СМЕШНЫЕ ЗАГАДКИ РОССИЙСКОЙ СВОБОДЫ СОВЕСТИ

.

На протяжении последних двадцати лет эксперты и правозащитники говорили о том, что закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» пусть и не идеальный, но, тем не менее, доказал свою эффективность и работает на благо религиозной свободы в стране. Регулирующие органы, впрочем, периодически пытались урезать свободу совести — ограничить миссионерскую деятельность, ввести контроль за религиозными группами (такие попытки делались с 2006-2009 годов), — однако все их поползновения бывали отвергнуты, когда оказывалось, что они столь же больно ударят по Русской православной церкви, как и по другим религиозным организациям.

Президент РФ и представители религиозных конфессий возложили цветы к памятнику К.Минину и Д.ПожарскомуСейчас повторяется та же история. Весной в Гражданский кодекс (ГК) были внесены некоторые изменения. В частности, там появилась норма, которая обязывает НКО, занимаюшиеся предпринимательской деятельностью, иметь уставной капитал (не менее 10 тыс. руб.), сформированный в виде «денежного вклада» либо «неденежного вклада», подлежащего оценке независимым оценщиком. Поправки должны были вступить в силу с 1 января 2015 года. Поэтому глава Юридической службы Московской патриархии игумения Ксения (Чернега) забила тревогу еще в сентябре. В журнале «Приход» она высказала опасения, что у епархий, монастырей и приходов в связи с этой нормой могут возникнуть проблемы. Игумения призналась, что «в настоящее время уполномоченные структуры Церкви ведут переговоры о внесении поправки в принятый закон».

Теперь очевидно, что переговоры прошли успешно. Судьбой религиозных организаций озаботились буквально все думские фракции. Проект поправок подготовлен депутатами Александром Жуковым («Единая Россия»), Сергеем Гавриловым (КПРФ), Еленой Мизулиной («Справедливая Россия»), Ярославом Ниловым (ЛДПР) и Сергеем Поповым («Единая Россия»). Поправки предлагают освободить религиозные объединения от необходимости предоставлять сведения об уставном капитале. Дескать, это ставит на грань ликвидации, например, сельские общины, у которых нет ни счетов в банке, ни другого имущества в собственности (напомним, что все приходское имущество уже много лет принадлежит Московской патриархии, а приход им только пользуется). Для религиозного объединения будет лостаточно «включения в решение о создании религиозной организации сведений о размере, способах и сроках образования имущества религиозной организации».

В какой-то степени это облегчит жизнь и другим религиозным объединениям, так как формально законы принимаются для общин всех вероисповеданий. Однако не нужно забывать, что принимаются-то они для всех, а вот исполняются в отношении разных общин совершенно по-разному. У российской власти есть отличный инструмент для выборочной дискриминации — закон «О противодействии экстремистской деятельности». Прокуратуре и рассыпанным по стране многочисленным Центрам «Э» легче выбрать мишень для битья в виде иеговистов, саентологов, некоторых пятидесятников, а не проверять всех скопом.

Поэтому другие поправки в закон о свободе совести, почти одновременно с депутатскими предложенные Минюстом (24 ноября), могут больно ударить по религиозным организациям. Новый законопроект предусматривает «специальный объем, порядок и сроки представления религиозными организациями отчетов о своей деятельности, основания для внеплановых проверок религиозных организаций». Как и все другие НКО, они должны будут раздельно подавать сведения о доходах, «полученных в рамках иностранного финансирования, и доходов (расходов), полученных (произведенных) в рамках иных поступлений». Ярлык «иностранного агента», правда, не навесят (это тоже завоевание Русской православной церкви, которая по объемам благотворительной помощи от зарубежных церквей даст сто очков вперед любому «иностранному агенту»), но не предоставил требуемые отчеты в срок, не сообщил всю требуемую информацию о деятельности организации — и Минюст сможет добиваться ее ликвидации в судебном порядке. То есть речь идет о тотальной системе контроля.

С одной стороны, законопослушным объединениям не стоит беспокоиться, если они готовы быть абсолютно прозрачными перед Минюстом, прокуратурой и обществом, вывешивая, как того требует законопроект, всю отчетность в интернете.

С другой стороны, судя по тексту законопроекта, провести проверку и затребовать отчетность после принятия закона можно будет когда угодно. Оснований для этого в проекте масса — от плановых проверок до ссылок на указания и распоряжения президента РФ и правительства РФ.

Уже после 2009 года, когда разрабатывался закон «О некоммерческих организациях» и несколько раз меняли правила отчетности НКО, многие религиозные объединения решили отказаться от регистрации своих филиалов, а также общественных инициатив в качестве организаций. Другой удар был нанесен в 2013 году, когда религиозные объединения стали проверять на наличие иностранного финансирования в рамках общей кампании поиска «иностранных агентов» среди НКО. Были отдельные жалобы со стороны мусульман, протестантов, католиков на то, что верующим приходилось отвечать на унизительные вопросы типа «А не шпионы ли вы?». Делалось это явно в целях запугивания, поскольку статус «иностранного агента» для религиозных объединений не предусмотрен.  

Почти уверен, что, даже если поправки Минюста пройдут, любые финансовые отчеты подразделений РПЦ останутся государственной тайной. А вот с других будут спрашивать по полной программе. Ведь реальный смысл поправок заключается в том, чтобы на самых законопослушных, у которых все легально и открыто, как, например, у Свидетелей Иеговы или Церкви Иисуса Христа святых последних дней (мормонов), навесить новые ругательные ярлыки. Почему-то срыв богослужений у харизматов и иеговистов под видом проверок, что происходит регулярно, никогда не рассматривается как оскорбление религиозных чувств.

Зато в последние два года чиновники взялись проверять религиозные организации еще и на «соответствие вероучению», возомнив, что они лучше знают вероисповедные основы. К примеру, в 2014 году Минюст вынес предупреждение Союзу миссий христиан веры евангельской Тюменской области, указав помимо других претензий, что «христиане веры евангельской» и христиане веры евангельской (пятидесятники) — это разные вероисповедания. Союзу предстоит еще доказать, что он является христианским, так как христианство — это уже другое, третье исповедание, как считает Минюст.

Россия избежала пути среднеазиатских государств, где жестко пресекается деятельность любых «нетрадиционных» религиозных групп. Однако законодатели старательно зачищают публичное пространство, изыскивая все новые формы давления на «нетрадиционных». Летом в Таганроге завершился длившийся несколько лет процесс по делу 16 Свидетелей Иеговы. Девять человек были оправданы, семь — осуждены за «экстремистскую деятельность», поскольку продолжали собираться и молиться, зная о том, что община «Таганрог» запрещена Ростовским областным судом еще в 2009 году. Четверо из них осуждены условно, и вот теперь прокуратура требует заменить условные сроки на реальные.

Только что Верховный суд РФ, через голову Тверского областного суда, который отказывался утвердить решение Центрального районного суда Твери о запрете сайта Свидетелей Иеговы jw.org, признал его экстремистским и наложил запрет.

Так что новые законодательные инициативы в России — отличный пример византийского лукавства, того, как в светской по Конституции стране, где все религии якобы равны перед законом и отделены от государства, можно поддерживать одну конфессию, выборочно проверять и ограничивать другие и показательно сажать в тюрьму представителей третьих.

.
На фото: Россия. Москва. 4 ноября. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, президент РФ Владимир Путин, верховный муфтий Талгат Сафа Таджуддин, главный раввин России Берл Лазар, председатель совета муфтиев России Равиль Гайнутдин (слева направо) на церемонии возложения цветов к памятнику Кузьме Минину и Дмитрию Пожарскому на Красной площади. 
Фото: Михаил Климентьев/ТАСС

 

Share

Франциск Скорина: великий просветитель и реформатор Беларуси

 

Франциск Скорина: великий просветитель и реформатор Беларуси

К 500-летию начала реформаторской деятельности Ф. Скорины

Я. В. Пацукевич
Я. В. Пацукевич
Имя Франциска Скорины, великого просветителя и первопечатника Беларуси, оказавшего значительное влияние на просвещение  восточных славян, известно далеко за пределами нашей страны [1-3, 7, 20]. Однако то, какое место в его деятельности играла религия, долгое время оставался мало исследованным. Вначале это объяснялось господством папства, затем православия, а позже и засильем атеистической идеологии. Каждая из этих сторон не могла не признавать видных заслуг Скорины в деле просвещения, но вопрос его религиозных убеждений, его веры замалчивался каждой из них, а порой, и вовсе извращался, что, безусловно, было не случайным. А между тем изучение религиозных взглядов Скорины не только помогает раскрыть причины его просветительской деятельности, но и рождение на основании этого, как таковой, идеи просвещения народа вообще [12, 13, 21].
И потому целью данного исследования является изучение религиозных взглядов Ф. Скорины и их роли в его просветительско-реформаторской деятельности.
Франциск Скорина (см. рис. 1) родился около 1490 года (точная дата не установлена) в купеческой семье в Полоцке, входившего в то время в состав Великого княжества Литовского, одного из крупнейших государств Восточной Европы и находящегося в унии с Польшей. Время рождения Франциска совпало с ожидавшимся в то время концом света. Незнающие Библии люди в крайне извращенной форме представляли себе это событие, и потому то время было господством суеверий и обрядов, которые достигли своей кульминации за всю историю средневековья. Мир, казалось, был на пороге нового времени, каким действительно и стала скоро грядущая Реформация [7, 12, 19].
 

Рис. 1. Франциск Скорина.

Свое первое образование Франциск получает в родном Полоцке, известном еще со времен Киевской Руси, как один из просвещеннейших русских городов. После этого, благодаря своим незаурядным способностям, он около 1504 года поступает на медицинский факультет  Краковского университета. После его окончания он получает право заниматься врачебной деятельностью, но не останавливается на этом и решает продолжить обучение уже в Италии, в знаменитом Падуанском университете. Но  уровень Скорины был настолько высок, что обучаться там ему не пришлось. Девятого ноября 1512 года он блестяще экстерном сдает все экзамены и получает степень доктора медицины.
Об этом красноречиво свидетельствует актовая запись университета, датированная 5 ноября 1512 года: «…прибыл некий весьма учёный бедный молодой человек, доктор искусств, родом из очень отдалённых стран, возможно, за четыре тысячи миль и более от этого славного города, для того, чтобы увеличить славу и блеск Падуи, а также процветающего собрания философов гимназии и святой нашей Коллегии. Он обратился к Коллегии с просьбой разрешить ему в качестве дара и особой милости подвергнуться милостью Божьей испытаниям в области медицины при этой святой Коллегии. Если, Ваши превосходительства, позволите, то представлю его самого. Молодой человек и вышеупомянутый доктор носит имя господина Франциска, сына покойного Луки Скорины из Полоцка, русин…» [17, c. 584—603].
И до сих пор на стене Падуанского университета среди 40 лучших его воспитанников за всю его историю значится и имя Франциска Скорины [22].
Перед юношей открывались ворота спокойной и богатой жизни. Но он, такой внимательный и вдумчивый от природы, желал не этого. Он видел слезы, гнет своего народа, его религиозную темноту, в которой место веры заняли суеверия.
В период своего обучения он случайно открыл для себя на латинском языке библейскую книгу Псалтирь, которая поразила его своей красотой и глубиной. Он был возмущен, что Библия, Слово Бога, так жестоко преследуется и запрещается ни кем — нибудь, а самой христианской церковью в лице папства. Он явственно понял, что только Библия способна вернуть его народу веру в Бога, вытеснив суеверия и человеческие  постановления, только она способна просветить народ, победив темноту и людские пороки.
Рис.-2.-Библия-изданная-Франциском-Скориной.
Рис.-2.-Библия-изданная-Франциском-Скориной.
Эти размышления Скорины совпали по времени с деятельностью Мартина Лютера, открыто выступившего против засилья папства, права отпускать им грехи людей и т.д. 95 тезисов Лютера всколыхнули всю Европу и стали особым стимулом и для Скорины. Незадолго до этого и именно в Праге – этой родине гуситского движения (реформационное религиозное движение, основанное доктором Яном Гусом), Скорина, после долгой переводческой работы в белорусской редакции церковнославянского языка 6 августа 1517 года в типографии Павла Северина печатает Псалтирь [3, 4, 8]. 10 сентября этого же года он печатает там же книгу Иова, 6 октября — книгу Притчей, 2 января 1518 года — Екклесиаст, 9 января — Песню Песней и т. д. [8].
Впервые за всю историю белорусский народ получает Библию на родном языке! (см. рис. 2-3). Библия Франциска Скорины на белорусском становится одной из первых Библий в мире, изданных на национальных языках [8, 22, c. 181-182]. До этого Библия, и то в единичных, практически никому не доступных экземплярах, была издана только на латыни, которую не только простой народ, но и большинство духовенства не понимали. Папство запрещало долго издавать и переводить Библию, так как это привело бы к раскрытию тех лжеучений, которое оно внедрило в христианство, а также поколебало бы его власть над людьми, которую они себе присвоили. По этой же причине средневековая церковь выступала и против несения грамоты в народ, поддерживая ее, и то в крайне умеренных рамках, среди духовенства. Темными необразованными людьми управлять всегда легче, как и легче таких людей заставить верить в различные суеверия и обряды. И поэтому перевод Скорины стал ударом по всему зданию средневековой церкви, а он сам, как последователь Гуса, одним из первых протестантских реформаторов Беларуси.
Недаром и после его смерти  униатский католический архимандрит Атаназий Антоний Селява, автор  книги Anteleuchus (Вильня, 1622), обращаясь к православным, с желчью писал о начале Реформации в Беларуси: «Перед унией (Брестской церковной унией 1596 года) был Скорина, еретик-гусит, который для вас печатал в Праге книги по-русски» [11].

Рис. 3. Печатный станок на котором Скорина напечатал свою первую библейскую книгу.

Не устраивали переводы Библии на понятный для людей язык и духовенство тогдашней России. Так, «стремясь пролить свет знаний и среди братского русского народа, Скорина привез в Москву большую партию своих изданий, однако они по приказу великого князя московского были сожжены» [22, c. 182]. Этим князем был Василий Третий, мать которого принадлежала к Византийскому императорскому дому. И, кстати, именно Василий Третий не дал развиться Реформации на Руси, приговорив к сожжению тех, кто принял эти идеи. И бояре, правящие после Василия в малолетство его сына Ивана, будущего Грозного, четко следовали этой же политике. И в то время, как принявшая учение Реформации Европа шагнула далеко вперед в своем культурном, духовном и научном развитии, Русь осталась в оковах феодализма, вылившегося вскоре в крепостничество и темные религиозные суеверия.
Однако в Великом княжестве Литовском — родине Скорины ситуация сложилась по иному. Идеи возврата к чистоте библейского учения встретили огромную поддержку, как в народе, так и у ремесленников, и дворян. В 1520 году Скорина переезжает в Вильно (совр. Вильнюс) и уже там продолжает издание библейских книг, напечатав в 1525 году «Апостол», включающего Евангелия и Послания апостолов [8].
Особенность изданных Скориной библейских книг состояла и в том, что он снабжал их предисловием и комментариями, которые раскрывали всю ту же темноту и человеческие постановления папской церкви, и одновременно — призыв к просвещению [1, 4].
«И всякому человеку потребна чести, понеже ест зерцало жития нашего, лекарство душевное, потеха всем смутным, они же суть в бедах и в немощах положены, надежа истинная…». «Закон прироженый в том наболей соблюдаем бывает: то чинити иным всем, что самому любо ест от иных всех, итого не чинити иным, чего сам не хощеши от иных имети… Сей закон прироженый ест в серци единого кажного человека» [18, 19]. Эти простые и вроде бы такие понятные сегодня слова звучали по-настоящему революционно в то суеверное и темное время.

Рис. 4. Статут Великого княжества Литовского, в разработке которого прямое участие принимал Ф. Скорина.

Как уже известного всей Европе печатника и просветителя, его приглашают в знаменитый Кенигсберг, правитель которого также весьма увлекся идеями протестантизма, а затем вновь в Прагу. Авторитет Скорины был настолько велик, что его привлекают в 1529 году к составлению Статута Великого княжества Литовского (см. рис. 4)  [22, c. 182]. И везде Скорина несет Слово Божье людям, борется с суевериями, пороками, темнотой и необразованностью народа. Параллельно с этим он продолжает заниматься и своей медицинской практикой. Этого человека поистине хватало на все.
Он умирает в 1551 году в Праге, но его дело поистине пережило его [16, 19]. Своим переводом Библии на язык народа, своим примером он подготовил целую плеяду великих белорусских религиозных просветителей и реформаторов. В частности, Симона Будного (1530-1593), Василия Тяпинского (умер около 1599 г.), продолжившим издание Библии на белорусском языке и явившихся авторами глубоких духовных и просветительских сочинений, в которых они обличали папское засилье, всячески поддерживающего феодальные порядки и безграмотность и «ополячивание» населения [22, c. 183]. И в этих работах они прямо ссылаются на Скорину, как своего фактического учителя. Таковым его считали и все видные религиозные деятели 17-18 веков, в работах которых он прямо называется протестантом. Кстати, на сегодняшний день доказана и встреча Скорины с Мартином Лютером [22, c. 182].
Проповедь идей протестантизма, начатая в Беларуси Скориной, приводит к тому, что уже через два года после его смерти, в 1553 году Великий канцлер Литвы князь Николай Радзивилл переходит из католичества в протестантизм [22, c. 195].
«Реформация несла с собой новый, более высокий уровень развития науки и культуры, содействовала совершенствованию духовно-нрав­ственной жизни. В это время среди различных слоев населения распро­странялись гуманистические идеи, увеличивалось число грамотных. Особую роль в этом играли школы и книгопечатание, открывавшие до­рогу знаниям, культуре. Это особенно заметно было в Беларуси. В Несвиже, во владениях Николая Радзивилла, собирались выдающиеся про­поведники и учителя новой веры. В 1563 г. на средства князя в Бресте была напечатана знаменитая Радзивилловская Библия, что с точки зре­ния католических иерархов было невиданным святотатством, т. к. наис­вятейший престол римского первосвященника запретил верующим не только переводить Библию, но и читать ее. В 50-60-е годы XVI в. были основаны типографии в Бресте, Несвиже, Любиче, Лоске, Тяпино. Пуб­ликовались религиозно-полемические произведения, учебная и педаго­гическая литература, панегирики. Некоторые издания печатались на бе­лорусском языке, хотя преобладал язык польский. В предисловиях и коммен­тариях к переводным изданиям Библии или отдельных ее книг такими деятелями реформационного движения, как С. Будный, Л. Крышковский, М. Ковечинский, В. Тяпинский, высказаны назревшие духовные проблемы белорусского общества. Ими подчеркивалась необходимость народного образования, развития духовного наследия славянского ми­ра, противостояния колонизаторским тенденциям. В пре­дисловии к Евангелию Василий Тяпинский с сожалением констатирует, что некоторые из белорусов «в польские школы альбо в иншия себя и дети без встыду заправуюць» [5, c. 102]. Вызванные Реформацией горячие споры, многочисленные полемические публикации положительно ска­зались на развитии белорусского литературного языка» [22, c. 195-196].

Рис. 5. Памятник Франциску Скорине в Минске.

И потому сегодня приходится только удивляться, когда некоторые начинают говорить о том, что протестантские церкви — это секты и им не место на нашей земле. Протестантизм как раз и выступал всегда против всего того, что отличает сектантство: темноты, суеверий, невежества. За это как раз ратовали их противники из числа папства. И мы можем  только себе представить, как был бы рад Скорина, если бы узнал, как сегодня на его родных землях широко идет проповедь Евангелия, как раскрывается перед людьми Божий Десятисловный Закон.
Сегодня белорусский народ свято чтит память о Франциске Скорине. Совсем недавно построена в Минске великолепная библиотека, одна из лучших в Европе, носящая его имя, а перед ней воздвигнут памятник (см. рис. 5) этому прекрасному Просветителю, Протестанту и религиозному Реформатору нашей родины.
Я. В. Пацукевич (Пинск, Беларусь) 

 

Share