О ЧЁМ СЫР-БОР? Или ЧЕМ БОЛЬНА ЦЕРКОВЬ?

О  ЧЁМ СЫР-БОР?

Или ЧЕМ БОЛЬНА ЦЕРКОВЬ?

Александр БУЛГАКОВ

svetmolitvaПосле очередных скандалов внутри Русской Православной Церкви Московского Патриархата журналисты, социологи, религиоведы и пр. стали дружно прописывать рецепты для излечения больного (в данном клиническом случае – больной). И какие только терапевтические снадобья не предлагают; пересуды доходят даже до хирургического вмешательства, то бишь – раскола. Спаси и сохрани, Господи, от последнего, ибо это сведёт Россию в кровавое месиво. Неужто это так реально? Не кликушествую ли я на старости лет?
На днях был разговор с одной приятельницей, женщиной культурного образа жизни: посещает концерты заезжих артистов, имеет возможность (и пользуется этим) бывать в европейских землях, получила высшее образование (медицинское) уже в весьма зрелом возрасте (т.е.осознанно). И вот она с сокрушённой душой поведала, что поехала специально (!) в Москву к «дарам волхвов», простояла восемь часов,..и не сподобилась приложиться к сим «святыням». А ведь простояла на морозе… Надо заметить, что религиозностью она никогда не отличалась; ну, иконка, может быть, какая-нибудь в серванте стоит («а то как бы чего не случилось»). На моё недоумение – «неужели она такая язычница?» – приятельница бросилась в атаку: «Да, язычница. Ну и что?». Какое счастье, что жизнь меня всё же чему-то да научила, и я не стал её разубеждать, ибо в данном случае это было бы напрасным трудом. Единственно, чего я получил бы от попыток убедить – это нажил бы себе врага. К чему ей все мои богословские аргументы, когда для неё Библия – пустой звук? А вот не отстать от народа, это да! Да потом ещё и похвалиться перед приятельницами-подружками нисшедшей на неё «благодатью»: стало полегче в области поджелудочной железы (назовём сию область «икс»ом, под которым каждый подразумевает по своему желанию своё). Люди-то не духовного просвещения ищут, а полегчания. Россия продолжает играть «в боженьку». В общем, разошлись мирно с мирными же улыбками.
Но… Как говорится в классическом еврейском анекдоте, «неприятный осадок всё же остался». Он заключается опять же в раздумьях, хотя снова впустую (желающие могут заглянуть хотя бы сюда). Ведь невежество помноженное на агрессию (а невежество чаще всего агрессивно), да плюс на российской земле..! И выглядит оно вовсе не всегда в том обличье, в каком изобразил его дизайнер в заставке к моей статье в упомянутой ссылке. Оно, как видим из примера с приятельницей, очень даже комфортно до поры-до времени себя чувствует и в т.н.культурной среде.
Я предполагал лет пятнадцать назад, что разборки с РПЦ будут со стороны крутых парней, ибо деньги, как известно, морали не имеют. Мало ли в чём иной настоятель не проявит свою покладистость; ну не покрестит ребёночка какого-нибудь богача по причине, к примеру, суррогатного происхождения новорождённого. И тогда: «Ах, так? Ты забыл, как я тебе тачку подарил? Ну, смотри…». Вспомнился анекдот советского периода (они в форме гротеска отражали правду жизни): архиерей просит у первого секретаря КПСС, чтобы тот разрешил солистам оперного театра петь у него в хоре, – на что следует встречная просьба предоставить монашек для пикника; после несговорчивости «святого» отца местный главный политрук предъявляет ультиматум: «Тогда клади партбилет на стол!». Вот и Глеба Грозовского, «святого» духовника футболистов, уже хотят привлечь к суду, – и хотя ему «шьют» совращение девочек, но есть и другая версия, имущественно-финансовая. И если сексуальные извращения среди служителей РПЦ для многих правоверных неприятна, то чем лучше стяжательство, даже если Чаплин это и благословил? Как видим, реалии жизни внесли коррективы в мои предположения: братки-то ещё не подоспели, а внутренние нарывы уже стали вылезать наружу весьма болезненно.
И тут, повторяю, стали писать рецепты. Диакон Андрей Кураев договорился даже до того, что стал недвусмысленно намекать о патриархе : ему очень было бы полезно в открытую признать наличие среди духовенства массовой сексуальной извращённости. И тогда бы православный люд воспрял духом, и воздух очистился бы от скверны в семинариях, в монастырях, в митрополичьих покоях. А ведь сколько было публикаций в самых различных СМИ о подобном явлении в католических оградах Запада. Об этом писали со сладострастием: как же, на то они и католики, не то что наши целомудренные «отцы-пустынники и жёны непорочны». С этим настроением и «Декамерон» Бокаччо перечитывали. Но вернёмся к своим…
К слову сказать, неплохо продумано у Кураева (если это он сам придумал). Вовремя оставить государственный атеизм и перейти в православный стан (престиж такого шага был безошибочный). Когда стало всё очевиднее выявляться, что «подгнило что-то в датском королевстве», стал радетелем за его чистоту. Блажен, кто ловит миг удачи. Упустишь его – кому ты будешь интересен, когда «об этом» будут говорить на всех углах? А раньше, хоть ты и располагал компроматом, – низзя… Теперь он щедро даёт интервью, в которых всегда подчёркивает, что останется в своей конфессии: никуда не перебежит и никуда не уедет. Да и то сказать: а кто его примет? За предыдущие годы своего рьяного миссионерства он так преданно послужил в качестве опричника, что кроме своих он никому и не нужен. Досталось от него, кажется, всем: «рериховцам», протестантам, евреям (особенно)… и даже убиенному о.Александру Меню, которого диакон обвинял в потворстве оккультистам (!?). Но – «мёртвые сраму не имут», а вот Кураеву срам: в то время, когда он в качестве преподавателя кафедры атеизма учил студентов университета безбожию, о.Александр все силы полагал, чтобы помочь людям вернуться к Отчему порогу. Однако, не наше дело чистить авгиевы конюшни, – да и не испытывает Кураев никакого срама.
Данная же статья – о рецептах.
Думаю, что нужно проявить самую простую порядочность и не смаковать церковные грехи. Течь в корабле обнаружилась, и то ли ещё будет. Сказано же: «нет ничего тайного, что не сделалось бы явным». Предложить же могу лишь одно: соблюдение законности. Простота моего рецепта до оторопи проста (уж так получилось, простите). Сказано в Российской Конституции, что государство наше, в целях объективного подхода к многоконфессиональным вопросам, СВЕТСКОЕ, – так и нужно эту букву Основного Закона соблюдать; прежде всего это относится к главному гаранту законности. Но с этой отправной точки и начинается нарушение Конституции.
Почему плохо заканчивает любая тоталитарная система? Потому что она над Законом, неподконтрольна и поставлена в условиях вне конкуренции, в хорошем смысле этого слова. Ожирение чаще всего бывает от гастрономических излишеств, духовные пороки – от недосягаемости критики, от неподсудности. Кто из пастырей- «шумахеров», убивших, покалечивших людей на автодорогах мотает свой срок на нарах? Слово «тоталитарность» упомянуто не сгоряча: теперь только желающий не видеть не видит, в какой религиозной организации более всего присутствуют признаки тоталитаризма. А введён был термин – «тоталитарная секта» – всего лишь для того, чтобы пустить по ложному следу.
Мы вспомнили советское время в связи с анекдотом. Но там были и положительные явления. Атеизм, как бы он ни был воинствующим, все конфессии держал перед законодательством на равных ( мы не обсуждаем здесь, справедливое ли было это законодательство). И что же? Мы неплохо дружили, говорю по собственному опыту. Дружили семейно, навещая друг друга и взаимно обогащая духовно. Но затрубили фанфары в 1988 году – тысячелетие крещения на Руси! – и картина сразу изменилась. Посыпались, как из рога изобилия, симпатии, льготы и прочие земные блага, – и РПЦ стала страдать ожирением. Надо ли повторять очевидные вещи? Вот хотя бы свежий пример о выделении на нынешний год отдельной статьёй государственных расходов астрономической суммы в пользу государственной религии. Астрономической – на фоне всеобщего обнищания, когда пенсионеры психологически измотали свои души каждодневными думами о своём бюджете. А Дума со своим бюджетом распоряжается легко и беззаконно.
Так вот: о чём сыр-бор? Мечтать о несбыточном, будто бы патриарх ликвидирует «голубых» из своих непорочных рядов? Говорят, что в Одессе в таких случаях говорят (опять тафтология): «оставьте так думать». Но, собственно, почему мы, простые смертные, должны об этом думать и говорить? Хорошо ли идти в чужой монастырь со своим уставом? Но вот в чём беда: это ведь потенциально касается любого, ибо в семинарию приходят наши девочки и мальчики, а в воскресные школы к преподавателям-монахам (или монахиням) – малолетние детишки. Если вы будете знать, что в данном месте или учреждении есть угроза совращения, то нормальные родители не один раз подумают, допускать ли туда своё чадо. А монашество (мужское или женское, всё равно) по природе своей социально опасно. Всевышний знал, как творить человека; сексуальные влечения так же естественны, как желания пить-есть (если они держатся под внутреннем контролем). Если же кто-то хочет быть святее, чем другие, за счёт нарушения первой заповеди «плодитесь и размножайтесь» (читай первые страницы Библии), – то это вопреки естественной природы, данной Богом, это – «прелесть», то бишь обольщение, ведущее к извращению своих жертв. И примеров тому несть числа. Впрочем, надо заканчивать.
Все грешны, и никакая конфессия (в данном случае – из христианских) не может похвалиться своим совершенством. Это нормально, и само Евангелие устами Спасителя об этом неоднократно предупреждало наперёд. В этой честности – Его заслуга. К власти и к государственным привилегиям в России нельзя никого допускать – будь то православие, баптизм или… – да, никого. Я подчёркиваю это сознательно с той целью, чтобы не заподозрил кто-нибудь в данной статье заказ. Нельзя этого делать в России особенно, потому что не прививается у нас уважительное мышление по отношению к иному верованию (хотя бы и в того же Иисуса); обязательно – в ущерб другому. И если законодательные рамки, несложные по сути, в силу пока ещё не переписанной Конституции соблюдать, то многие вопросы, нагнетающие напряжённость и без того в напряжённом обществе, будут сняты. Если те или иные извращения, социально опасные, будут проявляться – независимо от того, в какой конфессии, то есть законы, согласно которым и следует пресекать любые правонарушения. Так делается в нормальных цивилизованных государствах. Вот Греция, православная страна, а ведь призвала же к ответственности высокопоставленного церковного иерарха за финансовые махинации, – хотя, по-нашему, какое дело до этого государству? Ан нет, закон – он для всех.
И тогда, при здоровой конкуренции (здесь уместно это слово), верующие следили бы за чистотой в своих сообществах. Прямо по Дарвину: естественный отбор. При отсутствии патернализма, бенефиций и прочих привилегий общество стало бы гораздо здоровее. А заявлять, как это делал патриарх Алексий Второй, что Россия – «наша каноническая территория», – это опасно во всех смыслах и прежде всего для самой РПЦ. Девять веков Россия была такой территорией, а кончилось тем, что сами православные люди и порушили свои храмы, потому что это было обязательно – быть православным, без права выбора, по законодательству. Известно же, что за уклонение от православия следовало «лишение всех прав состояния и ссылка на каторгу» (статьи Свода Законов Российской Империи).

Share

Последние слова отца Павла о судьбе церкви

отца ПавлаПСКОВ, 6 июля. Друг семьи убитого в Пскове священника Павла Адельгейма, в 1989-2010 годах возглавлявший приходской совет церкви Жен Мироносиц в Пскове, где служил погибший, Виктор Яковлев обнародовал последние слова Адельгейма о текущем положении в Русской православной церкви.

Яковлев рассказал ПАИ, что несколько дней назад он, собираясь в Лондон, попросил Павла Адельгейма написать приветствие их общему другу — диаконисе англиканской общины в Олдбери Джанет Риджвей, с которой тот должен был увидеться. Он приводит слова из обращения Адельгейма.

“Я продолжаю служить, проповедовать, но уже на вторых ролях, на заднем фоне. К сожалению, все дело в том, что церковная жизнь в России гаснет. И сколько бы в Патриархии ни говорили про золотые купола, к сожалению, золотые купола выражают только силу церковной власти и рост церковного бюджета за счет государственных доходов, не больше. А духовная жизнь разрушается и уничтожается, причем, уничтожается она, конечно, целенаправленно самой Московской патриархией. Она разрушает все, что только можно в церкви разрушить.  Создает свое материальное благополучие, но разрушает духовную жизнь”, — говорится в письме священника.

По мнению Адельгейма,  “дружба церкви и государства – это катастрофа, это церковная катастрофа”. “У нас вера в церкви поменялась на идеологию. Нет веры, а есть идеология. Церковь заняла место бывшего Политбюро КПСС. Так ее сейчас и называют. Говорят, что Россию возглавляют чекисты и церковники. Фактически получается, что в этой церкви не  остается места для Христа. Попросту говоря, Имя его все реже и реже главами церкви употребляется. Теперь у нас праздник, 1025-летие крещения Руси. Но это праздник православия, а не христианства. Теперь православие и христианство совсем не одно и то же. Потому что под словом “православие” больше понимается национальная идеология, а вовсе не христианская вера”, — считал отец Павел.

“Празднование 1000-летия крещения в 1988 году они называют Вторым крещением Руси. Они считают, что событие укреплений отношений между государством и церковью равнозначно тому, что произошло при князе Владимире. На самом деле это совсем не так. Потому что сознание у русского народа в настоящий момент совершенно языческое, и даже у того народа, который регулярно ходит в церковь, сознание языческое. Конечно, в церковь ходят, Богу молятся, но это в пределах 3% населения. И цифра может быть несколько завышенная, но не заниженная, условно можно считать 3%…”, — сетует Павел Адельгейм.

Священник был убит накануне в своем доме. В преступлении подозревается житель Москвы 1986 года рождения. После убийства он нанес себе два ножевых ранения. Подозреваемый находился в неадекватном состоянии, сейчас он госпитализирован.

По данному факту следственными органами Следственного комитета РФ по Псковской области возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ (убийство).

священника Павла АдельгеймаПавел Адельгейм — священник Русской православной церкви, служил в Псковской епархии. Сидел в лагерях за “клевету на советский строй”.

Священник был известен тем, что публично критиковал деятельность РПЦ, и, в частности, закон о защите чувств верующих.

Share