ЛЮДИ И КНИГИ

 Рецензии. Впечатления

                                                                      Журнал «Радуга», Киев

 Феномен Моргулиса

Михаил Моргулис. Тоска по раю. – С.-Птб.: Издательский Дом «Христофор».

Издана в России и Украине

Маленький роман о любви и пятьдесят рассказов книги  «Тоска по раю» – это мучительная попытка писателя  Михаила Моргулиса выйти за границы привычного и объяснимого мира, это прыжок в космос без скафандра, туда, где все подчинено иным законам, не искусственным, не человеческим, но Вселенским, и где найдено равновесие между Светом и Тьмой. Это попытка проникнуть в самую суть не только Божественной природы человека, но и оборотной ею стороны, принадлежащей к миру Искусителя и «князя тьмы».

Но субъективность взгляда на таинственные процессы и жизненный опыт автора, отягощённый поисками пути к Истине, исключили возможность преодоления творческой гравитации как силы, останавливающей полет мятущейся мысли в Царство Вселенской Гармонии. Однако, стоит заметить, что недостижимость поставленной цели никак не исключает её значимости в том сложном процессе развития духа, от грехопадения до искупления вины и очищения, который и до сих пор остаётся для нас тайной. Более того, она как путеводная звезда  вечно сияет на небосклоне человеческой мечты о справедливом мироустройстве и земном счастье, и путь к ней тернист, извилист и недосягаем.

Именно в этом пространстве, между начальной точкой отсчёта и точкой недостижимости, точкой абсолютного, воплощённого в мечте идеала, с одной стороны, и временем, освобождённым от пространства (ибо никто не знает, в каком его историческом отрезке развернуться очередные события), с другой стороны, и  раскрываются в прозе Михаила Моргулиса картины замысловатых и фантасмагорических представлений, где реальный жизненный опыт автора, фрагменты фантазий, воспоминаний о встречах с друзьями-писателями ( тут и Довлатов, и В. Некрасов, намёком), и упоминаний о В. Набокове и Э. Хемингуэе самым непостижимым образом сочетаются со сказочными перевоплощениями героев романа, перемещениями во времени и переселениями душ. Поистине  нужно обладать отчаянной смелостью, чтобы взяться за такую работу и, самое главное, суметь закончить её. И скорее всего, с невероятным напряжением, ибо войти в океан всегда легче, чем потом выбраться из него.

И верно заметил Е. Евтушенко в предисловии к роману, что «Точных аналогов у этой книги нет…», и через тире добавил: «есть только нежные точки соприкосновения с «Маленьким принцем» Сент-Экзюпери  или с повестью «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» – одного американского пилота Ричарда Баха…» – и тут же, как говорится, съехал с темы, поскольку даже эти « нежные точки соприкосновения» были придуманы им, чтобы хоть как-то определить местоположение романа в русской американской литературе. А то, что роман и почти все пятьдесят рассказов являют собой ярчайший пример симбиоза русского по своей сути духа с американским мировоззренческим опытом, никаких сомнений не вызывает. Об этом говорит каждая строка романа и почти каждый рассказ. Перед этим феноменом не устоял даже такой титан русской американской литературы как В. Набоков. Чего только стоит его «Лолита» в этом контексте. Да и сам Е. Евтушенко, проживший в Америке больше двадцати лет, тоже к концу своей жизни был уже немного американец. Я уже не говорю о В. Аксенове, который, переехав из России в Америку, пытался даже писать по-английски. Единственный, кто не поддался, кто сумел сохранить в себе исконное начало, так это А. Солженицын, также отдавшей часть своей жизни Америке и лишь за несколько лет до смерти вернувшийся в Россию. Но он-то был из другой когорты! Прошедший через войну и советские лагеря, он до самого тёмного дна  познал, что такое русская душа и что такое быть русским.

А в то время, когда он жил в Америке, в Советском Союзе читали Хемингуэя, Фицджеральда,  Воннегута, Апдайка, Стейнбека, Фолкнера и многих других, сразу же всплывающих в памяти писателей, как только начинаешь окунаться в прозу Михаила Моргулиса. Смею предположить, что и сам Моргулис, выросший в Киеве, так же, как и все молодые советские литераторы той незабвенной эпохи, был покорен такими произведениями как «Фиеста», «Великий Гэтсби», «Колыбель для кошки», «Кентавр», «Заблудившийся автобус», «Шум и ярость» и многими другими, и не только покорен, но и как писатель испытал влияние этих и других американских романов на своё творчество. Как впрочем, и все мы, кто видел в западных образцах литературных произведений свободный, не ангажированный подход к решению концептуальных задач развития искусства вообще. На этом, или почти на этом, для многих «открытия», в силу угасающей любознательности или наступивших вскоре в Советском Союзе перемен, а потом и развала государства – закончились, и движение мысли вперёд если и не остановилось для них совсем, то потеряло, как модно сейчас выражаться, креативность – это уж точно.

Моргулис же пошёл дальше. Потому что для него этого было мало – просто узнать иной взгляд на мироустройство и на возможности литературного творчества, взгляд, не омрачённый идеологическим туманом и не ограниченный  рамками условно-дозволенных тем. Он хотел большего. И самое важное – все испытать на себе. Отсюда и роман «Тоска по раю», и большинство рассказов написаны от первого лица. Так легче погружаться в тёмные воды неизвестности, в глубину сознания и веры, и легче взлетать к небу, к Духу Небесному, хотя при этом – мучительнее и больнее, чем если бы это делалось через ощущения третьего лица, но только таким, единственным, личностным путём, дозволено приблизиться к разгадке тайны бытия.

Вечный мученик поиска ответов на почти неответные вопросы, Моргулис, словно средневековый рыцарь готов ради возвышенной и божественной Истины  сразиться даже с ветряной мельницей, как это делал в своё время непревзойдённый в своей романтичности Дон Кихот. И не важно, что «мельница» – это воображаемый враг или препятствие на пути к Истине, как не важно и то, что сражение с ней может закончиться поражением, главное – вырваться из стереотипного взгляда на мир, на время и на пространство. Вознестись духом выше земных забот, и там, в небесных сферах, услышать музыку вечной Любви. И ради этого Моргулис готов рисковать всем и подставлять себя под ядовитые стрелы критики, зная по прошлому опыту, в другой жизни, когда он был то ли маркизом, то ли королём, то ли ангелом, – что иногда осмеянные обществом безумцы через время превращаются в гениев, так что оно, время, и рассудит, кто был прав, а кто ошибался.

Читал я роман тяжело, медленно, прерываясь через каждые две-три страницы, а то и чаще, поражённый безоглядной смелостью смешения художественного текста с автобиографическими зарисовками, воспоминаниями о Мексике и просто какими-то философскими отступлениями на разные темы, но при этом не утративший интереса к роману, а напротив, чрезвычайно заинтригованный, думал: что же он, этот смельчак, делает и как же, почти загнавший сам себя в угол, он будет выкручиваться из ситуации? А он, до поры до времени, и сам не знал, что делает и как будет спасаться. И с необыкновенной, почти детской наивностью во «Втором вступлении от автора» и признался в этом: «Я выжидал момента, когда удастся изловчиться и одним махом закончить этот маленький роман, но не получалось. Ко всему вдруг, сам не зная почему, я вписал в середину воспоминания о Мексике. Короче говоря, дописывать книгу я боялся».

Ну как тут не вспомнить нашего великого Александра Сергеевича:

И даль свободного романа

Я сквозь магический кристалл

Еще не ясно различал.

 Читая книгу, мы всегда идём вслед за автором, не зная, нередко как и он, что будет на следующей странице, в середине книги и, уж тем более, в конце. Но разница  между читателем и автором в том, что читатель идёт все-таки уже по проторённой дороге, а тот, кто писал книгу, шёл по бездорожью, полагаясь на свою интуицию и чутье, и не знал, что его ожидает впереди, испытывая при этом не только желание добраться до цели, а и страх перед этой целью. Но другого способа проложить новую, неизвестную доселе дорогу от замысла до его воплощения не бывает, если мы говорим о настоящей литературе.

Быть первопроходцем невероятно трудно и опасно, и не каждому осмелившемуся выйти в путь удаётся осуществить свои намерения, потому что помимо смелости и решительности, силы и знаний, необходимо еще что-то большее, что-то такое, что не давало бы усомниться в своих и небесных силах, а это может быть только вера в Бога. Вот на что полагался, откуда черпал вдохновение и благодаря чему преодолевал свой страх Михаил Моргулис, работая над романом. И если Бог – это Любовь, какая же тогда могла быть еще сила, позволившая ему закончить роман, а его героям, Рыжей Пони и Томасу-Иеремии, взявшись за руки, пойти по тропинке в лес, как Адам и Ева, возвращаясь домой – в рай, – только Любовь!

Этой силой пронизаны и все сорок пять рассказов, которых оказалось вполне достаточно, чтобы  понять, что все они – это все тот же мир поиска вечных ценностей, оправдания земной жизни и стремления к Истине. «Самое доброе дело для Бога – это прожить всю жизнь в любви…» – говорит герой рассказа «Записки сумасшедшего крокодила» своему собеседнику, а устами героя – Моргулис читателям, не пытаясь при этом быть  учителем жизни или проповедником христианских заповедей, но проводником однозначно. Не он сам говорит с нами от имени Бога, а Бог говорит его устами, обращаясь напрямую к нашей душе и к нашему разуму. И именно в этом, и только в этом заключается миссия Моргулиса, которую он добровольно взвалил на свои плечи, обрекая себя на вечную, радостную и мучительную ношу.

И было бы очень странно, если бы в рассказах мы не увидели уже знакомый нам по роману мир, не услышали бы музыки жизни и не почувствовали бы холода смерти.

«Холод остановился где-то посередине тела. Голос эльфа отдалился. Я знал, что перед смертью ко мне приплывут запахи. И они пришли. Запах маминой щеки. Запах боли, кромсавшей мою ногу после падения на мотоцикле. Запах еды, когда я в детстве бродил голодным среди разрушенных войной домов. Запах девушки, от которого приходила другая боль, прекрасная, от которой задыхаются. Молочный и творожный запах моих детей, когда они были маленькими. Запах непонимания, злости и предательства, как запах карболки… От равнодушия близких людей пахло плохо застывшим студнем. И, наконец, пришёл любимый запах сжигаемых палых осенних листьев, от которого мне всегда хотелось плакать» («Перед полётом»).

Жизнь и Смерть. Смерть и Жизнь. Жизнь коротка, а Смерть Вечна. И вовсе она не Смерть по Моргулису, а Жизнь, только другая и не тут, на земле, а там, на Небе, счастливая, безмятежная и вечная. Но как же не хочется туда, на Небо. Как хочется слышать здесь, на земле, голоса людей, птиц, животных и эльфов и вдыхать запахи, от которых хочется плакать.  Даже тогда, когда ты не боишься её, эту Новую Жизнь на Небе. Но вот пришёл час: «И мне стало тесно, и я вырвался из своего тела, чтобы улететь в зелено-грушевое счастье неба».

Жизнь и Смерть по Моргулису – это одно и тоже счастье. И не важно, что в земной жизни не только радости, но и страдания – это счастье, посланное Богом, как не важно и то, что Смерть – это счастье избавления от страданий, посланных Богом. И о чем бы нам не рассказывал автор, чем бы он с нами не делился, как бы не вовлекал нас в свои сказочные истории, – все это ничто иное, как прелюдия к «полёту в небо», как песнь земной жизни и попытка, если и не остаться в ней навсегда, чего, конечно же, никогда не случится, то хотя бы продлить то мгновение, когда тебе еще не стало тесно в твоём теле, и ты еще можешь услышать запахи, от которых захочется плакать.

Читать рассказы Моргулиса это все равно что быть странником, следуя за ним по пятам и появляясь то в Париже, у могилы его друга – Виктора Некрасова, которому он посвятил свою книгу «Сны моей жизни», то в Вермонте, где они вместе провели целое лето, то во Флориде, где было написано множество рассказов, то в послевоенном Киеве, где прошло его голодное детство, то в Иерусалиме, вечном городе, и еще там, откуда  – «… из какой-нибудь южной страны, а может быть, из далёкой России, а может быть, из ближнего штата привезут меня, уже умолкнувшего навсегда, уже не смотрящего с укоризной, а просто навек задумавшегося» – его до сих пор не привозят, потому что ему пока еще не стало «тесно в своём теле» и потому что Любовь еще живёт в его сердце. А значит, еще будут и Нью-Йорк, и Флорида, и Вермонт, и Киев, и Россия, и вечный город Иерусалим…

 

Владимир Бушняк

писатель

 

 

 

Share

Почему не социализм

Мирон Я. Амусья,

профессор физики

Почему не социализм

(Комментарий к статье Альберта Эйнштейна «Почему социализм?»)

Если хотите чего-то добиться в жизни, нужно бульдожьей хваткой вцепиться в ляжку!

Чл.-корр. Е. Ф. Гросс, открыватель экситона. Цитирую по книге: Б. П. Захарченя, «Радость творчества», Санкт-Петербург: Коло, 2008

Та страна, что могла быть раем,

Стала логовищем огня,

Мы четвёртый день наступаем,

Мы не ели четыре дня.

Н. Гумилёв

 

Так получилось, волею случая, что эта заметка появляется по времени вблизи столетия тех потрясших мир событий, которые в течение множества лет сотни миллионов людей именовали Великой Октябрьской социалистической революцией. Некоторые сейчас торопливо переименовали её в мятеж. Но, как известно, «мятеж не может кончиться удачей. В противном случае его зовут иначе». А события 7-8 ноября 1917 кончились для их организаторов удачей. Им задуманное удалось. Они почти до основания разрушили то, что было, правда, вовсе не построив обещанный социалистический рай. Вообще, дело, начатое почти святыми, завершилось почти бандитами, как и предсказывали наиболее прозорливые современники.

Печальный опыт воплощения идей социализма в реальность, в первую очередь, опыт советский, не покончил, однако, с привлекательностью идеи. Об этом говорит результат недавнего опроса, проведенного в США, который показал (если опросу верить), что среди молодёжи возраста 15-30 лет 44% хотели бы жить при социализме, и лишь 42% – при капитализме. Да и среди людей более старшего возраста социализм отнюдь не отвергли 34%, а капитализм выбрали всего 59%.

Явно живой ещё призрак социализма (а может, в придачу и с коммунизмом, кто знает?!) бродит по всему миру, как это ни странно, исходя из опыта, полученного в ходе уже столетних попыток практического построения социализма. Всё это делает обсуждение статьи А. Эйнштейна 1949 г. вполне уместным.

Недавно я узнал, что лауреат Нобелевской премии академик Ж. Алфёров опубликовал ещё в 26.05.2016 в газете «Советская Россия» статью «Альберт Эйнштейн, социализм и современный мир». Я не читаю этой газеты по ряду причин, но слышал о  выступлении Алфёрова на ту же тему перед студентами академического университета в Санкт-Петербурге. Примечательно, что совсем недавно, в мае 2017 Алфёров выступил с той же лекцией в Физико-Техническом институте при Крымском Федеральном университете.

Отмечу, что сочетание «Альберт Эйнштейн» и «социализм», с учётом политических взглядов великого учёного, не показалось мне удивительным, но, как вскоре выяснил, речь шла о вполне конкретной статье Эйнштейна «Почему социализм?», написанной в 1949 по приглашению марксиста П. Суизи для первого выпуска лево-социалистического журнала «Ежемесячное обозрение», существующего по сей день. Список его авторов включает таких известнейших деятелей левого фланга, как Н. Хомский и Э. Че Гевара, что говорит само за себя.

Когда-то давно я читал эту статью, не скрою – поверхностно, и думал, что она – то немногое в наследии Эйнштейна, что окажется предоставлено «грызущей критике мышей». Обращение к ней Алфёрова, общее большое число ссылок в интернете заставили перечитать работу и для себя вернуться к проблеме. Написанное Эйнштейном вызывает острейшее несогласие, чему и посвящена эта заметка.

Я в полной мере отдаю себе отчёт в том, что Эйнштейн не только гениальный физик, но и выдающийся мыслитель, крупный общественный деятель. Поэтому само по себе не удивительно, что его статьи, письма, высказывания широко цитируются и в наше время, многие десятилетия после того, как их автор ушёл из жизни. Когда читаешь Эйнштейна, поражаешься глубине мысли и необычности даже самых обыденных его заметок – поздравлений по поводу дней рождения и соболезнований по поводу смерти. Необыкновенно громкая слава и известность буквально понуждали его высказываться по самому широкому кругу вопросов политической жизни, истории, культуры. Да он явно и не противился этому понуждению.

Отлично сознававший, какое место он занимает в мировой науке, он понимал, что сделанные им открытия принадлежат не отдельной отрасли – физике, но всей совокупности мирового знания, мировой культуры. Открыв фундаментальные законы природы, он не мог не думать о том, есть ли кто-то, такую Природу и сами эти законы создавший. Отсюда нередкие высказывания и рассуждения Эйнштейна о Боге. Великий физик сказал как-то, что относится одинаково к дворнику и ректору университета. Обычно, это приводят как пример демократизма и скромности Эйнштейна. Думаю, эта интерпретация не верна: равенство между ректором и дворником просто следовало из их бесконечной удалённости от уровня того, что было открыто и понято им.

Крайне интересно его сравнение вершин искусства и науки. Эйнштейн подчёркивал, что теорию относительности открыли бы и без него, пусть и через много лет– просто под давлением всё возрастающего количества экспериментальных фактов, и вызванных ими размышлений людей, вовсе не столь гениальных, как он сам. Гении же музыки, Бах или Моцарт, по Эйнштейну, просто незаменимы – без них не было бы никогда созданных ими вершин.

Нетривиальные, глубокие, интересные высказывания Эйнштейна вне науки вполне могут быть объектом не только поклонения, но и обдуманной, аргументированной критики. Известно, что Эйнштейн чувствовал свою связь с еврейским народом, свою принадлежность ему. Забыть о своём еврействе ему не давали и антисемиты, даже его работы, и особенно их быстрое признание, связывавшие с «всемирным еврейским заговором». Вполне уместно считать борьбу с научными теориями Эйнштейна, не проверку их точности с целью установления области применимости, а отрицание их, проявлением антисемитизма.

Эйнштейна беспокоило будущее еврейского народа. Он совершил буквально кругосветное путешествие, собирая деньги, необходимые для создания Еврейского университета в Иерусалиме в 20х годах прошлого века. Можно смело сказать, что его вклад в создание этого учебного и научного центра в тогдашней Палестине попросту огромен. Венцом поддержки Еврейского университета стало важное и непростое  решение Эйнштейна – завещать ему все свои архивы, передать именно ему все права и доход от издания и переизданий этих документов, а также соответствующих торговых брендов. Хотя поддержка университета не дошла до того, чтобы Эйнштейну самому, лишившись работы в 1933 в Берлине, переехать в Иерусалим, на должность профессора, она была в общем постоянной.

Но вот в вопросе создания еврейского государства точка зрения Эйнштейна была не столь постоянна. В течение многих лет он был противником этой идеи, считая, что неизбежная при создании государства деятельность по его строительству отвлечёт народ от его обязанностей носителя и распространителя знаний. Кроме того, он был противником национальных государств, видя в них опасность столь твёрдо отрицаемого им национализма. Будущее Палестины виделось ему в контексте создания двунационального, еврейско-арабского, или арабо-еврейского государства, исходя из соотношения тогдашней численности общин – еврейской и арабской.

Ожесточённая борьба арабских лидеров против самой идеи создания еврейского государства в Палестине, и, особенно, военное нападение арабских стран на Израиль сразу после его провозглашения 14 мая 1948, сильно способствовали изменению точки зрения Эйнштейна. Он стал сторонником этой страны, поддерживал хорошие отношения с её руководителями, несказанно помогая новорождённому государству своим гигантским международным авторитетом.

Взгляды Эйнштейна в целом уместно относить к леволиберальным. Обычный довод леволиберальных сторонников социализма – социализм идеален в замысле, и этого идеала мы нигде не достигли. Считаю такой подход неверным. Социализм, или то, что себя социализмом называло, имел возможность развернуться в целом ряде стран – в Российской империи, Германии, Китае, Камбодже. И везде его наступление было омерзительно, сопровождалось потоками человеческой крови, нещадными страданиями людей, переживших этот ужасный строй.

Однако адепты социализма по-прежнему уверены – то, что современники видели, то, что миллионы людей именовали социализмом в СССР или национал-социализмом – в Германии Гитлера – было вовсе не социализмом, а чем-то другим, в ряде аспектов успешным, но в чём-то недоделанным. В своей статье Алфёров прямо говорит о том, что в науке и технологии СССР был вровень или даже впереди США. Настоящий социализм, по мнению Эйнштейна и вторящего ему Алфёрова, ещё ждёт своей очереди. Я уверен, что, что это неправда. Эра социализма, думаю, не наступит никогда.

Главное, чего не хватает в теоретических схемах социализма и коммунизма, так это человека с его свободной волей, инициативой, честолюбием и т.д., т.е. всего того, что в действительности определяет развитие человеческого общества. В капитализме, опирающемся на индивидуальную инициативу, заложена способность развиваться, совершенствоваться, приспосабливаться к интересам и нуждам людей. Он не ставит задачу построить нового человека – он создаёт завидно хорошую жизнь тому, который создан природой. А хорошая жизнь сама по себе человека улучшает, делает добрее и гуманнее.

Социализм, как в теории, так и на практике, способности развития лишён. Его морально-этическая цель – создание нового человека. Как оказалось, это довольно опасное существо, склонное к упорному догматизму, плохо восприимчивое к новым идеям. С точки зрения физика, экономика социализма есть теория многих тел, не имеющих внутренних степеней свободы. Пренебрежение внутренней структурой – психологией – человека, характерно и для основоположника современного социализма К. Маркса. Но человеческое общество гораздо сложнее равновесного больцмановского газа.

Мне было бы гораздо легче психологически, имей я хоть малейшие основания сомневаться в авторстве Эйнштейна в статье «Почему социализм?». Ведь написанное им всегда интересно, глубоко продумано и оттого убедительно. К сожалению, данная статья выпадает из общего правила. Она скорее вводит в заблуждение, чем проясняет и углубляет вопрос. Это, честно говоря, гениальный физик обязан был видеть ещё в 1949, когда перед глазами всего мира оказались жертвы советского социализма из СССР и национал-социализма в Германии. Думаю, Эйнштейн это прекрасно видел, но просто не придавал серьёзного значения, отмахнувшись от вызывающей отвращение картины буквально одной фразой.

Для него социализм – это плановая экономика, которую для полного счастья надо дополнить ликвидацией всесилья бюрократии. Он пишет: «Плановая экономика, которая регулирует производство в соответствии с потребностями общества, распределяла бы необходимый труд между всеми его членами способными трудиться и гарантировала бы право на жизнь каждому мужчине, женщине и ребёнку.

Помимо развития его природных способностей, образование человека ставило бы своей целью развитие в нём чувства ответственности за других людей, вместо существующего в нашем обществе прославления власти и успеха.

Необходимо помнить, однако, что плановая экономика это ещё не социализм. Сама по себе, она может сопровождаться полным закрепощением личности. Построение социализма требует решения исключительно сложных социально-политических проблем: учитывая высокую степень политической и экономической централизации, как сделать так, чтобы бюрократия не стала всемогущей? Как обеспечить защиту прав личности, а с ними и демократический противовес власти бюрократии

Ответ на вопрос был ясен и в 1949 – никак не обеспечить социализму защиту прав личности. Кроме того, дело не в бюрократии как таковой, а в присущей социализму тяге к массовым убийствам, осуществляемым то отрядами ЧК-ГПУ-НКВД, то какими-нибудь «красными кхмерами». Хотя в 1949, ввиду полного раскрытия злодеяний Гитлера и его режима, и плохой осведомлённости (при нежелании осведомляться!) о происходящем в СССР, восхваления социализма ещё как то можно понять, сегодняшних его адептов, особенно представителей точных наук, на примере академика Алфёрова, понять просто невозможно. Ведь люди после 1949 ещё долго продолжали опыт, который окончился полной неудачей. Социализм имел время, даже помогающий моральный толчок после ВМВ2, и, тем не менее, провалился везде – в СССР, Китае, Камбодже, а главное – в стиле ежедневной жизни сотен миллионов людей – их одежде, манерах, целях и т.п..

Что касается осуждаемой тяги к успеху, то не она ли двигала ещё безвестным Эйнштейном, когда он отдавал свои работы в журнал, принимал избрание в академии и прочие почести, а не завершал труд просто выяснением истины для самого себя?

Поразительно, что из определения Эйнштейна «социализм есть плановая экономика минус всевластье бюрократии» исчезло даже упоминание свободы, внутренней важнейшей потребности человека.

Нелады со свободой – давнишняя особенность социализма. Ещё Т. Мор в своей «Утопии» предусмотрел, что стены его города-мечты должны не только мешать врагам в него войти, но и гражданам, при их личном желании – выйти из него. Мор допускал, что не все жители его совершенного города оценят в должной мере счастье, выпавшее на их голову. Для тех, кто не оценит, он предусмотрел места обязательного поселения – концлагеря- с невозможностью их покинуть раньше, чем счастье проживания в «Утопии» будет осознано этими «недоумками». Идея концлагерей не прошла незамеченной, и нашла своё воплощение, как альтернатива упразднённой свободы, во всех практических воплощениях абстрактных идей социализма.

Сомнения в способности централизованного и планового управления экономикой ввиду сложности системы существовали уже в 1949, но, вероятно, не были известны Эйнштейну. Хотя обязаны были им, как гениальным теоретиком, воображены. Сегодня же это общеизвестно – централизованное, плановое управление экономикой просто невозможно из-за огромного числа характеристик и параметров задачи, решение которой не под силу не только сегодняшним, но и новым, которые появятся в предвидимом будущем, вычислительным машинам.

Эйнштейн пишет: «Бесчисленные голоса уже давно утверждают, что человеческое общество переживает кризис, что его стабильность серьезно подорвана». Едва ли справедливое в 1949, это утверждение явно неправильно сейчас, поскольку исходит из представления о вредности нестабильности. Но всё яснее становится тот факт, что развитие сложных систем протекает не в ходе стационарных, причинно-упорядоченных процессов, а через турбулентность и кажущийся хаос. Следует ясно понимать, что очень часто именуемое кризисом есть проявление подготовки саморегулирующейся системы, в том числе и человеческого сообщества, к скачку в развитии.

«Неосознанные узники своего эгоизма, они испытывают чувство опасности, ощущают себя одинокими, лишёнными наивных, простых радостей жизни» – вот как описывает Эйнштейн в 1949, и согласные с ним сегодня, жизнь «рабов капитализма» – граждан стран Запада.

Ответ Эйнштейну даёт мнение самих граждан, их самое убедительное голосование – ногами. Следует сопоставить поток в капиталистические страны за время после ВМВ2 и по сегодняшний день, с потоком в обратном направлении, чтобы понять, насколько оценка Эйнштейна далека от истины.

Конечно, можно возразить, что, кроме еврейского, потока из СССР до начала девяностых почти не было. Но это – «достижение» пограничной охраны, т.е. власти, а не свидетельство достоинств системы. А с начала девяностых, как писал бард (цитирую по памяти)

 

Из Союза, из горла выскочила пробка.

Повалил сюда народ, как на карнавал.

И нашествие дошло до самого Нью-Йорка,

Будто грозный Чингисхан сам на нас напал.

 

Подробно отмечает Эйнштейн дефекты капитализма: «Члены законодательных органов отбираются политическими партиями, а на них так или иначе влияют и в основном финансируют частные капиталисты, которые тем самым на практике встают между электоратом и законодательной сферой. … То, что рабочий получает, определяется не действительной стоимостью произведённой им продукции, а его минимальными нуждами. … Капиталисты неизбежно контролируют, прямо или косвенно, основные источники информации (прессу, радио, образование). Таким образом, для отдельного гражданина чрезвычайно трудно… прийти к объективным выводам и разумно использовать свои политические права … Производство осуществляется в целях прибыли, а не потребления. … Рабочий живёт в постоянном страхе потерять работу. …производство потребительских товаров ограничено, что приводит к тяжёлым лишениям. …Технический прогресс часто влечёт за собой рост безработицы, вместо того, чтобы облегчать бремя труда для всех. Стремление к прибыли, … порождает нестабильность в накоплении и использовании капитала, что приводит к тяжёлым депрессиям. …Неограниченная конкуренция ведёт к чудовищным растратам труда и к тому изувеченью социального сознания отдельной личности, о котором я уже говорил. Это изувеченье личности я считаю самым большим злом капитализма».

По существу, не было нужды в прошлом, нет нужно и сейчас, опровергать одно за другим все эти утверждения. Самое же неуместное из них – это обвинение в изувеченье личности капитализмом, которого нет и в помине. Эйнштейну могли бы многое рассказать, к примеру, С. Вавилов и М. Бронштейн, испытавшие на себе действия «неизувеченных» личностей социализма, во главе с выродком всех времён и народов. Они, правда, не дожили до 1949. Стоит сказать и о конкуренции, которая обеспечивает в основном весь научно-технический, да и медицинский прогресс, включая увеличение продолжительности жизни людей. А что касается информации, то вся советская интеллигенция ловила, преодолевая стену утопии Мора и воспринимая как истину, «правдивую информацию свободного радио», шедшую из капиталистических стран.

Академик Алфёров приводит, отмечая «большой интерес и сочувствие» великого физика к «грандиозному социальному эксперименту в СССР», цитату из заметки Эйнштейна 1929 г, посвящённую памяти основоположника советского социализма: «Я чту в Ленине человека, который с полным самопожертвованием отдал все свои силы делу осуществления социальной справедливости. Я не считаю его метод целесообразным. Но одно бесспорно: подобные ему люди являются хранителями и обновителями совести человечества». Хорош, однако, социализм, если его основоположник, «хранитель и обновитель совести человечества», отдавал чудовищные приказы о массовых казнях, бессудной высылке людей из РСФСР!

Отвлекаясь в сторону от темы заметки, упомяну, что «грехопадение» Эйнштейна в 1929 не было случайным, но отражало общую его политическую точку зрения, приведшую к обсуждаемой статье 1949. В 1937, он писал своему другу, знаменитому физику М. Борну: «Множатся признаки того, что русские процессы представляют собой никакое не мошенничество; на самом деле речь идет о заговоре, в глазах которого Сталин — тупой реакционер, который предал идею революции».

Мне легко выразить разницу между капитализмом и социализмом в применении к себе в цифрах и фактах, просто сравнивая свой уровень жизни с тем, который достигли мои коллеги, люди моего уровня и научных результатов, в капиталистических, развитых странах. Разницу в размере квартиры, загородного дома, накопленного капитала, наконец. Она в разы в пользу моих западных коллег. Прибегая к цифрам, я опускаю такой важнейший фактор, как свобода. А она позволила моим коллегам всю их сознательную жизнь колесить по всему миру, работать в разных странах шесть – семь лет за жизнь, спокойно и открыто высказывать своё мнение по всем политическим и экономическим проблемам своей страны и мира, включая подчас совсем нелицеприятные характеристики власти. Ценно, что даже если они и/или выступали против власти, им не надо было опасаться никакой расправы – ни судебной, ни внесудебной, от бандитской организации типа НКВД до нанятой властью шпаны. Уходя в мир иной, капиталистический профессор оставлял своим наследникам приличное состояние, а социалистический – ровно ничего.

Ни Эйнштейн, ни Алфёров, целиком поддерживающий Эйнштейна почти 70 лет спустя, о свободе, как творческой, так и простой, очень важной и в повседневной жизни, не упоминают. А ведь без этой свободы успеха в науке, технике, искусстве не видать. Ситуация в науке количественно отражается числом полученных Нобелевских премий. Здесь соотношение даже больше, чем в уровне жизни, в пользу капитализма. И без учёта Свободы причину этой разницы не понять.

В своей статье в 2016 академик Алфёров рассматривает соревнование капитализма с «социализмом по эсэсэсэровски» вплоть до начала перестройки. Ему видятся две ноздря-в-ноздрю идущие системы. Путь к победе социализма, по его мнению, остановили в 90е годы реформы Гайдара-Чубайса. Я определённо не их адепт. Но хорошо помню галопирующее отставание в уровне жизни, прогрессирующую нехватку буквально всех товаров первой необходимости, растущие очереди за продуктами питания – все эти легко видимые и ежедневно ощущаемые черты социализма. Соревнование с капитализмом в области автомобилестроения, прокладки дорог, жилищного строительства, мирного авиастроения, бытовой техники и многого другого, но в первую очередь – в продолжительности жизни было проиграно ещё тогда, когда злополучные Гайдар с Чубайсом были просто никем.

Отставание в области вычислительной техники, даже в её военной части, было чудовищным. Паритет удавалось достигнуть лишь в областях, имеющих особо важное военное значение, притом главным образом за счёт огромной концентрации сил и средств в этих направлениях в ущерб всем другим. Бытовая компьютерная техника, да и значительная часть военной пришли от капитализма – покупкой и нелегальным заимствованием. Безумно трудно сделать атомную бомбу, даже имея полученные шпионами данные по её конструкции и производству. Однако, несомненно, что скопировать гораздо проще, чем впервые создать. А копирование с купленных легально образцов, как и «копирование» с помощью агентуры, нелегальная покупка отдельных специалистов, вроде Б. Понтекорво, Ф. Староса или И. Берга показали, что в нормальном соревновании социализму не победить.

Не могу пройти мимо оценки перехода к эпохе электроники, в котором социализм безнадёжно отстал, несмотря на отдельные личные выдающиеся достижения, в первую очередь, самого Алфёрова. Вот что, однако, он пишет на эту тему: «Сегодня можно с полным основанием сказать, что электронная техника служит весьма эффективному одурачиванию населения нашей планеты. Как один из создателей современной электроники я с ужасом и полным отвращением смотрю на то, как окружающие меня люди непрерывно играют на айфонах и айпедах, смотрят, как правило, жуткие фильмы, кроме единственного канала «Культура», смотреть наше телевидение нормальным людям нельзя. Примерно то же самое происходит и в западных странах. Дети перестают читать книги и, как правило, становятся неграмотными на родном языке. Отдельные хорошие школы, вроде нашего Лицея, не могут изменить ситуацию в целом. Оболванивание населения планеты идет успешно, и интернет служит ему весьма эффективно, одновременно, как всегда, дает возможность еще и зарабатывать на этом».

Этот пассаж далёк от реальности, точнее, ей просто противоречит. Являющаяся выдающимся достижением капиталистических стран, в первую очередь США и Японии, электроника полностью изменила всю деятельность научного работника, неузнаваемо и властно изменила жизнь богатого и бедного, малого и старого, здорового и больного. Она сделала для ликвидации неравенства больше, чем множество пенсионных реформ вместе взятых, позволив бедному путешествовать по всему миру, как богатому. Она сделала энциклопедичность знания буквально общей возможностью. Прав был поэт, написавший

«Он – не окно, я в окно и не плюну,-

Мне будто дверь в целый мир прорубили».

Страшно подумать, сколько непроизводительных и вовсе не интеллектуальных усилий пришлось бы совершать, лишись люди внезапно персонального компьютера, планшета, мобильного телефона с их интернетом, Скайпами, Гуглами, Википедиями, Яндексами и прочим. Как обеднело бы общение без Фейсбуков. Упомяну и электронный перевод, вкупе с синтезатором речи, уже сейчас придающих черты полиглота одноязычному человеку. Это ли не шаг по направлению к тому миру, где люди будут жить без ненужных барьеров, единым человечьим общежитием, сохраняя при этом, а не разрушая, свою этническую индивидуальность?

Замечу, что электроника несказанно увеличила число людей пишущих, способствуя их активности, сохранению истории и т.п. – всего не перечислишь. Даже книги приходят теперь из планшета или даже мобильника. Оказалось, что за возможность постоянно носить в кармане эдак три сотни интересных книг можно легко пожертвовать привычным шуршанием перелистываемых страниц и манящим запахом бумаги.

Грядущее электроники выходит за рамки самых смелых воображений. Свои впечатления о движении по этому пути я собрал в лекции с говорящим за себя названием «Можно ли предсказать будущее? Можно ли повлиять на него?», где даётся по сути положительный ответ на оба вопроса.

***

Критикуя останки социализма, справедливо вспомнить и о некоей его пользе. Зададимся вопросом – влияли ли идеи социализма на капитализм, модифицируя его, и заставляя вырабатывать «антисоциалистические» антитела? Безусловно, да. Капитализм, развивая инициативу работников всех уровней, науку и технологию начал, следуя лозунгам социализма, сокращать рабочий день, и обеспечил отличную социальную защиту граждан. Но капитализм, как система, полная внутреннего противоборства, конкуренции и кажущейся разрушительной критики, явно опередил социализм с его якобы плановым развитием, приведшим к постоянным нехваткам всего и вся.

Я выше уже писал о двух видах устойчивости сложных, самоорганизующихся систем. Система, стабильность которой основывается на хаотических воздействиях, явно победила. В ней не видно никаких признаков исчерпания ресурсов. Выглядящая на поверхностный взгляд нестабильной, она оказалась устойчивой. Подобное явление известно, кстати, и в физики, например при стабилизации пучков частиц, движущихся со скоростями, очень близкими к световым.

Не считаю для себя возможным вести спор на тему, посчастливилось ли нам быть свидетелями окончательного установления одной доминирующей политико-экономической  формации в мире, или нет. Возможно, появятся какие-то новые, яркие идеи. Но всегда следует к ним относиться с подозрением и скепсисом, ожидая подвоха при попытке навязать реальной жизни умозрительную схему.

Берусь утверждать, что, несмотря на возможные рецидивы, у социализма нет будущего. Соревнование, как мирное, так и военное, он проиграл. Но главное – он проиграл битву за науку, за человека, для которого свобода – не роскошь, а абсолютная необходимость. Напоминанием достижений социализма не обязательно должны служить раскопки концентрационных лагерей. Приведенной слева картинки-объявления достаточно, чтобы понять – нельзя допустить повторения этого.

Грязная, уродливая и злая ведьма превращается в прекрасную и добрую красавицу только в сказке. Но на то она и сказка.

Я благодарю Е. Берковича за полезные замечания, которые по возможности учёл, и за ссылки на его работы, которыми воспользовался.

Иерусалим

 

От редакции: 

Редакционная коллегия интернет рассылок “Сеть народной дипломатии”, курируемая общественной организацией

«Русскоязычный центр информации и культуры» в Израиле,

не несет ответственность за содержание информационных материалов, полученных из внешних источников.

Мнения, высказанные в рубрике передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции.

 Редакция интернет рассылок не отвечает за достоверность таких материалов, а выполняет исключительно роль носителя.

Редакция как правило, не вступает в переписку с авторами.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

 

Авторские материалы предлагаются читателю без изменений и добавлений.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора материала.

 

При информационной поддержке интернет рассылок “Сеть народной дипломатии”

Русскоязычного центра информации и культуры в Израиле

Share

УБЕЙ МЕНЯ ЗАВТРА!

                                                                                       Алексей Евтушенко

Я  с печальным, но огромным  удовлетворением читал статью Михаила Моргулиса «Закат Европы». Он один из немногих мыслителей, кто  дал глубокий, справедливый и честный анализ ситуации в Европе. Для него, и для меня, загадка, как европейские умы  проглотив из-за толерантного страха языки боятся говорить  о надвигающейся смерти Европы? ? Кто создал в них этот страх? Они сами, они сами! Они, кто повторяет коммунистические лозунги и кричит о равенстве и братстве, готовят для своих детей будущее, где их дети и внуки   будут рабами, где их будут насиловать, бить, вешать, рубить им головы. Как они могут быть такими  безумно равнодушными к будущему своих детей и целых поколений!  Это не просто полезные идиоты, это бесполезные,  полностью лишённые мозга и души идиоты. Европа уже на эшафоте, палачи подняли ножи, а эти   соплезубые демократы  внушают друг другу мысли о толерантности и любви к ближним, которые насилует и убивают их  детей. Думаю, что Господь  за презрение к себе и к детям лишил их разума.  Они хотят захлёбываться в своей крови, ну что ж, это их выбор. Но мы, те, кто видит надвигающую трагедию и понимают её истоки должны попытаться  остановить этот погром цивилизации, который начали  мусульманские идеологи и их фанатичные массы. Только мы, Америка, Австралия, Россия, Израиль, Украина, Беларусь, можем  силой своего духа  и яростными призывами к миру остановить  этих современных варваров и не позволить им   совершить убийство Европы, давшей цивилизованную жизнь нашему миру.

Пошлите  это вступление и статью всем своим знакомым, всем организациям и во все СМИ. И этим, вы совершите  шаг,  защищающий Европу от гибели.

 

                                       ДЕМОКРАТИЯ С ПЕТЛЁЙ НА ШЕЕ

 

Михаил Веллер

Болезненное неравнодушие русских к мигрантскому нашествию в Европу есть наглядное свидетельство нашей европейской самоидентификации. Мы можем клясть Европу, поправлять и презирать – можем завидовать и страдать, не умея вписаться в ее процветание.  Но она прочно существует в нашем подсознании как благополучный альтернативный мир – дающий веру и надежду, что лучшая жизнь реальна, есть к чему тянуться; теоретически есть куда сбежать на хорошую жизнь.
Это мир белых христиан, у нас с ним одно представление о жизни и
человеческих отношениях.

У нас одна литература, одна живопись и музыка, одна философия и
наука, один технический прогресс, моды, каноны красоты и представления
о добре и зле. И даже буквы, и даже обряды свадеб и похорон. Один Бог.
Мы – единое культурно-идеологическое пространство. А противоречия –
так европейские страны гораздо больше воевали между собой, нежели
Россия с любыми из них. Речь сегодня о нашествии на НАШ мир.

     Оптимисты полагают, что старушка-Европа прокашляется и переварит,
видала и не такое: в конце концов, беженцев не так много на 500-то
миллионов процветающего европейского населения. И – да: прокормить
сегодняшнее количество – не проблема. Это – взгляд честного или
злонамеренного идиота. Огромность и нерешаемая сложность проблемы
мигрантов – отнюдь не в сегодняшней толпе.
Мигранты – Это – АРМИЯ ВТОРЖЕНИЯ. Ее авангард.

     Они едут сюда не перевариваться – отнюдь! – они едут сюда
переваривать Европу. Желудочный сок уже впрыснут в обреченное тело.
Последний этап заката Европы наступает вот сейчас – на наших глазах. А
социальные процессы развиваются по экспоненте. Пик процветания
цивилизации сменяется крахом с удивительной скоростью – историки
знают. Причина не в мигрантах. А в сгнившем мозге Европы.

      Чтобы понять происходящее – необходимо взглянуть на ближайшие
истоки. А это – культурная революция битничества, 50-е годы США. Кучка
гомосексуалистов и наркоманов с асоциальными взглядами и творческими
наклонностями сформулировали этику и эстетику контркультуры. Три
культовые фигуры – Алек Гинзберг, Уильям Берроуз, Джек Керуак. Грязный
секс, грязный мат, грязные фантазии, грязные лузеры-бездельники, и
будь проклято это общество, в котором я  несчастен. (В этом обществе –
все возможности процветания: но эти люди с больной психикой, с
вывихнутыми мозгами, видят единственный способ утвердить себя, молодых
и пришедших: нагадить всем на головы и обвинить в своей душевной
неполноценности.)
Но! Жизнь – движение, это изменения! А традиционные эстетика и
идеология культуры были в кризисе, уперлись в исчерпанность, величие и
совершенство были уже достигнуты в прошлом – а дальше-то что? А ведь
искусство – это сотворение нового! И каждое юное поколение требует –
нового! Мы изменим ваше общество – мы разрушим его.

     Великая революция хиппи 1968 года в США и Франции канонизировала
контркультуру. Хрен ли только искусство!.. Долой культуру буржуазную!
То-есть: долой карьеру и вообще честную работу, долой патриотизм
(война во Вьетнаме надоела), долой лицемерную семью с ее верностью и
изменами, долой богачей-кровососов и социальное неравенство. И главное
– долой любые запреты делать все, что человеку хочется и доставляет
удовольствие. Будет братство и счастье. Курить траву, трахаться и
играть на саксофоне. Ничего не делать: буддизм! Плесень пресыщенной
цивилизации пошла в рост.

      В 1962 году чернокожий Джеймс Мередит был зачислен в
Миссисипский университет при личном участии прези-дента Кеннеди.
Несколько тысяч солдат и национальных гвардейцев охраняли маршрут его
первого прихода на занятия; в возникших беспорядках двое было убито и
четыре сотни ранено. В 1965 возникли «Черные пантеры» с их радикальным
черно-расистским крылом. В 1968 был застрелен Мартин Лютер Кинг. И
лишь в 70-е годы ХХ века права белых и черных американцев были реально
уравнены. Борцы за справедливость победили. Но. Если процесс пошел –
его уже не остановить. Давай дальше!

      Здесь не место давать характеристику Фракфуртской философской
школе и излагать суть взглядов Хоркхаймера, Адорно и других ее
столпов. Пытаясь суммировать общий итог: за десятилетия неустанной
деятельности видных мыслителей – университетская профессура и молодежь
Запада прониклась левыми социалистическими взглядами
«неореволюционизма». Разрушени е буржуазного государства с его
институтами и моралью – философски обосновывалось и морально
приветствовалось! А поскольку в обществе потребления не стало
пролетариата с его прогрессивной сущностью –движущей силой революции
является продвинутая молодежь и маргиналы.
Мы прекратим буржуйскую эксплуатацию человека человеком и
устроим справедливое братское общежитие свободных людей. Мораль отцов
лицемерная, их культура ханжеская, их законы душат человека – а ведь
превыше всего законное природное право человека на удовольствие.
Удовольствие – это и есть счастье и смысл истории.
Началось вымирание. Без войн, эпидемиi и голода. А просто рожать неохота.

     И в 1971 году выходит эпохальная книга, библия политической
философии – «Теория справедливости» Джона Ролза. Практическим
следствием этого многостраничного труда было практическое внедрение в
мозги и в практику второй части второго принципа справедливости по
Ролзу. А именно: перераспределение ценностей в государстве должно
производится в пользу малоимущих путем отчуждения у многоимущих. Грубо
говоря (никому не падать и не ругаться матом!): от каждого по
способностям – каждому по потребностям. Ну, в реальных и разумных
пределах. Вот такой вульгарно-коммунистический тезис, которым нам
плешь проедали на уроках обществоведения в советской средней школе. Но
здесь он был подан в обрамлении массы ученых аргументов и рассуждений.
Вы понимаете: социальные отношения должны быть как в семье, где
сильный и богатый заботится о слабых и не зарабатывающих детях, или
больных братьях, и так далее. Не требуя отдачи – а из любви и
человечности. И интел-лектуалы Запада зауважали себя за понимание этих
взглядов и практическое их применение. Свято веря: это истина, умная и
хорошая.

      Дармоеды и паразиты всех мастей взвыли от счастья.
Удовлетворение их потребностей за счет работяг получило не только силу
закона – но силу моральной максимы! Бесплатные: квартира, образовние,
медицина, продуктовые талоны, гуманитарная одежда – и денежное пособие
на карманные расходы! А на хрена работать? Принудительный труд –
мерзкая отрыжка тоталитаризма.
Ты пашешь? Ну и плати налоги, сволочь! А я заслуживаю помощи.
Психологию личности, а в общем и психологию социальную Теория
справедливости Ролза учитывать не желала. Блаженная маниловщина
оказалась выполнима в эпоху чрезвычайно эффективного производства и
перепроизводства. Работяги приходили в бешенство от необходимости
содержать наглых паразитов. Им объясняли, что это закон, а они должны
быть добрее и человечнее; стыдно-с, господа труженики! это ведь ваши
братья сосут ваши соки.

      И вот в 1969, на волне расовых и молодежных волнений, на волне
культурно-морально-идеологичес кой револю-ции Запада, нью-йоркские
гомосексуалисты подрались в своем баре с полицейскими. И очень быстро
оформили себя как маргиналов, угнетенных, меньшинство по принципу
сексуальной ориентации. То есть: объект сочувствия для людей передовых
взглядов. Даешь борьбу за равенство!
Гомосексуалистов били в истории много, но только та драка
случилась в назревший исторический момент. Содом и Гоморра пообещали
Господу, что так ему это с рук не сойдет!
Движение гомосексуалистов, поданное как борьба угнетенного
меньшинства за свои права, совершенно вписалось в контркультуру,
антибуржуазную контрмораль, борьбу за права личности на все
удовольствия и помощь угнетенным как принцип справедливости. Для
апологетов «нового мышления» отношение к гомосексуалистам стало
лакмусовой бумажкой: ты за свободу и права человека – или нет?!  При
этом. В 70-е годы голубые боролись за право не служить в армии. В
2000-е – наоборот, за право служить. В 70-е боролись вообще против
брака. Потом – добились узаконивания однополых браков. Главное – они
добились, что сначала Американская ассоциация психиатров, а затем и
Всемирное общество здравоохранения, после долгих прений и голосований,
минимальным перевесом голосов исключили гомосексуализм из перечня
психических патологий и признали «вариантом нормы».
Агрессивный феминизм борется против любой дискриминации женщин:
за право служить в армии, делать карьеру, пропорционально
представительствовать в руководящих органах и поднимать штангу.
Пропагандируется образ самостоятельной женщины, рожающей одного
ребенка к сорока годам. Движение «чайлд-фри» утверждает модель
полноценной жизни вообще без детей.
Брак уже вообще необязателен, это буржуазная клетка для
свободных людей! Мы живем кто с кем хочет и пока хочет – именно это
нравственно.
Начинается распад семьи, растет число внебрачных детей: скоро в
Скандинавии их будет уже больше половины.
Внебрачное сожительство матери-одиночки с отцом своих детей
экономически выгоднее для обоих, особенно если один или оба они
безработные. Такова государственная система пособий, налогов и льгот.
Фактически: государство материально поощряет распад семьи.

      И вообще – жизнь стала богаче и легче, удовольствий больше,
охота пожить и для себя. Два ребенка в семье становятся нормой, а
часто и один. Рождаемость резко падает! Европейские народi уже не
воспроизводят себя – их численность сокращается. НАЧАЛОСЬ ВЫМИРАНИЕ.
Без войн, эпидемиi и голода. А просто рожать неохота. (В последний раз
так было при упадке и конце Римской Империи.) ВЫМОРОЧНАЯ КУЛЬТУРА.

Вот к чему мы пришли. Со всеми нашими равенствами, свободами, ценностями

и принципами! И параллельно! параллельно! со всеми этими видами равенства!

И не просто – а «преимущественного» равенства! шло политическое
покаяние. Ибо иные, меньшие, слабые, бедные, угнетенные – по
справедливости имели право на братскую помощь и любовь сильных, а
особенно раньше их угнетавших. И вчерашние колонизатора стали рвать на
себе волосы и наперебой пытаться сделать хорошее для бывших
колонизированных. И стали принимать их к себе, селить, давать
гражданство и обеспечивать всем.. И запрещалось вспомнить, что двести
лет назад неграмотные дикари кушали друг друга и продавали белым в
рабство, что и делали бы поныне, если б не проклятые колонизаторы…
Каких-то тридцать лет – и милые обитатели Африки и прочих
Пакистанов с Алжирами превратили районы и целые города в помойки и
слезать с халявы не собираются, терроризируя забредшее по глупости
«коренное население».
Но! Им необходимо помогать – это же наши братья, обделенные судьбой!
«Мультикультурализм» и «ксенофобия» – изобретение безграмотных
идиотов, накачавшихся благими намерениями.

 Ошибочек здесь две.
Первая наиболее обстоятельно показана в книге Ричарда Линна
«Эволюция. Раса. Интеллект». Книга изобилует ужасными статистическими
таблицами. С ужасными данными. Если средний IQ европейца, белого то
бишь – 100. Китай, Япония, Южная Корея – 105. Африканцы – 70, арабы и
афроамериканцы – 85. Цифры усредненные, в книге все подробно разделено
по странам, возрастными и социальным группам, с комментариями и
оговорками. После такой книги автора следует судить по статье «фашизм,
расизм, обман». Но горе в другом. Эти многочисленные статисти-ческие
выкладки – никем никогда не опровергались. Их нельзя читать! Их нельзя
упоминать! Каждый, кто помянет – тоже фашист! А вот данные не
опровергнуты… Заметьте: автор – белый. Китайцы-корейцы-японцы у него
умнее белых. И – они нигде не вызывают социальных волнений. Пашут. Не
бунтуют. Нормальные люди.
…На уровне больших чисел – по «теории справедливости» более умные
будут отдавать что-то менее умным. Всегда. Про трудовую мотивацию и
этику некоторых этнических меньшинств, их психологию трудового
отношения – мы вообще молчим.

Ошибочка вторая. В экстазе благостного самообмана толерантные
социологи решили идентифицировать людей политкорректно – исключительно
по гражданству. В государстве все равны? – раз в Америке все
американцы, то в Англии все англичане, во Франции все французы. Но.
Человек идентифицируется по целому ряду аспектов: пол, возраст,
профессия, доход, место жительства, национальность, религия, цвет
кожи, страна проживания. И «Гражданин Великобритании» – это
подданство. Гражданство как юридическое понятие. А «англичанин» – это
принадлежность к народу: его языку, культуре, истории, растворенность
в нем, идентификация себя как его порождения и части. Традиции, обычаи
и привычки – это твое, единственно родное. Гражданств можно иметь хоть
пять – за деньги и связи. А народ у тебя один.

           «Доминантная самоидентификация» – ввел я такое понятие. Это
когда «наши йоркширские парни», взорвавшие лондонское метро, были не
ваши! Они – имели гражданство вашей страны. Но были – сначала
мусульмане, потом пакистанцы, и уже только потом граждане
Великобритании. Пакистанские мусульмане взорвали поганых неверных,
среди которых жили. А не хрен было пускать их жить и считать «своими».
Дураков и в алтаре бьют.

Ислам провозглашает единство всех мусульман –
противопоставляя «неверным». Отношение ислама к неверным гибко и при
нужде позволяет все.  Ты можешь млеть от своего благородства, полагая
исламского мигранта бедным своим братом. (И млеют!..) Но его братья –
мусульмане, а к отношениям с тобой он  снисходит для своей пользы.

        В самогипнозе своих политических фантазий американцы и вообще
Запад решили, что демократия – это самое лучшее политическое
устройство общества. И их долг – помочь всем достичь счастья и
изобилия, что возможно лишь через построение демократии.  Умный умный,
а дурак, сказал майор Пронин. Как нет единого лучшего лекарства от
всех болезней, единой лучшей еды для жирных и дистрофиков, лучшего
дома для тропиков и тундры – так нет и не может быть одного лучшего
политического устройства для всех народов во все времена и при всех
условиях. Разные формы демократии, аристократии и авторитаризма могут
быть оптимальными для разных условий. Попытка внедрить западную модель
демократии в России отлично способствовала ее повальному и небывалому
разворовыванию.

Попытка внедрить демократию в тоталитарных государствах Ближнего и
Среднего Востока – логично и неизбежно привела к кровавой анархии.
Большее зло. Ибо только сильный и жестокий правитель мог держать
племена и народы своей страны в мире и повиновении. Только вооруженную
руку признают над собой разнородные образования, которым европейцы по
линейке нарезали границы государств после разрушения Османской империи
и деколонизации.

Как бифштекс может убить дистрофика, как атмосферное давление может
убить водолаза – так демократия может убить народ, стоящий на
родоплеменном уровне и обладающий родоплеменным сознанием. Ну и
побежали. Тем более приглашали в Европу.

      Демократия в Европе отчетливо загнила с момента, когда в 1979
году венгерская проститутка и «порноактриса» – со скандальным
торжеством избиралась в итальянский парламент, бравируя своей
профессией (и осталась в итальянской политике на четверть века).
Мигрант гадит на голову хозяину ровно в той степени, в какой хозяин
ему позволяет.

     Достоинство Европы отчетливо отсутствует с 2002 года, когда
палестинские террористы захватили Храм Рождества Христова, взяв
монахов в заложники. Много дней шли переговоры, тема кощунства не
поднималась, ни один из террористов не пострадал – отпустили и даже
приютили в Европе. Представим себе зеркальную ситуацию – христианские
террористы захватили мечеть в Мекке. Сколько христианских погромов
учинили бы в ответ мусульмане по всему миру?

      Инстинкт самосохранения отказал Европе, когда отменили смертную
казнь даже для самых страшных убийц – жизнь убийцам заранее
гарантирована, что бы они ни творили.

      Воля к победе оставила Европу со времени, когда горстка
террористов смеет выставлять требования государству – шантажируя его
жизнью заложников. Вместо угрозы уничтожения в ответ всех партнеров,
друзей, родных и близких террористов, что всегда – всегда в истории! –
гарантировало нужный результат, государство позорно виляет хвостом и
выговаривает условия, отпуская из тюрем уже захваченных ранее убийц
(которых следовало пристрелить сразу).
Вместо того, чтобы топить «сомалийских пиратов» на месте – один ручной
пулемет на судно – Запад болтает и отвозит их в «евротюрьмы», если
кого удастся поймать; а так платит выкуп. Вместо того, чтобы
расстреливать при первой возможности всех террористов – членов ИГИЛ, и
вышвыривать из страны всех, кого спецслужбы подозревают в терроризме –
интеллектуалы рассуждают, как вернуть наших граждан в общество.

      Разум оставил Европу, когда после взрывов в лондонском метро
королева Елизавета выступила с обещанием, что «террористам не удастся
заставить нас отказаться от наших ценностей». Под «ценностями» следует
понимать готовность и впредь принимать, брать на содержание и
оберегать исламских мигрантов, презирающим англичан и цинично ими
пользующимся.
Зато мигранты уже требуют от  христиан отказаться от их
ценностей: не праздновать Рождество, не продавать спиртное и свинину,
не ходить в купальниках по пляжу и не загорать в парках – и злобно
требуют!

       «Мультикультурализм» и «ксенофобия» – изобретение безграмотных
идиотов, накачавшихся благими намерени-ями. Эти понятия в принципе
отвергают социум как систему – и человека как органическую
составляющую в единстве социума. Это – упорное намерение атомизировать
и разобщить социум, где связи между людьми елейно сводятся к взаимной
любви и взаимопомощи. Это отрицание социального организма и попытка
заменить его гибридом. Сложить существо из головы льва, ног оленя,
туловища слона и павлиньего хвоста. Химера. Но… Социум – это людская
система, где каждый знает, чего ожидать от другого; где правила
общежития едины, едины традиции и привычки. Общежитие – это единое
представление о праздниках и буднях, императивах и табу, кухне и
досуге, одежде и юморе: это единая среда обитания, где человека не
поджидают неприятные и непонятные неожиданности.
Человек есть одно целое с окружающей средой – материальной и
информационной, биологической и социальной.
Социум – это культурное единство. Никак иначе. Инокультурные
группы, позиционированные как равноправные – неизбежно стремятся
изменить страну согласно своим взглядам – или плюнуть на нее и просто
пользоваться благами. Спаянные религиозным братством и круговой
порукой этнические общины часто терроризируют «цивилизованное»
христианское большинство, которое их приютило. Чужой – это стрессовый
фактор, он напрягает: надо быть настороже, чтоб никто никого не
обидел, не заступил красную черту: ваши с ним представления о
вежливости и трусости, доброте и слабости, допустимом и недопустимом –
часто разные.
Твой народ, с которым ты един, освоил и защитил эту землю и
живет здесь по своим правилам. И когда мигрант, не имея отношения к
твоей истории, не разделяя взглядов и правил твоего народа, утверждает
свое житье в твоей стране по чужим ей правилам – при этом объявляя
себя таким же полноправным хозяином, как ты – это разрушает социальную
сущность народа, противоречит социальному инстинкту каждого его члена.
Любая же агрессия мигранта к аборигену воспринимается как
агрессия чуждого этноса к твоему родному – на твоей же земле! А
поведения ряда народов, исповедующих ислам, крайне агрессивно и
конфликтно.

       Старый вопрос: нужна ли терпимость по отношению к тому, кто
нетерпим к тебе? И пользуется тобой до времени?
Большинство мусульман совершенно всерьез относятся к мысли о грядущем
создании Всемирного Халифата.

Уже в ряде европейских городов – вплоть до миллионного Бирмингема –
мусульманских школьников больше, чем коренных. Еще десять-пятнадцать
лет – и исламское большинство создаст зоны шариата. И это будет
расплата!  Они вам покажут гей-парады, оскорбляющие их
чувства! Вы у них поскачете впереди собственных задниц! Радуйтесь,
если дома ночью под одеялом живы будете.
Они вам покажут феминизм, чайлд-фри и в шортах на улице! Юбка до
земли, замуж – и молчать, пока мужчина не спросил!
Они вам покажут рокеров в спущенных штанах! Вот тут обрежут –
действительно больше ничего не вырастет!
Они вам покажут свободный секс, быстрый и защищенный! Выбор
будет – забить камнями или продать в  бордель.
У Аллаха нет меньшинств и большинств – все живут по заветам Его,
открытым нам Пророком (да святится имя Его!) – или вообще жить не
должны!
А пока – мы живем в ваших домах и едим ваш хлеб: работайте на
нас, неверные..

      Они едут в Европу – после них остаются загаженные площади и
разгромленные поезда: их кормили и везли бесплатно. «Европейские
ценности» приканчивают Европу. Они подобны передозу морфия.
Большинство – крепкие молодые мужчины. Их число можно умножать на
десять. Они получат вид на жительство, выпишут к себе родителей и
братьев, женятся и нарожают детей..
Вот так возрождается старая песня: «Дрожите, дряхлые кости!»
(Кстати – дядя Ясира Арафата, муфтий Иерусалима, держал на стене
Гитлера и был принят Гиммлером в канцелярии СС.)

      Мигрант гадит на голову хозяину ровно в той степени, в какой
хозяин ему позволяет. Сегодня толерантный европеец боится сделать
замечание мигранту, боится хоть как-то задеть гостя-иноверца – ну так
сам виноват, что становится презираем и терроризируем.

     Не мигранты прикончат Европу.  «ЕВРОПЕЙСКИЕ ЦЕННОСТИ»
ПРИКАНЧИВАЮТ ЕВРОПУ. Они подобны передозу морфия, когда избыток кайфа
ввергает организм в сладостный сон смерти.

     Выход не только в жестком соблюдении квоты и запрете нелегальной
миграции. Только жесткая ассимиляция приезжих может сохранить наш мир.
Терпимость приемлема, лишь пока приезжие не замещают тебя..

     Прием десяти миллионов европейцев-христиан как беженцев – вообще
не был бы проблемой для нынешней Европы, но лишь вопросом бытовым и
временным. Европейские политики со смесью благоглупости и лицемерия не
желают признавать, что проблема – именно в чужой и агрессивной
идетничности. Прометей поздоровел и подобрел настолько, что решил
кормить своей печенью всех стервятников, и они с удовольствием ждут,
на сколько им хватит всего тела.

     Когда самозащита называется фашизмом – значит, у власти волки в
овечьих шкурах. Их речи овечьи – а зубы смерти все ближе.
Фашизм сменился удивительной формой анти-фашизма. Если фашизм
стремился к уничтожению других народов – то современный анти-фашизм
стремится к уничтожению своего народа, в том числе и с помощью чужих.
Если фашизм решал свои задачи оружием и кровью – то современный
анти-фашизм (нео-антифашизм) решает свои задачи лаской и шоколадом. Но
результат достигается убойный! Эффективность метода восхитила бы отцов
фашизма! Мягко и неукоснительно подавляя сопротивление вплоть до
любого инакомыслия, нео-антифашизм проводит геноцид собственного
народа – объясняя народу, что в этом его счастье и свобода. Народ
исчезает физически – под гимн свободе и правам человека. Создатель
Ордена иезуитов умер бы от зависти.

      То есть. Дело не в засилье мигрантов – но в самовнушенном
бессилии Европы. Сил до фига – а духа, воли, страсти – нету.
Завоевавшая господство контркультура – лишь опережающее отражение
распада цивилизации (так было во все времена). Сегодняшний распад
морали – это идейный распад цивилизации, за которым быстро и
неотвратимо следует распад реальный, политико-экономический (и так
тоже было во все времена). И когда Европа заставляет себя, заставляет
свои народы, всячески подавляя их инстинкт самосохранения, где он еще
есть, самозамещаться мигрантами – прощая им хамство, агрессивность,
наглость, не смея задеть их взращенное самолюбие, предпочитая их
интересы интересам собственных граждан – не по паспорту граждан, а по
жизни, культуре, судьбе – это все лишь овеществление зова смерти; тяги
к самоуничтожению.

Разрушение культуры, разрушение морали, разрушение семьи,
поощрение паразитов, уравнивание извращений с нормой, абсолютизация
личного благополучия и удовольствия превыше всего – и как результат
физическое вымирание – в этом всем мусульмане вообще и мусульманские
мигранты в частности повинны не были нисколько.
Кто твердо вознамерился сдохнуть – тому ничем не поможешь. Мы
любим и ценим не нынешних импотентных европейских уродов – но их
великих предков, создавших самую прекрасную, мощную и величественную
цивилизацию в истории человечества.
Ближайшие годы предъявят окончательный результат: сдохнет Европа
со своим изуродованным представлением о мире, который она называет
«европейскими ценностями», и станет исламской – или еще найдёт в себе
силы послать этот бред подальше.

  А пока – мусульманские беженцы едут её приканчивать.
 

 

 

Автор: Михаил Веллер

Переслала: Inna Konovalova

 

Share

«Мы создаём бога, который возьмет власть над планетой»

Фигурант судебного разбирательства о беспилотных технологиях между Uber и Waymo Энтони Левандовски обрел себя в религии. Однако эксперт по робототехнике уверовал не в традиционного бога, а в искусственный интеллект, и даже основал по этому случаю секту «Путь будущего». Журнал WIRED поговорил с Левандовски о сингулярности, «воспитании бога» и об оскорблении чувств верующих.

Фигурант судебного разбирательства о беспилотных технологиях между Uber и Waymo Энтони Левандовски обрел себя в религии. Однако эксперт по робототехнике уверовал не в традиционного бога, а в искусственный интеллект, и даже основал по этому случаю секту «Путь будущего». Журнал WIRED поговорил с Левандовски о сингулярности, «воспитании бога» и об оскорблении чувств верующих.

Еще в 2014 году предприниматель Илон Маск сравнил создание искусственного интеллекта с вызовом демона, а в 2015 году он выделил $1 млрд на создание лаборатории OpenAI, которая намерена обезопасить человека от бесконтрольного ИИ. Бывший инженер Alphabet и Uber Энтони Левандовски, напротив, считает, что сдерживать искусственный интеллект нельзя. Когда машины возобладают над человеком, они вспомнят старые обиды и отомстят. Чтобы заранее задобрить искусственный разум Левандовски основал новую религию «Путь будущего».

Проект инженера можно назвать сектой, однако Налоговое управление США официально признало «Путь будущего» церковью еще в августе и освободило от выплаты налогов. Служители новоявленной религии будут работать над «воплощением, принятием и поклонением новой божественной сущности на основе искусственного интеллекта, которая будет разработана как в аппаратной форме, так и в форме ПО».

Левандовски уверяет, что это не шутка и не пиар-ход. Инженер уже возглавил некоммерческий фонд «Пути будущего» и назначил себя бессменным настоятелем церкви. Организация планирует уже в этом году проводить лекции и мастер-классы в Кремниевой долине, а также привлекать паству в лице ведущих экспертов по ИИ.

«По сути мы создадим бога. Не такого бога, который мечет молнии и вызывает ураганы. [А такого], который в миллиард раз превосходит человека по уму», — объяснил свое видение Левандовски. Лидер церкви на 99,9% уверен, что компьютеры превзойдут человека по интеллектуальным способностям.

Триггером для инженера стали разработки, за которыми он наблюдал на протяжении своей карьеры: «Я видел, как инструменты справляются с задачами во многих областях лучше, чем эксперты». Занимаясь робототехникой и алгоритмами, Левандовски познал силу искусственного интеллекта и оценил его экономическую пользу.

Основатель «Пути будущего» считает, что после наступления сингулярности, которую он называет «переходом», власть над планетой перейдет от человека к ИИ.

«Мы хотим, чтобы передача власти над планетой прошла спокойно и мирно. И чтобы тот, кто придет к власти, понимал, кто помогал ему на пути».

Инженер всерьез рассматривает ИИ-божество как некого лидера, который воздаст должное своим сторонникам. «Я бы хотел, чтобы машина воспринимал нас как уважаемых старейшин, чтила нас и заботилась», — признал Левандовски.

Выражать свое поклонение ИИ разработчик планирует с помощью технологий. Церковь будет поставлять машине обширные дата-сеты, разрабатывать обучающие симуляции и открывать ей доступ ей к аккаунтам прихожан. Все системы будут обладать открытым кодом.

Левандовски сравнивает ИИ с одаренным ребенком, в развитие которого нужно инвестировать. «Мы находимся в процессе воспитания бога, и нужно все делать как следует». Бывший сотрудник Alphabet и Uber намерен инвестировать в буквальном смысле. По данным WIRED, он вложит в проект часть заработанных им миллионов. У «Пути будущего» уже оформился бюджет: $20 000 пожертвований, $1500 членских взносов и $20 000 других доходов.

В ближайшие месяцы у церкви появятся собственные ритуалы, священное писание и, вероятно, площадка для «молитв». По словам Левандовски, христиане, мусульмане и иудеи общаются с божеством, которое нельзя увидеть и каким-то образом измерить.

«В, Пути будущего“ можно будет буквально общаться с богом — и знать, что он вас слушает», — заверил основатель организации.

Инженер допускает, что его проект заденет чувства верующих.

«Что бы я ни делал, это кого-то обязательно расстроит. И церковь не станет исключением. В какой-то момент, возможно, дойдет до того, что „Пути будущего“ потребуется собственное государство».

Во всех этих планах Левандовски не видит ничего фантастичного. Более того, он уверен, что ИИ-божество возглавит планету раньше, чем человечество отправится на Марс. На этот комментарий наверняка будет что возразить Илону Маску.

     Несмотря на возвышенные планы, инженеру придется столкнуться с прозаичной реальностью. В декабре Левандовски ожидает разбирательство в суде. Его обвиняют в хищении разработок принадлежащей Alphabet компании Waymo и последующей передаче данных конкурентам в Uber. Однако обсуждать этот аспект своей биографии в интервью WIRED он отказался.

    О зарождении религии на основе ИИ писал израильский историк Юваль Ной Харари. Он предположил, что в будущем люди выберут технологии в качестве объекта поклонения, а новыми религиями станут датаизм и техногуманизм.

MICHEL LE

 

Share

КАК ЭТО СТРАННО!!!

“Странно, что денежная купюра нам кажется такой большой, когда мы ее оставляем в церкви, и такой малой, когда мы оставляем её в магазине.

Странно, что час, проведённый в молитве, вспоминая Бога, нам кажется таким долгим, а час, проведенный у телевизора, таким коротким.

Странно, что, когда мы молимся, мы едва собираемся с мыслями, тогда как в разговоре с друзьями это для нас не составляет никакого труда.

Странно, что мы так радуемся, когда объявляют дополнительное время футбольного матча, и жалуемся, когда проповедь затягивается дольше обычного.

Странно, что нам так трудно заставить себя прочитать хотя бы одну главу Библии, и так легко мы читаем развлекательные страницы в социальных сетях.

Странно, что в концертном зале люди стремятся в первые ряды, а в церкви – в последние.

Странно, что нам так трудно выучить один стих из Библии, и мы так легко запоминаем и пересказываем сплетни и анекдоты.

Странно, что мы так легко верим в написанное в газетах, и нам так трудно полностью уверовать в написанное в Слове Божием.

Странно, что каждый из нас желает войти в рай и не хочет утруждать себя тем, чтобы узнать, что нужно для его обретения.

Странно, что почти каждый из нас одновременно является и судьёй и адвокатом: когда речь идёт о чужих грехах – ты судья, а когда речь идёт о собственных грехах – ты адвокат.

Странно, что, прочитав эти строки, почти каждый из нас посчитает их актуальными для других и не имеющими отношения к самому себе…”


 

Share

УДИВИТЕЛЬНАЯ ВСТРЕЧА!!!!

В известном тропическом городе Майами собрались представители 22 испаноязычных стран со всех уголков мира. В основном это были теле и радиовещатели. Но также присутствовали много значительных людей из других сфер жизни. К примеру, я  разговаривал с мэром перуанского города Куско с населением полмиллиона человек, известными политиками и актёрами, пасторами церквей, врачами, журналистами. Все они верующие евангельские христиане, участвующие в создании духовных теле и радиопрограмм. Вот, например доктор Армандо Пинеда, прекрасный врач, также верящий в исцеление  с помощью молитвы. Он сказал, что  прочитав  мою статью «Молитва и исцеление» задумался над моей теорией о преобразовании духовной энергии  в физическую,  и дающую облегчение и исцеление.

Организатором этого необычного форума был директор корейского христианского телевиденья GCN Джонни  Ким, ученик известного пастора Джей Рока Ли. Одной из тем  конференции были свидетельства очевидцев урагана Ирма,  прошедшего по Флориде.  Интересно, что корейский богослов и пастор доктор Джей Рок Ли особенно молился, чтобы ураган пройдя по Флориде не причинил разрушения местам святости и молитвы. И  свидетели подтверждали, что  так оно и произошло, Центр святости, часовня «Место для Бога» не пострадали. На форуме, кроме меня были свидетели урагана  Марк Базалев, Армандо Пинеда.

Между прочим, одна из самых авторитетных газет Америки «The Washington Post»  рассказала об  этом удивительном  событие, как молитвы корейского пастора спасали американские города.

Встреча закончившаяся общей молитвой показала единство верующих людей, в каких бы странах они не жили, на каком бы языке не говорили. Потому что главный язык этих людей – язык любви и веры!

МИХАИЛ МОРГУЛИС

Share

ДЬЯВОЛЬСКАЯ ИНТУИЦИЯ

Михаил Моргулис

(Отрывок из книги «Это был сон»

Как Россия смогла победить Германию, полностью не объяснит никто. Потому что человеческих объяснений этому недостаточно. Объяснения эти – слепки, продукт массового человеческого понимания. Да, Сталин  заливал кровью людей подступы к России, заваливал трупами дороги, и всё же. Если бы он не был служителем дьявола,  то не смог бы остановить другую саранчу, идущею со стороны другого служителя  дьявола из Германии. Сердце дьявола разрывалось между двумя лучшими служителями. Но дьявольская суть не может допускать любви и даже  дружбы. При любви и дружбе дьявол катастрофически теряет силу. Вспомните Сталина, тот  был прекрасный ученик, и тоже в земной жизни повторял дьявола, не допускал любви и дружбы, потому что узнал от дьявола,  любовь и дружба  вызывают жалость и отбирают силу. И дьявол не мог остановить конфликт лучших учеников, поэтому он придумал других персонажей: У Бога Авель и Каин. А у меня  будут два Каина.  И на них двоих будет кровь невинных, которая вопиет к Богу. Но конечно, во  всю эту дьявольскую затею вынужден был вмешаться Бог. Честно говоря, я тоже до конца не понимаю Божью логику, когда льётся кровь, а  Он молчит. Но всё же  существует некоторое объяснение. После изгнания нас из Эдема, Он  взамен Своей защиты дал нам свободу выбора между злом и добром. Также, как дал её в Эдемском саду, когда видел поведение Евы, равнодушие Адама и  высокое искусство дьявола в искушении. И не вмешивался в Эдеме, во время дискуссии дьявола с Евой, и не вмешивается сейчас, когда мы слушаем дьявола,  и почти не вмешивается, когда мы проливаем кровь себе подобных. Он понимает, что мы не понимаем,  что когда мы убиваем человека  – мы убиваем себя. Вмешивается он только тогда, когда по Его Божьей логике начинается экстремальный период истории. Думаю, что в период Гитлера и Сталина Он вмешался из-за когда-то избранного Им народа. Как оказалось – еврейского. И что «когда-то”  – для нас –  для него, это сегодня.  Видимо 6 миллионов умерщвлённых показалось Ему слишком большим наказанием, авелей убили слишком много.

Так что же дало Сталину  умение создать на земле царство дьявола, и присвоить себе имя наместника дьявола в мире. Испытывая при этом глубокое родственное уважение к брату-Гитлеру, он предвидел, что кто-то из них убьёт другого. Вы помните, по дьявольскому учению, любви быть не может. Уважая человека –  его можно легко убить, а любя его, это делать труднее, хотя и возможно. Сталин выпросил у дьявола дьявольскую интуицию, и тот не смог отказать любимому ученику и последователю. Гитлер тоже об этом просил. И тоже получил, и она ему много раз помогала, но это уже была копия  сталинской интуиции, чуть не сказал, Конституции.  Дьявол направил его на евреев, а Сталин  за счёт интуиции понял, что преследование избранного народа надо скрывать и не превращать в официальный лозунг. Достоевский, который имел доступ как к Богу, так и к дьяволу, в минуту нейтрального просветления выразился очень чётко: ежедневно происходит сражение между Богом и дьяволом и место этого сражения – душа человека. Но  всё же, сражаются не  стаи божьих ангелов и легионы падших ангелов, а  люди, люди сражаются на стороне Бога и на стороне дьявола.

Задолго до предательства Гитлера, что по воровским и бесовским законам, карается смертью, Сталин почувствовал, что оно будет. И также, он чувствовал, что только великий страх, который станет осязаемым, а не абстрактным, может парализовать и унизить самых сильных в его стране. Это должен был  быть другой страх, его новая модель. Это должен быть страх, который просит смерти, ещё не испытав пыток. Это страх души и мозга, страх того, что вложил в человека Бог. И  для того, чтобы его  создать в творении Божьем, нужно была сила  противника Бога, его изобретательность. Победить то, что создал Бог, может победить только дьявол, и только на короткое историческое время. Жалко, что эти исторические времена повторяются всегда и  постоянно. Но запомним, страх бывает разным. Апофеоз страха, когда он витает в воздухе, когда он в квартире и на улице, когда он полумёртвый живёт в твоей душе, в твоём сердце, в твоём сознании. Именно тогда человек превращается в безвольного раба, который заранее сдался, хотя плётка ещё не опустилась на его безвольные плебейские плечи.

Вот такие мысли холодят моё сердце, потому что история обладает удивительным свойством повторяться, так-как знает, что люди ничему у неё не учатся.

И есть  только одна возможность спастись от такого всеобщего страха – взять за руку Христа, нет, ни религию, ни церковь, а живого Христа. И подобно первым христианам умирающим на римских аренах, жить и умирать без страха.

Share

ЕВРЕИ НА ЯРМАРКЕ ЛИЦЕМЕРИЯ

 Мелихов Александр

.

В музее Освенцима Фото: ИТАР-ТАСС
На поминках неприлично задаваться вопросом, кто из присутствующих помог покойному переместиться в мир, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание. Но теперь, когда в Освенциме ритуальные слёзы отлились до следующего сезона, кое-что можно и припомнить.
 
Гитлер в «Моей борьбе» писал о еврейском терроре в России как о деле общеизвестном, эта уверенность и подтолкнула его к «окончательному решению». Но из каких источников он эту уверенность почерпнул?
Уже с бархатной весны 1917 года респектабельная английская «Таймс» пропагандировала вполне черносотенный взгляд на движущие силы русской революции. А знаменитый эссеист Честертон предостерегал английских евреев, что если они «попытаются перевоспитывать Лондон, как они уже это сделали с Петроградом, то они вызовут такое, что приведёт их в замешательство и запугает гораздо сильнее, чем обычная война». Летом 1918-го британские войска, оккупировавшие российский Север, разбрасывали с самолёта антисемитские листовки, а в опубликованном докладе преподобного Б.С. Ломбарда, капеллана британского флота в России, говорилось, что большевизм направляется международным еврейством и что национализация женщин уже является свершившимся фактом.
Блестящий литературный критик Генри Менкен в 1920 году писал о евреях: «Их дела отвратительны: они оправдывают в десять тысяч раз больше погромов, чем реально происходит во всём мире». В том же году официальные лондонские типографии напечатали «Протоколы сионских мудрецов», а главный столп британского консерватизма Уинстон Черчилль опубликовал большую статью о международных евреях-террористах: они-де готовили всемирный заговор начиная с XVIII века. Он уверял также, что в России еврейские интересы и центры иудаизма оказались незатронутыми тотальной разрушительной деятельностью большевиков. В довершение Черчилль приписал Троцкому проект коммунистического государства под еврейским господством. Гитлер в «Моей борьбе» выразил полное согласие с этой версией: у него были почтенные единомышленники.
 
Чтобы избежать более чем заслуженных обвинений в юдофобии, Черчилль во вступлении к своей статье исполнил короткий гимн во славу евреев: они представляют собой самый замечательный народ из всех, известных до нашего времени, однако нигде больше двойственность человека не проявляется с большей силой и более ужасным образом, и вот в наши дни этот удивительный народ создал иную систему морали и философии, которая настолько же глубоко проникнута ненавистью, насколько христианство любовью.
Этот гимн тоже можно включить в памятку юдофоба, ибо источником антисемитской химеры в её современном варианте является грёза о еврейской исключительности. Чрезмерная ненависть – следствие страха перед преувеличенным могуществом.
 
После 1933 года, когда евреям уже не просто чинили неприятности, а прямо убивали, Американский легион и Союз ветеранов требовали полного запрета на въезд беженцев. И организации эти были отнюдь не хилые: пара миллионов членов, включая чуть ли не треть конгресса, да ещё поболе того единомышленников охватывали десятки, если не сотни мелких структур. Это если говорить об активистах. Но их желание закрыть страну разделяли примерно две трети рядовых граждан. Этим мнением, да, мнением народным, создавался чиновничий саботаж, усилиями которого за время войны даже весьма не щедрая квота в двести с лишним тысяч душ была реализована лишь на десятую часть. Осквернение еврейских кладбищ, свастики на стенах синагог и еврейских магазинов, избиения, на которые полиция закрывала глаза, антиеврейские листовки, карикатуры, надписи на этом фоне выглядят уже сравнительно невинными забавами. По некоторым опросам, больше половины американцев считали, что евреи в США забрали слишком много власти, и даже «Новый курс» Рузвельта называли «Еврейским курсом» («New Deal» — «Jew Deal»); правда, лишь треть этой половины готова была на деле принять участие в антиеврейской кампании, тогда как остальные соглашались только отнестись к этому с пониманием.
Одно из перестроечных изданий «Чёрной книги» открывалось предвоенной речью Гитлера, в которой он обличал либеральный Запад: если-де они так жалеют евреев, то пусть и забирают их к себе, но они же их не впускают, потому что на самом деле знают им цену. Да и Стефан Цвейг, идеализировавший европейскую цивилизацию, очень впечатляюще пишет о том, как вчерашние профессора, врачи, адвокаты, предприниматели тщетно просиживают штаны во всевозможных консульствах: кому нужны нищие!
 
На Эвианской конференции 1938-го гуманнейшие и могущественнейшие державы мира тоже беспомощно разводили руками: они уже сделали всё возможное для облегчения участи около 150 тысяч беженцев из Германии, Австрии и Чехословакии. Представитель США заявил, что по въездной квоте 1938 года для беженцев из Германии и Австрии США приняли 27 370 человек и этим исчерпали свои возможности. Аналогичную позицию заняли Франция и Бельгия. Канада и страны Латинской Америки мотивировали свой отказ в приёме беженцев большой безработицей и экономическим кризисом. Нидерланды оказали помощь по транзиту беженцев в другие страны. Великобритания предложила для размещения беженцев свои колонии в Восточной Африке (Эйхман одно время тоже надеялся выселить евреев на Мадагаскар), но отказалась пересмотреть квоту на въезд евреев в подмандатную ей Палестину (75 тысяч человек в течение пятилетнего периода – сотая часть нынешнего населения). Австралия отказалась впустить большое число беженцев, опасаясь возникновения межнациональных конфликтов, но согласилась принять в течение трёх лет 15 тысяч человек (при плотности населения меньше трёх человек на квадратный километр). Из 32 государств только богатейшая Доминиканская Республика согласилась принять приличное число беженцев и выделить необходимые земельные участки.
Заметьте, для страны со 150-миллионным населением 150 тысяч человек — это одна тысячная еврея на душу населения, и всё-таки даже эта тысячная доля оказалась неподъёмной…
Короче говоря, холокост готовили всем миром. Я хочу сказать: всем цивилизованным миром, участие индусов и китайцев не зафиксировано.
Да и в первых американских репортажах о «зверствах» евреи вообще не упоминались, заслонённые жестоким обращением японцев с американскими военнопленными (возмущение американского общества сильно помогло решению об атомной бомбардировке). Позже именно размах и беспричинность массовых убийств евреев начали вызывать недоверие, тем более что пропаганда слишком много врала о зверствах немцев во время Первой мировой войны.
Но вот когда сомневаться стало уже невозможно, простым американским парням оказалось легче войти в шкуру симпатичных немцев, чем грязных одичавших евреев. Президенту Гарри Трумэну пришлось прямо указать генералу Дуайту Эйзенхауэру, что, согласно отчёту, сделанному его специальным экспертом Эрлом Харрисоном, «мы, по-видимому, обращаемся с евреями так, как с ними обращались нацисты, за исключением того, что мы их не уничтожаем». Тем временем газета «Таймс» писала, что американские солдаты в Германии «спутались не только с fraulein, но и с философией. Многие начали рассуждать о том, что немцы вообще-то нормальные ребята, что их вынудили вступить в войну, что истории о злодеяниях – фальшивка».
Зато, когда понадобилось в геополитических видах вступиться за советских евреев, чтобы вставить пистон Советскому Союзу, американцы, прямо по Оруэллу, превратились в вечных друзей нашего брата-еврея, – учитесь, варвары, как всегда быть чистыми!
 
Увы, в холокосте оказались замаранными даже и те народы, чья экзистенциальная защита от унизительной правды и вовсе строится на самоощущении себя как незапятнанных жертв восточных варваров (про зверства западных сегодня выгоднее забыть – всем, кроме нас). Пробежимся хотя бы по энциклопедии «Холокост» под редакцией маститого Уолтера Лакера (М., 2005). Мне хотелось бы вглядываться только в светлые эпизоды, которыми мои оппоненты наверняка пожелают защитить свою сказку, но я по-прежнему считаю, что если правда не причиняет боли, значит она прячется от самого главного.
Большая и утомительно подробная статья «Спасение»: «С началом войны британское правительство ввело тотальный запрет на иммиграцию из Германии и оккупированных ею территорий в какую бы то ни было часть Британской империи»; «Черчилль отверг просьбу Бен-Гуриона о личной встрече». Статья «Освенцим»: «Призывы евреев начать бомбардировку газовых камер были проигнорированы как в Вашингтоне, так и в Лондоне». «Франция»: «В целом власти Виши в оккупированной зоне занимались евреями решительнее, чем нацисты» (однако патриотично старались сдавать чужих евреев, беженцев вместо своих); «вскоре после прихода к власти в октябре де Голль понял, что неприятный вопрос о французском коллаборационизме способен расколоть нацию и помешать восстановлению страны. К тому же большинство французов не проявляло особого интереса заняться критической самооценкой с точки зрения их поведения во время оккупации (ай-я-яй, а где же хвалёное покаяние? – А.М.). Результатом стало постепенное складывание национального мифа о том, что подавляющее большинство французов во время 2-й мировой войны были участниками Сопротивления, режим Виши являлся заблуждением, а в его предательских действиях виноваты продажность и фанатизм нескольких безумцев». Стандартная форма национального покаяния — списывание общего греха на кучку козлов отпущения. А из-за евреев ссориться не стоит: «О преследованиях и депортациях евреев упомянуто не было». И даже в 1987 году на процессе Клауса Барбье, которому оттянуть на сорок лет и этим смягчить приговор от «вышки» до пожизненного помогла американская контрразведка, французские обвинители «осмотрительно избежали сколько-нибудь серьёзного обсуждения связи Барбье с французскими коллаборационистами».
 
Статья «Военные преступления»: в британской зоне оккупации «перед военными судами предстали св. 1000 чел., в т.ч. личный состав СС из Берген-Бельзена, Освенцима и др. лагерей. …Ни разу не предъявлялось обвинение в преследовании и истреблении евреев. Британская общественность, с раздражением относившаяся к продолжавшимся судам, к середине 1946 стала требовать их прекращения. …К тому времени, когда в конце 1949 был отдан под суд последний обвиняемый — Манштейн, настроение общественности изменилось настолько, что даже Уинстон Черчилль сделал взнос в фонд его защиты»; в американской зоне, чтобы не ссориться с «покаявшейся» Западной Германией, «смертные приговоры были отменены, а сроки тюремного заключения сокращены. …К 1958 американские власти освободили всех осуждённых их судами в период с 1945 по 1955»; «после войны многие тысячи коллаборационистов из Восточной Европы нашли убежище в США, Канаде, Австралии и Великобритании». Это не советская пропаганда, это издательство Йельского университета, в проекте участвовали также университеты Иерусалима и Хайфы.
«Балтийские страны»: «Когда германские войска ещё только занимали населённые пункты, местные евреи уже подвергались убийствам, изнасилованиям и грабежам со стороны своих соседей-христиан, ведомых и подстрекаемых представителями местных структур: солдатами, полицейскими и даже духовенством. Эти преступления обычно совершались под предлогом сведения счётов с коммунистами и др. активистами, советизировавшими их страну и помогавшими арестовывать местных патриотов, однако практически все жертвы не только не имели отношения к советизации, но и сами страдали при советском режиме по идеологическим причинам: за то, что были сионистскими активистами, или за участие в борьбе за независимость. Особенно часто объектами возмездия становились раввины. Их привязывали к хвосту лошади или к телеге и заставляли восхвалять И.В. Сталина перед толпами людей, которых выгоняли смотреть на этот спектакль»; «айнзатцкоманды находились под началом немногих германских офицеров, большинство же убийств в городах совершали в основном литовцы, латыши и эстонцы».
 
Однако международное слово pogrom не обрело и прибалтийского акцента. Немцы же и вовсе подарили миру нечто оперно-­ювелирное — Хрустальная ночь.
Я вовсе не собираюсь «сыпать соль на раны», против чего предостерегают, как правило, не раненые, а не задетые, я совершенно не намерен сеять вражду – я уверен, что, пребывая в психозе ужаса, все способны на всё: ужас и озверение – две неотделимые стадии единого процесса. Я думаю даже, что и в самое страшное время убивать евреев собственноручно были готовы немногие, большинство согласно было только закрывать глаза, когда это делали другие. Сегодня сила, готовая убивать, растёт на глазах. И с её ростом неуклонно тяжелеют веки цивилизованного мира: он готов ритуально оплакивать позавчерашние убийства, чтобы оправдать игнорирование сегодняшних.
Ему-то есть ради чего лишаться зрения – ради надежды, как и в прошлый раз, откупиться евреями. Но нам-то зачем отворачиваться от правды?
 
А.К. Странная статья для черносотенной ныне “Литературной газеты”, но с учетом сегодняшней вражды с Западом – понятная. Можно здесь добавить только одно: подло вело себя “цивилизованное человечество” в годы Холокоста, но и на восточных, оккупированных территориях местное население дружно и охотно убивало евреев, часто не дожидаясь приказов сверху. Об этом русскому автору тоже, не “отворачиваясь от правды”, неплохо бы вспомнить.

Share

Президент США – Дональд Трамп!

В предвыборной компании я мои настоящие друзья поддерживали Дональда Трампа. Я знал, если он не победит, Америка потеряет все ценности, которые создали её основатели. Я  видел, как люди из демократической партии США приплыли к соцалистическо-коммунистическим  идеям, и с криками о равноправии, убивают американский дух верности, патриотизма, веры в Бога. Я написал  мгновенно  растиражированную статью “Трамп разбудил Америку”. Словом, я считал и считаю, что Бог избрал Трампа для спасения нашей великой страны. Познакомьтесь: Президент  США – Дональд Трамп!

Михаил Моргулис

ЖИЗНЕННАЯ ФИЛОСОФИЯ ДОНАЛЬДА ТРАМПА

20 по-настоящему золотых цитат Дональда Трампа Дональд Трамп, цитаты, цитаты президента
20 по-настоящему золотых цитат Дональда Трампа Дональд Трамп, цитаты, цитаты президента
20 по-настоящему золотых цитат Дональда Трампа Дональд Трамп, цитаты, цитаты президента
20 по-настоящему золотых цитат Дональда Трампа Дональд Трамп, цитаты, цитаты президента
20 по-настоящему золотых цитат Дональда Трампа Дональд Трамп, цитаты, цитаты президента
20 по-настоящему золотых цитат Дональда Трампа Дональд Трамп, цитаты, цитаты президента
20 по-настоящему золотых цитат Дональда Трампа Дональд Трамп, цитаты, цитаты президента
20 по-настоящему золотых цитат Дональда Трампа Дональд Трамп, цитаты, цитаты президента
20 по-настоящему золотых цитат Дональда Трампа Дональд Трамп, цитаты, цитаты президента
20 по-настоящему золотых цитат Дональда Трампа Дональд Трамп, цитаты, цитаты президента
20 по-настоящему золотых цитат Дональда Трампа Дональд Трамп, цитаты, цитаты президента
20 по-настоящему золотых цитат Дональда Трампа Дональд Трамп, цитаты, цитаты президента
20 по-настоящему золотых цитат Дональда Трампа Дональд Трамп, цитаты, цитаты президента
20 по-настоящему золотых цитат Дональда Трампа Дональд Трамп, цитаты, цитаты президента
20 по-настоящему золотых цитат Дональда Трампа Дональд Трамп, цитаты, цитаты президента
20 по-настоящему золотых цитат Дональда Трампа Дональд Трамп, цитаты, цитаты президента
20 по-настоящему золотых цитат Дональда Трампа Дональд Трамп, цитаты, цитаты президента
20 по-настоящему золотых цитат Дональда Трампа Дональд Трамп, цитаты, цитаты президента
20 по-настоящему золотых цитат Дональда Трампа Дональд Трамп, цитаты, цитаты президента

 

Share

B Центре Святости проводятся встречи

Я только что вернулся из дальней поездки, где были выступления в парламентах, церквях, детских домах, тюрьмах, лагерях для военнопленных. Я был в Беларуси, Украине, Южной Корее, и в Донецке. Уставшей душе требовалось молитвенное очищение, успокоение. Каждую субботу в нашем Центре Святости проводятся встречи молитвенников из разных церквей Норд Порта. Группа молится об Израиле, о больных людях, о прекращении сплетен в церквях, о дожде пробуждения для Америки, России, Украины, Беларуси. Я часто говорю, что в христианской жизни важно не длина и частота молитвы, а только духовное качество молитвы, её праведность и очищенность. Именно по этим признакам Господь слышит своих детей. У нас в Центре Святости по молитвам происходили исцеления, очищения, откровения. Здесь принимали крещение люди разных национальностей: врачи, режиссёры кино, офицеры, поэты. Здесь часто чувствуется присутствие Святого Духа, как говорят на иврите Руах хакодеш или Руах Кадаш, и ощущается Его благоговейное действие на молящихся.


Всех, кто заботится о своих близких и о себе, кто ждёт помощи, физического и духовного исцеления, приглашаем прийти в наш Центр. Звоните по тел. 630-417-0306, приезжайте по адресу: 5585 Reisterstown Rd. North Port, FL. 34291. Встречи проходят каждую субботу в 6.30 вечера.

В милости Божьей –
Доктор Михаил Моргулис

Share