С победой, друзья!

С победой, друзья! 

dzhon-golt-eto-donald-trampС победой всех нормальных людей этого мира – тех, кто предпочитает работать, а не попрошайничать, творить, а не делить награбленное, жить свободным, а не гнуть шею под игом тоталитарной диктатуры, будь то социалистическая диктатура большевизма, социалистическая диктатура фашизма или современная нам социалистическая диктатура политкорректности.

В своем романе «Атлант расправил плечи» (1957) американская публицистка Айн Рэнд описала общество, окончательно подмятое левыми старателями типа Берни Сандерса, Барака Обамы, Хиллари Клинтон и Шели Ехимович. В нем ржавеют покинутые рабочими заводы, замирает промышленность, вянет сельское хозяйство, а по неметеным улицам слоняются кучки живущих на мизерное пособие бездельников. И над всем этим, подобно шпиону над салтыково-щедринским городом Глуповом, витает недремлющее око левой диктатуры, всегда готовое дать команду кулакам и дубинкам – команду на немедленное и жесточайшее подавление любого инакомыслия, любого проявления нормальности в этой сгустившейся до черноты левой утопии торжествующего равенства.

В последние десятилетия американские штаты – а с ними и весь остальной мир – стали с пугающей быстротой приобретать черты вышеописанного кошмара. В самом деле, разве не превратились в груды металлолома великие верфи Балтимора, прославленная сталелитейная промышленность Пенсильвании, мощнейшие машиностроительные заводы Мичигана, знаменитые шахты Миннесоты? Разве не превращены целые районы больших городов в обиталища профессиональных велфэрщиков, в кишащие бандитами крысиные норы, куда опасается заглядывать полиция? Разве не затопляют Америку и Европу орды прибывающих под видом «беженцев» здоровенных молодых людей, жаждущих халявных денег, халявного жилья и покорного насилию женского мяса? Разве согласный хор левых СМИ и засевшей на университетских кафедрах левацкой профессуры не заглушает даже самые робкие попытки возразить, даже самые смиренные просьбы выслушать, понять, переоценить?

В романе Айн Рэнд нормальные люди тоже остерегаются возвысить голос. Встречаясь и распознав своего, они обмениваются непонятным вопросом: «Кто такой Джон Голт?» Мало-помалу этот неизвестный Джон Голт начинает восприниматься как таинственный полумифический спаситель, призванный вывести мир из темного левого тупика в вожделенное царство света и нормальности. Появившись наконец в последней части этого длиннющего произведения, он оказывается умопомрачительно красивым и неправдоподобно умным философом-силачом (те, кто ждет от текстов Айн Рэнд чисто литературных откровений, будут откровенно расстроены).

Можно не сомневаться, что г-жа Алиса  (как звали Айн Рэнд в девичестве) была бы немало озадачена, увидев, как выглядит Джон Голт на самом деле. Да-да, уважаемая Алиса – Айн, настоящий Джон Голт – вот этот вот неуклюжий краснолицый толстяк явно не семи пядей во лбу, никогда не упускающий случая ляпнуть какую-нибудь вредную для себя же хрень, да еще и с прической, напоминающей гнездо даже не белой, а рыжей вороны…

Он и есть наш спаситель – вернее, даже не он сам, а то, что он представляет. Трамп – олицетворение бунта нормальных людей против насевшей на них левой мерзости. Бунт против диктатуры политкорректности, против культуры велфэрщиков, против лозунга «отнять и поделить», против нашествия чужаков, по-хамски вытаптывающих местные обычаи и традиции, против дармоедства как способа существования белковых тел. Наконец-то мы можем более-менее уверенно дать ответ на знаменитый вопрос «Кто такой Джон Голт?»
Джон Голт – это Дональд Трамп.

Само собой, гоблины в трауре – особенно. Они-то переживают не только за ушибленную политкорректную Америку и за пошатнувшееся левое дело во всем мире, но еще и за собственную шкуру. Как сказал, глотая слезы, обозреватель 2-го канала, «французскую инициативу можно теперь свернуть трубочкой и засунуть…» – на этом месте ведущая благоразумно прервала обезумевшего от горя коллегу. Теперь Нетаниягу, оставшись без вашингтонского присмотра, может и впрямь отважиться править. Ходят слухи, что госсекретарем Трамп назначит Ньюта Гингрича – того самого, который публично выразил сомнения в существовании фаластынского народа, а советником по национальной безопасности – Джона Болтона, известного друга Израиля да и всех нормальных  стран.

Пусть этот  толстяк не молится публично и часто, но он хочет, чтобы люди открыто говорили о Рождестве, о Пасхе, о Боге,  и те, кто хочет носить  крестик, свободно бы его носил. Чтобы детей не заставляли стыдиться  своей веры и молчать. Он не хочет, чтобы средневековые   законы Шариата заменяли законы  свободной страны. Он страстно желает, чтобы страна  вернула себе духовные ценности и великий американский дух  смелости, любви и уважения к себе и другим народам

Да-да, я заранее согласен, что Дональд Трамп может оказаться не тем. Я заранее готов к тому, что он не выполнит ни одного из своих обещаний. Я заранее призываю и вас не очаровываться им сейчас, чтобы не разочаровываться уже через полгода. Но дело ведь не в нем лично. Дело в явлении по имени «Дональд Трамп», которое всё – от каблуков ботинок до рыжего вихра – плевок и удар в наглую морду левого гоблина, рассевшегося на нашем загривке. Наш плевок, наш удар, наш бунт – наш и шестидесяти миллионов проголосовавших за Трампа нормальных людей. И даже если выяснится, что Трамп-президент – всего лишь очередной дешевый клоун, с нами навсегда останется сегодняшний день, сегодняшняя победа, сегодняшний Джон-Дональд-Голт.

А значит – с победой, друзья!

Алекс Тарн

Share

«Реквием Холокосту»

«Я пришел за советом к мулле. Мулла сказал: иди к раввину!»
В центральный зал Синагоги эту картину внесли закатанной в рулон. Стали разворачивать – места на полу не хватило, мешали скамьи. Шутка ли: размер холста 10 на 6 метров.
,
rekviem-xolokostu– Эта картина называется «Реквием Холокосту», – рассказывает Вагиз Адизянович Адельшин, 76-летний петербургский художник, татарин по национальности. – Слева оркестр заключенных. Их заставляли играть в то время, когда пытали и мучили других евреев. Потом всех музыкантов расстреляли. В центре картины – восстание в Варшавском гетто. На заднем плане – поезда, доставлявшие евреев в концлагеря.
Вагиз Адельшин готовил эту картину около 4 лет. А как закончил – начался кошмар.
– Души убитых евреев приходят ко мне во сне, протягивают руки, о чем-то просят, – содрогаясь, рассказывает художник. – Что они хотят? Может быть, какую-то молитву просят? Может, я должен что-то для них сделать? Я человек верующий, пошел к мулле. А он – посоветовал обратиться к раввину! 
Так Вагиз Адизянович оказался в кабинете у раввина Цви Пинского. А потом и принес свою картину, чтобы показать ее в Синагоге.
kartiny-v-sinagogyКак вышло, что татарин, мусульманин, так проникся трагедией еврейского народа?
Все началось с рассказа польской дамы.
После перестройки Вагиз Адизянович – любитель путешествий и лингвистический самородок – колесил по всей Европе, подрабатывал портретами и копиями, быстро осваивал разговорные языки. История картины о Холокосте началась в Варшаве. Художник пришел к одной очень немолодой даме – писать ее портрет. На стене у той висела маленькая плакетка, на ней выемка, а внутри – рисованный углем колос пшеницы и надпись по-польски: «Дай нам, Б-же, хлеб насущный».
Художнику стало интересно, что за картинка такая. И услышал страшную историю.

История плакетки. Рассказ польской дамы

«Это было в войну. Кто-то постучал в дверь. Открываю – на пороге высокий, худой мужчина. Одежда на нем висела, как на вешалке.
– Пани! Дайте кипятку! У меня в гетто семья умирает.
Гетто находилось совсем рядом, на соседней улице.
Я предложила ему поесть. Он отказывался. Но я его усадила, накормила – он каждую крошку подбирал. Звали его Йозек, он был художник, ювелир. Я дала ему хлеба для семьи. И сказала, чтобы постарался выбраться ко мне и на следующей неделе – я шила мундиры для немцев, и мне должны были выдать продуктовую карточку. Он пришел и подарил мне плакетку – новенькую, блестящую. Я была изумлена, велела снова приходить. Но он не пришел. Вскоре я увидела его из окна трамвая, выскочила…
– Йозек, почему не пришел?
– Пани, мне неудобно брать у тебя хлеб. Мне больше нечего дать тебе взамен.
Я с трудом выспросила у него, где находится его барак. Через несколько дней раздобыла бутылку вина, сунула охране – пропустили. Я принесла Йозеку еды – но там уже не было ни его самого, ни его семьи. Мне рассказали, что все его родные умерли, а сам Йозек развел в ведре мел и на стене написал: «Leben und leben lassen» («Живи сам и давай жить другим – ред.»). За это его расстреляли. В память о Йозеке я берегу эту плакетку. Видать, уголь потом у него кончился, он больше не мог для меня ничего нарисовать, и ему было неловко брать у меня хлеб…»

Польские художники сказали: «Гениуш»

– Благородство Йозека меня потрясло, – рассказывает Вагиз Адизянович. – У него семья умирает, а ему неловко, видишь ты… Сначала я думал написать портрет этого Йозека. Потом побывал в еврейском музее. Видел фотографии. Мертвые дети на земле, столько трупов… Самое страшное – я смотрел на этих детей и ужасался: ведь это мои одногодки! Думал, с ума сойду. Потом я поехал по лагерям: Освенцим, Майданек. Общался с выжившими. Материалов накопил – одних набросков полмашины. Сделал сначала экскиз метр на метр. Но что передашь на таком маленьком холсте? Решил увеличить в 10 раз. Большую картину писать недешево: нужно арендовать мастерскую, покупать холсты, краски. До обеда я занимался халтурой – брался за любые заказы. А после обеда писал картину. Девять с половиной месяцев работал. Как закончил – пригласил польских художников. Они посмотрели и сказали: «Гениуш!».
А вот собственная родня, как признается Вагиз Адизянович, его порыв не оценила.
– Они меня упрекают: лучше бы ты себе на квартиру заработал! И вообще, где ты и где евреи? Я отвечаю им: мы все рождаемся одинаковыми! Истребление нации – разве можно относиться к этому равнодушно?
И то сказать: пример неравнодушия и героической помощи евреям Вагиз Адизянович видел в собственной семье.

Он не иуда, он татарин!

 В годы войны дядя Вагиза Адизяновича с товарищами попал под Севастополем в плен. Среди них был горбоносый лейтенант-еврей. Немцы привели пленников в церковь. Переводчик сказал еврею: «А тебя, иуда, мы расстреляем!». И тут дядя неожиданно для себя выкрикнул: «Это не иуда, это татарин!». «А чем докажешь?» – поинтересовались немцы.
И тут дядя сделал то единственное, что в этой ситуации оставалось: снял штаны. И татарин, и «иуда» были обрезаны. Немцы поверили, лейтенант остался жив. Он дружил с дядей и приезжал к нему до самой смерти.

Да, так что же сказал раввин?

Вагиз Адельшин с фотокопией своей картины
в Большой Хоральной Синагоге
Мы начали наш рассказ с того, что Вагиз Адизянович оказался в Синагоге, в кабинете у раввина. Что же сказал ему рав Цви Пинский?
– В еврейской традиции есть несколько дат, когда читается молитва за умерших. Тогда же мы молимся и за души погибших в Холокост. Эти люди попали сразу в рай. Б-г принял их с распростертыми объятиями. Их души не страдают.
После этих слов Вагизу Адизяновичу стало легче. В любом случае, он ни о чем не жалеет:
– Я выполнил свой долг. Оставил память.
В целом, трагические сюжеты для художника совсем не свойственны. Все остальные его картины позитивные и жизнеутверждающие.
***
«Реквием холокосту» – огромное полотно, его размер 60 кв. м. Художник Вагиз Адельшин работал над картиной много лет: ездил в бывшие концлагеря Германии, Беларуси, Польши. Чтобы принести огромный холст в Синагогу и показать главному раввину Петербурга, понадобилась помощь троих мужчин. Развернуть холст целиком не удалось – в синагоге не хватило места.
Менахем-Мендел Певзнер, главный раввин Санкт-Петербурга:
«Картина очень впечатляет, она очень большая. Нужно будет подумать, где повесить это полотно. Но задача картины – вызывать у человека определенные реакции и эмоции. И я считаю, эту картину должны увидеть как можно больше людей, чтобы они смогли обдумать то, что на ней изображено».
На картине изображено восстание евреев в концентрационном лагере Треблинка, недалеко от Варшавы в августе 1943-го года. Сам художник по национальности – татарин, но его всегда волновала тема уничтожения евреев фашистами. Два его дяди жили в еврейском местечке и чудом уцелели, когда пришли оккупанты.
На одном из фрагментов картины художник изобразил музыкантов, которые самовольно устроили концерт в честь своего погибшего дирижера. Всех оркестрантов после этого расстреляли. В нижней части холста нарисован ребенок на голой земле. Это девочка, погибшая в концлагере, ровесница художника. Он однажды увидел ее на фотографии и теперь видит во сне почти каждую ночь.
Вагиз Адельшин, член Союза художников:
«Она встает в белом одеянии, протягивает вверх руку и что-то шепчет. Я думал, сойду с ума. Меня спасло то, что аренда мастерской очень дорогая – и мне приходилось половину дня рисовать портреты, чтобы заработать на аренду».
В мастерской художника в Люблинском переулке, в Петербурге, тесно, поэтому для «Реквиема холокосту» Вагиз Адельшин арендовал в Варшаве просторную студию. Летом картину, возможно, покажут в Русском музее – сейчас ее оценивает группа экспертов, чтобы допустить к выставке.
Share

МУСУЛЬМАНЕ ПОДДЕРЖИВАЮТ ЛГУНЬЮ ХИЛАРИ

hillarywannabemuslimЕсли Вам интересно узнать, зачем в действительности Хиллари Клинтон посетила городок Бьюмонт в Техасе, прочтите нижеследующее. Когда Хиллари с членами штаба своей избирательной кампании прибыла на частном самолете в Бьюмонт, всего 6 человек (меньше количества её охранников) собралось, чтобы поприветствовать её. Но для неё это было неважно. Хиллари не только не стала говорить с этими своими сторонниками, она даже не помахала им рукой.

     Главное было в том, что она прилетела собирать деньги у богатых мусульма. После приземления Хиллари и сопровождавшие ее лица были посажены в лимузины и привезены на собрание  секретный так называемый  фондрейзенг, ( т.е. сбор денег), который состоялся  в Западном Бьюмонте. Там ее приветствовали примерно 150-200 мусульман, большинство из которых были родом из Пакистана. Фондрейзенг устроил пакистанский бизнесмен Тахир Джавед. Хиллари собрала там около полумиллиона долларов, всячески восхваляя мусульман. Этот фондрейзенг стал одним из пяти частных фондрейзенгов в Америке, где были собраны подобные суммы денег. Ее купили мусульмане (и не только американские). В частный Фонд Клинтонов поступили деньги из Саудовской Аравии, Ирана и других мусульманских стран. Всем известно, что ближайшей помощницей Хиллари Клинтон еще со времени, когда она была Первой Леди, т.е около 20 лет, является Хума Абедин, чья семья тесно связана с руководством международной террористической организации «Мусульманское Братство», а она сама активно участвовала в студенческие годы в «Мусульманской Студенческой Ассоциации» (MSA), представлявшей интересы «Мусульманского Братства» в США – ИА).  Кампания Хиллари устраивает подобные секретные фандрейзеры с мусульманскими группами по всей стране. Что она обещает им? Что в Америку будет приезжать в качестве беженцев больше мусульман с помощью Исполнительных распоряжений (Executive Orders), когда она станет Президентом? Но посмотрите, что творится в Европе. То есть, ей надо купить всех, и мусульман и христиан, с плеч которых  слетают головы по всему миру. Говорите об этом! Не бойтесь! С приходом к власти Хилари такой возможности у же не будет.

     Сообщите всем знакомым, об этом, и особенно тем, кто собирается голосовать за Клинтон.
Об этом не сообщают  в новостях, но люди должны знать, кто покупает кандидатов в президенты США.

Бенджемин Крамер

 

Share

НЕВЕРОЯТНО: Президент Египта Сиси сказал!

Никто из великих мира сего, ни руководители Aмерики, Англии, Франции или Германии не осмелятся даже повторить эти слова Аль Сиси или поддержать его.

Это уже сдвиг в сознании и можно назвать подвиг!!! Браво!!! Сиси: «1,6 миллиарда мусульман “достали” весь мир».

Президент Египта СисиПрезидент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси выступил с очень необычной речью перед теологами религиозного университета Аль-Азхар в Каире.

Сиси сказал: “Совершенно невообразимо, чтобы мысли, которые мы считаем
самыми святыми для всей уммы (исламской нации, мусульманской общины всего
мира) превратились в источник озабоченности, опасности, убийств и
разрушений по всему миру. Это совершенно невозможно!”

Далее Сиси сказал: “Эти мысли – и я не говорю религия, я говорю, образ
мышления, набор текстов и идей, которые стали для нас сакральными,
священными настолько, что любое отклонение от них становится практически
невозможным – этим самым мы восстанавливаем против себя весь остальной мир.

Против этого выступает весь мир! Разве возможно, чтобы 1,6 миллиарда
мусульман хотели убить весь остальной мир ради того, чтобы они могли жить?
– Невозможно!”

Сиси провозгласил: “Я это говорил и продолжаю говорить – нам необходима
религиозная революция.
 Вы, имамы, ответственны перед Аллахом. Весь мир, я
повторяю, весь мир ждет ваших дальнейших действий… потому что умма разорвана, потому что умма разрушена, потому что умма потеряла саму себя – и виноваты в этом только мы”.

 

Share

Дональд Трамп и расизм

«Остерегайтесь тех, кто хочет вменять вам чувcтво вины, ибо они жаждут власти над вами».
                                                                                                                 Конфуций
Фото Gage Skidmore
Фото Gage Skidmore

Группа бывших студентов Trump University подала в суд на Дональда Трампа. В их иске утверждается, что Трамп нарушил федеральный закон, заманив их в этот университет ложными обещаниями. Истцы закончили Trump University лет назад и неоднократно положительно высказывались об учёбе в этом университете. Они подали иск в то время, когда Трамп начал критиковать политику Обамы. Интересное совпадение, не правда ли? (Из статьи Майка Гарсия (Mike Garcia) «10 Reasons Trump U. Case is a Political Witch-Hunt Against Donald». Newsmax Media, 8 June 2016).

 Интересы истцов защищает фирма Robbins Geller Rudman @ Dowd. The Washington Post выяснила, что Рудман (Rudman) и Доуд (Dowd) передали семье Клинтонов за последние пять лет $675 тыс. В сентябре 2014 г. фирма внесла в предвыборный фонд Хиллари Клинтон $225 тыс. Из пяти юридических фирм, жертвующих деньги Хиллари Клинтон для ведения предвыборной кампании, вклад Рудман и Доуд был самым большим. Помимо этого адвокат фирмы Патрик Кулин (Patrick Coughlin), входящий в группу юристов, защищающих интересы истцов, пожертвовал Хиллари Клинтон в феврале этого года $5400. Таким образом, политические предпочтения фирмы Rudman @ Dowd и их сотрудников не вызывают сомнения.
Родители судьи Гонзало Кюриэла (Gonzalo Curial), который будет вести судебный процесс, выходцы из Мексики. Кюриэл – член Национального совета юридической группы San Diego La Raza Lawyers Association. Эта группа защищает нелегальных мексиканских иммигрантов. Группа имеет тесные связи с радикальной американо-мексиканской организацией La Raza Lawyers of San Diego, проводящей активную агрессивную политическую поддержку мексиканских нелегалов.
На сайте San Diego La Raza Lawyers Association в разделе About Us говорится, что очень часто La Raza переводят с испанского на английский как «Race», т.е. «гонки», иногда «раса». Но это не верно. Мексиканцы не являются расой. Говоря о постоянном жителе Мексики, подразумевается его этническое происхождение. Слово La Raza искусственное. Его придумал мексиканский учёный Хосе Васконселос (Jose Vasconcelos), чтобы обозначить новую латиноамериканскую этническую группу, образовавшуюся в результате смешения многочисленных мировых рас, культур и религий.
Итак, члены юридической группы из Сан-Диего являются сторонниками демократов и защищают интересы латиноамериканцев и в первую очередь нелегальных иммигрантов. Известно, что Дональд Трамп решительно выступает против нелегальной латиноамериканской иммиграции в США и отстаивает идею строительства пограничной стены с Мексикой. По мнению Трампа, связь судьи Кюриэла с промексиканской организацией La Raza, а также мексиканское происхождение судьи ставит под серьёзное сомнение его непредвзятость при рассмотрении иска против Trump University. Эти сомнения усугубляются ярко выраженной политической ориентацией юристов фирмы Rudman @ Dowd. Кстати, по данным Spectator.org, судья Кюриэл тоже является донором Демократической партии.
Упоминание Трампом мексиканского происхождения Кюриэла вызвало взрыв негодования среди демократов и их леволиберальных сторонников. К ним присоединились противники Трампа из Республиканской партии. Все они дружно обвинила Дональда Трампа в расизме. Например, спикер Палаты представителей Пол Райан поспешил сказать, что заявление Трампа является «определением расизма из учебника». Митт Ромни написал о своём беспокойстве по поводу «морального изнашивания общества». Он добавил: «Я не хочу видеть просачивание расизма».
При Обаме расовые отношения в США обострились. Но ни Райан, ни Ромни этого не замечают. Для них источником расовых противоречий является только Трамп.
Легко себе представить, какой крик подняли бы либералы, если бы судебное разбирательство, на котором обвиняемым был бы чернокожий, вёл белый судья, являющийся членом юридической ассоциации, состоящей исключительно из белых юристов. Для борцов за равноправие этого было бы достаточно, чтобы потребовать отвода такого судьи. В судебном разбирательстве относительно Trump University ответчиком является белый (Дональд Трамп), а судья-мексиканского происхождения из юридической организации, тесно связанной с радикальной промексиканской организацией. Не забывайте, что Трамп открыто выступает против латиноамериканских нелегалов.
В сегодняшней обамовской Америке то, что можно либералам, Полу Райану и Митту Ромни, консерваторам строжайше запрещено. Это и есть равноправие, которое отстаивают либералы.
В начале июня The Times опубликовала статью о составе федерального апелляционного суда. В этой статье, в частности, говорится: «Наличие только белых присяжных рискует подорвать восприятие справедливости среди меньшинств, даже если среди них имеются люди смешанной расы». Другими словами, белые создают «восприятие несправедливости» исключительно из-за цвета их кожи. Уважаемый Райан! Разве эта фраза из статьи в The Times не подходит под определение расизма из Вашего учебника? Но никакого комментария от Райана на эту расистскую статью не последовало. Ведь это же сказал не Дональд Трамп.
Член Верховного суда США Соня Сотомайор (Sonia Sotomayor) сказала: «Наш пол и национальное происхождение может и будет иметь значение в нашем судействе». Я согласен с этим заявлением Сотомайор. Нельзя отрицать влияние происхождения, домашнего и школьно-университетского воспитания на принятие решений. Те, кто получил левое либеральное воспитание в американских университетах, сегодня правят бал в современной Америке. Но беда в том, что левые признают и одобряют это влияние, когда оно исходит только от них. У консерваторов оно проявляться не должно.
Более шести месяцев назад The Times потребовала от Сената утвердить кандидатуру судьи в Верховный суд США, предложенную Обамой. Как газета обосновывала своё требование? Этот судья является латиноамериканцем. По мнению газеты, он привнёс бы «этническое разнообразие в суд». Газета утверждает, что белым доверять нельзя, поскольку они априори несправедливы. Поэтому в судах должно быть как можно больше меньшинств и женщин. Но если сказать, что и меньшинства, и женщины могут быть несправедливы, то это уже расизм.
Большим другом и политическим наставником Хиллари Клинтон был бывший сенатор Роберт Бёрд (Roberd Byrd). На его похоронах летом 2010 г. Хиллари выступила с прочувственной речью, в которой, в частности, отметила большое влияние политических взглядов Бёрда на формирование её мировоззрения. Выступил на этих похоронах и Обама. Он дал высокую оценку политической и общественной деятельности бывшего сенатора. Пикантность ситуации состоит в том, что в 30-40-е годы прошлого века Бёрд был одним из активных руководителей ККК. Занявшись большой политикой Бёрд формально вышел из ККК. Но он не только не отрёкся от своего расистского прошлого, но продолжал оказывать моральную поддержку ККК. Восхвалять и восхищаться таким стойким расистом, как Бёрд, могут только не менее стойкие его последователи-расисты.
Определение слова «расизм» впервые было дано в словаре Ларусса 1932 года издания. Расизм трактовался там как система, утверждающая превосходство одной расовой группы над другими, а также как проявление ненависти к отдельному человеку или целым народам по расовому и национальному признаку.
Современный французский писатель и журналист Ален де Бенуа (Alain de Benoist) посвятил определению понятия «расизм» в современном мире статью «Что такое расизм?» В ней автор, в частности, пишет: «Сегодня слово «расизм» имеет так много противоречащих друг другу определений, что вокруг него образуется ореол мифа, и поэтому его трудно определить. Назвать кого-либо расистом, даже если это грубая клевета, удобная тактика,– она либо парализует противника, либо бросает на него подозрение и лишает доверия. Такой подход стал обычным в конфликтах, которые мы наблюдаем каждый день».
Нет ни одного выступления или заявления Дональда Трампа, в которых указывалось бы на его превосходство, в частности, над судьёй Кюриэлом или ненависть к нему. Дональд Трамп ставит под сомнение объективность судьи при рассмотрении дела о Trump University. Ведь Кюриэл родился и воспитывался в мексиканской семье, а сегодня он тесно связан с La Raza.
Не является расистским и заявление Дональда Трампа против массового и практически бесконтрольного въезда в нашу страну мусульман с Ближнего Востока. В этих заявлениях нет и тени превосходства и ненависти со стороны Трампа к этим мусульманам. Никто не отрицает, что среди них имеются радикальные исламисты, которые изначально настроены на убийства тех, кто, по их мнению, не придерживается исламских норм. Обама, Хиллари Клинтон и все левые озабочены только тем, чтобы не обидеть мусульман, а не безопасностью американцев. Такая политика – предательство американского народа.
Газета Washington Post опубликовала статью бывшего генерального прокурора США Альберто Гонзалеса (Alberto Gonzales). В ней он объясняет, что у Трампа имеются законные причины для сомнения беспристрастности судьи Кюриэла из-за его членства в San Diego La Raza Lawyers Association. Гонзалес согласен с озабоченностью Трампа по поводу возможности «получения справедливого суда». «Никто не может сбрасывать со счетов без тщательного изучения проблемы восприятия ответчиком справедливости суда», – пишет Гонзалеc. Он признаёт, что некоторые комментарии Трампа против мексиканцев рассердили его. Но он подчёркивает, что речь идёт о справедливости, а не о политике. Гонзалес написал: «Речь идёт о нашей судебной системе, также и о беспристрастности судей».
Это законное право каждого из нас на беспристрастный суд пытаются отобрать у Трампа все левые вместе с такими республиканцами, как Пол Райан и Митт Ромни.
Грегори Гур
Share

США: Предчувствие гражданской войны…

«Я не разделяю ваших убеждений, но готов умереть за ваше право их высказывать», эти слова приписывают Вольтеру, но принадлежат они  английской писательнице  Эвелин Холл, взяты из ее книги «Друзья Вольтера» и являются парафразом выражения Вольтера «Думайте и позволяйте другим думать тоже» из «Трактата о веротерпимости».

Начну кратко и с главного: 1 июня американский гражданин Дональд Трамп приехал в рамках своей избирательной кампании на пост президента США в американский город Сан-Хосе на встречу с американскими же гражданами, своими избирателями.


Trump-supporter-flees-Associated-Press
Проблема в том, что люди, пришедшие поддержать его, подвергались атакам во время и после митинга, когда расходились и разъезжались.

Несколько лет назад, когда возникло движение Tea Party, я как-то услышала, что его представителей назвали в прессе фашистами, расистами, и подумала: надо сходить на их встречи и посмотреть своими глазами, что же они из себя представляют. Потому что лучше всего увидеть самой.

Пошла и посмотрела.  Абсолютно нормальные люди, которые принадлежат к разным партиям, кто-то работает на компании, кто-то владеет своим бизнесом, разный возраст, пол. Люди, с которыми можно соглашаться или нет по каким-то вопросам, но которые в массе способны услышать вас и привести свои доводы.  С ними возможен нормальный разговор.

Когда в Сан-Франциско лет 5 назад приезжал Обама, как сейчас приехали Сандерс, Клинтон и Трамп, был организован митинг против него.
Конечно, я туда пришла…  Наша группа стояла возле Fairmont Hotel с лозунгами, плакатами.

Напротив нас стояла восторженная толпа поклонников Обамы.  Как вы думаете, был ли кто-то из них избит?  Облили ли кого-то помоями, закидали ли помидорами? Оскорбляли ли кого-то? Разбили ли кому-то машину?

Не открою большого секрета, если скажу – нет, ничего этого не было.  Люди, стоящие на нашей стороне, причем люди из разных партий, понимали, что они могут не соглашаться с оппозицией, но они не имеют права затыкать другим рот.

Они живут в стране, где пока еще существует свобода слова.

А слышали ли вы, уважаемые читатели, о том, что сторонники Круза или Трампа  кого-то избили, сорвали выступление мадам Клинтон или тов. Сандерса? Преследовали сторонников вышеназванных кандидатов после выступления?
Я не слышала.

Трампу срывают выступления постоянно. Я никогда не была его поклонницей, но, во-первых,  мы выбираем из того, что имеем…А имеем, помимо него – патологическую лгунью, взяточницу и убийцу Хиллари и полубезумного, хотя и искреннего социалиста  Сандерса, человека без профессии, очередного уличного агитатора.

Во-вторых, я не люблю такого свинства по отношению к людям. Не дать человеку сказать? Затыкать рот?! Как это все более и более принято в последнее время в университетах, которые по идее должны быть источниками свободных дискуссиий…
Один мой хороший знакомый, молодой американец с добрым сердцем попытался мне «объяснить», почему, мол, именно Трампу не дают говорить, почему ему угрожают и т.д. «Ну, ты же понимаешь, он такие вещи говорит – стену построить… он сам провоцирует людей…»

Что интересно, не только мой знакомый, человек молодой и вне  политики, сказал это, но и мэр Сан-Хосе демократ Sam Liccardo усмотрел вину Трампа в том, что тому не дают проводить митинги.. В чем вина? Я думаю, в том, что Трамп посмел ступить на калифорнийскую землю.  Как тот ягненок, который виноват в том, что волку хочется кушать.

Мэр третьего по величине города Калифорнии, находящегося в сердце Силиконовой Долины, по сути одобряет беспорядки, драки, угрозы в адрес своих политических оппонентов. Мэр винит Трампа в том, что толпа бесчинствует на улицах и не дает поддерживающим Трампа людям прийти на митинг или уйти с него неизбитыми!

Любопытно вот что: фашист, расист, антисемит и исламист Луис Фаррахан вещает такое, что с непривычки можно просто не понять, где мы – в США или в Саудовской Аравии или нацистской Германии в 1933 г.. Вы слышали о том, что ему не дали говорить? Или что его последователей били, когда они шли с митинга? Нет.

Второй момент: никакая толпа не выходит на улицу сама…Людей выводят на улицу организованно те силы, которым это нужно.  Ради той цели, которую им надо достичь.   Потом эта толпа начинает жить своей «жизнью», превращаясь почти всегда в то, что вы увидите на ролике ниже. В быдло, которым уже трудно управлять. Убьют, покалечат и не заметят. Потом сядут, и те, кто их на улицу вызвал, просто про них забудут… Но это будет потом.
Так что не надо рассказывать о стихийных протестах возмущенных  людей.

Это не отдельные люди со своим мнением, соблюдающие Конституцию США, дающие право другим иметь свое, отличное от них мнение.  Это не люди, способные думать и уж тем более давать думать другим.
Это погромщики, которые вышли избивать инакомыслящих, нарушать законы США.

Вот что рассказали люди, кстати, демократы по партийной принадлежности, которые пришли просто послушать, что же скажет Трамп.


«Я видела, как одна семья с двумя детьми-подростками побежала в гараж к машине, а за ней группа молодых людей с угрозами… В гараже били машины… не давали выехать…». «Один парень бежал от толпы, ему подставили подножку, он упал, его ударили ногами, обступили и обзывали…» «В толпе погромщиков было много молодых людей с характерными гангстерскими татуировками, у некоторых лица были замотаны шарфами…» «Я поражена: было много белых американцев среди толпы протестующих, и они бесновались точно так же, как бандиты, точно так же…» «К тем, кто был в кепи со словом Trump, подходили и сбивали кепи, потом сжигали, срывали футболки с людей…» «Толпа окружала отдельных людей, их оскорбляли, в них кидали яйца… Полиции почти не было. Было несколько человек с огромными мексиканскими флагами…»

Будь на месте мэра или шефа полиции реальный лидер, лидер, а не политическая тряпка, о которую ноги противно вытереть, он бы нашел в себе силы это бесчинство остановить, а не идти на поводу у манипуляторов и не винить в произошедшем людей, у которых другие взгляды.
Потому что если идти по этой дорожке – так и всем тем, кто понимает, что Обама и что левые либералы делают с этой страной, надо  выйти на улицы и драться.  А это – гражданская война, к которой нас толкают левые. Это кризис, который, согласно учениям  радикала Саула Алинского, не должен пройти зря. А должен служить смене строя.

Для меня это простой урок: с такими лидерами, каких мы сегодня имеем,  у нас с вами нет защиты от толпы, от погрома, у нас отбирают свободу слова, она предоставляется только тем, кто клонится вместе с линией партии.
А там мы уже были.

Можно не любить Трампа и его идеи. Можно не голосовать за него.

Но он имеет полное право говорить то, что думает, там и тогда, где и когда считает нужным.  А мы имеем право приходить на те митиги, на которые мы хотим и имеем право уходить с них неизбитыми.

И именно по этой причине я буду голосовать за Трампа. И пусть мой голос в Калифорнии ничего не решает. Пусть я не уверена в том, что он сделает то, о чем говорит, пусть я не соглашаюсь с ним в каких-то вещах, но я из принципа буду голосовать за того, кому самым бесстыдным образом затыкают рот.
А на самом деле – не только ему – нам всем. Нам всем плюнули в лицо в очередной раз.

P.S. Когда статья уже была написана, всплыло это объявление на сайте Craigslist “to whom it may concern: we will pay $15.00 an hour plus travel (including room and board), clothing, flags, signs, etc.. for individuals willing to disrupt Trump rallies throughout the US. If interested please leave your name and contact number”. Это обращение ко всем желающим: «Мы заплатим всем, желающим прерывать встречи и митинги Трампа по всей стране, $15 в час плюс расходы на дорогу, проживание, питание, одежду, плакаты. Заинтересованы? Пришлите свой номер телефона».

Вот так. А вы пашете, да? Рано встаете, налоги платите. Зачем работать, когда можно бандитствовать, избивать людей, хамить, быть тем, кто ты есть на самом деле, – быдлом, и при этом деньги получать, жрать и пить, ездить по стране?!
Кто платит? Я не знаю, но я вижу, что колоссальные средства вкладываются в то, чтобы превратить США в либеральное, гангстерское государство, разрушить законы, Конституцию и дать власть шариковым. Сорос, Клинтон, наши радикальные исламские «друзья» или скорее всего они вместе – я не знаю. Но нам пора всем задуматься, даже тем, кого не интересует политика, но интересуют 20 способов приготовления котлет… Пора, потому что политика уже начала активно интересоваться вами. Вы не были на «том» митинге, вас пока не избили… Но завтра вы пойдете на другой – в синагогу, в церковь, на митинг в защиту ваших детей и вашего права их воспитывать – а привычка избивать инакомыслящих у быдла останется. И уже не важна суть митинга. Важно заставить нас не думать и мыслить, как приказано левыми. Вы либо думаете, как вам сказано, либо будете избиты (в лучшем случае).


Сегодня это быдло на митингах в масках и тряпках на лицах, а завтра им сошьют форму, назовут «народными отрядами» и покажут врага. Это мы. И вы, если привыкли иметь свое мнение. «Толерантность» либералов, о которой они так громко кричат, заключается в том, что мы должны делать и думать так, как они считают правильным. Тогда нас погладят по головке, а может, дадут конфетку. Инакомыслие уничтожается. Пока не так, как в СССР. Но долго ли ждать? И хотите ли вы ждать, пока за вами придут?

 

Share

БЕСЕДА С ВЛАДИМИРОМ ВОЙНОВИЧЕМ: ” Я СОВЕТСКУЮ ВЛАСТЬ НЕ ЛЮБИЛ!”


Премия имени Льва Копелева “За мир и права человека” (не денежная, но весьма почетная в Германии награда) была учреждена и вручается ежегодно с 2001 года Форумом Льва Копелева (Lew Kopelew Forum e.V.) — немецкой общественной организацией, задача которой — пропаганда идей взаимопонимания и диалога между странами, народами, культурами.
В прошлом году Премию получили представители гражданского общества России и Украины: украинская певица Руслана и ее соотечественник, правозащитник и борец с коррупцией Евгений Захаров, а также российский рок-музыкант Андрей Макаревич и детский писатель Эдуард Успенский.
Премии за 2016 год удостоен российский писатель Владимир Войнович. По словам Фритца Пляйтгена, председателя Форума Копелева и старого друга писателя, “Премией отмечен творческий путь В.Н. Войновича, его замечательная литература, а также гражданское мужество, человечность и правдивость, Таким образом Форум отмечает тех людей либо организации, которые за год проявили активное участие в той деятельности, которая была бы верна духу самого Льва Копелева”.
– Владимир Николаевич, вы получили Премию имени Копелева. Вы же были знакомы с Львом Зиновьевичем?
vojnovich 1Владимир Войнович Я Льва Копелева знал очень давно. С того времени, когда у него еще никакой бороды не было и на голове у него еще были волосы, и были они еще черные… Мы знакомы были с 1958 года. Потом мы еще 12 лет были с ним соседями. А потом еще 17 лет жили здесь земляками. Так что я его знал давно. Копелев это человек… очень советской судьбы. Он прошел все соблазны, все заблуждения своего поколения. Он был идеалист, коммунист, троцкист, очень любил Ленина, потом разлюбил Ленина и полюбил Сталина, потом он за всю эту свою любовь сидел в тюрьме 10 лет (между прочим, вместе с Солженицыным), но и в тюрьме он свою веру не потерял, и когда вышел из тюрьмы, опять вернулся в коммунистическую партию и где-то лишь в 70-х годах наконец понял, что всё это было неправильно. И в начале 70-х годов, когда усилились репрессии в СССР, он, будучи всегда человеком очень активным, стал активным защитником прав человека от того режима, созданию которого он так способствовал… Защищал эти права страстно и до самого конца. А в тогдашнем Советском Союзе человек, который защищал кого-то, сам сразу становился преследуемым режимом. Немедленно. И Копелев так же преследовался властью, как и другие.
Я оказался в Германии в 1980 году, так же, как и Копелев. Он немного раньше, я чуть позже. Через полгода я был лишен советского гражданства.
 – Ваш выезд из СССР в 1980-м был вынужденным…
При содействии Фритца Пляйтгена удалось побеседовать с лауреатом vojnovich 2Владимир Войнович Конечно, вынужденным. Я долго сопротивлялся отъезду. После моего исключения из Союза писателей я уже попал под плотное наблюдение КГБ. Они за мной ходили, ездили, устраивали разные провокации. У меня отключили телефон, пытались какие-то нанятые хулиганы избить в подворотне, хотя я им и не дался… В общем, обложили со всех сторон. Угрожали много раз. Как уже известно, даже отравили однажды в 1975-м. Но я все равно долгое время отказывался уезжать. Но к 1980-му я уже здорово устал и советская власть от меня устала. А в это время уже советские войска вошли в Афганистан, сослали Сахарова в Горький, и я написал свое письмо с протестом в газету “Известия”. В таком пародийном стиле: “Позвольте через вашу газету выразить мое глубокое отвращение ко всем организациям и частным лицам, лауреатам, депутатам, художникам слова, ученым и мастерам сцены, которые приняли и еще примут участие в травле лучшего человека нашей страны Андрея Дмитриевича Сахарова”.
А как вы оказались именно в Германии?
Владимир Войнович Еще в 1976 году, то есть за четыре года до своего изгнания из СССР, я был избран в Баварскую Академию изящных искусств. А после отправки мной того письма в “Известия”, ко мне домой пришел некий товарищ и сказал: “Если вы не покинете СССР, ваша жизнь станет здесь невыносимой”. А она и так уже была невыносимой. Мне сказали: мол, убирайтесь куда хотите. Лишь бы отсюда. После этого мы с женой Ириной стали думать, куда уезжать: в Америку или в Германию? В Германии у меня уже были друзья, приняли в Академию, и проч. А Америка, считала жена, это слишком далеко. Вот и выбрали Германию.
За время жизни в Германии мы все же дважды побывали в Америке — в 82–83-м годах меня пригласили преподавать в Принстонском университете русскую литературу, а в 89–90-м преподавал в Кенан-Институте в Вашингтоне. Ну и вообще я часто ездил в Америку, пока жил в Германии, раз пятьдесят, не меньше.
Мне Америка понравилась. Скажу честно, меня как писателя там знали в тысячу раз больше, чем в Европе. Когда “Чонкин” вышел в Америке, это был настоящий бум. Сначала издали тиражом в 20 тысяч, потом сразу же 200 тысяч, потом было еще много переизданий. И во всех главных американских газетах и не очень крупных писали о “Чонкине”, кроме того приглашали во многие университеты. А, кстати, в Германии, извините, — лишь в один Мюнхенский…
А через 9 лет после изгнания из СССР меня вдруг пригласила киностудия “Мосфильм” в связи с постановкой фильма по моему роману “Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина”, который должен был снимать Эльдар Рязанов. И вот тогда я в первый раз поехал в Москву. Это уже было время перестройки, все уже сильно в стране изменилось. И мой роман уже начали к тому времени печатать в Москве, в журнале “Юность”. Я поехал в Москву еще с немецким паспортом, кстати, незадолго до этого его получив. А как раз перед тем, как я получил этот паспорт, тогдашний Посол Советского Союза в Германии господин Квицинский звонил министру внутренних дел Баварии (по-моему, Штойберу) и просил не давать мне немецкий паспорт. На вопрос Штойбера: “Почему?”, он ответил: “Войнович для нас ценный кадр, и мы не хотим его терять”…
И вот после этого я стал ездить в Москву, но не переехал туда, так как вообще-то советское гражданство мне вернули только через год. А потом еще долгое время я жил в самолете между Мюнхеном и Москвой.
Как вам сейчас живётся в России?
Владимир Войнович Я сейчас живу под Москвой, в 15 километрах от Кольцевой дороги. Мне сейчас в России живётся по-старому. Все знают, что сейчас там происходит, многие по-разному к этому относятся, но сегодня во всяком случае многое узнаваемо. Когда я приехал в Москву первый раз в 1989 году, она предстала мне в ужасном виде — старая, обшарпанная, грязная… Но с тех пор в нее было вложено очень много денег, и она стала на самом деле западноевропейским городом — по внешнему виду, по рекламам… по всему современному антуражу. Но не по строю жизни. Теперешняя Москва, конечно, очень резко — по крайней мере внешне — отличается от той, которую я в свое время покидал. Во-первых, она стала гораздо больше по размеру. Во-вторых, она стала гораздо красивее. Это стал настоящий европейский мегаполис с огромными зданиями и проч. Она стала действительно красивее. Но я больше любил старую…
В то время, до моего изгнания из СССР, там была советская власть со всесильной советской пропагандой, направленной против Запада. Но люди ей не верили. И не воспринимали ее, а были уверены, что на Западе вообще нет никаких проблем. Теперь же — наоборот. Теперь, как ни странно, пропаганда действует очень сильно, насаждая такое… отрицательное отношение к Западу — к Европе и к Америке. Мол, Европа — это такое пространство, где нет вообще никакой духовности, здесь живут одни гомосексуалисты и никто больше, и вообще… Европа загнивает. Кстати, и советская власть постоянно внушала людям, что Европа и вообще Запад загнивают. Ну а сейчас вот она опять загнивает…
Я все никак не могу понять… Наверное, люди, которые осуществляют пропаганду, лучше знают народ, что ли. Но меня самого это всё очень удивляет. Потому что сейчас все-таки многие люди имеют возможность ездить на Запад, читать всякую, в том числе иностранную прессу, владеют Интернетом, вообще могут видеть всё своими глазами… Почему такое влияние пропаганда сейчас на них оказывает, я не понимаю.
–  В связи с Копелевым вы упомянули Солженицына. Ваши отношения с Александром Исаевичем, известно, были непростые…
Владимир Войнович О существовании Солженицына я узнал задолго до того, как его напечатали. Я был в гостях у своего друга и редактора Игоря Александровича Саца, который в свою очередь дружил с Александром Трифоновичем Твардовским, главным редактором “Нового мира”. Однажды мы сидели с Сацем у него дома, выпивали, вдруг приходит Твардовский: “Налейте мне рюмку, а я вам сейчас кое-что почитаю”. Налили, и он стал читать, долго-долго читал нам Солженицына. То, что мы услышали, было для нас огромным открытием, даже потрясением. Это было в декабре 1961-го, а напечатал Твардовский эту повесть в ноябре 1962-го. Это была та самая повесть “Один день Ивана Денисовича”, которая сначала называлась по-другому — “Щ-854”, это был лагерный номер Солженицына.
Так случилось, что Солженицына выдворили из СССР в 1974-м. И вас тоже репрессировали, пока еще не выдворяя, в это же время. Это как-то связано?
Владимир Войнович Нет. Я в свое время защищал Солженицына, протестовал против его преследования и проч. А у нас с ним были всё же различные обстоятельства и причины для репрессий. Сначала без моего разрешения в Германии, в эмигрантском журнале “Грани”, были опубликованы главы “Чонкина”, который в это время уже ходил в “самиздате” по рукам. Потом я продолжал подписывать протестные письма. Потом я лично написал одно письмо, довольно резкое, против создания ВААПа, после чего меня в 1974 году уже исключили из Союза писателей. И пошло-поехало…
Как родилась идея романа “Москва 2042”?
Владимир Войнович Я, когда уезжал из Советского Союза в 1980 году, размышлял: что же будет со страной через какое-то время? Попытался заглянуть в будущее. Многие приписывают мне какие-то провидческие свойства и прочее. Но на самом деле, если смотришь на те тенденции, которые нарастают сегодня, можно как-то экстраполировать это на будущее и немедленно представить, что будет. И вот я представил. В 1986-м роман “Москва 2042” был напечатан в Америке на русском языке, в следующем году в Германии на немецком. И когда я опубликовал этот роман, сначала он всех удивил главным образом тем, что там была пародия на Солженицына в образе Сим Симыча Карнавалова, а моему собственно предсказанию никто поначалу не придал никакого значения. Только сейчас об этом стали говорить.
Но Солженицын там действительно был?
Владимир Войнович Я всегда это отрицал. Говорил, что это никакой не Солженицын, а его зовут Сим Симыч Карнавалов. Говорил, что это лишь пародия, ничего больше. Но все поклонники Солженицына на меня здорово за этот роман рассердились. А мне твердили: нет, это Солженицын, это же очевидно! И тогда я решил написать впрямую именно о Солженицыне. И я написал эту книгу — “Портрет на фоне мифа”. Тираж был довольно большой, и книга моя стала бестселлером. Ее многие прочли.
А как в дальнейшем складывались ваши отношения с Солженицыным?
Владимир Войнович Чуть-чуть вернусь к началу наших отношений. После того, как его в “Новом мире” напечатали, я встречался с ним несколько раз. Еще в России. За границей потом не встречались. К его появлению впервые в печати я отнесся так же, как и все, с полным восторгом. В это время в Москву приехал известный американский писатель и сказал мне: “Я приехал сюда, потому что на Западе сейчас говорят, что в России есть только один писатель Солженицын, а больше никого нет. Я же приехал, чтобы опровергнуть это мнение, показать, что есть и другие крупные писатели. Вы как считаете?” Я ответил: “А я согласен: кроме Солженицына никого у нас нет”… Вот так я относился к нему. Сотворил, можно сказать, себе кумира. Я вообще считал его тогда гением… Во всех отношениях: и замечательный писатель, и прекрасный борец, и человек огромной нравственной высоты.
Но потом, постепенно, когда он оказался за границей, я стал внимательнее прислушиваться, мое разочарование росло. И проблема была еще вот в чем: у него появились такие яростные апологеты, поклонники. Как когда-то люди боготворили Сталина, так и эти поклонники стали боготворить Солженицына. И нельзя было сказать ничего критического в его адрес. Например, он написал повесть “Для пользы дела”. Я кому-то сказал, что мне она не понравилась. Мне говорят: “Как ты смеешь?! Это же Солженицын!” Так я стал разочаровываться в Солженицыне и его окружении. И к моменту выхода моей книги о нем, многие люди уже начали разочаровываться в нем, отчасти, может быть, и под моим влиянием. Поэтому уже были разные мнения — были и его фанаты, и противники.
А что вы чувствовали, когда рухнул СССР?
Владимир Войнович Я был очень рад. Потому что я, как известно, советскую власть не любил. Я вообще-то не ждал, что рухнет СССР. Когда я выступал против власти, я надеялся, что строй изменится, эта власть уйдет, будет либерализация строя, будет что-то большее, чем хрущевская оттепель, демократизация его и так далее. Но что она вовсе рухнула, я воспринял это с большой надеждой и думал, что Россия теперь пошла по другому пути, а значит, мои предсказания в “Москве 2042” никогда не сбудутся. Но они, к сожалению, сбываются.
За роман “Монументальная пропаганда” вы получили Государственную премию из рук…
Владимир Войнович …из рук Путина. Это правда. Но надо учесть, что это был 2001 год, и Путин тогда только-только стал президентом России. А премию ведь мне присудил не Путин, а жюри. А Путин должен был либо окончательно утвердить присуждение, либо не утвердить. И один из членов жюри позвонил мне и говорит: “Я вас поздравляю с премией”. А я говорю ему: “Но ее еще должен один человек подписать”… Тогда этот член жюри говорит: “А если он не подпишет, я вас поздравлю второй раз”.
–  Нынешняя ваша критика российской власти — и по вопросу Крыма, и Украины и прочего. Как воспринимается она властью?
Владимир Войнович Да, я время от времени выступаю и против аннексии Крыма, и против того, что на Украине происходит. Как-то написал Путину письмо в защиту Надежды Савченко, весьма резкое письмо. Но широко опубликовать в России это негде. Есть отдельные островки свободы слова, которые еще существуют — радио “Эхо Москвы”, где там дают слово и тем, и другим, есть пока телеканал “Дождь”, “Новая газета” … ну, пожалуй, и всё. Но реакции официальной на всё, что я делаю, не было никакой.
– Какие-то в отношении вас предпринимаются репрессивные меры?
Владимир Войнович В отношении меня сейчас — нет. Но, я думаю, меня спасают две вещи: известность и возраст. Знаете, когда меня в КГБ в 1975 году отравили, мне генерал КГБ сказал: “Вот когда человеку лет за 70, что мы ему будем делать, он и сам помрёт… (Он имел в виду тогда Лидию Чуковскую.) А вот вам же всего 43 года, а вы сейчас решили проститься с жизнью?..” Так вот, я и думаю, что они так и рассуждают про меня в моем возрасте. Но я думаю поэтому, что мне надо бы еще подождать…
И сегодня, конечно, так не запрещают печататься, как при Советском Союзе. Тогда если уж запрещали, то — тотально. Всё и вся. А сейчас… я вот всё-таки написал острую сатирическую книгу — “Малиновый пеликан”. Там, например, один из главных персонажей по имени Перлигос — Первое Лицо Государства, который совершает разные странные дела и постепенно превращается в пеликана. И улетает куда-то. Если б я написал такую книгу в советское время, то я бы был уже или в тюрьме, или в психушке. А сейчас вот… Я дал издательству, думал, что они не напечатают. А они прочли и сказали: “Другого бы мы не напечатали, а вы за себя сами отвечаете”. Она вышла, и считается бестселлером.
–  Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в России?
Владимир Войнович Ситуация сейчас сложная, если не сказать плохая. Я бы даже сказал, что безнадежная. Потому что Россия совершила эту аннексию Крыма, что меня, честно говоря, очень удивило. Потому что я считал, что Путин — очень осторожный человек, и таких резких движений он не будет делать. И потом ситуация на Украине, которая зашла полностью в тупик, а кроме всего прочего — это огромные денежные траты. Огромные средства бюджета тратятся на Крым, на эту войну в Украине, а тут еще примешиваются санкции, и ситуация сейчас экономическая очень сильно ухудшается. Люди получают меньше в зарплату (а в некоторых местах так же, как было и в 90-х, зарплаты не выплачивают месяцами), растут цены на продукты, хотя пока и не очень сильно выросли, но тенденция такова, и 23 миллиона человек находятся за чертой бедности… Из 140 миллионов.
Беда еще в том, что в России люди сегодня не связывают ухудшающуюся ситуацию в стране с тем, что Россия что-то не так делает. Они не понимают, что захват Крыма и эти украинские дела как-то влияют на их жизнь. Они убеждены, что это всё происки Запада, и прежде всего Америки, Обамы. Неслучайно в России сейчас говорят: “Мы никогда не жили так плохо, как при Обаме”… И на каких-то демонстрациях выходят старушки с плакатами: “Обама! Руки прочь от моей пенсии!” Они уверены, что именно Обама хочет отнять у них пенсию.
– Как вы относитесь к оппозиции в России? И вообще — есть ли она?
Владимир Войнович К сожалению, оппозиция в России очень слаба. И я думаю, что настоящие перемены придут все-таки не снизу, а когда сменится верхушка власти. Когда уйдет Путин (я не знаю, как долго еще он не уйдет), только тогда случится какая-то перестройка власти, придут новые люди, и тогда оппозиция окрепнет, и тогда можно будет на что-то надеяться. А сейчас, конечно, оппозиция делает какое-то дело, которое будет полезно в отдаленном будущем, но сейчас у нее никаких шансов реально изменить ситуацию, на мой взгляд, нет. Оппозиция слаба еще, конечно, потому, что ей не дают вырасти: создаются разные искусственные препоны, кого-то убивают, кого-то сажают, на кого-то клевещут, кого-то порочат в глазах общества. Всё это, конечно, влияет на избирателя. Давление на оппозиционеров оказывается в разной форме, подчас довольно изощренной. В такой обстановке идти в оппозицию становится все меньше желающих, люди просто порой опасаются за свою жизнь и жизни своих близких.
Не хотят ли сейчас многие в России назад, в то время, когда, как им кажется, было лучше, безопаснее, надежнее, бесплатнее и прочее? Вот и Сталина все чаще стали вспоминать…
Владимир Войнович Да, ностальгия такая есть. И, как ни странно, не только у людей старых, но и у молодежи. Потому что идут все время какие-то фильмы, где Сталин все чаще изображается как такой умный, мудрый руководитель, который выиграл войну, при котором не воровали, и люди думают, что в то время было лучше. И кроме того, проходят все чаще такие дискуссии по телевидению, это тоже часть пропаганды: один говорит, что Сталин был хороший, а другой говорит, что плохой. Из этого люди делают вывод, что вопрос — СПОРНЫЙ. А раз вопрос спорный, значит надо еще подумать…
– По-вашему, есть ли у России перспектива? Вы оптимист или пессимист?
Владимир Войнович Я вообще-то скорее оптимист. Россия сделала всё-таки уже один шаг к лучшей жизни. Да, в теперешнем режиме много плохого, но все-таки, во-первых, есть свобода передвижения, многие ездят туда-сюда, есть, во-вторых, как я сказал, еще и немножко свободы слова. Демократии нет, потому что выборы — фальшивые, это никакая не демократия. Но, повторяю, Россия сделала уже один шаг, и она обязательно сделает следующий. Не может не сделать.

 

Share

ВЕЧЕР ЛЮБВИ, НАДЕЖД, РАДОСТИ!

 RAEEC1Любое   событие может пройти торжественно, но скучно.  Но есть события, наполненные духом радости, любви, и искренней дружбы.  Такое событие, прошло во всемирно известном городе Орландо,  рядом с  великим и прекрасным Дисней Вордом.В этомгородесостоялосьоткрытие Русско-Американского Восточно-Европейского Альянса RAEEC.org

,

Daria Nastych

Эту новую динамичную организацию создала  Снежанна Данн,  гражданка США, с русскими корнями. А помогал ей Карл Данн, её американский муж, издатель журнала мод “Pageantry» ведущий  модельных шоу. Торжественное открытие состоялось   в престижном культурном орландском центре  «Царская корона». На встрече присутствовали около 150 человек. Среди гостей были представители городских властей, главы больших флоридских  компаний,  актёры, спортсмены, модели. Присутствующие обращали внимание  на юную модель из Украины Дарью Настыч. Приглашены были также  Почётные консулы четырёх стран: Франции, Беларуси, Голландии, Гаити. Почётный консул Беларуси во Флориде  доктор  Михаил Моргулис выступил с приветственным словом, в котором  представил Россию и  Беларусь, как страны мира, исполнения своих  обязательств, с большими потенциальными возможностями для западного бизнеса. В частности он сказал: «Если политики наших стран не могут договориться, мы не должны сидеть сложа руки, а должны продолжать строить мосты любви между нашими странами». На встрече присутствовал друг кандидата в президенты США Дональда Трампа миллиардер Д. Сегал.

Вёл программу издатель, уже упомянутый  Карл Данн.

Среди присутствующих царила  атмосфера полной и искренней  доброжелательности. Подавали русские блюда, лилась русская и американская музыка, исполнялись песни на русском и английском языках.

RAEEC5 , MorgulisБыли розданы свежие журналы  «US-BELARUS OBSERVER», которые вызвали большой интерес у присутствующих. Выступление Почётного Консула Михаила Моргулиса и других консулов передала телевизионная программа «Floridanews»

Президент Альянса СнежаннаДанн, русская красавица, грацией и нарядом выглядела по царски. Я попросила её рассказать о её организации, реализующей прекрасные проекты. Вот что она мне ответила:

«Русско–Американский Восточно–Европейский Альянс гордится сотрудничеством со многими штатами  и городами, где сконцентрированы большие русскоговорящие общины. Такими,  как Флорида, Нью-Йорк, Лос–Анджелес, Колумбус,Охайо, Чикаго и даже канадское  Торонто. Задача нашей организации защищать интересырусскоговорящих соотечественников, создавать доверительные отношения между государством и русскими эмигрантами. В нашу организацию входят также выходцы из бывших братских стран как Украина, Беларусь, Молдова, Армения, страны Прибалтики, Казахстан, Узбекистан.  Мы за солидарность, поддержку и сплочение русской диаспоры на территории Америке. Для нас важен факт консолидации всего русского общества. Наши задачи прежде всего:  сохранение исторической памяти и русского наследия в русской диаспоре в США  с помощью наших культурных,  благотворительных, коммерческих мероприятий, проводить объединение бизнесов наших общин, проводить  семинары, конференции, фестивали, концерты, вечера  для души. Сегодня мы видим, как наши усилия дают прекрасные плоды. Тысячи людей стали ближе друг к другу, их жизнь осветила теплота общения. У нас бывает много замечательных гостей. Совсем недавно был кандидат в президенты Дональд Трамп и  и певец-легенда из России  Михаил Звездинский. Наш Альянс – это объединение  добрыхсердец из Америки и России».

Я не видела ни одного гостя, который бы уходил  из зала без улыбки. Женщина из Санкт-Петербурга  сказала мне: « Удивительно, сегодня с нами присутствовала доброта и щедрость российского и американского народов. И это прекрасно!»

Я подумала, вот бы с таким настроением и желанием строить мосты любви, работали американские и российские политики. И может быть им в этом поможет Русско–АмериканскийВосточно –Европейский Альянс!

 

-Вероника Грежельчик

Share

РУССКАЯ ОППОЗИЦИЯ О ТРАМПЕ

Противник Путина русский писатель Михаил Веллер высказывает своё мнение на опозионной Путину российской радиостанции “Эхо”.

trump ru…Этот человек слегка напоминает Бисмарка, о котором было сказано еще в 19-м веке: «Бойтесь этого человека – он говорит то, что думает». Вот Трамп говорит то, что он думает. Он разрушает всю эту башню
политкорректности. Говорит он вещи, за которые его обвиняют в фашизме люди, которые не понимают, что такое фашизм.
Он говорит, что построит стену на границе с Мексикой, чтобы нелегалы
не могли свободно, по своему желанию, сколько хотят и когда хотят
проникать на территорию США. В принципе закон запрещает нелегалам
проникать, в принципе по закону нелегалов быть не должно. Но, если
говорят: «А давайте мы сделаем, чтобы их не было», — они начинают
вопить, что это фашизм. Почему? Кто это вопит? Кому выгодны нелегалы?
Первое: это ребята, которые набирают их на работы – бесправных, за
треть зарплаты, не отстегивая ни в какие фонды, ни пенсионные, ни
медицинские, — они делают на этом свой бизнес. Им выгодны нелегалы.
Для них Трамп – это кость в глотке.
Второе: это выгодно тем, кто «крышует» наркоторговлю, потому что
наркоторговля – бизнес столь крупный, что без «крыши» он существовать
не может, а в Штатах тоже достаточно распространен.
Когда европейцы, те же россияне хотят в Америку, они годами обивают
пороги, добиваются грин-карт, собирают справки, доказывают, что у них
молодая семья, дети, перспектива, потом им отказывают, говорят,
исчерпана квота. А здесь ты приходишь и работаешь – и всё! А потом ты
выходишь на демонстрацию: «Дайте все права! Мои дети американцы. Я
хочу бесплатное образование для них, я хочу бесплатную медицину для
них и для себя» и так далее.
Трамп заявляет, то пора кончать с экспортом производств, то есть,
когда производственная база выносится за границу настолько, что на
последних Олимпийских играх возник легкий скандал: форма была пошита в
Китае, и там были этикеточки «Made in China». «Так вот, — говорит он,
— это должно производиться на территории Америки, рабочие места должны быть здесь, все мощности должны быть здесь, все налоги должны
платиться здесь, и обогащаться должны не транснациональные корпорации, а должна страна. Потому что вместо этого размывается средний класс, увеличивается пропасть между бедными и богатыми, — прямо по Марксу, –как в Европе, так и в Америке. Бедных и богатых делается больше, а средний класс исчезает, люмпенизируется, потому что транснациональным корпорациям выгодней производить в дешевых странах, а своим платить пособия». Трамп говорит, что это надо прекращать, а на китайские товары нужно вводить пошлину.
Вот сейчас возьмем и забабахаем 45%, может, не 45 – может, 51 или 34,
но то, что пошлина – это абсолютно правильно. То есть он говорит о
необходимости протекционистских мер для поддержания своей экономики,
потому что конкуренции с товарами, произведенными в «дешевых» странах,
Америка сегодня не выдерживает: слишком дорогая рабсила, высоковаты
издержки. А транснациональные корпорации порвут пасть кому угодно за
свои доходы. Для них тоже Трамп – это кость в глотке.
Когда либералы и демократы говорят: «Америка в ужасе: вдруг Трамп
станет президентом!» А что, вы и есть вся Америка? А голосует за него
кто? Эти ребята – о 68-м годе мы еще скажем, — которые захватили все
университетские кафедры и все СМИ — всё это принадлежит левым:
неосоциалистам, неокоммунистам всех мастей, неолибералам всех мастей –
они полагают, что они – это и есть мир, цивилизация и Америка. Причем
они являются, в общем, социальными паразитами, они живут только за
счет того колоссального капитала, который за прошедшие века создан
предшествующими поколениями – есть, что разваливать. Это, как сказала
когда-то чудесно Маргарет Тэтчер: «Социализм прекрасен до тех пор,
пока не кончаются деньги».
Трамп говорит именно то, что нужно делать, но что противоречит
сегодняшним тенденциям глобализации, политкорректности и
транснациональным корпорациям. А сегодня вот эти три силы и идеи, в
общем, правят всем западным миром. Если они будут править дальше, то
все накроется довольно быстро: 15 лет, 40 лет, но накрывается у нас на
глазах сейчас. И вот они все не хотят Трампа, потому что он, грубо
говоря, против всех этих ребят. То, что он говорит – чистая правда.
Следующий вопрос – исламский. Это очень тонкий вопрос.
Видите ли, начиная с 9-11, с самолетов и башен-близнецов практически
все теракты совершены мусульманами. Это ни в коем случае не значит,
что все мусульмане – террористы, но все террористы оказываются
мусульманами. И, как правило, к этому нужно хотя бы очень внимательно
относиться, тем более, сейчас, когда происходит бум беженцев. Дело же
не в том, что война в Сирии. В Марокко, в Судане, в Сомали, в Алжире.
Они идут, потому что Европа говорит: «Приходите! Моя страна – твоя
страна. Возьмите наши деньги. Живите на нашей земле и сольемся нашими
культурами». В Кельне они уже сливались на Новый год.
Если бы он в России шел на выборы, я вне всякого сомнения за него бы
голосовал. Потому что этот человек не нуждается в том, чтобы воровать,
который весь, как на стекле, потому что, если бы у него нашли хоть
один «схимиченный» доллар — ему бы давно этим долларом заткнули бы рот
и все места, он был бы снят с предвыборной гонки. У этого человека,
кроме того, что он честен, нет возможности быть нечестным. И то, что
говорит этот человек, это истинная правда. Одно из обвинений: «Он
популист!» Слово «популист» носит отрицательную эмоциональную окраску,
это плохо. То есть, когда ты говоришь то, чего народ хочет и устал
ждать, тебя говорят, что это плохо, «ты популист». А если ты смеешь
что-то запрещать, эти уроды тебя тут же обвинят в фашизме.
Все это дешевая демагогия, и эта демагогия присуща всему либеральному
движению, западной цивилизации в Европе – и американскому и
европейскому – и западным лидерам в Европе. Потому что революция 1968
года победила. Троечник Кон-Бендит, который прославился тем, что
подошел к министру культуры Франции и попросил у него прикурить, и
министр вместо того, чтобы дать ему в рыло и свалить в бассейн, на
берегу которого было, дал ему прикурить. Сейчас во Франции не дают в
рыло. Вот когда давали, это была прекрасная и великая Франция! А
сейчас она несколько иная, посмотрите на нее…
Так вот, эта революция 68-го была подготовлена всей франкфуртской
идеологией, Франкфуртской философской школой. А это были социалисты и
коммунисты. В 17-м году они победили в России. А были европейские,
которые не победили в Европе. И в 23-м году во Франкфурте они
организовали Институт социальных исследований, который позднее
превратился во Франкфуртскую философскую школу У её истоков стоял
коммунист и коминтерновец Дьёрдь Лукач, который сидел одно время у нас
в гостинице «Москва».
И эти ребята поставили своей задачей произвести мировую революцию. Эта
задача постепенно менялась. «Ибо, — сказали они, — поскольку
капитализм подкупает рабочих благами и повышает им зарплату и
оболванивает их через радио, а потом через телевидение, то пролетариат
практически исчез; а кто же у нас революционный класс? Мы хотим
бесклассовое справедливое общество, где все работают, все друг друга
любят, никто ни на ком не наживается. А это общество, которое есть –
буржуазное и капиталистическое, – надо смести. Какие классы сметут?
Все маргиналы, все религиозные меньшинства, все национальные и расовые
меньшинства. Заодно сюда же – все сексуальные меньшинства, заодно сюда
же – все мигранты. То есть все недовольные, все аутсайдеры, все
лузеры, все, кто на обочине – вот это и есть революционная сила», –
провозглашала генеральная идеологическая доктрина Франкфуртской школы.
Вот в 68-м году это выдвигалось. И главный лозунг: «Запрещать
запрещается!» — его писали во всех местах. С тех пор, если ты смеешь
что-то запрещать, эти уроды тебя тут же обвинят в фашизме, то есть,
если ты фашисту дал в рыло, то ты фашист уже по факту приятия
насильственных действий. Если тебе не нравится активно что бы то ни
было, то есть в той же Голландии, той же Дании, если ты ударил вора –
ты фашист. Он же не угрожал твоему здоровью, он всего лишь крал. Ему
нельзя наносить никакие физические травмы и увечья! Фашизм всё, что
мешает этой идеологии. А эта идеология продвигает вперед свои
маргинальные классы.
Это идеология толерантности ко всему.
Существуют десятки миллионов чистосердечных «полезных идиотов»,
которые называют европейскими ценностями в основном антиценности, в
основном ценности совершенно отрицательные, в основном то, что
работает на уничтожение сегодняшней европейской и американской
цивилизации. И возникает вымышленная точка зрения: с одной стороны,
исламисты – это плохо, а с другой стороны, правые – это тоже плохо.
Вот как же сделать, чтобы и волки сыты, и овцы целы, и пастуху –
вечная память? При этом никто не хочет публиковать программы правых.
Разумеется, левые, которые стоят у власти, не хотят категорически эту
власть терять. Если придет Трамп…
Трамп говорит, что Америке нечего особенно делать за границей; что,
прежде всего, нужно сосредоточится на своих собственных проблемах.
Демократы, которые так любят все хорошее, их Барак Обама сделали всё,
что можно, чтобы способствовать «арабской весне». Во что превратилась
Ливия? Во что превратилась Сирия? Вся история с Египтом, с Хосни
Мубараком и так далее. Вопрос: за что ему дали Нобелевскую премию
мира?.. Надо признать, что Муаммар Каддафи был кровавый палач. Ну, про
Саддама Хуссейна вообще не говорим. Башар Асад — палач! Что может быть
хуже палача? Сто палачей, которые придут на его место, если этого
убрать! Потому что давно знают все реальные востоковеды:
демократические выборы на Ближнем и Среднем востоке всегда
заканчиваются победой «Братьев мусульман», на этом заканчивается вся
демократия.
Так вот Трамп говорит, что и нечего там делать. А это армейские
продвижения по службе, это бюджет ВПК, это миллиардные прибыли из
государственного бюджета. Этот сумасшедший мерзавец, который может
наплевать на политический истеблишмент, может взять это и сделать. Они
отстаивают свой жирный алмаз, простите за идиотское сочетание,
величиной с отель «Риц», а им бескорыстно помогают левые, которым
промыли мозги, которые думают, что это и есть ценности. Им говорят:
«Ребята, с вашими ценностями – с вашими толерантностями, с вашими
геями, с вашими чайлдфри, с вашим приемом всех на свете — в течение
двух поколений европейцы остаются в меньшинстве и исчезают вообще. Это
выморочная идеология, вы понимаете? «Вы фашист, если так говорите!» То
есть, если ты говоришь правду, которая не нравится – ты фашист. И это
они называют ценностью.
Трамп говорит то, что есть. Он угрожает всей этой чудесной
конструкции, где одни имеют деньги, другие имеют власть, а третьи
имеют славу – иногда это сочетается. И, надо сказать, что демократы у
него чудно учатся. Недавно Барак Обама дал интервью, по-моему, Джеффри
Голдбергу, где изложил практически программу консерваторов: что не
надо было вести войны, что промышленность надо подымать внутри
штатов…. Интересно, почему он не делал 8 лет своего срока?
Демократы в Америке уже давно плодят социальный паразитизм, и
социальный паразитизм в Америке, так же, как и в той же Франции, это
очень важный электоральный сектор, который помогает выигрывать
демократам.
Республиканец Трамп говорит: «Человеку надо помочь найти работу. Наш
долг — создавать рабочие места. Наш долг — опять поднимать
промышленность, расширять производство. Но они не должны содержать
паразитов: один работает, а второй живет у него как захребетник». Да,
это совершенно справедливо. Но, если за это все люди, которые работают
и работать хотят, то все, которые ставят на противоположный электорат,
совершенно против. Выбор тут простой: или Трамп, или Клинтон. Больше
кандидатур нет.
Хилари Клинтон – это та самая госсекретарь с 9-го по 13-й год, при
которой и благодаря которой произошла вся «арабская весна»… В чем была
работа госсекретаря, если все это кончилось столь плачевным образом?
Что касается уничтожения американского посольства в Бенгази, то оттуда
посылали депеши, что дело пахнет керосином, что нужна срочная помощь.
Помощь оказана не была. А когда высадился десант, то было уже поздно.
А в охрану была нанята исламская гвардия, которая вступила в бой с
американским десантом, не подпуская его к резиденции посла, каковой
посол был долго насилован перед смертью. И это ей все сходит с рук.
Почему сходит с рук человеку, который как госсекретарь повинен в
страшном беспорядке на Ближнем, Среднем Востоке, который повинен в
погроме и убийства в американском посольстве? И сейчас она
рассказывает, что она за все хорошее. На нее работает большой аппарат.
Она владеет даром интриги, она хороший аппаратчик. У нее прекрасные
налаженные политические связи. Я думаю, что не будет ничего хорошего,
если Хилари Клинтон станет президентом.
А если президентом станет Дональд Трамп, будет ли он тем президентом,
о котором сейчас сам про себя рассказывает? То, что с Трампом это
имеет реальный шанс – вне всякого сомнения. Он человек крайне
амбициозный. Он человек крайне размашистых планов и решений. Он ловит
кайф, когда делает что-то вот такое-эдакое. Я не знаю человека,
который выполнил бы абсолютно все предвыборные обещания, ну, может
быть, за исключением Франклина Делано Рузвельта, человека редкостного
ума и умельца таких дальнобойных комбинаций, что его изучать да
изучать — много засекречено. Заметьте, олигархат ненавидел Рузвельта.
Тогда его обвиняли в социализме, в коммунизме, в наступлении на
священные права капиталистов и так далее. Он делал вещи крайне
непопулярные у политического истеблишмента, который его ненавидел. Но
народ, который мгновенно стал жить лучше, мгновенно получил надежду,
голосовал за него. Он был единственным, кто избирался четырежды. Потом
это дело прикрыли, чтобы не было таких…
Так что Трамп может это сделать. И года у него такие, и биография у
него такая, и у него нет обязательств ни перед одной политической
группой, ни перед одной транснациональной корпорации. Он не должен
будет, заняв этот пост, отрабатывать обещания, которые им давал.
Share

Евреи и современное христианство



На днях Ватикан обнародовал программный документ, где впервые зафиксирован официальный отказ от миссионерской работы среди иудеев. Отныне евреи – согласно католической доктрине – единственный народ на Земле, не нуждающийся для спасения души в «благой вести» христианства. Получается, несмотря на то, что иудеи не верят в Иисуса, католические богословы признают спасение евреев «теологически бесспорным» и объявляют этот вопиющий парадокс «неразрешимой божественной тайной». Мол, если Всевышний обещал спасти евреев, он сам справится с этой задачей – без помощи христиан.

popeЭтот революционный шаг в развитии христианской теологии был приурочен к 50-летию Nostra Aetate – декларации Второго Ватиканского собора, на котором было в значительной степени пересмотрено отношение католичества к иудаизму и осуждены попытки насильственного крещения евреев. 

Напомним, что до 1960-х годов каждую Страстную пятницу евреев обвиняли в «вероломстве», читай – распятии, и это обвинение было изъято из литургии именно Вторым Ватиканским собором, объявившим, что «завет между Б-гом и евреями продолжает действовать». Теперь же Папский престол сделал следующий шаг, объявив излишним и добровольное приобщение евреев к христианской вере.

Документ под названием «Дары (т. е. дары евреям) и призвание Б-жье безвозвратны» содержит ряд важных посылов. В частности, отмечается, что христиане не могут быть антисемитами, поскольку их религия уходит корнями в иудаизм. Более того, на недавней встрече с еврейскими религиозными лидерами папа Франциск заявил, что антисемитизмом являются не только нападки на евреев, но и выступления против Израиля. 

Всё это не означает, что в отношениях между иудаизмом и Римом не осталось проблем – они есть. Так, например, до сих пор не обнародованы данные о еврейских детях, спасенных католической церковью в годы Холокоста и не возвращенных в еврейскую общину – на рассекречивании этой информации настаивают еврейские организации.

Но в целом Святой престол делает всё возможное для диалога с евреями – именно от католических теологов исходила инициатива отмечать во всем мире День иудаизма, чтобы «подчеркнуть еврейские корни христианства и содействовать христианско-иудейскому диалогу».

В некоторых странах, включая Италию, Австрию, Нидерланды и Польшу, уже существует подобный день. Его проводят 17 января. Его мероприятия включают в себя научные конференции и дискуссии по отношениям между иудеями и христианскими церквями, семинары по традициям иудаизма, концерты еврейской национальной музыки, выставки и другое.

Особенности проведения “Дня иудаизма” в разных странах должны определить местные Епископские конференции, поскольку отношения между католической церковью и иудаизмом в разных странах складываются по-разному.


Большинство протестантских церквей и течений давно отказались от анти-еврейской риторики. Католическая церковь медленно и постепенно движется в том же направлении, теперь уже можно сказать, что ею пройдена большая часть пути.

А что же происходит в православных церквях, прежде всего в РПЦ? Пусть напишут об этом читатели!

 

Share