ПАМЯТИ БИЛЛИ ГРЭМА

 

Роман Лункин, Москва, Россия

Сокращённый вариант

 

Христианская мечта  Билли Грэма

Отошедший к Господу 21 февраля 2018 года сын фермера из Северной Каролины Билли Грэм сыграл ключевую роль в становлении глобального христианства

Жизнь и служение Билли Грэма пришлось на время, когда перед проповедниками стоял сложный выбор (даже серия выборов) между коммунизмом и капитализмом, между либерализмом и консерватизмом в церквях, между национальными интересами и глобальной миссией. Грэм был радикальным противником советской атеистической системы и последовательным фундаменталистом в смысле защиты библейских ценностей. Это касалось, прежде всего, поддержки традиционной семьи и большой роли церкви в политической жизни. Для американцев Билли Грэм – это духовник президентов и представитель старой республиканской гвардии, его критиковали за равнодушную позицию по поводу расизма и за поддержку войны во Вьетнаме. Однако нет более значимого в России и более известного в нашей стране американского миссионера, чем Билли Грэм.

Религиозно-политический феномен Грэма состоит в том, что в период перестройки и в начале 1990-х годов он смог стать вестником «чистого христианства» в России и на территории бывшего Советского Союза. Можно сказать, что на протяжении довольно длительного периода – до середины 1990-х годов Билли Грэм оставался уникальным и единственным масштабным проповедником Евангелия в России (отец Александр Мень был убит в 1990 г.) Первый раз Билли Грэма пригласил в СССР еще патриарх Пимен (Московский патриархат поддерживал отношения с Ассоциацией Грэма еще с 1959 года, в 1982 году во время конференции по разоружению в Москве Билли Грэм проповедовал с амвона в Елоховском соборе). После распада СССР его слушали люди всех возрастов, и те, кто собирались стать православными и сами православные священнослужители. Славянские американские и европейские миссии, которые с 1960-х годов передавали Библии в СССР, Ассоциация самого Билли Грэма устраивали евангелизации( собрания благовествования) по всей стране. Это были и речные круизы по Волге, и выступления на стадионах и в Домах культуры, где вместе проповедовали православные священники, русские и американские пасторы. 

Надо сказать, что участие РПЦ в евангелизациях Грэма, которые потом стали в той же РПЦ называть «миссионерской агрессией», не было наивностью или непониманием «западной опасности». Безусловно, в то время это было желанием открыть элементарные евангельские истины миллионам советских людей. Однако и сама проповедь Билли Грэма казалась внеконфессиональной – как у истинного баптиста она призвана только к Евангелию. Несмотря на все предрассудки, касающиеся восприятия в России протестантизма такого рода «конкретное Евангелие» чрезвычайно близко русскому человеку. Об этом говорит успех русского протестантизма самых разных направлений (лютеране, баптисты, евангельские христиане, пресвитериане, пятидесятники, адвентисты, методисты). В противовес всем страхам – американская проповедь не обессилела и так слабое православие: с Новыми Заветами, изданными Грэмом и другими миссиями, люди пошли в православные храмы. И не вина Грэма в том, что многие не смогли остаться в приходах РПЦ или убедили себя в том, что «вера в душе».

Феномен Билли Грэма состоит также и в его открытости – будучи ярым антикоммунистом и благословляя президентов на борьбу с «империей зла», он с большим уважением относился к русскому православию, к русской культуре. Преодолевая американские предрассудки о России, он сделал нашу страну частью глобальной христианской миссии. Сейчас в это трудно поверить, но в конце 1980-х и начале 1990-х годов русские и американские евангелисты возлагали большие надежды на совместное христианское возрождение – вместе с РПЦ. После стадионных евангелизаций большинство людей, как правило, не шло в специально приготовленные баптистские церкви. Это было время, когда сеялись семена веры – так это понимали многие пасторы. Конечно, по стилю выступлений проповедь Грэма была очень американской, но по существу наднациональной и внеконфессиональной. Именно поэтому Евангельская ассоциация Б. Грэма действует на всех континентах мира.

Для Русской православной церкви деятельность Билли Грэма стала образцом продвижения на общественной арене консервативных христианских ценностей. В США и отдельные церкви, и Ассоциация Б. Грэма и Южная баптистская конвенция, к которой он принадлежал, очень активны в защите молитв в школах, прав верующих на рабочем месте, традиционного брака, движение «За жизнь» против абортов. Руководство РПЦ только учится христианскому лоббизму в демократическом обществе.

Наряду с Католической церковью Ассоциация Б. Грэма стала ведущим международным партнером РПЦ среди консервативных христианских церквей. В 2014 году глава Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) митрополит Иларион (Алфеев) посетил Б. Грэма в США в больнице и поздравил его с 96-летием. В 2015 году приезд в Москву Франклина Грэма, наследника евангельской империи Билли Грэма, был также связан с расширением сотрудничества с РПЦ. Патриарх Кирилл специально отметил во время встречи с сыном Билли Грэма Франклином в Даниловском монастыре, что, в отличие от других миссионеров, Билли Грэм прислушался к призывам РПЦ вести миссию более корректно, не заниматься агрессивным прозелитизмом. Не совсем ясно, насколько Билли Грэм исполнил обещание, данное РПЦ. Однако, действительно, после шумных евангелизаций 1990-х годов, фонды Грэма, в основном, занимались благотворительностью в России.

Самая яркая православно-протестантская инициатива — проект «Гуманитарная благотворительная помощь пострадавшим в ходе вооруженного конфликта на востоке Украины на территории Российской Федерации». В 2015 году его воплощали в жизнь ОВЦС и Ассоциация Билли Грэма в рамках программы «Samaritan’s Purse» («Сумка самаритянина»). По существу, это первая совместная масштабная социальная инициатива РПЦ с протестантами из США за последние 15-20 лет (в 1990-е годы благотворительная помощь поступала в Россию из США, в том числе и через РПЦ). Помощь беженцам оказывалась на территории Ростовской и Белгородской областей с апреля по август 2015 года (было потрачено около 500 тыс. долларов). Сама акция помогла как самим беженцам, таки способствовала развитию волонтерского движения в православных приходах. 

На одной из встреч в Москве автору этой статьи удалось самому спросить у Франклина Грэма, что он думает о развитии православия в России, если смотреть на это через призму евангелизации. На это Франклин ответил, что после встречи с патриархом Кириллом он понял, что Русская Церковь, по его мнению, прошла очень большой путь, она преодолела наследие коммунистического прошлого, сложность этого пути не надо недооценивать. И это уже немаловажно.

В конце октября 2015 года Франклин Грэм также встретился с президентом Владимиром Путиным, за что был раскритикован частью российских и украинских пасторов. Однако очевидно, что Франклин стремился отметить роль Путина как защитника «традиционных ценностей» в политике и защитника христиан на Ближнем Востоке, где Ассоциация Грэма также помогает многим проповедникам. Помимо этого, для миссионеров такого масштаба как отец и сын Грэм в стремительно растущей секулярной системе равнодушной к религии важен каждый верующий политик (т.е. проявляющий это качество в публичной политике). Имеет значение и то, что Франклин Грэм принимал участие в политической борьбе либералов и консерваторов во время президентской гонки в США 2016-2017 годов, конечно, на стороне также защитника традиционных ценностей Дональда Трампа. ( Прим. сайта. Конечно, не только он, большинство ярких людей американского протестантизма. К примеру, Михаил Моргулис проехал 11 городов Флориды, где решались итоги выборов, и призывал голосовать за Трампа, для того, чтобы Америка не потеряла все свои традиционные христианские ценности).   Наконец нужно отметить роль Билли Грэма в формировании образа общенационального проповедника, который несет ответственность за народ, общество и государство. В послевоенное время в США, как и сейчас, такого рода проповедники консолидируют нацию (такими были и Джерри Фаллвэл, Пат Робертсон и другие). В эпоху глобализации многие религиозные лидеры искали свой путь к достижению христианской мечты – «Евангелие до всех пределов земли». Билли Грэм этот путь нашел, нашёл его во многом и папа Иоанн Павел II, а сейчас папа Франциск стали проповедниками для «всего мира». У русского православия на протяжении большей части ХХ века не было возможности выйти из советского гетто. Но именно американец Б. Грэм стал одним из тех, кто стал рушить стены этого гетто. 

Существо проповеди Грэма, и это важно для оценки современных российских проповедников, было глубоко проанализировано советским философом религии академиком Львом Митрохиным. Как отмечает Митрохин, его выступления стали своего рода зеркалом страхов и надежд американцев, отражением эклектичного обывательского сознания, которому требовалось успокоение и твердая опора в религии. В проповедях Грэма можно найти заявления об угрозе апокалипсиса, неизбежности демографического взрыва, о страшных моральных проблемах общества и т. д. Язык Грэма – это язык морали, в котором нет той социальной содержательности, которая была в воззрениях других богословов и пасторов – Раушенбуша, Нибура или Мартина Лютера Кинга. Причины всех кризисов Грэм видит только в греховности человека. Ученый признает: «особо оригинального в воззрениях велеречивого евангелиста нам пока что обнаружить не удалось и до разгадки «феномена Билли Грэма» еще далеко». И Митрохин разгадывает «код» проповедей Билли Грэма, воззрения которого формировались на фоне роста в США патриотических настроений и фундаменталистского протестантизма с его антиинтеллектуализмом. 

Выводы, которые касаются деятельности Билли Грэма здесь стоит привести еще и потому, что они во многом относятся и к другим существующим в современном протестантизме проповедникам намного меньшего масштаба, причем, не только в Америке, но теперь и в России. «Народный» проповедник Билли Грэм, «человек с улицы» как его называют, «освЯщает мир будничных каждодневных забот и интересов добропорядочного гражданина, укрепляет его в радости по поводу дарованного ему земного «призвания», поощряет состояние прагматической набожности, смыкающей нехитрые бытовые установки с реализацией высоких евангелистских ценностей. В социальном плане такую деятельность можно охарактеризовать как нравственно-охранительную и общественно-терапевтическую. Именно в исключении из своих проповедей проблем, которые грозят досадными неприятностями, и заключается главная причина популярности и привлекательности миссионерского «сериала Грэма». Впрочем, «отмечает Л.Н. Митрохин, «люди сами выбирают себе пророков, которых они и заслуживают. Для нас, людей перестроечных, эта истина едва ли нуждается в особых доказательствах».

В какой-то степени Билли Грэм стал первооткрывателем патриотической по стилю общенациональной проповеди, у него учились многие другие лидеры США и стран Латинской Америки. Однако есть одно существенное отличие американской и российской ситуаций – это катастрофически низкий уровень практической религиозности в России, по сравнению с США (хотя и там есть формальное посещение церквей). Может быть  поэтому, патриарх Кирилл ( и все российские протестантские пасторы), периодически напоминают о том, что все-таки «вера без дел мертва» и до воплощения «христианской мечты» еще далеко. 

Share

ШПИОНЫ ПРОТИВ ТРАМПА

Британская разведка шпионила за Дональдом Трампом по прямому приказу президента Барака Обамы, и позднее по новому распоряжению Сьюзан Райс — БЕЗ ОРДЕРА!

TURNER, HAROLD C.

Главное управление правительственной связи (GCHQ) – это подразделение, отвечающее за электронную разведку и обеспечивающее информационную безопасность правительству и вооруженным силам Соединенного Королевства.

28 августа 2016 года предыдущий президент США Барак Хусейн Обама попросил британскую разведку начать ШПИОНИТЬ, за кандидатом в президенты США, Дональдом Дж. Трампом, компаниями Трампа (его бизнес-подразделениями) и за его избирательной кампанией «Дональд Дж. Трамп в президенты США». Шпионаж включал перехват(SIGINT) международных и внутри американских каналов связи. Что обычно касается прослушки телефонных переговоров, установку жучков и прослушивающих устройств. Они все это делали без ордера на обыск или судебного постановления.

Совершая указанные действия без ордера на обыск или судебного постановления — а лишь по запросу президента США, британское правительство и президент Барак Обама совершили преступления ФЕДЕРАЛЬНОГО уровня, наказуемые тюремным заключением, за нарушение законов о прослушке и конституционных гарантий, предоставляемых законом г-ну Трампу и его людям. Действия англичан и Обамы можно квалифицировать как ПРЕСТУПЛЕНИЯ.

Около двух недель спустя, 15 сентября 2016 года, британское правительство, возглавляемое премьер-министром, Терезой Мэй одобрило то, что они называли «Операция ТОЛСТЯК», и разрешило шпионить за Дональдом Трампом, его бизнесом и его президентской кампанией.

Шпионаж продолжался около девяноста дней.

17 ноября 2017 года, через девять дней после победы Дональда Трампа, на президентских выборах, директор GCHQ Роберт Ханниган попросил разрешения возобновить шпионаж! Ханниган ЗНАЛ, что Трамп выиграл, и ТЕМ НЕ МЕНЕЕ попросил разрешения шпионить за ним!

  Письмо, в котором просили разрешения на продолжение шпионажа, было отправлено 17 ноября – Борису Джонсону, государственному секретарю по иностранным делам и делам Содружества.

Джонсон – и, предположительно, его босс, Тереза Мэй – УТВЕРДИЛИ запрос на продолжение шпионажа.

 Но на этот раз запрос на продолжение слежки поступил не от Барака Обамы. В этот раз его попросила «советник по национальной безопасности США (Сьюзан) Райс», которая просила британцев продолжить наблюдение в течение «переходного периода» до приведения Трампа к присяге. Причину, которой Сьюзан Райс объяснила британцам данный запрос: «… контрразведка США потенциально скомпрометирована приходом администрации Трампа».

В интересах полного раскрытия информации. . .

Большинство из вас теперь уже знают, что в течение пятнадцати лет, с 1993 по 2008 год, я работал на ФБР. И последние пять лет (2003-2008 годы) в объединенном антитеррористическом подразделении (JTTF), я занимался «Государственной безопасностью, борьбой с терроризм и деятельность связанной с контрразведкой» на должности помощника спец агента(ASAC’s) Эми Пикетт из Нью-Йоркского отделения ФБР (см. Стенограммы Федерального суда Бруклина, декабрь 2009 г.)

В январе 2005 года я получил «статус оперативника» управления разведки в штаб-квартире ФБР в Вашингтоне, округ Колумбия, а также получил статус «экстратерриториального представителя» для скрытой деятельности ВНЕ США. В этой роли я работал со многими людьми в развед сообществе (IC), включая военных и сотрудников правоохранительных органов, во многих странах мира. Отношения, которые я наладил с этими людьми, поддерживаются по сей день.

Благодаря моим контактам в разведке, я получил СЕКРЕТНЫЕ ДОКУМЕНТЫ из главного управления правительственной связи (GCHQ), подтверждающие факты, изложенные выше, относительно шпионажа против президента Трампа.

Один из СЕКРЕТНЫХ документов из GCHQ, которые были переданы членам Конгресса в четырехстраничном меморандуме о злоупотреблениях законом FISA, выпущенном Комитетом Палаты представителей, который привел к новым трендам в социальных сетях #Опубликуйте Меморандум (#ReleaseTheMemo) приводится ниже:

 Причина, по которой президент Трамп не едет в Лондон, не имеет ничего общего с их политически нечистоплотным мэром Сидик Ханом или какими-то недоразумениями между ним и Терезой Май связанными с тем, что она больше внимание уделяет проблемам с радикальным исламским терроризмом, а не Трампу.

Причина, по которой президент Трамп не едет в Лондон, – в том, что ОНИ ШПИОНИЛИ ЗА НИМ, в США. Они вторглись в его личную жизнь. Они вторглись в его коммерческие тайны. Они вмешались в его избирательную компанию. И они «слили» все, до чего могли дотянуться их маленькие грязные ручонки, Бараку Обаме.

Вот почему президент Трамп пренебрегал Терезой Мэй на саммите в Давосе на этой неделе. Помощники пытались организовать встречу между двумя лидерами, но Трамп не хочет связываться с Мэй, потому что она лживая политическая проститутка.

Их последняя совместная фотография с саммита НАТО прошедшего летом 2017 года, говорит о многом и стоит тысячи слов подразумевая состояние отношений между Трампом и г-жой Мэй:

  Когда шпионаж не сработал так, чтобы повлиять на выборы в США, один из их сотрудников, а именно Кристофер Стил, состряпал и опубликовал фальшивое «Русское Досье» в попытке помешать Трампу принять присягу и уничтожить его президентство, прежде чем Трамп сможет начать,

 Это были враждебные действия, совершенные британским правительством против Америки, против американских выборов и против избранного президента Соединенных Штатов.

.

Один из последних пунктов: расследование спец прокурора Роберта Мюллера – «как плод ядовитого дерева». Никаких доказательств, которые можно было бы представить в любой американский суд он не получил, поскольку вся база для его расследования исходит из незаконных действий предшествующего президента Барака Обамы, и позднее его советника по национальной безопасности Сьюзан Райс — за что оба могут отправиться в тюрьму – , что говорить про незаконные обыски проводимые иностранной державой в нарушение положения Конституции США о том, что ордера должны быть выданы на основании указанной в них ПРИЧИНЫ, и до того как обыск уже проведен. Расследование Мюллера можно считать завершенным не начавшись.

Какое наказание должно быть вынесено Терезе Мэй, Борису Джонсону, Роберту Ханнигану и Сьюзанне Райс и Бараку Обаме? Выскажите своё мнение!

 

Share

ХУДОЖНИК Александр Золотцев

Замечательный ХУДОЖНИК  Александр Золотцев   прислал Михаилу Моргулису, посвященное  ему стихотворение.      

Михаил! Что то хочется сказать или сделать тебе приятное… сегодня был сон о тебе…ты действительно-посланник мира и любви! 

Любовь–твои крылья…не давай их никому обрезать, а значит-лететь, только лететь. 

Легко ранить и сбить  посланника с  ритма, и становится больно в твоей груди. 

Хочу прочитать и запомнить твою молитву,  тому Ангелу, что живет у тебя внутри. 

Ни чужие сплетни, ни чьи-то грязные мысли не способны выяснить, доказать, это может только сердце, время и место, и душа человека, читаемая в глазах. 

Остальное по жизни проще, от гламурных стерв и до полных дур — отпускать суждено их  надо наощупь, чтобы вернуться в твою звезду. Не бывает случайных встреч,- есть прекрасные люди, с ними нам легче и ярче жить… 

О тебе сочиняют в газетах гимны — на волшебной арфе Твоей души!

Share

ЛЮДИ НЕ ЗНАЮТ, ЧТО ПРОИСХОДИТ В МИРЕ!

РЕЧЬ ИЗРАИЛЬСКОГО ИСТОРИКА В ДАВОСЕ 

В рамках Всемирного экономического форума в Давосе выступил израильский историк-медиевист Юваль Ной Харари, который является автором книг “Sapiens: Краткая история человечества” и “Homo Deus: Краткая история завтрашнего дня”.

Предлагаю ознакомиться с речью израильского историка о развитии технологий и том, как это может повлиять на развитие человека.

“Мы достигли точки, когда мы можем взломать как компьютеры, так и “людей и другие организмы”. Достижения в области информатики, машинного обучения и искусственного интеллекта дают нам вычислительную мощность”, – сказал Харари.

Так, пояснил он, с помощью специального алгоритма можно вычислить активность мозга, артериальное давление и др.

“Алгоритмы могут прогнозировать желания, манипулировать эмоциями, принимать решения от вашего имени”, – добавил он.

ОБ ИЗМЕНЕНИИ ЗНАЧЕНИЯ СЛОВА “РАБОТА” В БУДУЩЕМ

На протяжении истории понимание работы неоднократно менялось. В течение довольно большого периода (можно сказать, большей части своей истории) люди вообще не работали – они выживали. То есть сама идея работы: я встаю и к в 8:00 еду на работу, где нахожусь до 17:00, – это современное понятие. Наши предки, охотники и собиратели, в течение сотен тысяч лет обходились без работы. Тревожность из-за потери работы – также сравнительно новый феномен. В ходе промышленных революций последних веков человек постоянно испытывал страх, что машины возьмут верх, а сам он станет ненужным. Впрочем, на этот раз, думаю, это может оказаться правдой. Как в случае с мальчиком, который кричал “Волки!”. В конце концов, волки пришли.

Сейчас люди сталкиваются с более страшным понятием, чем эксплуатация, – со своей ненужностью. Когда тебя эксплуатируют, ты, по меньшей мере, знаешь, что ты важен, что больше некому работать. Отсюда и первая проблема с ростом тревожности. Полагаю, новые профессии все же появятся. Вопрос в том, смогут ли люди себя “переизобрести”, чтобы занять эти вакансии. И переизобретать себя придется каждые 10 лет, так как мы переживаем не одну технологическую революцию, а их целый каскад. Переизобретать себя в 20 лет – одно дело, но меняться дальше – в 30, 40, 50 лет – очень тяжело, это также сильно повышает нашу тревожность.

Люди вообще делают многое, что не считается работой. Например, растят детей. И большая часть работы, которую выполняют люди последние несколько веков, просто не в их природе. Мы не можем назвать что-то “естественной” работой для человека.

Мы слишком много внимания уделяем роботизации, когда говорим о будущем рынка занятости. Столько же внимания мы должны уделять биотехнологиям. Множество новых профессий будет связано с пониманием человеческих эмоций. Даже беспилотные машины должны будут понимать, как себя ведут пешеходы. И уж тем более это актуально, если машины заменят банкиров или соцработников.

Если взглянуть на вещи чуть иначе, становится ясно: нужно защищать не профессии, а людей. Можно отбросить некоторую часть профессий за ненадобностью – они не стоят того, чтобы их сохранять. Кто хочет всю жизнь быть кассиром? Мы должны думать о людях, а не о профессиях. В данном случае у нас кризис не занятости, а кризис смысла работы.

Как историк замечу, что по сравнению со Средневековьем люди сейчас живут просто в раю, но почему-то так себя не чувствуют. Мы умеем усердно трудиться, быть эффективными, но не умеем расслабляться. Если решить проблему с кризисом смысла работы, разрешим и проблему с досугом.

Лучший совет, который я мог бы дать, – вкладывайтесь в собственную приспосабливаемость. Все ваши инвестиции – обучение тому или иному навыку, например программированию – это лотерея. Вы не знаете точно, пригодится ли вам то или иное умение, но во времена хаоса вам точно понадобится эмоциональная устойчивость, способность пережить все эти перемены. Впрочем, это очень сложно. Не знаю ни одного университета, где бы этому учили.

О БУДУЩЕМ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Точно не помню, кто высказал интересную мысль: если вам будут рассказывать о 2050 годе и это будет выглядеть как научная фантастика, вероятно, это неправда. Но если описание 2050 года не будет звучать как научная фантастика, то это точно неправда.

Возможно, мы одно из последних поколений Homo sapiens. Через век или два Землю будут населять организмы, которые будут так же сильно отличаться от нас, как мы – от неандертальцев или шимпанзе. Ведь в следующих поколениях мы научимся модифицировать наше тело и разум, и это станет главным продуктом экономики XXI века.

Как именно будут выглядеть будущие хозяева планеты? Это будут решать те, кто владеет информацией. В руках тех, кто будет ее контролировать, будет контроль за жизнью на планете. Информация – самый важный актив в мире. Не земля, как в древности, не промышленное оборудование, как в последние пару веков. Что же произойдет, если слишком большое количество информации будет сконцентрировано в руках маленькой кучки избранных? Человечество разделится. Но не на классы, а на различные виды.

Информация так важна, потому что мы достигли точки, когда можем «взламывать» не только компьютеры, но и человеческий организм. Для этого нужны две вещи: большая вычислительная мощность и огромный объем данных, в частности, биометрических. До сегодняшнего дня ни у кого не было этих ингредиентов для “взлома” человечества. Даже КГБ или испанская инквизиция, имеющие возможность наблюдать за людьми круглосуточно, не могли этого.

Сейчас ситуация меняется благодаря двум идущим одновременно революциям: развитие компьютерной науки (расцвет машинного обучения, искусственный интеллект) и развитие биологии, в частности нейробиологии. Это дает нам необходимое понимание, как работает человеческий мозг. Можно суммировать полтора века биологических исследований тремя словами: организмы есть алгоритмы. И мы сейчас учимся тому, как расшифровать эти алгоритмы.

Возможно, самое важное изобретение для обеих революций – биометрический сенсор, который переводит биохимические процессы в нашем теле и мозге в электронные сигналы, которые может анализировать компьютер. Расшифровав эти алгоритмы, можно создать существ, которые будут лучше людей. Но как эти существа впоследствии будут применять эти технологии, честно говоря, не имею понятия.

Сейчас этот процесс ведется на трех фронтах. Первый – биоинженерия, ученые выращивают новые органы, обновляют старые, вмешиваются в организм на генетическом уровне и так далее. Но это и самый консервативный фронт, так как он использует традиционные “кирпичи”, из которых сложен организм, каким мы его знаем последние несколько миллиардов лет. Второй подход более радикальный – комбинация органического и неорганического (бионическая рука, компьютерный интерфейс в мозге, вторая иммунная система, созданная из миллионов нанороботов, и так далее). Но даже в этом случае ваш мозг остается органическим, несмотря на то, что подключен к различного рода устройствам, Интернету.

Третий – и наиболее радикальный – создание полностью неорганических форм жизни. Можно ли это сделать, пока открытый вопрос. Остается нераскрытой тайна сознания – мы до сих пор понятия не имеем, что это такое и как оно появляется у человека. Общий консенсус – сознание находится в мозге, и если “взломать” его и понять, как работают эти миллиарды нейронов, создающие опыт и эмоции, то не будет барьеров, чтобы воссоздать их на другом “материале”. Возможно, с неорганическими формами жизни у нас так ничего и не получится, но все больше серьезных ученых убеждаются в том, что рано или поздно это произойдет.

Люди вообще не знают себя по-настоящему. Поэтому алгоритмы – реальный шанс узнать себя лучше. Я не исключение – многие люди живут, отрицая этот факт, они просто не знают о себе нечто очень важное. Представьте себе ситуацию, когда через 10–20 лет алгоритм сможет говорить тинейджеру о его особенностях. Алгоритм отслеживает движения ваших глаз, давление, активность мозга и сообщает вам, кто вы. Даже если скрывать свои особенности  от друзей и коллег, эти данные могут получить Amazon, Google, Facebook. Алгоритмы, следящие за вами, сообщат, к примеру, Coca-Cola, что если компания захочет продать вам свой напиток, не стоит показывать рекламу с обнаженными девушками. Вы этого даже не заметите, но корпорации прекрасно знают, что эта информация стоит миллиарды.

Как регулировать владение информацией? В отличие от земли и промышленного оборудования информация везде и вместе с тем нигде, ее можно копировать, она распространяется с невероятной скоростью и так далее. Кому же принадлежит информация обо мне? В настоящее время большей частью данных владеют корпорации, и людей это беспокоит. Но если уполномочить правительства национализировать информацию, это приведет к цифровой диктатуре.

О “ЦИФРОВОЙ ДИКТАТУРЕ”

Когда у нас будут алгоритмы, способные понимать меня лучше, чем я сам, они смогут предсказывать мои желания, манипулировать моими эмоциями и даже принимать за меня решения. Если мы не проявим осторожность, придет эпоха цифровой диктатуры. В XX веке демократия пришла на смену диктатуре, так как она была лучше в обработке данных и принятии решений. Демократия распределяет информацию и наделяет институции и людей правом принимать решения. Диктатура же сосредотачивает всю информацию и принятие решений в одних руках. Первая модель работала более эффективно, поэтому, к примеру, американская экономика превзошла советскую.

Однако в XXI веке биотехнологическая революция может качнуть маятник в обратную сторону: централизованное распределение информации может стать более эффективным. Если демократия не приспособится к новым условиям, новые люди будут жить при цифровой диктатуре. Возьмем, к примеру, Северную Корею: люди там будут носить, скажем, специальные биометрические браслеты. Когда человек войдет в комнату и увидит портрет очередного великого вождя, браслет считает его эмоции, давление и передаст данные в соответствующие органы – так будет выглядеть цифровая диктатура.

Контроль информации позволит мировым элитам сделать нечто еще более радикальное, чем цифровая диктатура. “Взламывая” организмы, элиты получат возможность перестроить будущее жизни. И это будет величайшая революция в истории не просто человечества, а всего живого на Земле. В течение 4 млрд лет правила существования жизни на планете не менялись, все живое подчинялось законам естественного отбора и органической биохимии. Но сейчас наука заменяет эволюцию с помощью естественного отбора эволюцией с помощью разумного замысла. Замысла не божьего, а человеческого. Если не урегулировать этот вопрос, крошечная группа людей, элита, получит к ней доступ и будет определять будущее жизни на Земле.

Многие политики как музыканты: они играют на человеческих эмоциях и биохимической системе. Политик произносит речь, и вся страна охвачена страхом. Политик публикует “твит”, и – взрыв гнева. Не думаю, что стоит давать этим “музыкантам” самые совершенные инструменты и уж тем более доверять жизнь во Вселенной. Помимо всего прочего, у них даже нет своего видения будущего. Вместо этого они кормят публику ностальгическими фантазиями о прошлом. Как историк могу рассказать вам о прошлом. Прежде всего, там было не так уж классно – побывать там вам бы не захотелось. К тому же прошлое не вернется. Поэтому ностальгические фантазии – не решение.

Кому же должна принадлежать информация? Честно, не знаю. Дискуссия об этом только началась. Нельзя ждать немедленного ответа на этот важный вопрос. К обсуждению должны подключиться ученые, философы, юристы и даже поэты. Особенно поэты! Ведь от ответа на него зависит будущее не только человечества, но и самой жизни на планете.

Но прогресс пока незначительный. Большинство людей вообще не осознают, что происходит и что на кону. Многие правительства (за исключением властей Китая – там точно все понимают) также отмахиваются: у нас есть более срочные дела. И это очень опасно. Как историк я стараюсь донести до максимально большого количества людей, что происходит в мире, чтобы как можно больше человек приняли участие в обсуждении нашего всеобщего будущего.

Share