Брат Нетаниягу: «АНТИСЕМИТИЗМ НЕИЗЛЕЧИМ»

Идо Нетаниягу, младший брат премьер-министра Израиля, приехал в Россию во второй раз. Привез семью показать Москву, Санкт-Петербург и спектакль, поставленный по его пьесе «Хэппи-энд» ташкентским театром. Здесь, в Москве, Российский еврейский  конгресс готовит к печати монументальный труд его отца Бенциона  Нетаниягу «Происхождение инквизиции в Испании XV века». «Для меня это  очень важный проект. Хотя книга посвящена средневековой Испании,
 благодаря ей можно многое понять о положении еврейского народа в мире»,  — говорит Идо Нетаниягу.

— Насколько я понимаю, ваша пьеса «Хэппи-энд» тоже о судьбе еврейского народа?
— Моя пьеса о Холокосте в преддверии Холокоста. Действие разворачивается в начале 30-х годов прошлого века. Если помните, процесс прихода Гитлера к власти занял некоторое время. Прошло > несколько месяцев, прежде чем он победил на выборах и возглавил страну. > Действие пьесы происходит как раз в этот промежуток времени. Это  история о способности или неспособности евреев понимать происходящее, правильно интерпретировать, оценивать опасность. В центре сюжета еврейская семья: муж, жена и их сын. И главный вопрос, который перед ними стоит, — следует ли им покинуть Берлин. Зрители в зале прекрасно знают, что будет дальше. Но они — нет. Они ничего не знают о грядущем
Холокосте и, как многие евреи того времени, которые решили не уезжать, недооценивают опасность. И дело не в том, что герои слепы. Они прекрасно видят все, что происходит. Но тут возникает проблема интерпретации, понимания реальности. Это история о соблазне не замечать опасность. Я бы сказал, что еврейский народ вообще на протяжении всей своей истории плохо понимает, что вокруг него происходит. Думает, что понимает. Но на самом деле — нет. Мы почему-то гораздо более слепы  (политически, я имею в виду), чем другие народы.
— Почему?
— Возможно, потому что мы не до конца интегрированы в политические системы стран, в которых нам приходилось жить.
— Но ведь в Германии как раз перед Второй мировой евреи были очень интегрированы и в политические, и в экономические процессы, происходившие в стране.
— Да, и сегодня тоже интегрированы. И в Америке, и в Европе. Но это совершенно не значит, что они видят те силы, которые управляют народами, политикой. Политикой движут желания людей. А мы не понимаем, чем руководствуются народы, которые нас окружают.
— И как же видят ситуацию ваши герои?
— Очень по-разному. Муж интеллектуализирует происходящее. Он очень логично рассуждает, все, что он говорит, кажется разумным и верным. Но  мы-то знаем, что он не прав, что в конечном итоге все совсем не так, как ему видится. А жена многое видит, но не хочет в это верить. Она пытается втиснуть реальность в свое о ней представление, изменить ее. Отчасти в этом смысле она похожа на евреев в России, которые поддержали коммунизм. Они решили, что советский строй — это возможность избавиться от антисемитизма. Поэтому евреи так активно участвовали в > коммунистическом движении. Старались заставить человечество чувствовать иначе. А человечество так чувствовать просто не может.
— А как видит происходящее их сын?
— Ему всего семнадцать лет. И в глубине души он все прекрасно понимает, ничего не интерпретирует и не пытается придумать реальность — просто видит все как есть. Но до конца пьесы так и непонятно, что же они решат — покинуть Германию или остаться, хотя вокруг происходят страшные вещи, на которые становится все сложнее закрывать глаза. Однако эти плохие вещи происходят постепенно, и люди успевают к ним привыкнуть, адаптироваться.
— Вашу пьесу ведь ставили в Израиле? Я правильно понимаю, что ташкентская постановка вам нравится больше?
— На самом деле, это очень русская интерпретация пьесы. Я не привык к русскому театру. Конечно, на израильский театр «Габима» тоже очень повлияла школа Станиславского. Там есть люди, которые учились в России, а потом уехали в Израиль и создали свой театр. Но в мое время израильский театр больше тяготел к американским, европейским традициям. В Ташкенте совершенно другая постановка.
— В чем разница?
— Начать с того, что актеры играют совершенно по-другому. Я бы назвал их игру «театральной» в хорошем смысле этого слова. Театр в Израиле и в Европе очень близок к кино, там очень естественные, реалистичные постановки. А в Ташкенте было больше театра. К примеру, если по сценарию двое героев говорят друг с другом, в европейском театре они  просто говорят друг с другом. Здесь же они обращаются не только друг к другу, но и к аудитории. И еще много подобных деталей. Мне понадобился час, чтобы привыкнуть к такой подаче. И мне очень понравилось. Кроме того, режиссер подобрал особенную «огранку» для этой очень реалистичной истории. По периметру сцены размещены экраны, где демонстрируют кадры, которые усиливают напряжение, создают контекст истории, ощущение  окружающего героев хаоса реальности.
— Многие художники по-прежнему обращаются к теме Холокоста, надеясь, что это позволит предотвратить подобную трагедию в будущем. Вам тоже так кажется?
— Я не верю, что фильмы или книги о Холокосте могут предотвратить его повторение. Природа человека такова, что люди совершают страшные вещи. И то, что это уже было в прошлом, совершенно не удерживает их от того, чтобы сделать это снова. Я бы сказал, что говорить о Холокосте нужно, чтобы помнить. По крайней мере, для евреев это очень важно, это наша история.
— С вашей точки зрения, предотвратить подобную трагедию нельзя?
— Вы знаете, я бывал в массе еврейских музеев — в Европе, Америке. И во всех этих музеях и мемориалах, посвященных Холокосту, почему-то всегда одна и та же история: жил-был такой ужасный Гитлер, он пришел к власти,
устроил Холокост, а потом его уничтожили и все стало хорошо. Но ведь это совершенно не так. Холокост — это результат существовавшего веками антисемитизма, глубоко укоренившейся ненависти к евреям. Мини-холокосты
> происходили в разных местах и случались тогда, когда к власти приходил народ. Евреев от ненависти народа всегда ограждали власти. Когда власть переходила к людям, они пытались уничтожить евреев. Достаточно вспомнить гражданскую войну, когда на Украине в 1920-1921 годы начались жуткие погромы и евреев вырезали сотнями тысяч. Уникальность Гитлера только в том, что он пришел к власти и завоевал всю Европу. Поэтому он мог осуществить то, о чем мечтали другие. Но, в сущности, это лишь одна из трагических страниц истории еврейского народа в Европе.
Поэтому то, как принято говорить о Холокосте, совершенно неправильно. Ужасные вещи происходили, происходят и будут происходить. Можно рассказывать людям, что воровать плохо, но воры не переведутся. Можно говорить им, что нельзя совершать преступления, но преступники будут всегда. Проблема не в этом. Проблема в том, чтобы правильно понять, почему такие страшные вещи происходят с нами. И здесь мы возвращаемся к теме моей пьесы: понимать политику в целом — это одно, но как понять процессы, ей управляющие, настроения в народе?.. И евреи не хотят этого
понимать, потому что нам слишком сложно правильно оценить происходящее. Потому что это очень тяжело психологически — признать эту враждебную реальность.
— Чего же такого мы не принимаем и не понимаем?
— Евреи не понимают ненависти к себе. Потому что понять и признать существование такой вот необъяснимой ненависти, которой нельзя противостоять теми способами, которые нам кажутся эффективными, очень тяжело. Считается, что Холокост и антисемитизм случились из-за того, что Гитлер пришел к власти. Но на самом деле все наоборот — Гитлер пришел к власти потому, что существовал антисемитизм, он использовал антисемитизм, чтобы завоевать любовь народа.
Он видел, как пришел к власти мэр Вены антисемит Карл Люгер, и понял, что ненависть к евреям — мощнейшая сила. Но признать это невероятно тяжело, потому что если мы признаем, что Холокост или погромы не были проблемой отдельно взятого периода времени в отдельно взятом месте, то тогда возникает вопрос, какое у нас будущее.
Это вывод, к которому пришел сионист Леон Пинскер здесь, в России. Он создал сионистское движение, сорок лет возглавлял его, живя в Одессе. Он думал, что если евреи будут эмансипированы, получат образование, перестанут говорить на идиш, выучат русский, снимут традиционную одежду, антисемитизм закончится.
Пинскер основал журнал, читал лекции, занимался образованием и защитой прав евреев. А через сорок лет начались погромы. Первые погромы 1871 года, которые устраивали образованные люди, русская интеллигенция. Они оказались самыми ярыми антисемитами и вдохновляли на погромы народ.
Пинскеру было шестьдесят, когда он понял, что сорок лет своей жизни заблуждался. Представляете, какое мужество должно быть у человека, чтобы это признать?
Тогда он понял, что единственное приемлемое решение — это создание отдельного еврейского государства, в котором евреи будут сами строить свое будущее и не будут зависеть от других народов, от их доброй или злой воли, от настроения их правителей.
— Но тогда не получилось.
— Именно! Потому что когда он попытался убедить в этом европейское еврейство, у него ничего не вышло. Ему ответили обычной отговоркой, за которую евреи всегда цепляются: нет, это только такой исторический момент, просто евреев слишком много в этих местечках за чертой оседлости, это раздражает местное население и тому подобное.
Тoже самое происходило в Германии, то же самое будет происходить и потом.
— Однако создание Государства Израиль не избавило нас от антисемитизма. Нас теперь ненавидят едва ли не больше.
— Не больше и не меньше. Ровно так же, просто сейчас эта ненависть приобрела другие формы выражения. Но вы правы, Государство Израиль не защищает от антисемитизма. Зато Израиль может защитить самого себя. Вот в чем главная разница, и она огромна! Мы больше не зависим от защиты правителей других государств, которые могут в любой момент изменить свое мнение. А это происходит нередко, и вовсе не потому, что они антисемиты — просто им нужна поддержка народа. Сегодня они могут защищать евреев, а завтра им нужно заслужить доверие своего народа,
чтобы прийти к власти или усилить ее — и тогда все меняется. Так происходило в истории не раз, вспомним хотя бы Россию или Испанию. Поэтому отличие нашего нынешнего положения в мире в том, что у нас есть возможность самим за себя постоять.
— Получается, что мы обречены на эту ненависть?
— Не знаю. Это совершенно не значит, что мы должны опустить руки, что не должны этому противостоять. В мире очень много людей, которые прекрасно понимают, что антисемитизм — это чудовищно. Но есть и те, кто переворачивает ситуацию с ног на голову.  Они теперь нас обвиняют в том, что мы нацисты, устраивающие новый
холокост. Это к вашему вопросу о том, для чего мы говорим о Холокосте.
Но это не значит, что мы должны молчать. Люди все разные, они по-разному думают и воспринимают реальность. Есть хорошие люди, есть плохие. Есть, кстати, хорошие люди, которые ненавидят евреев. К сожалению, антисемитизм — это незыблемая, неотъемлемая часть европейского сознания. И начался он задолго до христианства — еще в Древнем Египте. Почитайте, что писали о евреях во времена эллинизма — это ведь мало чем отличается от взглядов нацистов. Ненависть существовала веками. И думать, что ее можно уничтожить, рассказывая о Холокосте или строя коммунизм, недальновидно и наивно.
Мы не можем изменить мир и сделать его лучше. Не сможем изменить и  психологию людей, а антисемитизм — большая часть их психологии.
— Похоже, вы правы. У меня сейчас тоже складывается ощущение, что все мои попытки рассказывать в России про Холокост, погромы, антисемитизм ушли в песок. Потому что снова всколыхнулась эта волна, снова по телевидению и в печатных СМИ звучат антисемитские высказывания, снова эта карта разыгрывается.
— То есть вы пришли к тому же выводу, что и Леон Пинскер. К счастью, вам еще не шестьдесят лет (смеется). Выхода нет?
— Почему же? Можно ассимилироваться, перестать быть евреем. И многие  евреи просто исчезли, растворились в других народах. Но если человек хочет остаться евреем, ему придется признать, что покончить с антисемитизмом нереально.

«В ИЗРАИЛЕ ЛЮДИ СЧАСТЛИВЫ»

— Почему Израиль все время проигрывает информационную войну?
— Евреи очень сильно отличаются от других. Восприятие евреев другими народами подчиняется совершенно иным правилам, в нем очень много лицемерия. Мы не должны сдаваться, мы обязаны участвовать в этой войне, потому что люди не рождаются с определенным восприятием, они его приобретают. Многие нас поддерживают. Но ждать, что к нам будут относиться объективно и справедливо журналисты, лидеры других стран, их жители, бессмысленно. Поэтому нам надо прилагать больше усилий к тому, чтобы объяснять свою позицию.
Арабы в информационную пропаганду против нас вкладывают миллионы долларов, и нам тоже следует инвестировать в нее больше денег. А еще обучать людей правильно излагать свою позицию, правильно себя вести, потому что это та же война, схватка и для нее нужно готовить солдат. >
Война идеологий — очень серьезное дело, мы ее недооцениваем.
Победим ли мы в ней? Нет. Но каким бы ни был ее исход, важно  противостоять попыткам противоположной стороны.
Цель этой войны — уничтожить Государство Израиль, поэтому мы обязаны быть в ней полноценными участниками. Хотя есть, конечно, масса причин, по которым Израиль будет жить и процветать и дальше: государство сейчас  развивается очень правильно и стремительно.
— Вы верите в то, что Израиль несокрушим?
— 20-30 лет назад я был очень скептичен. Сейчас я гораздо более оптимистично настроен.
— И что придает вам оптимизм?
— Наша страна очень живо развивается, создает новые технологии, развивает экономику, у нас очень сильная армия, а население постоянно растет. Это крошечная страна с уникальным народом. И разница между тем Израилем, который я помню с детства, и Израилем сегодняшним огромна.
Единственная по-настоящему серьезная проблема — это Иран и его попытки создать ядерную бомбу; других проблем я не вижу. Не думаю, что нам всерьез угрожает что-то еще, если мы не наделаем глупостей.  Во время войны 1973 года было ощущение, что судьба страны висит на волоске. Сейчас такого чувства нет. И люди очень счастливы, несмотря на
все трудности.
— Звучит и правда очень обнадеживающе.
— Я настроен оптимистично, пока мы делаем все необходимое, чтобы Израиль существовал и процветал. Конечно, в мире масса агрессии и напряжения. Но в Израиле есть стремление выжить, жизненная энергия, которой сегодня нет в Европе.   Я очень люблю Европу, но наблюдаю там умирающую культуру, затухающую общественную жизнь. Мне нравится гулять по европейским городам, сидеть в кафе. Что может быть лучше! Но есть там ощущение умирания, затухания. В Израиле совсем другое ощущение — расцвета, жизни, стремления к выживанию. Общий настрой в стране очень позитивный, в отличие от 60-х, от периода Войны Судного дня. В какой-то степени он возник благодаря русской эмиграции, которая дала огромный толчок к развитию страны.
Я не могу оценить ее вклад в каких-то конкретных цифрах, но убежден, что он велик. И теперь в Израиль съезжаются европейские евреи, к примеру, из Франции. Все потому, что в Израиле у них есть будущее, а во Франции нет. Абсолютно никакого.
— Да, и в результате этого затухания европейской культуры ее заполняют эмигранты, тоже весьма негативно настроенные к евреям.
— Видите ли, Европа непредсказуема. Она вполне может отреагировать, подняться внезапно, и реакция эта может быть очень серьезной. Сложно прогнозировать, что тогда будет. Но сейчас все выглядит очень нехорошо.
В любом случае, что бы ни произошло — будет ли усиливаться мусульманское влияние на Европу или Европа поднимется и даст отпор, — евреи пострадают, они снова окажутся в плохом месте в плохое время.
Я понятия не имею, что будет с Европой. Этого никто не знает. Но судьба евреев в Европе в любом случае будет невеселой. И в Америке тоже.
— Америка многонациональна. Там вроде бы не так активен антисемитизм.
— Да, но евреи, живущие там, перестают быть евреями. 80% браков смешанные, а это значит, что евреи там исчезают. И происходит это очень быстро. При этом, по последним данным, антисемитизм и там поднимает голову. Так что ничего хорошего не будет ни для европейских, ни для американских евреев.
Я сионист, да, но говорю так не из сионистских побуждений. Хотя и верю, что рано или поздно евреи всего мира должны найти свой путь в Израиль.
— Многих на этом пути останавливает привычка — люди привязаны к месту, где они живут…
— Все верно. Но я в любом случае не понимаю, зачем жить там, где чувствуешь дискомфорт и так или иначе ожидаешь гонений, оскорблений, недоброжелательного отношения. Почему не жить там, где можно чувствовать себя свободно, вести себя свободно, быть евреем и частью своего народа.

ТРУДНО БЫТЬ ПРАВЫМ

— Когда я готовилась к интервью, искала материалы о вас. И везде о вас пишут как о младшем брате Биньямина Нетаниягу. Вам это не обидно? На  вашу судьбу очень влияет то, что вы брат премьер-министра?
— Для меня это просто забавный нюанс. Мы были обычными мальчишками, между нами были хорошие отношения. Никто ни от кого не зависел, никто не был ни в чьей тени. Когда ситуация изменилась, я уже был взрослым  состоявшимся человеком. И воспринимаю эту приписку — «младший брат Нетаниягу» — с улыбкой.
Да, мой брат — премьер-министр, поэтому обо мне пишут именно так. Что я могу с этим поделать? (смеется) Единственная проблема, с которой я сталкиваюсь, заключается в том, что в Израиле политика очень влияет на мир искусства, а в нем крайне сильны левые настроения.
Это, конечно, создает проблемы, поскольку я придерживаюсь правых взглядов. Однако на меня это влияет не больше, чем на любого другого художника, который не разделяет взгляды левого крыла.
Да, есть некоторое количество препятствий, но все они имеют отношение к ситуации, сложившейся в артистических кругах, а не к моему имени.
— Насколько я знаю, подобные проблемы были и у вашего отца. Он даже вынужден был уехать из Израиля.
— Да, все так. Его не допускали к преподаванию в университете. Поэтому, чтобы продолжать свои научные исследования, он вынужден был устроиться профессором в Америке. Это было много лет назад.
Но я не вижу, чтобы ситуация значительно изменилась с тех пор.  Левые всерьез считают, что культуру не могут создавать представители правого крыла. И это не уникальная ситуация: то же самое есть и в Америке, и в Западной Европе. Я очень надеялся, что русская волна эмиграции изменит культурный мир Израиля. И многие вещи действительно изменились, но революции не произошло.
— Вы очень лестно отзываетесь о русской волне. При этом в Израиле часто говорят о дискриминации «русских» со стороны коренных израильтян.
— Я считаю, что «русские» адаптировались и ассимилировались гораздо лучше других эмигрантов. Они прекрасно интегрировались в израильское общество, стали очень важной его частью. Любая волна эмиграции создает  конфликты, они неизбежны. Волна «русской» эмиграции была такой огромной, что, конечно, не могла не привести к конфликту. Но четверть израильского населения имеет русские корни. Так что для меня очевидно, что произошло невероятно важное и быстрое вливание огромной группы новых эмигрантов, невероятная экономическая и культурная интеграция. Мало ли кто что говорит.  Люди спорят друг с другом, любят друг друга, ненавидят друг друга,  объединяются или не соглашаются. Это жизнь, и это прекрасно.
— Складывается впечатление, что сегодняшнее израильское общество особенно сильно расколото…
— Ничуть не больше, чем было всегда. Совершенно обычные, нормальные процессы. Раньше споры были куда более ожесточенными. Между Владимиром Жаботинским и Бен-Гурионом, например, противостояние было невероятным.
Бен-Гурион называл Жаботинского «Владимир Гитлер». Публично! Ненависть была такой огромной, что Бен-Гурион не разрешил захоронить Жаботинского в Израиле. Да что далеко ходить! Мой отец не мог найти работу из-за своих политических взглядов. Другой мой близкий знакомый не мог устроиться даже учителем в школу, чтобы зарабатывать себе на жизнь. И вынужден был обратиться в суд с просьбой защитить его права. Так что происходящее сейчас — обычные политические баталии. Левые не любят поселенцев, поселенцы не любят левых — это просто политика, обычное дело. Правда, и сегодня в академических кругах наблюдается похожая ситуация. В гуманитарных науках очень непросто устроиться человеку правых взглядов. Почти невозможно.
— А как же свобода политических убеждений?
— Да, она притесняется. И очень опасно то, что притесняется она в академических кругах, которым как раз должно быть присуще вольнодумие, свободная дискуссия.
— Очень знакомая ситуация.
— Да, думаю, здесь в России эта ситуация многим знакома. Но проблема в том, что в России это спускают сверху, это политическое решение. А в Израиле это естественное положение вещей, тенденции развития общества. И ярче всего они проявляются в академической и творческой среде.

Беседовала Алина Ребель

Share

ЧУЖИЕ ДЕНЬГИ НЕ СЧИТАЙ

                                      Михаил Моргулис

Чужие деньги не считай,

Чужой любви не замечай, 

Если тоска – не унывай,

И не спеши сказать: Прощай!

 

Молчи, не бойся, не проси,

Свой крест достойно пронеси

Не плачь, хоть слёзы душат грудь,

И ты пройдёшь достойно путь.

 

Летят по небу журавли,

Это летят мечты твои ,

Сумей коснуться неба ты,

Тогда исполнятся мечты

 

И не завидуй и не злись,

Душой лишь Господа коснись,

Он на пути зажжёт огни

Научит Он тебя любви.

Share

Отрывок из книги «Это был сон»

Дьявольская интуиция. Отрывок из книги «Это был сон»

Михаил Моргулис

Писатель, журналист, основатель концепции “Духовная Дипломатия”. Личный сайт: morgulis.tv

Флорида, США

Как Россия смогла победить Германию, полностью не объяснит никто. Потому что человеческих объяснений этому недостаточно. Объяснения эти – слепки, продукт массового человеческого понимания. Да, Сталин заливал кровью людей подступы к России, заваливал трупами дороги, и всё же. Если бы он не был служителем дьявола, то не смог бы остановить другую саранчу, идущую со стороны другого служителя  дьявола из Германии. Сердце дьявола разрывалось между двумя лучшими служителями. Но дьявольская суть не может допускать любви и даже  дружбы. При любви и дружбе дьявол катастрофически теряет силу. Вспомните Сталина, тот был прекрасный ученик, и тоже в земной жизни повторял дьявола, не допускал любви и дружбы, потому что узнал от дьявола,  любовь и дружба  вызывают жалость и отбирают силу. И дьявол не мог остановить конфликт лучших учеников, поэтому он придумал других персонажей: У Бога Авель и Каин. А у меня  будут два Каина.  И на них двоих будет кровь невинных, которая вопиет к Богу. Но конечно, во  всю эту дьявольскую затею вынужден был вмешаться Бог.

Честно говоря, я тоже до конца не понимаю Божью логику, когда льётся кровь, а  Он молчит. Но всё же существует некоторое объяснение. После изгнания нас из Эдема, Он взамен Своей защиты дал нам свободу выбора между злом и добром. Также, как дал её в Эдемском саду, когда видел поведение Евы, равнодушие Адама и  высокое искусство дьявола в искушении. И не вмешивался в Эдеме, во время дискуссии дьявола с Евой, и не вмешивается сейчас, когда мы слушаем дьявола,  и почти не вмешивается, когда мы проливаем кровь себе подобных. Он понимает, что мы не понимаем,  что когда мы убиваем человека  – мы убиваем себя. Вмешивается он только тогда, когда по Его Божьей логике начинается экстремальный период истории. Думаю, что в период Гитлера и Сталина Он вмешался из-за когда-то избранного Им народа. Как оказалось – еврейского. И что «когда-то”  – для нас –  для него, это сегодня.  Видимо 6 миллионов умерщвлённых показалось Ему слишком большим наказанием, авелей убили слишком много.

Так что же дало Сталину  умение создать на земле царство дьявола, и присвоить себе имя наместника дьявола в мире. Испытывая при этом глубокое родственное уважение к брату-Гитлеру, он предвидел, что кто-то из них убьёт другого. Вы помните, по дьявольскому учению, любви быть не может. Уважая человека –  его можно легко убить, а любя его, это делать труднее, хотя и возможно. Сталин выпросил у дьявола дьявольскую интуицию, и тот не смог отказать любимому ученику и последователю. Гитлер тоже об этом просил. И тоже получил, и она ему много раз помогала, но это уже была копия  сталинской интуиции, чуть не сказал, Конституции.  Дьявол направил его на евреев, а Сталин  за счёт интуиции понял, что преследование избранного народа надо скрывать и не превращать в официальный лозунг. Достоевский, который имел доступ как к Богу, так и к дьяволу, в минуту нейтрального просветления выразился очень чётко: ежедневно происходит сражение между Богом и дьяволом и место этого сражения – душа человека. Но  всё же, сражаются не  стаи божьих ангелов и легионы падших ангелов, а  люди, люди сражаются на стороне Бога и на стороне дьявола.

Задолго до предательства Гитлера, что по воровским и бесовским законам, карается смертью, Сталин почувствовал, что оно будет. И также, он чувствовал, что только великий страх, который станет осязаемым, а не абстрактным, может парализовать и унизить самых сильных в его стране. Это должен был  быть другой страх, его новая модель. Это должен быть страх, который просит смерти, ещё не испытав пыток. Это страх души и мозга, страх того, что вложил в человека Бог. И  для того, чтобы его  создать в творении Божьем, нужно была сила  противника Бога, его изобретательность. Победить то, что создал Бог, может победить только дьявол, и только на короткое историческое время. Жалко, что эти исторические времена повторяются всегда и  постоянно. Но запомним, страх бывает разным. Апофеоз страха, когда он витает в воздухе, когда он в квартире и на улице, когда он полумёртвый живёт в твоей душе, в твоём сердце, в твоём сознании. Именно тогда человек превращается в безвольного раба, который заранее сдался, хотя плётка ещё не опустилась на его безвольные плебейские плечи.

Вот такие мысли холодят моё сердце, потому что история обладает удивительным свойством повторяться, так-как знает, что люди ничему у неё не учатся.

И есть  только одна возможность спастись от такого всеобщего страха – взять за руку Христа, нет, ни религию, ни церковь, а живого Христа. И подобно первым христианам умирающим на римских аренах, жить и умирать без страха.

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Америка пробудилась. Трамп разбудил Америку! и Уроки истории для верующих и неверующих

http://www.invictory.com/columns/2908/

 

Share

Николас Моргулис получил золотую награду

Николас Моргулис  получил золотую награду на  Кинофестивале Эмми, проходившим в Калифорнии.Николас награждён за лучший рекламный фильм “Лестница в небо”. Как и всегда, родители писатель, богослов  Михаил Моргулис и Татьяна Титова узнали о награде не от сына а из телевизионных новостей. На фото Николас  не на сцене во фраке, а в футболке, с золотой наградой Эмми у флоридского дома родителей.

 

Share

Россия и США вместе стараются помочь российским инвалидам найти работу

Дорогие друзья-читатели! Мой старинный московский друг Пётр Петрович Абрашкин опубликовал материал о Валерии Анатольевиче Буркове, замечательном человеке, лётчике, ставшим священником. Мы начали разговоры о Боге с Валерием Бурковым в далёкие 90-е годы. Мне кажется, тогда начался путь Валерия Буркову к Всевышнему,и пройдя этот путь стал он иноком Киприяном. И колыхнулось моё сердце и вспомнило оно те тёплые задушевные беседы, которые проходили у нас с иноком Каприаном, когда он был ещё Героем России, полковником авиации. И предоставляю вам те далёкие новости, когда мы начали помогать инвалидам войны.

Михаил Моргулис

Россия и США вместе стараются помочь российским инвалидам найти работу

Когда-то с Героем России полковником Валерием Бурковым, наш Фонд начал проект о бесплатном обеспечении
протезами инвалидов войны России. Валерий, сам лишившись обеих ног в Афганистане, особо понимал важность решения драматической ситуации. Потом , понемногу решением этой проблемы занялись и другие люди, и что важно, благородная на помощь Америка. Мы с радость сообщаем о замечательных новостях в этой грустной области.

Вчера вечером, накануне открытия важного форума, посвящённого обеспечению рабочими местами людей с инвалидностью, я с огромным удовольствием принимал в Спасо-хаусе многочисленных уважаемых гостей.

Лори Голден и Сеть “U.S. Business Leadership Network” с большим отрывом лидируют в этой области, осуществляя программы, помогающие людям с инвалидностью находить достойную работу. Агентство США по международному развитию также замечательно поработало в партнёрстве с российской общественной организацией “Перспектива”, объединяя усилия российского общества и бизнеса для нахождения творческих решений этой острой проблемы.

C 1997 года организация “Перспектива” помогает людям с инвалидностью в 26 российских городах, а с использованием интернет-технологий её услуги стали доступны ещё в 10 городах. Организация “Перспектива” помогает инвалидам в профессиональной подготовке, что даёт им возможность жить самостоятельно и быть полноправными членами общества.

Агентство США по международному развитию предоставляло и предоставляет финансирование, которое помогает “Перспективе” защищать права инвалидов, оказывать услуги инвалидам с детства, организовывать услуги для молодёжи на местном уровне и просвещать общество по вопросам инвалидности. “Перспектива” также активно выступала за принятие Россией Конвенции ООН “О правах людей с инвалидностью”, которая в этом месяце стала законом.

Закон об американцах с инвалидностью, принятый Конгрессом США два десятилетия назад, предусматривал достойное трудоустройство людей с инвалидностью. Не менее важно и то, что правительство США совместно с американскими деловыми кругами приложило много усилий, чтобы изменить отношение к этим людям, которых раньше считали людьми второго сорта.

В Российской Федерации почти каждый десятый гражданин – это человек с инвалидностью. Они есть среди наших родственников и друзей, соседей и коллег, руководителей бизнеса и гражданского общества.

В России и в США инвалиды имеют одинаковые с другими права на труд, а бизнесы и общества наших стран в целом выигрывают от того, что люди с инвалидностью могут работать, как и все другие.

Меня воодушевляет то, что я вижу как власть, бизнес и гражданское общество объединяют усилия для создания таких рабочих мест, на которые можно нанимать людей независимо от того, являются ли они инвалидами или нет, и строят более толерантное общество.

Share

МНЕНИЕ ПСИХИАТРА Нет, Дональд Трамп не сумасшедший

 Нет, Дональд Дж. Трамп не сумасшедший. По моему медицинскому  мнению, а я как утверждают всемирно известный врач, Трамп  «хитер, как лис».

Дональд Трамп может делать что-то не так, как это сделал бы кто-либо другой, но это не такая уж «импровизация», как может показаться. Трамп обладает гениальным умом, и все, что он делает, спланировано. Много раз CLM (все искажающие либеральные СМИ) могли думать, что они лучше всех “достали” президента Трампа, но на самом деле, они делали именно то, что он ожидал. Как еще, по вашему мнению, кандидат в президенты мог потратить на свою кампанию в половину меньше своего оппонента и выиграть?
Либеральные СМИ делают все возможное, чтобы свалить нашего нового президента.

И наша задача – добиться ПРАВДЫ в социальных сетях.


Нельзя управлять многонациональной корпорацией, наслаждаться уважением и любовью своих детей и жены, подбирать штат своей администрации, на что, кстати, ему дает право победа над 16 республиканскими первичными оппонентами и наиболее вероятным кандидатом Демократической администрации, и после всего быть обвиненным в неуравновешенности. Он очень уравновешен! Он добивается того, чего не добился никто другой. Это не значит, что он зауряден, он может быть экстраординарным и иметь совершенно иной подход, но если и называть его сумасшедшим, то это самое хорошее сумасшествие, из всех, которые вы знаете.
Когда я обучался медицине, мне пришлось столкнуться и с хирургией. У некоторых из лучших хирургов были свои капризы и причуды. Но когда кому-то нужна была хирургическая помощь, кого они выбирали? Тех самых парней! Не безупречных, не блестящих, но гениальных людей!
И сейчас у нас в Овальном кабинете появился гений! И если вы думаете, что он собирается подписывать все подряд по протоколу и будет безупречным, блестящим и безукоризненным, подумайте еще раз!

Держитесь крепче, похоже, это будет президент, которого запомнят в истории все!

Доктор Кейт Эблоу – АМЕРИКАНСКИЙ ПСИХИАТР

МНЕНИЕ БОГОСЛОВА

Я бы добавил ещё одну характеристику. Конечно, Трамп  не ангел, нет ни одного президента, у которого бы вместо рук росли  бы крылья. Но  на фоне  лицемерных и лживых политиков всего мира он выглядит  куда более чистым и достаточно искренним. Большинство из нас думает массовыми категориями, раз миллиардер и президент, то заранее плохой. Это массовый  классический штамп, которые используют все коммунисты и либералы мира, люди, которые  не созидают, а разрушают страны. Там где коммунизм, там всегда бедность, голод, тюрьмы. Эти люди  во  все времена борются за равноправие бедных, а сами живут  богато, и не с теми за кого борются.  Это голые  либеральные короли, на которых не одето ни одного слова правды. Это болтуны, как по-английски говорят, токеры, которые живут в придуманной ими жизни, которая далека от жизни реальной. Такими был и Карл Маркс, и Ленин, и  чета Клинтон,  и Обама, это всё одна порода, желающая уничтожать Божий дух в человеке. Когда шла предвыборная компания в Америке, я объезжал флоридские города и говорил избирателям: – Если хотите, чтобы в Америке президентом был гомосексуалист, а секретарём   Госдепартамента лесбиянка, если хотите, чтобы новое поколение лишили связи с Богом, если хотите стать рабами – голосуйте за Хилари Клинтон.  Но, видите,  настоящая рабочая и умная Америка проголосовала за Трампа.  Люди выбирают, а Бог избирает.  Поэтому, сегодня я могу говорить.Слава Богу!

Михаил  Моргулис, писатель, богослов

BridgeUSA@aol.com

 

Share

ПАМЯТИ ЕВГЕНИЯ ЕВТУШЕНКО

 ЖЕНЯ, НЕ УХОДИТЕ ДАЛЬШЕ…

                                                                                                                        Михаил Моргулис

     Чем дальше уходит от нас Евгений Евтушенко, тем он ближе для меня  становится. В 40-й  день его ухода, я хотел было написать, как ужасно плохо без него стало, но не сложилось.

       Откололся остров от материка жизни, и уплыл. Он – этот остров. А я на берегу материка остался. Вижу,   рядом великая скромница жена Маша, дети недалеко, друзей большущая группа, а почитателей не счесть. Ещё живых. Потом их единицы останутся, а после, говорить и писать о нём  будут  только специалисты по литературе прошлого.

        Вообще, советую  не перечитывать старые любимые книги и не смотреть старые любимые  фильмы. В большинстве случаев  разочаруетесь,  тоскливо станет, теперь это не коснётся прежних сладких ассоциаций, которые как мёд жизни когда-то  растекались по жилам души. Слушайте только  любимую  музыку, которая затаилась где-то на окраине вашего сердца, и не двигается, только слышится. Так что, если не хотите, чтобы загудела голова и душа охнула от разочарования, не возвращайтесь к той части прошлого. Вот я,  стал перечитывать «Фиеста» Эрнеста Хемингуэя, ранее мной обожаемого, как и  всем моим  поколением. И стал, вдруг, мучиться от переизбытка, переобилия  деталей, бессмысленных фраз, пустых выражений, которые когда-то казались выражениями с глубоким подтекстом. Или неосторожно схватил книгу другого известного американца   Бернарда  Маламуда «Самородок» (The Natural), о бейсбольном игроке, книгу, куда Маламуд сумел впихнуть все правила этой скучной игры. Ну как ему удалось, мудрому писателю, написать такую поверхностную и почти бездарную книгу. Даже  если усилить её примитивный  перевод на русский язык, она всё равно будет плохой. И хотя «Нью-Йорк таймс», и «Вашингтон пост»  захваливали её, но всё равно, плохая книга.  Может потому-что я не люблю бейсбол, и меня подташнивает, когда я случайно, краем глаза, вижу эту игру по телевизору. Да, бывают нелогичные вещи и в литературе. И посредственные писатели становятся  известными. Вот, как Серёжа Довлатов, которого Василий Аксёнов  точно называл в газете «Новое русское слово» «бытовым описателем». В жизни Довлатов  был  трусоватый, а в книгах вывел себя мачо. Сумел обмануть захлёбывающих дамочек. Нет, он писатель, хорошего среднего уровня, а вот попал  точно  в  цель –  и стал кумиром массового российского читателя.

            Евтушенко, это  совсем другой уровень, высоты его сразу и не увидишь, это вулкан огнедышащий, фантазёр, реалист, ребёнок, провидец, полупророк, полунаив, полумудрец, а иногда мудрец, голый король и  наряженный мальчик, а может быть, наряжённый король и голый мальчик. В общем,   остался я Робинзоном Крузо на материке кишащим  людьми, умными,  и глупейшими, хитрющими и дураками, с наростами грехов на всех частях тела, но правду сказать, встречаются другие, хоть и редко встречаются, с незагрязнёнными  сердцами.  Это люди, близкие к праведникам.

            А он, Женечка,  уплыл на отколовшемся острове. И стало у меня в жизни, как ночью случается, когда особенно страшно чувствуется одиночество.

О нём уже так много написали, и хорошего и плохого, хорошего гораздо больше, потому что он был хороший гораздо больше. И я сам писал, как и многие, что с ним закончилась эпоха.

            Ну, а что потерял лично  я, и где  случилось невосполнимое.  Оказывается, Евтушенко заполнял жизнь других людей своими поисками правды на земле,  пусть  часто  им придуманной нежизненной  правды, ненужной, но потом, именно благодаря этому, в мудрости сознательного возраста стал тайным богоискателем.  И в нём ушедшем  Евтушенко я потерял живущее в нём правдоискательство и богоискательство. А это было очень важным делом на земле. Помните его пророческие слова, «Поэт в России больше, чем поэт». Он, как и все мы, приближаясь к  рубежу жизни, там где придёт конец и начнётся новый отсчёт времени, начал  искать то, во что трудно поверить, т.е.  искать ЕГО. Но вот что абсолютно духовно  значимо – Евтушенко  не призывал Бога в страхе, а искал в спокойном  самосозерцании духа, чувствую Его небесное  дыхание.

             А кроме того, ему была дана великая  чеканка слов, из которых выковывались строки бесконечно нежной любви и громоподобной патетики. Это было как бы присутствие Зевса в поэзии, удары, раскаты, молнии с неба. Он водружал флаги-стихи  на могилах своих ушедших увлечений, на могилах прошедшей  любви к женщинам. Но в вершины новых  открытых  им гор,  втыкал  свои новые флаги символизирующие правду,  любовь,  Бога.

            Так что же я потерял?! Я потерял  в нём остаток прекрасных надежд, я потерял часть очень значимой жизни, которые жили в нём, остаток любви, который в нём никогда не исчезал, его вечный цветок. Я потерял в нём  духовно-психологический фильтр, который пропускал через себя людей, и я выявлял через его сердце-фильтр, насколько они чисты или грязны, или просто запачканы, как все мы, но  хоть не конца.

Он мне несколько раз звонил из больницы, перед операциями.  И я повторял, как заклинание, слова апостола Павла: «Нет ни одного праведного среди вас. Все согрешили, и лишены славы Божьей».

            Ах, Женя-Женя-Женечка! Бог подарил мне перед концом жизни вас, реку жизни, скалу среди мелких памятников, но утекла река, а вода – это жизнь, и осталась лишь скала, безмолвно говорящая  миру. Но я слушаю вас, слышу, не прощаюсь. Это вы не мне написали, но читаю, как для меня:

Со мною вот что происходит:
ко мне мой старый друг не ходит,
а ходят в мелкой суете
разнообразные не те.

О, сколько
нервных
и недужных,
ненужных связей,
дружб ненужных!
Куда от этого я денусь?!

Но остался для вас, Женя, и для меня, Он, Бог! В одной из книг, которые вы мне подарили есть ваша  надпись мне  «…С искренней радостью и общей верой в Бога, частью которого есть Совесть, и в  Совесть, которая есть часть Бога». Любящий вас, Женя Евтушенко.

Bridgeusa@aol.com

Share