Александр Болонкин: “После смерти вы станете Е-человеком” Интервью газете “Правда”

Очень любимый мной учёный и друг  Александр Александрович Болонкин, дал интервью московской газете со знаменательным названием “Правда”. В этой газете  всегда существовала  огромная диспропорция между ложью и правдой.  Логичней ей бы называться «Неправда», во всяком случае, в период советского режима. Но речь не об этом. Такой чистый и честный человек, как А.А. Болонкин может облагородить своим присутствием любой запачканный идеологический орган. А я часто повторяю: Неважно, где ты говоришь, а важно, что ты говоришь. В  «Правде»  А.Болонкин продолжил свои рассуждения о том, что  человек подходит к рубежам, после прохождения которых он станет обладать возможностями Бога, Творца.  Об этом он говорил со мной во время телевизионного интервью в американской телепрограмме «Духовная Дипломатия». На стройное и логичное построение мысли великого учённого я ответил примерно следующее:  «Высокая технология совершила невероятный скачок вверх, в будущее человечества. Писателям-фантастам прошлого и не снилось то, что мы видим сегодня.  И высокая электронная, и возможно какая-то другая новая технология, совершат ещё более стремительное вознесение к небесам. Но тут, я говорю, «но», и ещё раз, «но»! НО  душа человеческая  осталась почти на таком же уровне, как была пять тысяч лет тому назад при Ветхом Завете, и как две тысячи лет назад, во времена жизни Христа. И сегодня  в человеке возникла великая диспропорция, дисгармония между разумом и душой. И пока этот трагический разрыв будет  продолжаться, никогда человек не сможет стать Управителем, Вседержителем Вселенной. Никогда он не сможет заменить Бога, ибо Бог, это не только Создатель технических, психологических и биологических возможностей, а это в первую очередь  Создатель и Руководитель  всех духовных возможностей в мире и в человеке. Он даёт возможность нобелевским лауреатам  делать открытия в области физики и химии, и ждёт когда же совершатся открытия  в области человеческой души.  Без могущественного совершенствования  человеческой души, во Вселенной допустимо только создание  Тоталитарного Космического правления. Если духовный уровень человека не достигнет  этических норм Творца, то разум человека создаст  Бездуховное космическое правление, что будет означать фактическую смерть нашей цивилизации и всех её ценностей первоначально заложенных в неё Творцом».

Это моё мнение.

Но я прошу  всех читателей, любого возраста и образования, по мере сил и возможностей, принять участие в моей полемике с другом и  учёным   – А.А. Болонкиным.

Мне кажется, это важно для всех нас.

Михаил Моргулис

Дополнительно о моём мнение и взглядах можно узнать в книге” Духовная  Дипломатия” (Заказать можно по адресу BridgeUSA@aol.com ) или заглянуть на  сайт morgulis.tv

А вот, само Интервью Александра Болонкина газете “Правда”

Известный ученый,  доктор технических наук, автор книги “Бессмертие людей и электронная цивилизация” Александр Болонкин открыл способ записи всей информации, поступающей в мозг человека. Это, по словам ученого,  наступившая эра бессмертия. По методу Болонкина можно, прожив свою биологическую жизнь, после смерти перейти в Е-человека.

–  Как  вы  считаете,  на  каком  этапе  сейчас  находится человечество?  Когда  станет возможна полная оцифровка конкретного сознания и перенос его в машину?

– Под переносом конкретного сознания в машину обычно понимается продолжение существования человека в новом механическом облике с электронным мозгом. Сейчас существует два основных направления осуществления этой задачи:

1) Прямой путь – перезапись содержимого мозга на электронные носители.

2) Предложенный мною способ – записи всей информации,  поступающей в мозг.

Первый метод – это то, что приходит в голову любому человеку. Он кажется естественным и очевидным. Он широко и щедро финансируется и над ним работает много  исследователей. У него есть некоторые успехи – ученые тончайшими электродами научились вторгаться в отдельные клетки мозга (нейроны) и записывать их импульсы. Но с моей точки зрения, это абсолютно тупиковый путь. Поясню: в мозгу около 10-20 миллиардов нейронов. В каждый из них надо одновременно вторгнуться (т.е повредить!). А главное, эта запись импульсов нейронов абсолютно бесполезна.

Представьте себе, что вы хотите записать содержимое центрального процессора компьютера. Но содержимое ячеек процессора меняется с большой скоростью (нейронов мозга примерно 30 раз в секунду!). А вам надо записать все одновременно! Это невероятно трудная задача. А что потом делать с этой записью? Какая от нее польза? Если даже вы внесете ее в новый чип, это совсем не значит что новый компьютер будет дальше работать как прототип, поскольку постоянно меняются связи между нейронами, которые вы записать не можете.

Мой метод чрезвычайно простой и легко осуществимый в настоящее время. В нем записывается постоянно (ежедневно) вся информация, поступающая в человеческий мозг с помощью обычных датчиков: видео, звук, его поступки (т.е. принятые им решения), данные окружающей среды, состояние организма (датчики кровяного давления, дыхания, сердечной деятельности, влажности и электрического сопротивления кожи и т.п.) и т.д. Последние позволяют восстановить ощущения и эмоции человека.

Эта информация вноситься в электронный мозг механического человека. Такой Е-человек (я его назвал Е-существо) продолжает жизнь прежнего биологического человека, прекрасно помнит всю его историю, все встречи, взаимоотношения, свои эмоции, узнает даже случайных уличных знакомых.

В моем методе ценно то, что вы можете полностью прожить свою биологическую жизнь и только после смерти перейти в Е-человека.

– Можно ли считать это наступлением эры бессмертия?

– Безусловно. Более того, все это можно (и нужно) осуществить в настоящее время. Для детей возможно почти полное воссоздание Е-существа, для лиц среднего возраста – уже прожитая часть жизни может быть частично воссоздана по фотограциям, записям комкодера и воспоминаниям.

– Какие проблемы в этом направлении человечеству еще предстоит преодолеть?

– Все необходимое (очки – видео-рекордер, портативная записывающая аппаратура большой емкости) для этого в основном уже созданы или могут быть легко разработаны. Вопрос только в человеческой психологии и энергичных предпринимателях.

– Можно ли этически приравнивать машинное сознание к человеческому? Какими правами должно обладать оцифрованное сознание?

– Машинное сознание будет более взвешенным, точным и предсказуемым. Его поведение и права вначале будет устанавливать человек. Уже сейчас в Америке существует Общество защиты прав роботов. Постепенно все человеческое (биологическое) общество трансформируется в Электронное общество, поскольку биологический человек не сможет состязаться с Е-существом. Е-существа будут в основном заняты техническим прогрессом (который ускорится) и создадут Высший Разум, который будет управлять законами Природы и создавать новые Вселенные. Такова природная цель человечества.

Человечество, хочет оно этого или нет, участвует во Вселенской гонке к Высшему Разуму и, если оно не победит в ней, то рано или поздно будет уничтожено или сведено к роли животных, а позднее и муравьев или насекомых у более высокой цивилизацией.

– Какие  преимущества  даст человечеству в целом и каждой конкретной Личности в частности освоение технологии переноса сознания в машину?

– Е-человек имеет огромные преимущества по сравнению со своим биологическим прототипом: он не нуждается в пище, воде, жилище, обладает огромной силой, может путешествовать по дну океанов, жить в космосе, быть вечно юным, выбирать свой внешний облик. Он также сможет в доли секунды приобретать огромные знания, перезаписывая их в свою память.

– Какими опасностями нам это грозит?

– Все это прекрасно описал И. Гетманский в своей знаменитой книге-фантазии “Цена бессмертия”, ЭКСМО, 2003г., написанной по моим идеям.

У читателей может возникнуть масса вопросов. Ответы на большинство их он может получить из моей книги “Бессмертие людей и электронная цивилизация”, которую можно скачать бесплатно из интернета или заказать электронную или бумажную копию в http://www.lulu.com или http://PublishAmerica.com search (поиск) “Bolonkin”.

Лев Правин

Болонкин А.А. Бессмертие людей и электронная цивилизация (in Russian). 3-е издание, 2007 http://www.scribd.com/doc/24052811/

Share

Нобелевские лауреаты Новоселов и Гейм: Россия не должна дергаться

Нобелевскую премию по физике получили наши соотечественники — Андрей (Андре) Гейм, 51 год, и Константин Новоселов, 36 лет. В истории новой России такая радость бывает нечасто — в третий раз. И если предыдущие лауреаты (Жорес Иванович Алферов, 2000 г., и Виталий Лазаревич Гинзбург, 2003 г.) награждались за достижения, сделанные еще в советский период, Новоселов и Гейм получили премию за открытие, датированное 2004 годом. (Что по меркам Нобелевского комитета буквально только что.) Радость омрачает факт: свое открытие ученые сделали не на родине и даже без ее участия. Нобелевскую премию получили сотрудники Манчестерского университета, гражданин Нидерландов (Гейм) и гражданин Британии (Новоселов).

Телезрителю трудно объяснить, что хорошие ученые до сих пор играют не за Россию, поднимающуюся с колен (а должны!). Надо как-то выкручиваться. И вот уже спустя несколько часов после объявления лауреатов — Новоселова и Гейма позвали обратно на родину. А именно в Сколково. Для физиков это стало неожиданностью. Более того, в тандеме ученых, кажется, единогласия по данному вопросу нет. В монологе для «Новой» Андрей Гейм, например, от предложения вернуться категорически отказался, назвав Сколково «полнейшим сюрреализмом». А Новоселов заявил, что «есть смысл, наверное, приехать».

Константин Новоселов: «Душой в России, но работа пока — в Англии»

– Всем хочется сказать спасибо за поддержку! Сегодня я радуюсь как ребенок, но чувствую, что завтра буду очень переживать от осознания факта такого великого признания. Нобелевская премия уже давит морально, для меня это слишком большая ответственность…

В России, как передают друзья, все очень радуются за нас. Говорят, что-то похожее было, когда премией наградили Жореса Ивановича Алферова. Это приятно, ведь отчасти я уже не принадлежу России, а люди все равно радуются.

Я сегодня думаю, рассуждаю, чисто гипотетически: а что если бы я остался в свое время в России? Смог бы я добиться тех же результатов, что и в Англии? С одной стороны, никаких трюков и сложных технологий мы не использовали. Технологические сложности были минимальны. Но другой вопрос — это стиль работы, принятый в научных кругах России. Он слишком устарел.

С того момента, как нас с Андреем объявили лауреатами, все вокруг тут же заговорили про Сколково. Я слышал это название и раньше, но понятия не имел, что это такое и как это работает. Да и сейчас еще не очень хорошо понимаю. А тут нас уже приглашают, пообещали содействие, финансирование… Я не знаю. Для меня это сложное решение, но, думаю, есть смысл попробовать. Здесь, в Англии, мне очень-очень нравится, здесь бесконечно комфортно, но именно это и пугает. Мне нужно что-то еще, идти дальше…

Я привык работать «по-английски». Все очень комфортно, все нужное есть, у нас маленькие группы, дружелюбная атмосфера, и ты видишь результаты своей работы в течение минимального времени. Мне бы хотелось сохранить такой стиль работы. Но я подозреваю, в случае переезда в Сколково это будет исключено.

В прошлом году многие русские ученые-эмигранты написали открытое письмо президенту Медведеву о гибели отечественной фундаментальной науки. Я про него слышал, но сам не подписывал. Это мне кажется настолько очевидным, что такие письма вообще не нужны. Ведь, разумеется, очень удобно критиковать издалека… А между тем в России достаточно прекрасных ученых, которые сами должны принимать решения о том, как реформировать науку. В России вообще в целом достаточно умных голов, которые все понимают сами. То, что сейчас делает Медведев, — это правильные шаги. Любая поддержка науки — это всегда хорошо. Я так считаю, и было бы глупо писать сейчас ему письмо со словами своей поддержки и одобрения. Вы что думаете, он ничего не понимает?! Без нас, что ли, не разберется?

Даже в Англии с наукой сегодня все не так радужно, как вам может показаться. А в следующие три-четыре года ученые пострадают еще больше из-за урезания финансирования. Слава богу, коллеги из России не пишут в этой связи письма в британский парламент и королеве с премьер-министром.

Тянет ли в Россию? Душой — очень! Здесь у меня огромное количество друзей, в Москве живут родители. Приезжаю раз в полтора года или раз в год, но в основном в Москву и Питер. В Нижнем Тагиле не был, к сожалению, уже года четыре, но очень хочется. Скучаю. Но на первом месте работа — и поэтому пока Англия.
Андрей Гейм: «Из ума пока не выжил, чтобы возвращаться»

— Зовут в Сколково? Хотят, чтоб вернулись? Простите, конечно, «съесть-то он съест, но кто ж ему даст». Ребята, вы там чего?! Сама идея Сколкова — полнейший сюрреализм, но еще больший сюрреализм, с нашей точки зрения, это когда нас, не спрашивая даже, куда-то выписывают, чуть ли не выкупают. Ладно, это вопрос этики. А если по делу: вы что думаете, господа, отвалив мешок с деньгами, чего-то добьетесь?

Никто не спорит — России для выживания необходимо двигаться вперед. Задача по модернизации, которую ставит Дмитрий Медведев, верна. Но какими средствами он хочет этого добиться? Наука — это часть великой когда-то российской культуры. Культуру можно разрушить за два года, что и было сделано. А чтобы восстановить ее, нужны поколения новых людей, масштабная реконструкция фундамента. Один проект «Сколково» ничего не решит, даже если в него заливают с таким пионерским, молодогвардейским пылом миллиарды. Потому что сегодня заливают, а завтра из-за отсутствия результатов (а так и будет) скажут «привет!». Все свободны.

Нужно масштабно финансировать всю науку в течение десятилетий. Вот бы Медведев сказал: мы обязуемся ежегодно расходовать на исследования 2% нашего ВВП. Вот это было бы дело! Это был бы уровень европейских стран и какое-то развитие. Хотя России для поставленных задач нужно хотя бы 3%, как в Сингапуре и Южной Корее. Иначе о модернизации говорить бессмысленно.

Но при этом отсюда, из Британии, мы видим, что молодая Россия развивается, причем довольно быстро. Хотя вам внутри процесс может казаться слишком медленным. Но помните: десятилетнему ребенку всегда хочется, чтобы завтрашний день наступил пораньше, а когда тебе семьдесят, появляется огромное желание остановить время. Россия — это огромная территория, большой потенциал, все есть, дергаться только не надо! Не нужно этих бесконечных рывков на опережение, приводящих к жертвам. Мы, то есть вы теперь уже, постоянно хотите, как лучше, а получается, как у Черномырдина. Любим широкие жесты, громкие решения, вот придумали Сколково, город-сад. Ну зачем?! Ведь нужно всего лишь спокойствие, размеренность. Постепенно, кропотливо работать. Убирать барьеры, выжигать коррупцию, главную беду…

На родину, конечно, тянет, но пока я из ума еще не выжил, чтоб возвращаться. Я слишком много растратил там своей жизни, борясь с ветряными мельницам. Я нормальный ученый, а не борец. Я хочу и могу еще работать, и поэтому остаюсь в Британии.

Признаться, не нуждается во мне и Россия. Ну нобелевский лауреат — и что? Премию присуждают за сделанные в прошлом дела, а России нужна молодежь, новые люди, они создадут будущее. Поддерживайте тех, кому 25-30. Не нужны вам старики-авторитеты вроде меня! Гоните всех авторитетов. Я даже так скажу: останься Новоселов в России, не видать ему Нобелевской премии. Потому что ее получил бы единолично профессор Андрей Гейм, его научный руководитель. То есть я. Испокон веков все лавры в России шли академическим начальникам. Это несправедливая советская иерархия, которой нет ни в одной научной державе. От Китая до Британии в ученой среде — равноправие и братство. Все равны от Ph.D. студента (по-нашему, аспиранта. — П.К.) до самого заслуженного профессора.

Адекватное задачам финансирование, уважение к науке, ставка на молодежь и терпение — только такая среда благоприятствует новым открытиям.

Конечно, кто-то скажет: а вот есть же Григорий Перельман. Сделал грандиозное открытие, отказался от миллиона. Но Гриша сумасшедший гений. Исключение, какое бывает раз в тысячу лет. А России нужны нормальные ученые, сытые и довольные. А главное — свои. Растите их. Тратьте на них миллиарды, а не на тех, кто из-за границы уже через десять лет обещает вам золотые горы. Эти ученые-эмигранты называют себя патриотами России. Хотя сами уже выстроились в очередь, готовые хапнуть и убежать. Так что настоящие патриоты никуда не едут.

Справка

Нобелевская неделя-2010

Нобелевской премии в области физиологии и медицины удостоен 85-летний британский эмбриолог Роберт ЭДВАРДС, разработавший технологию экстракорпорального оплодотворения, более известную как «зачатие в пробирке». Буддисты, Ватикан и Русская православная церковь осудили решение Нобелевского комитета.

Трое ученых — 75-летний Эй-Ити НЕГИСИ из Университета Пердью в США, 79-летний американский ученый Ричард Ф. ХЕК из Университета Делавэра в США и 80-летний японский ученый Акира СУДЗУКИ из Университета Хоккайдо в Японии — получили премию по химии за открытие новых способов соединения атомов углерода.

Королевская академия наук Швеции считает, что это «точный и эффективный» инструмент, который помогает исследователям во всем мире, «в коммерческом производстве фармацевтических препаратов и молекул веществ, используемых в электронной промышленности». Благодаря работам нынешних нобелевских лауреатов исследователи теперь могут искусственно получать вещество, аналогичное тому, что содержится в морской губке. Его сегодня успешно применяют в фармацевтике для борьбы с раковыми клетками.

51-летний Андрей ГЕЙМ и 36-летний Константин НОВОСЕЛОВ, ученые из Манчестерского университета, Великобритания, были награждены премией по физике за инновационные эксперименты с графеном, ультратонким и суперсильным материалом.

Графен — это плоский лист углерода толщиной в один атом. Он почти прозрачен, но обладает феноменальной прочностью и хорошо проводит электричество. Эти уникальные свойства означают, что у этого материала может быть огромное количество практических применений. В том числе в области инновационной электроники, включая производство более быстрых компьютеров. Графен может очень скоро заменить кремний — основу микросхем.

Нобелевскую премию по литературе вчера вручили перуанскому драматургу и прозаику Марио Варгасу ЛЬОСЕ.

Сегодня в 13.00 (по Москве) будет назван обладатель премии мира, а в понедельник (15.00) — премии по экономике.

Слушал и конспектировал
Павел Каныгин

Share

Экс-председатель Российского союза евангельских христиан-баптистов пастор ЮРИЙ СИПКО о призыве Патриарха Кирилла быть богатыми, о социальной безнадежности и двойной морали российского общества.

Владимир Ойвин: Патриарх Кирилл заявил 4 октября на епархиальном собрании в Калининграде, что в России просто быть богатым. Вы согласны с ним?

Юрий Сипко: Давайте для начала уточним, что же именно сказал Патриарх. Я думаю, что Вы смещаете ударение в сказанном Патриархом, обрываете его слова, и таким образом внимание уделяете второстепенному, упуская главное. Главным же были слова Патриарха о необходимости “сохранения внутренней, духовной жизни”. За такие слова Патриарха, я скажу ему спасибо. Вот если бы все священники и всегда стали говорить о внутренней духовной жизни, да ещё и показывать образец духовной жизни, т.е. жизни по совести, по Духу, по Божьему правилу!

После этого уточнения я готов отвечать на Ваши вопросы.

Итак, в России стать богатым просто, утверждает Патриарх. И я совершенно с ним согласен. Патриарх абсолютно прав. Как говорил в своё время мудрый Козьма Прутков: “Хочешь быть счастливым – будь им!”, ровно так же можно сказать: “Хочешь быть богатым – будь им!” Хотите доказательства? Их есть у меня.

Премьер наш говорит: в прошлом году расхищено 450 миллиардов рублей. Из бюджета. Но чудо! Потерь в бюджете нет. Виноватых нет. Просто “нерациональные расходы”. Но зато 450 хороших государственных чиновников приложили к этому руку, подправили бюджет, и вот тебе 450 миллиардеров!

Кто через кого вещает народу?

Богатейшая страна… Магнитский обратился в компетентные органы с заявлением: похитили из бюджета РФ 4,5 миллиарда рублей. Те, кто похитил, посадили Магнитского в тюрьму, где он, здоровый молодой человек, и умер, а милиционеры, причастные к этому, получили повышение по службе. Самое интересное, что 4,5 миллиарда, украденные из бюджета, никуда не пропали. Прав Патриарх – страна богатейшая.

Помните такую фирму “Байкалфинансгрупп”? Вчера её не было. Сегодня она есть, и по щучьему веленью, так сказать, покупает крупную нефтяную кампанию, почти за десять миллиардов долларов, и завтра её опять нет. Сказочно богатая страна. Владимир Познер спрашивает у начальника московской милиции: “Говорят, что у милиционеров очень маленькая зарплата. Но у милиционеров очень дорогие иномарки. Как это получается?” Главный московский милиционер отвечает: “У них богатые родители!” – и улыбается. Очень богатая страна. Конечно, есть и бедные в стране. Но так ведь не бывает, чтобы все были богатыми. Если у одного прибыло, значит у другого убыло. Если у одного много прибыло, значит у очень многих очень много убыло. Тут ничего не поделаешь. Закон природы.

– А что, по Вашему мнению, значит быть богатым в России?

– Богатым в России быть, значит быть априори вором. Богатый в России – значит человек нечестный, обманщик, лгун. Богатый – значит, нужна охрана, ибо вор боится другого вора, преступник боится другого преступника. Это относится ко всем богатым в России, даже если сегодня их представляют как ум и честь, и совесть нации. Можете проверить на свежем примере. Некто мэр Москвы потерял должность. При должности был честнейший и добродетельнейший человек. Должность потерял – оказывается, коррумпированный, нечестный чиновник, разоритель отечества.

– Почему, по-Вашему, заявление Патриарха о богатстве вызвало такую бурную реакцию в обществе, и не только церковном?

– Серьёзный вопрос. Я вижу две причины. Первая в том, что бедный народ, безысходно бедный, безнадёжно бедный, ненавидит богатых. Богатые ассоциируются с ворами, как я уже заметил. Деньги сами по себе власть, да ещё власть силы, да ещё подкреплённая законом, который защищает силу и власть, делают ситуацию безнадёжной для большинства народа. Такая резкая реакция свидетельствует о возмущении несправедливостью сильных века сего, наглостью власти. И возмущение это в народе столь велико, что слова готовы материализоваться в вилы и топор.

Дружно шагаем, товарищи!

Вторая причина такой реакции. В обществе, к сожалению, отсутствует понятие ценности жизни! Патриарх пожелал, чтобы мы сохранили “внутреннюю духовную жизнь”. Очень тактичен Патриарх. Ведь если мы задумаемся, что же именно есть наша духовная жизнь, то мы обнаружим, что она есть пустота. Ведь суеверие, которое мы иногда выдаём за духовность, оно и есть суеверие. Вера всуе, в пустое. Нет у нас духовной жизни. Материалисты мы до мозга костей. Жизнь дрянь, если плохая одежда. Жизнь дрянь, если нет денег. Жизнь дрянь, если нет власти!

Простой пример. На экранах ТВ мы нередко видим женщин, находящихся на высоких государственных постах. Ангела Меркель, канцлер Германии, одета всегда подчёркнуто скромно, по-деловому. Будто простая женщина. Я молчу про Юлю, бывшего премьер-министра Украины. Но посмотрите на губернатора питерского. Всякий кадр – подиум салона мод. Или Слизка, из Думы. И невдомёк этим моделям, что за блестками дорогих одежд видна скудость их душ. А что делать сельской учительнице, муж которой зарабатывает в родном хозяйстве три тысячи рублей, да и то не каждый месяц?
На этом животном представлении о ценностях зависть, ненависть, злоба растёт как на дрожжах.

– В России издревле бытовала поговорка “От трудов праведных не наживешь палат каменных”. Вы согласны с ней?

– Конечно, в те дни, когда поговорка сложилась, пожалуй, она отражала реальность. Но сегодня ситуация всё же иная.

Создатели Google заработали миллиардное состояние. Билл Гейтс – в том же ряду. Их труд по общему признанию праведен, ценен и принят во всём мире. Сегодня, например, наши ребята получают миллион долларов, Нобелевскую премию. Хватит на домик – не в Москве, конечно, но в Бирмингеме вполне хватит. Кстати, Перельман вот отказался от миллиона. И труд праведный, и ума палата, и парень – гордость России, но доволен и хрущёвкой. Лишь бы совесть не замарать!

Но если от поговорки перейти к реальности, то дело швах. Палаты не каменные, но избушка нужна каждой семье. А вот как её построить? Ответа нет. Почему в богатой России народ бедный? Потому что духовные основы разрушены. Совесть, сожжённая атеизмом за ненадобностью, молчит. В данном случае совесть власть предержащих. Копеечная зарплата – это преступление работодателей. Если депутат ничтоже сумняшеся определяет для себя зарплату несколько сотен тысяч рублей, и при этом так же уверенно утверждая минимальную зарплату для гражданина РФ в 2 300 рублей, – преступление налицо. Если труды праведные не обеспечивают необходимый прожиточный уровень, то преступление налицо.

Ну кто скажет, что в России нет денег…

И это к тому, что сказал Патриарх. Богатые, почему вы занижаете зарплаты, задерживаете выплату зарплат или вовсе не выплачиваете!? Где совесть? Распадская, унёсшая уже сотни жизней шахтёров, вопиёт к Богу о пролитой крови. И за эту кровь будет спрошено с богатых, наживающих миллиарды, а работающих – тех, кто делает для них состояние, – оставляющих на голодном пайке. Тысячи наёмных работников – таджиков, молдаван, киргизов, китайцев и вьетнамцев, – обманутых и выброшенных с российских строек. Работодатель не выплачивал зарплату, и с помощью милиции выгонял людей, обнаружив отсутствие регистрации. Эти манёвры убивают людей. За каждую слезу Бог спросит. За это богатство, лёгкое и доступное, ещё предстоит суд.

– Можно ли сегодня стать в России богатым и быть успешным в бизнесе абсолютно честным путем, или все же неизбежны какие-то компромиссы с собственной совестью?

– Спасибо вам за этот вопрос. Я думаю, что в словах Патриарха Кирилла главными были слова о совести. Он сказал о “внутренней духовной жизни”, но, по сути, он сказал именно о совести. Я, по крайней мере, так его понял. Ребята, у нас богатая стран, богатым стать можно. В конце концов, каждый россиянин может стать и станет богатым. А как с совестью? Когда пред Богом предстанем, когда внутренний мир наш будет обнажён перед Богом, не перед продажным судьёй басманного суда, но пред Богом! “Ведь есть и Божий суд, наперсники разврата”! Это основа не только для справедливого распределения богатств. Честность, как выражение совести, честность каждого во всём и со всеми. Родственное слово “честь” – но когда последний раз вы слышали о чести? Когда последний раз честь в общественных прениях стояла бы как духовное достоинство, как стандарт морали в обществе? Правда как достоинство, как духовный стандарт, даже в полемике не употребляется. Все моральные атрибуты сдвинуты, извержены. Позвольте, я добавлю своей боли, уходя от прямого ответа на Ваш вопрос.

Вы помните, как осудили на пять лет водителя, пострадавшего от автомобиля алтайского губернатора. Затем, на тех же материалах, тот же суд, оправдал вчистую этого водителя. Где правда? Где абсолютно чистое ведение дел? О чём Вы говорите, когда спрашиваете “абсолютно честно”? Ведь “мочить в сортире” – это отмашка, но это и кровь на руках. Ведь без суда, без доказательств, ведь равно ты боевик, но и он боевик. И уж если кровь нас не останавливает, то что же нас может остановить?

Слово Патриарха вызвало шквал злобных комментариев. И журналисты, и блогеры, забыв о совести, передёргивая слова Патриарха, злорадствуя, наслаждаются ложью.

Что бы это такое делать, чтобы ничего не делать?

Думают ли о совести те, кто с экранов ТВ славословили белорусского лидера, хвалили его, когда он Запад третировал, послов гонял по Минску, а теперь те же журналисты, “мочат” бедного президента родственной Беларуси, беззастенчиво, низко, подло.
Тридцать сребреников – и растоптанные души людей. Информационный терроризм. Четвёртая власть демонстрирует отсутствие совести. Какие деньги достаточны для них, чтобы совесть молчала? Но где учиться людям власти, первой или второй, третьей или четвёртой? Духовные учителя бессильные, бессовестные, продажные, за серебро отпустят все грехи, не заметят грехов и благословят на новый грех, если процент отката достойный. Народ знает, что священник закроет глаза на любое преступление, если внесена достойная сумма. Общество не знает случая, когда бы священник отказал в причастии высокопоставленному чиновнику, принудив его исповедаться и показать достойные плоды покаяния.

В обществе сложилось устойчивое представление о двойной морали. Вина за это лежит на служителях Евангелия. Куда уже дальше нам разлагаться, если епископ евангельской церкви, будучи бизнесменом, что само по себе есть нонсенс, может покупать разбойников, и они за его деньги нападают на его же технику, а он подаёт в суд как пострадавший от беспомощных защитников леса? И десятки святых учителей Евангелия кормятся с этой руки, лепеча молитвы за грех брата. Звон монет заглушает стон совести. И совесть молчит. И всё это беззаконие чёрным пятном лежит на проповедниках Евангелия. И нет у нас, священников Нового Завета, права говорить о совести, если мы не живём по совести.

И все же я хочу выразить мою поддержку Патриарху Кириллу. Я хочу просить священников РПЦ МП: “Говорите о совести!” Трудно говорить, когда совесть обличает. Но обличение есть начало исцеления. Обличение ведёт к покаянию. Покаяние делает совесть чистой. Когда все мы, священники, когда все проповедники Евангелия свою совесть приведём в порядок, тогда начнётся процесс исцеления в народе. Тогда бизнес будет свободным и честным. Потому что будет честным и свободным суд. Потому что люди во власти будут не врагами народа и не конкурентами бизнеса, но будут служить народу, как и положено. И богатые будут в чести, и бедных не будет, потому что богатый будет искать тех, кому он может оказать помощь, ибо его сердце, свободное, чистое, духовное, будет жаждать делать добро!

Беседовал Владимир Ойвин,
“Портал–Credo.Ru”

Share

Леонид Гозман. Диаспора нам не враждебна, главное – её уважать.

Делегация Комитета по внешним связям Санкт-Петербурга приняла участие в работе Всемирной тематической конференции соотечественников «О вкладе соотечественников в модернизацию России. Возможности развития партнерских отношений» (7-8 октября 2010 года, Москва). Конференция объединила представителей Министерства иностранных дел Российской Федерации, Россотрудничества, государственных министерств, корпораций и ведомств, органов власти субъектов Российской Федерации, соотечественников со всего мира. Конференцию открыл Председатель Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации С.М. Миронов.
В ходе дискуссий с участниками конференции были достигнуты договоренности по вопросам развития связей Санкт-Петербурга с соотечественниками, проживающими за рубежом. В частности, бизнесмены из числа соотечественников были приглашены на традиционный ежегодный партнериат «Санкт-Петербург – регионы России и зарубежья», который пройдет в нашем городе в марте 2010 года.

Интервью с Леонидом Яковлевичем Гозманом, директором по гуманитарным проектам РОСНАНО (Беседовала Алена Кютт)

– Расскажите, пожалуйста, как именно подразделение гуманитарных проектов РОСНАНО связано с соотечественниками за рубежом? Какого рода работа ведется Вами в этом направлении?


– Я лично отвечаю за программу «Соотечественники». Лично я и мой отдел.


– Значит, конференция тоже организована Вашими усилиями?


– Нет, организатор конференции – Министерство Иностранных дел РФ. Это их конференция. МИД попросил нас помочь в организации работы конференции. Понадобился наш интеллектуальный вклад и наши связи. Я и мои коллеги выступали здесь, мы также рекомендовали, с кем связываться по разным вопросам, кого можно пригласить.


– Название конференции «О вкладе соотечественников в модернизацию России. Возможности развития партнерских отношений» и, соответственно, ее тематика подразумевает скорее обсуждение, чем соотечественники могут помочь России, нежели наоборот?


– Любое сотрудничество может быть плодотворным только, если оно нужно и им, и нам. Благотворительность в любую сторону (только мы – им, или только они – нам) существовать и реально работать не может. Разумеется, у РФ, как у любого великого и значимого государства, есть некий моральный долг перед своим зарубежьем: заботиться о своем языке, сохранении культуры заграницей, о соотечественниках. Это затратно, но необходимо. А если мы хотим, чтобы энергия нашей диаспоры за рубежом шла на пользу нашей стране, то интерес у сторон должен быть обоюдный, сотрудничество взаимовыгодным.


– Можете ли Вы привести какой-то конкретный пример такого взаимовыгодного сотрудничества? Или пока наш диалог с русским зарубежьем находится в стадии развития?


– Разумеется, могу. Вот в Ленобласти работает завод, который создан нашими соотечественниками. Мы занимаемся конкретной работой, а не разговорным жанром. Преференций при этом мы соотечественникам не даем. Но я стараюсь им помогать, то есть у них есть дополнительная точка, куда они могут прийти за советом, или пожаловаться, например, на бюрократический проволочки – такое редко бывает, но иногда бывает. Мы им (соотечественникам – прим. ред.) помогаем как своим.


– Какова роль регионов в работе с соотечественниками, в чем в данном контексте заключается особенность Санкт-Петербурга, и есть ли она?


– Регионы ведут работу в этом направлении. Все здесь зависит от губернатора, какую он создает атмосферу в своем городе. Для взаимовыгодного сотрудничества важна инвестиционная привлекательность региона, а создает ее правительство. Петербург – символическое место для всех и, конечно, значимый город для русской диаспоры. Но это для старшего поколения и их потомков, романовской семьи, аристократии. А для парня, который окончил МФТИ, потом работал, может, в Новосибирске, а затем эмигрировал и в городе (Петербурге – прим. ред.) был всего лишь раз посмотреть белые ночи… Петербург, скорее, имеет огромное преимущество в культурно-идеологическом плане, а в научной диаспоре он конкурирует с такими городами, как Томск, Новосибирск, Москва.


– Среди задач конференции, и работы с соотечественниками в целом, упоминается создание условий для привлечения научного и интеллектуального потенциала из-за рубежа. Насколько это разумно, учитывая, что многие как молодые, так и маститые ученые, высококвалифицированные специалисты продолжают принимать приглашения иностранных университетов и зарубежных компаний?


– Круговорот – это хорошо. Если человек выучился у нас, поработает пять лет в Кембридже, а потом приедет сотрудничать с МФТИ или другим институтом РФ, то это только сделает его лучше и опытнее как ученого, специалиста. Это не обязательно потеря для страны, если человек вернется. И тут важна привлекательная среда и ее создание. В Гарвард, условно Гарвард – это может быть любой известный университет, все хотят ехать почему? Не только же из-за денег. Климат там не самый лучший, но там отличные условия для жизни и работы: интеллектуальная среда создана, условия для исследований. Надо создавать условия для работы здесь и, прежде всего, снимать барьеры – трудности с оформлением визы, бюрократические проволочки, оформление лишних бумаг. Недавно в Петербурге проводилась замечательная конференция «Звезды русской науки Запада», которую посетили многие естественники и гуманитарии, они за рубежом себя реализовали, стали большими учеными. Было бы здорово, если бы они, к примеру, читали курсы лекций в наших университетах. Или вчерашние лауреаты Нобелевской премии посетили бы МФТИ или Черноголовку. Но на данный момент это связано с серьезной бумажной волокитой, потому что
с одной стороны – правительство говорит о том, как важно нам поддерживать связь с русским зарубежьем и всячески облегчать им бюрократические процедуры для визита в Россию и работы здесь, а с другой стороны – сидит работник Российского Консульства, который все затягивает, усложняет, не понимая, что они (соотечественники – прим. ред.) – свои, считает их, как в советские времена, чуть ли не врагами Родины. Многим не нравится, что у представителей русской диаспоры оппозиционные политические взгляды, что они – не сторонники нынешнего правительства. А среди интеллигентов никогда не было принято любить правительство, как и начальство. Но если человек хочет иметь дело с Россией, хочет внести свой вклад, помочь, то причем здесь его политические взгляды, ему совершенно необязательно любить начальство,главное – его уважать. Диаспора нам не враждебна. Есть задача интеграции интеллектуальных возможностей. Значение имеет работа наших соотечественников, их достижения могут быть использованы на благо страны.

– Можно ли уже подвести предварительные итоги проходящей конференции?


Пока что-то говорить рано. Но на таких мероприятиях начинают произноситься правильные слова, таким образом, формируется правильная атмосфера, завязываются контакты, все это впоследствии играет свою важную роль.

По информации Комитета по внешним связям Санкт-Петербурга

Информационная служба Координационного совета объединенных организаций российских соотечественников в Нидерландах

http://www.covor.nl/news.php?readmore=530

Share

Голда Ахиэзер: Простые граждане, политики и даже ученые крайне редко извлекают уроки из исторических фактов

звездаИсторики, занимающиеся темой российского еврейства конца 19 начала 20 в., часто обращают внимание на то что в русских радикальных движениях был довольно высок процент евреев. Присоединение евреев к революционным партиям и движениям начинается с 70-х годов 19 в. Об этом явлении судят, в частности на основании данных о привлечении к суду евреев за политические преступления. Так, в 1901-1903 гг. на территории Российской Империи из 7796 осужденных по политическим мотивам 2269 составляли евреи – это 29,1% от общего числа, тогда как среди православных было 3994 осужденных (52,2%). Около 15% социалистов-революционеров составляли евреи, а многие анархистские группы, особенно в черте оседлости, состояли почти полностью из евреев. С этими данными нашего корреспондента познакомила Голда Ахиезер, доктор исторических наук, окончившая Еврейский Университет в Иерусалиме, где она преподает еврейскую историю. Наша собеседница в эти дни готовит доклад «Евреи в русских радикальных движениях (1881-1917) и проблема идентичности», который прозвучит с трибуны конференции “Интеллектуалы и террор: фатальное влечение, прошлое и настоящее, аспекты теории и истории.” Конференция состоится в Университетском центре Ариэль в Самарии 3-5 мая, 2010 г.

ВОПРОС: «Скажите, пожалуйста, почему Вы выбрали для своего доклада эту тему?

ОТВЕТ: Несмотря на достаточно узкие хронологические и географические рамки, я рассматриваю эту тему в довольно широком культурологическом и психологическом контексте.  Она касается, по крайней мере, двух очень важных вопросов, имеющих значение как для современного израильского общества, так и западного общества в целом. Один из них – что вообще является почвой для возникновения и формирования радикальных движений. Этот вопрос чрезвычайно актуален сегодня в контексте одной из самых трудноразрешимых проблем современной цивилизации – возникновения многочисленных террористических организаций. Несмотря на культурные, исторические и прочие различия, мы можем видеть немало сходных черт, в особенности психологического и отчасти социального плана между ситуацией в России 19 – начала 20 вв. с ситуацией в современном западном обществе. Речь идет, например, о способах адаптации членов этих движений к совершенно новым условиям, вытолкнувших их из привычной традиционной среды, и о присоединении к этим движениям, как к одному их способов такой адаптации. Некоторые психологические аспекты личной мотивации этих людей в разных обществах, также сходны, например в стремлении обрести поддержку в новом обществе, отчасти заменить старую картину мира на новую  и одновременно с этим вписать новые идеи в традиционную систему ценностей и т. д.

Второй вопрос, важный прежде всего для современного еврейства – почему евреи России 19-20. вв. играли столь важную роль в революционных движениях, включая наиболее радикальные из них. Ответ на этот вопрос следует искать не только в бурных событиях истории, затронувших в этот период русское еврейство, но и в их сложных отношениях с еврейской традицией.

ВОПРОС: Очевидно, проблема участия евреев в радикальных движениях достаточно подробно изучена исторической наукой. Что нового Вы хотите донести до читателей и слушателей на конференции? Не познакомите ли вы их с толкованием причин участия евреев в радикальных движениях?

ОТВЕТ: Действительно, на эту тему написано немало работ. В основном это исторический и, отчасти, социологический анализ причин, основанный на статистических данных. Одним из ключевых вопросов этих исследований является вопрос о роли евреев в русской революции. Однако, почти нет исследований, рассматривающих данную проблему именно в контексте еврейской идентичности революционеров, характера их связи с еврейской традицией.

Если говорить о социальных причинах участия, то она связана с особой ситуацией, в которой оказались евреи Российской Империи в 19 в. В период реформ Александра П появляется значительное число евреев, получивших образование на русском языке в русско-еврейских и русских школах. Часть из них поступает затем в университеты в России и в Европе. В результате послаблений Александра П евреям с высшим образованием разрешается проживать в Москве, Петербурге и других городах вне черты оседлости. Таким образом, в еврейской среде формируется интеллигенция и полуинтеллигенция, часть которой впитывает, как в России, так и на Западе идеи социализма и анархизма. Позднее  часть из них распространяет эти идеи в среде образовавшегося в этот период в больших городах еврейского рабочего класса. После убийства Александра П 1881 статус евреев резко ухудшился, по России прокатилась волна антиеврейских погромов при поддержке или попустительстве властей. Надежды на эмансипацию и на улучшение положения евреев рухнули. Таким образом, многие из тех, кто присоединился к радикальным партиям и течениям связывали решение еврейского вопроса с успехом дела революции.

ВОПРОС: Вы связываете эти исторические факты с проблемой идентичности. Что вы имеете в виду?

ОТВЕТ: Участие евреев в радикальных движениях можно рассматривать, кроме прочего, как один из путей отхода от еврейской традиции и образа жизни (наряду с крещением и ассимиляцией),  сопровождавшегося полной или частичной потерей еврейской идентичности. Многие выходцы из черты оседлости оказались в условиях полного отрыва от привычной среды, семьи, общины, традиционного образа жизни. В жизни этих людей образовался духовный и психологический вакуум. Идеи переустройства этого враждебного мира в соответствии с витавшими в воздухе идеями социализма и анархизма заполнили образовавшийся вакуум, предложив новую идентификацию, основывающуюся на космополитических ценностях, и в которые вполне вписывалось также решение еврейского вопроса. Кстати, некоторые еврейские анархические группы оказывали вооруженное сопротивление погромщикам, кидая бомбы в громил и полицейских, а также ликвидировали лиц, имевших причастность к погромам. Вместе с тем, евреи участвовали и в акциях безмотивного террора. Вступление евреев в эти партии, получившее среди историков название “красной ассимиляции”, не требовало крещения в силу атеистического характера этих партий. Для евреев это был один из способов интеграции в окружающее общество и достижения высокого статуса и престижа, хотя и в малой группе. Такая возможность была особенно притягательна для личности с тяжелым комплексом неполноценности на почве своего еврейства, и выражавшимся в желании отказаться от своего прошлого, что как правило связано с ненавистью к себе. Такого рода синдром, обычно, несет в себе разрушительный потенциал, как для самой личности, так и для окружения. Такой психологический тип еврея-террориста весьма точно изображен С. Ан-ским в его рассказе “В новом русле” о евреях в революционном движении. Один из героев рассказа, горе-террорист Сендер, объясняет, что его толкнуло на этот путь. Сендер испытывает глубокое физическое отвращение к слабости и забитости евреев, восхищаясь при этом широтой, смелостью и силой здоровой русской натуры. Сендер пытается искоренить в себе ненавистные еврейские качества путем воплощения идеала силы на ниве террора, но в последний момент пугается и терпит неудачу.  Следует подчеркнуть, что такого рода “красная ассимиляция” все-таки часто представляла собой жизнь в двух мирах и носила на себе трудноискоренимый отпечаток традиционного мышления, парадоксальным образом сочетавшийся с идеями атеизма, социализма и универсальных ценностей. Так, например, известный террорист Григорий Гершуни, основатель боевого крыла партии эсеров, типичный новый еврейский интеллигент из черты оседлости, в юности покинувший семью, получивший высшее образование в Киеве и оказавшийся в Петербурге, явно стеснялся своего еврейства. Однако, в письме своему крещеному брату пишет по поводу рождения племянника совершенно неожиданные слова: “Женька-то у тебя! Так сказать, продолжатель рода! А ведь род-то наш угасает! .. Господи Владыко!… Ведь предки-то наши при скинии стояли! Да, брат, древко держали, а вот – пресекается! Подумать страшно… все роды будут, а нашего, что при скинии стояли… – не будет! …Такой маленький, а какая ему миссия великая вышла!.. Так ты помни брат, внуши ему насчет рода-то нашего, чтоб не дал угаснуть…” Арон Либерман, бывший литовский йешиботник и маскил, социалист, состоявший в виленском кружке, из которого вышли террористы “Народной  воли” и один из издателей журнала “Вперед” в Лондоне, выступал за пролетарский интернационализм, презирал раввинов, критиковал еврейскую традицию и поддерживал смешанные браки. Вместе с тем, он издавал на иврите статьи, где излагал идеи социализма с помощью текстов ТаНаХа и Талмуда, которые писал в стиле каббалистических сочинений, для того, чтобы, как он выражался, проникнуть в среду ешиботников и расшатать их традиционное мировоззрение. Его сочинения вызывали в различных кругах либо гнев, либо восторг.

ВОПРОС: Какие уроки ваши коллеги, ученые, политики, а также простые граждане Израиля могли бы извлечь из тех исторических фактов, которые будут приведены в Вашем докладе?

ОТВЕТ: К сожалению, простые граждане, политики и даже ученые крайне редко извлекают уроки из исторических фактов. А если извлекают, то их выводы зависят от собственной интерпретации этих фактов. Как известно, Гитлер извлек определенные “уроки” из событий Первой мировой войны и попытался внести свои коррективы в ее результаты. Однако, его видение было весьма своеобразным и мы знаем, чем закончилась эта попытка. Вместе с тем, важно, в особенности для ученых и политиков, выделить некоторые повторяющиеся исторические парадигмы и попытаться осмыслить их в контексте современных событий. Например, несмотря на различия можно указать на целый ряд параллелей между радикальными движениями в России, в Германии в период возникновения нацизма, в послевоенной и современной Европе, а также в исламском мире, в области социальной и индивидуальной психологии, которых я касалась в начале интервью.

ВОПРОС: Известны многочисленные факты  гуманитариев в Европе, да и в Израиле, выступающих сегодня на стороне исламских и прочих радикалов. Что Вы думаете об этом?

ОТВЕТ: Поддержка интеллектуалами наиболее радикальных движений и режимов является, на мой взгляд, начиная с первой половины 20-го в. неотъемлемой частью западного либерального общества. Примеров тому великое множество. Приведу лишь наиболее яркие из них. Один из крупнейших философов 20 в., Мартин Хайдеггер был членом нацистской партии, восхищался идеями Гитлера, который, по его мнению создавал новый, лучший мир и нового человека. Эти идеи, которые Хайдеггер с энтузиазмом пропагандировал с университетской кафедры, он подкреплял теориями своей собственной философии. Другой, не менее известный мыслитель, Жан Поль Сартр, как и многие европейские в особенности французские интеллектуалы, был страстным апологетом сталинизма и культурной революции в Китае. Он вдохновлял своими идеями и поддерживал анархистские круги и некоторые террористические организации. Мишель Фуко, близкий к леворадикальному маоистскому движению  во Франции, будучи в Иране в качестве корреспондента итальянской газеты в 1978 г., в год когда произошла исламская революция, всячески восторгался “политической духовностью” аятоллы Хомейни. Как и Сартр, Фуко видел в политическом насилии средство освобождения человека.  Кумир американской, и, в большой степени российской академической элиты, профессор лингвистики Ноам Хомский рассматривает США, как террористическое государство, которое обязано подвергнуть себя денацификации. Вашингтон, по его мнению, это столица пыток и политических убийств мира, тогда как террористов 11 сентября он считает жертвами террористической политики США. Хомский отрицал преступления Пол Пота в Камбодже, считая обвинения против диктатора, уничтожившего около трети населения собственной страны, лишь попыткой прикрыть истинные преступления американского империализма.

ВОПРОС: Чем объяснить это явление, кажущееся, с точки зрения здравого смысла абсолютно деструктивным? Если бы Вам выдался случай полемизировать с этими интеллектуалами, что бы Вы могли им сказать, учитывая уроки истории 19-го и 20-го веков?

ОТВЕТ: Здесь следует упомянуть несколько причин. Одна из них, это то, что можно назвать утопическим мышлением интеллектуалов, т. е. ориентированным на создание общества – как правило более справедливого, а также полное равенство всех граждан. Если посмотреть на историю подобных утопий, нельзя не заметить, что все они, начиная от “Утопии” Томаса Мора и заканчивая идеями большевиков, нацистов или Пол Пота имеют общие черты. Это модель тоталитарного государства, которое стремится создать нового человека – одновременно счастливого и покорного, управляемого элитой, знающей истину. Все в этом обществе все должны быть равны и/ или одинаковы в своем религиозном или идеологическом мировоззрении, отличные же от них должны быть уничтожены. Иными словами, идеалом левых интеллектуалов, равно как и тоталитарных тиранов является создание бесконфликтного общества, что в сущности, противоречит человеческой природе, поэтому желание исправить, и тем самым осчастливить человечество, как правило, оборачивается агрессией и ненавистью к человеку за его моральное и духовное несовершенство. Желаемого результата можно добиваться лишь методами насилия, и в этом плане коммунизм, нацизм и исламизм похожи между собой. Поскольку осуществление утопических идеалов всегда является наиважнейшей задачей, никакие средства, включая террор не являются, как с точки зрения борцов за эти идеалы, так и поддерживающих их интеллектуалов неприемлемыми. В этом контексте нет ничего странного в поддержке интеллектуалами реакционных движений и режимов.

Ко всему этому можно добавить также влияние романтического идеала борцов за свободу, представленного борцами какого-нибудь преющего в джунглях вооруженного до зубов марксистского подполья, или украшенных поясами шахидов мрачных, но прекрасных палестинских юношей – идеал, надежно похороненный в недрах потребительской культуры скучающего Запада.

Что же касается полемики с этими интеллектуалами, мне она кажется бессмысленной в ситуации, когда одна из сторон полемики ориентирована лишь на реализацию утопических идей, причем любой ценой, а не на критическое осмысление фактов. Многим из них свойственно отрицание исторического опыта вообще, поэтому говорить об уроках истории здесь не приходится. Да и о чем, конкретно, здесь можно полемизировать? Ни один из них не создал всеобъемлющей политической теории, способной дать ответы на насущные вопросы. Чем более противоречива, запутана и фрагментарна теория, тем большим спросом сегодня она пользуется на интеллектуальном, прежде всего, академическом рынке. В современном постмодернистском обществе логика и ясность мысли – наследие проклятого прошлого. Такой стиль изложения должен немедленно подвергнуться деконструкции. В мире хаоса же ничто не возможно деконструировать, и никто не несет ответственности ни за идеи, ни за их практическое воплощение.

Вместо полемики, полагаю, гораздо важнее доносить сами факты, в том числе о взглядах и деятельности этих мыслителей до сведения общественности, как в средствах массовой информации, так и с академических кафедр и с трибун конференций.

ВОПРОС:  В чем, с Вашей точки зрения, заключается опасность подобных взглядов?

ОТВЕТ: Я вижу две здесь две основные проблемы. Как известно, идеи как и события, тоже имеют свою историю. Нередко они начинают жить самостоятельной жизнью, покидая свой первоначальный контекст, и это приводит к непредсказуемым последствиям. Интеллектуалы обычно воспринимают себя элитой общества, знающей истину, и имеющей право указывать верный путь, поэтому они считают своим долгом высказываться публично по вопросам политики. Это вполне естественно в условиях демократического общества, однако, пользуясь своим авторитетом в какой-либо области, они, как правило далеки от понимания основ политического дискурса, и вместо этого часто берут на себя роль пророков-обличителей, защитников морали и справедливости. В этой позиции многие из них формируют совершенно новые понятия и ценности. Так, история запада в представлении Хомского – это лишь непрерывная череда зверств и преступлений перед человечеством, поэтому его жители должны испытывать чувство вины. В этом Хомский видит истинные причины исламского террора. Что думают по этому поводу исламисты не имеет для него никакого значения. Переписывание истории у Хомского и некоторых других мыслителей часто сочетается в вульгарным искажением цитат и фактов. Многочисленные преувеличения и нерелевантные аналогии, как правило, являются неотъемлемой частью дискурса этих интеллектуалов. Ни о каких доказательствах, как правило, речь не идет. В подобных заявлениях, также, часто сквозит идеализация (вплоть до романтизации) кровавых режимов и организаций наряду с патологической ненавистью к собственной стране, культуре и общественному устройству. Такая ненависть к себе и своим корням обычно вытекает связана с чувством вины. Оно порождает желание очиститься от прошлого, от истории, от самих себя. Ненависть к себе, как известно, порождает нежелание жить, поэтому их идеология часто проникнута самоубийственными тенденциями. Не удивительно, что многие из них относятся с пониманием к культу смерти террористов-самоубийц. Таким образом, мы наблюдаем создание совершенно искаженной картины истории, общества и международных отношений, отражающей полную потерю ценностных ориентиров у ее авторов и их почитателей.

Другим аспектом, связанным с опасностью распространения подобных идей является тот факт, что они создают почву, благоприятную почву для возникновения многочисленных радикальных течений, организаций и государственных переворотов. По мнению Ф. Фукуямы и многих других современных историков и политологов (включая иранских ученых Ладана и Ройю Бороуманда), современные исламские движения как аль-Каида, Мусульманские братья и др. развились на почве европейских доктрин, созданных левыми интеллектуалами 20 в. Так, например, идеолог исламской революции в Иране, Али Шариат, получивший образование в Сорбонне, перевел на персидский язык работы Сартра и книгу Франца Фанона “Проклятьем заклейменные” (1961).  Эти работы вдохновили иранских революционеров, соединивших идеи европейских левых интеллектуалов с исламским фундаментализмом. Позднее книга Фанона легла в основу брошюры “Революция и насилие” Ясира Арафата, создавшего организацию ООП. Камбоджийский диктатор Пол Пот, также изучавший в Сорбонне философию левых интеллектуалов, считал революционное насилие единственным средством, способным вернуть народам, пострадавшим от колониального гнета западных держав их достоинство и искоренить навязанный Америкой материализм и гедонизм. Усама бин Ладен, также мечтающий о возвращении мусульманского мира к традиционному исламу, незамутненного западными ценностями, провозгласил террор единственным средством исцеления, в чем он полностью солидарен с Фаноном. Интересно, что многие интеллектуалы придерживающиеся наиболее радикальных взглядов отводят особую роль в современной мире именно исламистам. Так, авторы скандально известной книги “Империя”, профессор литературы Майкл Хардт и профессор и анархист Антонио Негри, отбывающий заключение по обвинению в террористической деятельности, рассматривают радикальных исламистов как передовой отряд “постмодернистской революции” в борьбе против существующего на Западе миропорядка, и прежде всего глобализации.

ВОПРОС: Представляет ли это явление какую-либо опасность для Израиля?

ОТВЕТ: Прежде всего, следует заметить, что само существование Израиля как еврейского национального государства никак не вписывается в постмодернистское мировоззрение современного левого интеллектуала. Поскольку западная, так называемая иудео-христианская цивилизация, рассматривается им, как источник зла и угнетения, а евреям в ней отводится важное место, евреи, так же как и европейские народы, должны прекратить свое существование в качестве народа и религиозной группы. Кстати, массовая исламизация Европы, которая происходит сегодня на наших глазах, является ничем иным, как результатом этой идеологии, а вовсе не бестолковой иммиграционной политики властей. Сегодня стремление в западном мире к сохранению национальной или религиозной идентичности является политически некорректным и расценивается, как проявление расизма и религиозного фанатизма (если это не касается представителей Третьего мира). С этой точки зрения Израиль, как еврейское государство, является последним оплотом колониального угнетения в западном мире и подлежит расформированию. Это мировоззрение создает почву для объединения вполне организованного монолитного фронта левых радикалов и исламистов в борьбе против Израиля. Пример этого единства можно проиллюстрировать кампанией, возникшей в результате раскола в блоке левых партий Германии около двух лет назад. “Раскольники” вдруг отказались выступить с осуждением Израиля во время операции “Литой свинец”. Вместо этого они организовали демонстрации в поддержку Израиля и осудили Хизбаллу. Потрясенные исламисты и европейские левые организации направили в Германию возмущенные заявления и протесты, начав также вести кампанию против левого блока Германии борьбу в печати и в Интернете. Многочисленная группа израильских профессоров гуманитариев, включая глав некоторых факультетов тоже не смогла молчать. Профессора направили “раскольникам” гневное воззвание, включавшее в себя, кроме прочего, призывы к экономическому бойкоту Израиля, к необходимости добиваться судов против военных преступлений, совершаемых Израилем против палестинского народа, и даже к поддержке израильских и палестинских организаций, ведущих мирную борьбу против строительства поселений и забора безопасности. Здесь я не могу удержаться от упоминания старого афоризма Карла Чапека, как нельзя лучше отражающего эту ситуацию: “Неприятель нагло обстрелял наши самолеты, мирно сбрасывавшие бомбы на его города”.

Можно сказать, что эта глобалистская борьба против Израиля, опирающаяся на идеи левых интеллектуалов, в значительной степени способствует ослаблению его позиции, и вопрос его сохранения как государства зависит лишь от способности Израиля противостоять этим самоубийственным тенденциям.

Вопрос: Любая международная научная конференция – место  встречи с коллегами, знакомства с ними. Какая из будущих встреч была бы для вас желанной и необходимой (Быть может, имена коллег и тематика их выступлений – коротко)?

ОТВЕТ: Я бы сказала, что это тема для Израиля сравнительно новая. Я жду встречи с коллегами, занимающимися разными областями знания, и хочу обсудить с ними эту проблематику.

Вел интервью: Ефим Лоевский

Share

По Божьему следу. Григорий Померанц

ПомеранцГригорий Померанц

Когда мусульмане говорят, что идут по Божьему следу, они имеют в виду написанное в Коране и в хадисах. Когда слова о Божьем следе встречаются в стихах, они не требуют никакого разъяснения. Это метафора, и за ней прямо видишь, как золотятся проблески солнца в листьях или золото осени. И передается смутное чувство просачивания неуловимой Высшей Силы сквозь законы природы, установленные разумом, сквозь разделительные линии между сосной и березой, между мной и лесом, между людьми, между человеком и Богом.

Белое озеро. Белые ночи.

Самосвеченье небес и воды.

Бог показать нам Свой образ не хочет,

Но засветились Господни следы.

Свет нескончаемый, вечер бескрайний,

Рост глубины, нарастанье высот.

Нам приоткрылась великая тайна:

Сердце по Божьему следу идет.

Можно это осознать как присутствие Святого Духа, веющего всюду и связывающего волшебным узлом все со всем.

Или как туманное Дао, не имеющее имени и объемлющее Дао, получавшее имя и сразу же членящееся на множество вещей.

Каждая культура находит здесь свои слова, но за словами легко ощутить дыхание Целого, которое чувствуешь в лесу или у моря или в горах и теряешь в метро. Прерывается перекличка царства Божия внутри нас с Царством Божиим вне нас; внутренняя глубина, если не отстаивать ее, мутнеет, действительность сжимается в плоскость. Не на что опереться. Трудно человеку оставаться самим собой без поддержки дерева, леса, горы, без поддержки другого, без поддержки искусства. Трудно оставаться собой в путанице дел.

Но Антоний Сурожский призывает искать след Божий и там, где его запросто не увидишь. Он говорит о следе Божьем в современном мире, таком сложном, что его не охватишь наукой, не охватишь логикой, а непосредственно ты видишь только клочки без общей связи. Он говорит:

“Действия Христовы рождаются изнутри глубинного созерцания, и только из глубин созерцания может родиться деятельность христианина. Иначе это будет деятельность, основанная на принципах: нравственных, богословских или любых принципах, но сколь бы ни были они истинны, прекрасны, справедливы, они не соответствуют божественной динамике, внезапной динамике небывалого, непостижимого, в чем именно характерно действие Божье.

Мы, христиане, призваны жить на б?льшей глубине (чем уровень принципов, идей, законов. C Г.П.), жить глубокой внутренней жизнью, но не в смысле обращенности на самих себя. Мы призваны уйти глубже этой обращенности, и самая эта глубина (в которой неуловимым становится рубеж между своим и Божьим. C Г.П.) позволит нам вглядеться долго, спокойно, пламенно-чисто в канву истории, канву жизни и благодаря такому созерцанию, глубокому вглядыванию различить в ней след Божий, нить Ариадны, золотую нить, красную нить, которая укажет, куда Бог ведет нас среди окружающей нас сложной целостности жизни.

И тут громадная разница между мудростью и человеческой опытностью. Опытность C результат прошлого, накопленный человеческий опыт, она обращена к пережитому, опыту более обширному, чем личный опыт, и делает выводы интеллектуально основательные, точные, глубокие. А мудрость поступает “безумно”. Мудрость состоит в том, чтобы погрузить свой взгляд в Бога (то есть в неизреченную тайну, а не в слова о ней. C Г.П.), погрузить свой взор в жизнь в поисках того, что я только что назвал следом Божьим, и действовать безумно, нелогично, против всякого человеческого разума, как нас учит поступать Бог” (русский перевод Е.Л.Майданович, “Континент”, 1996, № 89).

Сразу же объясню C потом буду свое объяснение развивать, C что мудрость пережитого, отлившаяся в принципах, не отрицается, она только релятивируется, лишается первенства. Это утверждение и в то же время отрицание не поняла машинистка, когда я процитировал Антония в статье о Великом инквизиторе. Девушка закрыла кавычки на похвале опытности, на похвале принципам, а слова о безумии Божьего следа отнесла на мой счет. Хотя в Писании уже было сказано, что путь Христов C для иудеев соблазн, для эллинов безумие. Сказано было ап.Павлом. Но тот же Павел установил новые правила, такие же твердые, как в Ветхом завете. Только от революционного мига поворота от Ветхого к Новому осталось изречение: “Буква мертва, дух животворит”. Что сказано, то сказано. Впрочем, под буквой обычно мыслились отмененные принципы и законы, а не то, что установил сам Павел. Таким образом, Павел повернул стрелку C и поезд повернул с одной железной колеи на другую.

Христос этого не делал. Он просто сходил с рельс и не терпел при этом крушения. Он ступал по водам и не тонул. Он не отменил ни одной буквы Моисеева закона, а нарушал, когда находил нужным. Сын человеческий господин субботы. Предлагать это первому встречному – соблазн. И право нарушать закон во имя любви было твердо закреплено за Христом. Примерно так право помилования не вручалось первому попавшемуся, только королю или президенту.

По колее Павла пошла вселенская церковь, но для иудео-христиан решение Павла было кощунством. И в дальнейшем, всякое решение церкви, применявшейся к обстоятельствам истории, вызывало раскол. Иконоборцы остались верны заповеди “не сотвори себе кумира”. И вероятно многие не признают правоты Антония. Он не указал никаких четких, ясно зримых вех Божьего пути. Только описал, в каком внутреннем состоянии открывается Божий путь. То есть описал свой собственный опыт, опыт внезапного понимания, – когда вязать, а когда разрешать.

Мне хочется подчеркнуть несколько отдельных мест в тексте митр. Антония. Во-первых, самое начало: “изнутри глубинного созерцания… только из глубин созерцания может родиться деятельность христианина”, подлинного христианина, так же как деятельность подлинного буддиста, хасида, суфия и т.п. Правда Божия, уходящая вглубь неизреченной тайны, не дается никаким знаком, никаким обрядом, никаким таинством, никаким интеллектуальным усилием. Дальше, пропускаю несколько строк: “Мы призваны жить на б?льшей глубине (чем уровень принципов, идей), жить глубокой внутренней жизнью… и сама эта глубина позволит нам вглядеться долго, спокойно, пламенно-чисто в канву истории, канву жизни и благодаря такому созерцанию, глубокому вглядыванию различить в ней нить Ариадны, золотую нить, красную нить, которая укажет, куда Бог ведет нас среди окружающей нас сложной целостности жизни…” Поэтому “мудрость поступает “безумно”. Мудрость состоит в том, чтобы погрузить свой взгляд в Бога (второй раз поясняю: в непостижимую, не влезающую в слова тайну Бога. C Г.П.), погрузить свой взор в жизнь в поисках того, что я только что назвал следом Божьим, и действовать безумно, нелогично, против всякого человеческого разума, как нас учит проступать Бог”. Эта похвала абсурду следует сразу после дифирамба человеческому опыту, который я только что пропустил и теперь вставляю: “Опытность C результат прошлого, накопленного человеческого опыта, она обращена к пережитому, опыту более обширному, чем личный опыт, и делает выводы интеллектуально основательные, точные, глубокие”. За этим сразу же, без перехода, следует похвала безумию. И вот здесь машинистка не выдержала и не допустила перехода, закрыла перед ним кавычки.

Похвала безумию, действительно, никак не вытекает из высокой оценки “интеллектуально основательных, точных, глубоких выводов”. Антоний не объясняет, почему они становятся относительными, не бесспорными и прямо ложными, не говорит, когда это происходит и когда надо переступать через принципы, нарушать законы. Когда принцип доведен до абсурда? Но как установить момент перехода истины в абсурд? Я думаю, что все принципы истинны только в клубке, ограниченные другими принципами, ограниченные, если можно так сказать, духом клубка, духом культуры, которая и есть клубок принципов, а не логическое развитие аксиомы, из которой выводятся теоремы и леммы. Культура ставит принципы на место. Сорвавшись со своего места, вырвавшись в абстрактный простор логики, принцип распухает, как раковая опухоль, и из блага становится злом.

Так появляется ленинское определение диктатуры, ничем не ограниченного насилия. Логически оно правильно построено. Однако историческая диктатура, римская, вовсе этим не была. Диктатура C чрезвычайные полномочия, дававшиеся сенатом на шесть месяцев с требованием отчета. Срок мог быть продлен C опять на шесть месяцев C или не продлен. Диктатура не давала права распустить сенат и объявить сенаторов врагами народа… Пример показывает, что историческое определение термина не допускает упрощение до уровня математического определения треугольника. Исторический принцип истинен в своей, если хотите, неточности, в своей не до конца выявленной связи с другими принципами культуры. Став математически точным, принцип тут же становится ложным. Всякий принцип, вырвавшийся из исторического клубка на логический простор, становится злом, становится силой, разрушающей культуру.

Но и культура в целом не обладает бесспорной истинностью. В ней есть пороки, невидные при взгляде со стороны. Христиане, осознав себя вне античности, увидели в ней столько пороков, что сами добродетели язычников посчитали скрытыми пороками. Но это опять победа логики над историей и лжи над истиной.

В дзэнском предании есть легенда о том, как Будда молча показывал ученикам цветок. В цветке была истина, но цветок не говорил. Цветок, увиденный созерцателем, сопротивляется слову, не дается слову. Тютчев не был буддистом, но он это понимал.

Мысль изреченная есть ложь.

Взрывая, возмутишь ключи.

Питайся ими, и молчи.

Молчи, пока не родится поэтическое слово, основанное на чувстве ритма вселенной, а не на правилах логики и грамматики и на чем угодно, сорвавшемся с Божьего следа, потерявшем нить Ариадны. Но не думайте, что машинистка, дурочка. Она столкнулась с очень серьезным вопросом.

Все ответы давно готовы,

Но еще есть один вопрос.

Как узнаешь ты, если снова

Перед нами придет Христос?

Не появится знак небесный,

И опять, как тогда, опять,

Кто-то властный и всем известный

Нам прикажет его распять.

Сердце стукнет, как в окна ветер:

Самозванец ты или бог?

Кто поможет мне, кто ответит?

Почва выплыла из-под ног.

До чего же трудна свобода.

Никого в мировой тиши.

Неужели идти по водам

Внутрь, в бескрайность своей души?

Когда человек живет, не отрываясь от природы, путь природы и путь сердца сливаются в единое Дао. Только останови болтовню ума, держи глаза и уши открытыми, досматривай природу до духа, веющего в ней, и сразу замечай в себе утрату ритма в делах и размышлениях. А почувствовав утрату, восстанавливай потерянное. Молитвы, стихи, музыка, живопись , разные средства раздувать угли внутреннего костра, приглушенные пеплом, и в озарении находить Божий след. Но мы долгие часы, дни, а иногда недели и месяцы живем в техногенном мире, устроенном вопреки природе. “Путь наш не вьется, как тропки лесов и потоки, дивным меандром. Он краткость, прямая. Так лишь машина вершит взлет свой искусственнокрылый. Мы ж, как пловцы среди волн, тратим последние силы” (Рильке).

Нужно очень долго разжигать внутренний костер, чтобы пламя его сожгло мусор и открыло путь глубокому созерцанию, до мига, в который хаос человеческих дел будет схвачен волшебным узлом и станет единством, станет иерархией, в которой все на своем месте и нет сомнения, что выше и что ниже, когда вязать и когда разрешать. Если этого не понять и не исполнить, Антоний вам ничего не сказал. Нужен огонь, разгоревшийся в созерцании, пламенно-чистый огонь. Эти слова, о пламенной чистоте C сердцевина всего рассуждения. Они перекликаются со словами Цветаевой о белом огне, белом чистотой сгорания, пламенем без дыма, без копоти страстей. И еще одна перекличка: пламя без дыма, термин индийской мистики. На глубине все великие пути сходятся.

Божий след открывается пламенно-чистому созерцанию и на этом созерцании, на проблеске встречи (как Антоний назвал свое чувство присутствия Бога) он мысленно строил свою церковь. Я думаю, это незримая церковь, где каждый стоит перед лицом Бога, и не может сомневаться в том, что видит и слышит в глубине своего сердца. Незримая церковь никогда не займет место зримой, церковной организации грешников, более или менее сознающих свой грех, свою оторванность от Бога. Незримая церковь не имеет никаких рамок, никаких догм и опирается только на слова Христа: где двое или трое соберутся во имя Мое, там и Я с Вами. В пламенно чистом созерцании нет границ между людьми. Но машинистка по-своему права. Ей нужны рамки, нужны правила. Что для встретивших истина, для нее соблазн.

Я писал и говорил по телевидению (которое мои слова вырезало) и снова говорил по Интернету (polit.ru), что в споре между двумя реформаторами, Антонием Блумом и Сергеем Аверинцевым, оба правы. Правда Аверинцева – историческая. Нет у нас по Антонию на каждую епархию. Нет у нас очень своеобразной обстановки, в которой жила Сурожская епархия. Реформа церкви не должна стремиться к недостижимому. Но недостижимое исторически остается духовно достижимым, и кто может вместить, пусть вместит.

Между эсхатологическим меньшинством и историческим большинством возможен диалог. И местом примирения может стать поэзия, подобная псалмам Давида, стихам суфиев и Тагора. Ислам, при всем своем культе слова, записанного в Коране, ужился с суфизмом. Я не вижу непреодолимых препятствий для чего-то подобного и на русской почве.

Share

Интервью с Михаилом Моргулисом в таллинской газете «День за днём»

Михаил Моргулис: я не призываю вас любить друг друга – но хотя бы терпите друг друга!

Фото: Сергей Трофимов

Михаил Моргулис: я не призываю вас любить друг друга – но хотя бы терпите друг друга!

Сергей Трофимов

Персона. Духовный дипломат на христианском мосту

26.09.2010 14:09

В середине сентября в Таллинне побывал Фонда  «Духовная дипломатия»  Майкл (он же Михаил Зиновьевич) Моргулис, советский писатель, эмигрировавший в 1975 году в США и ставший там верующим, проповедником и даже внештатным советником  Конгресса и Хиллари Клинтон.

В Эстонии, к счастью, нет военных конфликтов, которые пытаются разрешить Моргулис и другие «духовные дипломаты». Почему Михаил сюда приехал – он и сам до конца не понимает. Положился на Божье провидение: «У меня впечатление, что встречу с Эстонией мне назначили на небесах…»

Впрочем, и в ходе провиденциального визита можно проповедовать мир, любовь и терпимость, а также расширять поле деятельности фонда «Духовная дипломатия», созданного 19 лет назад. Идея, по словам Моргулиса, родилась так: «В 1991 году в Россию приехала крупная делегация христианских лидеров Америки, в их числе и я. Апофеозом визита была встреча с Горбачевым в Кремле. Я тогда в Кремле понял, что пришло новое время: теперь проблемы решают не только политики и экономисты, но и люди духовные».

Основной принцип духовной дипломатии прост: «Мы прекращаем конфликты, обращаясь к духовным ценностям конфликтующих сторон. Например, если я мусульманин, а вы христианин, и у нас конфликт, духовная дипломатия напоминает нам о схожих ценностях из наших священных книг – Корана и Библии. Пусть любви между нами не будет, но мы станем хотя бы терпимее друг к другу. В каждом из нас бушуют страсти, каждому нужен мир. Духовная дипломатия старается этот мир в человеке установить. Тогда будет мир и в стране, и во всем мире, как говорили советские политологи…»

Не президенты и не бандиты

– Каковы на сегодня успехи духовной дипломатии?

У нас есть и успехи, и неудачи. Мы много лет проводим акции на Ближнем Востоке, например, я выступал и в Кнессете, и в Палестине, и говорил одно и то же: я не призываю вас любить друг друга – но хотя бы терпите друг друга! Я когда-то встречался и с Арафатом. Про него говорят, что он бандит, но если не говорить с бандитами, они такими и останутся… Это одна из заповедей духовной дипломатии: в собеседнике нужно видеть не президента и не бандита, а творение Божье, которое нужно уважать и слушать.

– Но это всё слова, вряд ли они многое изменили.

– Да, я не могу сказать, что изменил ситуацию на Ближнем Востоке – это невозможно. Но если мои слова дошли хотя бы до десяти человек, значит, я уже изменил мир. Если говорить о конкретике, во Вьетнаме – коммунистической стране, которая хоть и переживает экономический бум, но иконами для нее остаются Мао Цзэдун и Хо Ши Мин, наш фонд добился регистрации двадцати семи церквей. Мы сказали им, что они не получат кредита в Америке: США – страна с христианскими ценностями, а во Вьетнаме нет ни одной зарегистрированной церкви. Знаете, я однажды беседовал с президентом Белоруссии Александром Лукашенко, и он мне рассказал, что когда был парторгом совхоза, к нему пришли верующие и попросили доски и стройматериалы для церкви. И он им всё дал, хотя потом райком партии объявил ему выговор за пособничество сектантам. Если хоть одна церковь на земле есть, говорит Лукашенко, она нужна людям. Его считают диктатором, а я отношусь к нему с симпатией… На Гаити мы спасли двух пасторов от смерти по нелепому обвинению. Мы оказали финансовую помощь каждой семье Беслана, потерявшей ребенка, и не через чиновников, а наличными и в руки. В Грузии мы содержим приют для детей, у которых убили родителей в 2008 году во время конфликта…

В чеченской яме

– Только что пастор из Флориды хотел сжечь Коран, протестуя так против строительства мечети в Нью-Йорке. Что вы скажете об этом противостоянии с религиозным подтекстом?

Я скажу так: это никакой не протест. Христианство занимает сейчас оборонную позицию, а ислам атакует. Да, духовная дипломатия должна использовать ценности обеих систем, но, если говорить откровенно, идет битва идеологий, исключающих друг друга. Христианство идет на уступки не по любви, а по трусости и слабости. И этот пастор, видя несправедливость, которую прикрывают идиотской политкорректностью, громко сказал об этом. Хотя, может, он теперь напишет книгу «Как я сжигал Коран», и она станет бестселлером… Это же Америка! Все пастора осудили, и наш президент, скрыто симпатизирующий мусульманам, тоже. К сожалению. А может быть, и к счастью. Я вижу тут отражение спора двух мировых религий, в котором победителя, по идее, быть не должно. А жертвы – будут.

– То есть ваша любовь на мусульман не распространяется?

Я говорил сейчас как политолог. Как духовное лицо я не имею права кого-то не любить. И если речь идет о людях, духовность во мне всегда побеждает. К слову об исламе: я много раз был в Чечне и даже сидел там в яме. Чеченцы захватили американского миссионера, просили за него выкуп, и я туда ездил и объяснял им, что по контракту, даже если ему грозит смерть, никто за него не даст ни цента. Меня подвергли испытанию: сказали, мол, контракт фальшивый и за обман меня расстреляют, но есть шанс выжить только надо признаться, что я солгал. Я отказался. Выяснилось, что это было испытание. В итоге я спас того миссионера правда, потом у него поехала крыша… И, кстати, спасти я его смог потому, что за два года до того помог чеченцам выступить в украинском парламенте.

Тоска по раю

– Как я понимаю, одно время вы были телепроповедником…

Я вел первую христианскую телепрограмму на русском языке в СССР. Это был прорыв: как писал мой друг Юрий Щекочихин, «пал духовный железный занавес»… Но я не телепроповедник. Я скорее философ, богослов, писатель. В 1982 году я создал издательство, которое издавало на русском лучших западных авторов, в том числе Клайва Степлза Льюиса и Гилберта Кита Честертона. В Союзе эти книги были запрещены, но я подумал, что если Соловьева, Бердяева, Франка, которые писали на русском языке, в СССР еще можно как-то достать, то прочесть того же Льюиса русский человек, не владеющий английским, не может. Суммарный тираж наших книг составил 15 миллионов экземпляров. А сейчас веду телепрограмму в Америке с тем же названием « Духовная Дипломатия»

– А как получилось, что вы эмигрировали?

К Христу я обратился еще в СССР, подпольным образом. К тому времени, когда решил уехать, я был членом Союза писателей самым молодым, кстати. Когда меня пригласил польский журнал «Шпильки», самый крутой на то время, меня не выпустили из Союза. Я сказал: если вы меня не пускаете на десять дней в Польшу, я уеду на всю жизнь в Америку! И начались мои приключения с КГБ… В конце концов меня выпустили. Надо сказать, что я ничего не планировал как всё шло, так и шло. Господь дал денег: моя книга «Возвращение на Красную планету» хорошо продавалась, я заработал 200 тысяч долларов. Из них 180 тысяч мы с женой пожертвовали детским домам и приютам. Единственное, о чем я жалею, что мало сделал в литературе. Виктор Некрасов и Василий Аксенов, хорошие друзья, меня ругали за то, что я чужие книги выпускаю, а свои нет. Считали меня талантливым. Но один программный роман я выпустил «Тоска по раю». Это книга о любви. Я не принадлежу к тем, кто считает, что если любишь Бога, невозможно любить человека. Это ерунда – надо любить!

Справка «ДД»:

Майкл (Михаил) Моргулис родился в 1942 году. Окончил Ленинградский институт водного транспорта и Школу журналистики при  Киевском университете.  С 1968 года публиковал рассказы в киевских газетах, писал для радио и телевидения. Член СП СССР с 1970 года. В 1972 году на конкурсе Союза писателей и Министерства культуры СССР получил первую премию за цикл рассказов.

В 1975 эмигрировал в США, где принял крещение. Окончил Норвичский университет, издавал журнал «Литературный курьер» (1981-1987), в 1982 году основал издательство Slavic Gospel Press, выпустившее на русском языке более 118 книг, включая первый русский перевод «Хроник Нарнии» К. С. Льюиса.

В 1991 году в составе американской христианской делегации (был глава делегации) посетил СССР, публично молился в Кремле с М.Горбачёвым и штаб-квартире КГБ. Основал религиозные организации «Христианский мост» и «Духовная Дипломатия». Женат, трое детей.

Share

Еркин Абиль: «Если хотите поссориться, обратитесь к истории…»

О том, как зарождаются межнациональные конфликты и кому это выгодно, рассказывает на примерах различных этносов, в том числе и немцев, Еркин Абиль, проректор по научной работе кустанайского государственного педагогического института, доктор исторических наук.

– Сегодня казахстанские политики, СМИ часто говорят об этносах. Но что такое этнос? Не думаю, что многие смогут дать определение слову.

– Сейчас есть такая точка зрения, мол, этноса вообще не существует. Это условное понятие, придуманное политиками. Просто нужна была государствообразующая идея. Поэтому и внедрили такое искусственное образование, как этнос, путем пропаганды его в народе. Допустим, мы немцы, поэтому должны жить на своей территории. На самом деле как нет единой нации французов, так нет и единых немцев. Существует много переходных групп.

Хотя в принципе мы с детства сталкиваемся с понятием «этнос». Или, если сказать по-другому, «нация». И в детстве же, не зная, чем один человек отличается от другого, уже слышим от взрослых, что это казах, а это русский, а это немец… Думаю если спросить ребенка об отличиях между близкими этносами, навряд ли он сразу ответит.

Ну, допустим, между казахами и евреями различие сразу бросается в глаза. А вот чем отличается русский от украинца? Если к тому же представители этих наций живут в одном регионе, и говорят на одном языке? Вот Горбачев был русским, а говорил с украинским акцентом.  Потому что у него был южный говор, близкий по звучанию к украинскому.

А еще есть такой народ Каракалпаки. Сегодня их автономия входит в состав Узбекистана. Внешне они от казахов ничем не отличаются. И принадлежат к тому же антропологическому типу. Более того, у них и язык казахский. Этот народ жил с нашими предками буквально через улицу, и внешне были они похожи. Но при этом четко осознавали, что одни каракалпаки, а другие казахи. Поэтому порой мы можем и не различать этносы, но при этом каждый из нас четко идентифицирует себя с определенной этнической группой.

– Вот немцев, например и австрийцев сейчас считают представителями разных этносов. Но по сути дела до XIX века такой четкой разницы между ними не было.  Почему же они разделились?

– Просто те, кто вошел в состав Германии, стали зваться немцами, а южные народы – австрийцами. Когда Гитлер пришел к власти, а он сам из австрийцев, то присоединил в 30-х годах Австрию. И многие австрийцы поддержали его идею, потому что тоже идентифицировали себя как немцы. На мой взгляд, сегодня спорный вопрос, являются ли австрийцы отдельной нацией или это часть немецкого этноса.

Вообще немалую роль в этническом самосознании играет не только территория, то есть место проживания, но и диалекты. Может, еще и здесь кроется причина разделения народов. Если допустим в русском языке все говоры более или менее едины, то диалекты южных немцев и берлинских до того разные, что люди этих регионов беглую речь могут и не разобрать. А северные и южные китайцы вообще друг друга не понимают. Они пишут одинаково – иероглифами, а вот в каждом регионе читают их по-разному. Отсюда и идет деление одного этноса на подгруппы.

– То есть на «мы» и «они»?

– Это наблюдается практически с самого зарождения письменности. Египтяне писали про себя, что: «мы народ Нила, а они – чужаки». Греки себя позиционировали эллинами. Кстати, фильм «Троя» смотрели? Так вот, афиняне считали себя, чуть ли не высшей расой, а остальные народы – варварами. Причем последние в культурном отношении зачастую могли быть выше их. Просто тогда варварами считались не те, кто глупее, а просто чужаки. Так и на Руси славянами кого считали? Тех, кто понятно говорил, то есть обладал словом. А все остальные были  – немцами. Потому что язык у них непонятный, а это все равно, что немые.

Есть еще многие народы, живущие изолировано на перифериях. К примеру, отдельные племена индейцев. Если перевести название такого народа на русский, то оно означает просто «люди». А все остальные этносы по их логике выходят нелюди. Еще в древние века многие греческие и римские путешественники даже не могли провести четкой разницы между человеком и обезьяной. Так первые сведенья о гориллах оставил путешественник, побывавший в районах западной Африки. Для него даже переход между негроидами, встретившимися в этом регионе, и гориллами был не слишком заметен.

Он писал: мол, есть здесь племена, которые совсем черные. А есть еще одна разновидность этих людей, так они ко всему прочему сильно волосатые. Мы пытались взять их в плен, но в ответ они начали кидать камнями. И вообще они даже разговаривать не могут, дикие. То есть ученый не проводил разницы между другими народами и животным миром. Зато четко позиционировал себя финикийцем. Самосознание этническое всегда существовало.

– Кстати, политики часто пользовались этим. Ведь если взглянуть на историю, то большинство конфликтов, начиная с крестовых походов и заканчивая мировыми войнами, основывались на межнациональной неприязни.

– Действительно, если мы обратимся к истории до XIX века, то практически все конфликты и войны, так или иначе, велись под национальными знаменами. Правители всегда старались облечь военные действия в национальную форму. Потому что за экономику народ воевать не пойдет. И нефтяные скважины ему до фени. А вот когда бросают клич «наших бьют», то на него все откликаются. Потому что он ближе и понятнее каждому человеку. Таким образом, идет управление межэтническими и межконфессиональными конфликтами. То есть тем, что затрагивает в народе струны души. Использование этого фактора мы очень ярко наблюдаем на примере тех государств, где идут межэтнические столкновения.

– К примеру?

– Вы, наверное, часто слышали о натянутых  отношениях турок и армян. Между ними до сих пор не окончится Первая мировая. У этих стран нет дипломатических отношений. Для них было большим достижением, когда их сборные играли в футбол. Причина же конфликта лежит еще в 1915 году. Когда в Турецкой империи несколько сотен тысяч армян было убито во время насильственного переселения. Армения говорят, что не будут вести с турками диалога, пока те не признают действия 1915 года геноцидом. Хотя в то время были и факты истребления турок на территории Армении. Межэтнический конфликт, кстати, спровоцировало французское командование, решившее изнутри развалить османскую империю. На их деньги было создано подполье, и началась агитация.

Последняя спровоцировала тогда самых недальновидных турецких политиков. И те в один день приняли решение выселить армян. Это поручили армии. Было множество нарушений. Впоследствии большая часть преступников, истреблявших армян во время переселения, была осуждена самими турками и расстреляна. Сегодня турки не признают геноцида, ссылаясь на то, что современная страна и турецкая империя –  два совершенно разных государства. Вообще, на мой взгляд, этот спор не очень обоснован. Беда же в том, что люди, стоявшие у истоков конфликта, давно умерли. А тяжелое наследие тянется по сей день. И никто не хочет идти на встречу. Очень часто конфликт действий, начинается с конфликта идей, за которым кто-то стоит, которым кто-то управляет.

То есть при желании любые народы в своей истории могут найти что-нибудь нехорошее? И этим кто-то попытается воспользоваться?

Если хотите поссориться, обратитесь к истории, обязательно найдете повод, это я вам железно говорю. Управление конфликтами, как раз основывается на том, что определенные люди вытаскивают из истории какие-то факты и начинают их лелеять в сознание народа. Мое глубокое убеждение, что историю со всеми негативными моментами нужно изучать. Чтобы понимать, почему это произошло. Но переносить историю на современность, ни в коем случае нельзя. Это не должно касаться современных людей, и межгосударственных отношений.

Я вообще против коллективной ответственности. Если кто-то совершил преступление, почему целый этнос должен нести за это моральную ответственность? Почему современные немцы должны веками сыпать пепел себе на голову за преступление фашистов?! Это даже опасно, потому что вырабатывается комплекс неполноценности. И ведет к тому, что развивает дискомфорт психологический. Неофашизм берет свои корни как раз из тех постоянных напоминаний немцам, что они развязали войну. Причем напоминают об этом уже второму поколению, не имеющему ровным счетом никого отношения ко второй мировой. Почему внук должен быть ущемлен из-за своего деда?! Но у нас в политике по-прежнему навязывают стереотип коллективной моральной ответственности.

– Вообще мне кажется, межэтнические взаимоотношения построены на стереотипах. Допустим, русские – пьяницы, американцы – тупые, немцы – чопорные…

– А ведь мы с представителями многих народов даже и не сталкивались в жизни. И ничего не знаем о них. Только имеем смутное представление. Все благодаря тем же стереотипам. Об американцах мы судим по голливудским фильмам и лживым рассказам Задорнова. На самом же деле они очень добродушные, открытые и наивные люди. Причем у народов выработался позитивный стереотип «про своих», и негативный «про других».

Между тем мое глубокое убеждение, что межнациональная страна, это очень большой импульс к дальнейшему развитию. В культурном отношении развиваются хорошо те народы, где существует большая разница между взглядами. Япония шагнула вперед после того, как впустила к себе Европу. И стала впитывать инокультурные элементы.

– В Казахстане тоже немало этносов. Это хорошо?

– Для человека чтобы осознать свою культуру, нужно столкнуться с чужой. Это то же самое, что экономика: состоящая только из крестьян или банкиров, она не будет правильно развиваться. Благо, что у нас в Казахстане столько этносов. И на одном языке никто говорить все равно не будет, поэтому у нас и существует программа трехязычья. Это дает импульс развитию культурных ценностей. Есть два серьезных момента, где, на мой взгляд, наша страна может заявить о себе на мировом уровне, как продвинутая. Первое – отказ от ядерного оружия. И межэтнические отношения.

Это уникальный в своем роде опыт. Поэтому Казахстан председательствует в ОБСЕ. Сегодня ни одна настолько полиэтническая страна, как наша, не сумела избежать межнациональных конфликтов. Конечно, политики могут бить себя в грудь и говорить, что это их усилиями и заслугами. Но мне кажется это все-таки опыт народный.  В этом году была принята Доктрина национального единства. В принципе ее модель существовала и ранее, только ее сформулировать не могли. И шла она именно от народа.

Беседу провёл Денис СУТЫКА

Share

Владимир Познер назвал православие величайшей трагедией для России.

И.ЛАЗАРЕВА: Журналист Владимир Познер в прямом эфире «Русской службы новостей». Владимир Владимирович, добрый день.
Ю.БУДКИН: Здравствуйте.
И.ЛАЗАРЕВА: Скажите, пожалуйста, во-первых, все эти цитаты, которые, я не знаю, слышали вы или нет, прозвучали в нашем эфире, они действительно имеют место быть?
В.ПОЗНЕР: Во-первых, я не слушал ваш эфир. Я нахожусь в отпуске во Франции, где «Русская служба новостей» вообще не слышна.
И.ЛАЗАРЕВА: Вы действительно считаете, что одна из величайших трагедий для России это принятие православия?
В.ПОЗНЕР: Да, я думаю, что это, величайшая не величайшая, но это трагедия для России. Я считаю, если говорить о христианских религиях, а их три: православие, католицизм и
протестантизм, по моим представлениям, действительно православие, не только для России, но и для Греции, и для Болгарии оказалось силой, которая отбросила страны эти назад. Если сравнить их уровень жизни сегодня, уровень свободы, уровень демократии, уровень качества жизни, то они на последнем месте. Перед ними католические страны. И на самом первом месте страны протестантские, т.е. Скандинавия, Германия и так далее. Да, я считаю, что это, конечно, была трагедия.
И.ЛАЗАРЕВА: А что бы было, если бы, например, Франция приняла тоже православие?
В.ПОЗНЕР: Хороший вопрос, вам не кажется? Как можно задать вопрос «что бы было, если бы?», особенно когда относится вообще к целой стране. Я не знаю, что было бы. Но я полагаю, что, вероятно, Франция бы тоже была отброшена назад из-за религии. Но я могу это сказать, не имея никаких на то доказательств, потому что, как вы знаете, история не имеет сослагательного наклонения. Тем более такой вопрос, по-моему, он даже не имеет право на существование: что было бы, если бы страна то или иное сделала?
И.ЛАЗАРЕВА: Это как-то бы отразилось на уровне жизни французов?
В.ПОЗНЕР: Вы продолжаете всё-таки этот вопрос задавать на самом деле. Я вам могу только сказать ещё раз, что если вы возьмёте страны Европы, и давайте ими ограничимся и не пойдём в исламский мир или в мир других религий принципиально, возьмём просто Европу, и мы выстроим по ранжиру, по всем каким нам кажется важным данным. Я повторяю, по уровню жизни, по качеству жизни, по уровню свободы, по уровню независимости и так далее, попробуйте это сделать, и вы увидите, что этот ранжир устраивается совершенно определённым образом. Сначала идут страны протестантские, где больше всего эта религия, затем идут страны католические, и в последнем ряду идут страны православные. Это факт. А что было бы, если бы, я не готов рассуждать на эту тему.
И.ЛАЗАРЕВА: Владимир Владимирович, тогда что получается, чтобы наш уровень жизни, я имею в виду россиян, приблизился к европейскому, нам нужно стать католиками или протестантами?
В.ПОЗНЕР: Вы знаете, я думаю, что вы умнее тех вопросов, которые вы задаёте. Я же никогда этого не говорил. Я говорил, что историческое развитие страны было бы иным. Если бы тогда, когда вообще христианство принималось, более тысячи лет тому назад, история страны была бы другой. Сегодня это уже не имеет значения. Это всё свершилось и свершилось очень давно и наложило свой отпечаток на многие-многие вещи. От того, что завтра в России придёт католицизм, не изменится ровным счётом ничего. Поэтому я говорю, что это трагедия, потому что страна неизменяема. Ничего с этим сделать нельзя.
Ю.БУДКИН: Владимир Владимирович, когда вы говорите о том, что протестанты живут лучше католиков, а католики лучше православных, это ведь распределение стран по разным показателям, всегда статистка, её можно по-разному толковать. Нет ли здесь желания подвести цифры к нужным?
В.ПОЗНЕР: Нет. Вы знаете, что существуют какие-то общепринятые вещи, скажем, отчёт Организации объединённых наций, с которым, в общем, все более или менее согласны. Конечно, цифры можно повернуть куда угодно, если хочется доказать. Но если взять такую вещь как, скажем, на душу населения сколько зарабатывается денег, какое образование в среднем у населения этой страны, действительно какой уровень свободы и печати и не печати, и выборов, и сменяемость и т.д. И существует целый ряд факторов, по которым мир в принципе согласен рассматривать уровень той или иной страны. И, в самом деле, никто уже давно не спорит с тем, что страны Скандинавии, в частности, Швеция, Норвегия, Финляндия, такие страны как Нидерланды, Дания и так далее действительно занимают первые места в мире по этим показателям. Никто не спорит даже с этим. Но это те страны, в которых действительно главенствует протестантизм.
Ю.БУДКИН: Вы говорите, что Русская православная церковь напоминает вам КПСС с Политбюро, которая состоит из митрополитов.
В.ПОЗНЕР: Мне любая христианская церковь, я имею в виду, и католическая, и православная напоминают, да.
Ю.БУДКИН: Теперь Федерация еврейских общин обвиняет вас в связи с этим интервью. Они говорят, что главной проблемой России является не какая-то религия, а отсутствие тактичности, понимания у многих, видимо у вас в данном случае, что есть сферы, в которые не следует вмешиваться.
В.ПОЗНЕР: Это точка зрения еврейской общины. Они имеют такое же право на неё, как я на свою. И на здоровье, пускай говорят, что они считают нужным. У меня это не вызывает никаких возражений. Я с ними не согласен, но они, конечно, имеют право так сказать. А почему я провёл параллель с ЦК, это очень просто, если посмотреть строение католической церкви, где самый главный человек один – Папа, потом идут кардиналы (это следующая группа), а потом уже епископы и т.д. В православной церкви схожая вещь: там патриарх, потом митрополиты, потом тоже епископы и т.д. Т.е. строения пирамидальные. То тоже самое было с ЦК: генсек – Политбюро и Центральный комитет. Очень похоже. Причём дисциплина военная, т.е. абсолютно приказ сверху вниз и никаких тут рассуждений. Некоторая аналогия есть, я не знаю, что тут обижаться на это. Мне кажется похожим. Другому может быть не кажется похожим, ну и на здоровье. Я вообще не понимаю по поводу чего шум-гам. Или же оказывается, что это такая тема, как вам сказать, болезненная для нашей страны, для каких-то людей. Видимо, для этого есть какая-то причина тогда, если уж так реагировать на мнение, которое вам не нравится.
И.ЛАЗАРЕВА: Владимир Владимирович, вы ведь наверняка могли предвидеть такую реакцию.
В.ПОЗНЕР: Абсолютно нет. Даю вам слово, что нет. кроме того, ведь приехал ко мне главный редактор маленького журнальчика из маленького, весьма заштатного города Кургана. Тираж этого журнала какой-то совершенно ничтожный.
Ю.БУДКИН: Две тысячи экземпляров.
В.ПОЗНЕР: Я согласился дать интервью только потому, что она проявила необыкновенное упорство. Я подумал, если человек готов ехать аж из Кургана, чтобы у меня взять интервью, надо всё-таки уважить коллегу. Вот она и приехала. Я уж никак не ожидал, что… Потому что я эти вещи говорил давно. То, что я атеист, это давно известно. То, что я плохо отношусь к церкви, как к организации, это тоже известно. Хуже отношусь к Русской православной, это тоже известно. Так что чего вдруг такая реакция. Для меня это странно и забавно.
И.ЛАЗАРЕВА: Владимир Владимирович, только что у нас был в эфире глава Ассоциации православных экспертов Кирилл Фролов. Он ваше интервью назвал провокацией. Вопрос такой к вам, вы не боитесь после этого гонений что ли каких-то на вас?
В.ПОЗНЕР: Посмотрим, какая у нас в этом смысле замечательная страна. Будут ли гонения на человека за то только, что он высказал своё мнение. Это будет интересно. Будет ли Церковь участвовать в этих гонениях, это тоже будет очень любопытно. А потом, в чём провокация, я бы его спросил. Я высказал такую точку зрения, какая тут провокация? Обычно провокацией называют то, что не нравится. Провокационный вопрос это тот вопрос, который мне не нравится. Поэтому что тут говорить «провокация», глупость это всё. Если господин Фролов хотел бы со мной, например, провести некие дебаты, я бы с удовольствием это сделал, и посмотрели бы что да как.
И.ЛАЗАРЕВА: К нам придёте на РСН, Владимир Владимирович?
В.ПОЗНЕР: Когда, чего?
Ю.БУДКИН: Мы будем звать Кирилла Фролова для того, чтобы вы смогли подебатировать с ним.
И.ЛАЗАРЕВА: В эфире «Русской службы новостей».
В.ПОЗНЕР: Если он не испугается, то да. Но хочу вам сказать ещё раз, что я в отпуске, я вернусь в Москву только в сентябре. До сентября я никак с ним дебаты провести не смогу. А делать это на расстоянии не хочу, потому что хотел бы видеть глаза человека в это время.
Ю.БУДКИН: Владимир Владимирович, возвращаясь к католичеству, очень многие, прочитав ваше интервью, когда вы говорите, что уровень жизни высокий, тут же говорят «а как же Латинская Америка, католический материк, бедные страны».
В.ПОЗНЕР: Это правильный вопрос, кстати говоря. Я же не говорю, что она высокая, я говорю, что он выше чем, тут опять надо всё-таки применительно к Европе. Что касается вообще Американского континента, то это всё-таки несколько особая статья. Это континент, который был колонизован. Он развивался совершенно не как Европа. Он был колонизован европейскими колонизаторами где-то начиная с самого конца XV века, и религия была навязана. Она была навязана кровавым образом в Латинской Америке, главным образом конкистадорами, ну и не только. Конечно, и в дальнейшем эти страны пребывали в состоянии именно колоний долгое время. Они по сути дела стали независимыми только в XIX веке. Поэтому говорить о нормальном развитии… Их нельзя сравнивать с европейскими странами. Но, кстати, если посмотреть на уровень развития таких стран как Мексика, как Аргентина, как Бразилия, то смею вас заверить, что мы вряд ли можем перед ними как-то очень возгордиться, равно как и Греция и Болгария вряд ли могут. Ещё раз говорю, это всё-таки несколько особый случай. Так же как Соединённые Штаты Америки, где в основном как раз протестантизм. Но это тоже все-таки особый случай. Я не стал его приводить в свою пользу, что, вот, посмотрите на Америку.
Ю.БУДКИН: Говорят, что протестантизм придумали в развитом мире для того, чтобы он стал ещё более развитым.
В.ПОЗНЕР: Ну, почему же так. Есть же люди и очень известные, Мартин Лютер, например, Движение гугенотов во Франции, за что, кстати говоря, их казнили и сжигали на кострах те же самые замечательные католики. Так что это просто другой философский взгляд. И вообще религия это, конечно, совокупность определённых взглядов, которые составляют некое мировоззрение. А Церковь – это та организация, которая берёт на себя право разъяснения этих взглядов, претворения этих взглядов в жизнь. Это совершенно разные вещи. И ещё раз провожу параллель: есть марксистское учение, а есть Партия коммунистическая, которая берёт на себя право толковать это учение. Это то же самое примерно соотношение.
Ю.БУДКИН: Владимир Владимирович, когда вы сказали «одна из величайших трагедий для России – принятие православия», если я точно цитирую.
В.ПОЗНЕР: Да.
Ю.БУДКИН: Многие считают, что эта цитата в свою очередь практически из письма Петра Чаадаева.
В.ПОЗНЕР: Я большой поклонник Чаадаева. Считаю, что это был абсолютно блестящий, если не сказать выдающийся ум российский. Кстати, в этом я вполне согласен с Александром Сергеевичем Пушкиным, который тоже был огромным поклонником Чаадаева. Да, я вполне разделяю его мнение. Кстати, абсолютно русский человек. Потому что мне могут сказать «Познер, он же не русский». Во-первых, Познер – фамилия не русская, во-вторых, он вырос не здесь и всё такое прочее. Но уж Чаадаев, более русского человека, чем Чаадаева найти трудно. И вот он тоже видел в этом трагедию для России.
Ю.БУДКИН: Так Чаадаев ещё одну вещь говорил: «Мы жили и продолжаем жить только для того, чтобы послужить каким-то важным уроком для отдалённых поколений».
В.ПОЗНЕР: Но, к сожалению, не знаю, насколько он был прав, насколько то, как они жили тогда в первой четверти XIX века, послужило уроком. Возможно, он и заблуждался, а может быть и нет. Но его взгляд на православие, на католицизм, на христианство и так далее я совершенно разделяю.
Ю.БУДКИН: Спасибо.
И.ЛАЗАРЕВА: Спасибо большое.
Ю.БУДКИН: С нами на связи был журналист Владимир Познер.
Share

Михаил Моргулис ответил на вопросы телепрограмм “Угол” и “Позиция”

1. В чем главная идея, цель движения Духовной Дипломатии?
“Духовная Дипломатия” – это новая духовно-политическая концепция, которая родилась в 1991 году, после встречи и молитвы в Кремле с президентом СССР М.С. Горбачёвым. Со мной были 17 лидеров американского христианства. Основная доминанта этой уникальной идеи предполагает положительное решения конфликтов между странами и внутри стран с помощью духовных ценностей конфликтующих сторон. Использование такого решения реально не только для политических конфликтов, но и религиозных, этнических, национальных, социальных, всех.
2. Как сумело себя организовать это духовно-политическое открытие?
Для продвижения в жизнь этой новой концепции был создан фонд “Духовная Дипломатия” при патронаже ООН и нескольких комиссий Конгресса.

3. Какими методами достигаются цели Духовной Дипломатии (т.е. что конкретно делается, например, встречи с политическими лидерами, ТВ программы и так далее).
Основное понятие духовного дипломата состоит в том, что он должен постоянно сознавать и помнить: Любой его оппонент и собеседник являются в первую очередь творением Божьим. Представители Фонда встречаются с политическими лидерами мира, руководителями стран. Мы знаем, если мы сможем изменить сердце лидера страны, то появляется огромная вероятность, что изменится ситуация в этой стране. Наши телепрограммы “Духовная Дипломатия” формируют в человеке новое понимание о том, что христианская любовь и терпение самые мощные силы в мире, и они могут остановить конфликты между странами, внутри стран, и в самом человеке.

4. Каковы результаты ваших действий и усилий?
Около 7 лет мы ведём переговоры с правительством Израиля, во время которых излагаем нашу позицию о том что : Евангельские христиане – наиболее верные друзья Израиля. От взаимоотношения Израиля с евангельскими христианами Америки зависит во многом будущее Израиля. У президентов Америки могут быть разные позиции – у евангельских христиан позиция постоянная, потому что она строится на основе Библии. Мы встречались с премьер-министрами Шароном, Натанаягу, членами Кнессета. В Израиле ведутся многие проекты. К примеру, с нашим участием построили уникальный роддом, где рожают израильские и палестинские женщины. Там споров о Газе нет. На Кипре принимали в своё время участие в переговорах между греками-христианами и турками-мусульманами. Спасали пасторов, приговорённых на Гаити к смерти. Много раз бывали в Чечне. Одни из первых пришли на помощь матерям в Беслан. Во Вьетнаме провели встречи с коммунистическим правительством об интеграции евангельских церквей в жизнь страны. Не забудьте, мы также участвовали в решении вопроса об эмиграции евангельских верующих из СССР. Результат знаете -полмиллиона людей живут в Америке. В этом, конечно, участвовали многие люди. Помогает попутно вымирающим индейцам Аризоны и бездомным детям Украины. Организовываем спортивные встречи на самом высоком уровне – верующие баскетболисты NBA – национальные сборные многих стран. Встречались с 5 президентами Америки, а в общей сложности с руководителями 21 страны.

5. Скоро вы открываете во Флориде Всемирный Духовный Центр. Что это, если в нескольких словах?
Это почти 5 акров земли (3 гектара), два здания, бассейн, парк, библиотека, музей славянской евангельской славы. Смысл и цель: использовать это место для встреч христиан-интеллектуалов из многих стран, учённых, богословов, писателей, композиторов, проповедников. Чтобы мы могли оценить прошлое, рассмотреть настоящее, заглянуть в будущее. Чтобы всегда здесь присутствовал Христос. Чтобы во время таких встреч рождались новые мысли, идеи, концепции, которые помогут начать выздоравливать нашему, да, очень больному миру.

Интервью брал Игорь Ковальчук.

Share