Своим признанием Иерусалим обязан американским евангелистам

президент США Дональд Трамп и вице-президент Майкл Пенс

“Сообщество американских евангелистов приветствовало решение Трампа признать Иерусалим столицей Израиля. В этом одобрении есть и мощный религиозный подтекст: евангелисты полагают, что, таким образом, мир приближается к Армагеддону — решающему сражению сынов света и тьмы.

Прежде чем рассуждать о том, что вообще двигало президентом США в его стремлении в одностороннем порядке признать Вечный город израильской столицей, следует повнимательнее всмотреться в антураж Трампа во время его исторического  заявления.

Елка за спиной президента светилась от рождественских украшений, гирлянды с рождественскими игрушками словно превращали транслируемую картинку в рождественскую виньетку, в центре которой помещался сам Трамп и вице-президент США Майк Пенс. Все было тщательно обставлено с таким расчетом, чтобы направить своего рода послание избирателям-евангелистам и их лидерам, что речь идет именно об их победе, а Трамп — это их человек.

Явный посыл Трампа евангелистам доказывал, что он их активный сторонник не только, когда речь идет о внутренней повестке дня, будь то противодействие абортам, назначение судей с консервативными взглядами или поздравление «С Рождеством!», но и в вопросах внешней политики, столь близкой их сердцу.

Не случайно также, что драматическое заявление было сделано в последние дни важной избирательной кампании в сенате, которая завершится в Алабаме в ближайший вторник. Там ультраконсервативный республиканец Рой Мур, бывший судья, а ныне — кандидат в сенаторы от штата Алабама, пользующийся поддержкой бывшего советника Трампа и исполнительного председателя Breitbart News Стива Бэннона, сразится с бывшим федеральным прокурором, демократом Дагом Джонсом.

Положение 70-летнего Мура осложняется тем, что его обвинили в сексуальных домогательствах. Однако все будет решено в последний день, и появление на избирательных участках как можно большего числа религиозных правых избирателей может оказаться решающим для победы Республиканской партии.

Кроме того, отмечается, что заявление Трампа прозвучало накануне визита в Израиль Майка Пенса: предполагается, что вице-президент США пробудет там три дня, с 17 по 19 декабря. Это, безусловно, гарантирует повышенный интерес СМИ к его визиту, так как американский гость будет принят израильской стороной как герой, что несомненно обрадует евангелистов.

Хотя в эти дни много говорилось о влиянии на принятие Трампом решения со стороны американского магната-еврея Шелдона Эдельсона и зятя Трампа, Джареда Кушнера, и о том, что «иерусалимская декларация» может сорвать одиннадцатимесячные усилия по возобновлению мирных израильско-палестинских переговоров, одобрение официального Израиля и американских евреев, сторонников Трампа, похоже, стало главной наградой для американского президента по пути к главной цели.

Трамп проявляет любовь к Израилю еще и потому, что избиратели-евангелисты — его надежный и прочный электорат. Именно они поддержали его в 2016 году больше, чем какого-либо другого кандидата в президенты, что дало Трампу 81% голосов. Такой поддержки, как отмечается, в свое время не было даже у евангелиста Джорджа Буша.

Именно евангелисты, — в том числе Майк Пенс, как главный рычаг их влияния в Белом доме, — были движущей силой «иерусалимской декларации».

Более того, стремление общины евангелистов видеть Иерусалим в качестве вечной и неделимой столицы Израиля основано, прежде всего, на религиозных убеждениях, а не на политических реалиях. Это означает, что Трамп и его окружение, благодаря тем же убеждениям, не боялись ожидаемой насильственной реакции со стороны палестинцев и арабского мира.

Этот ранний рождественский подарок евангелистам был преподнесен администрацией Трампа — пожалуй, самой благосклонно настроенной к евангелистам администрацией за всю историю США, включая беспрецедентное число евангелистов в правительстве. Кроме того, следует добавить сюда еженедельный кружок Белого дома по изучению Библии, на котором присутствует и вице-президент.

Рядом с Трампом находился также и Джей Секулоу, один из его личных адвокатов, мессианский еврей, занимающий весомое положение в общине евангелистов. И Джонни Мур, которого считают главным действующим лицом в свите евангельских советников Трампа. Тот самый Мур, который сказал в интервью телеканалу CNN, что статус Иерусалима является одним из главных приоритетов для сообщества евангелистов, и этот вопрос «уступает по значимости лишь вопросу о судебной власти».

Сделав этот шаг, Трамп «продемонстрировал своим евангелистским сторонникам, что он будет делать то, что говорит», — добавил Мур.

6 декабря, когда прозвучало заявление Трампа, крайне правый евангелистский сайт Charisma News был буквально переполнен хвалебными отзывами лидеров общины евангелистов США.

  «Евангелисты в восторге, потому что Израиль является для нас священным местом, а еврейский народ — наш самый дорогой друг, — сказала пастор Паула Уайт в беседе с Charisma News. — Еврейский народ посвятил себя Иерусалиму на протяжении тысячелетий, гордился этим, защищал его своей кровью, хранил, как сокровище, и сегодня мы радуемся вместе с нашими братьями-евреями».

  Уайт выступала на инаугурации Трампа в январе этого года и принимала участие в громкой церемонии «возложения рук» во время президентской кампании Трампа, в ходе которой 40 евангелистских лидеров и телеведущих молились за его успех.

Бывший губернатор штата Арканзас Майк Хакаби, лидер евангелистов и отец пресс-секретаря Трампа Сары Хакаби-Сандерс, на протяжении многих лет боролся за то, чтобы посольство США перевели в Иерусалим. Он также приветствовал декларацию Трампа, выступая на телеканале, к которому благоволит президент, и отверг опасения того, что решение об Иерусалиме может вызвать насилие.

Однако, чтобы по-настоящему понять роль «богословской компоненты» в поведении Трампа, следует серьезно относиться к своим религиозным убеждениям. Так считает прогрессивный христианский комментатор и эксперт Диана Батлер-Басс. По ее словам, вопрос об Иерусалиме потому так важен для евангелистов, что им необходимо восстановить иудео-христианский контроль над Храмовой горой.

«Почему это так важно?» — спросила в «Твиттере» Батлер-Басс и ответила: потому что восстановление Храма инициирует «конец времени», изложенный в Книге Откровения. Конец времени — это фундаменталистская христианская вера в пророчество о том, что «живые и воскресшие когда-нибудь будут избавлены от Земли Богом, их тела преобразятся на небесах, когда Он изольет свой гнев на оставшихся грешников».

Батлер-Басс утверждает, что «из всех возможных богословских аспектов, составляющих евангельскую базу Трампа, «иерусалимская декларация», пожалуй, самая важная. Трамп как бы напоминает, что исполняет Божью волю в эти последние дни.

«Они ждали этого, молясь за это, — пишет комментатор. — Они хотят войны на Ближнем Востоке. Битвы за Армагеддон, когда Иисус Христос вернется на Землю и победит всех врагов Бога. Для некоторых евангелистов это кульминация истории. И Трамп берет их туда. К обещанному суду, к их верной победе. Праведники предстанут перед Небом; осужденный будет изгнан в адский огонь».

По словам Батлер-Басс, «решение о Иерусалиме — это исполнение библейского пророчества. Дональд Трамп не только действует, выполняя свои предвыборные обещания, но и вводит в бой теологическую составляющую. Евангелисты полагают, что в этом смысле Дональд Трамп — это инструмент Бога, который приближает нас к Восхищению, Суду и Концу. Потому что для них это на самом деле начало — начало их награды и небесного блаженства». Вот почему, полагает Батлер-Басс, вопрос, следует ли считать заявление Трампа провокацией, которая может нанести ущерб делу мира, звучит бессмысленно, поскольку «мир в этом мире не имеет значения».

Для неверующих и христиан иного толка, которым все это кажется весьма надуманным, Батлер-Басс советует обратить внимание на тон церковных проповедей по всей стране, утверждая, что «миллионы американских христиан верят в это и основывают на этом свою веру и самосознание».

Батлер-Басс нашла поддержку в лице евангелистского клирика Джона Хаджи, выступавшего на ток-шоу телеканала CBN News «Вера нации». Хаджи сказал, что «христианам следует заботиться об Израиле, потому что вся Библия, начиная с Книги Бытия, — это документ Бога о еврейском народе.

«Авраам, Исаак и Иаков. Записано в книге Бытия, что Он собирается дать им землю на Ближнем Востоке, и эта часть земли будет за ними навсегда. «Навсегда» означает сегодня, завтра и навсегда», — подчеркнул Хаджи. Он также упомянул о конце времен, отметив: «Я считаю, что в этот момент Израиль — это секундомер Бога для всего, что происходит с каждой нацией, включая Америку, отныне до Восхищения церкви и за ее пределами».

«Восхищение церкви» описывает событие, в которое верят христиане-фундаменталисты и которое наступит в конце времен, когда праведники будут подняты на небеса.

Учитывая популярность Трампа в общине евангелистов и поддержку ими решения о Иерусалиме, небезынтересно отметить, что недавно был проведен опрос 2000 американцев-евангелистов. Результаты показали, что респонденты пожилой возрастной категории выступали куда решительнее в поддержку Израиля, чем молодые.

Иначе говоря, 80% опрошенных, старше 65 лет, считают, что еврейский народ безусловно имеет право на Землю Израиля, по сравнению с 61% респондентов в возрасте до тридцати пяти лет. По результатам опроса было выпущено специальное коммюнике, где отмечалось, что «в целом поддержка Израиля евангелистами значительно снизится в следующем десятилетии, если молодое поколение не воспитывать, делая упор на библейском значении Израиля».

Может быть, и так. Но если события последних дней можно считать показательными, поддержка христиан-евангелистов в том, что касается Израиля, по-прежнему достаточно сильна, чтобы влиять на решения президента США.”

 .

Share

Октябрь. Смертельное чаепитие

Если бы кто-то заглянул той октябрьской ночью в петроградское окно на первом этаже, умилился бы: интеллигенты, пьют чай и, кажется, спорят о философии Бердяева. Но заглянуть в окно нельзя, хозяйка задрапировала его одеялом. Конспирация!

 А мы все-таки заглянем. Потому что в той уютной квартире, под самовар, было принято решение, которое через пару недель обожжет кипятком всю страну, весь мир.

10 октября 1917. Вечер. В квартиру на набережной Карповки спорщики пробирались осторожно, по одному. Они выходили из Смольного, и, подняв воротники, двигались к Петроградской стороне. На заседании Центрального комитета РСДРП(б) настаивал Ленин. Он тайком прибыл в город, в компании Зиновьева, с которым последнее время не разлучался, с ним, милым, жил и в шалаше.

Квартира просторная, но хозяином был меньшевик, Николай Суханов. «О, новые шутки веселой музы истории! – позже напишет Суханов в мемуарах. – Это верховное и решительное заседание состоялось у меня на квартире… Но всё это было без моего ведома». Да, гостей принимала Галина Флаксерман, верная большевичка, жена Суханова. Мужа в тот вечер она попросила домой не возвращаться, муж оказался покладистым.

О Николае Суханове – пару слов отдельно. В 1900 году Толстой написал пьесу «Живой труп». Вдохновило его громкое дело супругов Гиммеров: желая дать жене свободу, муж изобразил самоубийство.  Тогда бы жена смогла вступить в новый брак. Но инсценировка открылась, супругов судили. Настоящая фамилия меньшевика Суханова – Гиммер. Он – сын тех несчастных супругов. Гимназист Коля прочитал в газетах о новой пьесе Толстого, явился к писателю и упросил не публиковать ее. Что Толстой и сделал: «Живой труп» был поставлен Станиславским уже после его смерти. А благодарный Коля даже стал ненадолго толстовцем. И теперь именно в квартире бывшего толстовца встречаются те, кто разнесет к черту страну, заставит сбежать за границу сотни тысяч, в том числе и детей Толстого, скормит миллионы лагерным вшам. Совсем не веселая шутка музы истории, очень злая шутка.

Перечислю собравшихся, как они названы в сухом протоколе. Ленин, Зиновьев, Каменев, Троцкий, Сталин, Свердлов, Урицкий, Дзержинский, Коллонтай, Бубнов, Сокольников, Ломов. О, еще одна шутка: двенадцать человек. Двенадцать, почти поэма.

В столовой уютно: оттоманка с подушками, плетеное кресло-качалка, этажерка с книгами, портреты Некрасова и Салтыкова-Щедрина. И самое главное – большой абажур над столом. Под ним и расселись двенадцать большевиков.

На повестке дня, точней ночи, несколько вопросов, но главный – о текущем моменте. С ним выступает Ленин. Он сбрил бородку и усы, натянул парик. Коллонтай его даже не сразу узнала: какой-то «старичок». Ленин страшно доволен своим перевоплощением. Великий артист. «Старичок» требует восстания и немедленно. Не ждать никакого Учредительного собрания, оружие есть, поднять массы, вперед!

Ленин говорит долго, очень долго. И в этот момент раздается громкий стук в дверь. Бум-бум-бум-бум! Все замерли. Свердлов, который был председателем собрания, поворачивается к хозяйке: «Галина Константиновна, что это?» Она сама в ужасе. Позже расскажет, что была мысль прямо тут застрелиться. Если о заседании узнали враги, если сейчас ворвутся, если Ленина схватят?

В квартире есть черный ход. Еще и поэтому её выбрали для сходки: можно быстро сбежать.

Представим, что так и случилось. Бум-бум-бум-бум! Двенадцать заговорщиков разбегаются. Ленин в испуге драпает из Петрограда. И нет никакой революции. Этот уверенный стук холодной ночью 10 октября мог изменить ход истории. Бум-бум-бум-бум! Галина Флаксерман подходит к двери: «Кто там?»

Нет, ничего не изменится. Пришел ее брат Юрий, тоже верный большевик. Явился из Павловска, сообщить, что их офицерская школа перешла на сторону большевиков. Все смеются. Троцкий приветствует новость торжествующим жестом. Ленин удовлетворенно кивает. Сталин молчит. Коба, «чудесный грузин», вообще помалкивает весь вечер. В протоколе и мемуарах не зафиксировано ни одной реплики. Не зря тот же Суханов потом в послереволюционных записках  назовет его «серым пятном».

Заседание продолжается. А внезапному Юрию Флаксерману нашлось важное дело: он топит самовар для компании. Все уже чертовски голодны, но тут новая проблема: Зиновьев и Каменев высказываются против восстания. Тоже долго и многословно. Их аргументы нам неинтересны, потому что после голосования ясно: десять человек «за» и лишь эти двое – против.

Решено. Безвозвратно.

Коллонтай потом напишет, что тут же все испытали облегчение и с радостью набросились на еду. Юрий Флаксерман стал разливать чай: «Осторожней, Феликс Эдмундович, не обожгитесь!». Давайте изучим меню той эпохальной ночи, это весьма интересно. Хозяйка, Галина Флаксерман, сама все покупала и запомнила его навсегда. «Купила: сыр, масло, колбасу, ветчину, буженину, копчушки (небольшие рыбки), красную соленую рыбу, красную икру, хлеб, печенье и кэкс. Если бы не кончились все мои наличные деньги, – вероятно, еще бы покупала». Икра и кэкс! Нэплохо питались той ночью большевики, нэплохо.

Чаепитие было веселым. Стали беззлобно шутить в адрес Зиновьева и Каменева, те смущенно отмахивались. И теперь это уже просто славная вечеринка. Друзей, коллег, обаятельных интеллигентов. Им бы еще гитару и хором затянуть романс «Не слышно шуму городского». Милые, милые, милые. Оставайтесь за столом, кушайте кэкс, шутите. Не выходите из комнаты.

Но через пятнадцать дней случится то, что чудесные интеллигенты запланировали под абажуром. А мы заглянем еще дальше. Эти милые люди не знают: сейчас, за этим столом они подписали свой смертный приговор. Они уже живые трупы.

Урицкий, как глава петроградского ЧК, будет убит в августе 1918 года, в тот же день, когда случится покушение на Ленина. После чего большевики развернут страшный «красный террор». Свердлову и Дзержинскому посчастливится умереть своей смертью.

Но Коба уже  дожевал свой кэкс. Ему пора высказаться, она же молчал весь вечер. Зиновьев, Каменев, Бубнов, Ломов, Сокольников будут уничтожены в конце 30-х. Троцкий протянет чуть дольше в Мексике, но сталинский ледоруб поставит точку и в его биографии. Хорошо посидели в ту ночь. Крутой заварили чай.

А что же меньшевик Суханов? Он же вообще не при делах, он даже не знал, кто собирается в его квартире. Арестован в 1937, расстрелян через три года. Все-таки нельзя пускать к себе кого попало. И если жена просит дома не ночевать – точно добра не жди.

Странным образом выживут лишь две женщины – Александа Коллонтай и Галина Флаксерман. Почему Коба не тронет их – загадка. Но Юрию Флаксерману, который топил самовар, повезет меньше. Его арестуют в 1937 году, он энергетик, поэтому ясно: вредитель. Отправят на Колыму. В кратких мемуарах Флаксерман опишет работу следователей: накормить голодного арестанта соленой кетой, а потом графин с водой убрать на другой стол. «Встать! Стоять!» И стоять так часами, умирая от жажды, и смотреть на графин. А следак развалился напротив, а следак усмехается: «Что, гнида, пить хочешь?» А потом избиения – до крови и потери сознания. Вспоминал ли Юрий в бесконечные часы пыток тот октябрьский чай, который с добрыми шутками подавал Сталину? Флаксермана выпустят лишь в 1955 году, когда Коба напьется крови и сдохнет.

…Но пока ни один из них ничего этого не знает. Никто их не видит, окно задрапировано. Они сидят под абажуром, смеются и жуют кэкс. А в кресло-качалку присел Коба. Покачивается и молчит.

Share

Гуго Вормсбехер, немецкий писатель и общественный деятель.

Subject: Благодарность за статью

Дорогой г-н Моргулис!

Примите мою глубокую благодарность за Вашу статью «Америка, которую мы потеряли». Считаю ее не только очень нужной для понимания того, что происходит сегодня в США, для понимания феномена Трампа, но и проявлением мужества автора, высоким примером действенной любви к своей стране, своему народу, масштабным выражением заботы о будущем человечества.

У людей неверующих (к которым отношу и себя) могут быть, наверное, разные с Вами представления о движущих силах истории и разные оценки упомянутых Вами исторических событий. Но своей статьей Вы показываете настоятельную необходимость для всех проникнуться тревогой от ведущего в никуда процесса разрушения общечеловеческих ценностей (общечеловеческих на самом деле, а не в их либеральном понимании). Разрушения ценностей, которые, на мой взгляд, выстраданы человечеством еще до возникновения религий, легли затем в основу разных религий, и наиболее концентрированно и полно выражены и закреплены в христианстве. Ценностей, следование которым – через любую религию, и прежде всего опять же через христианство, – не раз спасало мир и человечество.

Масштабные вопросы верности истине, правде, морали в жизни и в отношениях между людьми, народами и странами, поставленные Вами на сегодняшнем этапе истории, не могут не волновать. Несколько лет назад «не смог молчать» и я: в статье «Крымская весна как Новый Завет народам и миру» https://docs.google.com/ тоже попытался показать их значение. Рад сегодня отметить, что в отношении к этим все более цивилизационным вопросам наши взгляды во многом совпадают.

Еще раз большое Вам спасибо за статью (мы разместили ее для наших читателей на странице «Российские немцы – https://www.facebook.com/DieRusslanddeutschen)  и за Вашу такую нужную людям и миру деятельность!

Гуго Вормсбехер,
(Москва)                                                                                 29.08.2017

 

http://wolgadeutsche.net/wormsbecher.htm – Авт. стр. на “Geschichte der Wolgadeutschen”
http://www.proza.ru/avtor/hwormsbecher  – Авт. стр. на  Проза.ру

Share

НА ПРЕДЕЛЕ ВОЗМОЖНОГО!

То же чувство испытываю я, когда каждое утро хочу позвонить  Евгению Евтушенко, а потом вспоминаю, что его на земле  уже нет. И тогда обращаюсь к небесам, и говорю: “Женя, так без вас грустно!”.  И кажется мне часто, что слышу в ответ: “Миша, всё будет хорошо. Ещё не вечер!”  И я продолжаю жить, наполненный его незримым  присутствием  на нашей грешной земле.

Михаил Моргулис

НА ПРЕДЕЛЕ ВОЗМОЖНОГО!
 
 
Мирон Я. Амусья,
профессор физики
В этом мире мне, тем не менее, повезло. Мне достались времена трагические, весьма исторические, главное же, от них осталось сокровенное чувство счастья – уцелел!
Д. Гранин, «Всё было не совсем так», 2010
Человек может верить и не верить… это его дело! Человек – свободен… он за все платит сам: за веру, за неверие, за любовь, за ум – человек за все платит сам, и потому он – свободен! Человек – вот правда!
А. М. Горький, «На дне»,
Монолог Сатина
Нет, и не под чуждым небосводом,
И не под защитой чуждых крыл, –
Я была тогда с моим народом,
Там, где мой народ, к несчастью, был.
А. Ахматова, «Реквием»
 
(Памяти Даниила Александровича Гранина – 01.01.1919-05.07.2017)

Уже много лет, первое, что я делал, просыпаясь после встречи Нового года утром первого января, это звонил в Петербург, чтобы поздравить Даниила Александровича Гранина с днём рождения. Теперь, увы, некому звонить, и такая приятная привычка потеряла смысл. Теперь уже не услышишь ни «Ты где сейчас?», ни, после ответа, всегда приятное: «Приедешь, обязательно заходи!».

Даниил Александрович Гранин

Он писал о своём герое Д.: «Рождение в новогоднюю ночь сказалось на его характере с постоянным желанием начать жизнь по-новому, без вредных привычек». С такими его привычками я не сталкивался, и о них ничего не знал. А вот постоянная тяга к новому, интерес к нему, желание встречи с ним составляли важнейшие черты характера этого человека. Поразительное сочетание – его личная жизнь была весьма устойчива, наполнена внешне однообразной работой, не обновлялась ни разводами, ни сменой жилья или страны проживания, но, в тоже время, была полна очевидного интереса встретить ещё одного человека, узнать что-то новое, взглянуть на многократно виденное совсем по-другому, т.е. даже в старом, привычном увидеть нечто неожиданное.

За время после его ухода из жизни многие уже написали о нём, и было бы бессмысленно повторять сказанное. Да и при жизни он не был обойдён профессиональной критикой, которая несла часто похвалы, совсем нередко – хулу. Но я не критик, а потому избегаю оценок произведений Гранина как литературных, не могу обсуждать степень его новаторства как писателя. Пожалуй, более, чем профессиональная, для меня показательна очень высокая читательская оценка, проявившаяся в том, как быстро и какими тиражами расходились его книги – от первых до недавних, вышедших в последние несколько лет. По Википедии, я посчитал общий тираж его книг. Получилось более семи миллионов экземпляров. Об оценке Гранина как личности и писателя, говорит то множество людей, которые стояли в очереди на прощании в Таврическом дворце, и те сотни их, читателей и друзей, которые собрались на кладбище в Комарово 8 июля 2017.

Данная заметка, поэтому, не столько о Гранине как писателе, хотя своими книгами и статьями о науке и учёных он сделал очень много для развития науки. Он, эта заметка, в сущности, призвана показать, что его смерть, уход человека, столь много уже написавшего и о времени, и о себе, сказавшего городу и миру, казалось, всё, что он хотел и мог сказать, оставила у меня ощущение личной невосполнимой утраты.

Для меня Гранин был, прежде всего, близким человеком и очень яркой личностью, способной своими взглядами и оценками не только влиять на мои взгляды, но и внимательно слушать другую точку зрения, подчас меняя свою точку зрения. Он был человеком очень крупным, который, однако, вместе с миллионами его сограждан, стоял перед сложными вопросами, которые ставила перед ними изменчивая жизнь станы.

До сих пор идут в стране споры, кем же на самом деле был Сталин, управлявший СССР тридцать долгих лет? Это – «наша слава боевая», как формулировалось в годы детства и молодости Гранина, тиран и массовый убийца, как оказалось в его зрелые годы и в старости, или «эффективный менеджер» с досадными ошибками, относимыми к тому лесу, от которого летят щепки, когда его рубят, как рекомендуют считать сейчас? Гранин следовал фактам, и они повелели ему в итоге остановиться на второй варианте – тиран и массовый убийца.

Остался острым и вопрос о друзьях и врагах времён ВМВ. Очень важный из них – как относиться к немцам сегодняшним, да и прошедшим войну? Возможно ли примирение с Германией и немцами даже для человека, который, проведя всю войну на советско-германском фронте, видел все её ужасы? Гранин был первым, или, точнее, одним из первых, кто дал положительный ответ на этот вопрос, притом не только словом, но и делом, когда начал встречаться с немцами, когда уже очень старый, в 2014, выступил в Бундестаге с воспоминаниями о ленинградской блокаде.

Помню, как мы с женой заехали за Риммой Михайловной и Даниилом Александровичем с тем, чтобы вместе отобедать у известного физика, президента Боннского университета. Слова «Советский писатель» сами по себе не были рекламой с точки зрения немца, но его впечатлил очевидный масштаб личности гостя, который в полной мере проявлялся и в застольной беседе. На следующее утро хозяин пошёл в близлежащий книжный магазин, и там, на окраине Бонна, нашёл сразу три книги Гранина, переведённые на немецкий. А дело было ещё в 1991.

Человеку крупному, широко известному, опасно пережить себя, изменить тем принципам, следуя которым он приобрёл эту известность и общественный вес. Примеров такого пережития, за которое стыдно, не счесть. Это и Солженицын, великий писатель и борец за правду, опустившийся до книги «Двести лет вместе», это и Шарон, бывший «Арик – Царь», спаситель Израиля в войне Судного дня, ставший капитулянтом и проведший в 2005 де-евреизацию Газы, это и Шафаревич, известный математик и диссидент, опустившийся до пещерного антисемитизма. Ничего подобного, к счастью, не произошло с Граниным. А ведь время изобиловало, и изобилует вызовами, крутыми поворотами, экзаменуя постоянно на верность себе, своим идеалам и способности им не изменить. Причин и поводов изменить есть множество, включая нежелание кого-то обидеть, лезть не в свои дела, быть кому-то неблагодарным.

Чем ближе к власти, тем труднее дистанцироваться от неё. Получая награды, трудно остаться независимым, притом не только потому, что хочется их получать и далее. Просто есть понятное влияние фактора близости, когда видно не только реальное действие власть имущего, но существует, при взгляде с близкого расстояния, прощающая иллюзия благородных мотивов этого действия. Гранину это неизменно удавалось. Каждый по себе, в своём масштабе знает, как это трудно.

Мне почти 83, есть полная материальная и служебная независимость. Но от страха кого-то ненароком задеть, пусть даже обоснованно, затронуть того, кто может как-то тебе нагадить – крайне трудно избавиться. Не говоря уж об опасениях, что твой длинный язык аукнется, например, сыну или затронет внуков.

Прежде, чем стать друзьями, мы с Граниным пересеклись несколько раз. Первое, заочное пересечение состоялось в 1962, когда я, ещё сравнительно молодой физик, прочитал роман «Иду на грозу», который оказал на меня большое влияние, придав моим невнятным мечтам внятный язык. Мне казалось, что это я «шёл на грозу». Это я смело говорил всесильному Берии: «Я ваших книг по физике не читал. Как и вы моих. Впрочем, по разным причинам». Это я, с улыбкой человека, свободного от страха, просто пренебрегал угрозой Берии: «Я тебе покажу физику!». Это мне казалось, что смогу, если оторвут силой от физики, вернуться туда именно исследователем, а не каким-либо начальником – точно, как это делает герой Гранина.

Первое личное пересечение относится к году 1963-64, когда нас с женой по дороге в Ленинград завёз к Гранину на дачу в Комарово его уже давний, с 1942, друг З. Л. Коминаров, командир батальона (комбат), отец моей жены. Это у него, в том батальоне, Гранин был комиссаром. Я сидел и молча слушал, о чём они говорили. В память врезалась фраза Гранина «А я, Зяма, не люблю, когда меня критикуют». Узнав, что я работаю в ФТИ, он заговорил об известных людях нашего института с хорошим знанием предмета. Побывав у нас, когда работал над «Иду на грозу», он быстро отличил людей, живущих наукой, от тех, для кого карьера и желание «попасть в книгу» было главным.

Первый раз мы пригласили Гранина к себе домой после публикации его статьи «Мои командиры» в газете «Правда» 9 мая 1985 г. Она занимала там полстраницы. Героями статьи были три человека, его командиры в годы ВОВ. Вторым по времени шёл отец жены. Хотелось сказать автору спасибо за память, и я не придумал ничего лучшего, чем пригласить его к нам в гости. К удивлению моей жены, он приглашение принял. Наверное, для Гранина тогда это было просто некоторое проявление свойственного ему интереса к людям.

В день прихода он позвонил и сказал, что отвёз жену в больницу с, насколько помню, гипертоническим кризом, и спросил, приходить ли ему одному. Я ответил, что если он не идёт в больницу, то мы буде рады видеть его у нас. Он обещал прийти. Я был уверен, что он приедет на своей машине, а оказалось, что зимой она у него в гараже. Мы сидели за накрытым столом и ждали, но он не пришёл и не позвонил. Чуть позднее узнали, что произошло. А через почти два года, 18.03.87, в «Литературной газете» появилась статья Гранина “О милосердии”, где он так описал происшедшее: «… со мной приключилась беда. Шел по улице, поскользнулся и упал. Упал неудачно, хуже и некуда: сломал себе нос, рука выскочила в плече, повисла плетью. Было это примерно в семь часов вечера. В центре города, на Кировском проспекте, недалеко от дома, где живу». Однако вместо помощи от прохожих, получил сполна невнимания, грубости, равнодушия, а то и оскорблений – мол, напился до такого состояния, что стоять не может, и весь в крови. Шёл он к нам в гости. А потом неприятный случай из собственной жизни превратил в основу для организации общественного движения «Милосердие».

Второй раз я попытался позвать Даниила Александровича к нам домой после моей лекции «Стратегическая оборонная инициатива» году в 1986, в Доме Учёных в Лесном. Я позвал Гранина с его женой и дочерью. Тема их заинтересовала. После лекции мы намеревались вместе пойти к нам домой, посидеть, поговорить. Он собирался ехать из Комарова, а жена с дочерью – из города. На лекции он не появился. Домой мы шли без него. Опять недоумённое ожидание, разные подозрения. Мобильников тогда не было. Оказалось, что у него сломалась машина. «Всё»,- сказал он мне потом – «ваш дом для меня заговорённый. Будете выходить вы ко мне». Так и было все 30 лет после этого случая.

С того времени, с 1985, веду счёт нашему личному знакомству с Даниилом Александровичем, его женой Риммой Михайловной, умершей в 2004, и их дочерью Мариной. Весьма трогательно, как Гранин помнил своего командира и все последующие годы, фактически, до конца дней. Их совместные фотография есть и в недавно вышедшей книге «Причуды моей памяти», и в юбилейном фотоальбоме «Даниил Гранин LXL» (Фото 1).

Фронтовые друзья — в центре Гранин, справа — отец моей жены

Замечу, что этот юбилейный альбом характерен и тем, что нет в нём фотографий юбиляра с вершителями судеб страны, имеющимися, несомненно, в архиве писателя. Не заметить этого нельзя – выдающихся деятелей культуры – множество, а «вершителей судеб страны и мира» – просто нет. И это тоже проявление жизненной установки – соблюдать дистанцию между собой и властью.

Гранин несколько раз бывал в ФТИ, выступал у нас на семинаре, с некоторыми теоретиками, в первую очередь с проф. А. А. Ансельмом, дружил лично. Замечу, что Гранин восстановил престиж гуманитариев в споре «физики – лирики». Был однажды спор о том, кто принципиальнее. Мы говорили, что «физики», которые в массе поддержали Сахарова, а «лирики» «сдали» Солженицына. Гранин не соглашался. В последующие годы, однако, некоторые действия академии, от крупной премии фонда «Глобальная энергия», взятой себе председателем этого фонда Ж. Алфёровым, до елозенья перед каким-то М. Ковальчуком, изменили ситуацию. Это надо сопоставлять с подписями Гранина на заявлениях, осуждающих антигрузинскую истерию, защищающих Ходорковского, протестующих против моста имени Кадырова в Петербурге, против передачи Исаакиевского собора в собственность РПЦ – всего и не припомнишь, и не упомянешь.

Выступая на своём юбилейном вечере 13.01.09 в Большом зале Филармонии Санкт-Петербурга, Гранин сказал, что надо спасать культуру, надо сохранить то положение, при котором Россия, как и ранее, воспринималась бы страной Толстого и Достоевского. Он сказал, что дела с этим идут всё хуже, и он не уверен, удастся ли ситуацию исправить. Я же полагаю, что так идиллически Россия не воспринималась никогда, что образ неправедной силы и строя печально часто заслонял и заслоняет благостность мировых «властителей дум». Что касается сегодняшнего времени, то всё больше людей, увы, ассоциируют Россию с автоматом «Калашников», ракетами «Катюша» и «Град».

Кстати, полагаю, что спасать надо не культуру или науку, а человека, без которого нет ни культуры, ни науки, спасать в первую очередь от самого себя. Надо его спасать от содержащихся в «Оно» таких черт, как жадность, зависть, трусость. Надо спасать от страха не перед смертью или пыткой – эти страхи понятны, но от страха не угодить начальству, потерять возможность ещё чего-то хапнуть, и забрать себе.

Писатель Алексиевич ввела в употребление очень ёмкое выражение «Время Секонд Хенд». Секонд хенд, что правильно перевести как «бывшее в употреблении» – это нечто давно использованное, сданное на продажу из-за ненужности. Однако для характеристики того, что переживает Россия, мне кажется более подходящим другое название – «эпоха Евроремонта». Для неё характерно проявление ранее открыто не рекламируемых, даже несколько стыдных ценностей. Издавна говорилось – «красиво жить не запретишь!» Конечно, цель жить красиво, обеспечено, благополучно – вполне достойная. Она во многом движет человеком, определяет техническое и технологическое развитие общества. Понятно, что лень и нажива – мощнейшие двигатели прогресса. Но те, кто этот прогресс определяют – научные работники, изобретатели – они-то, герои Гранина и его произведений, равно как и мои, движимы отнюдь не ленью и не жаждой наживы.

Гранин стоял в стороне от овладевшего обществом, включая виднейших деятелей науки и культуры, стремления что-то схватить и присвоить. Хапают далеко за рамками реальной необходимости – квартиры, дачи, яхты, катера, даже отдых в экзотичных местах и т.п. Гранин это всё осуждал и на словах, и на деле. Знаю о его позиции не по слухам – сам многократно бывал у него на квартире в Петербурге и на даче в Комарово, знаю его машину. И квартира, и участок под дачу были получены ещё в далёкие пятидесятые прошлого века. Их практически не коснулась эпоха Евроремонта. Сейчас тяга к улучшению быта застлала глаза множеству видных интеллигентов, и толпа известнейших деятелей культуры спокойно плюёт на неостывшие трупы своих вчерашних принципов и взглядов, ставших просто невыгодными. Сейчас, к примеру, виднейшая актриса не понимает, что не дворец должен украшать её день рождения, а она есть украшение любого дворца в любой день. Без этого понимания она попадает в зависимость от дающего ей этот дворец внаём.

В эту эпоху торжества меркантильности Гранин был вызывающим у меня глубокое уважение исключением. В нём были заинтересованы, он имел огромное влияние в верхних эшелонах власти, был многие годы членом президентского совета – уж точно, в годы президентства Б. Ельцина. Но при этом он не «брал» и не «входил в долю». Ему предлагали сменить свою старую квартиру, совсем небольшую по сегодняшним привластным аппетитам, но он отказывался. При мне как-то звонил ему лидер одной из главных партий РФ, и просил, и я это сам слышал: «Вступите к нам, ничего более от вас не требуется, и пятикомнатные апартаменты в лучшем месте этого города – ваши!» А он продолжал жить там, где жил многие десятилетия, на улице Братьев Васильевых.

Замечу, что в начале 90х, когда Е. Гайдар начал свои реформы, и имевшиеся накопления обесценились, Гранин и его семья испытывали нужду даже в нормальной еде. Я это к тому, что он воистину жил вместе с народом своей страны. Мы разошлись в оценке реформ Гайдара – я видел в них начало беды, а Гранин – возлагал большие надежды. Жаль, что я оказался прав.

Эпоха Евроремонта предполагает жадность, стирает понимание необходимого и достаточного. Так получилось, что некоторые когдатошние сотрудники ФТИ, ставшие с годами богатейшими и влиятельнейшими людьми в сегодняшней России, в самом начале своего пути из науки в «бизнес» предлагали мне быть партнёром. Я предпочёл остаться при своём исходном выборе. Однако иногда, под гнётом почти повального безумия, вдруг начинаю сомневаться в своём выборе: «Не может быть, чтоб все были неправы, а ты один – прав!», – носится в голове. «У тебя квартира – какая-то хрущёвка, а дача по сегодняшним понятиям – не дача, а почти сарай». Однако тут же я неизменно вспоминаю, что вовсе не один, что передо мною есть такой пример антихапежа, как Гранин. И за эту моральную поддержку я ему очень благодарен. Он был абсолютно невосприимчив к бацилле или вирусу, кому что понятней, этого «Евроремонта».Я привожу Фото 2 не столько как пример одной из наших многочисленных бесед, сколько из-за примечательной детали. На этой же детали оператор ТВ в передаче, посвящённой девяностолетию Гранина, сосредоточил внимание. Под ручкой видна облупившаяся краске давно не ремонтированной двери, в комнате вполне обычных размеров. Это вам не хоромы в 200, 300, 400, 500 (кто больше?!) м2 с дизайнерским ремонтом (как же иначе?!), которые даже сдаются, а не только живёт «знать» в современной Москве, как прочитал буквально на-днях.

В России совсем нередко, говоря о крупных людях, корят их за конформизм. Самую резкую позицию занимают при этом «неподкупные Джоны»: мол, берут эти крупные люди у власти премии и ордена, и не разоблачают её при каждом неблаговидном поступке. Гранин умудрялся брать ордена и премии, но не пачкаться от прикосновения, не опускаться до апологетствующей поддержки, которой замарали себя навсегда участники, например, пресловутого списка 511 в 2014 г. Он принимал награды с чётким пониманием, что заслужил их прежде всего у массы читателей. Брал награды, оставаясь в поразительно большой мере свободным и независимым человеком. Награды свои он никогда не носил. Так, я узнал о том, что он с 1989 Герой Социалистического труда лишь недавно, случайно посмотрев статью о нём в Википедии. За последними наградами даже не поехал в Москву. И это было связано не только с трудностями в передвижении. «Захотят наградить – приедут и наградят»,- как-то сказал он. Прогуливаясь в Комарово, он однажды рассказал мне об одной встрече на высшем уровне, и отметил: «Они думают, что нас всех можно купить обедом». Потом эта формулировка появилась и в опубликованном им интервью.

Конечно, «жить в обществе, и быть свободным от общества, нельзя». И влияние даже известного и принципиального критика режима, его возможность этому режиму противостоять не разговорами на кухне своей квартиры, а публично и громко, в значительной мере определяется наградами и должностями, самим режимом выдаваемыми. Не стал бы А. Д Сахаров столь влиятельным диссидентом и известным всему миру защитником прав человека и борцом за мир, если бы он не участвовал сначала на важнейших ролях в создании водородной бомбы, отнюдь не мирного изделия, если бы его не избрали с согласия (или подачи?) власти академиком. Да и то, что он трижды получал от власти звание Героя социалистического труда, укрепляло его международный авторитет, и затрудняло последующие гонения.

Когда на девятый день отмечали уход Гранина из жизни, среди наиболее близких ему людей, кто-то сказал, что Гранин не был диссидентом. По моему мнению, он был им. Сужу на основании содержания его книг и многих личных бесед. Это в первую очередь проявлялось в открытой критике им своих прошлых взглядов, в особенности в превращении «спасителя» Сталина в бандита и убийцу, в отношении к власти, от которой он взял только свою первую (и последнюю) квартиру и участок под дачу ещё в конце пятидесятых годов прошлого века. Проявлялось это и в осознании той гигантской помощи, которую СССР получал от Союзников в борьбе с гитлеровской Германией, т.е. в болезненном пересмотре роли СССР в этой борьбе.

Это тонкое умение, необходимое в первую очередь крупному человеку – выступать против жёсткой, по сути несменяемой и не избираемой власти, сохраняя возможность в то же время говорить так, чтобы быть услышанным многими. Приходится не только говорить, то, что думаешь (бесшабашно, но обычно неэффективно), но и думать, что говоришь. Я всё это, вслед за великим бардом, называю умением «стоять на краю». Вот этим мастерством – делать всё, что можно, на пределе возможностей, Гранин владел в совершенстве. И ему удалось, стоя столько лет вблизи власти, не испачкаться ею, сохранить независимость. За долгие годы нашего знакомства я не столкнулся сам, и не услышал от других буквально ни об одном непорядочном поступке Гранина. Это касается его и общественной, и личной жизни.

Сравнительно недавно Гранин написал Вечера с Петром Великим. Он увлечён Петром, видит в нём достойную правителей модель для подражания. Но, разумеется, он в курсе того, что теперь иные времена. Важнейшим праобразом, о котором теперь на вершине власти говорят высокие слова – «собиратель», «создатель», «объединитель», забывая опричнину или преуменьшая её кровавый след, крупные военные потери – это Иван Грозный. Трудно забыть поучения Сталина, данные Эйзенштейну и Черкасову при создании фильма «Иван Грозный». Как трудно не услышать и сказанное сегодня о Сталине – «эффективный менаджер». Этот «эффективный» за одну войну погубил своих граждан в шесть раз больше, чем погибло немцев. В такой, набирающей силу, линии власти Грозный – Сталин Петру Первому, далеко не либералу, тем не менее, нет места. Это несомненно понимал и знал Гранин, и, тем не менее, сознательно предлагает своего героя как некий образец успешного правителя.

Меня Гранин просто поражал своим интересом к самым разным проявлениям жизни. Помню, как-то раз рассказывал, что в музее «Михайловское» писал гусиным пером Пушкина, ища специфику этого пера. В другой раз сказал, что пытался, следуя примеру Л. Толстого, переписывать свой текст двадцать раз. Но уже после 5-6 раз заметил, что не видит дальнейших улучшений, отнеся это к отсутствию тончайшего литературного слуха, который проявлялся у Толстого при создании его шедевров. Когда пришёл в себя после операции на открытом сердце, Гранин спросил у врача, натолкнулись ли они там на душу. Врач шутки не поддержала, и сухо ответила, что сердце – всего лишь насос, вокруг которого накручено слишком много эмоций. Знаю, что ответ этот пациента не убедил.

Гранина интересовали самые разнообразные люди, и круг его знакомых был очень широк. Он был любознателен и требователен. Я испытывал это на себе. Его интересовало, чем я занимаюсь, как идут дела (Фото 3). Но стоило ответу стать формальным и пустоватым, как он проявлял недовольство, говоря: «Я спрашиваю, не сколько написал, а что интересного получил или узнал»

Вообще, научные работники, отнюдь не только соседи по «Комарово», занимали среди его знакомых значительное место, упоминались часто в его книгах, становились их героями. В книге «Зубр», вышедшей в 1987, её автор решительно вмешался в спор вокруг биолога Н. Тимофеева-Ресовского. Многие по следам ВОВ считали его предателем. Гранин разобрался в истории жизни своего героя, и фактически реабилитировал его. Вспоминаю комментарий в книге к известному факту: академик Л. Арцимович отказался пожать Тимофееву-Ресовскому руку. Описывая это, Гранин замечает (цитирую по памяти): «Если бы он знал, как быстро мы научимся пожимать истинно бесчестные руки». До этой книги даже среди крупных учёных совсем не редко в предатели зачисляли всех «невозвращенцев». Помню, как удивил Я. Зельдович, который в статье о своей Холодной модели вселенной в «Успехах физических наук» назвал Г. Гамова, физика, сбежавшего из СССР, «человеком жалкой судьбы». Но вскоре опыт подтвердил Горячую модель Гамова, а не Холодную – Зельдовича. Какой же он человек жалкой судьбы, если три его открытия заслуживали Нобелевской премии!

В 1974 Гранин написал повесть о биологе А. Любищеве «Эта странная жизнь», выделив во всём его творчестве работы по тщательному учёту и экономии времени. Мой двоюродный дядя И. Д. Амусин, лично знавший Любищева, вступил с Граниным в спор, подчёркивая, что автор сконцентрировался на второстепенном. Героя повести я не знал, но ко многому в «системе Любищева» пришёл сам, и вижу в ней важнейший фактор повышения эффективности не только технической, но и творческой работы. Метод Любищева, открытый массе людей повестью Гранина, считаю заслуживающим признания и использования.

Примечательно, что важность индекса цитирования, сейчас одного из основных формальных показателей деятельности научного работника, отмечалась Граниным в одной из его повестей уже очень давно.

В Комарово мы ходили и гуляли вдвоём. Он говорил домашним: «Вы тут посидите, а мы с Мироном погуляем». Как правило, без посторонних встречались мы и в Петербурге.

Много говорили с ним об Израиле, которым он очень интересовался и который посещал не один раз. Он восхищался достижениями страны, но как-то сказал о его извечной провинциальности. Я в ответ спросил, почему уже тысячелетиями всё, что происходит в этой «провинции» потом определяет судьбы всего мира? Эту особость, если к ней подходить вне религии, крайне трудно понять. Поразительно, что каждый день показывает эту специфику Израиля. Например, наезды террористов на пешеходов начались там, а теперь охватили уже много других городов и стран.

Разговаривая о многом, мы не касались, однако, вопроса смерти – только как-то раз Гранин привёл им же написанное – «человек изначально приговорён к смертной казни без какой-то вины. Она лишь откладывается, но никогда не отменяется. Это не хорошо, это несправедливо». Всё другое – политика, наука – обсуждались. Мне было интересно и ответственно, от того и трудно с ним, ему, видно, тоже было любопытно со мной.

В момент драматичнейшего поворота в истории России, происшедшего в самом начале 2014, в период почти всеобщего безумия, Гранин понимал всю опасность и цену, которую страна заплатит за происшедшее. Его подписи не случайно не оказалось среди тех 511, что одобрили действия власти. Не было её, правда, и среди тех 120, что открыто выступили против. Я тогда в сердцах сказал ему по телефону: «Спасибо, что вашего имени нет среди этих 511 негодяев». И в личных беседах, да и в некоторых интервью, он не скрывал, что близок к тем 120, что рискнули возразить власти.

Незадолго до смерти он получал в Константиновском дворце Государственную премию за гуманитарную деятельность. Встав с места, он и шага не сделал в сторону награждавшего его президента России, не нагнулся, не лез обниматься, отвечая на объятия. Он стоял, как столб, (или столп?!) (понятно, болят ноги), но нашёл силы самому пойти к микрофону и трибуне для ответного слова.

Не скрою – я надеялся, что он доживёт до столетия. Для такой надежды были основания. Гранин старел красиво, без следов дряхлости и потухающих глаз. Он оставался интересным рассказчиком, и потрясающим слушателем, по-прежнему впитывая, как губка, новости современной физики, интересовался политикой.

Даниил Александровича последние годы испытывал нарастающие трудности с ходьбой, он не испытывал ни малейших трудностей с думаньем, да и писанием. Я ждал его столетия, рассчитывал сам дожить до этой даты, и думал, что он с Мариной пригласят нас с женой отпраздновать юбилей, как это было и на девяностолетие.

Мне очень хотелось в 2019 подписать, как и в 2009, договор с Международным благотворительным фондом имени Д.С. Лихачёва. Пусть он, подобно тогдашнему, обязывал бы «граждан Амусья Мирона и Анэту принять участие в международной юбилейной конференции, посвящённой 100-летнему юбилею Д.А. Гранина в Санкт-Петербурге в январе 2019 г., и сдать работу по договору к чётко

ному срок

Я твёрдо решил выступить на юбилее в 2019, не повторяя оплошности 2009. Помню, что, когда писал своё выступление для предполагаемого выступления на девяностолетии Гранина, сделал это за полчаса. А вот заметка в память о человеке, сыгравшем столь важную роль не только в моей жизни, но и, без преувеличения, жизни всей большой страны – двигалась медленно, и давалась мне с большим трудом. Считал нужным подвести итог его жизни. А она, эта огромная жизнь даже в известной мне части всё не сводилась, и не свелась к короткому итогу – оказалась слишком велика для этого.

Тогда, в 2009, вышло не очень хорошо – писателя, столь много сделавшего для развития физики, видные представители этой науки прилюдно не поздравили ни в наполненном до отказа Большом зале Петербургской филармонии, ни в сравнительно узком кругу на банкете. Сам я, хоть и имел текст, влезть на трибуну не решился. Так больше никогда не будет, решил я, и начал мечтать о столетии. Судьба, однако, распорядилась иначе. Выступил с несколькими словами на прощании, на кладбище в Комарово. Теперь данной заметкой его памяти пытаюсь заменить предполагавшееся выступление в 2019.

ПС. При его жизни, я не ссылался на Гранина, как на собеседника, читателя некоторых моих заметок и автобиографической книжки «Полвека в физтехе», с упоминанием его имени. Но он несколько раз фигурировал в моих заметках как “Мой именитый друг».

 

Санкт – Петербург

Share

ОТЗЫВЫ МИХАИЛА МОРГУЛИСА  О ЛЮДЯХ, КОТОРЫХ ОН ВСТРЕТИЛ.

Share

Подвиг красотки  Мэри, праведницы

podvig-krasotki-meri-pravednicyАмериканка Мэри Джейн Голд была хороша собой и богата. Она красиво прожигала жизнь на курортах Европы, пока в мае 40-го по дороге из Парижа в Марсель не увидела еврейскую девочку, которую выволокли из поезда нацисты. В течение следующих 13 месяцев ей удалось вывезти в США более двух тысяч евреев. Возглавлявший миссию «американский Шиндлер» Вариан Фрай позже называл список спасенных не иначе как «списком Мэри Голд».
После окончания Второй мировой войны она, урожденная американка, переехала во Францию и поселилась в большом и уютном доме на французской Ривьере. Там она тихо и спокойно прожила всю оставшуюся жизнь, созерцая мирный Лазурный берег, бывший когда-то для нее настоящим полем битвы за еврейские жизни, за будущее людей, которых она переправляла в Америку, спасая от нацистов. Имя Мэри Джейн Голд, ушедшей из жизни 5 октября 1997 года, конечно, куда менее известно, чем имя Вариана Фрая, признанного Праведником народов мира за спасение евреев в годы немецкой оккупации Франции. Она была лишь одной из помощниц Фрая, которого называют американским Шиндлером за спасение более чем двух тысяч евреев, вывезенных из оккупированной немцами Франции. Только вот сам Вариан Фрай называл этот список спасенных не иначе как «список Голд», благодаря финансовой поддержке которой и удалось спасти эти тысячи жизней.
Итак, после вторжения немецких войск на территорию Франции и шестинедельного сопротивления нацистским захватчикам в июне 1940-го Париж пал с подписанием французским правительством пакта о капитуляции. Франция, как известно, была разделена на две части, одна из которых вместе с Парижем была оккупирована, а другая, южная, управлялась правительством коллаборационистов маршала Петена с центром в городе Виши. Один из пунктов пакта о капитуляции требовал высылки в Германию евреев и антинацистски настроенных граждан других национальностей.
В связи с этим тысячи людей, в первую очередь, евреев, в том числе беженцев из разных стран, до этого укрывавшихся в Париже, бежали в «свободную» южную часть страны, надеясь найти там спасение или возможность эмигрировать в Америку. Вот только на месте оказалось, что вишистское правительство не только не торопилось оказывать им помощь в выезде из страны, но и, ревностно исполняя все распоряжения нацистов, наоборот, активно разыскивало по всей стране ученых, художников, писателей, значившихся в «черных списках» нацистов.
Когда же от чудом добравшихся до Америки первых беженцев американским властям стали известны фамилии этого «черного списка», то пусть не сразу и со скрипом, но были собраны деньги и получены разрешения на выдачу срочных виз. С этим списком из двухсот имен и тремя тысячами долларов на организационные расходы по их переправке в Штаты в августе 40-го в Марсель прибыл непримиримый антифашист Вариан Фрай. Марсель в то время был центром сосредоточения многих беженцев, отчаянно пытавшихся получить визы в американском консульстве. Естественно, их было куда больше, чем двести человек – их были тысячи. По прибытии же Фрай понял, что вывезти даже тех, за кем он приехал, в одиночку не получится: визы не принимали без французского разрешения на выезд, которое, в свою очередь, основывалось на одобрении нацистов. В такой обстановке без верных помощников и единомышленников Фраю было не обойтись. Помощь Фраю окажут десятки людей, и каждый из них заслуживает отдельного восхищения. Одной же из первых пришедших на помощь была Мэри Джейн Голд.
Родилась она в 1909 году в очень богатой семье в Чикаго. Откровенно говоря, в жизни юной Мэри не было не то что глобальных, но и мало-мальски актуальных для большинства людей целей. Все они уже давно были достигнуты отцом семейства, состояние которого оценивалось в неприлично больших суммах. А потому, лишь только окончив школу и не видя смысла в получении дальнейшего образования, красотка Мэри Джейн сосредоточилась на том, чтобы прожигать свою жизнь красиво. В 20 лет она переехала в Европу и, ненадолго останавливаясь на отдых то в Лондоне, то в Париже, месяцами путешествовала на пилотируемом собственном самолете, живя в самых роскошных отелях. Так продолжалось целое десятилетие, пока в мае 40-го, вернувшись после очередного посещения очередного курорта в свою парижскую квартиру, «золотая» девочка не поняла, что настало время покидать охваченную войной Францию и возвращаться в Америку. Уже на следующий день она оказалась на переполненном вокзале в ряду тысяч других людей, покидавших Париж в надежде спастись от немецкой армии.
Мэри Голд направлялась в Марсель, намереваясь оттуда начать свой путь к берегам Америки. Документы ее были в полном порядке, место на корабле тоже уже было давно забронировано. Но по дороге в Марсель проводившая до этого время в богемных и знатных кругах девушка обратила внимание на людей обычных. Увидела, как на каждом контролируемом фашистами пропускном пункте от этих людей отделяют группы, которым уже было не суждено продолжить путь. В большинстве своем это были евреи. Много позже в своих мемуарах она признается, что несмотря на благодарность сотен тех, кому она помогла, ее каждый раз охватывает чувство вины, когда в памяти всплывают слезы маленькой еврейской девочки, которую фашисты нашли спрятанной между сумок и, не дождавшись ответа на вопрос: «Чей ребенок?», вывели из поезда.
«Виню себя до сих пор, что не выкрикнула тогда: “Мой!”, не вырвала ее из их рук и не прижала к себе, – говорила она. – Не сделала даже попытки спасти ее, сама мысль об этом пришла уже с опозданием, когда я смотрела на нее уже через окно вагона». Возможно, взгляд этой девочки и толкнул Мэри Джейн на дальнейшие подвиги. В Марселе у ворот американского консульства Голд увидела уже сотни еврейских детей в толпе безнадежно пытавшихся получить разрешение на выезд из Франции. Там же, в Марселе она познакомилась и с Варианом Фраем и, узнав о его миссии, тут же присоединилась к поиску тех 200 человек, на чьи имена были выданы визы. В основном, это были люди искусства: скульптор Жак Липшиц, художник Марк Шагал, философ Ханна Арендт и другие. Когда же все они были найдены и переправлены за пределы Франции, речи о прекращении работы даже не шло.
Список полнился новыми фамилиями, известность которых не имела никакого значения и не требовала утверждения кем-либо. Финансирование же этой деятельности Мэри Джейн практически полностью взяла на себя. Это она сняла большую виллу в пригороде Марселя, где прятались люди, ожидающие отправки из города. Это она подкупала консульства разных стран, выдававшие за деньги паспорта без лишних вопросов. Даже с марсельскими гангстерами, переправлявшими евреев через границу лишь по им известным контрабандным каналам, вела переговоры именно она, она же и оплачивала их «услуги».
Работа в сотрудничестве с Варианом Фраем, за время которой в Америку удалось отправить более 2000 евреев, продолжалась плоть до ноября 1941 года. Потом Фраю отказали в продлении международного паспорта, и ему пришлось вернуться в Нью-Йорк. Много позже правительство США признает, что деятельность Фрая и его команды не получила в то время должной государственной поддержки.
Что касается Мэри Джейн Голд, то вернувшись в Америку, она не только не требовала признания своих заслуг, но даже и не рассказывала об этих 13 месяцах работы в Марселе. Не искала она славы и во Франции, куда переехала сразу же после окончания войны. Свои мемуары она опубликовала лишь в 1980 году под заголовком «Марсельский перекресток 1940 года». В них она не стала ни затрагивать вопрос о потраченных ею суммах, ни подсчитывать точное количество спасенных с ее помощью. Подробности всего уже и так будут давно известны со слов Вариана Фрая, выпустившего свою первую книгу еще в 1942 году. Просто станет окончательно ясно, кому сам Фрай посвящал особые слова благодарности и почему он, Праведник мира, называл список спасенных не иначе как «списком Голд».
Алексей Викторов

 

Share

ПОСЛЕДНИЙ ШАНС АМЕРИКИ.

daet-poslednij-shans– Америка – это последний шанс, который история земли дала нам, homo sapiens, как виду, в нашем развитии, – вещал профессор, вышагивая по кромке тихого океанского прибоя. – Триста лет назад она открыла этот материк для тысяч самых авантюрных, предприимчивых и сильных особей человеческого рода, чтобы они, вырвавшись из европейской феодальной цивилизации, создали здесь новую – цивилизацию демократии. И они сделали это! Буквально на голом месте, среди джунглей, болот и прерий, с помощью индивидуального предприминимательства и свободной конкуренции, они создали самую богатую, мощную, комфортную и сытую страну. Sky is the limit! – у нас нет ничего невозможного, вы можете добиться всего, чего захотите! – это был их девиз. Да, у нас есть нищие! Но у нас есть богатые, которые еще вчера были нищими, а сегодня у них из водопроводного крана течет минеральная вода! Принимая бедных и голодных со всего мира и работая в поте лица, мы доказали эффективность закона о выживании сильнейших, заслужили этим поддержку Высшего Разума, и в начале XX века этот Высший Разум допустил нас к открытию радио и телеграфа, двигателя внутреннего сгорания, а затем и ядерной энергии. Он просто осенил,  о семенил человечество этими открытиями. Если до этого история homo sapiens развивалась медлительно-эволюционным путем и ползла, как на перекладных, то с начала XX века она понеслась скачками и галопом от одного великого открытия к другому, от простой морзянки к Интернету, от винтовых аэропланов к космическим кораблям и от пенициллина к генной инженерии.

Никогда, обратите внимание, никогда процесс технического развития земной цивилизации не осуществлялся с такой скоростью! Только когда на земле возникла цивилизация, способная употребить эти открытия в цивилизованных целях, только когда мы достигли понимания, что мир выгодней и полезней войны и массовых убийств, нас подпустили к использованию ядерной энергии, генной инженерии и другим могучим силам природы. Сегодня Америка – это страна высочайших технологий и революционных открытий, способных спасти человечество от голода, тектонических катаклизмов, встречи с космическим астероидом и даже от ядерной зимы.

Но ничего этого не случится! Человечество профукало этот последний шанс и обречено на гибель! Стоя буквально в двадцати – тридцати годах от перехода из животного существования к цивилизации высоких технологий и господству интеллекта над низменными инстинктами, человечество опять – в который раз! – поскользнулось на элементарном благодушии и трусости сытых – на том, от чего погибли все прежние цивилизации. И дело вовсе не в этих ничтожных арабских террористах! – усмехался профессор. – Как видите, у нас хватило оружия и решимости за двадцать дней разнести к гребаной матери все их Тора-Бора и прочие пещеры с дикарскими названиями. Если потребуется, мы можем снести с лица земли не только эти пещеры, но и сами горы, даже Гималаи. Разрушать не строить, и нет технических препятствий к разрушению даже целых материков! Арсенала нашего оружия хватит и на большее!

Однако нет никакого оружия против собственной глупости, трусости и благодушия! Сначала бацилла велфера, этой британской разновидности социализма, надломила закон о естественном отборе сильнейших, и миллионы лентяев, неучей, дегенератов и наркоманов, обреченных на вымирание, вдруг получили идеальные условия массовой инкубации за счет общества. Еще миллионы стали слетаться сюда со всего света, чтобы тут же сесть нам на шею, в некоторых аэропортах мира даже висели плакаты: «Лучшие условия велфера в США – в таких-то и таких-то штатах»! И полвека продолжалась эта вакханалия пожирания трутнями здоровой плоти общества. Только четыре года назад либералы спохватились и согласились сбросить эту удавку с общества, но это уже не остановило процесс. Как акулы, которых молодые идиоты приучили к дармовому мясу, тут же перестали ловить себе рыбу на пропитание, а набрасываются теперь на людей с требованием кормить их, так и развращенные велфером поколения иждивенцев, войдя во вкус, требуют себе все новых привилегий.

И общество продолжает откупаться от этого все более и более агрессивного балласта, бросая ему в качестве откупа уже не только продукты питания, бесплатное жилье и медицинское обслуживание, но и органы управления самим государством!

Да, да, мой дорогой, – сердито говорил профессор, – вы тут приезжий, вы не сталкиваетесь с нашей бюрократией, но зайдите сегодня в любой государственный офис и у вас потемнеет в глазах – они выглядят и работают так, словно вы попали в Эфиопию или в какую-нибудь Гвинею! Такой чудовищно наглой, бесцеремонной и издевательски медлительной бюрократии нет, я уверен, даже в России! Попробуйте дозвониться хоть до одного правительственного офиса – вы не дозвонитесь никогда, они оградили себя автоответчиками, как стеной! А некоторые уже взяли на вооружение новейшие изобретения, и вы можете услышать феноменальное требование: если вы хотите, чтобы вам ответили человеческим голосом, сообщите номер своей кредитной карточки, мы взыщем с вас пять долларов, и после этого с вами будут разговаривать. И это – правительственная организация!

Вы скажете, какое это имеет отношение к велферу? Самое прямое: сегодня все функции государственного организма осуществляют те, кто вчера сидел на велфере, или относятся к этой службе как разновидности велфера. Да, да, в государстве, которое основано и построено белыми людьми,осуществляют власть все, кроме белых! Посмотрите, в чьих руках департаменты образования наших детей – в испанских! Причем не испанских из Испании, страны Сервантеса и Колумба, а из бывших испанских колоний, из Пуэрто-Рико, Коста-Рики, Ямайки, Кубы и Мексики! Их здесь уже столько, что они отказываются учить английский язык и сделали испанский вторым государственным языком страны!

А почта? Вы знаете, что еще двадцать пять лет назад почту у нас доставляли два раза в день – в восемь утра и в три часа дня?! Точно, как часы! И любое письмо с западного побережья на восточное шло максимум два дня! А в Нью-Йорке любое письмо приходило назавтра! Куда это делось? Стоимость почтовых отправлений возросла в пять раз, а письма теперь доставляют раз в день, и письмо из Лос-Анджелеса в Нью-Йорк идет пять дней! И это при том, что основная масса корреспонденции уже давно идет по факсам и электронной почте! Так в чем же дело? А в том, дорогой мой, что почта – это тоже государственная служба! То есть все равно что велфер…

Хотите еще пример? Пожалуйста! Возьмите нашу Службу эмиграции и натурализации, посмотрите, как они работают, и у вас отпадут все вопросы! Потому что эта служба уже вся африканская! И для них синекура американской государственной службы, с которой невозможно уволить, но за которую платят от 30 до 70 тысяч долларов в год плюс все медицинские страховки, стала вторым велфером – они не работают, а делают нам, белым, одолжение тем, что просиживают там свои задницы! Мы, оказывается, должны лизать им жопы и кормить их до скончания века только за то, что привезли их предков в Америку и заставили работать на плантациях. Да, привезли и заставили! Но именно поэтому их потомки сегодня кайфуют и процветают в Америке, а не гниют от СПИДа в своих африканских джунглях!

Однако – нет! Оказывается, орут их демагоги, это их предки, будучи рабами наших предков, построили нам Америку! Чушь! Рабский труд – самый непроизводительный, именно потому человечество с ним распрощалось. К тому же если они такие прекрасные строители, то почему они не построили такую Америку в Африке?

Однако фрейдистский комплекс мести и зависти к белым людям выгрызает им души, превращает каждое ваше посещение наших государственных учреждений в пытку и унижение, и этот черный расизм уже довел нас до того, что белому стало трудней поступить в университет, чем черному, белому трудней получить государственную службу, чем черному, и даже въехать в Америку белому эмигранту куда трудней, чем арабскому террористу!

Да, представьте себе, на нашем главном КПП – в Службе эмиграции и натурализации белой Америки – уже практически нет белых людей!

Поймите, я совсем не расист. Среди студентов нашего университета масса черных, испанцев и даже мексиканцев! И все они замечательные спортсмены, а многие и вообще толковые ребята, Но это не значит, что я не вижу, как страна, основанная, построенная и достигшая своего расцвета благодаря бешеной, воистинуамериканской  работе белых европейских колонизаторов, темнеет на глазах, африканизируется, мексиканизируется и психически велферизируется. Словно коммунизм, сдохнув в вашей стране, видоизменился и перетек к нам сюда, в США, чтобы, как птица Феникс или как Робокоп, возродиться здесь! Да, да, Америка строит коммунизм, как это ни парадоксально! Потому что велфер – это социализм! Государственная бюрократия – это социализм! Всеобщее принудительное страхование – это социализм! А наступающая власть плебеев над интеллектуалами – это коммунизм!

Конечно, вы скажете: как же так? Посмотрите вокруг! Эти роскошные дачи, пляжи, отели, небоскребы – разве они не принадлежат белым? А Уолл-стрит? А банки? А Капитолий? А вся экономика?

Друг мой, мы строили Всемирный торговый центр шесть лет и восемь месяцев, а он рухнул на наших глазах за час сорок восемь минут! Всего за полтора часа от усилий, талантов и денег самых лучших в мире архитекторов и строителей остались только миллион двести тысяч тонн руин и обломков. И сделали это каких-то девятнадцать зомбированных арабов!

Нашу великую, могучую и прекрасную Америку мы строили двести с лишним лет, но нам достало одного президента Клинтона, чтобы все это замечательное строительство потеряло свою основу: европейско-американское отношение к труду. При нем страховые компании гигантской грудной жабой уселись нам на грудь и душат нас уже совершенно бесконтрольно; при нем экономика превратилась в гирлянду мыльных пузырей, а фондовые рынки стали «полем чудес» жулья и очковтирателей; он обрушил в грязь даже имидж самого президентства, а войну с Югославией употребил для прикрытия скандала с Моникой Левински. Ту Америку, которую великий Рональд Рейган поднял из пропасти картеровского правления и вознес на уровень сверхдержавы, Клинтон за восемь лет развратил и испоганил.

Так мы – сами – помогаем тунеядцам гробить свою страну. Да, пока что и на Уолл-стрит, и на Капитолийском холме, и в Белом доме у нас еще держится белая интеллектуальная элита. Но в стране, где белое население стало меньшинством, в стране, где каждые десять лет население увеличивается на 30–40 миллионов мексиканцев, мусульман и пуэрториканцев, эта элита – ради своих мест на верхушке власти – уже вынуждена заискивать перед африкано-испанским электоратом. И не за горами то время, когда этот электорат сожрет ее.

И то же самое происходит в Европе! Англию, Германию и Францию наводнили эмигранты, французы уже боятся арабов, немцы – турок, а русские – чеченцев. Со времен открытия огня все изобретения, движущие прогресс, сделаны в северном поясе и северными народами, но мы оказались не способны защитить эти открытия – наши корабли взрывают арабские фанатики, наши самолеты похищают палестинские варвары, и наши пентагоны и торговые центры атакуют саудовские самоубийцы. Цивилизация homo sapiens создавалась сорок тысяч лет, но она рушится, как рухнула цивилизация атлантов…

Однако те, кто угробит Америку, слепцы, дикари и тупицы! Они не успеют насладиться своим идиотским реваншем. Потому что американская цивилизация – это воистину последний шанс, который Высший Разум дал нам, homo sapiens, как виду. И как только Он увидит, что человечество этот шанс загубило, Он в досаде и гневе просто утопит нас всех – вместе с нашими церквями, мечетями и синагогами, Интернетом и космодромами, Уолл-стрит и Голливудом, материками и островами, как утопил Он в свое время Атлантиду вот в этом Атлантическом океане, а до нее – цивилизацию лимурийцев… – Профессор вдруг повернулся ко мне. – Вы не думаете, что и эти акулы, и жуткие наводнения последних лет, и ураганы – это все предупреждение нам, homo sapiens? Кстати, вы знаете, что Стивен Спилберг начал съемки фильма о том, какой будет Америка через пятьдесят лет? Причем с Томом Крузом в роли главного героя – полицейского. Спилберг собрал целую команду социологов, футурологов и градостроителей, которые строят ему Вашингтон 2050 года! Понимаете, какой это бред? Я-то после «Списка Шиндлера» считал этого Спилберга трезвым реалистом, а он просто образец либерального благодушия! Белые полицейские в Вашингтоне через пятьдесят лет?! Да в Вашингтоне уже сейчас белые не живут! А через пятьдесят лет не только в Вашингтоне, но и во всей Америке не будет никакой полиции – ни белой, ни черной, ни желтой! Через пятьдесят лет по этому пляжу будут снова ползать крокодилы, а на пальмах скакать обезьяны. А все эти дома обвалятся еще раньше, как обвалились и утонули в песках те города, которые израильтяне построили в Эйлате, а потом вместе с Эйлатом отдали Египту…

Share

КРИЗИС ЦИВИЛИЗАЦИИ: ЧТО ДЕЛАТЬ?

Михаил Моргулис

spenglerВ 1918 году немецкий философ Освальд Шпринглер написал пророческую книгу “Закат Европы”. Он считал, что мировая война – это начало агонии европейской цивилизации. Его ненавидели нацисты, потому что они верили, что их идеология принесёт Европе расцвет.

Шпринглер утверждал, что каждая цивилизация переживает периоды детства, юности, возмужания и старости. Смысл истории состоит в том, что эти цивилизации сменяют друг друга, вырастают друг возле друга, соприкасаются, оттесняют и подавляют друг друга.  В каждой цивилизации существует период расцвета и период упадка. Каждая цивилизация имеет свою душу, на первом этапе эта душа порождает язык, вероучения, искусство, науку и государство, на втором этапе душа внезапно коченеет, что приводит к упадку и гибели цивилизации. Молодые цивилизации расцветают как безродные дикие цветы в поле, старые цивилизации напоминают гигантские высохшие деревья, на которых в огромном количестве  гнилые сучья.Шпрингер  перечислял черты упадка цивилизации:

«Омассовление», когда возникают огромные города, а деревни умирают.

Признак современного горожанина – это новый кочевник и безбожник, для него главное – это деньги и власть, а не героические мифы и патриотизм.

Перед гибелью цивилизации  возникают войны за мировое господство

Во главе многих государств встают тираны.

Происходит массовое перенасыщение техникой и технологией.

Decline_of_the_West_1922Пессимистический прогноз Шпенглера для Европы состоял в том, что Европу ожидает упадок и гибель на фоне радости новых народов и чужеземных завоевателей. Сейчас, та  малая часть мира, которая не похожа на страуса, запрятавшего от опасности голову в песок, понимает, что закат Европы  близок. Мир уже потемнел, солнце почти закатилось за горизонт. В темноте возникают существа, похожие на людей,но у них цели в жизни не человеческие,и поэтому, они бомбами, ножами, пулями уничтожают обычных людей и себя.

Самые умные люди понимают, что Европа скорее всего погибнет первой, нона очереди будут другие страны и континенты. Умные понимают, что сегодня происходит не война религий или национальностей, а война цивилизаций. Претендующие на роль новой цивилизации массы существ  – это уродливое явление, родившееся из тьмы прошлого, желающее вернуть мир в тёмное прошлое, в мир рабства, унижений, смерти, уничтожения  мысли и человеческой  свободы. Парадоксальность ситуации состоит в том, что рвётся к обладанию миром не новый юный народ, а народ достаточно древний,дарившийкогда-то всплески науки и культуры, но  заодно принёсший  страшные опустошения  и рабство. И вот в этом противоречивом народе объединённом одной религией возник  свирепый мутант, заставляющий жить в страхе основную часть своих единоверцев и  все другие народы. Они то, люди-мутанты и представляют  ударную силу тьмы в борьбе цивилизаций. Их гораздо меньше, чем  их мирных единоверцев, но мирные боятся их,  тех, кто убивает своих, если они их не поддерживают.

Парижские и бельгийские теракты, это продолжение перманентной войны цивилизаций.

Я утверждаю, и это понимают люди, которые не страусы в песке, что человек не боящийся смерти, неуправляем. Им невозможно манипулировать. Личность не боящаяся смерти не подчиняется никому, кроме вошедшей в него идеи, в форме кровожадной, разъедающей душу бациллы.Поэтому, обычный человек, оберегающий свою жизнь обречён на поражение. И как это не страшно звучит, смиренная гладкая Европа  находится перед лицом гибели.

Есть пословица: Танцевали, веселились, подсчитали – прослезились. Европа расплачивается за принесённое в сознание людей  слово «толерантность». Прекрасное слово, которое изуродовали до такой степени, что оно стало символом начала гибели Европы, а значит почти всего цивилизованного мира. Как бы красиво и патетически не говорили  некоторые представители западного общества, но именноих призывы  и слюнявая леволиберальная  позиция стали могучим импульсом для того, чтобы  явление вышедшее из тьмы начало агрессию против нашей цивилизации.Люди отравленные полулиберализмом-полукоммунизмом не понимали, что  мало призывать к равенству и свободе, но надо  ещё быть уверенным, что те, за чьё равенство и свободу они боролись, понимализначение этих слов, также как понимали они. К примеру, вы боритесь за свободу жить и любить ближнего своего, а они понимают свободу, как свободу, ненавидеть, убивать, насиловать.

Я уверен, что сейчас весь мир молча думает, кто следующая жертва, на кого обрушится атака, в борьбе тьмы и агрессии против сытости и бесхребетной толерантности.

Мне кажется, что для мира остаются две альтернативы. Первая:  сохранившие силу духа страны должны немедленно сближаться. Причём, максимально быстро, без всяких длительных переговоров. Страны должны объединять свои силы, свои ресурсы, свою решительность и вместе, смело противостоять вселенской  угрозе.

Всем цивилизованным странам нужны верные друзья.А их остаётся всё меньше и меньше.

Вторая альтернатива: Все жители Европы и других континентов, забывшие Бога, должны становиться на общую молитву и просить мудрость, решительность и силу у Творца. Недаром долгие годы существует пословица: «Кто молится вместе, тот вместе устоит».Who prays together stay together!

Простите, третьей альтернативы я не знаю и есть  вероятность, что её просто не существует.

Историки пишут, у 300 спартанцев, погибших в битве с многочисленным персидским войском был девиз: «Победа или смерть!».

 

Share

Цитаты Ленина, от которых стынет кровь

 

О какой интеллигентности Ленина можно говорить! Упырей и вурдалаков может породить любая часть общества. И аристократ и дворник могут быть заражены болезнью, которая называется – жажда крови. Ленин был псхическо-биологический выродок , рождённый при участии  дьявола. Он же помог родиться  монстру Сталину, который, когда начал угрожать симбирскому вурдалаку, Ленину, напугал его смертельно, но было поздно, монстр уже поглощал всех, и своих и чужих. Несомненно одно, Бог, по Своей Божьей справедливости, допустил возникновение этой вселенской мерзости, но исполнителем этих антибожьих и античоловеческих актов стал стал князь тьмы, дьявол, он же – сатана.

Читайте цитаты и увидите, кем они были рождены.

мм

Цитаты Ленина, от которых стынет кровь

Автор: chetenko Раздел: Это интересно
lenin21 января 1924 года ушел из жизни Владимир Ульянов (Ленин), идейный вдохновитель октябрьской революции 1917 года и первый лидер Советского государства. За годы, прошедшие после смерти вождя, был создан настоящий культ Ленина. Его тело до сих пор лежит в центре столицы как символ целой эпохи. Мы собрали выдержки из многотомных сочинений Ленина и рассекреченные телеграммы Ильича.
Литвин А. Л. «Красный и Белый террор в России в 1917—1922 годах»
«…Прекрасный план! Доканчивайте его вместе с Дзержинским. Под видом „зелёных“ (мы потом на них свалим) пройдём на 10—20 вёрст и перевешаем кулаков, попов, помещиков. Премия: 100.000 р. за повешенного…»
24 – 27 декабря 1917 г. (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 200, 201, 204. — Из работы «Как организовать соревнование?»)
«Война не на жизнь, а на смерть богатым и прихлебателям, буржуазным интеллигентам… с ними надо расправляться, при малейшем нарушении… В одном месте посадят в тюрьму… В другом — поставят их чистить сортиры. В третьем — снабдят их, по отбытии карцера, желтыми билетами… В четвертом — расстреляют на месте… Чем разнообразнее, тем лучше, тем богаче будет общий опыт…»
3 июня 1918 г. (Волкогонов Д.А. Ленин. Политический портрет.
Ленинское рукописное распоряжение председателю Бакинской ЧК С. Тер-Габриэляну)

«…Можете ли вы еще передать Теру, чтобы он всё приготовил для сожжения Баку полностью, в случае нашествия, и чтобы печатно объявил это в Баку».

9 августа 1918 г. (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 50. С. 143-144).

«Пенза, Губисполком. …провести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев; сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города».

(Латышев А.Г. Рассекреченный Ленин. М., 1996. С. 57.).

«Товарищам Кураеву, Бош, Минкину и другим пензенским коммунистам. Товарищи! Восстание пяти волостей кулачья должно повести к беспощадному подавлению. Этого требует интерес всей революции, ибо теперь взят «последний решительный бой» с кулачьем. Образец надо дать. Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц. Опубликовать их имена. Отнять у них весь хлеб. Назначить заложников — согласно вчерашней телеграмме. Сделать так, чтобы на сотни верст кругом народ видел, трепетал, знал, кричал: душат и задушат кровопийц кулаков. Телеграфируйте получение и исполнение. Ваш Ленин».

22 августа 1918 г. (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 50. С. 165).

«Саратов, (уполномоченному Наркомпрода) Пайкесу. …советую назначать своих начальников и расстреливать заговорщиков и колеблющихся, никого не спрашивая и не допуская идиотской волокиты».

10 сентября 1918 г. (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.50. С. 178).

«Свияжск, Троцкому. Удивлен и встревожен замедлением операции против Казани, особенно если верно сообщенное мне, что вы имеете полную возможность артиллерией уничтожить противника. По-моему, нельзя жалеть города и откладывать дольше, ибо необходимо беспощадное истребление…» 

3 июня 1919 г. (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 50. С. 335).
«Насчет иностранцев советую не спешить высылкой. Не лучше ли в концентрлагерь…»
(Латышев А.Г. Рассекреченный Ленин. М., 1996, С. 56).
«Всех, проживающих на территории РСФСР иностранных поданных из рядов буржуазии тех государств, которые ведут против нас враждебные и военные действия, в возрасте от 17 до 55 лет заключить в концентрационные лагеря…»
19 ноября 1919 г. (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 39. С. 315).

«…крестьяне далеко не все понимают, что свободная торговля хлебом есть государственное преступление. «Я хлеб произвел, это мой продукт, и я имею право им торговать» — так рассуждает крестьянин, по привычке, по старине. А мы говорим, что это государственное преступление».

Ленин, 26 августа 1921 г. (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 53. С. 142.)

«Т. Луначарскому … Все театры советую положить в гроб. Наркому просвещения надлежит заниматься не театром, а обучением грамоте».

19 марта 1922 г. (Известия ЦК КПСС. 1990. № 4. С. 190—193).

«… я прихожу к безусловному выводу, что мы должны именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий… Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше».

Ленин, август 1920 г. (Латышев А.Г. Рассекреченный Ленин. М., 1996).

«…Принять военные меры, т.е. постараться наказать Латвию и Эстляндию военным образом (например, «на плечах» Балаховича перейти где-либо границу на 1 версту и повесить там 100 –1000 их чиновников и богачей)».

17 мая 1922 г. (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 45. С. 190).
Share

ПИСЬМО ИЗ РОССИИ

 

synodalГод Библии. 140 лет Синодальному переводу. Каково! И стало грустно. Библия вовсе не Книга №1 в России. Библия – книга зкзотическая. Религиозная. Библию не читают. Читают гороскопы. Библии не верят. Верят басням. Мировоззрение не библейское. Мировоззрение материалистическое. Теория эволюции, эрзац-наука, по сути безбожие закладывается в сознание детей в школе, закрепляется в университете. Вся практика жизни окружающего мира свидетельствует – если и существует Бог, то где-то далеко. В нашей жизни бал правит безбожие. Церковный люд, громко, на всю страну рассказывает и показывает массовые поклонения нетленным останкам тленной плоти, о плачущих от бесстыдства людского иконах. И живём мы так, будто Бога нет. Лжём. Крадём. Убиваем. Ненавидим. Завидуем. Гордимся. Плачем от боли и мстим с наслаждением. А Бог есть. Он дал нам Слово правды, слово любви, слово прощения. Это Библия. Библия указывает нам на Бога! Бог есть. Библия есть слово Божье! 

“Ибо Слово Божие живо, и действенно, и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, суставов и мозгов и судит помышления и намерения сердечные.

И нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто перед очами Его; Ему дадим отчет”. Евр.4:12,13.

Год Библии – это время познания Бога!

.

Share