Грех разведчика – Дмитрий Быков о русской эмиграции

«Не по России мы тоскуем, батенька, а по молодости, ушедшей бесследно».

Владимир Набоков

 

Я, придя рожать в палату орущих женщин, с наглостью и омерзением заявила, что я-то уж и звука не издам, а эти, что орут, – невыдержанные истерички. Когда схватки начались у меня, закричала так, что три дня потом говорить не могла. Горло сорвала.

Лекция Быкова об эмиграции (фестиваль лекций «На крыше» — «Русский эмигрант как психологический тип», http://www.limonow.de/myfavorites/DB_100.html#2016.08.11) – многословные рассуждения о родах трусливой нерожавшей бабы. Как от тени отца Гамлета, отбивается он от призрака эмиграции, на которую не решился, в самооправдании дойдя до казуистического уравнивания внутренней эмиграции (фига в кармане), к которой он себя относит, с эмиграцией реальной.

Разговоры его об эмиграции – анекдот про еврейского парикмахера, писавшего романы из графской жизни. Быков пытается в системе координат русскоязычного литературоцентризма объяснить эмиграцию, которая и географически, и лингвистически, и ментально, и этически, и экономически находится за пределами его опыта и воображения.

По мнению Быкова, эмигрант «ненавидит туземцев, потому что… живет у них из милости и пользуется достижениями их скромной цивилизации… Вторая черта русского эмигранта – у него нет будущего…»

То, что несет Быков об эмигрантах, – это то, что точно выразил Губерман: х**ня. В провинциальном русоцентризме он не может понять и поверить, что, за исключением малой группы русскоязычных зацикленных на литературе людей вроде меня, все еще изредка читающих и посматривающих шедевры русской литературы и кинематографии, большинству давно уехавших Россия вообще малоинтересна, как уехавшему в Москву из деревни становятся неинтересны деревенские новости.

Быков просто наступил на ту же швабру, на которую наступали многие ставшие знаменитыми литераторы. Перепутав свое знание литературы со знанием жизни и начав всех поучать по типу солженицынского «как нам обустроить», Быков даже создал классификацию абсолютно незнакомого предмета – эмиграции, о которой, в отличие от литературы, он ничего не знает. Видел издали в коротких наездах и наскоро наслышан, в основном, жалоб от писавших по-русски эмигрантских аутсайдеров, которые тоже об эмиграции ничего не узнали, хотя переместились географически.

Неудивительно, что жаловались. Экстремальный пример: представьте, что таджик, переехавший в Москву, пытается себя прокормить писанием на таджикском, не желает учить русский и входить в русскоязычную реальность, упорствуя в таджикском языке. Сколько он продержится? Таджикские соотечественники от него разбегутся, и единственный, кто с удовольствием будет слушать его жалобы, – заезжий таджикский писатель, не осмелившийся переехать в Москву.

Если и затесались среди поклонников Быкова успешные люди, то он не понимает динамики отношений и доверяет их «откровениям». Не желая сыпать соль на раны комплекса неполноценности заезжего россиянина, они больше свою реальность разругивают, как деликатная замужняя подруга никогда со старой девой – неудачницей своим семейным счастьем не поделится, только жалобами на мужа.

БРОДСКИЙ, БЫКОВ И ЭМИГРАЦИЯ

У Быкова в лекции есть две, как Basso Ostinato, повторяемые болезненные темы: Бродский и Силиконовая долина. Если нужно узнать, чем страдает человек, посмотри, в чем он обвиняет других. Быков потому и обвиняет эмигрантов в зависти, что разъедаем ею. Хотелось бы быть тем, Бродским, и жить там, в Силиконовой долине, но струсил (знает, что трус, и сам себя так называет).

Ни разу не довелось мне встретить полуеврейского или еврейского русскоязычного литератора, который не пнул бы Бродского. Быков, естественно, тоже присоединился к хору завистливых актрис из гримуборной. Быковский незаурядный талант – это плебейство литературного временщика рядом с патрицианством гения. И это притом, что, серьезно не читая по-английски и не зная английской и американской литературы (за исключением нескольких переводов, что всегда в лучшую или худшую сторону далеки от оригиналов), он не может понять, что лучшее, что написано на английском в последней трети двадцатого века, написано Бродским. За эссе на английском дали ему Нобелевскую премию, а не за стихи на русском, как считают многие россияне.

Не зная американской реальности, Быков не может понять, что такое быть национальным поэтом – лауреатом и что это такое, когда в нью-йоркском метро на панелях внутри всех вагонов сияли строки Бродского, и что национальный проект Бродского обеспечивать гостиницы томиками поэзии наряду с Библией поддержан правительством.

Иосиф Бродский

Сказать про Бродского, что он «всю жизнь к этой трагедии стремился и всегда в нее попадал», может человек, не понявший, что единственной трагедией Бродского была трагедия Пушкина: «Черт догадал меня родиться в России с душою и с талантом». Все остальное – последствия.

Как оскорбленный оставант (потенциальный эмигрант, который мог уехать, но остался), не может Быков простить Бродскому пощечины-фразы: «Лучше быть собакой в Нью-Йорке, чем шейхом в Риаде», понимая, что саудовская столица – лишь символ другого, живущего на нефтяные деньги, только на морозе, города.

Не может оставант простить Бродскому, что тот принципиально отказался писать о своих родителях по-русски, объясняя это тем, что хочет выпустить их души из рабства. Ничего себе такое услышать пишущему только на русском языке литератору! И вот здесь цитирую Быкова: «…злорадство насчет бывшей Родины является единственным способом преодолеть эмигрантскую травму… Точно так же Бродский и его друзья во время хоккейных турниров всегда болели за чехов, а не за наших».

Эмигрантская травма? В восточных сатрапиях, одной из которых являлась Россия, самым изощренным типом пытки считалось, когда на глазах у сына издевались над его матерью. Уже после эмиграции Бродского над его родителями, двумя стариками, издевались до самой их смерти, сначала лишив их пенсии, а потом не выпуская никуда, ни по одному, ни вместе, понимая, что все, чего хотят эти несчастные люди, – увидеть хоть на час своего единственного сына, а все, чего хочет он, – увидеть их. Эмигранта Бродского на похороны матери не пустили. (Объясните все это нормальному европейскому человеку?) С чего бы у Бродского три инфаркта? Такие истории почти до 90-х годов счастливому невежде Быкову могла бы рассказать каждая третья эмигрантская семья.

Вторая болезненная точка у Быкова – Силиконовая долина, потому что все, что там происходит, – полное перечеркивание поносных (от слова «поносИть») измышлений Быкова об эмиграции.

Пробежимся подробнее по быковским фантазиям.

ЗАВИСТЬ И НЕНАВИСТЬ НА ФОНЕ СИЛИКОНОВОЙ ДОЛИНЫ

 Быков: «…его (эмигранта – Т.М.) главных черт – помеси зависти и ненависти в отношении туземцев, ненависти и ностальгии в отношении Родины…», «ненавидит туземцев, потому что живет у них из милости…».

Взрыв хохота. Читаем Millionaire next door, бестселлер Томаса Стэнли, 30 лет возглавлявшего институт по изучению миллионеров. Статистики – вагон, но он честно пишет, что одного понять не может: почему русские эмигранты не только вышли на первое место в Америке по уровню дохода и по уровню образования, но главное, если в группе американского населения с английскими, шотландскими и немецкими предками на сто семей – семь семей миллионеров, то среди русским эмигрантов – каждая пятая семья, или 22 процента? И он описывает не тех эмигрантов, что уезжали уже в конце 90-х и после, прихватив непонятно (или понятно) как добытые капиталы, а о тех «русских» (читай еврейских) эмигрантах, что прибыли в 70–80-х с четырьмя чемоданами на семью и с 90 долларами на человека.

На встрече со Щаранским в Стэнфорде несколько лет назад я вдруг сообразила, что из сидевших за столом десяти эмигрантов все, кроме меня, создали огромные компании, нанимавшие тысячи людей, продали эти компании и создали новые. За соседним столом – такая же ситуация. (Черт, да я ведь тоже создала свою компанию!)

Сергей Брин

Сергей Брин – символ суперуспешного эмигранта из России, но такими людьми не в многомиллиардном долларовом масштабе, а в многомиллионном можно заполнить обширную аудиторию.

В гостях на Новый год обнаружила, что вокруг меня все мужчины работали в Google. Молодой, тридцати с небольшим, человек на акциях любимой компании имел уже 40 миллионов. Все начинающие компании платят сотрудникам акциями и в случае удачи делают их миллионерами, потому земля вокруг Oracle как будто позолочена: люди платят за дома рядом большие деньги, чтоб на работу далеко не ездить. В Oracle столько русских и других эмигрантов работает, что иногда кажется, что там американцы – редкость.

На экскурсиях «Стэнфорд – Силиконовая долина» я всегда с удовольствием показываю дома-дворцы нашей эмиграции. С гордостью показываю компании, которые они открыли, и просто компании, в которых работают, внеся своими сумасшедшими заработками вклад в превращение Силиконовой долины в самое дорогое место по жилью в Америке. Жаль, что яхтами и частными самолетами не похвастать. Попробуйте не в России, где разворовывали построенное поколениями советского рабского бесплатного труда, а в чужой стране с нуля на все это заработать.

О какой «зависти» и о какой «жизни из милости» фантазирует слабо информированный Быков, когда это эмигранты дают туземцам (американцам) работу, создавая компании и руководя ими, изобретая и создавая гаджеты; когда у нас, приехавших всего 25–35 лет назад, дома, которые американцам, родившимся здесь, и не снились, когда мои друзья с круиза на круиз только успевают, из Японии – в Южную Африку на сафари, из Панамы – в Австралию, из Германии – в Грецию. Кто и кому должен завидовать?

И почему «цивилизация», которой пользуются эмигранты «из милости», вдруг «скромная»? Мне показалось, что Быков, выходя на деревянную сцену в Москве с американским компьютером в руках, в долю секунды находя в нем всю нужную информацию в американском интернете с американским «Гуглом», держа в кармане американской джинсовой куртки американский iPhone, по мощности равный сегодня компьютерам НАСА, выполняющим указания с человеческого голоса, пользуясь изобретенным в Америке автомобилем и прилетая регулярно в Америку на сконструированном в ней самолете, чтобы заработать у огаживаемой им эмиграции (больше он никому не нужен) американские доллары, тоже пользуется достижениями той же «скромной» цивилизации. Он, как и идиот Задорнов, правда, с бОльшим талантом и словарным запасом дает публике понять, что американцы (или европейцы) – тупые, изысканно подмахивая примитивному русскому шовинизму.

О какой ненависти к туземцам можно говорить, когда они в 70–80-х нас, нищих, заново, как после инсульта, учившихся говорить и читать, приняли, обогрели, накормили, устроили наших детей и стариков, дали возможность переучиться тем, у кого применимой специальности не было? Ни разу не оскорбили за кошмарный английский, не прогнали за неумение пользоваться компьютерами, банковскими автоматами, водить машины.

О какой ненависти к туземцам можно говорить, когда узнали мы их в полицейских, честных и спасающих на дорогах, в профессиональных ласковых медсестрах и акушерках в больницах, в просто непривычно добрых после российской злобы и почти всегда помогавших людях? Покажите мне этого эмигранта, у которого, по Быкову, – ненависть к туземцам (американцам). Зачем страдать? Ведь билет обратно в одну сторону – всего 500 баксов! Там у него вся ненависть пройдет.

НОСТАЛЬГИЯ

 Четвертое качество эмигранта, которое объединяет их всех, – это ностальгия.

Дмитрий Быков

Слона-то в своем лекционном словоблудии Быков не приметил: 80 процентов эмиграции из России в XX веке – евреи. И не учел он причину их эмиграции – антисемитизм, определенный русской писательницей Ириной Грековой: «Антисемит – он идейный. Это человек страшный… А погромщик – тот попроще… Антисемитизм все время тлел в народе потихоньку, только ходу ему не давали. Теперь дали. Ох, страшное дело, когда крикнут народу: ату его! Уже шепотом крикнули».

Свежий отчет об антисемитизме в России определил самую антисемитскую в стране группу – интеллигенция. В советские времена погромщик мог только морду набить, а интеллигент, антисемит идейный, не пустив в университет, на работу, книги в печать, диссертацию к защите, отправив за поэзию и прозу в тюрьму и ссылку, – всю жизнь под откос пустить.

Десять лет, сидя в отказе, я печатала документы подачи на выезд в основном еврейским эмигрантам. Каждый третий клиент – с трагедией: сыновей не пускали к умирающим от рака матерям, дочерей – на похороны отцов. Целая огромная трехпоколенная семья оставалась без работы и садилась в отказ, потому что директор школы не давал второкласснику справку. У многих подавших на выезд ловили сыновей и сажали в тюрьму за уклонение от армии, доведя этим молодых еще дедушек и бабушек до инфарктов и инсультов. Скольких людей после издевательств на носилках к самолету несли, и они, не доехав до вожделенных Израиля и Америки, умирали в Вене. А о скольких уезжающих милиция сообщала друзьям-уголовникам, и их перед отъездом грабили да и убивали, иногда беззащитных…

Когда я документы печатала, мне казалось, что по моей пишущей машинке кровь течет. Среди самой большой эмиграции из России в Америку – еврейской – ностальгии не наблюдала. Тридцать лет отдышаться от счастья не можем, что ноги унесли.

Что же касается этнических русских эмигрантов, то чудовищной ностальгией по России страдала первая послереволюционная эмиграция, потому что вернуться не могла. Ностальгия – тоска по месту или прошлому, куда нет возможности вернуться. Сегодняшние беглецы из России всегда могут обратно прилететь, воздухом родины подышать и еще раз почувствовать, что их оттуда вынесло. Уже это сознание – прекрасный антиностальгин.

Стойте. Вру. Есть у эмигрантов ностальгия. Возникает она на эмигрантских застольях, когда вспоминают, как работали грузчиком или слесарeм с докторской степенью, чтобы потом стать вице-президентом в IBM или Oracle (история шести израильских дворников, создавших систему воздушной обороны), или как уважаемая в городе меценатка убирала лестницы в небоскребах, пока муж сдавал экзамены на врача, или как женщина, ставшая потом боссом в «Майкрософт», на интервью по хайвэю за неимением машины и денег на такси на каблуках 3 мили шла, и еще сотни таких историй, в которых и боль, и гордость, что преодолели и смотри, чего достигли.

И не понимает он, что это мы открыли дорогу сегодняшней молодой эмиграции угонами самолетов, лагерными сроками и работой в отказе по ночам кочегарами с профессорскими званиями. Быкову этих наших историй не понять. Он не рожал.

КУЛЬТ УСПЕХА

…в эмиграции присутствует еще одна чрезвычайно важная и опасная вещь – это культ успеха.

Дмитрий Быков

В силу незнания американской жизни Быков счел культ успеха чисто эмигрантской особенностью. Этот культ – абсолютно американская черта (успех таких, как Трамп, только восторг у всех вызывает) и показывает невероятную разницу американской и российской ментальности. В Америке – действительно культ успеха, потому что все хотят стать успешными, добиться, открыть миллионную компанию, построить обалденный дом. Никто не жаждет, чтобы у соседа корова сдохла.

Дмитрий Быков

Про культ успеха Быков точно от лузеров, не достигших успеха, услышал, как и все, что он от них узнал об эмиграции, что подтверждает фраза: «Вот Бродский – это тот из наших, кто все-таки пробился». Все-таки? Не вырваться Быкову из объятий лузеров. Много ли наших, за малым исключением, кто НЕ пробился? Даже если и дома потерял кто-то, так многомиллионные! Да и как красиво надо было пожить, чтобы такие деньги спустить!

ЭМИГРАНТ ЛИШЕН ПРОФЕССИИ

Быков: «Эмигрант лишен профессии, в этом его главная драма. Он должен просто с нуля обретать профессию гораздо более низкого статуса. Профессию земледельца в кибуце в Израиле».

Уже с первых слов лезет феодальное презрение холопа и одновременно ленивого барина к профессии свободного земледельца. Презрение – непонятное ни в Америке, ни в Израиле. И опять он стал жертвой информации от ноющих неудачников.

Быков мыслит устаревшими даже в России категориями, когда люди всю жизнь жили в одном месте и по одной профессии работали. Ему не знакома американская мобильность с переездами каждые пять лет и переменами на протяжении жизни нескольких профессий. Именно эмиграция показала, что человек способен переучиться, стать асом и наслаждаться и своим новым мастерством, и деньгами за него.

У меня был на частной экскурсии 70-летний человек из Нью-Йорка, приехавший в США в 60 лет без языка и начавший рекламное дело. Его бизнес-телефон бесконечно звонил в лесу. Даже очень пожилые, но работоспособные и мозговитые люди сумели утвердиться в своих профессиях или переучиться.

Десяток знакомых преподавательниц музыки (музыкальное образование дает особую связь между кончиками пальцев и мозгом) стали блестящими программистами с соответствующими зарплатами в «Майкрософт» и Apple. В Америке зря денег не платят. Я, со своим философским факультетом и училищем при консерватории, не знавшая, куда бензин в автомобиле заливают, когда понадобилось в моем экскурсионном бизнесе водить автобус, сдала на профессиональные коммерческие права и летала по фривеям, как по воздуху. Открою секрет: водить большой автобус гораздо легче, чем машину, – все тебя боятся, разбегаются, и дорога свободна.

Молодой женщине, закончившей Стэнфорд и удачно работающей в биотехнологиях, через пять лет приходит идея стать врачом, и она идет учиться на медицинский факультет, а программист в 35 лет решает стать юристом. Моя знакомая стала юристом в 40 лет, прекрасно работает, и впереди еще лет 30 успешной работы. Не говоря о том, что сейчас появились абсолютно новые профессии и исчезают старые, безжалостно уничтожаемые компьютеризацией. Сегодня срок работы человека – примерно 50 лет. Я знаю людей, работавших в возрасте за 80, и одного столетнего (Bernard Lewis). Работа по одной специальности в одном месте безумно сужает кругозор и надоедает насмерть. Как литератор Быков должен знать врачей и инженеров, ставших профессиональными писателями. Для людей нескольких профессий в Америке существует определение «человек Ренессанса» (Renaissance man – Леонардо да Винчи).

В американский университет я пошла переучиваться в 50 лет одновременно со своими детьми и отнюдь не была самой старой в классе. Да и в России после перестройки многие профессии поменяли и не пожалели. Недавно у меня на экскурсии был бывший инженер-электронщик, который стал хозяином кондитерской фабрики. Деньги его устраивают, работать интересно.

НАШЕ БУДУЩЕЕ – ЭТО ДЕТИ. ОБ ЭМИГРАНТСКИХ ДЕТЯХ

Быков: «Вторая черта русского эмигранта – у него нет будущего».

Быков: «Я очень мало знаю эмигрантских детей, которые при абсолютной интегрированности в американскую культуру, при брекетах на зубах … все-таки стали американцами. Они не американцы. Они именно гибриды, метисы, и этого не вытравишь. Очень немногие из них счастливы, более того, очень многие из них ненавидят родителей за то, что они без их воли навязали им вот это мучительное двойственное состояние».

Быкову надо бы остановиться на словах: «…я очень мало знаю эмигрантских детей». Для ребенка, приехавшего в Америку до 15 лет, перестроиться на другой язык в школе занимает от 4 до 6 месяцев. Выучившийся в последних классах средней школы или даже приехавший только к колледжу ребенок уже полностью встраивается в американскую жизнь. Если родители не заставляют его изучать русский язык, притягивая к русской литературе и искусству, везя его в Россию, хотя он хочет на Гавайи, в Мексику или на худой конец в Хорватию, где снимается «Игра престолов», он вообще забывает, что его что-то связывает с этой страной. Россия для таких детей – просто еще одна страна мира, куда почему-то (если) тащат их родители, хотя, по их мнению, есть страны поинтереснее.

Быков: «Проблема в том, что они плохо говорят по-русски. С родителями все чаще переходят на английский, хотя родители настаивают на употреблении русского языка».

В десятом классе мой сын оказался в группе детей-эмигрантов. Вернувшись домой, он спросил: «Мама, а почему я один из всех говорю по-русски?» «Да потому что я тебя возила два раза в неделю к преподавателю и деньги платила». В начале эмиграции большинству было не до этого. Набоков писал, что учить детей в эмиграции русскому – это самое дорогое. Дети, у которых родители настаивают на употреблении русского языка и которым русский язык сохранен, становятся bi-lingual (двуязычными). Никаких кентавров. Больное воображение. Посмотрите на теннисистку Шарапову, привезенную в Америку в 9 лет. Как все дети-эмигранты, она абсолютно свободно функционирует и в американском, и русском лингвистическом поле. Взрослые эмигранты даже иногда не помнят, на каком языке разговаривают. Одноязыкому Быкову это трудно понять. Bi-lingual литераторы пишут на двух языках. Я серьезно начала учить английский уже в Америке после пятидесяти и все же опубликовала свой первый рассказ и статьи на английском.

Мария Шарапова

Для жизненной навигации в англоязычной реальности русский язык, как французский или китайский, – роскошь, если из этого не делается бизнес, дипломатическая или лингвистическая карьера. Да и языки, если нужно, сегодня, при компьютерах, легкости и дешевизне перемещения по миру, приобретаются и теряются с быстротой трудно вообразимой нами, кто учился английскому у учителей, не видевших ни живого американца, ни живого англичанина.

Сейчас, если кто хочет ребенку подарок сделать, отправляет его в китайский, русский, французский детский сад, как богатые русские для английского отправляют детей на лето в Ирландию.

Даже православная послереволюционная эмиграция, которая надеялась, что большевизм падет и они вернутся в Россию, свято хранившая русский язык с воскресными школами при церквях, продержала знание языка только в одном поколении. Дети знали язык, внуки уже нет.

Это для Быкова проблема, что наши дети плохо говорят по-русски, потому что для него, ограниченного русским языком, это единственная вселенная. Шекспир русского не знал. У Пушкина первым языком был французский. Бродский меня, бросившуюся к нему с жалобами на судьбу русскоязычного литератора в Америке, справедливо отбрил: «А кто вам сказал, что писать можно только кириллицей?»

Более того, именно дети становятся катализаторами полной американизации родителей-иммигрантов. Они тыкают их в американские книги и фильмы, знакомят с американскими друзьями, приносят домой и учат пользоваться новыми гаджетами, тащат на американские праздники и салюты. С детьми мы учились в американских университетах и слушали выпускные напутственные речи таких знаменитостей, как Стив Джобс, Билл Гейтс, Бродский или Барышников, с ними мы рожали в американских родильных домах, с ними мы идем навестить дедушек и бабушек – единственное место, где нужен русский язык. Но старики так счастливы от присутствия внуков, что им абсолютно все равно, что те говорят на смешном русском.

Наши дети сделали наше будущее настоящим. Они поступили во все самые престижные не только в Америке, но и в мире Стэнфорды, Гарварды, MIT и Беркли. Они стали финансистами на Уолл-стрит, учеными в Принстоне, знаменитыми актерами, как Мила Кунис, наоткрывали стартапов в Силиконовой долине, провалили их или стали миллионерами. Мой младший, вторая теннисная ракетка среди юниоров, отучился в самом дорогом университете Калифорнии и был приглашен как чемпион-спортсмен в Белый дом (жаль, Обаму не придушил). Сейчас работает в стартапе в Нью-Йорке и со старшим братом, тоже удравшим из Калифорнии (все калифорнийцы подальше от родителей едут в Нью-Йорк, а ньюйоркцы – в Калифорнию), гуляет по Манхэттену. Дочь, наоборот, вернулась из Нью-Йорка, вышла замуж, живет в красивом доме в пригороде Сан-Франциско и рекрутирует специалистов в компании Силиконовой долины, пока я ползаю по траве с ее десятимесячным сыном. Честно говоря, не верю, что все это со мной происходит.

ДРУГОЕ БУДУЩЕЕ – СТАРОСТЬ

Во время самой первой своей американской университетской учебы я была впечатлена курсом по геронтологическому туризму. «Если у вас в группе почти все за 80, то есть шанс, что кто-то по дороге умрет. Как его доставлять обратно?» – начал лекцию преподаватель. Действительно, на всех туристических маршрутах и круизах – масса стариков, которые, отработав многие годы, так проводят свой заслуженный отдых. Некоторые даже домой не возвращаются – с одного корабля пересаживаются на другой. Их там кормят, развлекают, есть медики. Каждый второй или третий день – новый город или новая страна. Иногда совсем старые люди даже на берег не сходят на остановках. Это интересный вариант, когда старики не морочат голову не то что внукам, учитывая продолжительность жизни, а даже правнукам, живя в городках «только для взрослых», да и маленькие дети им не мешают.

Огромной частью старости, увы, является медицина. Во всяком случае, основной костяк медицинского персонала, медсестры, имеет высшее образование, то есть, включая среднюю школу, 16 лет учебы, а часто и на пару лет больше. Американская медсестра имеет больше часов медицинского образования, чем врачи во многих странах. То, что называют медсестрой на территориях бывшего Союза, по американским понятиям не имеет даже среднего образования. А ведь именно с медсестрами (давайте смотреть правде в глаза) чаще всего имеет дело человек последние недели, а иногда, увы, и годы своей жизни.

Пока, наверное, самое большое достижение туземной «скромной» цивилизации – это обслуживание стариков и научно-фантастическая геронтологическая медицина. Сама видела: просто с того света вытягивают.

74-летнюю маму приятель в Ленинграде нашел в коридоре больницы. В ответ на его возмущение – «Нам молодых класть некуда, а она уже свое отжила!» В нашей «скромной» цивилизации женщины в этом возрасте еще любовников заводят.

Будем надеяться, что нирвана на белоснежном круизном лайнере, уплывающем в Карибские, Средиземные моря и прочие океаны, – это и есть закат и будущее моей старости.

ЭМИГРАНТ ВСЕГДА НЕНАВИДИМ НА РОДИНЕ

С этим заявлением Быкова я полностью согласна. Крепостные всегда усердно помогали барину поймать бежавшего на волю, как и заключенные неслись схватить беглеца из лагеря. Это и было причиной тюремных сроков и издевательств над пытавшимися уехать в 70–80-х, эмиграции, которую я лучше всего знаю и которая героически открыла дорогу остальным. Быков прав: ненависть и зависть, потому что мы спаслись. Но не только это.

Российский человек ощущает себя и других собственностью государства, государственным рабом и, являясь частью этого государства, частично собственником других людей. Для него любой убегающий в другие страны – еще и досадная потеря личной собственности.

В Ветхом Завете есть глава «Грех разведчиков», или «Грех соглядатаев» (в старом переводе): «…те, которых посылал Моисей для осмотрения земли и которые, возвратившись, возмутили против него все сие общество, распуская худую молву о земле…» (Числа, гл. 13).

В своей лекции Быков совершил лжесвидетельство о стране Эмиграция, заставляя людей, пусть даже в мечтах находящихся на пути к земле обетованной, сомневаться: «Не лучше ли нам возвратиться в Египет?» (Числа, гл. 13). Может, в этом и была его задача? Я струсил, пусть и другие тут со мной сидят!

Совершенный Быковым грех разведчика-соглядатая вдвойне мерзок, если учесть быковскую литературную популярность, которая ставит печать правды на его слова и поощряет людей им верить. Что Господь сделал с теми соглядатаями, кто распустил худую молву о земле, Быков, как недавно крещенный христианин, должен знать.

Белла Ахмадулина

Белла Ахмадулина произнесла на концерте в моем доме слова: «Ненавижу эту страну, которая загрызает самое лучшее, что у нее есть».

Никто не знает, как скоро ненавидящее эмигрантов-убегантов большинство оставантов заставит правительство перекрыть разбегание и утерю собственности, и те, кто мог бы спастись, пока их не загрызли, задержавшись, останутся на его быковской совести.

P.S. На днях проинтервьюировала молодого (28 лет) русского эмигранта из Новосибирска, снявшего у меня квартиру. Три года в Америке. Прекрасный английский, хорошая зарплата. Приехал по визе H-1, которую уже превратил в грин-карту. «Почему Вы уехали?» – «Прочитал Айн Рэнд и решил, что хочу жить в стране развитого капитализма. Кроме того, всем, кто хотел эмигрировать, дали возможность это сделать. Боюсь, что другим скоро скажут, что им это уже не нужно».

Татьяна МЕНАКЕР

Share

ЧТО ПРОИСХОДИТ В АМЕРИКЕ…

           Мне хотелось бы напомнить всем хорошо знакомую сцену из романа Ильфа и Петрова. Помните, когда Остап Бендер сидел в канаве вместе с Паниковским и Балагановым, спасаясь от преследователей, а настоящий автопробег, «настоящая жизнь пролетела мимо, радостно трубя и сверкая лаковыми крыльями». Настоящая жизнь проносится мимо тех людей в Америке, которые живут в мире мифов и пропагандистских фальшивок. К сожалению, они этого просто не замечают. Настоящая жизнь проносится мимо них именно так, как описывали классики – «радостно трубя и сверкая лаковыми крыльями».

            “В мире мифов Трампу с минуту на минуту грозит импичмент. В реальном же мире жена Трампа Мелания во время первого зарубежного визита разговаривала с президентом Франции на французском, с канцлером Германии – на немецком, а с папой Римским – на итальянском. Кто-нибудь из средств массовой информации упомянул об этом? Так, хотя бы для приличия? Но смелых идти против ЦК Демократической партии не нашлось… И в самом деле, зачем прикормленным журналистам выставлять бывших первых леди Хиллари Клинтон и Мишель Обаму, которые иностранными языками не владеют, в неприглядном свете. Так что тот факт, что Мелания Трамп в совершенстве владеет пятью иностранными языками, в мире пропагандистских мифов просто не существует. В мире мифов демократы призывали президента Обаму не далее как в декабре прошлого года уволить директора ФБР Коми за нарушение законодательства при расследовании сервера электронной почты Хиллари Клинтон. Когда же президент Трамп уволил Коми, эти же демократы зашлись в истерике. Почему? Да потому, что до них дошло, что с увольнением Коми в реальном мире исчезло последнее препятствие для уголовного преследования четы Клинтонов. В мире мифов Трамп – единственный на встрече на высшем уровне G7, который нагло и демонстративно игнорировал все, что говорилось другими лидерами стран семерки, поскольку якобы не надел наушники, чтобы слушать переводчиков. В реальном же мире Трамп все-таки слушал переводчиков, но он использовал не стандартные громоздкие наушники, как все остальные, а имел один миниатюрный наушник, какой используют, чтобы слушать музыку на iPhone. В мире мифов сразу определили, что странные красные импульсы света из окон Белого Дома в день приезда Трампа из первого зарубежного турне – это и есть тот самый секретный приемопередатчик для получения инструкций из Москвы. К сожалению для мифотворцев, когда номера газет с этой сенсацией уже были отпечатаны, выяснилось, что это были отражения проблескового маячка на крыше машины скорой помощи, которая проезжала мимо Белого Дома.

            В мире мифов фото телезвезды канала CNN с отрезанной головой Дональда Трампа – это свобода слова (честно говоря, я и не знал до этого, кто такая эта Кэтти Гриффин и что она – звезда, но в мире мифов, как известно, свои табели о рангах). В реальном же мире визуальные ассоциации между средневековыми фанатиками из Исламского Халифата и звездами Clinton News Network были замечены всеми. В мире мифов администрация Трампа недееспособна, а внутри Белого Дома царит хаос. В реальном же мире вся эта якобы негативная информация о внутренних разборках внутри Белого Дома исходит от сотрудников Обамы. Нет, это не оговорка – именно от сотрудников Белого Дома, оставшихся там со времен Обамы. Дело в том, что традиционно все без исключения сотрудники Белого Дома были политическими назначенцами. То есть каждый новый президент полностью менял 100% всех сотрудников – телефонисток, машинисток, стенографисток, поваров, уборщиц, секретарей, компьютерщиков, водопроводчиков, фотографов и так далее. Всю обслугу. Но в конце прошлого года, всего за месяц до ухода со своего поста, президент Обама президентским указом изменил статус работников Белого Дома. В одночасье все они стали не политическими назначенцами, а государственными служащими.

Одним росчерком пера Обама превратил Белый Дом в шпионское гнездо.

              Ведь государственных служащих по закону нельзя уволить просто так. Реальность такова, что государственные служащие в Америке – это каста неприкасаемых, которых не просто уволить, а даже перевести с одного места работы на другое не так-то просто. Надеюсь, теперь всем понятно, что все эти утечки совершенно секретной информации из Белого Дома – дело рук банды, члены которой лично преданы Обаме. Именно поэтому Трамп проводит так много времени вне Белого Дома – либо в своем имении во Флориде, либо в своем клубе для гольфа в Нью-Джерси. Именно в Нью-Джерси, вдалеке от шпионов Обамы, Трамп и Генеральный прокурор Сешинс приняли решение об увольнении директора ФБР Коми. И действительно, никаких утечек в прессу в этом случае не было. Как уволили Директора ФБР Коми? Это была блестяще проведенная секретная политическая операция. Трамп выждал, когда Коми будет вне Вашингтона вместе со всей своей командой телохранителей и советников. Он был в Калифорнии по официальному делу. Трамп подписал приказ об увольнении и вручил его лично своему персональному телохранителю, который находится у него на службе уже более четверти века. Этот громила со своей командой и приказом Трампа приезжает в штаб-квартиру ФБР и захватывает кабинет теперь уже бывшего директора. Проводит обыск, изымает все документы, диски, записи, вскрывает персональные сейфы и компьютеры, и передает все это богатство в руки Генерального прокурора США. А это действительно богатство – весь компромат на вашингтонских политиков хранился именно в личных сейфах Директора ФБР. Сам Директор ФБР Коми узнал об увольнении из теленовостей, но истинным шоком стала неприкрытая угроза Трампа, который в своем Твиттере написал, что теперь Коми надо быть весьма осторожным, потому что у него, Трампа, имеются записи частных бесед с Коми. Все левацкие средства массовой дезинформации просто взорвались – как, мол, нехорошо Трампу записывать частные разговоры со своими сотрудниками в Овальном кабинете. А потом все вдруг, как по команде, замолчали, как и сам уволенный Коми. Замолчали потому, что даже сквозь оглушительную истерику эфира реальность просочилась внутрь, и до всех наконец-то дошло, что Трамп имел в виду совсем не те магнитофонные записи.

Трамп имел в виду те записи, которые нашли при обыске в кабинете Директора ФБР. Записи, которые Директор ФБР хранил для себя. И только для себя.

Никому неизвестно, насколько хватит фантазии у профессионалов пропагандистских мифов, утечек и фальшивок. Интенсивность их работы пока не снижается, но что-то подсказывает мне, что их тиозавры начинают нервничать. Их тиозавры из мира мифов не выдерживают конкуренции с нашими тиозаврами из обычной реальности. Будучи людьми образованными, их тиозавры понимают, что слишком долго водить за нос американскую публику не удастся. Их тиозавры знают по своему опыту, что ведь раньше-то все это работало. Работало годами. Десятилетиями. Но что-то изменилось, и жизнь пошла куда-то не туда. В сторону, диаметрально противоположную той, куда их тиозавры стремились привести нас.

                  Жизнь изменилась. Америка изменилась. Они же, находясь внутри ими же созданных мифов, этого не заметили. А реальная жизнь проносится мимо, радостно трубя и сверкая лаковыми крыльями.”

*REF
Share

АМЕРИКА ПРОБУДИЛАСЬ

                                                                                                МИХАИЛ МОРГУЛИС

ТРАМП РАЗБУДИЛ АМЕРИКУ! За мгновенье до гибели великая страна очнулась.

trump-thumpsupКогда-то, в уже далёкие времена,знаменитый сенатор Джесси Холмс сказал, уча нас, молодых, уму-разуму: “Возможно, наступит пора, когда более или менее честный человек будет казаться ангелом на фоне толпы лицемеров и лгунов”. И такое время пришло.

Выборы не были просто борьбой двух партий. Это была борьба между либеральным духом разложения и загнанным в угол американским духом веры в Бога, свободу и достоинство человека. Воспитанные на социалистических постулатах о том, что всё надо поделить и предоставить, в первую очередь, неспособным ни к чему лодырям, эти духовные отморозки практически повторяют старый бандитский лозунг Ленина – “Грабь награбленное!”. Правда, с некоторым уточнением. Они согласны, чтобы грабили, но только не их. Они хотят помогать чёрным американцам и мусульманам, но так, чтобы не жить с ними рядом, а если общаться, то лучше на расстоянии.

trump-clintonКогда вещи не называют своими именами, когда вместо горькой правды придумывают сладкую ложь, тогда и начинается упадок страны, разложение общества, его моральных устоев. Это проклятое слово “толерантность”, по-русски – “политкорректность”, стало в Америке ширмой для карломарксовских выкормышей. Этим словом оправдывают убийц, насильников, политических шарлатанов. Либеральные манипуляторы даже несправедливость государства по отношению к белому населению считают законной. Возможно, для кого-то, живущего не на американской земле, прозвучит откровением, что в стране, основанной европейскими колонистами, процветает расизм по отношению к белым. Но для живущих в Новом Свете это стало повседневной реальностью. Уже много лет предпочтение у нас отдаётся не уму, не способностям, а цвету кожи. Сам цвет кожи, в этом случае не играет главенствующую роль. Все зло заключено  в доведённой до абсурда политике “толерантности”. В результате в стране наступила деградация в государственных учреждениях, число работающих в них профессиональных, талантливых людей упало почти до нуля. О чём можно вести разговор, если, придя в госучреждение, вы сталкиваетесь с ленивой и недалёкой тёткой, у которой мышление на уровне ученика третьего класса?!А разве не упадок царит на самом вверху американской власти, где рулит ограниченный либерал-комсомолец, а в паре с ним профессиональная лгунья, равнодушная к жизни и смерти граждан собственной страны?

Так было до недавнего дня. Но сейчас в Америке произошло чудо, иначе это не назовёшь. Фаворитка либеральной тусовки и развращённого социальными подачками плебса, располагая для своей предвыборной компании бюджетом в шесть раз большим, чем её оппонент, имея команду вышколенных, высокопрофессиональных лгунов, проиграла,пусть и очень богатому, но простому парню. Нужно было видеть лица обозревателей либеральных телеканалов в тот момент, когда чаша выбора американского народа склонилась в его пользу.Растерянность, шок, паника, полное непонимание, почему случился этот непредвиденный никем из них “облом”.

trump-klinton-2А я вам скажу, почему. Избранный президент– единственный среди американских политиков – стал называть вещи своими именами, не давая им сладкие лживые названия, греющие слух либеральной плесени, которой заросли наши университеты и государственные учреждения. Он называл чёрное – чёрным, белое – белым. Я не имею в виду в данном случае цвет кожи, а то, что он говорил правду.

По всем подсчётам и прогнозам, по всей политической логике, по всем социальным исследованиям он должен был проиграть. Но, по молитвам ли американцев или по Своей собственной воле, в это дело вмешался Бог и вложил в сердца людей желание избрать Дональда Трампа президентом Америки. Возможно, Бог поступил так, потому что что Трамп говорил о том, о чём со страхом думали все простые и непростые американцы.

А думали они о том, что Америка превращается в какой-то выморочный гибрид дрянного,третьесортного социализма, лагеря для перемещённых лиц и табора непонятных личностей, прикочевавших к нам из далёкого прошлого. Они наконец поняли, что, если этот дикий разгул либерализма не остановить, их дети будут жить в стране, где президентом может стать только  гомосексуалист, а секретарём Госдепартамента – только лесбиянка. Провинциальная Америка, которая раньше пребывала в беспечной спячке, вдруг стала просыпаться и, с испугом оглядываясь вокруг, понимать, что это не страшный сон, а реальное будущее, которое ждёт их детей и внуков.

 Разбудил её, эту традиционную Америку, пожилой краснолицый парень, похожий на разбогатевшего ковбоя, но не утративший понятия о справедливости и порядочности, можно сказать, не утративший понятия о понятии. Если бы он не разбудил её, то стране пришёл бы конец. Клинтон, особо не волновавшаяся оттого, что фанатики расстреляли посла её страны, с лёгкостью доверявшая национальные секреты своей мусульманской помощнице, муж которой был связан с террористами, привела бы страну к обрыву пропасти и столкнула её туда, не моргнув глазом. И на дне пропасти образовалась бы новая страна –какой-нибудь Союз американских социалистических республик, с лагерями, тюрьмами, пытками, растлением душ детей и взрослых.

Конечно, никакой Дональд Трамп один бы с этим не справился. Его предназначением стала роль набатного колокола. Но вложить в сердца людей страстное желание спасти страну мог только Бог. И Он это сделал. Миллионы ещё вчера равнодушных людей, сегодня, с интуицией, полученной с Неба, поняли, за кого им надо проголосовать. Так приняли реальное воплощение сказанные когда-то  мной на телевидение слова: «Люди выбирают, но  Бог избирает».В этот раз, меч, нависший над Америкой, ангелы отвели.

trump-clinton-lossОднако миллионы других людей,чьи души обросли коростой полукоммунистического либерализма, зомбированные фальшивыми речами обамоклинтовских обольстителей,все еще стенают и рвут на себе волосы из-за того, что проиграли их лживые кумиры.Они не смогли пройти сквозь ядовитый морок пропаганды и осознать: если бы погибла Америка, погиб бы и весь остальной свободный мир.

Напрасно надеяться, что всё установлено навечно. Ничего вечного в мире нет. Благословение Божье может длиться столетиями и закончиться в один миг. Потому что Божья логика – не человеческая, она полностью другая. Божье понятие о справедливости полностью отличается от человеческого разумения этого слова. Божье понятие о любви абсолютно не совпадает с нашим малокровными убогим представлением о ней.

Вспомните: эксперимент, задуманный дьяволом и воплощённый им в России, длился 74 года. Людям казалось, что Советская власть навеки. Но для Бога это было всего лишь мгновением. Ну и где эта власть теперь? На пыльной свалке истории. Бог допустил такой кровавый эксперимент только для того, чтобы он послужил назиданием для всего человечества.

Казалось бы, этот недавний урок должен быть выучен назубок. Но, вот парадокс, человек постоянно  забывает о том, что он – Божье творенье, вновь и вновь пытаясь восстановить Содом и Гоморру и привести в города распутства своих детей. Можно, конечно, назвать это преддверие ада  “раем”, как это было только что пропагандировано “демократами”в предвыборной борьбе. Убедить толпу легковерных в том, что Содом и Гоморра и есть небеса обетованные. Но рано или поздно ослепление проходит, и человек обнаруживает себя в одиночестве, лицом к лицу с плодами своих собственных и чужих грехов.

     Однако и тогда Бог человека не бросает. Творец не оставляет Своё творение, как не оставляет отец больное, безумное дитё. Он надеется, что Его ребёнок всё же выздоровеет, подобреет. Что, вместе с совершенствованием технологического разума,возрастёт и душа человеческая, и добавится в земную жизнь больше любви, больше душевной мудрости, больше смелости и больше понимания того, что все мы здесь для того, чтобы отражать Свет нашего Творца. И тогда на шарике Земля станет чище, теплей и радостней. Я очень надеюсь, что пробуждение, которое происходит сейчас в Америке, коснётся каждой страны, каждого человека, живущего в этом мире.

Mikhail Morgulis President, Spiritual Diplomacy Foundation, Honorary Consul of the Republic of Belarus
МИХАИЛ МОРГУЛИС
Bridgeusa@aol.com
www.morgulis.tv
usbelarusobserver.com

 

 

Share

«Реквием Холокосту»

«Я пришел за советом к мулле. Мулла сказал: иди к раввину!»
В центральный зал Синагоги эту картину внесли закатанной в рулон. Стали разворачивать – места на полу не хватило, мешали скамьи. Шутка ли: размер холста 10 на 6 метров.
,
rekviem-xolokostu– Эта картина называется «Реквием Холокосту», – рассказывает Вагиз Адизянович Адельшин, 76-летний петербургский художник, татарин по национальности. – Слева оркестр заключенных. Их заставляли играть в то время, когда пытали и мучили других евреев. Потом всех музыкантов расстреляли. В центре картины – восстание в Варшавском гетто. На заднем плане – поезда, доставлявшие евреев в концлагеря.
Вагиз Адельшин готовил эту картину около 4 лет. А как закончил – начался кошмар.
– Души убитых евреев приходят ко мне во сне, протягивают руки, о чем-то просят, – содрогаясь, рассказывает художник. – Что они хотят? Может быть, какую-то молитву просят? Может, я должен что-то для них сделать? Я человек верующий, пошел к мулле. А он – посоветовал обратиться к раввину! 
Так Вагиз Адизянович оказался в кабинете у раввина Цви Пинского. А потом и принес свою картину, чтобы показать ее в Синагоге.
kartiny-v-sinagogyКак вышло, что татарин, мусульманин, так проникся трагедией еврейского народа?
Все началось с рассказа польской дамы.
После перестройки Вагиз Адизянович – любитель путешествий и лингвистический самородок – колесил по всей Европе, подрабатывал портретами и копиями, быстро осваивал разговорные языки. История картины о Холокосте началась в Варшаве. Художник пришел к одной очень немолодой даме – писать ее портрет. На стене у той висела маленькая плакетка, на ней выемка, а внутри – рисованный углем колос пшеницы и надпись по-польски: «Дай нам, Б-же, хлеб насущный».
Художнику стало интересно, что за картинка такая. И услышал страшную историю.

История плакетки. Рассказ польской дамы

«Это было в войну. Кто-то постучал в дверь. Открываю – на пороге высокий, худой мужчина. Одежда на нем висела, как на вешалке.
– Пани! Дайте кипятку! У меня в гетто семья умирает.
Гетто находилось совсем рядом, на соседней улице.
Я предложила ему поесть. Он отказывался. Но я его усадила, накормила – он каждую крошку подбирал. Звали его Йозек, он был художник, ювелир. Я дала ему хлеба для семьи. И сказала, чтобы постарался выбраться ко мне и на следующей неделе – я шила мундиры для немцев, и мне должны были выдать продуктовую карточку. Он пришел и подарил мне плакетку – новенькую, блестящую. Я была изумлена, велела снова приходить. Но он не пришел. Вскоре я увидела его из окна трамвая, выскочила…
– Йозек, почему не пришел?
– Пани, мне неудобно брать у тебя хлеб. Мне больше нечего дать тебе взамен.
Я с трудом выспросила у него, где находится его барак. Через несколько дней раздобыла бутылку вина, сунула охране – пропустили. Я принесла Йозеку еды – но там уже не было ни его самого, ни его семьи. Мне рассказали, что все его родные умерли, а сам Йозек развел в ведре мел и на стене написал: «Leben und leben lassen» («Живи сам и давай жить другим – ред.»). За это его расстреляли. В память о Йозеке я берегу эту плакетку. Видать, уголь потом у него кончился, он больше не мог для меня ничего нарисовать, и ему было неловко брать у меня хлеб…»

Польские художники сказали: «Гениуш»

– Благородство Йозека меня потрясло, – рассказывает Вагиз Адизянович. – У него семья умирает, а ему неловко, видишь ты… Сначала я думал написать портрет этого Йозека. Потом побывал в еврейском музее. Видел фотографии. Мертвые дети на земле, столько трупов… Самое страшное – я смотрел на этих детей и ужасался: ведь это мои одногодки! Думал, с ума сойду. Потом я поехал по лагерям: Освенцим, Майданек. Общался с выжившими. Материалов накопил – одних набросков полмашины. Сделал сначала экскиз метр на метр. Но что передашь на таком маленьком холсте? Решил увеличить в 10 раз. Большую картину писать недешево: нужно арендовать мастерскую, покупать холсты, краски. До обеда я занимался халтурой – брался за любые заказы. А после обеда писал картину. Девять с половиной месяцев работал. Как закончил – пригласил польских художников. Они посмотрели и сказали: «Гениуш!».
А вот собственная родня, как признается Вагиз Адизянович, его порыв не оценила.
– Они меня упрекают: лучше бы ты себе на квартиру заработал! И вообще, где ты и где евреи? Я отвечаю им: мы все рождаемся одинаковыми! Истребление нации – разве можно относиться к этому равнодушно?
И то сказать: пример неравнодушия и героической помощи евреям Вагиз Адизянович видел в собственной семье.

Он не иуда, он татарин!

 В годы войны дядя Вагиза Адизяновича с товарищами попал под Севастополем в плен. Среди них был горбоносый лейтенант-еврей. Немцы привели пленников в церковь. Переводчик сказал еврею: «А тебя, иуда, мы расстреляем!». И тут дядя неожиданно для себя выкрикнул: «Это не иуда, это татарин!». «А чем докажешь?» – поинтересовались немцы.
И тут дядя сделал то единственное, что в этой ситуации оставалось: снял штаны. И татарин, и «иуда» были обрезаны. Немцы поверили, лейтенант остался жив. Он дружил с дядей и приезжал к нему до самой смерти.

Да, так что же сказал раввин?

Вагиз Адельшин с фотокопией своей картины
в Большой Хоральной Синагоге
Мы начали наш рассказ с того, что Вагиз Адизянович оказался в Синагоге, в кабинете у раввина. Что же сказал ему рав Цви Пинский?
– В еврейской традиции есть несколько дат, когда читается молитва за умерших. Тогда же мы молимся и за души погибших в Холокост. Эти люди попали сразу в рай. Б-г принял их с распростертыми объятиями. Их души не страдают.
После этих слов Вагизу Адизяновичу стало легче. В любом случае, он ни о чем не жалеет:
– Я выполнил свой долг. Оставил память.
В целом, трагические сюжеты для художника совсем не свойственны. Все остальные его картины позитивные и жизнеутверждающие.
***
«Реквием холокосту» – огромное полотно, его размер 60 кв. м. Художник Вагиз Адельшин работал над картиной много лет: ездил в бывшие концлагеря Германии, Беларуси, Польши. Чтобы принести огромный холст в Синагогу и показать главному раввину Петербурга, понадобилась помощь троих мужчин. Развернуть холст целиком не удалось – в синагоге не хватило места.
Менахем-Мендел Певзнер, главный раввин Санкт-Петербурга:
«Картина очень впечатляет, она очень большая. Нужно будет подумать, где повесить это полотно. Но задача картины – вызывать у человека определенные реакции и эмоции. И я считаю, эту картину должны увидеть как можно больше людей, чтобы они смогли обдумать то, что на ней изображено».
На картине изображено восстание евреев в концентрационном лагере Треблинка, недалеко от Варшавы в августе 1943-го года. Сам художник по национальности – татарин, но его всегда волновала тема уничтожения евреев фашистами. Два его дяди жили в еврейском местечке и чудом уцелели, когда пришли оккупанты.
На одном из фрагментов картины художник изобразил музыкантов, которые самовольно устроили концерт в честь своего погибшего дирижера. Всех оркестрантов после этого расстреляли. В нижней части холста нарисован ребенок на голой земле. Это девочка, погибшая в концлагере, ровесница художника. Он однажды увидел ее на фотографии и теперь видит во сне почти каждую ночь.
Вагиз Адельшин, член Союза художников:
«Она встает в белом одеянии, протягивает вверх руку и что-то шепчет. Я думал, сойду с ума. Меня спасло то, что аренда мастерской очень дорогая – и мне приходилось половину дня рисовать портреты, чтобы заработать на аренду».
В мастерской художника в Люблинском переулке, в Петербурге, тесно, поэтому для «Реквиема холокосту» Вагиз Адельшин арендовал в Варшаве просторную студию. Летом картину, возможно, покажут в Русском музее – сейчас ее оценивает группа экспертов, чтобы допустить к выставке.
Share

РУССКАЯ ОППОЗИЦИЯ О ТРАМПЕ

Противник Путина русский писатель Михаил Веллер высказывает своё мнение на опозионной Путину российской радиостанции “Эхо”.

trump ru…Этот человек слегка напоминает Бисмарка, о котором было сказано еще в 19-м веке: «Бойтесь этого человека – он говорит то, что думает». Вот Трамп говорит то, что он думает. Он разрушает всю эту башню
политкорректности. Говорит он вещи, за которые его обвиняют в фашизме люди, которые не понимают, что такое фашизм.
Он говорит, что построит стену на границе с Мексикой, чтобы нелегалы
не могли свободно, по своему желанию, сколько хотят и когда хотят
проникать на территорию США. В принципе закон запрещает нелегалам
проникать, в принципе по закону нелегалов быть не должно. Но, если
говорят: «А давайте мы сделаем, чтобы их не было», — они начинают
вопить, что это фашизм. Почему? Кто это вопит? Кому выгодны нелегалы?
Первое: это ребята, которые набирают их на работы – бесправных, за
треть зарплаты, не отстегивая ни в какие фонды, ни пенсионные, ни
медицинские, — они делают на этом свой бизнес. Им выгодны нелегалы.
Для них Трамп – это кость в глотке.
Второе: это выгодно тем, кто «крышует» наркоторговлю, потому что
наркоторговля – бизнес столь крупный, что без «крыши» он существовать
не может, а в Штатах тоже достаточно распространен.
Когда европейцы, те же россияне хотят в Америку, они годами обивают
пороги, добиваются грин-карт, собирают справки, доказывают, что у них
молодая семья, дети, перспектива, потом им отказывают, говорят,
исчерпана квота. А здесь ты приходишь и работаешь – и всё! А потом ты
выходишь на демонстрацию: «Дайте все права! Мои дети американцы. Я
хочу бесплатное образование для них, я хочу бесплатную медицину для
них и для себя» и так далее.
Трамп заявляет, то пора кончать с экспортом производств, то есть,
когда производственная база выносится за границу настолько, что на
последних Олимпийских играх возник легкий скандал: форма была пошита в
Китае, и там были этикеточки «Made in China». «Так вот, — говорит он,
— это должно производиться на территории Америки, рабочие места должны быть здесь, все мощности должны быть здесь, все налоги должны
платиться здесь, и обогащаться должны не транснациональные корпорации, а должна страна. Потому что вместо этого размывается средний класс, увеличивается пропасть между бедными и богатыми, — прямо по Марксу, –как в Европе, так и в Америке. Бедных и богатых делается больше, а средний класс исчезает, люмпенизируется, потому что транснациональным корпорациям выгодней производить в дешевых странах, а своим платить пособия». Трамп говорит, что это надо прекращать, а на китайские товары нужно вводить пошлину.
Вот сейчас возьмем и забабахаем 45%, может, не 45 – может, 51 или 34,
но то, что пошлина – это абсолютно правильно. То есть он говорит о
необходимости протекционистских мер для поддержания своей экономики,
потому что конкуренции с товарами, произведенными в «дешевых» странах,
Америка сегодня не выдерживает: слишком дорогая рабсила, высоковаты
издержки. А транснациональные корпорации порвут пасть кому угодно за
свои доходы. Для них тоже Трамп – это кость в глотке.
Когда либералы и демократы говорят: «Америка в ужасе: вдруг Трамп
станет президентом!» А что, вы и есть вся Америка? А голосует за него
кто? Эти ребята – о 68-м годе мы еще скажем, — которые захватили все
университетские кафедры и все СМИ — всё это принадлежит левым:
неосоциалистам, неокоммунистам всех мастей, неолибералам всех мастей –
они полагают, что они – это и есть мир, цивилизация и Америка. Причем
они являются, в общем, социальными паразитами, они живут только за
счет того колоссального капитала, который за прошедшие века создан
предшествующими поколениями – есть, что разваливать. Это, как сказала
когда-то чудесно Маргарет Тэтчер: «Социализм прекрасен до тех пор,
пока не кончаются деньги».
Трамп говорит именно то, что нужно делать, но что противоречит
сегодняшним тенденциям глобализации, политкорректности и
транснациональным корпорациям. А сегодня вот эти три силы и идеи, в
общем, правят всем западным миром. Если они будут править дальше, то
все накроется довольно быстро: 15 лет, 40 лет, но накрывается у нас на
глазах сейчас. И вот они все не хотят Трампа, потому что он, грубо
говоря, против всех этих ребят. То, что он говорит – чистая правда.
Следующий вопрос – исламский. Это очень тонкий вопрос.
Видите ли, начиная с 9-11, с самолетов и башен-близнецов практически
все теракты совершены мусульманами. Это ни в коем случае не значит,
что все мусульмане – террористы, но все террористы оказываются
мусульманами. И, как правило, к этому нужно хотя бы очень внимательно
относиться, тем более, сейчас, когда происходит бум беженцев. Дело же
не в том, что война в Сирии. В Марокко, в Судане, в Сомали, в Алжире.
Они идут, потому что Европа говорит: «Приходите! Моя страна – твоя
страна. Возьмите наши деньги. Живите на нашей земле и сольемся нашими
культурами». В Кельне они уже сливались на Новый год.
Если бы он в России шел на выборы, я вне всякого сомнения за него бы
голосовал. Потому что этот человек не нуждается в том, чтобы воровать,
который весь, как на стекле, потому что, если бы у него нашли хоть
один «схимиченный» доллар — ему бы давно этим долларом заткнули бы рот
и все места, он был бы снят с предвыборной гонки. У этого человека,
кроме того, что он честен, нет возможности быть нечестным. И то, что
говорит этот человек, это истинная правда. Одно из обвинений: «Он
популист!» Слово «популист» носит отрицательную эмоциональную окраску,
это плохо. То есть, когда ты говоришь то, чего народ хочет и устал
ждать, тебя говорят, что это плохо, «ты популист». А если ты смеешь
что-то запрещать, эти уроды тебя тут же обвинят в фашизме.
Все это дешевая демагогия, и эта демагогия присуща всему либеральному
движению, западной цивилизации в Европе – и американскому и
европейскому – и западным лидерам в Европе. Потому что революция 1968
года победила. Троечник Кон-Бендит, который прославился тем, что
подошел к министру культуры Франции и попросил у него прикурить, и
министр вместо того, чтобы дать ему в рыло и свалить в бассейн, на
берегу которого было, дал ему прикурить. Сейчас во Франции не дают в
рыло. Вот когда давали, это была прекрасная и великая Франция! А
сейчас она несколько иная, посмотрите на нее…
Так вот, эта революция 68-го была подготовлена всей франкфуртской
идеологией, Франкфуртской философской школой. А это были социалисты и
коммунисты. В 17-м году они победили в России. А были европейские,
которые не победили в Европе. И в 23-м году во Франкфурте они
организовали Институт социальных исследований, который позднее
превратился во Франкфуртскую философскую школу У её истоков стоял
коммунист и коминтерновец Дьёрдь Лукач, который сидел одно время у нас
в гостинице «Москва».
И эти ребята поставили своей задачей произвести мировую революцию. Эта
задача постепенно менялась. «Ибо, — сказали они, — поскольку
капитализм подкупает рабочих благами и повышает им зарплату и
оболванивает их через радио, а потом через телевидение, то пролетариат
практически исчез; а кто же у нас революционный класс? Мы хотим
бесклассовое справедливое общество, где все работают, все друг друга
любят, никто ни на ком не наживается. А это общество, которое есть –
буржуазное и капиталистическое, – надо смести. Какие классы сметут?
Все маргиналы, все религиозные меньшинства, все национальные и расовые
меньшинства. Заодно сюда же – все сексуальные меньшинства, заодно сюда
же – все мигранты. То есть все недовольные, все аутсайдеры, все
лузеры, все, кто на обочине – вот это и есть революционная сила», –
провозглашала генеральная идеологическая доктрина Франкфуртской школы.
Вот в 68-м году это выдвигалось. И главный лозунг: «Запрещать
запрещается!» — его писали во всех местах. С тех пор, если ты смеешь
что-то запрещать, эти уроды тебя тут же обвинят в фашизме, то есть,
если ты фашисту дал в рыло, то ты фашист уже по факту приятия
насильственных действий. Если тебе не нравится активно что бы то ни
было, то есть в той же Голландии, той же Дании, если ты ударил вора –
ты фашист. Он же не угрожал твоему здоровью, он всего лишь крал. Ему
нельзя наносить никакие физические травмы и увечья! Фашизм всё, что
мешает этой идеологии. А эта идеология продвигает вперед свои
маргинальные классы.
Это идеология толерантности ко всему.
Существуют десятки миллионов чистосердечных «полезных идиотов»,
которые называют европейскими ценностями в основном антиценности, в
основном ценности совершенно отрицательные, в основном то, что
работает на уничтожение сегодняшней европейской и американской
цивилизации. И возникает вымышленная точка зрения: с одной стороны,
исламисты – это плохо, а с другой стороны, правые – это тоже плохо.
Вот как же сделать, чтобы и волки сыты, и овцы целы, и пастуху –
вечная память? При этом никто не хочет публиковать программы правых.
Разумеется, левые, которые стоят у власти, не хотят категорически эту
власть терять. Если придет Трамп…
Трамп говорит, что Америке нечего особенно делать за границей; что,
прежде всего, нужно сосредоточится на своих собственных проблемах.
Демократы, которые так любят все хорошее, их Барак Обама сделали всё,
что можно, чтобы способствовать «арабской весне». Во что превратилась
Ливия? Во что превратилась Сирия? Вся история с Египтом, с Хосни
Мубараком и так далее. Вопрос: за что ему дали Нобелевскую премию
мира?.. Надо признать, что Муаммар Каддафи был кровавый палач. Ну, про
Саддама Хуссейна вообще не говорим. Башар Асад — палач! Что может быть
хуже палача? Сто палачей, которые придут на его место, если этого
убрать! Потому что давно знают все реальные востоковеды:
демократические выборы на Ближнем и Среднем востоке всегда
заканчиваются победой «Братьев мусульман», на этом заканчивается вся
демократия.
Так вот Трамп говорит, что и нечего там делать. А это армейские
продвижения по службе, это бюджет ВПК, это миллиардные прибыли из
государственного бюджета. Этот сумасшедший мерзавец, который может
наплевать на политический истеблишмент, может взять это и сделать. Они
отстаивают свой жирный алмаз, простите за идиотское сочетание,
величиной с отель «Риц», а им бескорыстно помогают левые, которым
промыли мозги, которые думают, что это и есть ценности. Им говорят:
«Ребята, с вашими ценностями – с вашими толерантностями, с вашими
геями, с вашими чайлдфри, с вашим приемом всех на свете — в течение
двух поколений европейцы остаются в меньшинстве и исчезают вообще. Это
выморочная идеология, вы понимаете? «Вы фашист, если так говорите!» То
есть, если ты говоришь правду, которая не нравится – ты фашист. И это
они называют ценностью.
Трамп говорит то, что есть. Он угрожает всей этой чудесной
конструкции, где одни имеют деньги, другие имеют власть, а третьи
имеют славу – иногда это сочетается. И, надо сказать, что демократы у
него чудно учатся. Недавно Барак Обама дал интервью, по-моему, Джеффри
Голдбергу, где изложил практически программу консерваторов: что не
надо было вести войны, что промышленность надо подымать внутри
штатов…. Интересно, почему он не делал 8 лет своего срока?
Демократы в Америке уже давно плодят социальный паразитизм, и
социальный паразитизм в Америке, так же, как и в той же Франции, это
очень важный электоральный сектор, который помогает выигрывать
демократам.
Республиканец Трамп говорит: «Человеку надо помочь найти работу. Наш
долг — создавать рабочие места. Наш долг — опять поднимать
промышленность, расширять производство. Но они не должны содержать
паразитов: один работает, а второй живет у него как захребетник». Да,
это совершенно справедливо. Но, если за это все люди, которые работают
и работать хотят, то все, которые ставят на противоположный электорат,
совершенно против. Выбор тут простой: или Трамп, или Клинтон. Больше
кандидатур нет.
Хилари Клинтон – это та самая госсекретарь с 9-го по 13-й год, при
которой и благодаря которой произошла вся «арабская весна»… В чем была
работа госсекретаря, если все это кончилось столь плачевным образом?
Что касается уничтожения американского посольства в Бенгази, то оттуда
посылали депеши, что дело пахнет керосином, что нужна срочная помощь.
Помощь оказана не была. А когда высадился десант, то было уже поздно.
А в охрану была нанята исламская гвардия, которая вступила в бой с
американским десантом, не подпуская его к резиденции посла, каковой
посол был долго насилован перед смертью. И это ей все сходит с рук.
Почему сходит с рук человеку, который как госсекретарь повинен в
страшном беспорядке на Ближнем, Среднем Востоке, который повинен в
погроме и убийства в американском посольстве? И сейчас она
рассказывает, что она за все хорошее. На нее работает большой аппарат.
Она владеет даром интриги, она хороший аппаратчик. У нее прекрасные
налаженные политические связи. Я думаю, что не будет ничего хорошего,
если Хилари Клинтон станет президентом.
А если президентом станет Дональд Трамп, будет ли он тем президентом,
о котором сейчас сам про себя рассказывает? То, что с Трампом это
имеет реальный шанс – вне всякого сомнения. Он человек крайне
амбициозный. Он человек крайне размашистых планов и решений. Он ловит
кайф, когда делает что-то вот такое-эдакое. Я не знаю человека,
который выполнил бы абсолютно все предвыборные обещания, ну, может
быть, за исключением Франклина Делано Рузвельта, человека редкостного
ума и умельца таких дальнобойных комбинаций, что его изучать да
изучать — много засекречено. Заметьте, олигархат ненавидел Рузвельта.
Тогда его обвиняли в социализме, в коммунизме, в наступлении на
священные права капиталистов и так далее. Он делал вещи крайне
непопулярные у политического истеблишмента, который его ненавидел. Но
народ, который мгновенно стал жить лучше, мгновенно получил надежду,
голосовал за него. Он был единственным, кто избирался четырежды. Потом
это дело прикрыли, чтобы не было таких…
Так что Трамп может это сделать. И года у него такие, и биография у
него такая, и у него нет обязательств ни перед одной политической
группой, ни перед одной транснациональной корпорации. Он не должен
будет, заняв этот пост, отрабатывать обещания, которые им давал.
Share

Европа – духовно темный континент

europe-300x225

«Если бы вы спросили меня лет десять назад : Что Европа перестала быть христианской? Я бы громко ответил «Нет!». Не может быть, чтобы континент, на котором столько великолепных церквей, континент, который породил Реформацию, перестал быть христианской частью мира? – говорится в одной христианской статье. – Зачем миссионерским организациям, которые сфокусированы на достижении Евангелием народов и групп людей, никогда ранее не слышавших о Христе, посылать миссионеров в Европу, где 70,8% населения исповедуют христианство? Европа – это христианство! Нам нужно посылать людей в Африку, Азию, Россию!

Но автор статьи   приходит к выводу, что  сейчас   Европа – один из самых нехристианских континентов мира. И он не одинок в этом мнении.
Вы знали, что христиане в мусульманской Северной Африке относятся к Европе, как к духовно тёмному континенту? А то, что Европа – единственный континент, где количество церквей стремительно падает? Или о том, что ислам является самой быстро растущей религией в Европе?
Автор статьи уточнил, что в Европе национальность и религия – почти синонимы. Если ты хорват, значит ты католик. Серб из бывшей Югославии – наверняка православный. Скандинав должен быть лютеранином. Здесь не стоит выбор религии – это просто факт при рождении. В какой стране родился – такая у тебя и вера.
«Во время войны лидеры часто использовали церкви в качестве мест для разработки планов служения в церквях, , а не для проповеди Евангелия мира и согласия, – отметил автор. – В Греции сегодня проповедь Евангелия считается нарушением закона, если только это не обращение в греческое православие. В России христиан называют сектантами. В Швеции священник может не верить в Бога, а миссионеры подтверждают, что часто встречают шведских студентов колледжа, с которыми никто никогда не говорил на духовные темы».
В статье приводятся статистические данные, которые показывают, что в общем по Европе меньше 2% евангельских верующих. В Австрии – 5%, в Польше – 3%, во Франции – 1% и в Словении – меньше 1% евангельских верующих. Очевидно, что хотя люди и отождествляют себя с христианством (кто-то называет себя католиком, кто-то православным и т.д.), это не больше чем чисто культурная традиция, не имеющая ничего общего с истинной верой в Иисуса Христа.
«Сегодня, если вы спросите меня сегодня «Европа не христианский континет?», я отвечу «Да, не христианский!», – написал автор.
«Европа настолько бедна духовно, насколько она богата материально. Помните, что есть места, где можно умереть от жажды: в пустыне, в океане , а от духовной жажды – в   Европе.

Share

Михаил Веллер . Хоронить заказывали?

 Об этой статье!
 
Morgulis ChapelСпасут ли мир одиночки. Известных людей, говорящих сегодня правду, можно пересчитать по пальцам. Среди них российский писатель Михаил Веллер. Он, как священник над вырытой могилой говорит о закате Европы. Он препарирует  критическую ситуацию в Европе. Он  не лечит рак валерьянкой и таблетками  аспирина. Он ясно говорит, что пациентка –  Европа – смертельно больна и  предупреждает, что скоро наступит конец  её жизни. На фоне оптимистической лжи полукоммунистических европейских либералов и их подельников   полумарксистских американских  либералов, его слова  звучат погребальным набатом. По ком звучат колокола? По Европе, которую завоёвывают мусульманские мигранты мира.  Трудно поверить, но ещё в 1918 году, 97 лет тому назад, немецкий философ-писатель Освальд Шпленгер написал книгу-трактат “Закат Европы” и предсказал сегодняшние дни. Лишь некоторые интеллектуалы  тогда воспринимали Шпленгера,  как пророка. А  многие  считали его мысли фантазией. Правда, после великой бойни,после Первой мировой войны его предсказание о том, что Европе придет конец, стало реально восприниматься как пророческое, причем не только в общем анализе, но именно посредством технических элементов, деталей, что это, с одной стороны, экономический кризис, технические достижения самоуничтожения и антиколониальные движения, которые развиваются внутри европейской цивилизации. Все это, многими стало  восприниматься как пророчество.
Такие великие читатели, как, например, Томас Манн в Германии, представители критиков имперской традиции в британской историографии, такие поэты-модернисты, как ирландец Йейтс, а также авторы из российской культурной традиции: Федор Степун, экономист Яков Букшпан, Николай Бердяев, — все они видели в Шпенглере пророка заката именно Западной Европы.
Сегодня, массовый либерализм терпения, теорию слабости и унижения либералы сделали во многом массовым явлением, подчинив этой идеи миллионы людей. Это они придумали мерзкое,    ничтожное, проклятое  слово “толерантность”, под  белым флагом которого они ведут Европу  к общей могиле цивилизации. 
Михаил Веллер один из немногих европейцев  об этом говорит открыто. Большинство же значимых людей предпочитают молчать  живя по теории,  умри  ты сегодня, а я завтра. А может быть, и по другим,  разлагающим либеральным теориям. Но в своих  справедливых мыслях  Веллер  упустил ещё одну важнейшую деталь – Европа погибает ещё и потому,  что её народы похоронили живого Бога. Бог и Христос стали для них только старой традицией, а не силой, совестью и светом, которые помогают человеку  преодолевать мировую депрессию и несчастья. Поэтому, европеец остался на земле один – без силы Свыше.  А как может  один   изнеженный,развращённый европеец справиться с грубой  варварской силой, закамуфлированной в  религиозную форму – “мусульманство”.
 Если бы европейские народы не отказались от Бога, то помнили бы слова Библии:”  «Но знай то, что в последние дни наступят трудные времена. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, хвастливы, высокомерны, ругатели, непокорны родителям, неблагодарны, не имеющие святости» . 
М. Веллер надеется, что загнанные в угол европейцы наконец окажут жёсткое бескомпромиссное сопротивление и уничтожат  саранчу мира. А моя надежда не только на людей воюющих, но и на людей, кто возвратится к Богу. И  поэтому, сейчас особо отчётливо вспоминаются слова Шекспира: “Быть или не быть!”.
Михаил Моргулис

Ну что, еще не верится, что это конец?

50144-1-3-150x1501.Болезненное неравнодушие русских к мигрантскому нашествию в Европу есть наглядное свидетельство нашей европейской самоидентификации. Мы можем клясть Европу, поправлять и презирать – можем завидовать и страдать, не умея вписаться в ее процветание. Но она прочно существует в нашем подсознании как благополучный альтернативный мир – дающий веру и надежду, что лучшая жизнь реальна, есть к чему тянуться; теоретически есть куда сбежать на хорошую жизнь. Это мир белых христиан, у нас с ним одно представление о жизни и человеческих отношениях.

У нас одна литература, одна живопись и музыка, одна философия и наука, один технический прогресс, моды, каноны красоты и представления о добре и зле. И даже буквы, и даже обряды свадеб и похорон. Один Бог.

Мы – единое культурно-идеологическое пространство. А противоречия – так европейские страны гораздо больше воевали между собой, нежели Россия с любыми из них.

Речь сегодня о нашествии на НАШ мир.

2.Оптимисты полагают, что старушка-Европа прокашляется и переварит, видала и не такое: в конце концов, беженцев не так много на 500-то миллионов процветающего европейского населения. И – да: прокормить сегодняшнее количество – не проблема. Это – взгляд честного или злонамеренного идиота.

Огромность и нерешаемая сложность проблемы мигрантов – отнюдь не в сегодняшней толпе.

Это – АРМИЯ ВТОРЖЕНИЯ. Ее авангард.

Они едут сюда не перевариваться – отнюдь! – они едут сюда переваривать Европу. Желудочный сок уже впрыснут в обреченное тело.

b24b366d14979b6ef6357Последний этап заката Европы наступает вот сейчас – на наших глазах. А социальные процессы развиваются по экспоненте. Пик процветания цивилизации сменяется крахом с удивительной скоростью – историки знают.

Причина не в мигрантах. А в сгнившем мозге Европы.

3.Чтобы понять происходящее – необходимо взглянуть на ближайшие истоки. А это – культурная революция битничества, 50-е годы США. Кучка гомосексуалистов и наркоманов с асоциальными взглядами и творческими наклонностями сформулировали этику и эстетику контркультуры. Три культовые фигуры – Алек Гинзберг, Уильям Берроуз, Джек Керуак. Грязный секс, грязный мат, грязные фантазии, грязные лузеры-бездельники, и будь проклято это общество, в котором я  несчастен.

(В этом обществе – все возможности процветания: но эти люди с больной психикой, с вывихнутыми мозгами, видят единственный способ утвердить себя, молодых и пришедших: нагадить всем на головы и обвинить в своей душевной неполноценности.)

Но! Жизнь – движение, это изменения! А традиционные эстетика и идеология культуры были в кризисе, уперлись в исчерпанность, величие и совершенство были уже достигнуты в прошлом – а дальше-то что? А ведь искусство – это сотворение нового! И каждое юное поколение требует – нового!

Мы изменим ваше общество – мы разрушим его.

4.Великая революция хиппи 1968 года в США и Франции канонизировала контркультуру. Хрен ли только искусство!.. Долой культуру буржуазную! То-есть: долой карьеру и вообще честную работу, долой патриотизм (война во Вьетнаме надоела), долой лицемерную семью с ее верностью и изменами, долой богачей-кровососов и социальное неравенство. И главное – долой любые запреты делать все, что человеку хочется и доставляет удовольствие. Будет братство и счастье.

Курить траву, трахаться и играть на саксофоне. Ничего не делать: буддизм!

Плесень пресыщенной цивилизации пошла в рост.

5.В 1962 году чернокожий Джеймс Мередит был зачислен в Миссисипский университет при личном участии президента Кеннеди. Несколько тысяч солдат и национальных гвардейцев охраняли маршрут его первого прихода на занятия; в возникших беспорядках двое было убито и четыре сотни ранено. В 1965 возникли «Черные пантеры» с их радикальным черно-расистским крылом. В 1967 был застрелен Мартин Лютер Кинг.

И лишь в 70-е годы ХХ века права белых и черных американцев были реально уравнены. Борцы за справедливость победили.

Но. Если процесс пошел – его уже не остановить. Давай дальше!

6.Здесь не место давать характеристику Фракфуртской философской школе и излагать суть взглядов Хоркхаймера, Адорно и других ее столпов. Пытаясь суммировать общий итог: за десятилетия неустанной деятельности видных мыслителей – университетская профессура и молодежь Запада прониклась левыми социалистическими взглядами «неореволюционизма».

Разрушение буржуазного государства с его институтами и моралью – философски обосновывалось и морально приветствовалось! А поскольку в обществе потребления не стало пролетариата с его прогрессивной сущностью –движущей силой революции является продвинутая молодежь и маргиналы.

Мы прекратим буржуйскую эксплуатацию человека человеком и устроим справедливое братское общежитие свободных людей. Мораль отцов лицемерная, их культура ханжеская, их законы душат человека – а ведь превыше всего законное природное право человека на удовольствие. Удовольствие – это и есть счастье и смысл истории.

7. И в 1971 году выходит эпохальная книга, библия политической философии – «Теория справедливости» Джона Ролза. Практическим следствием этого многостраничного труда было практическое внедрение в мозги и в практику второй части второго принципа справедливости по Ролзу. А именно: перераспределение ценностей в государстве должно производится в пользу малоимущих путем отчуждения у многоимущих. Грубо говоря (никому не падать и не ругаться матом!): от каждого по способностям – каждому по потребностям. Ну, в реальных и разумных пределах. Вот такой вульгарно-коммунистический тезис, которым нам плешь проедали на уроках обществоведения в советской средней школе. Но здесь он был подан в обрамлении массы ученых аргументов и рассуждений.

Вы понимаете: социальные отношения должны быть как в семье, где сильный и богатый заботится о слабых и не зарабатывающих детях, или больных братьях, и так далее. Не требуя отдачи – а из любви и человечности.

И интеллектуалы Запада зауважали себя за понимание этих взглядов и практическое их применение. Свято веря: это истина, умная и хорошая.

8.Дармоеды и паразиты всех мастей взвыли от счастья. Удовлетворение их потребностей за счет работяг получило не только силу закона – но силу моральной максимы! Бесплатные: квартира, образовние, медицина, продуктовые талоны, гуманитарная одежда – и денежное пособие на карманные расходы! А на хрена работать? Принудительный труд – мерзкая отрыжка тоталитаризма.

Ты пашешь? Ну и плати налоги, сволочь! А я заслуживаю помощи.

Психологию личности, а в общем и психологию социальную Теория справедливости Ролза учитывать не желала. Блаженная маниловщина оказалась выполнима в эпоху чрезвычайно эффективного производства и перепроизводства.

Работяги приходили в бешенство от необходимости содержать наглых паразитов. Им объясняли, что это закон, а они должны быть добрее и человечнее; стыдно-с, господа труженики! это ведь ваши братья сосут ваши соки.

9.И вот в 1969, на волне расовых и молодежных волнений, на волне культурно-морально-идеологической революции Запада, нью-йоркские гомосексуалисты подрались в своем баре с полицейскими. И очень быстро оформили себя как маргиналов, угнетенных, меньшинство по принципу сексуальной ориентации. То есть: объект сочувствия для людей передовых взглядов. Даешь борьбу за равенство!

Гомосексуалистов били в истории много, но только та драка случилась в назревший исторический момент. Содом и Гоморра пообещали Господу, что так ему это с рук не сойдет!

Движение гомосексуалистов, поданное как борьба угнетенного меньшинства за свои права, совершенно вписалось в контркультуру, антибуржуазную контрмораль, борьбу за права личности на все удовольствия и помощь угнетенным как принцип справедливости. Для апологетов «нового мышления» отношение к гомосексуалистам стало лакмусовой бумажкой: ты за свободу и права человека – или нет?!

При этом. В 70-е годы голубые боролись за право не служить в армии. В 2000-е – наоборот, за право служить. В 70-е боролись вообще против брака. Потом – добились узаконивания однополых браков. Главное – они добились, что сначала Американская ассоциация психиатров, а затем и Всемирное общество здравоохранения, после долгих прений и голосований, минимальным перевесом голосов исключили гомосексуализм из перечня психических патологий и признали «вариантом нормы».

10.Агрессивный феминизм борется против любой дискриминации женщин: за право служить в армии, делать карьеру, пропорционально представительствовать в руководящих органах и поднимать штангу.

Пропагандируется образ самостоятельной женщины, рожающей одного ребенка к сорока годам. Движение «чайлд-фри» утверждает модель полноценной жизни вообще без детей.

11. Брак уже вообще необязателен, это буржуазная клетка для свободных людей! Мы живем кто с кем хочет и пока хочет – именно это нравственно.

Начинается распад семьи, растет число внебрачных детей: скоро в Скандинавии их будет уже больше половины.

Внебрачное сожительство матери-одиночки с отцом своих детей экономически выгоднее для обоих, особенно если один или оба они безработные. Такова государственная система пособий, налогов и льгот. Фактически: государство материально поощряет распад семьи.

12.И вообще – жизнь стала богаче и легче, удовольствий больше, охота пожить и для себя. Два ребенка в семье становятся нормой, а часто и один.

Рождаемость резко падает! Европейские народа уже не воспроизводят себя – их численность сокращается.

НАЧАЛОСЬ ВЫМИРАНИЕ. Без войн, эпидемия и голода. А просто рожать неохота. (В последний раз так было при упадке и конце Римской Империи.)

ВЫМОРОЧНАЯ КУЛЬТУРА. Вот к чему мы пришли. Со всеми нашими равенствами, свободами, ценностями и принципами.

13.И параллельно! параллельно! со всеми этими видами равенства! и не просто – а «преимущественного» равенства! шло политическое покаяние.

Ибо иные, меньшие, слабые, бедные, угнетенные – по справедливости имели право на братскую помощь и любовь сильных, а особенно раньше их угнетавших. И вчерашние колонизатора стали рвать на себе волосы и наперебой пытаться сделать хорошее для бывших колонизированных. И стали принимать их к себе, селить, давать гражданство и обеспечивать всем. И запрещалось вспомнить, что двести лет назад неграмотные дикари кушали друг друга и продавали белым в рабство, что и делали бы поныне, если б не проклятые колонизаторы…

Каких-то тридцать лет – и милые обитатели Африки и прочих Пакистанов с Алжирами превратили районы и целые города в помойки и слезать с халявы не собираются, терроризируя забредшее по глупости «коренное население».

Но! Им необходимо помогать – это же наши братья, обделенные судьбой!

14.Ошибочек здесь две.

Первая наиболее обстоятельно показана в книге Ричарда Линна «Эволюция. Раса. Интеллект». Книга изобилует ужасными статистическими таблицами. С ужасными данными. Если средний IQ европейца, белого то бишь – 100, то. Китай, Япония, Южная Корея – 105. Африканцы – 70, арабы и афроамериканцы – 85. Цифры усредненные, в книге все подробно разделено по странам, возрастными и социальным группам, с комментариями и оговорками.

После такой книги автора следует судить по статье «фашизм, расизм, обман». Но горе в другом. Эти многочисленные статистические выкладки – никем никогда не опровергались. Их нельзя читать! Их нельзя упоминать! Каждый, кто помянет – тоже фашист! А вот данные не опровергнуты…

Заметьте: автор – белый. Китайцы-корейцы-японцы у него умнее белых. И – они нигде не вызывают социальных волнений. Пашут. Не бунтуют. Нормальные люди.

…На уровне больших чисел – по «теории справедливости» более умные будут отдавать что-то менее умным. Всегда.

Про трудовую мотивацию и этику некоторых этнических меньшинств, их психологию трудового отношения – мы вообще молчим.

15.Ошибочка вторая.

В экстазе благостного самообмана толерантные социологи решили идентифицировать людей политкорректно – исключительно по гражданству. В государстве все равны? – раз в Америке все американцы, то в Англии все англичане, во Франции все французы.

Но. Человек идентифицируется по целому ряду аспектов: пол, возраст, профессия, доход, место жительства, национальность, религия, цвет кожи, страна проживания. И. «Гражданин Великобритании» – это подданство. Гражданство как юридическое понятие. А «англичанин» – это принадлежность к народу: его языку, культуре, истории, растворенность в нем, идентификация себя как его порождения и части. Традиции, обычаи и привычки – это твое, единственно родное. Гражданств можно иметь хоть пять – за деньги и связи. А народ у тебя один.

«Доминантная самоидентификация» – ввел я такое понятие. Это когда «наши йоркширские парни», взорвавшие лондонское метро, были не ваши! Они – имели гражданство вашей страны. Но были – сначала мусульмане, потом пакистанцы, и уже только потом граждане Великобритании. Пакистанские мусульмане взорвали поганых неверных, среди которых жили. А не хрен было пускать их жить и считать «своими». Дураков и в алтаре бьют.

Ислам провозглашает единство всех мусульман – противопоставляя «неверным». Отношение ислама к неверным гибко и при нужде позволяет все.

Ты можешь млеть от своего благородства, полагая исламского мигранта бедным своим братом. (И млеют!..) Но его братья – мусульмане, а к отношениям с тобой он  снисходит для своей пользы.

16.В самогипнозе своих политических фантазий американцы и вообще Запад решили, что демократия – это самое лучшее политическое устройство общества. И их долг – помочь всем достичь счастья и изобилия, что возможно лишь через построение демократии.

Умный умный, а дурак, сказал майор Пронин.

Как нет единого лучшего лекарства от всех болезней, единой лучшей еды для жирных и дистрофиков, лучшего дома для тропиков и тундры – так нет и не может быть одного лучшего политического устройства для всех народов во все времена и при всех условиях. Разные формы демократии, аристократии и авторитаризма могут быть оптимальными для разных условий.

Попытка внедрить западную модель демократии в России отлично способствовала ее повальному и небывалому разворовыванию.

Попытка внедрить демократию в тоталитарных государствах Ближнего и Среднего Востока – логично и неизбежно привела к кровавой анархии. Большее зло. Ибо. Только сильный и жестокий правитель мог держать племена и народы своей страны в мире и повиновении. Только вооруженную руку признают над собой разнородные образования, которым европейцы по линейке нарезали границы государств после разрушения Османской империи и деколонизации.

Как бифштекс может убить дистрофика, как атмосферное давление может убить водолаза – так демократия может убить народ, стоящий на родоплеменном уровне и обладающий родоплеменным сознанием.

Ну и побежали. Тем более приглашали в Европу.

17. Демократия в Европе отчетливо загнила с момента, когда в 1979 году венгерская проститутка и «порноактриса» – со скандальным торжеством избиралась в итальянский парламент, бравируя своей профессией (и осталась в итальянской политике на четверть века).

18.Достоинство Европы отчетливо отсутствует с 2002 года, когда палестинские террористы захватили Храм Рождества Христова, взяв монахов в заложники. Много дней шли переговоры, тема кощунства не поднималась, ни один из террористов не пострадал – отпустили и даже приютили в Европе. Представим себе зеркальную ситуацию – христианские террористы захватили мечеть в Мекке. Сколько христианских погромов учинили бы в ответ мусульмане по всему миру?

19.Инстинкт самосохранения отказал Европе, когда отменили смертную казнь даже для самых страшных убийц – жизнь убийцам заранее гарантирована, что бы они ни творили.

20.Воля к победе оставила Европу со времени, когда горстка террористов смеет выставлять требования государству – шантажируя его жизнью заложников. Вместо угрозы уничтожения в ответ всех партнеров, друзей, родных и близких террористов, что всегда – всегда в истории! – гарантировало нужный результат, государство позорно виляет хвостом и выговаривает условия, отпуская из тюрем уже захваченных ранее убийц (которых следовало пристрелить сразу).

Вместо того, чтобы топить «сомалийских пиратов» на месте – один ручной пулемет на судно – Запад болтает и отвозит их в «евротюрьмы», если кого удастся поймать; а так платит выкуп.

Вместо того, чтобы расстреливать при первой возможности всех террористов – членов ИГИЛ, и вышвыривать из страны всех, кого спецслужбы подозревают в терроризме – интеллектуалы рассуждают, как вернуть наших граждан в общество.

21.Разум оставил Европу, когда после взрывов в лондонском метро королева Елизавета выступила с обещанием, что «террористам не удастся заставить нас отказаться от наших ценностей». Под «ценностями» следует понимать готовность и впредь принимать, брать на содержание и оберегать исламских мигрантов, презирающим англичан и цинично ими пользующимся.

Зато мигранты уже требуют от  христиан отказаться от их ценностей: не праздновать Рождество, не продавать спиртное и свинину, не ходить в купальниках по пляжу и не загорать в парках – и злобно требуют!

22.«Мультикультурализм» и «ксенофобия» – изобретение безграмотных идиотов, накачавшихся благими намерениями. Эти понятия в принципе отвергают социум как систему – и человека как органическую составляющую в единстве социума. Это – упорное намерение атомизировать и разобщить социум, где связи между людьми елейно сводятся к взаимной любви и взаимопомощи. Это отрицание социального организма и попытка заменить его гибридом. Сложить существо из головы льва, ног оленя, туловища слона и павлиньего хвоста. Химера.

Но. Социум – это людская система, где каждый знает, чего ожидать от другого; где правила общежития едины, едины традиции и привычки. Общежитие – это единое представление о праздниках и буднях, императивах и табу, кухне и досуге, одежде и юморе: это единая среда обитания, где человека не поджидают неприятные и непонятные неожиданности.

Человек есть одно целое с окружающей средой – материальной и информационной, биологической и социальной.

Социум – это культурное единство. Никак иначе.

Инокультурные группы, позиционированные как равноправные – неизбежно стремятся изменить страну согласно своим взглядам – или плюнуть на нее и просто пользоваться благами.

Спаянные религиозным братством и круговой порукой этнические общины часто терроризируют «цивилизованное» христианское большинство, которое их приютило.

Чужой – это стрессовый фактор, он напрягает: надо быть настороже, чтоб никто никого не обидел, не заступил красную черту: ваши с ним представления о вежливости и трусости, доброте и слабости, допустимом и недопустимом – часто разные.

Твой народ, с которым ты един, освоил и защитил эту землю и живет здесь по своим правилам. И когда мигрант, не имея отношения к твоей истории, не разделяя взглядов и правил твоего народа, утверждает свое житье в твоей стране по чужим ей правилам – при этом объявляя себя таким же полноправным хозяином, как ты – это разрушает социальную сущность народа, противоречит социальному инстинкту каждого его члена.

Любая же агрессия мигранта к аборигену воспринимается как агрессия чуждого этноса к твоему родному – на твоей же земле! А поведения ряда народов, исповедующих ислам, крайне агрессивно и конфликтно.

23.Старый вопрос: нужна ли терпимость по отношению к тому, кто нетерпим к тебе? И пользуется тобой до времени?

Большинство мусульман совершенно всерьез относятся к мысли о грядущем создании Всемирного Халифата.

Уже в ряде европейских городов – вплоть до миллионного Бирмингема – мусульманских школьников больше, чем коренных. Еще десять-пятнадцать лет – и исламское большинство создаст зоны шариата.

И это будет расплата!

Они вам покажут гей-парады, оскорбляющие их чувства! Вы у них поскачете впереди собственных задниц! Радуйтесь, если дома ночью под одеялом живы будете.

Они вам покажут феминизм, чайлд-фри и в шортах на улице! Юбка до земли, замуж – и молчать, пока мужчина не спросил!

Они вам покажут рокеров в спущенных штанах! Вот тут обрежут – действительно больше ничего не вырастет!

Они вам покажут свободный секс, быстрый и защищенный! Выбор будет – забить камнями или продать в  бордель.

У Аллаха нет меньшинств и большинств – все живут по заветам Его, открытым нам Пророком (да святится имя Его!) – или вообще жить не должны!

А пока – мы живем в ваших домах и едим ваш хлеб: работайте на нас, неверные.

24.Они едут в Европу – после них остаются загаженные площади и разгромленные поезда: их кормили и везли бесплатно.

Большинство – крепкие молодые мужчины. Их число можно умножать на десять. Они получат вид на жительство, выпишут к себе родителей и братьев, женятся и нарожают детей.

Вот так возрождается старая песня: «Дрожите, дряхлые кости!» (Кстати – дядя Ясира Арафата, муфтий Иерусалима, держал на стене Гитлера и был принят Гиммлером в канцелярии СС.)

25.Мигрант гадит на голову хозяину ровно в той степени, в какой хозяин ему позволяет. Сегодня толерантный европеец боится сделать замечание мигранту, боится хоть как-то задеть гостя-иноверца – ну так сам виноват, что становится презираем и терроризируем.

Не мигранты прикончат Европу.

«ЕВРОПЕЙСКИЕ ЦЕННОСТИ» ПРИКАНЧИВАЮТ ЕВРОПУ. Они подобны передозу морфия, когда избыток кайфа ввергает организм в сладостный сон смерти.

26.Выход не только в жестком соблюдении квоты и запрете нелегальной миграции. Только жесткая ассимиляция приезжих может сохранить наш мир. Терпимость приемлема, лишь пока приезжие не замещают тебя.

27.Прием десяти миллионов европейцев-христиан как беженцев – вообще не был бы проблемой для нынешней Европы, но лишь вопросом бытовым и временным.

Европейские политики со смесью благоглупости и лицемерия не желают признавать, что проблема – именно в чужой и агрессивной идетничности.

Прометей поздоровел и подобрел настолько, что решил кормить своей печенью всех стервятников, и они с удовольствием ждут, на сколько им хватит всего тела.

28. Когда самозащита называется фашизмом – значит, у власти волки в овечьих шкурах. Их речи овечьи – а зубы смерти все ближе.

Фашизм сменился удивительной формой анти-фашизма. Если фашизм стремился к уничтожению других народов – то современный анти-фашизм стремится к уничтожению своего народа, в том числе и с помощью чужих. Если фашизм решал свои задачи оружием и кровью – то современный анти-фашизм (нео-антифашизм) решает свои задачи лаской и шоколадом. Но результат достигается убойный! Эффективность метода восхитила бы отцов фашизма! Мягко и неукоснительно подавляя сопротивление вплоть до любого инакомыслия, нео-антифашизм проводит геноцид собственного народа – объясняя народу, что в этом его счастье и свобода. Народ исчезает физически – под гимн свободе и правам человека. Создатель Ордена иезуитов умер бы от зависти.

29.То есть. Дело не в засилье мигрантов – но в самовнушенном бессилии Европы. Сил до фига – а духа, воли, страсти – нету.

Завоевавшая господство контркультура – лишь опережающее отражение распада цивилизации (так было во все времена).

Сегодняшний распад морали – это идейный распад цивилизации, за которым быстро и неотвратимо следует распад реальный, политико-экономический (и так тоже было во все времена).

И когда Европа заставляет себя, заставляет свои народы, всячески подавляя их инстинкт самосохранения, где он еще есть, самозамещаться мигрантами – прощая им хамство, агрессивность, наглость, не смея задеть их взращенное самолюбие, предпочитая их интересы интересам собственных граждан – не по паспорту граждан, а по жизни, культуре, судьбе – это все лишь овеществление зова смерти; тяги к самоуничтожению.

Разрушение культуры, разрушение морали, разрушение семьи, поощрение паразитов, уравнивание извращений с нормой, абсолютизация личного благополучия и удовольствия превыше всего – и как результат физическое вымирание – в этом всем мусульмане вообще и мусульманские мигранты в частности повинны не были нисколько.

30.Кто твердо вознамерился сдохнуть – тому ничем не поможешь.

Мы любим и ценим не нынешних импотентных европейских уродов – но их великих предков, создавших самую прекрасную, мощную и величественную цивилизацию в истории человечества.

Ближайшие годы предъявят окончательный результат: сдохнет Европа со своим изуродованным представлением о мире, который она называет «европейскими ценностями», и станет исламской – или еще найдет в себе силы послать этот бред подальше.

А пока – мусульманские беженцы едут ее приканчивать.

 .
Михаил Веллер, писатель, философ
Share

Платон Семёнович Харчлаа

Harchalaa-Платон Семёнович Харчлаа

6 июля 2015 года от Р.Х.

В день  прощания с братом Платоном Семёновичем Харчлаа.

Дорогие братья и сёстры! Пишем эти слова  ночью, а утром нам вылетать в Сиэтл на бракосочетание детей наших друзей. Вот так проходит наше Бытие –  одни женятся  и вся жизнь перед ними, другие уходят в небеса, и  земная жизнь заканчивается. Пишем с болью от  потери друга, наставника, учителя, но и с радостью, что в небеса ушёл спасённый человек, который после уверования положил всю свою жизнь на алтарь  служения Господу.

Платон Семёнович  был для нас не просто человек, а  человек, посланный Богом, для того, чтобы наши сердца обратились к Спасителю. Во многом благодаря ему, мы около 40 лет тому назад отдали свои жизни Христу. Он же в замечательный памятный день скрепил наш завет с Господом,  совершил наше крещение в ашфордском озере.  Это был день, когда мы слышали пение ангелов и  видели Свет Христа!

Мы немного помогали ему с выпуском книг, и помню, когда я предложил  дать название его книге «Фундамент жизни», он сказал: «Если бы такой Божий фундамент был заложен в каждом человеке, какая была бы счастливая жизнь!».

И я помнил, что всегда должен на земле находиться человек, который приводит неспасённых людей  к Богу, и  к Библии – фундаменту жизни.

Я помню его  мудрые советы, вот один из них: «Лучше сапоги чистить, чем иметь дело с нечистыми людьми». И эти советы нам помогали, когда мы старались сохранить жизнь в чистоте и святости.

Его книги останутся жить и приводить новых людей к Божьей правде. Его любимым апостолом был  Павел, и он часто нам  повторял: «Надо жить согласно словам Павла: «И уже не я живу, а живёт во мне Христос».

Очень больно терять  такого верного  старого друга, ведь наша душа страдает, когда мы теряем близких и друзей. Но, как мы уже говорили, наши сердца радуются, что Платон Семёнович уже в небесных обителях и в  прекрасных руках нашего Господа Любви – Иисуса Христа!

Мы обнимаем сейчас всех детей и близких Платона Семёновича Харчлаа, и утешаем их словами: “Всякий, кто призовёт имя Господне, спасётся”

Благодарим вас дорогой брат и наставник за вашу жизнь, посвящённую Господу, за минуты нашего общения  и искренних молитв!

До свидания, и до  встречи на небесах!

 Платон Семёнович Харчлаа,

Вам освящалась жизнь  крестом!

Это конец, но и начало,

Небесной жизни со Христом!

.

Михаил и Татьяна Моргулис

 

HarchalaaПлатон Семёнович Харчлаа с нами, тогда  молодыми: со мной в церкви, во время застолья у меня дома в Чикаго-Уитоне, в издательстве,  с Романом Дегтяренко, мной, тогда черноволосым, Татьяной Титовой, Полиной Семенчук, Яковом Шаленко – ведущими христианского радиовещания и книгопечатания.

 

 

 

 

Share

МОЙ РОДНЫЙ КУТ (Мой Родной Уголок)

Каждый  белорус знает эти слова поэта Янки Купалы. Они стали олицетворением любви к своей земле, к своему родному углу в этой жизни.

Каждый  белорус знает эти слова поэта Янки Купалы. Они стали олицетворением любви к своей земле, к своему родному углу в этой жизни.

Archbishop_T._Kondrusevich_of_Belarus (2)Мы снова побывали в Беларуси, где я когда-то сказал, обращаясь к людям: «Жизнь научила вас терпению, а терпение научило вас жить». Я  часто подчёркиваю особую смиренность характера этого народа, его  глубинное медленное размышление о жизни, его  мужество и героизм. Люблю тишину белорусских рек,  прозрачность лесов, бесхитростность разговора с людьми, известными и простыми. Ну вот так просто, люблю. Мне говорят: – Нельзя любить политических  лидеров! А я думаю: Можно. И нужно. Надо любить всех. В уставе Духовной Дипломатии записано: «Каждый духовный дипломат должен видеть перед собой не имя,  ни звание, ни должность, а изначального человека, имя которому – творенье Божье».

Dr. Morgulis_and_Mitropolit Filaret of BelarusНа фоне событий в Украине  Беларусь кажется оазисом мира и спокойствия. У каждой страны свой путь. И у Беларуси – свой, вот такой.   Поразил Минск, не был там три года. Красота новых домов, чистота в городе, отличные дороги. А некоторым  такое не нравится, им борьба нужна, баррикады, кровь. Какие-то принципиальные мазохисты… Да, когда Христос пришёл на землю, Он некоторых исцелил, но ума   многим не добавил.

 

Spiritual_Diplomacy_DelegationИтак, мы вернулись на эту землю, потерявшей в прошлой войне каждого третьего жителя, на землю горькую, тихую,  задумчивую. В нашей делегации Духовной Дипломатии  было 4 человека: Марк Масиас, продюсер американских  телеканалов NBC и CBS, экономический консультант ООН, Сергий  Миллиан, президент американской торгово-экономической палаты, Марк Базалев, член совета директоров Фонда Духовная Дипломатия, и я. Вначале состоялась прекрасная встреча с нашим старым знакомым Владыкой православной церкви Беларуси, митрополитом Филаретом. В последнее время в православной церкви  лидирующие  места занимают священнослужители, больше похожие на менеджеров, администраторов. Владыка Филарет из редкой группы мыслителей, с высоким духовным авторитетом. Вспоминал, как когда-то он защищал протестантов, утихомиривая  агрессивность некоторых батюшек.  На этой встрече он вручил мне почётный крест, как знак  признательности, как он выразился « за благословенные дела Духовной Дипломатии перед Господом». Была и встреча с Главой католической церкви Беларуси архиепископом Тадеушом Кондрусевичем, с которым мы знакомы по совместным встречам с Михаилом Горбачёвым.

Среди недели послужили в минской евангельской церкви «Гефсимания» (старший пастор Николай Стасилевич). В этой церкви  большой процент людей, ранее бывших в заключении, и там, уверовавших в Бога. Я спросил, о чём бы вы хотели сегодня услышать?  В ответ многие люди стали кричать: О любви! И я проповедовал, вспоминая слова Христа «Во многих охладеет любовь».

Dr._Morgulis_and_Minister_of_Education_of_Belarus Dr._A._MaskevichНа встрече с Министром образования Беларуси профессором Сергеем Маскевичем мы говорили о том, что христианская этика и мораль может послужить защитой подростков от той части Интернета, которая разрушает человеческую личность. Мы же все понимаем, что Интернет может быть чистым ручьём познания и грязной канавой, разрушающей мысль и душу подростка. Поэтому, наступило время, которое призывает создавать в школах барьеры противостояния искушениям и грязи, а именно, преподавание христианской этики и морали. Достигнуто  предварительное согласие о начале этого нововведения в качестве эксперимента.  Я сказал: Пусть ваш пример послужит примером для стран Запада, где в угоду уничтожающей мир толерантности уничтожается молитва и проявление  веры в Бога.

Замечательным праздником для делегации стала встреча в Парке высоких технологий Беларуси. Это эквивалент американских Силиконовых долин. В этом центре технологической мысли работают около 18 тысяч компьютерщиков,а их клиенты крупнейшие компании мира, включая авиакомпании Дельта, Американ Аэролайн, Микрософт, Кока-Кола и мн. другие. Парк создал и им руководит  Валерий Цепкало, философ, учёный,помощник президента страны по науке.

Александром  Гурьяновым and Dr.Mikhail MorgulisВ Министерстве иностранных дел состоялась встреча делегации с заместителем Министра иностранных дел  Александром  Гурьяновым. Обсуждался вопрос об участие Фонда  «Духовная Дипломатия» в  налаживании политических, экономических и духовных отношений между США и Беларусью.  Замминистра  сказал, что в Беларуси особо ценят вклад  Духовной Дипломатии в развитие отношений между странами, но сейчас, страна нуждается в дополнительной помощи. Я предложил  наладить Беларуси связь с многомиллионным американским христианством, не политизированной  духовной и экономической силой. Это предложение будет рассматриваться на самом высоком уровне.

Viktor Lukashenko and Dr.Mikhail_MorgulisВ заключении состоялась встреча с первым помощником президента Виктором Лукашенко. На этой встрече также обсуждались  новые пути развития во взаимоотношениях между странами и участие в них «Духовной Дипломатии», действующей под патронажем ООН.   Также подчёркивалась необходимость развивать в этих отношениях и духовные связи. Мы высказали мнение, что процветание стран приходит не только от финансовых успехов, а также от возникновения крепкой духовной основы, на которых стоит страна.

У участников делегации взяли интервью ведущие газеты и аналитические журналы Беларуси.

 .
.
Михаил Моргулис,
 Президент Фонда «Духовная Дипломатия».
.
Dr._Morgulis_and_Mitropolitus_Flilaret_of_Belarus1Dr._Morgulis_and_Economical_Adviser_of_President_of_Belarus_Dr._Valery_Tsepkalo
Share

ПРОЩАЙТЕ ЛЮБОВЬ И ЛЮБА

Уходят друзья, и очень известные, и мало известные, и вовсе неизвестные. Но одинаково горько от любого ухода. Вот отошла к Господу Люба Коржавина. Мы с ней преподавали в университете, где  в качестве почётного поэта присутствовал её знаменитый муж – Наум Коржавин. Она была ласковой и преданной женой.   Как о ней рассказать.  Всегда приговаривала, мол, вы Эму (Коржавина) не расстраивайте!  Раз  пошли в цирк шапито с писателем Виктором Некрасовым и Наумом Коржавиным. Клоуны, гимнасты, мы были счастливы, как дети. Посреди веселья Коржавин вдруг говорит: – А как там Любаня, она же волнуется! Они прожили вместе 49 лет. Она помнила все его стихи. Однажды я молился в университетской церкви. Коржавин тихо подошёл, и шепчет: -Ты и про меня скажи, что грешен, но   не сильно, и что Любу очень люблю…”.

Вот смотрим на фото, все смеются, Булат Окуджава, Василий Аксёнов, Люба, Мая, жена Аксёнова.  А Коржавин грустен, он всегда грустил, даже когда шутил. И всегда искал Бога. И Люба искала. Сердце её было очень добрым, и любящим.  Такой и запомнил: любящей и хлопотливой. Вечная вам память, Любочка Верная!

Михаил Моргулис, Татьяна Титова
 .

 Предлагаем вашему вниманию материал обозревателя «Новой газеты» Зои Ерошок.

 .

 В минувшую субботу в Бостоне похоронили Любовь Семеновну Верную (Мандель), жену великого русского поэта Наума Коржавина. Помню, едва мы познакомились, зимой 1991 года, Коржавин вдруг сам, без каких-либо моих вопросов заговорил со мной о любви. Он сказал: «Любовь – это тоже левый уклон. Не смейся, ей-богу, так… Вот взяли и сказали нашим людям, что у всех будет любовь, всем ее наобещали. А ведь это неправда. Ко всем она не приходит. У девчоночки что-то мелькнуло, что приняла за любовь… А это не любовь. Любовь жертв требует. И – безоглядности. Когда любовь бывает, тогда, может, и драма не так страшна, хотя и страшна. А когда ничего, а после этого – драма… Я думаю, тогда женщина чувствует себя раздавленной».

И еще из разговоров той двадцатитрехлетней давности: «Я всегда говорю молодым: желаю вам любви. Кому повезет – любви. Ну в крайнем случае – счастливой семейной жизни». И ведь не ерничал, не каламбурил. Просто превыше всего ценил в их браке с Любаней саму любовь. Любаня – так ее всегда все звали – родилась в Одессе. Восемьдесят лет назад. Потом жила в Кишиневе. Окончила филфак. Работала в библиотеке. Была замужем, растила дочь Леночку. В самом начале шестидесятых с «выездной гастролью» в Кишинев приехал поэт Наум Коржавин. И стал читать свои стихи в той самой библиотеке…

 

Любаня и Коржавин пятьдесят лет назад (Фото из семейного архива)
Любаня и Коржавин пятьдесят лет назад
(Фото из семейного архива)

Люба была самой невероятной кишиневской красавицей и первой модницей. Ее муж хорошо зарабатывал. Как рассказывала потом сама Любаня, она влюбилась в Коржавина первая. Только увидела его в своей библиотеке, так сразу себе сказала: «Это – моё!» Моя подруга Люся Польшакова (ее родители дружили с Любаней) вспоминает, как она, пятилетняя девочка, слышала тогда разговоры взрослых: «Что же Любаня! Такая красавица! Такая благополучная! И куда? В Москву? За Коржавиным? Он же совсем неприкаянный…» Но Любаня развелась и уехала. И Коржавин развёлся. Он чувствовал свою вину перед первой женой Валей и дочкой – тоже Леночкой. Но поделать ничего уже нельзя было. Случилось то, что случилось. Любовь.

Однажды мы сидели с Коржавиным в ресторане, и он произнес… нет, не тост… а нечто, после чего я хохотала как ненормальная. Как-то очень хитро улыбнувшись и одновременно смиренно вздыхая, сказал: «Женщина – Богиня». Выдержал паузу и добавил: «Но – пленная».

 

Моя последняя запись в большом блокноте, 28 ноября 2010 года. Слова Коржавина – крупными буквами, почему-то наискосок, на всю страницу: «Надо стремиться, чтобы женщины были прекрасны…» Только что наткнулась на эту фразу, совсем о ней забыла. Вовсе не считаю, что женщине все мужчины всем обязаны только потому, что она – женщина… Однако помню тот наш разговор с Коржавиным, передаю не дословно, но смысл: это от нас, мужчин, зависит, будут женщины прекрасны или нет, мы должны стремиться что-то делать с собой и с жизнью такое, из-за чего женщины рядом с нами будут исключительно прекрасны…

 

Так быть – всегда! – на стороне женщины, с ее стороны могут только счастливые мужчины. Несчастным – не под силу. Несчастные – соревнуются, мстят, счеты сводят.

А Любаня даже когда что-то смешное и шутливое о Коржавине рассказывала, всегда с восторгом. «Эмочка – очень смешной. Когда жили в Москве, в кооперативном доме, на собрании жильцов решали: в какой цвет покрасить стены подъезда и коридора. А Эмочка без всякого юмора, на полном серьезе и очень авторитетно заявил: «Надо покрасить в зеленый цвет. У нас так в тюрьме было».

 

Luba 2Любаня любила и хорошо знала классическую музыку. Очень страстная была меломанка. И в Америку приехала с пластинками любимых опер – как с главным своим богатством. Не простые были пластинки – почти что золотые, добытые с большим трудом в московском магазине «Мелодия». А потом зашла в обычный бостонский музыкальный магазинчик и, увидев там всю классику, причем каждую вещь минимум в десяти исполнениях, расплакалась. А Коржавин Моцарта от Кабалевского не может отличить. И о самых классных песнях говорит: «Слова хорошие, музыка мешает».

 

Крестился Коржавин только в 1990 году. Кстати, здесь, в Москве. А Любанечка в то же время приняла католичество. Как-то однажды при друзьях Коржавин стал размышлять, как предстанет перед Всевышним. Друзья сказали: «Да ладно, Эмка, тебе-то чего бояться, ты вон сколько стихов хороших написал!» А он покачал головой: «Не-е-а, там гражданские заслуги не учитываются». После того как Коржавин крестился, он стал очень глубоко и искренне молиться. Молился, как дети читают стихи – с выражением. А Любаня ему говорила: «Попроси у бога это и это…» Она очень верила в «блатную сущность» Коржавина.

  

Но это всё шуточки. Коржавин же после каждой шутки приговаривал: «А жизнь серьезна всё равно!» И прожить без Любани не мог ни одной минуты. Вот сидим с Люсей Польшаковой у них в бостонской квартире, разговариваем, Любаня вышла на кухню, так Коржавин сто раз спросит: «А где Любанечка?» И раз двести прокричит: «Любаня! Ты где?» И часто повторял: «Любанечка – это вся моя жизнь».

 

А в самой Любане вот что еще – кроме ее дивной красоты и любви к Коржавину – всех потрясало: она знала наизусть и беззаветно любила все его стихи. И это в ней было абсолютно неподдельно, не нарочито, не напоказ, не искусственно, не взвинченно, не фанатично, а просто, естественно, с какой-то внутренней тишиной и силой. И – протяженно-долго, более пятидесяти лет подряд.

 

Совсем недавно. На встрече с читателями. Всегда — вместе
Совсем недавно. На встрече с читателями. Всегда — вместе

Пятнадцать лет назад Любаня пережила страшную трагедию – смерть своей единственной дочери.

Что у нее рак, сказала мне по телефону полтора года назад. Спокойно так сказала, очень достойно держалась. «Эмочка не знает. Я ему не скажу». И помолчав: «Умирать не боюсь. Мне только Эмочку жалко». А годом раньше рассказывала, смеясь: «Спрашиваю Эмочку: «Ты меня там, в загробной жизни, узнаешь?» А он отвечает: «Я не знаю, что будет там…»

Узнает, Любанечка, узнает.

 

P. S. Говорю Коржавину: «Я люблю вас. И многие в России вас любят». Он – очень серьезно: «И я вас люблю». И тут же, сразу, без паузы: «Любите меня и дальше».

Наши соболезнования, Наум Моисеевич. Любим. И будем любить. И дальше, и дольше. Всегда.

Фото в начале статьи Анны Голицыной
Share