Собачье сердце…

 Сейчас, когда чаще оборачиваешься на прошлое, чем заглядываешь в будущее, вспоминается родительский дом до войны. Жили мы в небольшом белорусском местечке. Когда началась война, туда очень скоро вошли немцы. Наше село сожгли, а жителей, погрузив в вагоны, погнали в трудовые лагеря. Кого-то направили в Германию, нас же повезли в Латвию, где поместили в концлагерь. Хотя я тогда была ребенком, но многое помню очень хорошо. Особенно голод и постоянный страх. К концу войны немцы ещё более ужесточили свои порядки. В лагере совсем не было еды.

        Помню, все мои тогдашние детские помыслы были направлены на то, чтобы обнаружить хоть какой-то съедобный кусочек. Была рада помоям, отбросам – всему, что могло называться пищей.

Предчувствуя свой конец и неминуемый момент расплаты, фашисты начали интенсивно заметать следы зверств. Каждый день в лагере собиралась колонна узников, которую вели в ту сторону, откуда никто не возвращался. Однажды эта участь постигла и нашу семью. Я с моими старшими братьями оказалась в такой колонне. У нас не было сил не то что сопротивляться, не было сил идти пусть и навстречу своей смерти.

По дороге я увидела собачью будку, возле которой сидела овчарка. Но не она привлекла тогда мое внимание. Возле будки мне померещилась миска с собачьей едой. Я впилась глазами в это видение и поняла, что миска стоит на самом деле. Я не выдержала и бросилась к ней. Представляю, как мои старшие братишки замерли от страха, понимая, что через какое-то мгновение я буду разорвана на куски этой зверюгой, Мне же было все равно. Но злющая на вид овчарка даже не шелохнулась, продолжая сидеть и спокойно наблюдать, как исчезает её дневная порция.

 К этому времени колонна, где находились и мои близкие, уже прошла, и охранники просто вернули меня в барак. Так я в свои семь лет осталась совершенно одна. Назавтра немцы, видимо, решили, с одной стороны, провести эксперимент над поведением служебной собаки, с другой – ещё раз потешиться необычной картиной. Я снова оказалась в колонне, и когда мы приблизились к будке, эсэсовец дал мне в руки кость для собаки.

Я подошла к ней, положила кость рядом, а сама накинулась на её еду. За спиной слышался хруст, собака грызла кость. Сегодня, вспоминая тот момент, понимаю: ожидаемого охранниками представления не получилось. Меня снова вернули в барак и три дня не трогали. На четвёртый день утром, когда я уже стояла в колонне, какой-то дядька из оцепления, ткнул в мою сторону пальцем и сказал по-русски, что из-за меня “псина совсем не жрёт”.

     Меня вытащили из колонны и повели к будке. Возле неё стояла уже знакомая мне миска с едой. Я, недолго думая, накинулась на неё. Собака медленно вылезла из будки и наблюдала за моими действиями. Когда миска оказалась пустой и вылизанной мной чуть ли не до блеска, овчарка ухватила меня, семилетнего заморыша, который на тот момент представлял из себя скорее скелет, чем нормального ребёнка, за шкирку и запихнула в будку. А потом я увидела, как через то же отверстие вовнутрь пролезает она сама. Не знаю почему, но я совершенно без страха прижалась к своей спасительнице. От нее терпко пахло псиной, но что мне тогда было до запахов!

Пригревшись, я заснула. Сколько спала тогда, я до сих пор определить не могу. Знаю – долго. Что случилось за это время снаружи собачьей будки, я, естественно, видеть не могла. Когда открыла глаза и спать больше ни чуточки не хотелось, собаки возле меня не было. На её месте лежала краюха хлеба. Я моментально спрятала подарок за пазуху и, на четвереньках выбравшись из будки, стала оглядываться.

Немецкой охраны не было видно. И вдруг я услышала чей-то крик: “Смотрите, ребёнок!” Меня подхватили красноармейцы, освободившие наш концлагерь, пока я спала. Так я оказалась среди своих. Сегодня с высоты своих лет я понимаю, что, конечно, рассказанный здесь эпизод, может быть, ничего нового в героическую летопись войны и не добавит, но для меня незабываемо, что выжила я только благодаря собаке, у которой, в отличие от её хозяев, оказалось человечье сердце.

Елена Пузанова, г Луга, Ленинградская обл

 

Share

ОН ШЁЛ ЗА ФРАНЦИСКОМ СКОРИНОЙ

Страницы нашей истории
Пастор из Бреста, продолживший дело Скорыны Изображение
Впервые фамилию Дзекуц-Малей я услышала в 2008 году в телевизионных новостях. Тогда исполнилось 120 лет со дня рождения пастора. В памяти отложилась только необычная фамилия и то, что это – знаменитый человек нашей Брестчины. Через несколько лет я вновь услышала эту фамилию, тогда она промелькнула в рассказе жительницы поселка Мухавец Марии Тарасовны Чабурко – в воспоминаниях о её детстве и юности, которые прошли в деревне Подлесье Каменецкое Брестского района.

Когда человек умирает, на памятнике остается лишь маленькая черточка-тире между двумя датами: рождения и смерти. Что же вмещает в себя этот небольшой штрих? Воплотили ли мы в жизнь свою заветную мечту, дело своей жизни? Наш земляк, Лука Николаевич Дзекуц-Малей, смог это сделать. У него была великая цель, которую он достигнул. Имя Луки Николаевича Дзекуц-Малея внесено в Энциклопедию истории Беларуси (Энцыклапедыя Гісторыі Беларуси, т. III).

.
Дзекуц-Малей стоял у истоков нового белорусского перевода Библии. Белорусы одними изИзображение 002 первых познакомились со Священным Писанием на родном языке. Свой первый перевод Священного Писания начал печатать Ф. Скорина.
Сам Скорина нигде не называет своей конфессиональной принадлежности: не называет он себя ни католиком, ни православным, ни протестантом. Он называет себя христианином. Но сама его деятельность позволяет нам считать его великим белорусским реформатором. В 1517 году Скорина печатает в Праге перевод Библии на белорусском языке. Библия, изданная Скориной, стала второй после чешской печатной Библией в славянском мире. Интересно, что только спустя восемь лет аналогичное издание было издано на английском языке.

Быть может, сейчас, в наше время, этот вопрос мы не сочли бы таким первостепенно важным. Но тогда, когда сам белорусский язык часто был под запретом, когда белорусы оказывались то под давлением царской России, то подчинялись Польше; в школах дети обучались на польском, украинском, русском языках, но только не на своем родном языке. Не было книг на белорусском, – тогда этот вопрос был очень и очень актуальным.
С начала ХХ века многие деятели белорусского национального движения говорили о необходимости перевода Библии, однако только Лука Дзекуц-Малей смог осуществить это дело. В 1926 году издательством “Компас” были отпечатаны Евангелия в переводе Дзекуц-Малея. «Перакладчык выдатна валодае беларускай мовай», – писали тогда виленские газеты. В 1931 году Британское Библейское общество издало Новый Завет и Псалтырь в переводе пастора из Бреста. В подготовке издания Луке Николаевичу помогал Антон Луцкевич, один из тех, кто стоял у истоков белорусского возрождения начала ХХ века. До сегодняшнего дня этот перевод считается одним из самых удачных белорусских переводов Библии.
Что мы знаем о жизни Луки Николаевича Дзекуц-Малея (1888-1955 гг.)? Он родился 1 октября 1888 года в Слонимском уезде Гродненской губернии в семье учителя. Отец Николай, мать – Мария из дома Тарасович. В возрасте неполных четырёх лет Лука лишился своих родителей. Маленького сироту взяла на воспитание некая семья Фунтов, по образованию также педагоги. И он был под их попечительством до 16 лет. В городе Слониме Лука Николаевич окончил среднее училище. Затем продолжил учёбу в учительской семинарии, которую закончил в 1906 году. Получил образование педагога. Работал учителем, позже – как инспектор народного образования. В это время он был призван на службу в российскую армию.
Служил в Белостоке, где и познакомился с евангельскими христианами, и начал посещать баптистскую церковь.
Вскоре он возвратился в родные края, избрав для духовной работы город Гродно. Уже тогда Лука Николаевич Дзекуц-Малей был известен как белорусский патриот, учитель и организатор молодёжи. Он был великолепным оратором, хорошим музыкантом-скрипачом, одно время играл как актёр в драматическом театре, был чрезвычайно общителен, и мог спокойно установить контакт с любым человеком. Его избирают в Гродненскую поветовую раду и в Оргкомитет по созыву Белорусского съезда Гродненщины. Окончив белорусские учительские курсы в Вильно в 1919 году, он активно занялся организацией белорусских школ на Гродненщине. Вскоре Лука Николаевич возглавил Гродненскую белорусскую учительскую раду, а затем избран в президиум Центральной белорусской школьной рады. Одновременно он руководил детским приютом в Гродно. Тогда же познакомился со своей будущей женой – Серафимой Кишкой, заведующей Гродненской белорусской школой.
В военные годы духовное положение верующих в Гродно было очень тяжёлым. Революция 1917 года в России принесла вначале свободу от царского преследования. Деятельность церкви возродилась. По совету некоторых духовных руководителей, Лука Николаевич решил для продолжения духовной работы переехать в город Брест.

В Бресте Лука Николаевич вместе с женой Серафимой поселились на квартире у железнодорожника Иосифа Тура. Их домик был расположен в пригороде Бреста, на Вульке. В этом доме и началось проповедоваться Евангелие. Первое собрание состоялось 12 декабря 1921 года. Так образовалась первая протестантская община верующих в городе Бресте. Позже, во многих своих статьях и выступлениях эту дату Л. Н. Дзекуц-Малей называет началом проповеди Евангелия в городе Бресте.
18 декабря 1927 года состоялось торжественное освящение Дома молитвы. Этот дом находился на ул. Широкой,36 (район современного пересечения улицы Пушкинской и бульвара Космонавтов, напротив здания Брестского государственного университета). В новом молитвенном доме осуществлялись многие проекты социального плана. Здесь проводились пчеловодческие и портняжные курсы. При церкви был организован детский приют для детей-сирот. Его содержание было образцовым, а дети, благодаря учительской профессии Луки Николаевича и его жены, кроме христианского воспитания, получали там знания и по общеобразовательным предметам.
Особая сторона деятельности Л.Н. Дзекуц-Малея – литературный труд. Он писал статьи и письма в христианские журналы. Осуществлял переводы многих книг с польского и русского языков на белорусский.
Дзекуц-Малей часто отправлялся со своими сотрудниками в близлежащие сёла, расширяя всё дальше вглубь области просветительскую работу. Со временем общины и группы ЕХБ возникли в дер. Вулька Брестская, Плоска, Скоки, Пяски, Городничи, Теребунь, Чернаки, Кругель, Чвертки, Яцковичи, Ужики, Ставо-Огородники, Каменец и др.
Помощницей во всех его духовных начинаниях была жена Серафима Адамовна, помогавшая мужу в работе в переводе на белорусский язык библейских текстов. У них родились пятеро детей. Сыновья Лука (1924 г.р.) и Леня (1925 г. р., умер в детстве). Дочери Серафима (1928 г.р.) и Лиля (1929 г.р.). Самым младшим был сын Даниил (1930 г. р.).

1 сентября 1939 года гитлеровская Германия напала на Польшу, началась Вторая Мировая война. 17 сентября против Польши начал военные действия Советский Союз. Спустя несколько дней в Бресте прошел совместный немецко-советский парад, а в городе над Бугом установилась советская власть. Вспоминая те времена, верующие говорят: “И все стало нельзя”.
В связи с фильтрацией населения карательными органами, которые боролись с религиозными деятелями в этот период в СССР методами репрессий, вечером 20 июня 1941 года Лука Дзекуц-Малей и его семья были арестованы органами НКВД. Сыну Луки Николаевича, Даниилу, шёл тогда одиннадцатый год. Семью выслали в Алтайский край, а Лука Николаевич был посажен в тюрьму и приговорен к смертной казни. За одну ночь пребывания в тюрьме он полностью стал седым. Только внезапная оккупация Бреста немецкими войсками помешала привести приговор в исполнение. В 1944 году Лука Николаевич обратился к церкви с просьбой разрешить ему оставить Брест и выехать на Запад. Он понимал, что с возвращением в Брест атеистической власти его вновь лишат свободы. Переехав в Польшу, он продолжил там свою миссионерскую деятельность, неся служение пресвитера в Гданьске.
В 1946 году жена Луки Николаевича Серафима Адамовна вместе с детьми вернулась из России в Польшу. В городе Белостоке состоялась встреча Л. Н. Дзекуц-Малея с женой и своими детьми. После этого ещё семь лет они прожили вместе.
Время пребывания в Сибири подорвало здоровье Серафимы Адамовны. Там она пережила три инфаркта, один раз была в состоянии клинической смерти, работала на лесоповале. В 1953 году Серафимы Адамовны Дзекуц-Малей не стало. Она была верной помощницей мужа и разделила с ним все невзгоды и скитания, выпавшие на их долю. Умер Лука Николаевич 20 января 1955 года в возрасте 67 лет, похоронен в городе Гданьске. Сегодня одна из улиц Гданьска носит его имя.
23 года своей жизни отдал Дзекуц-Малей городу Бресту, где он жил и проповедовал. Сохранилась память о замечательном пастыре и в тех поселках, которые он наведывал.

Чабурко Марии Тарасовне в этом году исполнилось 86 лет. С любовью она вспоминает и рассказывает про своих родителей – Тараса Алексеевича и Елену Мироновну. Отец был из зажиточной семьи, а полюбил девушку из семьи бедняков, женился против воли своих родителей. Вся семья была занята на хозяйстве, а оно было большое, требовало рабочих рук. В праздничные и воскресные дни родители посещали дом молитвы, куда изредка наведывался из Бреста пастор Дзекуц-Малей. Проповедовал, венчал молодоженов. Про пастора Мария Тарасовна больше помнит по рассказам своих родителей. Бережно хранит она в своем семейном альбоме старые, пожелтевшие фотографии 30-х годов. Здесь есть фото её отца Кузавко Тараса Алексеевича и матери – Елены Мироновны, фото старших сестер Акулины и Александры. Есть и групповое фото христиан на фоне молитвенного дома в Каменице-Бискупской (ныне – станция Каменная), где во втором ряду, слева от центра, примостилась на руках у мамы маленькая Мария. Совсем недалеко от нее, в этом же ряду, сидит пастор Дзекуц-Малей. Ему только за 40, еще нет седины в его волосах и борода роскошна и густа. И все испытания еще впереди.

.
Алла КРАЦ,
п.Мухавец
Статья написана по материалам Интернета и книги «Лукаш Дзекуць-Малей i беларускiя
пераклады Бiблii» (зборнiк матэрыялаý, артыкулаý i дакументаý, 2011г.).
Фотографии из семейного альбома Чабурко Марии Тарасовны и репродукции фото
из книги «Лукаш Дзекуць-Малей i беларускiя пераклады Бiблii» (зборнiк матэрыялаý,
артыкулаý i дакументаý, 2011г.).

2а 4а Изображение 001  семья Кузавко

Share

КОЛЬЦО ЦАРЯ СОЛОМОНА.

ATT00013
«На указательном пальце левой руки носил Соломон гемму из кроваво- красного асте-рикса, извергавшего из себя шесть лучей жемчужного цвета.
Много сотен лет было этому кольцу, и на оборотной стороне его камня вырезана была надпись на языке древнего, исчезнувшего народа: «Все проходит»             (А. Куприн – «Суламифь»).

ЛЕГЕНДА О  «ПРАВИЛАХ»  НА КОЛЬЦЕ ЦАРЯ СОЛОМОНА.

ПРАВИЛА НА КОЛЬЦЕ ЦАРЯ СОЛОМОНА —-Правила, записанные на кольце царя Соломона.
Проходя мимо церкви…, – молись…,Проходя мимо нищих…, –                                   делись…,              Проходя мимо юных…, – не злись…, Проходя мимо старых…, – склонись…, Проходя мимо> кладбищ …, – присядь…, Проходя мимо памяти…, – вспомни…, Проходя мимо матери…, – встань…, Проходя мимо родичей…, – помни…, Проходя мимо знаний…, – возьми…, Проходя мимо> лености…, – вздрогни…, Проходя мимо праздных…, – твори…, Проходя мимо павших…, – запомни…, Проходя мимо мудрых…, -постой…, Проходя мимо глупых…, – не слушай…, Проходя мимо> счастья…, – ликуй…, Проходя мимо щедрых…, – откушай…, Проходя> мимо чести…, – храни…, Проходя мимо долга…, – не прячься…, Проходя мимо слова…, – держи…, Проходя мимо чувств…, – не> стесняйся…, Проходя мимо женщин…, – не льсти…, Проходя мимо> славы…, – не тешься…, Проходя мимо правды…, – не лги…, Проходя мимо грешных…, – надейся…, Проходя мимо страсти…, – уйди…, Проходя мимо ссоры…, – не ссорься…, Проходя мимо лести…, – молчи…, Проходя мимо совести…, – бойся…, Проходя мимо  пьянства…, – не пей …, Проходя мимо гнева…, – смиряйся …, Проходя мимо горя…, – всплакни…, Проходя мимо боли…, – мужайся…, Проходя мимо лжи…, – не молчи…, Проходя мимо вора…, – не крадись…, Проходя мимо наглых…, – скажи…, Проходя мимо сирых…, – потраться…, Проходя мимо власти…, – не верь…, Проходя мимо смерти…, – не бойся…, Проходя мимо жизни…,-живи…, Проходя мимо Бога…, – откройся…        ATT00004
Царю Соломону в юности было подарено кольцо со словами, что когда ему будет очень трудно ли, грустно ли, страшно ли – пусть вспомнит о кольце и подержит его в руках. Богатства Соломона были не меряны, еще одно кольцо – сильно ли увеличит их?
Как-то раз в царстве Соломона случился неурожай. Возник мор и голод: умирали не только дети и женщины, истощены были даже воины. Царь открыл все свои закрома. Он послал купцов продавать ценности из своей сокровищницы, чтобы купить хлеб и накормить людей. Соломон был в смятении – и вдруг он вспомнил о кольце. Царь достал кольцо, подержал в руках… Ничего не произошло. Вдруг он заметил, что на кольце есть надпись. Что это? Древние знаки….Соломон знал этот забытый язык. “ВСЕ ПРОХОДИТ”, – прочел он.

Прошло много лет… Царь Соломон стал известен как мудрый правитель. Он женился и жил счастливо. Жена стала самым чутким и близким его помощником и советчиком. И вдруг она умерла. Горе и тоска охватили царя. Не веселили его ни танцовщицы и певуньи, ни состязания борцов… Печаль и одиночество. Приближающаяся старость. Как с этим жить? Он взял кольцо: “Все проходит”? Тоска сдавила его сердце. Царь не хотел мириться с этими словами: с досады бросил кольцо, оно покатилось – и на внутренней поверхности что-то мелькнуло. Царь поднял кольцо, подержал в руках. Почему-то раньше он не видел такой надписи: “ПРОЙДЕТ И ЭТО”.

Прошло еще много лет. Соломон превратился в древнего старца. Царь понимал, что дни его сочтены и пока есть еще какие-то силы нужно отдать последние распоряжения, успеть со всеми попрощаться, благословить приемников и детей. “Все проходит”, “Пройдет и это”, – вспомнил он, усмехнулся: вот и все прошло. Теперь царь не расставался с кольцом. Оно уже истерлось, пропали прежние надписи. Слабеющими глазами он заметил: на ребре кольца что-то проступило. Что это, снова какие-то буквы? Царь подставил ребро кольца заходящим лучам солнца – блеснули буквы на грани: “НИЧТО НЕ ПРОХОДИТ” – прочел Соломон…

«Жизнь вся проходит и это пройдет…
Древняя вязь на кольце Соломона,
Сердцем прими и к тебе снизойдет
Мудрость, достойная царского трона.

Можно печалью чело омрачать,
Можно солить не зажившую рану,
И поправлять поседевшую прядь,
Что над челом появилась так рано.

Но все проходит и это пройдет,
И будут закаты с восходами снова.
Свыше ведется мгновений отсчет,
Мудрости внемли сакрального слова.

Может быть, только на смертном одре,
В день, когда жизненный путь на исходе,
Ты вдруг поймешь, не подвластный хандре,
ЧТО НИЧЕГО БЕЗ СЛЕДА НЕ ПРОХОДИТ»        (Автор не известен).

Историческая справка

Соломо́н (др. евр. שְׁלֹמֹה, Шломо́; греч. Σαλωμών, Σολωμών в Септуагинте;  лат. Solomon в Вульгате; араб. سليمان‎‎ Сулайман в Коране) жил в 972-932 гг. до н.э.Возвёл знаменитый Иерусалимский храм…
Соломон – яркая звезда. Природа одарила его несметным богатством – необычайными способностями.
Как философ он автор «Книги Экклезиаста» (Екклесиаста).
Как мудрец он автор «Книги Притчей Соломоновых».
Как великий любовник и настоящий мужчина (в самом высоком понимании)  он автор «Песнь Песней».
Слава о Соломоновых богатствах и мудрости достигла всего мира. Это был поистине Золотой век в еврейской истории. В дни бедствий простые люди обращали взгляды в сторону царя.
Соломон создал 1000 песен и 3000 притч.  Оставил неизгладимый  след в истории, в том числе, и ЛЕГЕНДУ о кольце Соломона…

Share

ИСТОРИЧЕСКИЙ ДОКУМЕНТ ИЗ ПРОШЛОГО

«Palaestina ex Monumentis Veteribus Illustrata»

Автор книги с таким названием — Адриани Риланди — географ, картограф, путешественник, филолог, знал несколько европейских языков, а еще арабский, древнегреческий, иврит. Книга написана на латыни.

В 1695 году он был отправлен в те места, что тогда назывались Палестиной. В поездке он осмотрел почти 2500 поселений, упомянутых в Библии.

Исследование было проведено сле­дующим образом. Сначала он соз­дал карту Палестины. Потом обозначил каждое поселение, которое упоминалось в Библии или Талмуде, с его оригинальным названием.

Если оригинал был еврейский, он обозначал «пасук» (предложение) в Святом Писании, в котором упоминалось название.

Если оригинал был римским или греческим, приводил связь на латыни или на греческом.

В конце он сделал перепись населения по поселениям.

Вот основные выводы и некоторые факты.

Страна в основном пуста, заброшена, малонаселенная, основное население — в Иерусалиме, Акко, Цфате, Яффе, Тверии и Газе. Большинство населения — евреи, почти все остальные — христиане, очень мало мусульман, в основном бедуины. Единственное исключение — Наблус (Шхем), в котором жили примерно 120 человек из мусульманской семьи Натша и примерно 70 «шомроним» (самаритяне).

В Назарете, столице Галилеи, жило примерно 700 человек — все христиане.

В Иерусалиме — примерно 5000 человек, почти все евреи и немного христиан.

В 1695 году все знали, что истоки страны — еврейские.

Нет ни одного поселения в Палестине, в названии которого имеются арабские корни. Большинство поселений имеют еврейские оригиналы, а в некоторых случаях — греческие или римские (латинские). Кроме города Рамалла нет ни одного арабского поселения, у которого оригинальное арабское название.

— Названия — еврейские, греческие или латинские, которые были изменены на арабские, в которых нет никакого смысла в арабском языке. По-арабски нет никакого смысла в названиях типа: Акко, Хайфа, Яффо, Наблус, Газа или Дженин, а названия вроде Рамалла, Эль-Халил (Хеврон), Эль-Кудс (Иерусалим) — не имеют филологических или исторических арабских корней. Так, например, в 1696 году Рамалла называлась Бетэла (Бейт-Эль, Дом Бoга), Хеврон назывался Хевроном и пещера Махпела называлась арабами Эль-Халил (прозвище Авраама).

Риланди упоминает мусульман только как бедуинов-кочевников, которые приходили в города как сезонные работники в сельском хозяйстве или на стройках.

В Газе жило примерно 550 человек, из них половина евреев и половина христиан. Евреи успешно занимались сельским хозяйством, в частности виноградниками, выращивали оливы и пшеницу, христиане занимались торговлей и перевозками.

В Тверии и Цфате жили евреи, но не упоминаются их занятия, кроме традиционной ловли рыбы в Кинерете.

В деревне Ум Эль-Фахм, например, жило 10 семей, все христиане (примерно 50 человек). Там стояла маленькая маронская церковь.

Книга полностью опровергает теории о «палестинских традициях», «палестинском народе» и не оставляет почти никакой связи между этой землей и арабами, которые даже присвоили себе  латинское название этой земли — Палестина.

 

Share

Десять лет после „Норд-Оста“

Из тех памятных дат, что возникли формально или неформально в послесоветское время, пожалуй, не ни одной, которая бы отмечалась, либо вспоминалась с радостью или позитивным настроением. Большинство же из них-это воспоминание о драмах и более того, даже об ужасных трагедиях. Например, о случившейся 10 лет назад трагедией с захватом театрального центра на Дубровке, приведшей к гибели почти семи десятков мирных граждан.

 

С тех пор, два слова в названии мюзикла «Норд Ост» звучат словно как немного даже страшные удары метронома, вот уже десять лет отсчитывающая время новой эпохи-эпохи «после Норд-Оста».

В столице нашей советской Родины за все послевоенное время и вплоть до 1990 года удался лишь один терракт- в метро осенью 1977 года, и сам этот факт на глазах изменил поведение людей, их манеры. Граждане стали бояться, это стал ощущать каждый и понятно-ведь это было совершенно противоестественно для тогдашнего общества. Теракт 23 октября 2002 года, произошел на фоне,во-первых, недавних событий лихих 90-х, когда сюжеты из рубрики «Их нравы» стали частью нашей повседневности, а теракту за три года до этого предшествовали не менее ужасающие взрывы жилых домов на улице Гурьянова и Каширском шоссе, события еще более непредставимые, чем даже захват заложников. И потом были взрывы в метро на концертах, в общем далее по списку.

Но то,что сознание обывательское к таким вещам притерлось, еще совсем не означает, что трагедия Норд-Оста мало чего лично значит для большего числа сограждан, кроме тех, кого эта трагедия коснулась лично. Ведь, крушение тоталитаризма подарило нам (и это самое главное,) свободу самостоятельно мыслить и публично выражать свои мысли (хотя эту последнюю, кое-кто в последнее время тонко и изощренно пытается у нас отнять).

Десять лет после «Норд Оста» и одиннадцать лет после взрыва нью-йоркских башен-близнецов. А еще раньше-чеченская война, на которой погибло больше, чем за десятилетие войны в Афганистане. А впереди-теракты 2004 и 2010 года, не менее страшные. И все это в мыслях россиян, после совершенно здравых раздумий, укрепило очень прочно то, что называется исламофобией. Отныне , и я боюсь, еще очень долгое время, среднему и не очень россиянину не докажешь, что ислам-это гуманная религия с общечеловеческими ценностями, что мусульмане и христиане веруют в одного и того же Бога. И дело не только в том, что мусульманские деятели всякий раз после подобных трагедий упорно жевали одну и туже пропрагандистскую жвачку-отговорку о том, что ислам и терророизм несовместимы, что ислам проклинает террор и т. п., не особенно при сем утруждая себя конкретной аргументацией и примерами из жизни, реально показывающими, что ислам-это нечто иное, чем суровая «шахидка» опоясанная динамитом. Взрывались мины, гибли люди (там, где этого, никак по определению не должно было происходить), мусульманские духовные лидеры (по должности) выступали с речами о несовместимости ислама и терроризма и…все затихало до следующего теракта, когда повторялось по кругу вновь. Но все мы знаем, в том числе и из мудрых сказок, что , когда происходят подобные повторения, люди перестают верить…

Сегодня, объективности ради следует сказать, пусть и в ущерб политкорректности, с, что идея о прямой корреляции между исламом как религиозной доктриной и частными актами насилия имеет основание. Дело в том, что эта религия сегодня, как и христианство в средние века переживает стадию самоутверждения в мировом масштабе, причем, после нескольких столетий маргинализации, связанной в том числе и национально-политическим, колониальным гнетом. А как религиозная доктрина ислам не содержит столь развитого миротворческого, пацифистского начала, не делает такой акцент на любви, как это есть, например, в христианстве. Зато много говорится о защитверы от неверных и иных врагов. А в силу отсутствия единого учительного института, каким является церковь у христиан, эти положения о защите веры и справедливой борьбе могут трактоваться совершенно по разному, в зависимости от ситуации и социально-психологической мотивации конкретной личности. При этом, такие абсолютно различные мнения, в любом случае найдут солидное обоснование в Коране и Сунне. Вот пример,:в исламе осуждается самоубийство, тем более, если оно повлекло за собой гибель других, к тому же, ни в чем не повинных людей. Все это так, но вот мудрецы-улемы нашли и начали ссылаться на хороший и достоверный хадис (высказывание пророка Мухаммада), гласящий- о всяком деянии судят по намерению (нияту), с которым оно совершено. То, есть если вы в мыслях подрываете себя или захватываете заложников во имя освобождения мусульман от гнета неверных, то это уже будет не теракт , а проявление священной войны. Посему, что бы там не говорили зеленые повязки с сурами Rорана у «шахидов» и их поклоны на молитве-никакое не прикрытие, а органичная часть их деятельности и мотивации.

Но, хватит, религиоведческих экскурсов. Теперь о нас, россиянах и не только, абсолютное большинство которых сегодня-это люди родившиеся и успевшие сформироваться в СССР. Нам традционно свойственна вера в сильное покровительствующее и избавляющее нас от всяких бед государства, вера, которая в тесоветские времена имела и свои реальные основания. Десять и чуть более лет назад эта вера была взорвана , расстреляна и отравлена газом фентанилом (это отравляющее вещество испольлзовалось при штурме театрального центра, и в результате такого „освобождения“ погибло более 60 человек). Известно. что двумя годами раньше, когда Путин пришел к власти, он был положительно воспринят большинством российских обывателей, привыкшим к режимам формата „коммунистической партии государственной безопасности“ (Войнович) как тот, кто наведет порядок,и, непременно „замочит террористов“ (под которыми, разумеется, подразумевались ичкерийские моджахеды). Однако „Норд Ост“ и дальнейшие трагедии показали, что власть пока что более с успехом мочит собственных граждан, идет по их трупам ради того. чтобы в подобных происшествиях сохранить собственное лицо, и совершенно не занимается тем, чем должна по логике заниматься прежде всего-профилактическими мерами по обеспечению общественной безопасности. И хотя двумя годами раньше были и непонятные „маневры“ с гексогеном и некоторые другие события, представляется, что реальное отчуждение власти от общества, после вспыхнувшей было надежды на больший порядок и перемены к лучшему, началось именно после „Норд Оста“.

Cейчас в России все спокойно. Спокойно настолько, что мы даже продемонстрировали это спокойствие всему миру, когда 7 мая нынешнего года Путин ехал на инаугурацию по совершенно пустой столице. Но очевидно, все более и более растущее недовольство всех слоев общества правящим… нет не режимом (как-то режимом это все назвать язык не поварачивается, режим он пусть диктаторский, но дееспособный с точки зрения управления), скорее правящей тусовкой. Но, как показывает практика. Современной недоразвитой демократии. В таких случаях очень удержанию власти ( а это единственное,что реально нужно путинской тусовке) помогает отработанная технология громкого террористического акта. Его эффектом всегда будет запугивание и сбивание с толку общества, в том числе и активной его части. Поэтому есть серьезные опасения, что „Норд-Ост“ и другие подобные события стали нашим прошлым.

Валерий Емельянов
для Baznica.Info

Share

Живое слово


 

Можно ли обойтись без мата, или Как Владимир Познер выучил русский язык

4 октября 2012

 

 

«Семь лет назад, намучившись с безграмотными текстами журналистов, мы решили пригласить их сюда, в Болдино» – так описала главную идею фестиваля «Живое слово» его организатор и вдохновитель Нина Зверева, член Академии российского телевидения. Идея оказалась востребованной и продуктивной. 27–28 сентября 2012 года в селе Большое Болдино, родовом имении А. С. Пушкина, при поддержке банка ВТБ прошел Седьмой международный мультимедийный фестиваль «Живое слово». Его участниками стали представители 18 стран мира и всех регионов России, а в программу кроме традиционных мастер-классов и творческих конкурсов вошли несколько докладов, интересных не только филологам.

Как Владимир Владимирович выучил русский язык

«Дома у нас никогда не говорили по-русски, – так начал свой рассказ Владимир Познер. – Мама была француженкой. Папа был хотя и из России, но так как мама не знала русского языка, то он с ней говорил по-французски. Вообще дома было запрещено говорить на каком-либо языке, кроме французского».

Трудно поверить, что один из знатоков и гурманов русского языка – Владимир Познер – выучил его во взрослом возрасте! Рассказу об этой малоизвестной странице биографии известного тележурналиста было посвящено эссе «Как я выучил русский язык», с которым Владимир Владимирович выступил на фестивале «Живое слово».

«У меня есть внук, – рассказывает Владимир Познер. – Он родился в Германии, и можно сказать, что он немец. Он мне говорит: «Послушай, есть страна Турция, так там живут турцы?» Я говорю: «Нет, там живут турки». – «Тогда это Туркия». – «Да нет, это Турция». – «Но тогда должны быть турцы». И он прав. Таких вещей в русском языке – миллион. Очень трудный язык, язык в какой-то степени архаичный. И, может быть, в этом его красота, его особое звучание…»

Не менее интересны были и ответы Владимира Владимировича на последовавшие вопросы. Как Познер научился говорить без акцента? На каком языке Познер думает? Как повлиял русский язык на Владимира Познера? Полностью эссе «Как я выучил русский язык», включая ответы на вопросы и анекдот о Джоне Стейнбеке, вы можете услышать из уст самого автора на нашем сайте.

Что ни шаг, то мат

Распространяется ли свобода слова на мат? Именно этому вопросу была посвящена лекция профессора русской литературы Валерия Мильдона «Нужна ли цензура для нецензурной лексики». Лекция была столь богато иллюстрирована соответствующими примерами, что перед ее началом организаторы попросили вывести из зала детей.

Профессор Мильдон рассказал, что, оказывается, наша площадная брань – это остатки древних обрядов. Некогда с кукишем, символизировавшим мужской половой орган, жрец обходил поля, произнося заклинания, которые, перекочевав в быт, превратились в ругань. Древняя сакральность запретных слов до сих пор придает им невероятную энергетику, которую все чаще и чаще применяют в своих литературных произведениях современные писатели. По мнению профессора Мильдона, мат в литературе употреблять не следует, но не по цензурным соображениям, а по той причине, что брань нарушает эстетическую целостность художественного произведения.

А как же Пушкин и его «Тень Баркова»? Ученый привел свидетельство современника поэта, согласно которому Александр Сергеевич стыдился литературных шалостей молодости и говорил, что дорого бы дал, чтобы взять назад некоторые из своих произведений.

Впрочем, беседы с участниками фестиваля, в том числе, например, с Владимиром Познером, показали, что аудитория не приняла вывод докладчика. Мат никем сегодня не рассматривается в качестве главной угрозы русскому языку. У «великого и могучего» появился враг пострашнее. И имя ему – Интернет! Именно об этом шла речь в еще одном докладе, отдельные тезисы которого столь актуальны, что невозможно было не привести некоторые из них в заключение рассказа о фестивале.

Электронная дислексия

Вот несколько цифр из эссе декана факультета медиакоммуникаций Высшей школы экономики Анны Качкаевой «Конвергенция и другие тренды современных медиа».

В 2001 году люди послали друг другу 1 млрд текстовых сообщений. В 2002 году число SMS-сообщений достигло 1,5 млрд в месяц! А в 2010 году каждую секунду отправлялось 200 тысяч эсэмэсок (по данным www.pingdom.com).К 2020 году количество подключенных устройств будет больше, чем людей.

Еще более показателен случай в эфиопской деревне. В одну из глухих эфиопских деревень с тотально неграмотным населением привезли айпэды и раздали их детям. Никто ничего им не объяснял. Просто вручили коробки. Даже распечатывали их дети сами. И произошло удивительное: через две недели дети освоили все сорок предустановленных на гаджеты приложений. Все это – не умея ни читать, ни, разумеется, писать. Дело идет к тому, что уже ближайшие поколения будут обходиться не то что без книг, без букв!

Есть ли будущее у русского литературного языка в мире, где торжествуют ИМХО и олбанский йезыг? По всему выходит, что надеяться остается только на… Пушкина. Хочется привести слова Фазиля Искандера, которыми Нина Зверева завершила официальную часть фестиваля в Болдино.

«В России жил один из самых гармонических поэтов мира – Пушкин. Больше никогда не повторившееся у нас – великое и мудрое пушкинское равновесие. Но раз Пушкин был в России, значит, гармония в России в принципе возможна. Почему же ее нет? Выходит, мы плохо читали Пушкина. Пушкин – наш последний шанс. И если мы еще иногда способны шутить – это тоже Пушкин». 

Share

Отразивший свет Христа

Mихаил Моргулис о пасторе Дитрихе Бонхёффере

В этом году исполнилось 103 года со дня рождения Дитриха Бонхёффера, известного на весь просвещённый мир немецкого пастора и богослова, возглавлявшего подпольную евангелическую церковь в нацисткой Германии.
Президент фонда «Духовная Дипломатия» говорит: “Если бы лет 20 лет назад в СССР сказали, что во времена Гитлера в Германии существовала подпольная церковь, ему бы не поверили. Сейчас это известно всем. В 1989 году я рассказал об этом по радиостанции, передававшей «вражеские голоса» на СССР. В одном из писем мне писали: «Зачем вы говорите неправду. Гитлер задавил церковь, она была подавлена».
В радиопередачах я рассказывал, как жил и как умер, великий слуга Иисуса Христа, противник нацизма и насилия, пастор Бонхёффер. 9 апреля 1945 года, за месяц до конца войны, его повесили в нацистском лагере Флоссенбург, в Германии. Ему было 39 лет. Он встречал смерть со светлым лицом, сказав, присутствующим на казне, что отправляется в путь к своему Господу.
В 1992 году в нашем чикагском издательстве Slavic Gospel Press мы впервые выпустили в переводе на русский язык выдающуюся книгу Бонхёффера «Следуя Христу…». 10 тысяч экземпляров разошлись в СНГ мгновенно. Книгу передавали друг другу, как ценную реликвию. Если следовать немецкому названию буквально, то оно звучит так – «Цена следования за Христом». Сам Дитрих Бонхёффер уплатил за этот путь своей жизнью. 20 лет тому назад я написал к этой книге Вступление, которое вы сможете сегодня прочитать, и порадоваться, что был на земле праведник, не дрогнувший перед мрачной силой нацистского антихриста.
Скажу об одной, на первый взгляд странной аналогии: Когда я думаю о пасторе Бонхоффере, то вспоминаю православного священника отца Александра Меня, тоже погибшего от рук убийц. А когда я думаю об отце Александре Мене, вспоминаю о пасторе Бонхёффере. Судьбы мучеников за Христа всегда похожи.
После Бонхоффера остались его богословские книги и письма. А вот, то, что он писал и стихи, знают очень немногие. В приложении к статье-вступлению, мы печатаем стихотворение Дитриха Бонхёффера, в переводе Дмитрия Якубова”.

 

 

Предисловие к книге «Следуя Христу…»


Отразивший свет Христа

«Кто я?» – спрашивал себя Дитрих Бонхёффер, в своих стихах, написанных в лагере, – и отвечал: «Неважно, кто я. Главное, что я принадлежу Богу».
Эти строки были написаны в июне 1944 года. Тогда Дитрих не знал, что менее чем через год он примет мученическую смерть…
Цель христианства на земле – отражать своею жизнью Христа.

Так как «Бог есть любовь», отражение жизни Христа – есть пребывание в любви к людям. Так как Христос – это любовь, мудрость, справедливость и терпение, отражение Его в нашей жизни – это отражение Его любви, мудрости, справедливости и терпения.
Недолгая, но прекрасная земная жизнь Дитриха Бонхёффера и была таким дивным отражением жизни Христа. А насильственная смерть писателя и богослова символически стала отражением Христова распятия. 

Его книги переведены на разные языки. Одна из ключевых работ в его наследие – «Цена следования за Христом» – или, в нашем переводе, «Следуя Христу…». В ней Бонхёффер утверждает, что цена следования за Христом бесконечно высока – это посвящение и отдача Ему всей своей жизни. Он говорит, что эту цену необходимо платить не по большим праздникам, а ежедневно, ежечасно, ежеминутно – всю жизнь.
Что ж, Бонхёффер сполна оплатил свой путь следования за Учителем. Подобно большинству первых учеников Христа, в конце пути он принял мученическую смерть.

 
Книги Бонхёффера – о долге, о совести, о прощении, о терпении, о дисциплине перед лицом Христа. Жизнь Бонхёффера – замечательный пример практической демонстрации этих качеств, когда, преодолевая собственную боль и страдания, нужно открывать людям свет Спасителя. И когда любовь к врагам должна быть не теоретическими выкладками, а настоящей, реальной любовью, к которой призывал нас Христос.

 
Его прекрасные письма из тюрьмы, впервые помещенные в журнале «Вопросы философии» (1991г.), не могут в полной мере передать всей глубины и своеобразия сложных теологических концепций Бонхёффера*. Но, и это важно отметить, контрапункт его размышлений, его богословское кредо заключено в ясном понимании того, что христианство – это твой собственный, личный путь вослед Христу. Это твое личное, только от тебя зависящее служение и самопожертвование Христу. Это не подобострастное угождение Богу, это индивидуальный духовный акт, поднимающий человека с земли, приближающий его к Небесному Отцу, дающий ему свободу во Христе. Только ты один, и никто другой, в личном ответе перед Богом.

 
Если ты нашёл Бога, а Бог нашел тебя, если ты принял решение следовать за Христом, то ты принимаешь обязательство быть в ответе не перед людьми, но перед божественным и мученическим ликом Христа. Жизнь автора этой книги была наполнена пониманием этих обязательств.

 
Вот несколько штрихов к биографии ученика Христа – Дитриха Бонхёффера.

 
Он родился в благополучной немецкой семье 4 февраля 1906 года: отец – врач, пять старших братьев и сестер, музыка, театр, с детства прививаемая любовь к природе. В семнадцать лет Бонхёффер говорит учителю и всему классу: «Хочу заниматься богословием!» Позднее он вспоминал: «Момент этот был поистине наполнен радостью. Стены класса отодвигались в бесконечность. Случилось что-то необыкновенное: я торжественно предстоял перед своим классом, а главное – перед своим Богом».

 
Годы христианской учебы: поездки в Рим, в Америку, Англию. Путь возрастания во Христе. Минуты сомнений, противоречий, непонимания, печали, одиночества. И потом – вдруг, освещающий разум, и душу небесный свет Христа. Вот слова, написанные впоследствии: «Я понял и продолжаю понимать всё глубже, что, только испытав всю полноту земной жизни, по-настоящему приходишь к вере. Когда полностью откажешься от претензий стать кем-то – святым или грешником, проповедником или учетчиком добрых дел, больным или здоровым; когда пройдешь через множество успехов и поражений, только когда отдаёшь себя в руки Богу, принимаешь в глубину себя страдания Бога в этом мире, а не свои собственные страдания, только тогда пребываешь с Христом в Гефсимании. В этом, на мой взгляд, и состоит вера. Только так и становишься человеком и христианином».

 
Сейчас мне кажется, что в свои 39 лет Дитрих, по милости Божьей, сумел ощутить земную жизнь во всей её полноте, и что слова Христа, сказанные в Гефсиманском саду, стали для него особо близкими. Вот эти слова: «Душа Моя скорбит смертельно». Слова, произнесённые Иисусом перед Голгофским распятием.
Молодой, богатырского здоровья пастор, высокообразованный и деликатный, пользуется уважением и любовью своих и многочисленных друзей, верующих и неверующих. Его служение становится путём неустанного приближения ко Христу.

 
Но в истории Германии наступает коричневый период – нацизм. В это безумное время человеческой деградации очень немногие в стране находят в себе силы и мужество стать в оппозицию к беспощадному режиму. Дитрих Бонхёффер – черпая силы в Создателе и Спасителе, эти силы находит. Позже он так вспоминал об этом: «Я оказался в положении радикальной и непостижимой оппозиции не только ко всем моим друзьям; мои нелицеприятные оценки происходящего, и людей, руководящими этими событиями, приводили меня к всё большей изоляции к большинству членов заколдованного общества».

 
Немногим известно, что в Германии во времена нацизма существовала подпольная Церковь. Одним из ее руководителей был Бонхёффер. Это была церковь, спасавшая людей, Церковь, не согласившаяся с античеловеческими идеями нацизма. Мало кто знает, что сотни ее членов были арестованы и погибли в фашистских концентрационных лагерях.

 
Через несколько лет Бонхёффер, до конца осознав, что Гитлер ведет народ и мир к гибели, вступает в группу сопротивления режиму, планирующую устранение фюрера.

 
С 1938 он был связан с участниками антинацистского заговора — сотрудниками военной разведки Абвера, наиболее активным из которых был Ганс Остер. В 1939 году Дитрих посетил Лондон, а затем Нью-Йорк, где ему было предложено заняться преподавательской деятельностью. Однако, несмотря на начало Второй мировой войны, Бонхёффер отклоняет это предложение и возвращается на родину. Он так объяснял свою позицию:
«Я должен пережить этот сложный период нашей национальной истории вместе со своим народом, вместе с христианами в Германии. У меня не будет права участвовать в возрождении христианской жизни после войны, если я не разделю с моим народом испытания этого времени».

 
По его мнению, совершённые во время этой борьбы с нацизмом действия (заговор, убийство и др.), несмотря на высокие мотивы участников Сопротивления, остаются грехами, которые, однако, могут быть прощены Христом. Он считал, что «попытка убрать Гитлера, даже если бы это означало убийство тирана, была бы, по сути, делом религиозного послушания; новые методы угнетения со стороны нацистов оправдывают новые способы неповиновения… Если мы утверждаем, что мы христиане, нечего рассуждать о целесообразности. Гитлер — это антихрист».

 
Используя свои связи, пастор Дитрих помог нескольким десяткам евреям бежать в Швейцарию.
Бонхёффер идет навстречу своей судьбе. В 1942 году он пишет: «Мы были свидетелями множества злых дел, мы насмотрелись всего на свете, мы обучились искусству притворства. Хватит ли у нас внутренней силы сопротивляться тому, что нам предписывается совершать?!»
В эту кровавую пору бесчисленных моральных человеческих падений Бонхёффер влюбляется в восемнадцатилетнюю девушку – Марию. Любовь становится взаимной. Они обвенчались, но быть вместе смогли лишь три месяца, после чего судьба разлучила их навсегда на этой земле.

 
В апреле 1943 Дитрих Бонхёффер был арестован, обвинён в «подрыве вооружённых сил» и помещён в тюрьму Тегель.
Для Дитриха начинается последний подъём на Голгофу. Его поведение в тюрьме стало подвигом, длившимся два года. Вот что рассказывал о нем бывший с ним в лагере «Флоссенбург», пленный английский офицер: «Душа его воистину светилась в темном отчаянии нашего заключения. Всегда он являл собою само смирение и кротость, всегда излучал атмосферу счастья, радости, благодарности уже за одно то, что живет. Он был одним из тех немногих людей, для которых Бог был реален и близок».

 
После неудачного покушения на Гитлера 20 июля 1944 года, Дитрих был переведён в тюрьму гестапо на Принц-Альбрехтштрассе в Берлине, в феврале 1945 — в концлагерь «Бухенвальд», а в начале апреля в концлагерь «Флоссенбург» (Бавария). В этот период он смог держать при себе несколько любимых книг — Библию, труды Гёте и Плутарха. В тюрьмах и лагерях сохранял присутствие духа и мужество, не давал окружающим предаться отчаянию, вникал в глубину богословия, писал стихи, в которых отвечал на мученические вопросы своего времени.
8 апреля ему дали возможность провести с заключёнными последнее в своей жизни богослужение.

 
9 апреля 1945, во «Флоссенбурге», Дитрих Бонхёффер был казнён через повешение. Вместе с ним погибли адмирал Канарис, полковник Остер, а также некоторые другие участники заговора.
Удивительные и великие христианские слова произнёс Бонхёффер накануне казни:
«Это конец, но для меня — начало жизни».
Путь следования Христу завершается, только вместо римских легионеров перед Бонхёффером стоят агенты гестапо. Вот что вспоминал в своих записках врач концлагеря «Флоссенбург», видевший, как умирал Бонхёффер:
«Я увидел пастора Бонхёффера, опустившегося на колени в сокровенной молитве пред Господом Богом. Самоотверженный и проникновенный характер молитвы этого очень симпатичного человека сильно потряс меня. И потом, на месте самой казни, произнеся краткую молитву, он мужественно взошел по лестнице к виселице. За всю мою почти 50-летнюю врачебную деятельность я не видел человека, умиравшего в большей вере и преданности Богу».

 
Есть своя символика в сходстве судеб многих христиан, погибших в советских застенках, и судьбой немецкого пастора Дитриха Бонхёффера, убитого в нацистском концлагере. Для этих людей не существовало компромиссов, за Христа они платили жизнью. Они отвергали сребреники и искушения благами мира, и шли на смерть, видя в этом возможность идти за Иисусом до конца земной черты.

 
9 сентября в Москве, присутствуя на первой скорбной годовщине со дня убиения отца Александра Меня, я вспоминал Дитриха Бонхёффера, и думал о том, как трагически схожи пути всех мучеников, идущих за Христом. Когда следуешь по пути Христа, то обязательно подходишь к Голгофе. Это лобное место можно обойти, и большинство из нас его благополучно минуют. И только праведники, исполненные силы и смирения Христа, до конца испивают чашу страданий и поднимаются за Распятым на Голгофу.

 
Ученик Христа – Дитрих Бонхёффер – прильнул устами к той же чаше, из которой пил Учитель. Я уверен, что люди, читающие по-русски, христиане и не христиане, полюбят Дитриха Бонхёффера, будут все больше и больше узнавать о нём, черпать в его трудах духовную силу. Драматическая жизнь Бонхёффера мелькнула прекрасной кометой на загадочном небосклоне Бытия. Его жизнь и смерть стали исполнением христианской мечты – они отразили свет Христа. За несколько месяцев до смерти Дитрих Бонхёффер написал поэму «Путь к свободе». В ней есть такие слова:

 
Бог открывается там, где случилась беда,
Где Он осмеян, распят по решенью суда,
Где Он страдает, чтоб смерть победить навсегда –
С Ним христиане разделят всю меру страданий.

 

Путь к свободе, который предлагает нам немецкий философ и богослов невероятно труден. Для многих, в том числе для самого Бонхёффера, он завершается на месте Распятия – на Голгофе. И всё же, избравшие путь следования за Христом, идут по нему. Избравшие это восхождение видят, что впереди них идёт проводник, – это Он же, Отец Надежды, Иисус Христос.

 

«Не важно, кто я. Главное, что я принадлежу Богу». Д.Б.

 
Михаил Моргулис

 
* Теологические позиции Д.Б. воспринимаются богословами по-разному. Его духовные концепции о спасении, даровой и дорогой благодати, о кризисе Церкви вызывают противоположные оценки. Тем более что и в своих книгах, написанных в разное время, некоторые важные вопросы он трактует неодинаково. Со всем этим, чрезвычайно ценным и интересным, читатель познакомится в предлагаемой книге.

 
Язычники и христиане. Дитрих Бонхёффер.

Отрывок из поэмы «Путь к свободе».
Перевод: Дмитрий Якубов.

 
К Богу приходят, когда заставляет нужда,
Хлеба и помощи просят у Бога тогда,
Чтоб от болезней и бед не осталось следа –
Так поступают язычники и христиане.
Бог открывается там, где случилась беда,
Где Он осмеян, распят по решенью суда,
Где Он страдает, чтоб смерть победить навсегда –
С Ним христиане разделят всю меру страданий.
Бог посещает, когда настигает беда,
Он исцеляет, и хлеб нам приносит тогда,
Он милосердие дарит нам вместо суда –
Им прощены и язычники и христиане!

 

Share

ИЗРАИЛЬ: ИНТЕРЕСНО УЗНАТЬ!

 

Мертвое море – самое низкое место на поверхности Земли.
Вопреки распространенному мнению, самым соленым в мире водоемом является не Мертвое море, а озеро Ассаал в африканской республике Джибути. B литре этого озера растворено 400 грамм соли, в Мертвом – “всего” 340 грамм.

Самая низкая дорога в мире – дорога вдоль берега Мертвого моря, пролегающая на 393 м. ниже уровня моря.

Самые древние библейские тексты (Числа, глава 6, стихи 22-27), выгравированные на двух серебряных амулетах, найдены под Шотландской церковью в Иерусалиме (587 г. до н. э.).

Иудейская пустыня – самая маленькая пустыня в мире (площадь – 22 кв. км.).

Если в иностранном паспорте есть виза Израиля, этот человек не сможет посетить мусульманские страны: Иран, Кувейт, Ливан, Ливию, Пакистан, Саудовскую Аравию, Йемен, Сирию, Судан. Причём даже в том случае, если в паспорте стоит действительная виза данного государства.

На одном из кладбищ в Израиле есть могила Гарри Поттера. Это был 17-летний рядовой армии Великобритании, который погиб в 1939 году в столкновении с повстанцами. С недавних пор эта могила стала самой посещаемой в Израиле и была внесена в список местных достопримечательностей.

Со времён израильско-египетских войн в пограничных пустынных районах до сих пор остались заминированные поля. Местные жители называют эту зону <краем летающих верблюдов>.

Во времена бума тамагочи эта игрушка продавалась и в Израиле, но подвергалась религиозному запрету некоторых иудейских общин. В субботу иудеям нельзя работать, а нажимать кнопки, чтобы кормить животное, – тоже своего рода работа. Другая причина – в субботу иудеям нельзя разжигать огонь, а любое замыкание контактов высекает микроскопическую искру.

Божья коровка в большинстве европейских языков имеет схожее по смыслу название либо зовётся коровкой Божьей матери, а в Израиле – коровкой Моисея.
Все израильские почтовые марки с обратной стороны смазаны кошерным клеем.

Сотовый телефон был разработан израильтянами в израильском отделении Моторола – самом большом исследовательском центре Моторолы.

Большая составляющая операционных систем Windows NT и ХР были разработаны в израильском отделении компании Microsoft.

Компьютерная технология Pentium MMX была разработана в Израильском отделении фирмы Intel.

Микропроцессоры Pentium-4 и Centrino были полностью разработаны, сконструированы и произведены в Израиле. Вероятнее всего, что процессор Pentium вашего компьютера сделан в Израиле.
Технология (voice mail) голосовых сообщений была разработана в Израиле.

Microsoft и Cisco открыли свои единственные вне США научно-исследовательские (R&D) центры только в Израиле.

Технология мгновенных сообщений ICQ была разработана в 1996-ом году четырьмя молодыми израильтянами.

Израиль занимает четвертое место (после США, России и Китая) по мощности военно-воздушных сил. При большом разнообразии самолетного парка, у Израиля более 250 самолетов F-16, это самая большая флотилия F-16 за пределами США.

Израиль занимает первое место в мире по количеству компьютеров на душу населения.

24% израильских рабочих и служащих имеют университетские степени, у 12% есть ученые степени, вследствие чего Израиль занимает третье место в мире (после США и Канады) по уровню образования населения.

В Израиле больше всего научных работ на душу населения – 109 страниц на каждые 10 000 человек, помимо этого, Израиль занимает одно из ведущих мест в мире по количеству поданных патентов на душу населения.

В Израиле, если рассматривать в пропорции к общей численности населения, самое большое в мире количество начинающих компаний. Именно Израиль, после США, занимает лидирующую позицию в мире по количеству открывающихся компаний (3500 компаний, большинство из которых занимаются разработкой, усовершенствованием и внедрением в жизнь высоких технологий).

С более чем 3000 начинающими компаниями в сфере высоких технологий, у Израиля самая высокая концентрация высокотехнологических компаний в мире, за исключением только Силиконовой Долины США.

Израиль занимает второе место в мире по капиталовложениям в предприятия, сразу после США.

После США и Канады, у Израиля самый длинный список компаний в NASDAQ.

Израиль имеет самое большое количество биотехнических компаний в мире в расчете на душу населения.

На Ближнем Востоке веками выращивают финиковые пальмы. В среднем, пальмовое дерево достигает 5-6 метров в высоту и дает в год около 14 кг. фиников. Израильские деревья дают урожай около 150 кг. в год и они достаточно низкие, чтобы собирать урожай с земли при помощи короткой лестницы.
Израиль обладает самостоятельным производством турбогенераторов для электростанций и современных танков и ракет ПВО.

В Израиля самый высокий средний уровень жизни на Ближнем Востоке. Годовой доход на человека в 2000-ом году составил 17 500 долларов – выше, чем в Великобритании.

У Израиля самый высокий процент на душу населения по количеству открывшихся биотехнологических компаний.

Израиль – единственная страна на Ближнем Востоке с либерально-демократическим устройством власти, при этом она более либерально – демократична, чем какая-либо другая страна в мире.

Когда в 1969-ом году Голда Мэйер была избрана премьер-министром Израиля, она стала второй женщиной в мировой истории, которую избрали на должность лидера страны.

Когда в результате террористического нападения было разрушено посольство США в Найроби, Кения, именно израильская спасательная команда прибыла на место происшествия в течение суток первой и спасла жизнь трех человек, освободив их из-под завалов.

Израиль занимает третье место в мире по уровню развития предпринимательства и первое – по участию в нем женщин и людей старше 55 лет.

В Израиле самый большой процент эмигрантов в соотношении к общей численности населения. Эмигранты приезжают в поисках демократии, религиозных свобод и экономических возможностей.

Израиль был первой страной, которая подписала Кимберлийский протокол – международный стандарт, сертифицирующий бриллианты в отношении того, что выручка с них не будет использована для поддержки незаконных военных формирований.

Израиль занимает второе место в мире по количеству выпущенных новых книг на душу населения.
Израиль – единственная страна в мире, которая вошла в XXI век со стабильно расширяющимися территориями зеленых насаждений. Данный факт особенно замечателен тем, что это происходит в такой климатической зоне, которая считается пустыней.

В Израиле самое большое количество музеев на душу населения, больше чем в любой другой стране.

Медицина: израильские ученные разработали первый полностью компьютеризированный, безрадиационный метод диагностики рака груди.

Израильская компания разработала полностью компьютеризированную систему для безошибочного распределения лекарств, тем самым упразднив человеческий фактор при выдаче лекарственных средств. К примеру: ежегодно в американских госпиталях от неправильной выдачи лекарств умирает 7000 пациентов.

Израильская компания Given Imaging разработала первую видеокамеру, которую можно проглатить, настолько маленькую, что ее можно поместить в таблетку. Ее используют для просмотра кишечника изнутри, камера помогает докторам в постановках диагнозов болезней пищевого тракта.

Ученые Израиля разработали новое устройство, отслеживающее сердечные сокращения посредством сложной системы датчиков и помогающее сердцу перекачивать кровь. Это открытие, возможно, спасет немало жизней людей с заболеваниями сердца.

Израиль лидирует по количеству ученых и технологов, занятых на рабочих местах – 145 специалистов на каждые 10 000 человек. Для сравнения: США – 85, Япония – 70 и менее чем 60 в Германии. С 25% из них работающих по специальности Израиль так же занимает первое место в этой категории.

Израильская компания первой разработала и построила полностью функционирующую большую электростанцию на солнечной энергии в южной Калифорнии в пустыне Мохав.

А сам-то Израиль меньше штата Вермонт, меньше Тульской области.

Share

Бонхёффер: Убегайте от религии…

Размышления пастора Павла Ткаченко о «позднем» Бонхёффере

Бонхёффер был одним из немногих служителей Церкви, активно участвовавших в борьбе против нацизма. В апреле 1943 г. он был арестован и заключен в берлинскую тюрьму Тегель, где пробыл 18 месяцев. Затем его перевели гестаповскую тюрьму строгого режима, а потом отправили в концентрационный лагерь Флоссенбург. Здесь 9 апреля 1945 г., на рассвете, он был повешен по обвинению в государственной измене.


Из тюрьмы Бонхёффер писал родителям и своему другу Эберхарду Бегге, который опубликовал эти письма в 1951 г. под заголовком Сопротивление и покорность. Можно сказать, что они принадлежат жанру богословских писем’, это, как неоднократно называл их сам Бонхёффер, фрагменты некого Итога христианства.
Главная тема этих предсмертных богословских размышлений Бонхёффера названа уже в первом богословском письме от 30.04.1944: «Вопрос, не оставляющий меня в покое — это знать что такое христианство, или кем является Христос для нас именно сегодня». Более определенно Бонхёффер говорит об этом в письме от 08.06.1944: «Вопрос звучит так: Христос и мир, ставший взрослым». Другая формулировка проблемы приведена в письме от 30.06.1944: «Ты заставляешь в спешке формулировать интересующую меня тему: завоевание Иисусом Христом мира, ставшего взрослым».Бонхёффер пытается ответить на этот вопрос, предлагая тревожный и смелый тезис: «в сердце современности настало время нерелигиозного понимания христианства: только оно соответствует высоте ставшего уже взрослым человека». Здесь следует подчеркнуть два момента: повзрослевший современный мир и горизонт нерелигиозного понимания христианства. Впервые в истории лютеранского богословия ключом нового богословского понимания христианства стала антропология.


Повзрослевший мир, или мир, ставший взрослым, — концепция, восходящая к Канту. Но внимательно изучив этот вопрос, я думаю, что в действительности она была заимствована Бонхёффером от Дильтея. Этот знаменитый философ истории и тонкий исследователь современной культуры определяет исторический процесс, приведший в Новое время человека к «зрелости», к «совершеннолетию» (Miindigkeit).


В письме от 16.07.1944 Бонхёффер пишет, что считает этот процесс правомерным, но тогда возникает проблема «Христос и мир, ставший взрослым», то есть, как сочетать движение мира к самодостаточности с верой во Христа? Бонхёффер ставит богословскую проблему, вытекающую из этого исторического события огромного культурного значения.


Он утверждает, что в отношении этой проблемы возможны две равно неприемлемые позиции: а) можно отказаться от веры, так как процесс автономизации человека освободил его от всякой подчиненности религии (и именно такова точка зрения Дильтея); б) можно отвергнуть правомерность этого процесса и, «совершив сальто-мортале, возвратиться в полное средневековье» — такова позиция старой апологетики, чьи нападки на повзрослевший мир носят «абсурдный, низкий и нехристианский» характер. Тем самым отрицается – либо ценность веры, либо законность наступления эпохи Нового времени. Согласно Бонхёфферу, это ложные альтернативы.


Но существует также возможность формулировки этой проблемы в неадекватных терминах, и это обычно происходит двумя путями: или устанавливается своего рода компромисс между христианской верой и современным миром, что в конечном итоге приводит к фатальному устранению веры — такова позиция культурного протестантизма и либеральной теологии; или же вера противопоставляется повзрослевшему миру, как в диалектической теологии К. Барта, ведущей к пониманию христианской веры как абсолютно внеисторического акта Бога — это взгляд своего рода «веры вне мира», веры без мира.
Бонхёффер хочет идти дальше этих крайних позиций, решительно и ясно трактуя проблему встречи христианской веры с современным миром (миром, ставшим необратимо взрослым). Он отвечает на этот вызов своим тезисом о нерелигиозном христианстве, (nicht-religioses Christentum). Каков смысл этого вызывающего беспокойство сочетания?


Согласно Бонхёфферу, оно имеет два аспекта: отрицательный и положительный. В отрицательном смысле нерелигиозное христианство означает конец религии и потому расстается с ней навсегда. Но что такое религия? Бонхёффер пишет в письме от 30.04.1944: «Время религии прошло… Мы идем навстречу совершенно нерелигиозной эпохе. Люди, такие, какие они есть, не могут быть больше религиозными». Религия имеет три фундаментальные черты: а) метафизичность: для религии как метафизики Бог — по ту сторону мира; б) обращенность к внутреннему миру человека: религия рассматривает человека как живущего внутренней жизнью без реальных связей с окружающим миром и историей и занятого лишь своим личным спасением; в) частичность: религия как частный феномен завоевывает себе пространство, некий сектор наряду с другими видами жизненного опыта и деятельности в реальности мире. В связи с этим вспомним о концепции Шлейермахера, рассматривавшего религию как «провинцию» (область) человеческого духа. Используя удачное выражение Ницше, можно сказать, что религия живет сама по себе как бы в некоем мире на заднем плане (Hinterwelt), а не в полноте реальности и истории. Кроме того, она индивидуальна и не имеет своей задачей одухотворение общественных и политических явлений. Это частное явление, не охватывающее всей целостности жизни и мира.


Очевидно, что Бонхёффер использует здесь критику религии К.Барта, разработанную им во время работы над его знаменитым Комментарием. Но необходимо четко различать концепции религии у Барта и Бонхёффера. Понятие религии у Барта теоретико-систематическое, в силу чего уже по своей природе оно противостоит Откровению. Бонхёффер трактует религию с точки зрения исторических эпох, geistesgeschichtlich (духа времени). При таком подходе религия является «исторически обусловленной и преходящей формой выражения человека», «христианской одеждой», которая может быть отброшена взрослым миром. Подводя итог, можно сказать, что нерелигиозное христианство — это постметафизическое, постиндивидуалистическое, постбуржуазное и постзападное христианство.


А что такое нерелигиозное христианство в позитивном смысле? Какой облик оно примет во взрослом мире? Сам этот термин является, прежде всего, новым герменевтическим критерием, который Бонхёффер определяет также как «нерелигиозная», или «секулярная», интерпретация библейских или богословских понятий, а кроме того, это единственный герменевтический инструмент, соответствующий миру взрослого человечества.
Бонхёффер — Worttheologe, богослов слова, подлинно лютеранский теолог. И все же он упрекает Барта в «позитивизме откровения». Согласно Бонхёфферу, Барт не пытался понять Слово Божие в герменевтическом горизонте мира и истории. С другой стороны, считает Бонхёффер, Бультман с его программой демифологизации Нового Завета недостаточно радикален, так как истолковывает в демифологизирующем смысле только понятия, связанные с Weltbild (картиной мира) самого Нового Завета.


Для Бонхёффера проблематичны не только мифологические, но и религиозные понятия, то есть те, что составляют понятийную ткань христианской религии в ее исторически обусловленной формулировке. Если богословие Откровения Барта не учитывает герменевтическую проблему, если демифологизация Бультмана — это усеченная герменевтика, то нерелигиозная, или секулярная, интерпретация стремится быть более глобальной и вместе с тем менее редукционной герменевтикой.


Именно поэтому Бонхёффер воспринял распространенную в ранней Церкви концепцию «соблюдения тайного» (Arkansdisciplin), которая, по его убеждению, включает и понятие нерелигиозной интерпретации. По выражению известного ученого и друга Бонхёффера Бегге, эта концепция служит «необходимым контрапунктом».
В ранней Церкви требование «соблюдать тайное» запрещало посторонним присутствовать на главной части богослужения. Это не вводило новой границы между «религиозным» и секулярным пространством», но служило для защиты верующих во время отправления богослужения с тем, чтобы они могли черпать силы жить в миру подлинно христианской жизнью. «Соблюдение тайного» служит миру, питая «духовно богатую и интенсивную» мирскую жизнь. Следовательно, нерелигиозное христианство остается христианством, обладающим Словом, культом, таинствами и молитвой.
В сущности, нерелигиозное христианство представляет собой обновленную концепцию Бога, Христа, Церкви и христианской жизни.


В некоторых своих письмах Бонхёффер намечает в общих чертах этот новый облик христианства: «Оно означает конец религии и ее «Бога», которого религия мыслит в виде Deus ex machina, извлеченного in extremis, чтобы дать решение кажущихся неразрешимыми проблем (письмо от 30.04.1944). Бога рассматривают также «как затычку для дыр в нашем знании» (письмо от 29.05.1944), как рабочую гипотезу в вопросах, которые человек в состоянии решить при помощи одного своего разума или как «защитника» реальности мира, ответственность за которую человек может уже полностью взять на себя.Парадоксальные выражения из письма от 16.07.1944 призывают христианина жить жизнью взрослого человека, не прибегая к Богу религии или Богу как «рабочей гипотезе»: «Необходимо жить в мире etsi Deus non daretur, не прибегая к Богу религии», иначе говоря, «необходимо жить в мире перед Богом и с Богом, как если бы Бога не было». Очевидно, Бонхёффер не предлагает вообще отказаться от Бога, но призывает жить с Богом, уважающим ставшего совершеннолетним человека, и отказывается от Бога, держащего человека в состоянии несовершеннолетия.


Бог религии всемогущ, Он подавляет человека и тем самым вступает в конфликт с достигнутой людьми автономией, тогда как Бог Иисуса Христа бессилен на кресте, но в этом бессилии дарует человеку новую жизнь. Религия подчеркивает слабость и немощь человека, прославляя всемогущество Бога: Бог застигает человека в границах его возможностей. Бог откровения в Иисусе Христе обнаруживает Свою слабость и немощь в мире, но находится в центре истории, сокрытом на Кресте. Рождается иная концепция трансцендентности: Бог не просто по ту сторону, или выше мира, но «в центре жизни, сокрытом в страдании мира» (письмо от 30.04.1944). Таким образом, Бонхёффер устанавливает в распятом Христе положительное отношение к миру. Религия и ее потусторонний Бог заставляют спасаться от мира и ведут нас, по выражению Ницше, к своего рода миру заднего плана (Hinterwelt). А Иисус Христос «призывает к жизни» и «соучастию в страдании Бога в реальности истории» (письмо от 18.07.1944). На вызов Нового времени, времени совершеннолетия человека, Бонхёффер отвечает богословием Креста (theologian crisis) явно лютеранского происхождения: немощь Распятого Бога рассматривается в pendant к автономии человека. Бог не возвышается над слабостью человека, но открывает Себя в немощи Креста, в самой гуще мирской реальности, призывая к жизни и одновременно к соучастию в страданиях Бога в истории.


Очевидно, что Бонхёффер придал христианству необычайной силы импульс движения навстречу секулярному миру, который воспринимается не только с уважением и симпатией, но рассматривается как герменевтический ключ для осовремененного понимания христианской вести: секулярный мир и совершеннолетний человек суть герменевтические критерии, благодаря которым христианство может обрести способность говорить с современным человеком. Труд Бонхеффера представляет собой опыт актуализирующей интерпретации, а не сведения христианской вести к понятиям неверующего, полностью секуляризованного мира.


Христианство и современный человек (включая сюда мир его жизни, его Lebenswelt) — полюса, так называемого герменевтического круга, о котором в строго философских терминах говорит Г.Гадамер: в сущности, антропология — это герменевтический ключ осовремененного понимания богословия. Но к этой теме мы вернемся позже, в главе, специально посвященной герменевтическому богословию.


В заключение упомянем Набросок эссе по христологии, со¬держащийся в сборнике писем Бонхеффера Сопротивление и покорность. Бонхёффер в 1933 г. написал уже цитировавшееся эссе по христологии. В нем Христос истолковывается в рамках структуры бытия-в-центре, а теперь в новой работе по христологии Бонхёффер использует понятие здесь-бытия-для-других (fiir-Andere-Dasein). Иисус — человек для других. «Это именование, — комментирует Е.Бегге, — содержит некий этический импульс, предохраняет от клерикализма и религиозного бегства от мира, а, кроме того, прославляет земную жизнь Иисуса, прожитую в солидарности с людьми. Оно является одновременно исповеданием веры, гимном, молитвой и истолкованием». Также и Церковь — «это Церковь, только поскольку она существует для других, и христианская жизнь — это жизнь ради других».


В начальный период своего формирования как богослова Бонхёффер был учеником А.Гарнака, а затем стал ревностным приверженцем диалектической теологии К.Барта. Все же его можно определить как богослова постдиалектического периода: он исходит из убеждения, что темой богословия является Слово Божие (тезис диалектической теологии Барта), но в то же время с пониманием и симпатией углубляется в сердце современной культуры (отношение, характерное для либеральной теологии) и ставит христианскую веру перед лицом проблем современности. Он сам утверждает это в одном из своих последних писем: «Церковь должна выйти из своего застойного состояния. Мы должны вернуться на открытый воздух духов¬ной и культурной встречи с миром. Мы должны также идти на риск говорить спорные вещи, если это позволяет рассматривать вопросы жизненной важности. Как «новый» богослов, который все же несет в себе либеральное наследство, я стою за то, чтобы ставить подобные вопросы. Среди молодых немногие могут соединять в себе эти две вещи» (Письмо от 03.08.1944).


Предложенное Бонхёффером христианство, определяемое им самим как «нерелигиозное христианство в совершеннолетнем мире», было неверно понято радикальной теологией. Однако наиболее внимательные историографы всегда считали Бонхёффера подлинно христианским теологом. Его богословие, пусть фрагментарное и разбросанное в письмах, не полностью развитое и формулируемое порой в «спорных» выражениях (Е.Фейль), движется в направлении христианства, истолкованного для современного человека. Оно не бежит от мира, но остается верным ему. Это христианство ответственной жизни в участии и солидарности, вселенское христианство, освобожденное от своей западной культурной формы и идущее к другим народам, а значит способное на новые слова и новые действия.

.
Пастор Павел Ткаченког.

Новороссийск Приход Св. Георгия ЕЛЦ АИ

Share

СВИДЕТЕЛЬСТВА ОБ ИИСУСЕ

Свидетельства древних нехристианских авторов о жизни Иисуса Христа

Свидетельства древних нехристианских авторов о жизни Иисуса Христа

О жизни и учении Иисуса Христа мы знаем из двух источников: труды написанные нехристианскими авторами первых веков нашей эры и написанные христианами.

Нехристианских источников об Иисусе конечно же меньше, но их свидетельство подтверждает его историческое существование, основные факты общественного служения, а так же смерть при иудейском прокураторе Понтии Пилате.

Самое раннее нехристианское свидетельство об историчности Иисуса Христа принадлежит иудейскому историку Иосифу Флавию. Он родился в 37 году н.э. В возрасте 19 лет он присоединился к партии фарисеев и оставался членом этой группы до своей смерти около 100 года н.э.
В своем труде «Иудейские древности» посвященном иудейской истории (98 н.э.), он упоминает об Иисусе. Вот один из отрывков:

Около этого времени (т.е. после ссоры между Пилатом и иудеями по поводу использования храмовых денег для строительства водопровода в Иерусалиме) жил Иисус, человек мудрый, если его вообще можно назвать человеком. Он совершил изумительные деяния и стал наставником тех людей, которые охотно воспринимали истину. Он привлек к себе многих иудеев и эллинов. То был Христос. По настоянию наших влиятельных лиц Пилат приговорил его к кресту. Но те, кто раньше любил его, не прекращали этого и теперь. На третий день он вновь явился им живой, как возвестили о нем и о многих других его чудесах боговдохновенные пророки. Поныне еще существуют так называемые христиане, именующие себя, таким образом, по его имени. (Иудейские древности 18.3.3)

В другом месте «Древностей» Иосиф упоминает о суде Синедриона над Иаковом, вождем христиан. В нем, Иосиф говорит об Иакове как о «брате Иисуса, так называемого Христа».

Другое иудейское свидетельство об Иисусе и его учениках содержится в Вавилонском Талмуде. В этом огромном собрании иудейских преданий можно найти несколько упоминаний об Иисусе. В целом, пусть даже через клевету и враждебность, они дают независимое подтверждение тому, что Иисус реально сущетсвовал. Интересно упоминание Талмуда о способности Иисуса творить чудеса (хотя Талмуд считает их колдовством) и о том, что Иисус называл себя Богом.

Из латинских авторов первым упоминает о Христе Плиний Младший (ок.62- ок.113 н.э.). В свою бытность императорским легатом в Вифинии, одной из римских провинций Малой Азии, он спрашивал у императора Траяна, что делать с христианами, которых становилось все больше и больше. Около 112 года н.э. Плиний в письме Траяну писал:

«…они в установленный день собирались до рассвета, воспевали, чередуясь, Христа как бог»

Более явное свидетельство можно найти у римского историка Корнелия Тацита (ок.55–117н.э.). В своем сочинении «Анналы» (115 н.э), Тацит описывает преследование христиан в Риме. Он рассказывает, как Нерон, встревоженный слухами, обвиняющими его в поджоге, пожар уничтожил в 64 году пол Рима, решил свалить вину на христиан, предав их «изощреннейшим казням». Например, христиан «поджигали с наступлением темноты ради ночного освещения» и бросали на растерзание диким зверям. Тацит добавляет:

«Христа, от имени которого происходит это название, казнил при Тиберии прокуратор Понтий Пилат»

Значение этого свидетельства об историчности Христа трудно переоценить. Тацит пользуется репутацией одного из наиболее надежных римских историков. Важно, что он дает дату смерти Иисуса: привязывает ее ко времени правления Тиберия и прокураторства Пилата.

Третий римский писатель, кратко упоминающий о Христе и христианах, Гай Светоний Транквилл (ок. 70–160 н.э.). Будучи секретарем императора Адриана, а потому располагая доступом к официальным архивам, Светоний написал популярный исторический труд под названием «Жизнь двенадцати цезарей» (ок.120 н.э.). Написанный в жанре биографии, он содержит массу подробностей из частной жизни императоров. В разделе, посвященном Нерону, он отпускает такую ремарку:

«При нем были наказаны…христиане, приверженцы нового и зловредного суеверия»

А вот реплика из рассказа про Клавдия:

«Иудеев, постоянно волнуемых Христом, он изгнал из Рима»
(Эдикт Клавдия об изгнании иудеев из Рима около 49 года н.э упомянут в книге Деяния апостолов 18:2)

В общем, ранние нехристианские авторы говорят об Иисусе очень мало. Удивляться этому не приходиться: что было утонченным римским писателям до Иисуса? События в одном из отдаленных уголков империи, среди презираемого иудейского народа, казались малозначимыми.
И все же, они очень важны. Даже не принимая во внимание Новый Завет, их достаточно, чтобы доказать: Иисус – реальная историческая личность; он жил в Палестине в начале 1 века н.э.; он собрал вокруг себя группу учеников; его приговорили к смерти при Понтии Пилате. В наши дни ни один компетентный ученый не отрицает существование Иисуса.


Мецгер Б.М. «Новый Завет.
Share