал мне об одной встрече на высшем уровне, и отметил: «Они думают, что нас всех можно купить обедом». Потом эта формулировка появилась и в опубликованном им интервью.

Конечно, «жить в обществе, и быть свободным от общества, нельзя». И влияние даже известного и принципиального критика режима, его возможность этому режиму противостоять не разговорами на кухне своей квартиры, а публично и громко, в значительной мере определяется наградами и должностями, самим режимом выдаваемыми. Не стал бы А. Д Сахаров столь влиятельным диссидентом и известным всему миру защитником прав человека и борцом за мир, если бы он не участвовал сначала на важнейших ролях в создании водородной бомбы, отнюдь не мирного изделия, если бы его не избрали с согласия (или подачи?) власти академиком. Да и то, что он трижды получал от власти звание Героя социалистического труда, укрепляло его международный авторитет, и затрудняло последующие гонения.

Когда на девятый день отмечали уход Гранина из жизни, среди наиболее близких ему людей, кто-то сказал, что Гранин не был диссидентом. По моему мнению, он был им. Сужу на основании содержания его книг и многих личных бесед. Это в первую очередь проявлялось в открытой критике им своих прошлых взглядов, в особенности в превращении «спасителя» Сталина в бандита и убийцу, в отношении к власти, от которой он взял только свою первую (и последнюю) квартиру и участок под дачу ещё в конце пятидесятых годов прошлого века. Проявлялось это и в осознании той гигантской помощи, которую СССР получал от Союзников в борьбе с гитлеровской Германией, т.е. в болезненном пересмотре роли СССР в этой борьбе.

Это тонкое умение, необходимое в первую очередь крупному человеку – выступать против жёсткой, по сути несменяемой и не избираемой власти, сохраняя возможность в то же время говорить так, чтобы быть услышанным многими. Приходится не только говорить, то, что думаешь (бесшабашно, но обычно неэффективно), но и думать, что говоришь. Я всё это, вслед за великим бардом, называю умением «стоять на краю». Вот этим мастерством – делать всё, что можно, на пределе возможностей, Гранин владел в совершенстве. И ему удалось, стоя столько лет вблизи власти, не испачкаться ею, сохранить независимость. За долгие годы нашего знакомства я не столкнулся сам, и не услышал от других буквально ни об одном непорядочном поступке Гранина. Это касается его и общественной, и личной жизни.

Сравнительно недавно Гранин написал Вечера с Петром Великим. Он увлечён Петром, видит в нём достойную правителей модель для подражания. Но, разумеется, он в курсе того, что теперь иные времена. Важнейшим праобразом, о котором теперь на вершине власти говорят высокие слова – «собиратель», «создатель», «объединитель», забывая опричнину или преуменьшая её кровавый след, крупные военные потери – это Иван Грозный. Трудно забыть поучения Сталина, данные Эйзенштейну и Черкасову при создании фильма «Иван Грозный». Как трудно не услышать и сказанное сегодня о Сталине – «эффективный менаджер». Этот «эффективный» за одну войну погубил своих граждан в шесть раз больше, чем погибло немцев. В такой, набирающей силу, линии власти Грозный – Сталин Петру Первому, далеко не либералу, тем не менее, нет места. Это несомненно понимал и знал Гранин, и, тем не менее, сознательно предлагает своего героя как некий образец успешного правителя.

Меня Гранин просто поражал своим интересом к самым разным проявлениям жизни. Помню, как-то раз рассказывал, что в музее «Михайловское» писал гусиным пером Пушкина, ища специфику этого пера. В другой раз сказал, что пытался, следуя примеру Л. Толстого, переписывать свой текст двадцать раз. Но уже после 5-6 раз заметил, что не видит дальнейших улучшений, отнеся это к отсутствию тончайшего литературного слуха, который проявлялся у Толстого при создании его шедевров. Когда пришёл в себя после операции на открытом сердце, Гранин спросил у врача, натолкнулись ли они там на душу. Врач шутки не поддержала, и сухо ответила, что сердце – всего лишь насос, вокруг которого накручено слишком много эмоций. Знаю, что ответ этот пациента не убедил.

Гранина интересовали самые разнообразные люди, и круг его знакомых был очень широк. Он был любознателен и требователен. Я испытывал это на себе. Его интересовало, чем я занимаюсь, как идут дела (Фото 3). Но стоило ответу стать формальным и пустоватым, как он проявлял недовольство, говоря: «Я спрашиваю, не сколько написал, а что интересного получил или узнал»

Вообще, научные работники, отнюдь не только соседи по «Комарово», занимали среди его знакомых значительное место, упоминались часто в его книгах, становились их героями. В книге «Зубр», вышедшей в 1987, её автор решительно вмешался в спор вокруг биолога Н. Тимофеева-Ресовского. Многие по следам ВОВ считали его предателем. Гранин разобрался в истории жизни своего героя, и фактически реабилитировал его. Вспоминаю комментарий в книге к известному факту: академик Л. Арцимович отказался пожать Тимофееву-Ресовскому руку. Описывая это, Гранин замечает (цитирую по памяти): «Если бы он знал, как быстро мы научимся пожимать истинно бесчестные руки». До этой книги даже среди крупных учёных совсем не редко в предатели зачисляли всех «невозвращенцев». Помню, как удивил Я. Зельдович, который в статье о своей Холодной модели вселенной в «Успехах физических наук» назвал Г. Гамова, физика, сбежавшего из СССР, «человеком жалкой судьбы». Но вскоре опыт подтвердил Горячую модель Гамова, а не Холодную – Зельдовича. Какой же он человек жалкой судьбы, если три его открытия заслуживали Нобелевской премии!

В 1974 Гранин написал повесть о биологе А. Любищеве «Эта странная жизнь», выделив во всём его творчестве работы по тщательному учёту и экономии времени. Мой двоюродный дядя И. Д. Амусин, лично знавший Любищева, вступил с Граниным в спор, подчёркивая, что автор сконцентрировался на второстепенном. Героя повести я не знал, но ко многому в «системе Любищева» пришёл сам, и вижу в ней важнейший фактор повышения эффективности не только технической, но и творческой работы. Метод Любищева, открытый массе людей повестью Гранина, считаю заслуживающим признания и использования.

Примечательно, что важность индекса цитирования, сейчас одного из основных формальных показателей деятельности научного работника, отмечалась Граниным в одной из его повестей уже очень давно.

В Комарово мы ходили и гуляли вдвоём. Он говорил домашним: «Вы тут посидите, а мы с Мироном погуляем». Как правило, без посторонних встречались мы и в Петербурге.

Много говорили с ним об Израиле, которым он очень интересовался и который посещал не один раз. Он восхищался достижениями страны, но как-то сказал о его извечной провинциальности. Я в ответ спросил, почему уже тысячелетиями всё, что происходит в этой «провинции» потом определяет судьбы всего мира? Эту особость, если к ней подходить вне религии, крайне трудно понять. Поразительно, что каждый день показывает эту специфику Израиля. Например, наезды террористов на пешеходов начались там, а теперь охватили уже много других городов и стран.

Разговаривая о многом, мы не касались, однако, вопроса смерти – только как-то раз Гранин привёл им же написанное – «человек изначально приговорён к смертной казни без какой-то вины. Она лишь откладывается, но никогда не отменяется. Это не хорошо, это несправедливо». Всё другое – политика, наука – обсуждались. Мне было интересно и ответственно, от того и трудно с ним, ему, видно, тоже было любопытно со мной.

В момент драматичнейшего поворота в истории России, происшедшего в самом начале 2014, в период почти всеобщего безумия, Гранин понимал всю опасность и цену, которую страна заплатит за происшедшее. Его подписи не случайно не оказалось среди тех 511, что одобрили действия власти. Не было её, правда, и среди тех 120, что открыто выступили против. Я тогда в сердцах сказал ему по телефону: «Спасибо, что вашего имени нет среди этих 511 негодяев». И в личных беседах, да и в некоторых интервью, он не скрывал, что близок к тем 120, что рискнули возразить власти.

Незадолго до смерти он получал в Константиновском дворце Государственную премию за гуманитарную деятельность. Встав с места, он и шага не сделал в сторону награждавшего его президента России, не нагнулся, не лез обниматься, отвечая на объятия. Он стоял, как столб, (или столп?!) (понятно, болят ноги), но нашёл силы самому пойти к микрофону и трибуне для ответного слова.

Не скрою – я надеялся, что он доживёт до столетия. Для такой надежды были основания. Гранин старел красиво, без следов дряхлости и потухающих глаз. Он оставался интересным рассказчиком, и потрясающим слушателем, по-прежнему впитывая, как губка, новости современной физики, интересовался политикой.

Даниил Александровича последние годы испытывал нарастающие трудности с ходьбой, он не испытывал ни малейших трудностей с думаньем, да и писанием. Я ждал его столетия, рассчитывал сам дожить до этой даты, и думал, что он с Мариной пригласят нас с женой отпраздновать юбилей, как это было и на девяностолетие.

Мне очень хотелось в 2019 подписать, как и в 2009, договор с Международным благотворительным фондом имени Д.С. Лихачёва. Пусть он, подобно тогдашнему, обязывал бы «граждан Амусья Мирона и Анэту принять участие в международной юбилейной конференции, посвящённой 100-летнему юбилею Д.А. Гранина в Санкт-Петербурге в январе 2019 г., и сдать работу по договору к чётко

ному срок

Я твёрдо решил выступить на юбилее в 2019, не повторяя оплошности 2009. Помню, что, когда писал своё выступление для предполагаемого выступления на девяностолетии Гранина, сделал это за полчаса. А вот заметка в память о человеке, сыгравшем столь важную роль не только в моей жизни, но и, без преувеличения, жизни всей большой страны – двигалась медленно, и давалась мне с большим трудом. Считал нужным подвести итог его жизни. А она, эта огромная жизнь даже в известной мне части всё не сводилась, и не свелась к короткому итогу – оказалась слишком велика для этого.

Тогда, в 2009, вышло не очень хорошо – писателя, столь много сделавшего для развития физики, видные представители этой науки прилюдно не поздравили ни в наполненном до отказа Большом зале Петербургской филармонии, ни в сравнительно узком кругу на банкете. Сам я, хоть и имел текст, влезть на трибуну не решился. Так больше никогда не будет, решил я, и начал мечтать о столетии. Судьба, однако, распорядилась иначе. Выступил с несколькими словами на прощании, на кладбище в Комарово. Теперь данной заметкой его памяти пытаюсь заменить предполагавшееся выступление в 2019.

ПС. При его жизни, я не ссылался на Гранина, как на собеседника, читателя некоторых моих заметок и автобиографической книжки «Полвека в физтехе», с упоминанием его имени. Но он несколько раз фигурировал в моих заметках как “Мой именитый друг».

 

Санкт – Петербург

Share

Парламент Чехии признал Иерусалим столицей Израиля и осудил ЮНЕСКО

Парламент Чехии сделал Израилю подарок к юбилею объединения Иерусалима: утвердил резолюцию, призывающую правительство признать Вечный город столицей еврейского государства. В ней также осуждается решение ЮНЕСКО против суверенитета Израиля в Восточных кварталах Иерусалима. 

Резолюцию вынес на голосование заместитель главы нижней палаты парламента Чехии Ян Бартошек, и ее поддержали 112 из 156 депутатов. Выражая солидарность с Израилем, чешские депутаты проголосовали также за статью, предлагающую прекратить выплату взносов в кассу ЮНЕСКО, если эта организация продолжит свою антиизраильскую риторику. 

«Депутаты чешского парламента не могут обойти молчанием резолюцию ЮНЕСКО, — сказал перед голосованием Ян Бартошек, подчеркнувший особо близкий характер отношений между двумя странами. — Вместо того, чтобы заниматься продвижением образования, культуры и науки, ЮНЕСКО превратилась в политическую организацию. В то время как различные террористы от имени ислама уничтожают христианские, буддистские и прочие памятники, эта организация вместо защиты культуры мобилизует всю свою энергию на борьбу против единственного демократического государства на Ближнем Востоке». 

Ян Бартошек подчеркнул, что, «отрицая связь Израиля с Храмовой горой, ЮНЕСКО лишает легитимности всю западную культуру, так как одним из ее важнейших элементов были события на Храмовой горе, которые имели место задолго до рождения ислама». 

Депутат Даниэль Корте, известный переводчик и специалист по классической филологии, добавил, что авторы антиизраильской резолюции ЮНЕСКО «прокладывают путь таким событиям, как теракт в Манчестере». Депутат от Праги Яна Чернохова предложила «прекратить перевод денег в фонд ЮНЕСКО, а лучше тратить их на оборону страны». 

Международное христианское посольство в Иерусалиме приветствовало резолюцию чешского парламента. «Мы счастливы и вдохновлены принятием этого документа, — сказал исполнительный директор христианской сионистской организации Юрген Бюлер. — У Чехии особые отношения с Израилем, и она разделяет с Израилем идеалы свободы и демократии. Пришло время, чтобы за Чехией последовали и другие государства».

Ян Бартошек, credit: ParlamentníListy.cz

 

 

Share

КОГДА ОНИ ПРИШЛИ ЗА ГЕНЕРАЛОМ ЛИ, Я МОЛЧАЛ…

Craig Pirrong
Craig Pirrong

То, что происходит здесь и сейчас, ясно как божий день. Сегодня это – генерал Роберт Ли. Завтра это будет Линкольн, Вашингтон, Конституция и все отцы-основатели. Конечная цель этого процесса – делегитимизация всех основных принципов, на которых держится Америка.

Битва, разгоревшаяся по поводу памятников, на самом деле к имеет к ним лишь косвенное отношение. Собственно, она имеет косвенное отношение и к наследию Гражданской войны в целом. Главный смысл происходящего – в том, какой левые видят не только Америку прошлого, но и Америку будущего. Это – главное, и об этом нельзя забывать ни на минуту. […]

Триумфальное шествие левых, захватывающих политические институты, никого не должно удивлять. Этот захват был блестяще спланирован и так же блестяще осуществляется, несмотря на то, что фактически это – подрывная операция, как по cвоим целям, так и по результатам. У этой операции есть долгосрочная цель: радикальное преобразование США в целом. Но существует и вполне четкий оперативный план того, как к этой цели прийти: ставятся конкретные задачи, на выполнение которых бросаются все силы. Как только очередная цель достигнута, определяется следующая.

Пока провозглашаемой целью является уничтожения наследия Конфедерации. Как только эта задача будет решена, силы будут переброшены дальше, и в конечном счете такими же целями неизбежно окажутся абсолютно все, кто принадлежит к американскому политическому пантеону, а также все политические, социальные и экономические институты, связанные с прошлым Америки и с ее традициями.

Левые сводят этот конфликт к персоналиям и делают это мастерски, жестко предлагая сделать ложный выбор между якобы «добром» и «злом». В данном случае наци и белые расисты изображаются как воплощение всего «анти-левого». А левые – используя полезных идиотов, к которым мы еще вернемся – предлагают выбрать: если вы против левых, то, значит, вы либо нацист и расист, либо им сочувствуете.

Особенно мерзко во всем этом то, что наиболее воинствующие и агрессивные левые не только обеляются, но и превозносятся – благодаря их антирасистским лозунгам. Антирасизм стал прямой лицензией на любое насилие и вандализм. […]

Как нацизм, так и левацкий «антирасизм» — уродливое порождение политики, построенной на «идентичности»., которая стала истинным проклятием современного общества. Для их сторонников всё определяется в грубых терминах расы, национальности и религии. И те, и другие – приверженцы коллективизма, что часто не принимается во внимание, хотя это их ключевая характеристика. С их точки зрения человек сводится к его расе, национальности, религии и социальному классу. Единственная разница между ними состоит в том, какую именно расу, национальность, религию или класс они возводят на пьедестал, а какую – обвиняют во всех смертных грехах.

Разумеется, таким образом создается извращенный симбиоз: ни одна из этих сторон не может существовать без другой, и когда активизируется одна, то же самое делает и другая.

Обе эти стороны должны быть осуждены. Более того, обеим должно быть оказано решительное противодействие со стороны законных гражданских органов власти всякий раз, когда они активно действуют в соответствии со своими идеологиями насилия.

Однако такая четкая позиция, судя по всему, не вписывается в рамки сегодняшнего американского дискурса, что наглядно показывает, насколько этот дискурс деградировал. Опять-таки, антифа – коммунистическое, анти-либеральное, антиамериканское движение – не просто не подвергается критике, его даже защищают, поскольку оно выставляет напоказ свой антирасизм (фактически содержащий немалую дозу анти-белого расизма), что должно оправдывать любые его пороки. Осуждение Трампом как антифа, так и нацистов, привело таких (считающихся консервативными) предедставителей истеблишмента, как Митт Ромни, Линдси Грэхем, Марко Рубио и Чарльз Краутхаммер, к тому, что они попытались найти различия в неразличимом и выступили в защиту антифа, как якобы антинацистов и антирасистов. […]
Хорошо известно, что левым всегда были выгодны полезные идиоты, а Ромни и проч. играют эту роль идеально.

Но история не будет единственной жертвой. Жертвой станет и свобода слова. Она уже почти исчезла на университетских кампусах, которые превратились в нечто вроде теплицы и инкубатора для левых. И довольно скоро просто не останется такого места, где вы могли бы свободно высказать то, что вы думаете. […]

Как крайне левые, так и крайне правые исповедуют коллективизм и антирационализм и таким образом противостоят американской политической традиции, которая всегда была индивидуалистической и коренилась в рационализме Просвещения. Вот почему генерал Роберт Ли может стать первой исторической жертвой, но последним он не будет. Вся американская история сидит сейчас на скамье подсудимых и с ужасом вглядывается в виселицу.

Крейг Пирронг – профессор Хьюстонского университета, директор Института глобального управления в области энергетики

English Link http://streetwiseprofessor.com/?p=10642

Share

ХЛЕБ И ШОКОЛАД


Киев. Тут был рассвет жизни, и мы становились из детей взрослыми, с возникающей в нас смесью: наивности и цинизма. Здесь  находятся много моих друзей. Большинство из них успокоились и отправились  в то небытие, откуда возвращаются только призраки.

Некоторые ещё живут.

Тысячи церквей с позолотой и крестами, и  без живого Христа. Он для многих мёртв и Его заменяют духовные руководители, как и все мы, грешные люди. Они лицемерно вздыхают, лицемерно сочувствуют, поверхностно молятся.  В глазах и в внутри запрятано в  основном, одно: деньги. Всё, что приписывалось только американцам , оказалось явлением интернациональным, и очень украинским явлением. Тяжёлая жизнь приводит к равнодушию. У части людей оно возникло  и живёт, у меньшей части душа ещё болит, когда страдает ближний.  Никто изменить сейчас жизнь в Украине не сможет. Это всё равно, что сменить историю, цивилизацию.  Ментальность уже не изменить. С ней надо дожить до исчезновения заражённого поколения, и если новое поколение не захватит старую ментальность в новую  дорогу, то тогда страна  изменится. Здесь не просто сознательные грабители и воры, здесь это единственный способ жизни. Одни грабят, другие  еле существуют, умирая каждый день. Поэтому грабят всё – сейчас грабят в первую очередь американо-европейские деньги-помощь. Старые люди тяжело шаркают к кладбищу. С одной стороны умирают солдатики,  а рядом грабители ездят на роллс-ройсах и накрученных мерседесах. Такова украинская жизнь. Косноязычный мэр кричит в микрофон, бессвязно обращаясь неизвестно к кому: Нам не нужны деньги! Отдайте наши деньги! В Парламенте, Раде, время от времени драки. Депутаты с упитанными   физиономиями  а-ля Карлсон  таскают другу за чубы и обвиняют друг в друга в воровстве. Причём вся Украина знает, что воруют все. Царит обстановка сумасшедшего дома. Все говорят серьёзно о серьёзных вещах, и все воруют. Говорят о том , что вокруг нищета и смерть простого народа. Но  униженный и оскорблённый народ  не спасают, только о нём  дружно говорят.

Я слушаю всех, кто народу на словах сострадает.  Все они стали богатыми людьми. Порошенковские фабрики исправно выпускают  и продают по всему миру конфеты, шоколад. А людям не хватает хлеба. В  Библии пророк Иеремия говорит:  «Все  кричат о мире, а мира нет».

Честно говоря, я и сам не понимаю,  что нужно делать. Одно понятно, как в математической формуле: От перемены мест слагаемых – сумма не меняется.    Иначе говоря, от перемены людей в правительстве, сумма воровства не уменьшается.

Здесь, в Киеве, я  вспоминал  французского поэта бунтаря-философа Виньона: «Я знаю всё – я ничего не знаю».

Это я говорю, немного как философ. Как политик, мне кажется, я знаю, что можно сделать, для того, чтобы страна изменилась. Но это, уже другой разговор!

Михаил Моргулис

Share

Почему Америке нужен был Трамп…

Почему Америке нужен был Трамп и что связывает Моргулиса с Евтушенко?

 

Майкл Моргулис о политике Трампа: «Исходя из его позиций, будут улучшения в отношениях с Беларусью»
http://www.ctv.by/maykl-morgulis-o-po…
Реакция Трампа на рассказ о Беларуси: «Говорит своей жене: «Это же недалеко от твоей страны»
http://www.ctv.by/reakciya-trampa-na-…
Майкл Моргулис о поездке в Донецк: «Хочу привезти в Америку мальчика Колю, которому оторвало взрывом ноги и руку»
http://www.ctv.by/maykl-morgulis-o-po…
Моргулис о ситуации в Украине: «Православная церковь должна была бы быть примирителем этого конфликта»
http://www.ctv.by/morgulis-o-situacii…
Майкл Моргулис: «Расстреливайте меня вот тут, я ничего не дам – ни одного шприца, ни одной банки консервов»
http://www.ctv.by/maykl-morgulis-rass…
Майкл Моргулис: «Евтушенко считал меня доверенным лицом для его души, для его сердца»
http://www.ctv.by/maykl-morgulis-evtu…
Почему Америке нужен был Трамп и что связывает Моргулиса с Евтушенко?
http://www.ctv.by/pochemu-amerike-nuz…

Share