НОБЕЛЕВСКИЙ ЛАУРЕАТ В «ДУХОВНОЙ ДИПЛОМАТИИ»

 Ken Brockman and Dr.MorgulisФонд Духовная Дипломатия провёл очередную знаковую встречу в Центре Святости во Флориде. В этот раз гостем Фонда был  лауреат Нобелевской премии мира, физик Кен Брокмен. Вначале Михаил Моргулис записал с гостем две телепрограммы для  американского христианского телеканала «Импакт» и  семи  телеканалов из разных стран.  Ведущий и гость говорили на тему: Сегодня и завтра человечества, и нужна ли человеку вера.

Кен Брокмен верующий христианин,   подтвердил свои постоянные слова о том, что любому человеку в этой жизни нужна вера. Интересно, что один миллион долларов, полученным Кеном и его научной группой  при вручении Нобелевской премии, они  пожертвовали в благотворительные фонды помощи детям.

Ken Brockman in North Port Florida Без  веры, — сказал учёный, –  человек теряет возможность черпать в небесах  силу и энергию от Конструктора и Создателя нашей жизни, от  Бога. Он приводил в пример выдающихся западных, российских, украинских и белорусских учёных.  Михаил Моргулис вспомнил слова многолетнего директора программ НАСА Роберта Джастроу: «Когда мы, физики, с трудом взошли на гору Познания и заползли на её пик, то обнаружили  там давно сидящих и мирно беседующих людей. И это были богословы».

Ken Brockman, Mark BazalevВ тот же день, вечером, в концертном зале Фонда «Духовная Дипломатия» прошёл духовно-музыкальный вечер, в котором приняли участие пастор Центра Святости Марк Базалев, открывший вечер молитвой, и  гости из города Атланта пастор Андрей Рыжков с супругой Инной и детьми.  Талантливая семья, проводящая служение в Беларуси порадовала присутствующих гостей песнями и музыкальным номерами.

                   А приглашённых гостей в тот день было около 80 человек.  Нобелевский лауреат ответил на многие вопросы присутствующих. В конце он произнёс: « Я верю, что с Богом мы победим мир!». Он также представил свою жену Джуди, помогающую обездоленным детям по всему миру. Президент Фонда «Духовная Дипломатия» Михаил Моргулис заметил: «У нас бывало много гостей, верующих и неверующих, но первый раз мы видим лауреата Нобелевской премии мира, который живёт с твёрдой верой в Бога!»

Ken Brockman, Eleanor Lvov and Dr.MorgulisПрекрасным дополнением к программе вечера было выступление замечательной пианистки Элеоноры Львовой. Она виртуозно исполнила произведения Шопена и Рахманинова.
                Сейчас Фонд «Духовная Дипломатия» готовится к проведению в Центре Святости  семинаров для молодых супругов «Сохрани семью». В семинарах по материалам христианского психолога доктора Джеймса Добсона семинары проведут Михаил Моргулис, Марк Базалев, Виталий Рябиков, Пол Петровец, Ирина Вебстер.

Татьяна Титова,
Пол Петровец

Bridgeusa@aol.com

Share

МАЙДАН – ЭТО ПОЖАР В ДОМЕ!

DSC02789МАЙДАН – ЭТО ПОЖАР В ДОМЕ!

 

(Беседа историка и журналиста Сергея Бычкова с  дипломатом, богословом и писателем, Майклом Моргулисом)

Майкл (Михаил) Моргулис, автор новой духовно –политической концепции Духовная Дипломатия, президент Фонда Spiritual Diplomacy Foundation.

Писатель. Его книга «Возвращение на Красную планету»  находилась в списке американских бестселлеров. Был советником выдающихся сенаторов Джесси Холмса и Марка Хетфилда.

 

Бычков: Вы несколько раз встречались в рамках проекта “Духовная Дипломатия” с президентом Украины Виктором Януковичем. Каковы ваши впечатления о нём, как о политике?

 

Майкл: Мне кажется, что во внешней политике Янукович был расчётлив и осторожен. Несколько месяцев тому назад, во время встречи , президент сказал  мне: « Я не проевропейский, и не пророссийский президент, я проукраинский президент». Явный намёк, мол, делаю то, что выгодно Украине. Есть такая пословица «Ласковое теля двух маток сосёт». Вот президент Украины  старался получить максимум возможного от Европейского Союза и России.  Недавно Алексей  Венедиктов из «Эха Москвы» дал Януковичу характеристику  «хитрый и упрямый». Я не согласен с такой категоричностью.

.

President-Viktor-Yanukovych-and-Mikhail-MorgulisВо время двух несколькочасовых  встреч В.Ф. Янукович произвёл на меня впечатление думающего и практичного хозяйственника. Так что по внешне политической деятельности, неверно характеризовать его только по Венедиктову. Знаю, за эту строчку сегодня могут забросать коктейлями Молотова. Более того, в некоторых его словах, я почувствовал внутреннее желание этого человека в совершенствовании личной духовной жизни. А за эту «лживую» мысль в меня вторично метнут коктейли Молотова. Но согласно Святому Писанию к Богу могут приходить и цари и  вассалы и рабы. Основная  беда В. Ф. Януковича другая, большинство его помощников  рисовали ему Украину страной спокойствия и расположения к нему, они выдумали для него сегодняшнюю Украину. Он мне говорил последний раз: «Её (Юлия Тимошенко) поддерживают всего 9% населения».  И когда грянул Майдан, он не понял, что это не из-за Юли. И вообще, мне кажется ему совсем было непонятно, как так, ведь по сведениям помощников на Украине тишина, все его любят и т.д. Не понял сразу, что его подчинённые придумали ему Фата-моргану, страну Фантазий. Но достаточно быстро пришёл в себя и начал противоборствовать, хотя с  ошибками, идущими от самоуверенности.  А то что на него кричат «вор», «зэк», так это политические удары ниже пояса его соперников. Ничего не сделаешь, в артериях политики циркулирует не кровь, а грязь. Янукович не хуже  многих других правителей, но сейчас из него конкуренты создают палача и убийцу. Через короткое время будет понято, что если на Украине  не было бы столько свобод, то не было бы майданов и радикалов,  и войны в центре Киева. Ну, представьте, что то подобное началось бы  в Вашингтоне, Москве или Минске?  Всё бы было сметено. Там  это однозначно расценили бы как посягательство на суверенную власть суверенного государства…Ведь  пока это не арабский Восток, а Европа…

 

Не знаю, знаком ли Янукович с трудом Николлы Макиавелли «Государь», учебником по искусству  создания и усиления института государственной власти. Чтобы не говорили сейчас,  но он допускал свободу там, где Макиавелли её категорически отрицал:.«благоразумный руководитель государства не должен держаться верности, которой он присягал, когда эта верность идёт против его интересов». А он всё-таки, допускал… Это уже третий, убедительный повод для  метания коктейля Молотова.

 

Бычков: Как вы считаете, какие события послужили детонатором того взрыва, который мы сегодня наблюдаем на Украине?

 

 Майкл: Одним из главных детонаторов взрыва было постоянное удушение среднего и малого бизнеса. Т.е. государственный бандитизм, можно сказать государственный откатный бизнес существовал и при Кучме и при Ющенко, но там брали у бизнеса меньшую часть, а большую оставляли. При Януковиче, закрыв перед ним реальную картину жизни, фильтруя для него информацию,  президентские дружины стали творить произвол – душить бизнес, не давая ему возможности дышать, а значит продолжать жить. Такие поведение государственных чиновников демонстрировало народу, что их не волнует будущее страны, и сама страна, и люди этой страны.  Перед президентом – ангелы, перед народом – вурдалаки. Понятно, если гибнет бизнес, гибнет страна. Но их это не волновало. Главное – нажива, пока это возможно. Сегодня, сейчас! И это был главный детонатор. Появились кланы, которые отбивали «добычу» у других кланов послабее. Власть трансформируется в деньги. Формула этого движения  была понятна всем кланам,  у кого больше власти – у того больше денег. Взаимоотношения с бизнесом строились по примерно такому стереотипу: Плати 80%-90% процентов прибыли нам, иначе заберём бизнес! И забирали, а многие бизнесмены  просто отказывались дальше вести  свои дела, виданное ли дело, платить такие чудовищные поборы! Очень народ злился из-за поведения сына президента, Александра. Об  его неимоверной  алчности ходили истории по всей Украине.  Помню, рассказывали, в Киеве отобрал один хлебный завод, а два других заставил закрыть, чтобы не было конкуренции. Группа МАКО Александра Януковича    за 2012 год заработала 543 млн гривен ($66,6 млн) прибыли, что в 25 раз превышает показатель 2011 года, сообщает Forbes Украина со ссылкой на отчёт компании по МСФО.

 

По данным Forbes Украина, состояние Александра Януковича в настоящее время составляет $187 млн. Он занимает 59-ую строчку рейтинга богатейших людей Украины по версии Forbes. Годом ранее Янукович занимал 98-ую строчку рейтинга с состоянием $99 млн.

 

По моему, прозорливо сказал А.Г.Лукашенко: «Как только дети президента начинают заниматься бизнесом – жди беды. Как только у жён и любовниц появляются короны на голове – жди беды”.

 

Бычков: Страна и до этого неоднократно стояла на краю полного противостояния, но каждый раз все-таки находился политик, который договаривался с оппозицией? Почему не получилось на этот раз?

 

 Майкл: Оппозиция сама того не ожидая родила внебрачные ультрарадикальные силы, большая  часть которых называет себя «Правый сектор». Вернее, он был  и раньше среди оппозиции, но  терялся в её многочисленных рядах. Поэтому можно сказать, она его не родила, а адоптировала.  Когда же наступило время топтания Майдана на месте, т.е. лидеры оппозиции опасались идти на радикальные меры захвата, вышли вперёд молодые подготовленные идеологически и практически  радикалы-националисты, они то  от теории перешли к практике, начали войну с милицией и захват  зданий. Я писал уже, что национальная идея Тягнибока оказалась вялой для большинства народа, а вот лозунги ультраправых, ядро которых из Западной Украины, – Геть москалив, жидив и черножопых –  заряжали национал-патриотов  на  отчаянные действия. Часть этих ребят действительно верит, что борются за свободу, не понимая, что идёт борьба за власть, а они только  колющие инструменты этой войны. Такое впечатление, что их профессионально готовили к этой вылазки против власти. В любом случае, окончательная ненависть возникла  от удушения  чиновниками Януковича любых честных экономических дел на Украине. Власть  убила у многих веру в возможность честной жизни на Украине.  Чиновники-опричники  провозгласили на Украине   известный лозунг: Сила решает всё! И была в их действиях невероятная наглая безнаказанность, и это особо наполняло людей ненавистью.

 

А авторитетного политика на Украине для примирения пока  нет. И среди священнослужителей таких нет. Ну не может же Филарет на старости отказавшийся от своих связях с силовыми структурами, выступить примирителем. А духовный глава московской Патриархии на Украине Владимир Сабодан немощен, его же первый помощник под домашним арестом. Да и выйди они на Майдан, то и им закричат: Геть москалив!

 

Может быть кто-то из-за границы станет примирителем? Вот прилетит в начале февраля в Киев заместитель госсекретаря Госдепа –  Виктория Нуланд, может быть она  уговорит оппозицию помириться с властью. А может быть прилетит Меркель? Всё возможно в украинском доме Облонских.

 

Бычков: Кто, по вашему, стоит сегодня за украинской революцией, уже перерастающей в Гражданскую войну?

 

Майкл: Всё это, конечно, готовилось. За этим стоят противоборствующие власти  политические силы Украины, и, конечно, некоторые западные государства. Идёт борьба за новую власть. В эту борьбу вкладывают огромные деньги.  Не  очень хочется называть имена, но при равнодушии действующей власти в борьбу включились олигархи Фирташ, Пинчук, Порошенко. Наверняка, и другие. Они хорошо готовились.  Где это видано, чтобы все СМИ Украины принадлежали противникам избранной власти? Все телеканалы, все тиражные газеты. А возле президента работали группы, соревнующие за влияние на президента. И если  появлялись  со стороны индивидуумы, к которым президент начинал  прислушиваться, то группы влияния при президенте начинали  дискредитировать этого человека через СМИ  оппозиции(!). Получается, на каком то этапе, группы при президенте и оппозиция проводили совместную работу. По простому, увлёкшись борьбой за влияние на президента, его помощники готовили возможность для  самоубийства самой власти.  Многие стоят за этим. Вы историк, и знаете, такое часто происходило в истории. За ленинским переворотом стояла кайзеровская Германия и т.д.  Многие силы стоят  сзади политических событий. Украина лакомый кусок, и многие хотят ею управлять. Поэтому  с помощью своих и иностранных специалистов, самыми  современными политико-технологическими средствами заводят народ, заводят молодёжь, придумывают красивые лозунги о свободе, призывают сражаться на баррикадах, и всё это для того, чтобы поставить ту власть, которой можно, мягко говоря, подсказывать решения, и на которую можно оказывать давление. Всё очень просто. Почти как в кулинарной книге, берёшь человека, берёшь деньги и т.д., по рецепту.

 

 Бычков: Почему, на ваш взгляд, бездействует армия?

 

 Майкл: Как только выступит армия, может начаться гражданская война. Появятся белые и красные, ну, скорее, жёлтые и  какие-то другие, и начнётся кровопролитие, а когда проливается кровь, начинается необратимая резня с двух сторон. Потом начнут привлекаться международные силы, возможно НАТО и Россия. И всё это может закончиться огромным мировым пожаром. А возможно, причина гораздо проще, у президента не хватает духа отдать приказ армии. Учтите, пропагандная машина оппозиции так дискредитировала президента, что появилось  серьёзное опасение, что армия не выполнит его приказ. Но вот, появилась информация, армейская верхушка сама призвала президента задействовать армию для восстановления порядка в стране. Не думаю, что президент примет их предложение, хотя, естественно поблагодарит за верность.

 

 Бычков: “Беркут” и ОМОН утверждают, что если им будет отдан приказ, то они в течение пяти часов освободят все здания, занятые оппозиционерами и вычистят Киев. Почему, на ваш взгляд, президент Янукович не отдаёт такого приказа?

 

 Майкл: Многие конфликты заканчивались поражением тех, кто колебался. Мне кажется, те люди, кто выполнил бы приказ  и освободил Киев от ультрарадикалов не находятся рядом с Януковичем. А  вот те, кто раньше не разъяснил ему  точность слов и абзацев  в договоре с Евросоюзом, своё дело уже сделали. Если это было совершено по дикой халатности – назовём  ошибкой. Если же сделано сознательно – то предательство. Это был первый поджог, ещё до огня Майдана. Но большинство из этих специалистов продолжают и сейчас находиться возле президента. И их уши повёрнуты не только к нему.

 

 Бычков: Возникает ощущение, что страна разваливается на части. Исторически Украина была единой лишь в краткие периоды истории. Быть может, дело в том, что это искусственно созданная большевиками страна?

 

 Майкл: Нет, я так не считаю. Украина имеет историческое право быть самостоятельной. Но какой-то рок всегда витает рядом. После развала СССР  на Украине говорили, раньше мы Россию кормили и другие страны, а теперь, всё будет только наше. Как хорошо  заживём! И в результате стали жить намного хуже. Я всегда удивлялся, всё вроде есть, такой хозяйственный, бережливый, разумный народ, а не получается. В  Америке и Канаде украинцы одни из самых лучших фермеров, хорошие бизнесмены, лояльные граждане. А здесь что-то мешает.

 

 И тем не менее, Украина должна быть самостоятельной. Это её тяжёлый исторический путь, но  он приведёт эту страну к духовному и экономическому процветанию.

 

 Бычков: Исторически она всегда делилась на левобережную и правобережную. Различия даже в языке. Похоже на то, что западные области уже перешли на самоуправление…

 

 Майкл: В Канаде есть Квебек, где говорят по-французски, но одна страна, Канада. На юге Америки, в Техасе, к примеру, по-английски говорят так, что северянам трудно понять. Мне кажется, что разделение невыгодно самим украинцам. Страну разделят, как Югославию, и погибнет прекрасная Украина, превратится во множество княжеств.

 

Да, разная ментальность у Востока и Запада, есть различие в языке. К этому привели в её исторической судьбе  захваты страны другими государствами. Но тем не менее, если думать о будущем, то надо остаться одним народом и одной страной. 

 

 Бычков: Какова на ваш взгляд роль украинских олигархов в создавшейся ситуации?

 

Майкл: Я уже рассказал об этом выше.

Бычков: Как по вашему прогнозу могут развиваться события на Украине в дальнейшем?

 

 Майкл: Украина сейчас  – это горящий дом. Одни тушат пожар из брандспойтов, другие подкидывают дровишки в огонь.  В Украине криминал в бизнесе, коррупция, несправедливость, но была и свобода. Её не заметили.«Что имеем — не храним, потерявши — плачем». Возможно, Майдан – это и есть демонстрация свободы.

 

Я думаю, наступит хрупкий мир. Но после пожара  остаются тлеющие головешки, от которых дом может вспыхнуть снова. Во время мира люди увидят, что было в этом  событие настоящее и ценное,  что действительно от  народа и для народа, а что было принесено  ради расчёта и политических выгод. Но вопреки пессимистическим прогнозам, очень хочу, и молюсь, и прошу Бога, чтобы Украина стало страной мира, счастья, и песен о счастье.

.

Maidan-PrayerМайдан станет уроком для всех. И такого стяжательства чиновников, как прежде, больше не будет. Народ понял, он может вступаться за свои права, он может прекращать беспредел. Бог ему в помощь!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Share

Являть миру святость, сострадание, искупление, освобождение

Фонд “Духовная Дипломатия” готовит к печати переписку  с комментариями между христианскими писателями Филипом Янси и Михаилом Моргулисом. Сегодня мы предлагаем нашим читателям интервью с Филипом Янси.

Фил Янси и Михаил МоргулисФилип Янси – известный писатель и публицист, автор 20 книг, среди которых «Библия, которую читал Иисус», «Иисус, Которого я не знал», «Что удивительного в благодати», «Разочарование в Боге“, Ты дивно устроил внутренности мои», «По образу Его», «Молитва.

Способна ли молитва изменить жизнь?». Его отличает честный взгляд на мир, церковь и жизнь христианина. Он не боится поднимать вопросы, которые предпочитают избегать в христианском мире.

Один из самых читаемых христианских авторов современности. Четыре его книги только в США продались более чем миллионными тиражами, двенадцать были отмечены Золотой медалью Ассоциации христианских издателей, а две названы книгами года. Он работает ведущим редактором журнала «Христианство сегодня» и живет со своей женой Джанет у подножия Скалистых гор в Колорадо.

– Считаете ли вы, что нашли свое истинное призвание, став писателем?

Philip Yancey– Да. Десять лет я проработал редактором журнала. Мне нравилось журналистское братство, нравилось видеть зримые плоды своего труда, но с годами я заметил, что сам пишу все меньше и меньше. Я попробовал писать книги, но никогда не хватало времени отредактировать их начисто. И вот в 1980 я оставил офисную работу и стал «вольным писателем». Мой взгляд на мир – взгляд рядового прихожанина. Я не занимаю никаких официальных постов. Я не являюсь выразителем официальной точки зрения церкви. Я — простой христианин, который пишет о том, что его заботит. Мне очень помогает такая свобода.

– Если бы у вас была возможность написать только одну книгу – о чем бы вы написали?

– Есть такая книга, которую мне нужно обязательно написать. Мемуары. Мне встречались замечательные книги, которые рассказывали о том, как их герои росли и воспитывались в католической, православной, еврейской, афроамериканской среде… Но нет ни одной о том, как жилось в среде евангельских фундаменталистов. Я на себе испытал все саоме лучшее и самое худшее, что в ней было. Мне хотелось бы об этом написать. Но я жду, чтобы не обидеть кое-кого из членов моей семьи. Как эту проблему решить, я пока не знаю. Евангельское христианство строится на идее непосредственного контакта человека с Богом. И это очень хорошо. С другой стороны, оно пестрит множеством наносных элементов. Среди них – законничество, предрассудки, узость мышления. Я люблю говорить, что мой удел – рассмотреть все самое плохое и самое хорошее, что есть в церкви и остаться при этом любящим Бога человеком. Я часто пишу о том, как мне пришлось сначала забыть о том, чему меня учили в церкви, а потом заново переучится на христианина.

– Есть ли люди, которые сильно повлияли на формирование вашго характера и вашу жизнь?

– В начале жизни приобладало отрицательное влияние. Моя мать рано овдовела. Отец умер от полиемилита, так что ей пришлось перенести немало трудностей. Церковь, которую мы посещали была очень злой и жесткой. Почти что – культом. Оглядываясь сегодня на свою тогдашнюю жизнь, я делю ее на период «закона» и «благодати». Закончив школу, я начал работать в журнале «Жизнь кампуса». У меня был мудрый и талантливый учитель – Гародьд Мира (который впоследствии стал президентом журнала «Христианство сегодня»). Именно в журнале «Жизнь кампуса» я смог творчески и свободно переосмыслить свою веру, пережить период духовного становления. Сразу после ухода из журнала я познакомился с доктором Полом Брэндом, с которым мы впоследствии написали целых три книги. Мне никогда не доводилось встречать более удивительного человека – смиренного, одаренного. Широта мышления сочитается в нем с социальной активностью. Те десять лет, которые я провел в тесном общении с ним, были очень важны для моего духовного развития. По крайней мере в тот период, когдя я стеснялся писать о своей вере, я мог смело писать о его вере.

– Как вы стали писателем?

Philip Yancey– Я постоянно что-то писал, начиная со школьных дней, но никогда не планировал становится писателем. В школе я изучал журналистику, и мне очень нужны были деньги. Я обошел множество организаций в своем родном городе и наконец меня взяли на работу в христианской молодужный журнал «Жизнь кампуса». Мне пришлось много учиться. Я учился правильно строить предложения, писать короткие отрывки, совершенствовал свой стиль. Писать я научился на работе. Когдя мне встречаются молодые люди, которые хотят заняться писательким ремеслом, я советую им найти себе работу, связанную с книгоизданием или журналистикой. Самое лучшее учиться ремеслу у умелых ремесленников! Заниматья писательством на дому, а потом предлагать свои статьи или книги издательствам – мало у кого получается.

– Есть ли, по-вашему, разница между «писателем-христианином» и «христианским писателем»?

– Есть. Возьмите, к примеру, музыку. Большинство членов группы U2 – глубоко верующие христиане, особенно автор песен Боно. Его вера находит отражение в каждой его песне. Тем не менее, «христианскими» его песни не назовешь. В самом начале своего творческого пути ребята решили, что не будут делать «христианскую музыку», но будучи христианами, они не могут смотреть на мир иначе, как через призму христианства. При этом они отдают себе отчет в том, что их аудитория далеко не всегда разделяет их взгляды.

Я знаю писателей-христиан, которые работают в жанре любовного романа, научной фантастики. Их вера сказывается на том, что они пишут, но вера не является главной темой их книг. Я же пишу книги, главная тема которых – христианская вера. Поэтому я, наверное, — «христианский писатель». Я пытался писать книги другого плана, но каждый раз у меня возникало ощущение, что я чего-то недосказываю.

– Должна ли церковь, по вашему мнению, занимать социально активную позицию?

– Мне совершенно ясно, что социальная активность для последователей Иисуса Христа – это не один из возможных вариантов действия, а  — единственный возможный. Когда Иисус впервые рассказал о предстоящем Ему служении (От Луки, глава 4), Он говорил, что принес благую весть нищим, провозглашал свободу пленникам, прозрение слепым, освобождение угнетенным. Когда же он учил нас молиться, то включал в молитву и такое прошение: «да будет на земле, как и на небе». Библия ясно показывает нам, что одна из граней Божьей воли – забота об обездоленных и слабых, о мире и справедливости на земле. Эта забота – одна из важнейших особенностей служения Иисуса Христа. (Стоит лишь прочесть тот приговор, который вынес Иисус богатым, как понимаешь: Он не считал, что деньги спасут мир.) Если мы – прихожане церквей – не станем сострадательнее, справедливее, не будем миротворцами, то будем противоречить всему тому, о чем просим Господа, читая Господню молитву.

– А что сказать об истории церкви? Порой противники христианства говорят, что она больше похожа на сборник рассказов о войнах и борьбе за власть…

– Что ж, те, кто так говорит, в определенном смысле правы. Читая церковную историю, я тоже вижу в ней множество рассказов и розни и борьбе за власть. Но то же самое можно сказать об истории буддизма, истории ислама, истории коммунизма, да и всей мировой истории! Дело в том, что христианство не изменяет коренным образом человеческое естество. Христианская вера признает наличие проблем у человека и говорит, что истоки их – в грехопадении. Но с другой стороны я бы постарался очень ненавязчиво показать критикам христианства, что все, чем мы так восторгаемся сегодня – благотворительная работа, система здравоохранения, образование, демократия, грамотность, защита прав человека – все это порождено тоже христианством. Я не хочу обелять историю церкви, но и не хотел бы видеть в ней лишь дурное. В ней было много прекрасного.

– Каковы же главные задачи христианина в современном мире?

– Мне очень нравятся слова епископа Майкла Рамси: «В Боге нет ничего неХристоподобного». По сути он говорит: «Хотите понять, каков Бог? Смотрите на Иисуса!» Конечно же, Иисус больше не живет рядом с нами на земле. Невозможно отправится в Иерусалим, найти Его, сфотографироваться с Ним, взять у него интервью… Сегодня миру церковь свидетельствует об Иисусе Христе. Но можем ли мы сказать: «Хотите узнать, каков Бог? Посмотрите на христиан!» так вот отсюда и вытекает главная задача христианина. Мы всегда должны помнить, что обязаны являть миру все , что принес миру Бог – святость, сострадание, искупление, освобождение.

– Считаете ли вы, что христианство должно обретать свою национально-культурную форму в каждой стране и у каждого народа?

– Несомненно. Недавно я посмотрел в Лондоне мюзикл «Тайны». Его привезла южно-африканская труппа. Они колотили по железным трубам, по крышкам от мусорных баков. Они пели на трех разных языках, танцевали африканские танцы. Мюзикл рассказывал историю Адама и Евы, Авраама, Моисея – библейскую историю вплоть до распятия и воскресения Иисуса Христа. В конце представления интеллектуальная и утонченная лондонская публика устроила стоячую овацию. И тут мне пришла в голову мысль: круг замкнулся. Британские миссионеры привезли евангелие в Южную Африку. Теперь южноафриканцы везут его обратно, но уже облеченное в свою собственную культуру. Они везут его в страну, где евангелие почти забыто. Бывает и по-другому. В России люди заново открывают христианство, которое долгие годы «спало». Но я надеюсь, что в России не будут механически возрождать старые формы веры, а создадут и новые формы, которые отвечают сегодняшнему дню.

– Как вы думаете, какова же роль страдания в нашей жизни?

– Клайв Льюис говорил об «окрике боли». По природе своей физическая боль нарушает рутину жизни и вынуждает нас обратить внимание на требования нашего тела. Если мне соринка попала в глаз, я не успокоюсь, пока не вычищу ее. Возможно, у страдания та же самая функция, только в более широком масштабе. Возьмите, трагедию 11-го сентября. Это событие оказало глубочайшее влияние на всю страну. Люди хлынули в церковь за утешением и ответами на вопросы. У страны появились новые герои: пожарники, полицейские. Которые отдали свои жизни за других. Мы вдруг поняли, что все страны мира зависят друг от друга. Нам протянули руку помощи, в том числе и Россия. По той же схеме события могут развиваться в семьях, в группах людей, в церквях. Приходит страдание, и оно как окрик останавливает нашу жизнь, заставляет задуматься о вечности. Кто-то не останавливается на окрик. Кто-то останавливается.

– В своих книгах вы часто упоминаете Толстого и Достоевского. Что заставило вас прочесть их?

–  Мне тогда было чуть больше двадцати. Литературу я знал из рук вон плохо. А мне все говорили, что величайшие писатели современности – Толстой и Достоевский. Я купил первую книгу и был в шоке: в самом ее начале стояла цитата из Библии. Я читал их повести и романы и видел: этими писателями двигала вера. У них я учился и писательскому мастерству… Учился как мыслить по-христиански… Они жили в тот период российской истории, когда вот-вот должны были грянуть необратимые перемены, и предсказали многие из них. Как часто отмечают, они сохранили в интеллигенции искру веры в те времена, когда над верой навис дамоклов меч. Как и многие русские люди, я начал читать Толстого и Достоевского просто потому, что хотел прочесть настоящую литературу, и лишь впоследствии меня глубоко тронула скрытая в их произведениях христианская весть…

Иисус, которого я не знал

Share

ПАПА РИМСКИЙ: ДОВЕРЯЙТЕ БОГУ!

Francis.
ОТРЫВОК ИЗ НЕДАВНЕГО ИНТЕРВЬЮ ПАПЫ РИМСКОГО ФРАНЦИСКА
.
Церковь для Папы – это дом для всех, а не маленькая часовня, в которой могут собираться лишь немногие избранные. «Церковь – это Мать, Церковь плодовита, и она должна быть таковой. Когда я узнаю о недостойном поведении служителей Церкви – священников, монахов или монахинь, – в первую очередь мне приходит в голову, что это либо «ожесточившийся целибат», либо «старая дева». Они не являются отцами и матерями, они неспособны дать другим жизнь».
.
«Структурные и организационные реформы в Церкви вторичны, — убежден понтифик. Первая реформа должна коснуться образа жизни. Служители Евангелия должны быть способны согреть сердца других людей, вести с ними диалог и идти вместе с ними по их пути. Народ Божий желает пастырей, а не функционеров или госслужащих».
Миссия Церкви, считает Папа, не должна становиться беспорядочным навязыванием доктрин – она должна быть, прежде всего, направлена на то, чтобы в сердцах людей возгорелся огонь – как это было с двумя апостолами по пути в Эммаус: «Проповедь Евангелия должна быть проще, глубже и лучезарнее».
.
Говоря о подразделениях Римской курии, понтифик подчеркнул, что они призваны служить Папе и епископам: они должны помогать местным церквам, или национальным епископским конференциям. «Это вспомогательные органы. Но в некоторых случаях, когда их роль истолковывается превратно, они рискуют превратиться в органы цензуры».
Согласившись с тем, что в Церкви нужно расширить служение женщин, Папа Франциск в то же время отметил: «Чего я боюсь, так это «мачизма в юбке». Женщина устроена иначе, чем мужчина. Но те споры о роли женщины в Церкви, которые я слышу, часто вдохновлены мачистской идеологией. Женщины поднимают вопросы, на которые мы не можем не отвечать. Церковь не может обойтись без женщин и той роли, которую они играют».
Говоря о II Ватиканском соборе, Папа отметил, что соборный подход к чтению Евангелия, подразумевающий одновременно актуализацию Благой Вести, «необратим».
.
Неприятие Франциска вызывают оборонительные тенденции в современном христианстве, когда, ссылаясь на угрозы со стороны «варварского» мира, члены Церкви пытаются замкнуться в узких рамках. «Нет, — уверен понтифик, — Бог присутствует в современном мире».
.
Папа глубоко уверен: «Бог присутствует в жизни каждого человека. Даже если эта жизнь разрушена пороками, наркотиками или чем-то еще, Бог присутствует в ней. Нужно искать Его в каждой человеческой жизни. Даже если жизнь человека подобна полю, поросшему терниями и плевелами, все равно найдется участок, на котором можно посеять доброе зерно. Нужно доверять Богу».
.
Отвечая на вопрос о своем любимом фильме, Папа назвал «Дорогу» Феллини. «Я охотно отождествляю себя с этим фильмом, в котором есть скрытые намеки на св. Франциска Ассизского».
С просьбой дать интервью обратились к Папе Франциску участники встречи главных редакторов европейских и американских  журналов, состоявшейся в июне этого года в Лиссабоне. Именно главные редакторы и подготовили вопросы.
Share

Фальшивая Сага об “учении преуспевания”

Mikhail Morgulis in Chapel.Вспоминаю, когда было опубликовано интервью со мной «Фальшивая Сага об учении преуспевания».» (Сегодня его повторяем), мы получили много писем, поддерживающих  желание верующих говорить о тайных делах откровенно. Но то интервью касалось финансовой нечистоплотности среди некоторых лидеров евангельских церквей. Кстати, сейчас циркулирует на сайтах документальная статья «Разборки среди евангельских олигархов». Читая её можно и заплакать от печали, что совершаются такие некрасивые дела, позорящие христиан, но можно и радоваться тому, что об этом начали говорить. Мы знакомим читателей нашего сайта с Интервью, и хотели бы познакомиться с вашим мнением, вашими мыслями и вашими предложениями.  

  Михаил Моргулис

.

Фальшивая Сага об «учении преуспевания».

                                                                (Интервью с Майклом Моргулисом)

Показная роскошь уровня жизни значительного числа пасторов неоевангельских церквей вызывает все больше вопросов на фоне бедственного положения большинства служителей, не занимающих руководящих постов, не имеющих прямых контактов с западными организациями, трудящихся на периферии, работающих вне огромных массовых показательных служений.

Всего за десяток лет христианство на  постсоветском пространстве совершило рывок от выживания в условиях тотального коммунизма к “демократической свободе” развитого капитализма, подразумевающей возможность достижения индивидуального успеха на любом уровне. Насколько это согласуется с духовным служением, и по-прежнему ли актуально выражение “трудно богатому войти в Царствие Божье” – об этих, и других вопросах, интервью журналиста  Вячеслава Макарова и Майкла (Михаила) Моргулиса, президента фонда “Духовная Дипломатия”, члена Пен – клуба писателей, парт-тайм советника Конгресса.

prosperityМайкл Моргулис:

Вы спрашиваете, что же произошло в  евангельском христианстве за последнее время? Произошло то, что в исследовательской науке именуется “подменой понятий”. Вроде бы всё то же, но это уже другое, не настоящее.  Вроде бы та же деревня, но это уже христианская «потёмкинская деревня». Можно сказать, что большую часть евангельского христианства постсоветского пространства постигло глобальное духовное несчастье. Именно оно проиграло постсоветскому миру, потому что пошло на сговор с ним, приняло его условие игры и заманчивые предложения, и не только во внешних атрибутах жизни и поведения, но приняло это с убеждением ВНУТРИ.

Оно не изменило мир, а само изменилось под влиянием мира. К сожалению, часто среди тех, кто с поднятыми руками и белыми флагами шёл сдаваться – первыми шли  пасторы неоНовых церквей, хотя надо сказать, в этом пораженческом походе, к ним примкнули некоторые руководители традиционных протестантских церквей. В этом марше духовно обреченных было много лидеров, которые сдали  христианство, даже чисто формально, заменив благоговейную молитву, протестантскую рассудительность и романтику, на  крики  сродни тем, которые любили хунвейбины во время культурной революции в Китае: «Брать! Стоять! Держать! Побеждать!»   Конечно, у них есть свой оправдательный вердикт: “ Внутри – мы верные, внутри –  мы библейские”. Но  неизвестно,  кто какой  внутри, в душу тщательно задрапированную пасторской мантией, заглянуть трудно. Они декларируют с кафедры серьёзные вещи –  хотя их искренности можно верить или не верить. Но зато мы  наблюдаем, как многие из них стали вести себя внешне. Надо открыто  отметить, что у многих лидеров пропало чувство так называемого христианского стыда, ибо христианскую мораль  они бесцеремонно переделали для себя, «под себя». То, что было раньше неприличным для верующего человека, теперь сделали признаком «Божьего благословения». Поэтому на «благословенных» встречах демонстративно сунут друг другу под нос «рыжие» часы, ездят в навороченных машинах и  потакают велению плоти в дорогих ресторанах. Мир подсунул им Искушение, а они оказались слабыми, забыли все предупреждения Бога, ну, очень захотелось попробовать Искушение, и откусили от этого вечного  яблока… Только Адам и Ева стали после этого стесняться, а эти – наоборот, стесняться перестали.

По сути, христианство стало проигрывать битву постсоветскому миру тогда, когда мир предложил им это Искушение, как мирской логичный результат для процветающих людей. Предложил в первую очередь пасторам и лидерам церквей. Это не было искушением в пустыне, как у Христа, это было искушение Бытом, искушение Сладкой жизнью, искушение  волками, загримированными под ягнят. И все эти искусители достаточно оперативно и быстро переделали сердцевину христианства, придав слову “благословение” однобокий материалистический смысл. И тем самым, сделали из слова “благословение”  слово «оправдание» – оправдание своего богатства и своего поведения и своей псевдохристианской позиции. Я не имею сейчас в виду иерархов официальной церкви, которые бросились продавать водку  и сигареты, освящать  нефтяные компании. Я говорю о евангельских верующих, которые всегда традиционно придерживались  библейской морали, и даже подчёркивали этим своё отличие от мира и других церковных групп. Теперь же,  некоторые из них, не выдержали искушений, преподнесённых во время  технологических и материалистических революций – и сдались…

Вообще же, богатство у людей может быть, а может и не быть. Среди прихожан  могут быть богатые люди. Среди них могут быть бывшие бандиты, мафиози и фарцовщики, если они покаялись. Но пасторы, даже если это бывшие бандиты и фарцовщики, в силу своего теперешнего духовного звания – не могут оправдывать словом “благословение” алчное отношение к материальным ценностям. Многие богатые верующие говорят: “Так и  нам вся эта показуха не нравится, но ведь необходимо поддерживать такое отношение к жизни, чтобы можно было свидетельствовать”. Вот уж глубоко законспирированное лукавство… А может, просто, у них не закончилось духовное детство?  На минутку представил себе апостола Павла с Ролликсом на  руке, в чёрном Мерсе, с охраной из язычников!  Если этого сравнения мало, добавьте сами, пофантазируйте, представьте… Петра на Феррари, Иоанна на Хаммере….

Так что же это такое, если перейти на  язык медицины…  В действительности, это опасная заразная болезнь, чесотка души, туберкулёз духа. Потому и все мы, относясь к этому отрицательно, порой испытываем подобные симптомы…

Так что, была проделана некая операция, которой подвергли себя верующие. Это можно назвать духовным харакири.  Они отсекли в себе механизм страха Божьего и потом, своими компромиссами с миром вытравили из себя традиционную рыцарскую евангельскую скромность. Не важно, как кто понимает страх Божий, его отсекли и вытравили, и многие теперь живут без этого механизма, без этого важнейшего для верующего Божьего прибора.

 

Вячеслав Макаров.

Да, но практически, чем же это плохо – обладать богатством?  Может быть, основная проблема в том, что у таких религиозно лидирующих людей и пасторов есть богатство, и в это же время, в их церквях очень много бедных людей?  

 

Майкл Моргулис.

Есть определенные общепринятые духовные нормы. У бизнеса, к примеру, свои нормы – когда хозяин большой компании ездит на Ролс Ройсе, это говорит о преуспевании компании. Хозяин скромной компании на Ролс Ройсе просто не поедет – он свои стандарты понимает. Но это стандарты мира. А есть другие, духовные стандарты для людей, которые утверждают, что служат Христу. И вот эти  духовные стандарты некоторые не понимают. Пасторы забывают, что они не владельцы компаний, а пастухи Божьего стада. Поэтому, сегодня многие  церкви становятся похожими на шумный бизнес, причём, с этаким военизированным оттенком. Когда-то, в Америке, когда я был молодым, популярный христианский интеллектуал Питер Дейнека говаривал: « Нельзя пастору или миссионеру ездить на Кадиллаке, это  не прилично…»  Вот оно, это точное слово, утерянное на нашем «празднике жизни», утеряно  благородство христианского понятия  слова «ПРИЛИЧНО»!

Кроме того, пастор – это человек, который, предполагается, хоть частично, живет на деньги общины. Даже если он где-то подрабатывает, или ему кто-то лично деньги или подарки даёт, всё равно, у людей возникает автоматическая реакция, о том, что эти деньги взяты от церкви.  Например, все обвиняют в подобном поведение политиков, они, мол, все бизнесмены, обвиняют в этом, даже если это не так.  Это потому, что теперь в постсоветском  пространстве, слова «политик» и «бизнесмен» часто сливаются в одно понятие. А, кстати, государственное лицо не имеет права, не может одновременно быть бизнесменом и политиком… По-крайней мере, в Америке. Если ты идёшь в политику – хочешь представлять интересы народа, а не брать у него – то ты должен передать свой бизнес другим. А когда человек  политик, да еще и богатый – все понимают, что богатство свое он откуда-то взял, не с затонувшего корабля, а с какого-то бюджета, который  был выделен на что-то …  И даже, если политик может себя обеспечить законным путём, всё равно его будут подозревать… Итак, если ты работаешь для людей, которые тебя избрали, то ты обязан помнить об этом. Не искушай их.

Так и пастор. Если у какого-то пастора сеть магазинов по продаже зонтов, гробов, грибов, книг, краски или еще чего-то, то даже если он  зарабатывает деньги приличным путём, всё равно люди будут думать, что это, пусть частично, –   но с денег церковных. Так что нельзя забывать о том, что ты служишь людям, которые тебя избрали. Не ставьте себя на место Христа, не забывайте, Его послал служить Бог, а вас послали люди. А принимал ли Бог участие в вашем служении, будет видно потом, по делам и по жизни вашей. Постоянно повторяю всем и себе: «Наша лучшая проповедь – это наша жизнь»…

Я думаю, что пастор, который не может победить себя в этом вопросе, должен просто тихо оставить своё служение. Он может стать даже проповедником-бизнесменом, благовествующим другим бизнесменам, но не пастором. Потому что быть таким  пастором – это искушение, как для мира, так и для  христиан.

Смотрите, как в народе говорят об официальной церкви? Мол, святые отцы продают, пьют, делают всё за деньги и т.п. Раньше, только о них говорили, сейчас будут говорить и уже говорят так – о протестантских пасторах. Хотя и в том и в другом случае  нельзя говорить обо всех огульно. И в православие есть много прекрасных и светлых подвижников, и в протестантстве большинство смиренных и чистых людей.  Но по поводу лидеров протестантских общин, у бедного народа складывается предубеждение, что, дескать, это они на американские деньги так хорошо живут … То, что дают им на развитие церкви, они пускают на развитие своих домов, машин, семьи… Вот так говорят люди, по-русски, а не по-французски… А разве это не так?

Я сейчас сознательно пользуюсь таким откровенным бытовым языком, на котором разговаривают люди в жизни. Я не хочу завуалировать эти слова более красивыми. Народ рассуждает именно такими категориями. Верующие люди, может быть не вслух, а неверующие – вслух.

Если подвести итог сказанному, то в данном периоде истории постсоветского евангельского христианства, церковь проиграла миру, приняла от мира Искушение… Особенно это видно в мегоцерквях с харизматическим направлением. Именно в этих церквях, харизматизм международного разлива  привил  мысль, что благословение – измеряется в пересчёте на деньги. Но по Библии, благословение – это благословение по духу. Бог может дать огромные возможности для заработков, но я не думаю, что в задачи Бога, как духовного организма и Творца, входят заботы о материальной заинтересованности людей, по поводу которой сегодня весь мир только и полемизирует. Господь всегда говорит о вещах духовного характера. А мы Его духовные мысли хотим прикрутить к низкопробному материальному желанию, к вещизму.

 

Вячеслав Макаров.

Да, но те же харизматические церкви могут сказать, возьмите Второзаконие, 8:18 “…Бог дает силу приобретать богатство”. Основная вера в неопятидесятнических, харизматических церквах такова, что связь благословения духовного в его материальном выражении – это не грех вообще…

 

Майкл Моргулис.

Ну,  во-первых, можно из Библии накидать чего угодно и как угодно. Дело в том, что Библией часто пользуются, как пользовались китайцы  цитатником Мао Дзедуна. Особенно современные верующие. И в этом деле пропал страх Божий! Беспардонно вырываются цитаты из Библии, хотя сказано Богом и понятно из Библии, что всё библейское завязано в одном контексте. Берётся лишь то, что нужно, а что не нужно –  сознательно отвергается.

 

Вячеслав Макаров.

О.К., вот считается, что первая церковь была практически коммуной. Люди все продавали, делали шаг веры и расставались полностью со своим имуществом. О чём это говорит, и есть ли подобное сегодня?       

 

Майкл Моргулис.

Да никто уже об этом не говорит и не думает. Пастора, который бы так себя повёл, забросали бы камнями другие пасторы, как Стефана. Да, что Стефана, самого Христа, настоящего, живого, забросали бы камнями и снова  распяли, если бы Он сейчас появился  и стал проповедовать пасторам о скромности и смиренности евангельского достоинства.

Правильно говорят, сегодня –  происходит имитация христианства.  Я  вначале сказал, это потому,  что мы живем в эпоху подмены понятий. Подмена понятий  везде –  об этом уже писали – в любви, дружбе и вере. Поэтому, современное христианство – это, во многих случаях,  человеческая  имитация  Божественного замысла.

И многие пасторы сегодня –  это просто имитаторы, пародисты, которые как на эстраде пытаются имитировать голос… Христа. Есть артисты, которые пародируют голоса известных людей и живут за счет этого. Так вот подобные пасторы – это имитаторы голоса Божьего, который пытаются скопировать и жить за счёт этого.

 

Вячеслав Макаров.

Хорошо. Это все такие пасторы или только часть?

 

Майкл Моргулис.

Конечно, только меньшая часть. Но думаю, что трансформируется всё христианство в целом. Мы уже упоминали, что есть прекрасные подвижники и в Православной, и Католической церкви, которых эта волна внешнего “благочестия” и материального “благословения” не коснулась.  Есть много   священников,  живущих бедно, проповедующих Слово Божье,  не связанных с церковными фарисеями – они ничего не продают. Они живут, как благовестники Живой Вести.  

И, конечно, отвечая на ваш вопрос, ещё в большей мере, много прекрасных Божьих подвижников находится в евангельском христианстве.

Мне кажется протестантское христианство более уязвимо. Потому что здесь больше внутренней демократии. С одной стороны это хорошо, а с другой – любой может интерпретировать Библию как хочет. Поэтому у нас так много низкопробных «богословов», вызывающих справедливую насмешку со стороны той же православной церкви. Потому что очень низкий духовный и образовательный уровень, и с  таким уровнем люди пытаются трактовать великие Божьи документы.  Говорят суржиком, топают ножками и думают, что они рассказывают людям о величие Бога. И не догадываются, что этим, бесподобно убогим уровнем,  они Бога особо унижают…

 

Вячеслав Макаров.

У них защита серьёзная…

 

Майкл Моргулис

Их защита напоминает слова из «Недоросля»: «Не хочу учиться, а хочу жениться».

Защита у подобных пасторов только одна, недорослевская: “Нам не нужно учиться – мы живем по Библии”.  Надуто, гордо, им, кажется, величаво звучит, на самом деле жалкое оправдание  и неправда перед Богом и людьми. Живите, по милости Божьей, но не коверкайте язык, Библию и Дух, когда святые слова и небесные мысли передаются на уровне профсоюзного собрания вагоноремонтного завода.    Учеба во всех сферах Бытия   постоянно должна дополнять наше познание о Библии! Вот, парадокс: В компьютере не все  разбираются, поэтому боятся туда влезать без знаний, а вот в Библии, великом Послании Бога, стали разбираться все, кому не лень и учить тому, чего сами не понимают… Одна надежда на милость Твою, Господи…

 

Вячеслав Макаров.

Хорошо. Если говорить о христианстве на постсоветском пространстве, то можно сказать, что все тренды, тенденции сегодняшние – они, в общем-то, имеют корни американского благовестия 90-х годов. Как так получилось, что Америка, –  исконно пуританская страна, – и именно Америка, принесла эту идею индивидуального благословения, и внешнего успеха в наши страны? Как так получилось, что это пустило корни в России, Украине, Средней Азии? Может быть оттого, что люди были ограничены в области получения духовной информации, это, наверное, сработало, и сейчас некоторые, как бы оттягиваются по  полной программе?

 

Майкл Моргулис.

Думаю, много пришло от развития бездуховного бизнеса, от захвата  массовой культурой огромных плацдармов на земле. Хорошо ли плохо, но здесь, с одной стороны Америку  ругают, а с другой стороны, за ней всё повторяют. Начиная от джинсов и заканчивая английскими словами в лексиконе. То же самое произошло и в области религии …  Пасторы выражаются  переведёнными с английского языка кальками предложений, «Станем на свои ноги», а что, можно стать на чужие? Это всё подражание. Тоже произошло в области «учения о преуспевании», но это уже свои прививали, на свой родимый грунт, с великой меркантильной целью, чтобы теперь не самим  оправдываться, а целым учением! Когда-то я говорил известному проповеднику, с фамилией нечестного карточного игрока, – Роберту Шулеру, одному из запевал в хоре финансового преуспевания: Мол, ваше учение не привьётся в странах бывшего СССР, здесь другой душевный подход к Евангелию… Здесь вашу имитацию о Евангелие для богатых не примут… Теперь вижу, это я ошибся, переоценил, приняли многие шулеров, да ещё как…

 

Вячеслав Макаров.

Говоря языком прошлого, вину за текущую ситуацию на кого-то,   конкретно, можно возложить?

 

Майкл Моргулис.

Вину? Да нет. Это же не один человек взял и сказал: давайте в Украине или России или Казахстане делать так. И неправильно возложить вину лишь на пасторов харизматических церквей. Они же часто по вере ведут себя.  Не зная, что их вера в учение, а не в изначальную Библию. Вообщем,  все виноваты, но нет виноватых…

Есть люди, которые, как  писал Салтыков-Щедрин, находятся в состоянии «упорства тупоумия». Ты их спрашиваешь “Вот почему вы делаете так?”, ответ:  “А потому!”.  Этакое упорство духовного тупоумия, хотя нельзя, наверное, так грубо говорить, но оно существует. Никогда вы не докажете некоторым пасторам, что богатство – это не благословение Божье. Это  допущение, разрешение  Бога. Допущение Бога, чтобы человек заработал, жил хорошо. Также как вы не докажете пасторам некоторых баптистских церквей, что пятидесятники – те же верующие. Или некоторых пятидесятников вряд ли убедите в чем-то хорошем о баптистах.

У меня есть стихотворение “Лагерный рассказ”, где рассказывается о том, как охрана в советском лагере просила одного пятидесятника избить баптиста. Хотели устроить вот такое кровавое шоу для начальства и себя.  За это они обещали жену ему в лагерь привезти, работу дать легкую. Они говорили: «А мы  посмотрим, это ж так пикантно, Когда врагами станут два сектанта…»   И вот, выпустили  их друг на друга, но вместо драки, они стали молиться вместе… и били их двоих, и уголовники, и охрана.  Но они были счастливы, что пострадали за имя Христово. «Когда очнулись после на рогоже, То вместе прошептали: О, наш, Боже! За боль, за кровь, за раненые спины, Благодарим Тебя наш Бог единый!»

Любить всех – это не красивые человеческие слова, а установка Божья на жизнь каждого смертного, у которого потом предстоит самая ответственная встреча в  его жизни – на небесах, с  Тем, кто просил нас любить друг друга.

Вы не убедите некоторых пасторов, что богатство и роскошь это не благословение Бога, не убедите их, что это не по Божьему, не по Христу. Вы не убедите их, потому что они очень уверенные, рациональные, знающие и “хорошие” люди. И в этой рациональности умирает любовь Христа. Это трагедия христианства.

А разделение церквей! Это тоже трагедия. Даже великие, умные, достойные люди соединить Церковь в один организм до сих пор не могут

Как только церкви хотят лучше относиться друг к другу, как их сразу же обвиняют в экуменизме. Экуменизм в некоторых церквах стал идентичен слову гомосексуализм. Хотя сам экуменизм является лишь стимулом для развития церквей в этом мире. Можно к этому относиться отрицательно, но это один из путей  для противостояния силам зла.

 

Вячеслав Макаров.

Вернемся к вопросу о богатстве. Может быть, возникший дисбаланс – это результат того, что пасторы учат о преуспевании, а о страданиях, как правило, не учат. Вот вы привели пример – людей избили, но они были рады. Потому что они пострадали реально за имя Господне.  Достаточно ли учат в церквях о страданиях…?

 

Майкл Моргулис.

Учат, но каждый вкладывает в это свой смысл, своё маленькое человеческое понимание. Для одних страдание в том, что рыба не ловилась, а для других в том, что потерял любимого человека, а для третьего, это страдания и тоска, по утерянному человеком раю, а другой, своими страданиями отражает страдания Христа. Христианство не может быть пересказано без учёта страданий верующего человека, потому что прообраз страданий – это сам Христос, который показывает, что через муки приходит победа: в духе и во Христе.

Знаете, что происходит? Многие в христианстве хотят всё время только побеждать. Они хотят быть не “Христами”, а римскими императорами. А христианство победило, хотя вроде бы, внешне проиграв. Внешне Христос проиграл: Его осудили, Его распяли, Его избили… Но на этом не закончилось. Он снова явился в мир с Победой.  И когда мы понимаем, какими мучениями Он победил мир, и уничижаемся подобно Ему, и страдаем, подобно Ему, и можем любить подобно Ему, тогда и мы, получая благословение Воскресения, побеждаем мир. Но тогда это уже победа во имя Христа, а не во имя славы, денег и современных императоров. И когда мы побеждаем так, этим мы отражаем победу Бога, а не празднуем победу людей.

 

Вячеслав Макаров.

Визуально, воображаю время внешнего поражения Христа: Почета нет, признания итогового нет, есть лишь внешнее поражение.

 

Майкл Моргулис.

Ничего нет. Есть кучка разбежавшихся учеников. Но этим поражением готовится великая победа Бога. Но трудно осознать эту огромную подводную истину христианства. Для многих в христианстве важно побеждать. Христианство им нужно для победы в бизнесе, но не для победы над душой. Они не понимают, что христианство побеждает через внешнее поражение. Христианство побеждает через любовь, смирение, унижение и уничижение. В этой уникальности составляющих компонентов духовной победы – основа силы Христа.  Победить так может только Христос, а потом мы, да, мы, но через Христа. Это – величайшая  победа во Вселенной.

Но люди хотят побеждать, сидя на белых конях в римских доспехах, или  в вещах  от Картье. У меня сейчас начала рисоваться картина: сидит пастор на лошадинообразной спортивной машине, похоже это на кентавра, помните, мифологические существа описывались, полулюди, полулошади, вот так он сидит с Роллексом на указующей руке, в дорогой рубашке Поло, костюме от Версаче, и въезжает в город, как победитель. Да, теоретически, люди так победить могут.  Но идущие за Христом, побеждают не так: они побеждают  «ранами Христа».

 

Вячеслав Макаров.

Фактически, вы говорите, что позиция об учении преуспевания, которую приняли ряд церквей  и пасторов, является неверной.

 

Майкл Моргулис.

Порочной, и поэтому церкви и пасторы, стоящие на этой позолоченной позиции   проиграли миру. Хитонов Христа от Картье или Версаче не бывает. Есть только хитоны окровавленные…

Не знаю, может быть, все  лидеры достаточно верные, а я неправильно что-то говорю … Но мне кажется, это мое субъективное мнение, что они проиграли миру. У Григория Сковороды, украинского мыслителя и философа, на могиле написана его же эпитафия: “Мир ловил меня, но не поймал”. Знал гениальный христианский мыслитель, как ловит мир людей. А вот пасторов поймал многих. Мир предлагал им искушения, и этим  ловил. А как иначе человека поймать?  Ну, не как бабочку, сачком. А опутывая. Жёны ловят, дети ловят, образ жизни ловит, подхалимы ловят, враги ловят, сам себя ловишь …

А уже потом, будучи уловленными, они стали искать оправдание,  и придумали его, что богатство –  это знак расположения Господа.  Ну, это мы уже повторяемся…

 

Вячеслав Макаров.

Хорошо. Выход какой? Что делать? Каяться?

 

Майкл Моргулис.

 Считаю, что без Бога все эти процессы решить невозможно. Всё равно жизнь будет развиваться по каким-то своим законам, в которые Бог вносит Свои коррективы. И именно это произойдёт и в религии. Может быть, как часто бывает, всё придуманное людьми, всё позолоченное,  рухнет в одночасье…  Как рушатся империи…

 

Вячеслав Макаров.

Может люди устанут от разницы того, что декларируется с кафедры и того, как живётся в реальной жизни? Может, произойдёт какой-то духовный бунт, ну, примерно, как  было у Лютера…

 

Майкл Моргулис.

Понимаете, все пользуются духовной, будем говорить мягко, доверчивостью людей.

 

Вячеслав Макаров.

Банально  говоря – разводняк.

 

Майкл Моргулис.

Духовный разводняк. “Наш пастор – самый лучший в мире, наш пастор – гений”. Возникли  этакие христианские князьки местного разлива. Князьки местного пошива. Вот так они живут, и людям это может нравиться. Особенно здесь людям это нравится, когда есть хоть какой-то маленький царёк. Царьки нравятся, как ни странно. Царь может быть и недостаточно разумный и малодуховный, но вот нравится им – и они довольны.  Пастор заменяет им  Бога. Вот и вся суть этой  трагедии, говоря по-простому  …

Он обеспечивает приемлемый для них духовный уровень жизни, внешней, естественно, развлечения, праздники, конференции – и это их удовлетворяет…

Они принимают этот интертеймент (ред. – развлечение, англ.),  и не зная этого, платят за него не пожертвованиями, а платят жизнями. Что получается в этих церквях: пасторы зовут верующих в небеса, которые они сами не знают, и зовут они тех людей, которые из-за них, там никогда не будут!

 

Вячеслав Макаров.

Можно ли говорить, что из-за такого княжества (церковь, как княжество), люди не имеют полноты самостоятельных отношений с Богом, будучи ведомы подобными ложными доктринами.

 

Майкл Моргулис.

Мы уже говорили,  внешне, формально, церковные лидеры строят свои речи на основе Библии.  Но строят так, чтобы оправдать себя, обличить кого-то, обвинить других, но только не себя.

 

Вячеслав Макаров.

В наших церквах налицо, так сказать, принцип шоу, где 20 человек или 10 или 50, – некая команда служения,- все организовывает, создает шоу, а остальные люди в евангелизм (благовестие) на личном уровне не вовлечены … У нас в церквях есть такие корпоративные программы, а реально люди не свидетельствуют, нет отражения Божьего в жизни.

 

Майкл Моргулис.

Я о другом вспомнил. Был такой Робин Гуд. Банда Робина Гуда грабила людей и отдавала деньги бедным. У нас тоже есть такие Робин Гуды, но они никого не грабят, им все сами отдают. Почему многие ушли в религию? В банде или бизнескомпании надо было рисковать. А тут люди сами приносят – намного же выгоднее. Поэтому такое отношение, – религия стала выгодным бизнесом.

 

Вячеслав Макаров.

Кто-то сказал, что Иисус – этакой раскрученный бренд, а все берут как-бы франчайзинг, и как оплата за франчайзинг – соблюдение определенной формы, где нужно молиться прилюдно, поднимать руки на служении.

 

Майкл Моргулис.

Да, это так …

 

Вячеслав Макаров.

Но всегда есть некий остаток  Божьего народа?

 

Майкл Моргулис.

Остаток есть и будет, как в Библии говорится, тысячи сохранятся. Всегда есть некий остаток. Надо доверять этому. Потому что если не верить в победу чистого христианства, то, значит, надо тоже сдаться.

 

Вячеслав Макаров.

Я думаю, что у многих, в разных церквях, есть такой определенный конфликт внутри. То, что вы говорите, находит отклик у многих, находит понимание. Что им делать?

 

Майкл Моргулис.

Ничего особенного. Надо начать говорить об этом, как-то более-менее открыто, и другие люди поддержат. Но при этом, не надо никого лично обвинять.

 

Вячеслав Макаров.

Ну, вы же понимаете, что это всё равно чревато. За такую позицию в церкви, их запишут либо в бунтовщики, что, скорее всего, или останутся в одиночестве. Наличие своей позиции – это одиночество. Говорящие истину – как правило, одиноки.

 

Майкл Моргулис.

Ну, не всегда и не везде. Вот Лютер не остался в одиночестве.

 

Вячеслав Макаров.

Но он пошел на определенный компромисс. Его протесты имели чисто практический, прагматический характер, нежели духовный. Отмена налогов. Все началось по большому счету с налогов.

 

Майкл Моргулис.

Налоги, индульгенции… Это так…  Но у Лютера самое важное было другое –  что спасение по благодати даруется Богом по Его милости.

 

Вячеслав Макаров.

Это на корню рушило сложившуюся тогда папскую инфраструктуру.

 

Майкл Моргулис.

Да, это открывало настоящего Христа… Спасение – не по хорошим делам или молитвам священников, а по милости Божьей…

 

Вячеслав Макаров.

Это не заработаешь….

 

Майкл Моргулис.

Да. Система оценки жизни верующего человека стала другой. Хотя, потом и  Лютер, шёл на компромиссы. Это когда он понял, что любую прекрасную идею можно превратить в слепую и жестокую догму. Потому, глядя на результаты крестьянской войны в Германии, плакал, когда видел, как по дорогам Германии ходили умирающие монахи, которых выгнали из сожженных монастырей. Его последователи жестоко реализовывали его идею, не поняв её духовного смысла. Они  внедряли эту идею формально, на поверхности бытия, а не внутри его.  Как при любой революции. Потом успокоилось, сгармонизировалось,  и протестантство приняло свои  формы, нормы. Лютер не был один, но последователи  варьировали его Протестом, как хотели. В этом опасность любого духовного открытия. Его тут же начинают примерять на себя и трансформировать по своему вкусу и своему разумению.

В любой церкви, любой человек, может услышать призыв, зов Божий. Если это не вызвано конкуренцией или желанием просто стать на место пастора, то оно действительно от Бога. А еще это может быть заботой Христа о теле Церкви через обычного верующего человека. В своей книге “Тоска по раю”,  я пишу, что разрубили тело Христа, разбросали по всему миру в каменные молельни. И молятся там во имя Его, но молятся другим богам.  И Его именем называют других. Это страшно…

Возвращаясь к богатым … Апостолу Павлу тоже помогали богатые люди … Церковь всегда была заинтересована в богатых людях. Но люди малоподготовленные не замечают здесь отличительную духовную грань, которая отделяет духовное существование церкви от материальной помощи. Этот водораздел заключён в уже раннее сказанных словах:  «Кесарю кесарево, а Богу Богово».  На непринятие этого  и возникла увлекательная  сытная мысль, о том, что благословение – в богатстве.

 

Вячеслав Макаров.

Сейчас спонсоры помогают  осуществлять многие духовные проекты. Так что, мы больше не зависим на 100% от Бога?

 

Майкл Моргулис.

Мы зависим на 100% от Бога, как и зависели.  Но в это нам страшно трудно поверить.  Ведь для этого нужно гораздо больше веры, чем веры в слова бизнесмена, который сказал тебе: “Давай, я тебя поощряю, даю $20 тыс. Делай то и то, читай мне Библию, да, и не забывай упомянуть меня  прилюдно…”

Мы хотим верить людям и зависеть от людей, мы  не хотим верить Богу и зависеть от Бога. Вместо веры в Бога, мы начинаем верить в человека. Тут тоже подмена понятий, т.е. подмена веры…

 

Вячеслав Макаров.

У вас  бывает такое?  Вы боретесь с этим?

 

Майкл Моргулис.

Как и все, борюсь… В мире ежедневно происходит борьба между плотью и душой. И душа, к сожалению, часто в этой борьбе проигрывает. Поэтому я надеюсь, что правление Бога за счет Его милости, Его небесного характера, может изменить все в этом мире, и церковь, и головы, забитые неверным пониманием о том, кто такой Христос и что же есть христианство. Пока, внешне церковь не проигрывает: она возрастает, она активна, динамична. Но она перестала быть духовным аппаратом, звеном между Богом  и человеком, стала социальным инструментом и, в основном, только потребительским механизмом. И  должность пастора стала потребительской должностью.

Вячеслав Макаров.

Вопрос” купи – продай” в церкви. Сейчас мы видим и сегодня вы уже упоминали об этом, что, если кто-то что-то делает ценное для служения, хочешь – не хочешь, а надо за это платить, в служении в том числе; бесплатное служение у нас уже почти не подразумевается. Что с этим делать?

 

Майкл Моргулис.

Ничего. Что мы можем сделать? Там, где мы можем платить, надо платить. Там, где мы не можем – не платить. Деньги изобрели для верующих и неверующих. Деньги – это право на лучшую жизнь. Что делать? Нет конкретных вопросов, нет конкретных ответов. Одно скажу: Есть две группы верующих. Одни говорят, надо молиться. Другие –  надо молиться и что-то делать. И одни молятся, а другие молятся и работают… Я  хочу быть во второй группе. Молиться и работать.

 

Изменять мир  вокруг себя – это значит менять не только мир, где неверующие люди, но изменять всех людей. Мир, имеется в виду –  в смысле – планету, а не мирское.

 

Изменять верующих, изменять неверующих, изменять себя, изменять людей вокруг себя.

Изменять нужно в первую очередь верующих, а потом, после верующих начнут изменяться неверующие, которые смотрят на них.

 

Итак, резюмируя, а то пойдём по третьему кругу, а сказано сегодня достаточно, чтобы  увидеть себя и других в новом свете… Пасторы копируют модель общества, государства, власти, это выгодно и эффективно.  А  копировать модель христианского поведения, которое показал нам Христос  невероятно трудно, часто невозможно.  Потому что чистое христианство Христа подразумевает борьбу с плотью, отречение  от искушений.  Невероятно трудно и не выгодно. Проще и приятней копировать то, что комфортабельно и сытно сегодня…

И в итоге, пытаясь выйти из духовного сектантства, попадают в сектантство материальное.  И всё потому, что не найдена была та  совершенно важная гармония, заключенная в  словах: «Кесарю кесарево, а Богу Богово»!

 

Вячеслав Макаров.

Ну и последнее. Что хотели бы сказать читателям…

 

Майкл Моргулис.

Я не знаю людей более добрых, чем евангельские верующие, не знаю людей, более чистых, чем они, более верных, чем они, более стойких, чем они, более близких мне, чем они…  Наверное, потому, в словах моих столько горечи, печали … Они самые близкие, из всех ближних… Из-за этого и говорится с такой болью… Но окончательно закончить хочу словами, которые всегда со мной… Это слова великого российского поэта Николая Гумилёва, мужа Анны Ахматовой, расстрелянного большевиками…

« Есть мир, есть Бог, Они живут вовек, А жизнь людей, мгновенна и убога, Но всё в себя вмещает человек, который любит жизнь и верит в Бога…»

 

 

Share

ПРАВДА О ЦЕРКВИ-МНЕНИЕ ИЗ УКРАИНЫ

Mikhail Morgulis

 Мы  вспоминаем слова:  Чувствую себя не так хорошо, как хотел бы, и не так плохо, как хотели бы мои противники. Есть в нижеприведенном материале  слова справедливые и  несправедливые. Есть правда, и есть неправда.  Церковь – это организм, хотя и духовный. В организме некоторые  его части могут болеть, но организм живёт. Живёт и церковь. Она дышит, служит, благословляет. Выживет, победит, но  только в том случае, пока над ней и в ней Бог.

Михаил Моргулис

 

      МОСКОВСКАЯ ПАТРИАРХИЯ – МОЩНАЯ БИЗНЕС – ИМПЕРИЯ

Интервью с писателем Владимиром Даниленко

Владимир Даниленко – известный современный украинский прозаик, автор книг «Город Тировиван», «Сон из клюва стрижа», «Лесоруб в пустыне», «Газели бедного Ремзи», «Любовь в стиле барокко», «Шляпа Сикорского». Его книги неоднократно получали литературные награды и лидировали в национальных книжных рейтингах. Во многих своих произведениях писатель касается духовного кризиса человека и кризиса общества. Сегодняшний разговор с писателем – о кризисе церкви.

Владимир, в вашем мистическом романе «Любовь в стиле барокко» дьявол приезжает в гости к настоятелю Киево-Печерской лавры, поскольку чувствует себя комфортно в этой святыне среди близких ему по духу людей. Вы хотите сказать, что болезни общества непосредственно связаны с кризисом церкви?

Владимир ДаниленкоНа самом деле кризис общества связан с кризисом веры. А церковь – отражение того, что происходит в обществе, которое становится все более меркантильным и все менее переживает о вере, совести, христианских идеалах.

Современную церковь разъедают распущенность и деньги. Вы посмотрите, как участились в Украину визиты патриарха Российской православной церкви Кирилла, одержимого пронафталиненной византийской идеей. Как каждый российский деятель со старосветскими комплексами, он – «собиратель земель», который меньше всего переживает о проблемах спасения души своей паствы. А в Украине у него вполне меркантильные интересы – деньги.

Еще при Алексии ІІ Кирилл был замешен в скандале, связанном с торговлей табаком, который потряс российское общество. Об этом писали многие российские издания. Назову лишь такие, как «Московский комсомолец», «Ленинградская правда», сайт научно-популярного журнала «Просветление знанием» и другие. Без таможенных сборов господин Гундяев провозил через границу в качестве гуманитарной помощи большие партии сигарет фирмы «Филипп Морис», которые поступали в Данилов монастырь. В таможенных документах было указано, что продавец сигарет – Московская патриархия.

К табачному бизнесу привлечена и родня нынешнего патриарха. У его сестры Лидии Леоновой около 300 табачных структур. На попечении патриарха также макаронная фабрика в Смоленске. Московская патриархия имеет коммерческий банк «Пересвет», который сосредоточил огромные капиталы. Но ни один из более 140 российских епархиальных архиереев публично не подтвердил, что эти средства были направлены на восстановление полуразрушенных храмов и монастырей. В ведомстве париарха Кирилла есть завод, который выпускает воду “Святой источник”. Деньги от продажи воды поступают в тот же банк «Пересвет». В свое время господин Гундяев подписал соглашение с компанией «АРТГЕММА» о создании совместного предприятия по обработке и торговле алмазами.

На сегодня Московская патриархия – мощная бизнес-империя, которая занимается торговлей табаком, алкоголем, алмазами, недвижимостью, туристическим и гостиничным бизнесом. Коммерческая структура Московской патриархии приобрела в Москве супермаркет «Скобелевский», а затем продала его за два миллиарда рублей. Это лишь небольшая часть того, чем в действительности занят патриарх Кирилл, которому этих денег панически не хватает, поэтому он уже давно носится с идеей законодательно закрепить церковные сборы с каждого гражданина Российской Федерации.

И когда я вижу на улицах Киева служителей Московского патриархата с жирными немытыми головами и бедно одетых фанатичных тетушек, еженедельно совершающих магические обходы вокруг Верховной Рады, мне становится жаль этих задуренных людей, которые не знают, чем занимаются их пастыри-миллионеры.

КАК ГУНДЯЕВА ПОЙМАЛИ НА ВРАНЬЕ

Кстати, а как вы прокомментируете последний приезд патриарха Кирилла в Харьков?

Если вы имеете в виду фотографию с харьковской площади Свободы, которая появилась на сайте «Фотолетопись Украинской православной церкави» и сразу исчезла после того, как выяснилось, что количество людей из бюджетных организаций, согнанных харьковской властью, было увеличено фотошопом, то скажу, что мистификации – одна из технологий РПЦ.

Патриарх Кирилл – человек эпохи постмодернизма, для которого нет морали, а есть жизненные интересы. Для людей такого типу слово существует не для молитвы, исповеди или открытия истин, а для пиара.

Во время поездки патриарха Кирилла на Сахалин в сентябре 2010 года он на приеме, организованном губернатором Сахалинской области Александром Хорошавиным, признался, что лично хорошо знал Мартина Лютера Кинга. А за год до этого сделал еще большее откровение, которое комментировалось в российских Интернет-изданиях, – мол, в 1968 году он встречался с Мартином Лютером Кингом, и тот ему сказал: «У меня есть мечта…» Если сопоставить эти факты, то выходит, что Владимир Гундяев был пострижен в монахи и получил имя Кирилл в 1969 году, в 1970 закончил Ленинградскую духовную академию, в первый раз за рубежом он побывал в 1979 году. А Мартин Лютер Кинг был застрелен в Мемфисе 4 апреля 1968 года. Когда Кинг произносил свою знаменитую речь «У меня есть мечта», господину Гундяеву было 17 лет, он работал техником-картографом в Карелии в Северо-западном геологическом управлении. Как мог никому не известный семнадцатилетний парень, при жизни Мартина Лютера Кинга никогда не выезжавший из Советского Союза, встретиться с ним, для многих до сих пор остается загадкой.

АГЕНТСКАЯ КЛИЧКА – МИХАЙЛОВ

В романе «Любовь в стиле барокко» есть такой пассаж: дьявол приезжает в гости к настоятелю Киево-Печерской лавры, где «спят спеленанные в саваны мумии печерских святых, а их охраняют офицеры ФСБ в черных сутанах». Почему вы прибегли к такой фантасмагории?

Владимир Даниленко Реальная жизнь превосходит все фантасмагории. В начале девяностых в России разразился скандал, связанный с архивами КГБ. Как выяснилось, большинство епископов Российской православной церкви были активными сотрудниками КГБ. Сдавали информацию о своих верующих, полученную на исповеди, сообщали о высказываниях и личной жизни священников, о том, кто из советских граждан крестил детей.

В 1992 году Архиерейский собор создал комиссию, которую возглавил еписком костромской и галицкий Александр. Изучением архивов занимались тогдашние депутаты, священники Глеб Якунин и Лев Пономарев. Тогда в СМИ просочилась информация, что Кирилл, который уже был митрополитом, тоже связан с КГБ и носил псевдоним Михайлов. Кирилл начал скупать архивы КГБ. Собрав компромат на верхние эшелоны клира, он манипулировал документами, запугивал своих врагов среди епископов, а когда Алексий ІІ пытался повлиять на него, то в СМИ сразу появлялся копромат на тогдашнего патриарха Российской православной церкви. Особенно жестко использовал купленную у спецслужб информацию Кирилл на Архиерейском соборе во время выборов патриарха.

Основные конкуренты Кирилла братья Капалины, митрополит калужский Климент и архиепископ тобольский Дмитрий, стали жертвами его черного пиара. Запугав компроматом неугодных ему высших церковных чиновников, Кирилл стал патриархом Российской церкви.

Получается, патриарх Кирилл “порешал” в России все свои вопросы и наконец взялся за Украину. Неужели в РФ церковь уже все сделала, что нужно было для ее паствы?

6 апреля 2010 года белорусская «Народная газета» опубликовала материал «Деградация России при Путине отражена цифрами, перед которыми меркнут все сказки о наступающем благоденствии, которые распространяют полностью подавленные властью средства массовой информации».

Вот лишь некоторые факты из этой публикации. По показателям репрессивно-правоохранительной системы, Россия занимает первое место в мире по числу заключенных (один миллион), четыре миллиона россиян бомжуют, три миллиона попрошайничают, в стране три миллиона уличных проституток, один миллион наркоманов. Ежедневно в Российской Федерации делают десять тысяч абортов. Совершается свыше 80 тысяч убийств в год. В России выпивают четырнадцать литров условного спирта на душу населения (по другим данным – 18). Считается, что с восьми литров начинается физическая деградация нации. Кирилл должен спасать души своих единоплеменников, но его гонят в Украину жадность и болезненные имперские комплексы.

В российском обществе растет недоверие к церкви. 31 марта 2011 года трое священников Ижевской и Удмуртской епархий РПЦ Сергей Кондаков, Михаил Карпеев и Александр Малых прекратили поминать в своих храмах патриарха Московского и всея Руси Кирилла, написав ему письмо, которое распространили в блогосфере.

«России грозит гибель, главной причиной которой является духовно-моральная катастрофа, – написали авторы обращения. – А не потому ли не случилось вместе с возрождением православных храмов возрождения российской государственности, армии, культуры, семьи, поскольку в самой цервовной жизни не были преодолены пороки, связанные с 70-летним большевистским пленением?» После обращения все трое священники были отстранены от службы.

У РОССИЯН НЕТ МЕЧТЫ

Но разве только церковь виновата в кризисе общества? А как же власть?

За время руководства Владимира Путина Россия стала страной с худшими жизненными и экономическими показателями. Упомянутая белорусская газета привела данные, согласно которым за последние годы производство грузовых автомобилей в России достигло уровня 1937 года, комбайнов – 1933-го, тракторов – 1931-го, вагонов – 1910-го, обуви – 1900 года. Но мощная пропагандистская машина уверяет, что в действительности все хорошо. Страна стала экономически недоразвитой, а рост экономики обеспечивается исключительно газом и нефтью. Но Российская православная церковь всегда потакала власти и никогда не была в оппозиции к власти. В Украине хоть основа общества знает, чего хочет: свободы, европейских стандартов, саморазвития, достатка, семейных ценностей. У них даже нет нормальной мечты. Когда-то у России была мечта построения светлого коммунистического будущего, в которое верили миллионы людей. А после развала Советского Союза единственная мечта, которую им предлагает церковь и власть, – это где хитростью, а где силой затащить бывшие советские страны в новый Советский Союз. Другой мечты у российской элиты на сегодня нет.

В дискуссии в сети с саратовским священником обозреватель газеты «Известия» Елена Ямпольская очень просто объяснила обозленность и отчаяние российского общества. Отправьте людей в пустыню, пишет она, а затем, когда они заблудятся, скажите, что конечной цели их путешествия нет, нужно допить воду и доесть финики. И тогда увидите, что с ними будет и сколько у их появится зла. Вот тот духовный тупик, в который завели страну ее лидеры с благословения церкви.

О качестве церкви можно судить по качеству народа, которому она служит. Я был на книжной ярмарке в городе Николаеве на Львовщине, и распорядительница ярмарки отправила двух мальчиков, чтобы они показали мне их часовню. Подростки отвели меня на гору, где стояла небольшая церковь без замков. Каждый путник мог зайти к ней и помолиться. Вся церковь – в иконах и коврах. И я подумал: сколько времени пробыли бы в этой церкви без замков иконы и ковры, если бы она стояла где-нибудь в Боярке или Макеевке? Я посмотрел с горы вниз. В долине раскинулся городок с коттеджами и нарядными домиками. Нигде я не видел пьяных или надписей на заборах и домах. Возле церкви было людно.

ПОЧЕМУ ВЛАДИМИР БОИТСЯ КИРИЛЛА

Как вы расцениваете возможности самостоятельной политики Украинской православной церкви МП? И какие наибольшие угрозы несет экспансия РПЦ?

Однажды, будучи на территории Киево-Печерской Лавры, я почувствовал что попал на фронт. Все окружающие стены были заклеены листовками с двуглавыми орлами и призывами к слиянию с Россией, которые кто-то тщательно сдирал и исписывал ехидными и злыми репликами. Я увидел жестокую информационную войну, источником которой была сама лавра. Конечно, среди священников Украинской православной церкви Московского патриархата есть сторонники церковной автономии, но в этой церкви нет демократии.

Московский патриархат – последний оплот тоталитаризма. Это троянский конь духовно обанкротившейся зарубежной церкви. Там каждый священник боится, что его выгонят из церкви или отправят в какое-то глухое полесское село за малейший намек на инакомыслие. И патриарх Владимир тоже этого боится. Перед Пасхой на Крещатике был вывешен огромный рекламный щит патриарха Владимира с поздравлением. Но перед приездом Кирилла в Украину этот щит укоротили так, что остался только портрет и оборванная фраза. Очевидно, украинский патриарх испугался, чтобы российский гость, случайно, не подумал, будто не он здесь главный.

Хорошо зная, на что способен Кирилл, патриарх Владимир хочет спокойно дожить без репрессий и анафемы.

А если говорить о Киевском патриархате и автокефальной православной церкви, то Кирилл через российских агентов влияния в Украине, имеющих связи во власти, может сделать с ними то, что уже сделал в России с Российской православной автономной церковью. Через суды все ее храмы были отняты и переданы Российской православной церкви.

В Украине Кирилл тоже может пойти по этому сценарию. В некоторых областях он даже пробует его реализовать. Все осложняется российскими президенскими выборами 2012 года, к которым каждый кандидат захочет по-своему насолить “братскому” украинскому народу, чтобы сделать приятно себе и своим избирателям.

Украинское общество, которое в своем большинстве поддерживает Киевский патриархат, должно быть готово к тому, что однажды все церкви Киевского патриархата и автокефальной церкви опломбируют пожарники, санстанция, вокруг будут стоять отряды спецназа и братва при джипах, а в предъявленных судебных решениях будет значится, что Владимирский собор стоит не в том месте, где должен был стоять, документы о владельце собора оформлены с нарушением действующего законодательства, а здание мешает подземным коммуникациям, например, к Евро-2012, потому его нужно немедленно передать более надежной церкви. И об этом сразу сообщат все российские телеканалы, а председателю Верховной Рады Владимиру Литвину в Москве нацепят еще один орден.

А вы в церковь ходите?

Да, хожу. Во Владимирский собор. Не так часто, как хотелось бы, но не реже, чем это делает любой современный человек, ведущий активный образ жизни.

ПОКА ОБЩЕСТВО НЕ ПОРВЕТ СО СТАРЫМ ЗЛОМ, ОНО БУДЕТ ПРАВИТЬ ЛЮДЬМИ

Какова, на ваш взгляд, главная духовная проблема постсоветских стран, которые никак не выберутся из социальных проблем, коррупции, политических конфликтов?

Владимир Даниленко В фильме грузинского режиссера Тенгиза Абуладзе «Покаяние» заложена художественная идея – ключ к решению главной духовной проблемы постсоветского пространства. Пока общество не порвет со старым злом, зло будет вылезать из могилы и править обществом. И герой фильма выбрасывает из могилы своего отца, который при жизни был политическим преступником.

Не может церковь, много лет служившая власти и деньгам, спасти человека от духовного кризиса.

В Украине хватает храмов, где можно молиться Господу, а не слушать устаревшие идеологические проповеди духовных банкротов. Московский патриархат – церковь, с которой у Украины нет будущего. Да и у России с этой церковью нет будущего. Если российский народ хочет духовно выжить, а не дальше деградировать, то должен изгнать торгующих из своих храмов, как это сделал когда-то Иисус. Православие и Московская патриархия – далеко не одно и то же.

А служители Украинской православной церкви Московского патриархата, которые найдут в себе силы порвать со своей церковью, как это сделали три смелых священника Ижевской и Удмуртской епархий, должны помнить, что служением злу они навсегда потеряют себя и свой путь к спасению. Так стоит ли цеплятся за такое гиблое и неблагородное дело?

Беседовал Виктор Загоруйко

Share

АВТОР ХРОНИКИ НЕРАСКРЫТОГО УБИЙСТВА У ДУХОВНОЙ ДИПЛОМАТИИ

 

Сергей Бычков и Михаил МоргулисНа этот раз гостем Фонда Духовной Дипломатии во Флориде был журналист и писатель, автор 20 книг, исследователь новейшей истории церкви, доктор исторических наук Сергей Бычков. Его приезд был приурочен к выпуску в Вашингтоне журнала фонда «USUkraine Observer» и предстоящему симпозиуму в Духовном Центре Фонда «Любовь в Библии и любовь в жизни».

С. Бычков известен  критическими статьями в адрес некоторых руководителей православной церкви, замеченных в связях с советским КГБ, заменившим пастырскую часть служения на формальную, административную, лишённую живого Божьего духа. Он, духовное чадо  убитого 23 года назад священника Александра Меня, сотрудник московской газеты МК. В своей известной книге «Хроника нераскрытого убийства» он проводит частное расследование этого преступления. Как известно, убийца священника до сих пор не найден, но в своей книге автор показывает, кому было выгодно убить священника. Отец Александр Мень в огромной мере способствовал в 90-х годах духовному возрождению  в России, Украине, и других странах бывшего СССР. Он привёл к Богу многих известных людей, в том числе Александра Солженицына. Будучи православным священником, он также приходил на собрания евангельских верующих, помогал, благословлял. Считается, что это была одна из причин его убийства.

в ЦентрСейчас  С.Бычков выпускает 12 томов о жизни и служение русских религиозных философов. 10 томов уже выпущены.

На время приезда была запланирована запись 4-х телепрограмм Михаила Моргулиса с участим С.Бычкова : о Святости, Духовной литературе, Жизни и любви, об Александре Мене «Пророк из России».

Также С. Бычков дал обширное интервью американской газете «Сан Таймс». 

С. Бычков провёл молитвы в часовне Михаила Моргулиса «Место для Бога». Он сказал: «Здесь удивительный дух, я чувствовал дыхание Божье. Как важно, когда Дух касается тебя в месте протестантского служения».

В Духовном Центре он вместе с Михаилом Моргулисом, Марком Базалевым и Биллом Алексеном, провёл много времени в библиотеке Центра и в молитвенном зале. Его поразила картина Александра Маковея «Четыре всадника Апокалипсиса».

В Сарасотском колледже С.Бычков прочитал лекцию «Разделённая церковь».

В дальнейшем намечено участие доктора С.Бычкова в евангельских конференциях и симпозиумах Духовного Центра.

Сергей Бычков У входа в Центр
На фото Сергей Бычков и Михаил Моргулис. У входа в Центр. Во время телезаписи.
 
Анна-Мария Сегал,
Аспирантка  Колумбийского университета, Нью-Йорк.
 
Email: Михаил Моргулис
https://www.facebook.com/mikhailmorgulis
Share

ВЫСТУПЛЕНИЕ  НИКОЛАСА МОРГУЛИСА В НЬЮ-ЙОРКЕ,

НА ВРУЧЕНИЕ ВСЕАМЕРИКАНСКОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ  ПРЕМИИ ЕГО ОТЦУ МИХАИЛУ МОРГУЛИСУ.

.
MMМой отец, Михаил Моргулис, попросил зачитать вам  несколько его строк.
.
Дорогие друзья, я благодарен всем, кто оценил мой литературный вздох, мою повесть «Толя-Толечка…».  Это повесть о слезах, которые никто не видит, о сердцах, наполненных великой печалью, и о маленькой  надежде, которая, как одинокая звезда светит на тёмном небе.
Спасибо вам, кто это понял.
.
В мире сейчас кризис во всём, и в литературе.  Мне кажется, в литературе исчезает тёплый  дух человеческий. Его заменяют формы и декорации. Но без духа умирает человек, и искусство.  В этом виноват не Интернет, не нанотехнология, в этом виноваты люди, которые пишут книги, забывая о любви, сострадании, ответственности, предают Бога и себя, будучи твореньем Божьим. Но всё же, я, как пессимистический оптимист, верю, что настоящая литература не умрёт, потому-что литература, это   лекарство для человечества, которое  спасает от терзаний, которое  питает любовью сердца, которое  оживляет наши души.
.
Я верю и знаю, что живой дух вернётся в литературу мира, и в русскую литературу, которой особо свойственно присутствие живой веры, живого духа, живой любви.
В «Новом Журнале», который участвовал в присуждении сегодняшних литературных премий, печатались Бунин, Набоков, Пастернак, Солженицын, и многие другие великие рыцари русской литературы. Мне приятно, что  сейчас рядом с ними стою и я, скромный оруженосец.
.
 Благодарю всех и верю в будущее! Верю,и благодарю! Благословений и веры!
ДИПЛОМ-ЛИТ.ПРЕМИЯ
Share

Пастыри и блеющие овцы

Когда-то мы участвовали в издании книги “Быть христианином” немецкого богослова и писателя  Ганса Кюнга. Кюнга недаром называют бунтарём в католической церкви. Одно время ему даже запретили проповедовать в  церквях. Кюнг всем нравиться не может. Бунтари не нравятся консерваторам.  И я, многие его пассажи  воспринимаю не логичными, а экстравагантными. Но бунтари создают будущее. Кстати, и Иисус, по меркам того времени, в глазах фарисеев и саддукеев выглядел бунтарём. Поэтому, вывешиваем его, на первый взгляд, странное интервью.

Михаил Моргулис

 

 Пастыри и блеющие овцы

 

Ханс Кюнг к годовщине Второго Ватиканского собора:

 

 

 

11 октября Католическая церковь празднует 50-ю годовщину начала Второго Ватиканского собора. Вы тоже празднуете?

Думаю, нет никаких оснований для торжественного празднования, скорее уж для покаянных размышлений или заупокойной службы. Во всем мире католики скорбят о развитии нашей Церкви в последние 30 лет, и немало их по этой причине за последние годы повернулось к Церкви спиной. Папы-реставраторы Иоанн Павел II и Бенедикт XVI истолковали Собор в обратную сторону.

Собор решил, что Церковь должна «искать знамения времени и заново истолковывать их в свете Евангелия». Она это делает?

 

Церковь давно забыла об этом, она не смотрит ни на Евангелие, ни на заботы и надежды людей. В Риме опять гораздо больше интересуются традициями, возрождают старую мессу и папский абсолютизм. Информацией о проблемах внешнего мира пользуются только для придания себе важности, или борются со старыми врагами – модернизмом и прогрессом. Думаю, папа не имеет представления, как это выглядит с другой стороны ватиканских фасадов, например, что пастырская забота о душах не существует во многих районах мира, потому что не хватает священников. В Ватикане не желают слышать ничего об отмене целибата, о рукоположении женщин, о современных отношениях полов и о контроле над рождаемостью.

Нужен третий Ватиканский собор?

Было бы неплохо созвать его. Но обновление уже и так началось. Все больше мятежных «священнических инициатив» возникает в Австрии, Германии, Швейцарии. Они делают то, что считают правильным, даже если это не соответствует учению церкви. Например, они причащают всех желающих, в том числе и разведенных второбрачных.

Вы надеетесь, что это станет широким движением?

Слишком часто европейские католики – всего лишь блеющие овцы, а не ответственные, протестующие и действующие христиане. Но «инициативы» – этосигнал. Недовольство нынешним руководством церкви ширится во всем мире.

Не только в Европе?

Римская пропаганда пытается убедить нас, что жалуются только европейцы. Но и в Африке, и в Латинской Америке не хватает священников. А те, что есть, живут не в таком строгом целибате, как желает церковь.

Следующий папа будет, вероятно, африканцем или латиноамериканцем. Как вы думаете, он будет более склонен к реформам?

Национальность не так важна, как менталитет. Я знаком с кардиналами оттуда, они консервативнее римлян. Но есть и другие. В свое время люди беспокоились о том, что будет с ООН, если Генеральный секретарь будет неевропейцем. Но как раз африканец Кофи Аннан работал очень убедительно.

Кому сегодня еще нужна религия? Только слабакам?

Можно решать вопросы смысла жизни и общественных ценностей и без обращения к Богу. Но просвещенная религиозность может помочь гуманизации общества: она посредством образов, историй и притч вовлекает людей в сообщество. Религия истолковывает причины и конечные цели существования и помогает справиться с болезнью, несправедливостью и чувством вины. Религия со своими традиционными переживаниями и ритуалами создает духовную родину, силу для борьбы, как произошло в ГДР.

Религия не так уж хороша сама по себе…

Религию можно использовать для ненависти и войны. Но и многие мирные договоры исходят от религиозных людей. Нам, верующим, ни к чему прятаться. Подумайте еще о разбазаривании ресурсов и перенаселении. Здесь Церковь может многое сделать. Если бы папа Войтыла проповедовал в трущобах Найроби, что нельзя рожать детей, которых не можешь прокормить, а следует практиковать разумный контроль над рождаемостью, последствия были бы огромны.

Собор примирил церковь с современностью, принял как свои ее достижения – религиозную свободу и права человека. В исламе дискуссия о современности только начинается. Чему ислам мог бы научиться у Собора?

Тому, что в рамках определенной религии возможны реформы при сохранении преемственности.

Почему Западу так тяжело строить отношения с исламом?

Запад недостаточно самокритичен и не понимает своей вины перед арабским миром: колонизация, войны в Афганистане, Ираке, Ливане. Недостаточно и знаний об исламе. Зато очень много высокомерия: Церковь за несколько веков, прошедших до Второго Ватиканского собора, выработало историко-критический взгляд на Библию, а от мусульман ожидают, что они научатся этому за один момент.

Беспокоит ли вас агрессия атеизма на Западе?

В атеизме виновата в том числе и церковь. Вместо чтения проповедей людям она должна была бы привлекать их новыми возможностями, а не отягощать. Объяснять им, что правила – это не негатив; футбол, например, именно правила делают интересной игрой.

Вы с Йозефом Ратцингером 50 лет назад были на соборе самыми молодыми и хорошо ладили. Что случилось с вашей дружбой?

Я даже пригласил Ратцингера в Тюбингенский универ. Студенческие волнения 1968 года стали для него шоком, и он пошел другим путем. По мере подъема по иерархической лестнице он становился все консервативнее.

В 2005 году вы встретились еще раз – по приглашению папы.

Я был рад, что мы смогли поговорить 4 часа. Совсем как раньше. Это было вскоре после избрания Ратцингера папой. Я надеялся, что он примет курс реформ, но этого не произошло.

Вы до сих пор общаетесь?

Мы переписываемся. Мы уважаем друг друга.

Когда папой станет женщина?

Я уже был бы рад, если бы женщины могли быть католическими священниками

 

 

 

Share

Лучше иметь дело с откровенным мерзавцем, чем с лжепроповедником!

Наверное, это очень значительное интервью. Знаете, человек после семидесяти лет, становится добрым прощающим мудрецом  или закостеневшим вредным  ворчуном. Думаю, что В.В. Познер стал мудрецом, и подошёл к тому времени, когда говорить неправду, уже неохота.  Поэтому,читайте его ответы с вниманием.


Михаил Моргулис


Иллюзии веры

Владим Познер


В чем вы так сильно разуверились, что посвятили этому целую книгу?

— Никогда не верил в Бога, но очень сильно верил в социализм. Так меня воспитал отец. Более 20 лет я вполне искренне пропагандировал социалистические идеи, а потом понял, что они являются прекрасной, но недостижимой утопией. По крайней мере, человечество еще долго до них не дорастет. И это осознание было равносильно потере Бога для верующего человека. В этот момент я написал книгу, в которой хотел разобраться в утраченных иллюзиях и в очень сложных отношениях с отцом. Написал по-английски, потому что жизнь моя начиналась с этого языка. Книга вышла в свет в Штатах в 1990 году и 12 недель держалась в списке бестселлеров. Практически сразу хотел перевести ее на русский, но понял, что не смогу. Это была слишком личная вещь, давшаяся очень тяжело. Понадобилось 18 лет, чтобы я вновь почувствовал в себе силы закончить задуманное и представить свой труд российским читателям.

Не жалеете, что утратили иллюзии? В розовых очках легче переносить серость бытия…

— Нет, ибо считаю, что лучше понимать, что к чему, и быть циником, чем заблуждаться и жить ложной надеждой.

От каких еще ложных надежд вы избавились за эти годы?

— Я перестал надеяться на то, что увижу Россию демократическим государством. Возможно, она станет таким, но уже явно не при мне… При этом понимаю, что и в США демократия уже другая, да и американская мечта заметно потускнела. Штаты потеряли многое из того, к чему так искренне стремились. Это уже не та страна, где любой человек может стать кем захочет… Для того чтобы понять, что такое американская демократия и откуда она берется, следует вспомнить историю. Когда в 1775 году будущий президент США Джефферсон написал Декларацию независимости, миром правили императоры, цари и короли. Народ был никем и не имел никаких прав. А Декларация начинается так: «Мы считаем самоочевидным истину, что все люди созданы равными и наделены Творцом определенными неотъемлемыми правами, к числу которых относится право на жизнь, свободу и на стремление к счастью». Только вдумайтесь, КАКУЮ тогда нужно было иметь Мечту о новом устройстве мира, чтобы не только написать такое, но и построить на этих принципах государство. В этом плане Америку можно сравнить с СССР, который тоже решил разрушить «мир насилья», просто пошел другим путем и использовал другие методы.

Америка

СССР во многом был разрушен империалистическими амбициями и гонкой вооружений. Что подрывает американскую мечту?

— Много причин. США перестали справляться с проблемами иммиграции. Есть целые районы, где американцы второго и третьего поколения не говорят на английском языке. Также сказывается политический раскол. С одной стороны, страну раздирают христиане-фундаменталисты, неоконсерваторы, обезумевшие члены партии Чаепития, противники ЛЮБЫХ социальных программ. С другой — либералы-демократы, защитники геев, однополых браков, права на аборт. С третьей — те, кто не желает сотрудничать с администрацией Барака Обамы и принимать с ней любые совместные действия, несмотря на то что избрание темнокожего президента большинство восприняло на ура… И кругом ненависть… И есть еще губительная философия общества массового потребления, которая завела весь мир в глубокий кризис.

Одни россияне восхищаются американцами, другие — с легкой руки сатирика Задорнова — считают их тупыми. Какие они на самом деле?

— Американцев отличают некоторые совершенно замечательные неевропейские черты — удивительная открытость, чувство внутренней свободы, трепетное отношение к работе и… отсутствие любопытства ко всему, что не является американским. Также следует отметить довольно низкий уровень образования. Образ туповатого, малообразованного, хамоватого американца, который культивируется в Европе и России, не более чем карикатура и продиктован, на мой взгляд, элементарной завистью.

Некоторые считают, что русские похожи на американцев…

— Это неправда. Откуда может взяться что-то общее при столь разных историях?! Нет ни одного европейского народа, который так же, как русский, оставался в рабстве до второй половины XIX века! Русские больше схожи с ирландцами — по настроению, любви к алкоголю и дракам, по литературному таланту. Но есть принципиальное различие — ирландцы любят себя и вы никогда не услышите из их уст фразы типа: «мы — страна дураков», «хотели как лучше, а получилось как всегда» и т. д. и т. п. Иногда я думаю, какова была бы Россия, если бы не 250-летнее татаро-монгольское иго? Если бы она объединилась не вокруг Москвы, а вокруг Великого Новгорода с его первым в Европе демократическим парламентом? Если бы Русь приняла не православие, а католицизм? Если бы не было крепостного права и советского рабства? К сожалению, я не знаю ответов на эти вопросы. Хотя известно, что до пришествия татаро-монголов на Руси зарождалась эпоха Возрождения, а русские княжны выходили замуж за французских королей и для них это был явный мезальянс…

Церковь

Судя по всему, вы недолюбливаете православие...

— Потому что считаю, что среди христианских ветвей православие, а в особенности РПЦ (Русская православная церковь — «С»), самая темная, отсталая и нетерпимая! Она более других доказывает человеку, что он — ничто! Если взять все европейские государства и распределить их по доминирующей ветви христианства, то наиболее высокий уровень жизни, наиболее развитые демократические институты наблюдаются там, где церковь имеет наименьшее влияние — в протестантских странах. Далее идут католические, и на последнем месте — православные. В России укрепление РПЦ происходит прямо пропорционально убыванию демократии — чем сильнее Церковь, тем слабее демократические ценности. Ведь то и другое — вещи несовместные. При Патриархе Кирилле РПЦ стала еще более агрессивно рулить всеми светскими процессами в стране — образованием, искусством, СМИ, культурой, медициной, образом жизни и даже международной политикой.

Вы говорите о Церкви с пугающей откровенностью…

— Да, и уже был неоднократно бит за это. После того как я укорил РПЦ в торговле алкоголем и табаком, в агрессивном стремлении вмешиваться во все сферы светской жизни, после того как указал на ее отсталость и нетерпимость, церковники требовали отлучить меня от телевидения и выслать из страны. Они бы меня и от церкви отлучили, да родители в детстве крестили меня в Соборе Парижской Богоматери, в католической вере… При этом к религии отношусь весьма терпимо, понимая, что это некая система взглядов и мировоззрения. Но на христианскую церковь смотрю с непримиримой враждебностью. Более всего она напоминает ЦК КПСС во главе с генсеком в лице патриарха или папы, потому что проповедует «светлое будущее», а живет «темным настоящим». Еще во времена Ельцина РПЦ начала занимать все более заметное положение, ее иерархи стали появляться на телевидении. Глава государства и прочие высокие чины начали публично общаться с патриархом и другими чиновниками в рясах. РПЦ быстро приспособилась к новой России и дикой рыночной экономике. Она добыла для себя различные привилегии, в частности — право торговать спиртными напитками и табачными изделиями, не платя за это налогов. Я не устаю поражаться аморальности церковников и шокирующим несоответствием между их проповедями и делами. Страстные речи о греховном вреде алкоголя никак не повлияли на бурную беспошлинную торговлю церкви этим грехом. По мне, лучше иметь дело с откровенным мерзавцем, не верующим ни во что святое, чем с лжепроповедником. По крайней мере, в первом случае ты знаешь, кто перед тобой.

О себе

Русская православная церковь неразрывно связана с русским народом, поэтому он к ней более терпим…

— Да, я отдаю себе отчет, что не принадлежу к русскому народу. Временами мечтал, что когда-нибудь с гордостью скажу: я — русский! Это было в Америке, когда Советская армия громила Гитлера. Это было, когда я получал советский паспорт и в графе «национальность», ни секунды не сомневаясь, написал «русский». Хотя по матери я — француз, вырос в США и на русском заговорил только в 17 лет. Но постепенно понял, что я заблуждался. Внутри себя чувствую, что мне чужд характер, склонный к взлетам восторга и черной депрессии, к сентиментальности в сочетании с жестокостью, бесконечному терпению, граничащему с полным безразличием! Характер, в котором заложены, казалось бы, несопоставимые вещи: любовь гулять, как последний раз в жизни, и при этом жить скучно и убого! Покорность судьбе и бесшабашная смелость! Чинопочитание с одновременным презрением к нижестоящим! Комплекс неполноценности и убежденности в своем превосходстве над другими! А еще поразительное стремление разрушать и созидать во вселенских масштабах! Все это мне чуждо. При всей моей любви к Пушкину и Гоголю, при моем восхищении Достоевским и Толстым, при том, что Ахматова, Цветаева, Блок и Булгаков давно стали частью моей жизни, я прекрасно осознаю, что я — не русский.

Тогда кто?

— Я — дворняжка! То есть беспородный. Моя мать — француженка, отец — польский еврей, который, впрочем, называл себя русским интеллигентом. Я считаю, что национальность выражает тот язык, на котором ты говоришь и думаешь. Но так как я делаю это на трех языках, то данный критерий не помогает… Много лет назад оказался на корабле, где собралась организация тех, кто стал мультимиллионером до 50 лет. В числе гостей был нынешний президент Израиля Шимон Перес. Симпатичный человек с огромными глазами, в которых сквозила древнееврейская печаль. Спрашиваю: «Скажите, кто я, на ваш взгляд? Француз, американец или русский?» Он ответил очень мудро: «Если вы не знаете, кто вы, значит, точно — еврей!»

Цензура

Мне кажется, ответ прост: вы — журналист! И национальность здесь не важна. Пока тебя не начинают давить цензурой… Возьмем вашу авторскую программу «Познер», которая почти 4 года выходит на Первом канале. Всегда ли вы сами выбираете гостей или есть предложения сверху, от которых невозможно отказаться?

— Дело в том, что я не работаю на Первом канале. Мою программу покупают и ставят в эфир. Понятное дело, что никто не возьмет кота в мешке, поэтому я сообщаю об очередных гостях… Принять или отклонить передачу может только один человек — генеральный директор канала Константин Эрнст. И есть люди, которых при всем желании я не могу пригласить в прямой эфир. Это, к примеру, Борис Немцов и Алексей Навальный. Мне было бы интересно с ними общаться, но… для этого придется хлопнуть дверью и закрыть программу! На мой взгляд, так делают только недалекие люди. И потом ради двоих персон теле¬аудитория не должна лишаться возможности слышать других.

Но когда вам вырезают часть передачи, в которой звучит неудобный для федерального канала вопрос, вы тоже миритесь с ситуацией?

— Вы, конечно же, имеете в виду беседу с Тиной Канделаки, конец которой вырезали из-за вопроса о Навальном. Расскажу, как это было. «Познер» всегда идет в прямом эфире на Дальний Восток, это у меня самая продвинутая часть аудитории (улыбается — «С»)! На остальную часть России — уже в записи. И вот здесь можно вмешаться. Но на это есть право только у Константина Эрнста. Причем мы заранее договорились, что я буду предупрежден о вмешательстве. За все время выхода в эфир «Познера» Эрнст воспользовался своим правом 4 раза! В трех случаях меня ставили в известность, а в четвертый — с Канделаки — нет! Я очень разозлился на Эрнста. Тогда весь Интернет буквально бурлил по поводу вырезанного вопроса о Навальном. Так вот. На пресс-конференции, отвечая на вопрос о цензуре, я сказал, что если еще раз такое произойдет, то, скорее всего, мне придется программу закрыть! Это не ультиматум, просто я не могу работать в условиях, когда что-то режут без предупреждения! Потом мы с Эрнстом крупно поговорили и в итоге помирились. Теперь у каждого есть понимание, КАК нам работать друг с другом.

Всегда ли вы говорите правду перед камерой?

— Хм, хороший вопрос! Понимаете, перед вами журналист, который 20 лет пропагандировал и защищал советский строй перед американцами. Но тогда я искренне верил в социалистические принципы. И когда понял, что, по сути, все эти годы врал своим зрителям и читателям, то поклялся НИКОГДА не защищать какой-либо строй и конкретное государство! НИКОГДА не вступать в какую-либо партию! НИКОГДА не работать в штате организации, дабы не следовать чьим-то приказам! Как журналист и человек я могу ошибаться, заблуждаться, но говорить неправду перед камерой тоже НИКОГДА не буду! Кстати, я все последующие годы искупал вину за ту советскую пропаганду.

Жизнь

Вам будет интересно работать в новую эпоху Путина?

— Думаю, да! (Задумывается — «С».) Потому что эта эпоха окажется очень неспокойной. А значит, журналистам будет о чем информировать общество…

А многие уверены, что все будет спокойно. Продолжится процесс заболачивания общества…

— На это я вам отвечу замечательным изречением Линкольна: «Можно дурачить часть народа много времени, можно дурачить много народа часть времени, но невозможно дурачить весь народ все время!» Примерно полгода назад Левада-центр провел социологический опрос, согласно которому 22 процента взрослых россиян хотели бы уехать из страны навсегда. Причем половина опрошенных — люди бизнеса и студенты вузов. Хотя сегодня россияне живут так хорошо, как никогда не жили. Речь не только о Москве, но и о провинции. За последние годы я объездил порядка 50 российских городов: везде полно автомобилей, магазины забиты товарами, нет очередей, дефицита, у населения есть деньги… Но большинство все же недовольно. Почему? Мне кажется, те, кто застал Союз, скучают по равенству в нищете, а те, кто моложе, — завидуют более богатым. Но все же не это главное. Когда человек — раб, не смеющий поднять голову, оглянуться и сравнить свое существование с другими, он не размышляет о своем житье-бытье. Но стоит ему зажить чуть лучше, немного выпрямиться — и он начинает видеть и сравнивать! Как говорил Жванецкий, кто не видел других туфель, для того наши туфли — во! Но в том-то и дело, что увидели и захотели такие же… Да, сегодня россияне живут неплохо, по сравнению со многими странами. Но если ты смотришь вдаль, а перспективы не видишь, если нет понятного завтрашнего дня или он рисуется безнадежным и бессмысленным, тогда и возникает желание бежать…

Share