Серьёзное предупреждение американского генерала

Эти сообщения служат основанием для христиан всех конфессий выйти на молитву о мире. Наше оружие – молитва!

 Михаил Моргулис

 

Американский генерал в отставке Пол Вэллели предупреждает, что летом 2011 года “Хизбалла” по приказу Ирана может развязать химическую войну  против Израиля.
По словам генерала, Иран хочет упредить превентивный удар ЦАХАЛа по иранским стратегическим объектам и поручить “Хизбалле” спровоцировать  войну с Израилем летом 2011 года.  Американские военные получают непосредственную информацию из Южного Ливана и Бейрута о военных приготовлениях”Хизбаллы” и решающей роли Ирана и Сирии. Только неделю назад американская разведка получила предупреждение, что Иран планирует нанесение превентивного удара по Израилю.  Генерал Вэллели сказал: “По моим личным ощущениям, у Ирана уже имеется ядерное оружие, и сейчас он решает проблему оснащения баллистической  ракеты  “Шихаб-3″ ядерной боеголовкой. Возможно, у них на вооружении имеется  грязная  бомба”.  Кроме того, израильской разведке стало известно, что неделю назад в бейрутский порт зашла иранская подводная лодка российского производства, и  есть все указания на то, что на ее борту находилось химическое оружие для “Хизбаллы”.  Генерал также упомянул о “скадах”, доставленных в Ливан из Сирии. Разведка получила фотографии мест в долине Бекаа, где размещены эти ракетные  установки.  В целом, в Южном Ливане, на границе с Израилем размещены от 50 до 70 тысяч ракет. Они размещены в домах, садах, зданиях гражданского  назначения. Кроме того, поступают сообщения, что террористы “Хизбаллы” активно роют тоннели в пограничной зоне на северо-западной границе (Накура) по тому же принципу, что и тоннели под филадельфийской осью в Рафияхе в секторе Газы.  Тоннели начинаются в Ливане и выходят уже на израильской территории. В случае начала войны по этим тоннелям в тыл Израиля будут переброшены сотни обученных солдат “Хизбаллы”.  В самом Ливане иранские инструкторы Стражей исламской революции ведут интенсивную подготовку армии “Хизбаллы” к нанесению превентивного удара по Израилю. Они очень внимательно следят за тем, чтобы все выделенные для этого ресурсы пошли в дело.  Контроль над Ливаном со стороны Ирана и Сирии усиливается. Граждан, заподозренных в сотрудничестве с Израилем, не просто арестовывают, но ликвидируют. В последнее время в Ливане возросло количество убийств людей, заподозренных в связях с Израилем. Это вызывает большую озабоченность ливанских христиан и друзов. По словам генерала, “скады” доставленные в Ливан из Сирии, имеют радиус  действия в 450 километров, и это означает, что под их прицелом оказываются  все города Израиля. Как и во время первой войны в Персидском заливе,  израильское правительство опасается, что эти “скады” могут быть оснащены химическими боеголовками. Поэтому раздача противогазов населению является косвенным подтверждением того, насколько серьезно относится израильское правительство к такому развитию событий. Очевидно, что израильтяне знают, что там происходит нечто очень серьезное.  Иран планирует обрушить ракетный удар не только на израильские города,но и на базы ВВС, выведя из строя все взлетно-посадочные полосы,  заземлив  тем самым израильскую авиацию, как это и сделал Израиль с Египтом в 1967 году.  Израиль может нанести удар не только по ядерным объектам Ирана, но и по командным пунктам Стражей исламской революции и центрам управления режима, по ракетным установкам, которые Россия поставляет Ирану. Поэтому сейчас на Ближнем Востоке разыгрывается очень сложная шахматная партия, и Иран планирует либо превентивный, либо ответный ракетный удар. “Хизбалла” сейчас готовит “тоннельных террористов”, юношей в возрасте  от 14 до 17 лет, которые в случае начала войны будут переброшены по тоннелям в Израиль с целью совершения терактов и создания паники среди гражданского населения.  Сирия принимает самое активное участие в этих приготовлениях. Поэтому, отмечает генерал, лето 2011 года может стать решающим для всего мира. Если война разразится, она может изменить весь мир.  Весь комплекс военных приготовлений в Ливане должен послужить  предупреждением Израилю, причем, это не пустая угроза, не бахвальство, а демонстрация реальных намерений. Война может вестись с помощью конвенционального оружия и химического, в ней будут задействованы сотни и тысячи террористов-смертников. Более того, в нужный момент на стороне Ирана  выступят террористы с Западного берега (Иудеи и Самарии) и сектора Газы. В настоящий момент сухопутные силы ЦАХАЛа готовятся к одновременному отражению нападения из Южного Ливана, Иудеи, Самарии и сектора Газы.  Одновременно израильские ВВС готовятся к нанесению удара по Ирану. Израильское командование уже два года тому назад приняло решение о выведении части подразделений ВВС за пределы Израиля. В настоящее время ЦАХАЛ ведет интенсивную подготовку с учетом этого сценария, готовит свои сухопутные силы, чтобы не повторить ошибки 2006 года. Израиль готов к нанесению как превентивного удара, так и к оборонительным боям.
По мнению генерала, в случае войны Иран применит свое оружие массового поражения не только против Израиля, но и против Соединенных Штатов. При этом  генерал сказал: “Америка не может позволить себе бросить Израиль один на один с Ираном. Мы не можем этого допустить. Администрация Обамы должна принять решение и сделать все, чтобы мы могли прийти на помощь единственной демократической стране в регионе”.

 Виктор Кнуренко

Share

МЫСЛИ ПЕРЕД «ЕГИПЕТСКОЙ ТРАГЕДИЕЙ»

 Михаил Моргулиc

Христианство, такое, каким понимаем его мы – против любого насилия. Но это же понятие, как и все другие  события в мире, люди  понимали по разному. Крестоносцы по-своему, инквизиторы  по-своему, сожжённые Джордано Бруно и Ян Гус по-своему, Кальвин и сожжённый им Сервет, оба христианина, также, по-своему. В современной Беларуси одни христиане хотят разрушать строй, социальные права, порядок, экономическое состояние, тишину в городах, расстрелять своего  президента. А другие молятся о сохранение всего того что есть, о сохранении мира и тишины, о сохранение небогатой, но достойной жизни. И, кстати, как ни странно это выглядит  для многих, побеждают именно  терпением и любовью. Если христианство это Христос, то такие христиане используют для изменения жизни, не учения христиан, а  учение Христа.

     Но, как мы знаем, сейчас  мировое христианство находится в оборонительной позиции. К  сожалению,  в этой позиции, оно вместе со всей цивилизацией проигрывает мир и все ценности всемирной истории. И этому способствуют так называемые революционеры мира, во главе с Бараком Обамой. Все они говорят, что являются последователями Христа или Моисея, но по поступкам понятно, что их  лидер скрытый мусульманин, а все остальные его коллеги, понимают это или нет, из всех сил помогают агрессивному исламу ставить мир на колени.  Головы этих либеральных наивняков, свободны от исторической памяти, и потому, не знают страшную аксиому, которая гласит: – Революция сжирает собственных детей. Вспомните для примера, хотя бы октябрьскую революцию. Поэтому участь «чёрнокожего Бакунина» и всех его чёрно-белых карлов марксов и роз люксембург заранее предрешена историей – они будут съедены монстром, которого породили. Эти «родители монстра» –  самоуверенная ведущая куча западных либералов. Либералов, в том малоизвестном  людям смысле, который выражается в том, что они хотят уничтожать то, что приносит пользу человечеству, то что помогает достойно жить человеку. Этих людей ждёт наказание. Вот как характеризуют  их отношение к человеку:

«Повторяя своих предшественников, либералы извлекают уроки из их ошибок. Установлено, что в обществе рано или поздно формируется прослойка, которая даже при регулярном прикорме с барского стола склонна к “нерыночному” идеализму и свободомыслию (наука и искусство как раз способствуют ее появлению). Коммунистические вожди недооценили опасность этой прослойки. Недооценили природную (биологическую) склонность молодежи к противоречию. Репрессиями они только умножали число врагов. Либералы решают проблемы иначе. Среди прочих суррогатов они выносят на прилавок “свободного рынка” суррогаты диссидентства.

Ты не любишь наш строй, мальчик? Отлично! Флаг – то есть шприц с героином – тебе в руки!

Ты будешь самым крутым революционером в истории. Христос, Маркс и Че Гевара отвергали только то, что считали неправильным. А ты скажешь, что весь мир – дерьмо!

Главное – не растерять революционности в мелочах. Если тебе не понравилось какое-то заявление Папы или Патриарха, или Евангельского лидера,, не стоит тратить времени на сопоставление хорошего и дурного в христианском учении. Возьми лучше топор – и поруби иконы и рви Библии. И кричи ругательные слова про Бога и Божью Матерь… Кричи громче! Чтобы все верующие тебя услышали. Чтоб запомнили до второго пришествия, как выглядит настоящий революционер. И чтоб ответили в том же духе. Если весь мир – одинаковое дерьмо, то не все ли равно, против чего ополчаться – против фондовой биржи, правящей партии или против Бога?

Штурмуй, что ближе.

Сила либеральной идеологии – в слабости и растерянности ее противников. А мы и есть её противники. Но христиане растеряны и не объединены».

 
 
 
 
 
 

Либералы всегда платили своими жизнями и жизнями своих детей за бездумное понимание слов «свобода и демократия». За желание послужить массе. Так интеллигенты-либералы послужили в  России. Потом их уничтожили те, за свободу которых они боролись. Уничтожат и уже уничтожают западных либералов, которые требуют свободы для миллионов фанатиков, приветствующих убийство представителей других религий и рас. Уроки истории, как я уже писал, не присутствуют в разуме либералов,  история отдыхает на их головах. Это к ним стали относиться слова Ирины Ратушинской, бывшей узницы советских лагерей, писавшей строчки о советских  палачах. А теперь, как ни странно, эти строчки подходят современным либералам:

Их пророки обратятся в ветер,

В пепел обратятся их поэты,

Им не будет ни дневного света,

Ни воды, и не наступит лето.

О, конечно, это справедливо:

 

Как земля их носит, окаянных!

Грянут в толпы огненные ливни,

Города обуглятся краями…

Что поделать — сами виноваты!

Но сложу я договор с судьбою,

Чтобы быть мне здесь

И в день расплаты

Хоть кого-то заслонить собою.

 

Наверное, это и есть христианство.

 

 

         Но вернёмся к исламскому наступлению на цивилизацию . Когда-то я писал, что избавить мир от малых террористических групп  ислама может только большой мирный ислам. Никто другой не избавит мир от террористов. Ибо люди, не боящиеся смерти, становятся неуправляемыми. Мне кажется, моё мнение строится на реальной основе. Но как это на самом деле может произойти, не знаю. Прошу ответа у Бога.

Напишите и вы, что думаете об этом Апокалипсисе наших дней.

Михаил Моргулис

 

 

 

       

                 ВСЁ  СМЕШАЛОСЬ В ДОМЕ ОБАМОВОМ…

В нижеприведённом интервью Евгений Сатановский произнёс абсолютно точную фразу о действиях американского правительства.  Его справедливо можно назвать Американским Обкомом – откуда захватившая власть группа либералов, леваков, анархистов выпускает кровавого джина  во всех странах мира, и называет этого монстра – демократией. Беларусь не дала превратить себя в египетскую площадь и тунисский базар, поэтому такая ненависть к ней. 

             Американский обком  продаёт всех друзей, всех нормальных правителей, всех нормальных людей, во имя кровавого джина, которому они дали название  – Демократия.  Я бы назвал это психической горячкой, ибо при умопомрачительной  горячке уже не учитываются интересы Америки, Европы и  всего свободного мира. Создаётся впечатление, что каким-то образом,  все совершаемые Обамой-Обкомом поступки направлены на уничтожение друзей и на помощь врагам Америки, К примеру,   взять Египет, где более 90% населения высказалось за теракты в Америке,  а сейчас Америка требует дать этим людям полную свободу волеизлияния. Они уже излили её в первые дни бунтов  – разграбили все магазины, банки, музеи. Американский Обком не понимает, что он  способствуют переделу мира, и  что нашу цивилизацию завоёвывают невежественные племена.

Из-за чего лично я крепко переживаю, скажу откровенно. Из-за того, что госпожа Хилари Клинтон, терпеливая умница, которую я когда-то жалел, но и особенно уважал, оказалась среди американского обкомовского аппарата. И я знаю почему. Изменила сама себе. 

               Но вот ссылка на почти всё понимающую Юлию Латынину:

Это очень тяжелая история, это история забвения западных ценностей. Потому что 20 век был веком противостояния тоталитаризму в лице СССР и открытого общества. И после того, как СССР рухнул, открытое общество, одержавшее над тоталитаризмом бескровную победу, стало стремительно превращаться в свою противоположность. Видимо, это связано с тем, что в отсутствии естественного врага бюрократия размножается бесконтрольно, и не было такой глупости, которой эта бюрократия не занялась бы – стали регулировать все, что можно, занялись финансовым регулированием под видом борьбы с отмыванием денег, занялись борьбой с глобальным потеплением – ну это, конечно, очень серьезно. Занялись регулированием формы огурцов и весом булочек, и конечно, даже на фоне этого бюрократического безумия особо выделялся один вид безумия – это забота о террористах. Потому что международные гуманитарные организации типа «Эмнисти Интернешнл» и «Хьюманс Райт Воч», лишившись тоталитарных режимов, которым они противостояли, начали искать новых страдальцев. Нашлись страдальцы: «Эмнисти Интернешнл» бросилась защищать права члена Аль-Каиды Муазама Бега, « Хьюман Райтс Воч» отправилась в Саудовскую Аравию собирать средства на разоблачение «кровавой израильской военщины», исламские фундаменталисты вполне оценили тот факт, что любая попытка Израиля или США бороться с терроризмом немедленно сопровождается оглушительной критикой со стороны гуманитарных организаций, международной бюрократии и либеральных СМИ.

Стали создаваться целые организации для того, чтобы врать глупым кяфирам, ХАМАС вообще поменял тактику: вместо того, чтобы максимизировать количество убитых израильтян, пытается максимизировать количество своих собственных убитых женщин и детей. И возникла довольно страшная ситуация, при которой запад перестал защищать свои собственные ценности. И теперь эти люди, которые перестали защищать свои собственные ценности думают, что эти ценности будут защищать люди в Египте, 94% которых одобрили теракт.

Мир стал напоминать кривое зеркало, в котором люди видят не реальные вещи, а  кривые отражения  либеральных фантазий, видят картины, которые в жизни не существуют.  Но всё было бы как-то терпимо, если бы из-за этого фальшивого изображения, из-за этой гнусной фаты морганы, наш больной мир не находился бы перед летальным исходом.

          Но надо сказать, что большинство  американских христиан понимают, что в результате этого передела мира  Израиль полностью попадает в окружение  его жестоких врагов, и  ими будет начата  война на его уничтожение. Пропадёт Израиль, начнёт падать в пропасть весь мир. Эти господа в Обкоме, возможно читают  Библию и Тору, но не понимают, что говорят эти Священные книги.   А обкомовские американские евреи подобно близоруким страусам зарывают головы в песок, крича при этом о ценности демократии, которой в мусульманских странах не предвится до конца света.

Что делать миру, что делать нам? В таких ситуациях человек должен говорить и мыслить без лицемерия.  Так нам и пишите!

Михаил Моргулис

                                                                                              

                                    Египетская трагедия

Евгений Сатановский, Президент Института Ближнего Востока.

Почти неделю идут беспорядки в самой крупной стране арабского мира Египте. Что там происходит? Какое отражение волнение в Египте найдет в окружающих его странах? Каким должно быть поведении российского государства по отношению к происходящему? Об этом и многом другом в программе «Угол зрения» Александр Привалов беседует с президентом Института Ближнего Востока Евгением Сатановским.

 

Кадр телеканала «Эксперт»

 

— Здравствуйте, господа. Вот уже шестой, кажется, день идут и нарастают беспорядки в самой крупной стране арабского мира Египте. Комментаторы ничего особенно внятного не говорят, самые глупые из них с малопонятным восторгом приговаривают: «И это только начало». О том, что там происходит, что там, возможно, будет происходить и как это скажется на окружающих странах, мы сегодня говорим со специалистом, президентом Института Ближнего Востока Евгением Сатановским. Здравствуйте, Евгений Янович.

— Здравствуйте, здравствуйте.

— Прежде всего, хочу вам сделать упрек. Мы вот на этом самом месте с вами разговаривали где-то вначале лета истекшего года. Меня потом долго переспрашивали, но мы с вами тут услышали, от вас услышали, прогноз большой войны на Ближнем Востоке еще истекшей осенью.

— Было такое.

— Вы вообще не слишком мрачно смотрите на мир?

— Я твердо знаю, что смертность по планете 100% и мы все умрем. Об этом мало кто задумывается.

— Это без сомнения.

— Ну, так в этом плане я безумный оптимист. Подумаешь, война на Ближнем Востоке. Эка новость. Сейчас у нас гораздо хуже, чем война на Ближнем Востоке, которую мы пока не получили, потому что понятно, что делает Иран, понятно, что делает и не делает Америка, понятно, что делает Израиль. А вместо этого мы получили 17-й год, только вместо Европы у нас Ближний Восток, и начинается вот это самое падение костяшек домино. Мало не покажется никому.

— То есть вы даже не в сослагательном наклонении, а вот прямо так в изъявительном говорите о домино, о том, что и Египет уже не вытащить к стабильности, и вокруг него все посыплется. Вам это кажется очевидным?

— Ну, я не знаю, посыплется завтра, есть варианты послезавтра, через три-пять лет, когда в Южном Судане перекроют верховье Нила плотиной, в Египте воды не останется всерьез даже для бытовых нужд, для питья, сток резко уменьшится, или лет через 1–15, но то, что сыпется, понятно, предел, если уж говорить о Египте, предел выживания Египта — 86 млн. человек. Так сейчас под 80.

— Вы имеете в виду предел выживания, исходя из предположений, что они должны сами себя обеспечивать продовольствием?

— Нет, об этом я не говорю, ну, что вы. Сами себя они давно не обеспечивают продовольствием. От трети до четверти египетского хлеба — это американское зерно и американская мука, иначе Египет уже давно помер бы с голоду. О таких глупостях, как самообеспечение Египта, что уж даже и говорить. Нет, это экология. Это просто земля, на которой можно более или менее существовать. Вот эти 4% территории вдоль Нила и Дельта — территории, на которых в начале века жило 10 млн. человек. 10. Каир сегодня — самый загрязненный мегаполис планеты. Большой Каир — это 23, а по некоторым данным, 28 млн. человек. Фустат — 2 млн. человек без единой водоразборной колонки. Рядом дворцы элиты, рядом дорогие отели. Это не могло ничем хорошим кончиться, поэтому предел физического выживания, когда у вас нет воды, когда у вас нет чистого воздуха, когда у вас нет земли, кроме пустыни, где жить невозможно, на которой вы можете построить себе любую хатку или хибарку, в «городе мертвых» уже живут в старых склепах. И в этой ситуации абсолютная катастрофа Египта только впереди.

— Вы проявили свой фирменный энтузиазм, я совершенно ни в коем образе не противоречу, специалист вы, а не я, но у меня вопрос, как это будет выглядеть в ближайшие дни, недели? Что это за странные трюки, когда поносимый улицей президент вынимает из небытия пост вице-президента, и назначенный на это место человек тут же говорит, что президент должен уйти. Вот это все что? Как это случилось? Как это срежиссировалось?

— Давайте понимать, что у нас все-таки есть вариации. Есть ситуация, при которой Мубарак готовит мирный уход, что называется мирный не по-саддамовски, без виселиц, потому что лучший для него сегодня вариант — это уйти спокойно, как ушел когда-то король Фарук, когда пришел Гамаль Абдель Насер. Вице-президент — это означает, что он, Мубарак, не вечен. Он был вице-президентом Садата, Садат был…

— Ну, вы же про него говорите: «Смертность 100-процентная».

— … вице-президентом Насера. Не вечен как президент, потому что в Египте популярна среди элиты была поговорка: «Любой гражданин Египта может быть избран президентом Египта, ели его зовут Хосни Мубарак, и он имеет опыт работы президентом Египта».

— Хорошая шутка, мне нравится.

— Хорошая шутка, когда вам ее говорят люди на уровне послов египетских в разных, достаточно серьезных, странах, ведущие журналисты. Вы понимаете, как популярен нынешний гарант. Гарант пытался провести сына, нормальная для арабского мира демократическая монархия. Не только для арабского мира, собственно говоря, но Асаду в Сирии это удалось, Саддаму это не удалось, в Ливии удастся, не удастся Каддафи, мы не знаем, в Азербайджане провели это нормально, стабильно. Да в Индии десятки лет клан Ганди-Неру передавал кому угодно, лишь бы из клана. Здесь не то, отдохнула природа, очень сильно отдохнула. Плейбой, славящийся захватами чужих бизнесов, таким рейдерством на базе батюшки, и абсолютно непопулярный, его сделали руководителем партии, как Жириновский сына сделал лидером собственной партии. Это привело к тому, что партийные здания сейчас догорают в Египте, это совсем неправильно.

— Ну, я не думаю, что это только из-за назначения сына, но вам видней.

— Убирать надо было вовремя самого себя с поста главного и передавать кому-нибудь другому. Но есть страны, где это проходит, а есть страны, где это не проходит. Слишком долго. Может быть, 10 лет назад, но тогда сын не был готов. Но надо было не держаться за власть. Второй вариант — Мубарак не уходит, его свергают, революция, большая кровь, 17-й год. Дальше сыпется все, как костяшки домино, оно и так посыплется, вспыхнет гражданская война в Алжире, Йемен, безусловно, расколется, там вода уже кончается. Сана — это первая столица мира, не просто арабского, а вообще мира, которая остается без воды, много чего может быть на Аравийском полуострове, где средний возраст наследного принца в Саудовской Аравии в районе 80 лет, это не Харун аль-Рашид и не Алладин. Много что может случиться в султанате Амана, где султан Кабус правит-то с 70-го года, и он замечательный султан, вот только детей у него нет, ориентация у него не та, от которой дети рождаются.

— В арабском-то мире?

— Ай, почитайте «Тысячу и одну ночь»…

— Это было давно.

— Все, что было давно, сегодня живет и существует. Какие проблемы? Ему же пришлось когда-то отца свергать, который тоже был этим недоволен. Тунис мы уже видели. Самая стабильная, самая прочная, самая демократичная, самая европеизированная страна Северной Африки. Уровень жизни, ну, не меньше, чем в России. Оказывается, когда образованное население понимает, что ему не светит, я не могу сказать ничего другого, все посты заняты, ну, заняты, у всех есть свои дети, они идут на соответствующие посты. Начинается инцидент, и Тунис рухнул, вполне может быть, он бы не рухнул, если бы вот этот тунисский ОМОН не конфисковал у бедного юноши с высшим образованием тот лоточек с зеленью, которым он себе торговал без лицензии, наверно, без кассового аппарата, так, себе на жизнь.

— Наверняка.

— Но рухнул, и мы не знаем, что будет в Марокко, потому что Аль-Каида Магриба с интересом на это все смотрит, потому что исламисты на это все смотрят. Катар думает отсидеться, но большой вопрос. «Аль-Джазира» ведь подожгла много фитилей, в том числе и в Египте. И неслучайно корпункт «Аль-Джазиры» был взят штурмом, ее вещание прекращено, египетский спутник отключил канал. Разводим руками. Вариант третий, большая кровь, генерал Сулейман, или малая кровь, если сначала рассеют и останутся только остатки толпы, берет власть, держит ее какое-то время.

— Это вот нынешний вице-президент?

— Глава спецслужб, но ему 74 года, он тоже далеко не юноша, он хороший генерал, он сильная личность, и армия за ним пойдет. Если он возьмет власть, государство в Египте на тот период, пока он будет эту власть держать, сохранится, с вопросами по поводу Суэца, и как он будет работать, это все сейчас генерал Сулейман. Если нет, ну, тогда исламист. Они могут использовать аль-Барадеи в качестве некоей ширмы.

— Исламисты могут использовать аль-Барадеи? Просто аль-Барадеи будет ширмой, устраивающей Запад, а за его спиной будет шевелиться то единственное, что может шевелиться.

— «Братья-мусульмане» — единственная сила, которая есть сегодня в Египте, сила политическая.

— Она там действительно есть?

— Ну, она там по-настоящему есть, давайте не забудем, что «Братья-мусульмане» в Египте возникли в 20-х годах, что там их центр, там их интеллектуальный центр.

— Там их в общем душили-душили, я бы сказал.

— Душили, душили. «Мы их душил-душили», — как говаривал известный герой Булгакова. Недодушили. Незадушенные мусульмане, хоть они и братья, на предпоследних выборах 20% взяли на раз-два-три. Глупейшая идея Кондолизы Райс, что надо давать демократию. Им дали чуть демократии, это были там четверть свободные выборы.

— Демократии ровно на 20%.

— 20% в парламенте — это было страшным сюрпризом. Все светские партии провалились. Вся светская оппозиция рухнула. И поэтому на этих парламентских выборах Мубарак такой глупости уже не допустил, никаких «братьев-мусульман» там нет, так им в общем-то уже и не нужно. И в ситуации, когда аль-Барадеи может быть сам по себе… Может ли стать Лимонов президентом России, мог ли стать Гэс Холл президентом Соединенных Штатов? Если смотреть наше телевидение, ну, конечно, и Анжела Дэвис — вице-президент, но если в реальности, ну давайте не смеяться. У аль-Барадеи нет никого и ничего, он амбициозен, он не смог стать генсеком ООН.

— Но секундочку, он же прискакал, как только начались беспорядки в Каире, и он сказал, что он готов принять власть. Значит, кто-то ему сделал это предложение? Кто?

— У нас так много людей, которые готовы в России принять власть. То Жириновский готов принять власть, то Явлинский готов принять власть, только всю сразу. Что-то я никого из них не вижу около власти… Ну, готов принять аль-Барадеи власть. Понятно, что…

— То есть ему никто ничего не предлагал, это он сам сказал.

— Ну, наверно, предложили это где-то в Брюсселе, а, может быть, даже в Вашингтоне.

— Я и хотел вас спросить, а какова вот в текущих в Египте событиях роль внешних факторов? Разных.

— Ну, во-первых, у нас есть с вами вашингтонский обком, который действует и который, безусловно, в рамках генетической, удивительной для меня, привычки американских президентов продавать и сдавать единственных потенциальных союзников, которые у них вообще есть, и ставить на некую теоретическую демократию, которую к власти приводят самые радикальные, самые антиамериканские силы.

— Простите, а вот палестинский опыт не научил?

— Слушайте, никому ничего не помогает. Джимми Картер со свойственной ему патриархальной простотой душевной своими руками открыл двери для иранской исламской революции, потребовав от шаха не насаждать диктатуру и не стрелять в народ. Правда, потом он сделал еще одну гениальную вещь, он поддержал Пол Пота, законно избранного руководителя Камбоджи, против вьетнамских оккупантов, а потом уже получил за это Нобелевскую премию мира, как мы понимаем. И после этого Рональд Рейган, давайте продолжим линию, уж если на то пошло, очень интересно, своими руками создал Аль-Каиду, задушив единственного президента Афганистана, котонный был бы, ну, вполне хорош. Тоже мне генерал КГБ Наджибулла. Так, в конце концов, и Алиев с Шеварднадзе не полковники, и тоже КГБ. Затем замечательным образом Билл Клинтон, который в конечном счете привел все к Интифаде Алякса и к 11 сентября своими руками пустил талибов во власть в Афганистане и Арафата завел в Палестину. И мы знаем, чем это кончилось. Затем, мы помним и это, президент Буш, с которым я имел честь на это тему совершенно бессмысленно, надо сказать, беседовать перед вторжением в Ирак, убрал Саддама, который был безумно плох, и диктатор, на месте одного бешеного тигра возникло 10 тыс. бешеных крыс. Аль-Каида получила великолепный полигон в Ираке.

— Ну ладно, Бог с ними, со старыми делами, просто то, что они сейчас демонстрируют, и президент, и глава госдепа, это феерия, то есть такой явной нерешительности, растерянности, от обкома обычно не ждут.

— Подождите, какая феерия? Последнее, что перед ними — Первез Мушарраф и Пакистан. Единственный человек, который держал исламистов под контролем в Пакистане, стране с 70–80-ю ядерными зарядами. В рамках демократии, только что. Про Афганистан я уже не говорю. Ну, нормальная последовательность, все хорошо. Сегодня Барак Хусейнович Обама и госпожа Клинтон собственными руками душат Израиль, пытаясь зомбировать, потому что этого покойника оживить-то нельзя, а зомбировать можно, палестинскую государственность. Мало им Хамаса в Газе, сейчас Хамас, а, может, и что-то похуже будет и на западном берегу, где власть абсолютно теряет. Сегодня они же сдали вполне устойчивого партнера в Тунисе, который боролся, надо сказать, с исламистами замечательно, и в Тунис возвращаются эмигранты из Европы восстанавливать там запрещенные исламистские ячейки. Сегодня они фактически собственными руками похоронили возможность Мубарака как-то устоять.

— А у них была возможность вести себя иначе? Они могли существенный вклад внести в иное развитие событий в Египте? Какими рычагами?

— У них — нет, потому что это не лечится. Я довольно часто говорю это по американскому радио, поэтому чего уж там нашему-то. Барак Обама — это мертвая рука Михаила Суслова, это антиимпериалистический проект Советского Союза на встречах, финансировавшихся идеологическим отделом ЦК КПСС, где встретились его папа и мама. Это действительно так. Я, к сожалению…

— Вы не шутите?

— Я абсолютно не шучу. В 60-е годы белые девушки от африканцев из Кении, даже из племени Южные Луо, детей не рожали. Это вот наша антиимпериалистическая тусовка, и нет уже Советского Союза и Суслова, а Обама — президент США. Я знаю его окружение: троцкисты, анархисты, анархо-синдикалисты из очень богатых семей, кончившие Гарвард. У этих людей…

— Вот это точно не лечится, это правда.

— …у этих людей… Да это так. Некоторые из этих людей прошли через Палестину, через Израиль в Америку, но они богатые люди, а теория осталась, и они реализуют вот эту теорию. Ну так и Октябрьскую революцию богатые люди финансировали. Они искренне думали, что будет, как они устроят. И сегодня вот эта теоретическая демократия, идея о том, что надо это поддержать, да пусть эта лодка раскачается, а лодка берет и опрокидывается. И там же не только Обама, не только Соединенные Штаты, европейцы, антиглобалисты, замечательные, добрые, с хорошими намерениями правозащитники, которыми дорога в ад вымощена, потому что это как с Китаем на площади Тяньанмень. Жутко большая кровь, горы трупов — отлично. Убрали эту вариацию — рухнуло китайское государство. Отлично. Как рухнуло в Иране, как рухнула Российская империя, коррумпированная, плохая, только вот, ну да, не повесили Сталина и Троцкого вместе с Лениным. Помните замечательную фразу: «Не двух, конечно, а трех надо было повесить». Плохое было государство, только что получилось, гораздо хуже. Но есть еще Катар, есть эмир, который, ну, плохо относится к Мубараку. У них были споры по миротворчеству в Судане, и у Катара безумные на самом деле амбиции канал «Аль-Джазира» самый демократический в арабском мире, уникальный, взятый штурмом в Каире, запрещенный к вещанию, отключенный сейчас от спутника, вот за все хорошее. Но была Саудовская Аравия, которая финансирует напрямую всех этих братьев мусульман, потому что это нормальные, правильные, добрые мусульмане, верующие люди, а не какие-то там светские офицеры, тем более что все в Саудовской Аравии помнят, как там Гамаль Абдель Насер пытался танки ввести на Аравийский полуостров, влезая в Йеменский конфликт и в конфликт в Дарфуре, и чем это чуть не кончилось для Саудовской Аравии. Есть, наконец, Аль-Каида Магриба и Аль-Каида просто. Ну, у нас же пытались муфтият в Российской Федерации ввести. Готовить в университете Алясахар. Были такие добрые люди в руководстве Российской Федерации, которые искренне полагали, что это есть правильно, потому что это же не ваххабиты. Так у Аль-Каиды половина штаба и вся интеллектуальная верхушка это египтяне из университета Алясхар. Поэтому весь этот зеленый интернационал тоже качал лодку.

— В сущности вы нам сейчас рассказали, что то, что господин Мубарак вот почти 30 лет оставался в седле, это само по себе практически чудо.

— Он очень жесткий человек. Там вообще только жесткие люди управляют, и после того как был убит Анвар Садат, он зажал все, что можно. Он действительно огнем и мечом выжег все, что было у радикальных исламистов, которым Садат много чего после Насера дал, и они его, получив свободу, и убили. С Мубараком такие вещи не проходили, поэтому против него вели террористическую войну, поэтому шли атаки на туристов, на японских, на немецких, бомбисты, автоматчики уничтожали все возможности режима выглядеть как-то нормально в глазах Запада, но это было действительно почти чудо. И неслучайно, посмотрите, что происходит с израильтянами, с которыми Мубарак, надо сказать, провел все войны на фронтах воюя. Израильтяне сегодня просят американцев оставить его в покое, перестать советовать.

— Израиль, насколько я вижу, единственная страна, которая высказалась внятно. Потому что все остальные высказываются как-то очень сильно надвое.

— Ну, Израиль и по Югославии в свое время высказался более чем внятно, а когда Шарон буквально взвыл, когда Югославию расчленяли, и когда начался процесс, связанный с Косово, сказал: «Ребята, вы исламизируете Европу. Это потом обрушит вас. Вас во Франции, вас в Германии». И он оказался прав. Про Бельгию я уже не говорю. Израильтяне сидят на фронте, что называется, в окопах. Они понимают разницу между практикой и благодушным теоретизированием из вашингтонских салонов. Смотрите, ведь на самом деле никого ничему ничто не научило. После 11 сентября Обама радостно сказал: «Ну хорошо, замечательно, давайте построим мечеть на Граунд Зеро, это демократия». Мечеть была бы памятником победы Усамы Бен Ладена. После речи в Каире, где, кстати, в первых рядах сидели «братья-мусульмане», что мало кто тогда отметил, он искренне полагал, что он протянул руку арабскому миру и сейчас эту руку пожмут и он станет лидером еще и исламского мира. Дословно воспроизвожу комментарий египетских газет: «Белая собака, черная собака — все равно собака». Политически очень некорректно, но вот так высказались о каирской речи американского президента.

— Невежливо, невежливо. Если позволите, давайте свернем оттудова сюда. Значит, вот, я не знаю, попадалась ли вам на глаза, я видел сегодня письмо обеспокоенных египтологов российских, что вот там беда такая, что громят мировые ценности, что правда, письмо, естественно к российским властям, и там замечательное есть место, то они, перечислив все безобразия, которые творят возбужденные господа из народа, просят российское руководство воспрепятствовать этому вандализму дипломатическими и иными путями.

— Я был бы…

— Что думают египтологи про другие пути, я не знаю, я вас спрошу, мы дипломатическими или иными путями как должны себя вести?

— У нас замечательный посол в Каире, один из самых сильных вообще из наших послов в арабском мире Михаил Богданов, батюшка которого был известен в других сферах, и когда куда-то в какое-нибудь государство приезжал генерал Леонид Богданов, то власть там, как правило, менялась, в Афганистане. Но с тех пор прошло лет 30. Боюсь, что нет у нас других путей, хотя я лично страшно приветствовал бы быструю переброску всего каирского музея куда-нибудь в Эрмитаж, чтобы недограбили…

— Там много желающих, там Британский музей, наверняка…

— Да хоть куда угодно, хотя теперь ясно, что никому ничего ни по каким репарациям, ни в горящую благодаря анархистам Грецию, ни в громящийся сейчас погромщиками сейчас Египет, вот никому ничего отдавать нельзя. Пусть лежит в Лувре, Британском музее, Эрмитаже, Метрополитен…

— Вы отходите от вопроса, который я задал.

— А нут у нас никаких…

— Какую позицию должна занять Российская Федерация в начавшихся и предстоящих событиях?

— …кота Леопольда из известного мультфильма.

— А, то есть повторять с механической улыбкой: «Давайте избегать насилия».

— Мы можем сделать ведь что. Опция номер раз. Выбрасывается спецназ, эвакуируется, все счастливы. Верите?

— Не верю.

— Мы в этом кино уже были десятки лет.

— Не верю, играли в эти игры, слава Богу, перестали, ничем хорошим не кончалось. Последний раз, когда нас за это не укорили все, кто мог, это была совместная операция в Сомали, когда свергали Сиада Барре. Зеленых беретов, спецназа ГРУ и боевых пловцов-французов, когда мы все вместе, о чем мало кто знает и мало кто говорит, вынимали просто всех белых, а также китайцев и японцев, вне зависимости от их происхождения и гражданства. Правда там западники получили ордена, а наши — допросы на тему того, не продали ли они родину на улицах Могадишо американцам.

— Евгений Янович, вы рассказываете очень интересную вещь, у нас время кончается. В этом конфликте Россия что должна делать? Я не про музей, я в целом.

— Не влезать, изолировать себя, железный занавес, отсекать всех, кто придет из Альасхара из официального и неофициального муфтията, я совершенно серьезен сейчас. Потому что иначе полыхнет в Татарстане, в Башкортостане, где угодно, если эти люди приедут сюда, а они приедут, это будет большая масса радикалов. Ничего другого сделать мы не можем, и давать идиотические советы, как это делают американцы, наверно, не стоит.

— Ну, в общем они показывают, как это выглядит со стороны. Я думаю, что нет особенного желания им подражать.

— Хотелось бы надеяться.

— Ну, будем надеяться, что в этот раз мы станем вести себя умней, чем вашингтонский обком, само по себе замечательно. Спасибо.

Передачу «Угол зрения» с Евгением Сатановским смотрите на сайте Эксперт-ТВ. = http://www.expert.ru/2011/01/31/satanovskij/

Share

СМОТРЕТЬ НА ЗАПАД НАС НАУЧИЛ ДРУГ ПУШКИНА.

Стенограмма 1-ой и 2-ой лекций Юрия Сергеевича Пивоварова, вышедших в эфир 31 мая и 1 июня на телеканале «Культура» в рамках проекта ACADEMIA. Тема выступления: «Традиции российской государственности»
Юрий Сергеевич Пивоваров, академик РАН, доктор политических наук, профессор, директор Института научной информации по общественным наукам РАН
Пивоваров: Добрый день! Садитесь. Мы будем с вами сегодня говорить о том, что думала русская мысль о русской истории, о русской мысли в зеркале русской истории. Будем говорить о периоде девятнадцатого и начала двадцатого столетия. О периоде очень сложном, переломном для русской истории, русской культуры. Одновременно о золотом веке русской истории. То есть, и культуры, и мысли, но и многого другого. Экономики, политики и прочая, прочая. Двадцатые годы девятнадцатого столетия. Двадцать пятый год. Четырнадцатое декабря. Восстание декабристов. Что это такое? Все мы учили в школе. Декабристы воспеты, романтизированы. О них снимают фильмы, поются романсы и сочиняются романы. А что же это было на самом деле? Во-первых, это был посыл.
Была последняя попытка государственного переворота в России, на который пошла русская аристократия. Все восемнадцатое столетие русская аристократия в лице гвардейцев гвардейской части армии, которая была расквартирована, в основном, в Петербурге, несколько раз вмешивается в ход российской истории. Пытается посадить на трон своего царя. Чаще, мы знаем, это была царица. Гвардейцы думали, с женщиной управиться легче. Так не оказалось, на самом деле. Екатерина была, например, гораздо более крута, чем многие мужчины. В общем, русская аристократия вмешивается в ход, в течение русской истории. И вот это последняя попытка русских аристократов. А декабристы, безусловно, были таковыми. Ограничить всевластие монархии. Ограничить поднимающуюся бюрократию. И продлить свою власть над российским обществом. Не удалось. Русская аристократия потерпела окончательное политическое поражение. После этого высшее русское дворянство будет по-прежнему играть огромную эстетическую, культурную, экономическую роль в русской истории.
Но она уже не будет, как сословие, как группа, претендовать на долю власти. Но это только с одной стороны. А с другой стороны, это начало русской революции. Вместе с декабристами в Россию пришла революция. Что это значит? Что такое революция? Это изменение социальных порядков, экономических, правовых, политических, всего мироустройства, всего уклада жизни. И если брать слово «переворот», это смена одного правителя, менее успешного, с надеждой на более успешного, то здесь, конечно, все шло гораздо более серьезно, и гораздо более фундаментальные вещи ставились под вопрос. Восстание подавлено. Декабристы, пять человек повешены. Больше ста двадцати отправлены с разными сроками наказания на каторгу. Но в декабристском движении были два мыслителя. Были два лидера. Значение которых далеко выходит за пределы самого декабристского движения. Значение которых и по сей день невероятно для нашей истории и для нашей культуры. Это Павел Пестель и Никита Муравьев. Люди известные нам с детства. Со школьной скамьи. Пестель – это лидер Южного общества. Которое базировалось на второй южной армии, которая была расположена в Малороссии. А Никита Муравьев, один из героев, вождей Северного общества. Это Санкт-Петербург. Совершенно разные люди. Примерно ровесники. Участники войны двенадцатого года, родившиеся в середине девяностых годов восемнадцатого столетия. Очень храбрые офицеры. И тот, и другой раненные, блестящие и так далее. Но во всем другом это. Во всем остальном это противоположные фигуры. Павел Пестель был немец. И был лютеранин. То есть, протестант. Он не был русский и не был православный. И поэтому, как часто бывает в России. Знаете, есть такая поговорка, католик больше, чем папа. Да? Чем сам папа Римский. Так и Пестель был больше русский патриот, русификатор и такой русофил, чем природные русские люди. У Пестеля было еще несколько проблем. Он был невероятно талантлив, честолюбив. Он делал карьеру. Но царь его боялся, Александр Первый. Пестель внешне был похож на Наполеона. Профилем. Был похож на Наполеона. И он, вообще, был такой, знаете, маленький русский Наполеон. Маленький не в смысле роста.Он же не стал Наполеоном во вселенном масштабе. И царь как-то его задвигал и не продвигал. И во многом не сложившаяся карьера Пестеля, его неутоленное честолюбие, толкало его к революционным мыслям, к революционным действиям. Была еще одна причина быть Пестелю таковым, каким он был. Его отец, Иван Борисович Пестель, былговоря сегодняшним языком, одним из крупных олигархов того времени. То есть, он был губернатором в Сибири. Правда, управлял ею из Петербурга. И прославился невероятным воровством. И фамилия Пестель в те времена была синонимом воровства, кражи, нечестности.
А это были времена дворянской этики, дуэлей, повышенных таких и очень чувствительного отношения к тому, что о тебе говорят в обществе. И Пестель, в общем, несколько стыдился всего этогоТо есть, это был такой, вот, человек. С другой стороны, Никита Муравьев. Из семьи старинного русского боярства, аристократии. Совершенно русский человек, с ног до головы. И живший в Петербурге. И, разумеется, поэтому такой, русский барин. Он был западник. Говоря таким языком. Ему нравились Соединенные Штаты, в которых он никогда не был. Ему нравился Запад. Он там бывал, конечно. Западная Европа имеется в виду. И все его мысли были связаны с тем, чтобы сюда, вот, построить жизнь здесь, как-то более по западному. Пестель был фигурой жесткой. Муравьев был фигурой мягкой. И вот Пестель. Он пишет конституцию для России. «Русская правда». Смотрите, «Русская правда». Как честолюбиво называет он ее.
Помните свод законов, который был в первое столетие существования России? Да? Еще древней Руси, Киевской Руси. «Русская правда». Он пишет «Русская правда», надеясь, что это будет когда-нибудь организацией жизни для всего русского народа. Интересно, что когда арестовали, никто ничего не знал про эту «Русскую правду». Потом один из декабристов выдал, нашли. То есть, мы знаем, что Пестель написал этот очень важный политический документ, потому что кто-то на допросе оказался трусливым. Тоже, вот, очень интересно. И так узнали, что существует этот документ. Он был зарыт в землю, там его нашли. Что это такое? Это рисунок того, какой должна быть Россия, когда победят декабристы. Какой? Жесточайшая диктатура. Такого якобинского, как тогда говорили, замеса. Строжайшая централизованная власть. Никаких, там, федерализмов, никаких, там, автономий субъектов. Как говорят сейчас. Ничего. Никакого, там, местного самоуправления. Все в Петербурге. Надзирающая жестокая власть. Причем, такая власть не может осуществляться просто так.
Ей нужна какая-то подпорка. И эта подпорка – тайная полиция. Пестель является и поэтом, и теоретиком тайной полиции очень многочисленной, влиятельной. Окутать всю Россию, следить за всеми нами. И чтобы контролировать ситуацию полностью. Чтобы она не выходила из-под контроля. Дальше. Пестель хочет всех русифицировать. Немец. Лютеранин. Всех русифицировать. То есть, многонациональная Российская империя должна вся переодеться в русскую одежду, говорить только по-русски, забыть все нерусские религии. Пестель – атеист, на самом деле. Забыть, вообще, все свои национальные обряды и обычаи и так далее. Все должно быть русским. Русификация всех народов. Дальше. Полная унификация. Что значит, унификация? Знаете, он, как взрослый ребенок, строил из одинаковых кубиков русское здание. То есть, он говорил: все губернии должны быть одного размера. Посмотрите на карту сегодняшней Российской Федерации. Область одна, там, в Сибири или край, и область европейской России, они разные. И по населению разные.
Они должны были стать одинаковыми по территории и одинаковыми по населению. Полная унификация. Все одинаковое должно было быть. Все равномерно должно быть. Но, разумеется, это бы привело к невероятным социальным пертурбациям в нашей жизни. Не знаю, на что рассчитывал Павел Иванович, как это сделать. Это даже сегодня невозможно. Зачем, самое главное? Никакого совершенно, никакой свободы человеку. Он подавлен. Вся инициатива подавлена. Частная собственность допускалась, но под большим контролем. Например, частная школа. Только государственная школа, государство не может. Или, например, праздники. Никаких праздников. Праздники к разврату ведут. Праздники только государственные. Сам народ чтобы ничего, там, не праздновал. То есть, полная регламентация. Суровая жизнь, как это было в средневековых каких-нибудь общинах при каких-то таких религиозных очень сильных установках. А здесь господство тайной полиции и власти из Петербурга. А как главный вопрос социальной жизни того времени решал Пестель? Вопрос о крепостном праве.
Разделить землю пополам. Что-то оставить помещикам, а вторую половину отдать крестьянам, но не в частное пользование. Не в личное пользование. А общине. Крестьяне жили в общинах, вот общинам и отдать. Причем, то количество земли, которое предполагалось отдать общинам, вполне позволило бы русскому народу жить вполне нормально. То есть, это был такой жесткий централизаторско-диктаторский, русифицирующий, унифицирующий план. Диктатура. Но с большими социальными гарантиями. Говоря сегодняшним языком. То есть, простые люди, подавляющее большинство населения, которое жили в общинах, крестьяне, получали в основу более-менее благополучного социально-материального существования. Я это называю деспотизм с гарантиями или гарантийные деспотизм. Деспотия, диктатура, но социальные гарантии. Мне это очень знакомо. Я жил в Советском Союзе. Это примерно то же самое. Ну, разумеется, Никита Муравьев все делает по-другому. Во-первых, он берет за основание, за за пример конституцию государства, которое тогда называлось САСШ – Северо-американские Соединенные Штаты. Так раньше США назывались по-русски. Это первая в мире писанная конституция, прообраз всех будущих конституций. Он берет ее за основу и строит совершенно иную модель. Монархия сохраняется, но становится декоративной. Это огромная федерация. Страна делится на державы. Такие огромные штаты или земли. С огромными правами. Губернии вообще ликвидируются. Создается множество всяческих уездов. Это федералистская модель рассредоточения власти. Центр не столь важен. Важна власть на местах. Это разделение властей. То есть, совершенно либеральная демократическая традиция. Это правовое государство. Это максимальные права и свободы для граждан. Совершенно либеральная, западная модель. Причем, даже Запад еще не достиг такой степени свободы и самостоятельности, какую предлагал Муравьев для частей Российской империи и для ее граждан. А как он решал вопрос с крепостным правом? Ну, он же был либерал. Естественно, он хотел отдать землю в частную собственность. Отдать крестьянам. Ну, так, примерно, две, две десятины на двор. Этого не хватило людям для того, чтоб выжить. Он плохо понимал экономическую ситуацию. И я называю это «свобода без гарантий». Или безгарантийная свобода. Люди свободны. Все права они имеют. Политические, духовные, религиозные, социальные и даже экономические. Но базы материальной, которую дает конституция, которую дают основные порядки, не проглядывается. Вот вам свобода без гарантий. Безгарантийная свобода – это то, что мы получили в девяностые годы, если угодно. Это то, с чем ваше поколение уже столкнулось. Я вам должен сказать, что вся русская история с этого момента, она так вот и просматривается через колебания от одного состояния, гарантийного деспотизма, к другому, безгарантийной свободы. И Россия пока еще не нашла себе пути, пути гарантиями. Свобода когда есть и социальные гарантии. Но когда есть свобода индивида, свобода субъектов того или иного государственного целого. Вот эти две модели Пестеля и Муравьева, они очень симптоматичны. Они символичны. Они очень важны. Потому что я еще раз скажу. Через них мы видим, как идет русская история. Как она пульсирует. Бывают, конечно, какие-то смешанные варианты, но вот этой середины золотой, о которой я говорил, нет. Муравьев выступил против очень важной мысли Карамзина. Карамзин сводил русскую историю к истории русской власти. Что история принадлежит государю, государству. А Муравьев сказал: история принадлежит народу. Он один из первых, ну, может быть, второй после Сперанского, гениальный проповедник русского гражданского общества.
Что народ порождает историю, а не власть. Что народ порождает основные структуры, институты, процедуры и так далее, а не власть спускает сверху. И в этом, безусловно, великое наследие Никиты Муравьева. Но, кстати, и у Пестеля тоже нашлись наследники. Скажем, царь Николай Первый, который судил декабристов и некоторых из них казнил, того же Пестеля, в общем, по-своему реализовал идею Пестеля. Потому что именно при Николае господство тайной полиции становится ощутимым в России. Конечно, не столь тотальным, как мечтал Павел Иванович. Вообще, в жизни утопии редко воплощаются. Но, во всяком случае, осязаемо. Но потом, скажем, Владимир Ильич Ленин, который, конечно, не в подробностях повторил пестелевский план. Но сам дух, темперамент Ленина, сама его направленность на такую мощную, жесткую, диктаторскую власть, не позволение человеку быть свободным, это, конечно, такой пестелевский запал в Ленине. Ну, а потом, после декабристов, начинаются тридцатые и сороковые, и пятидесятые, естественно, годы девятнадцатого столетия, которые я бы назвал золотыми. Не только для русской культуры, а вообще. Потому что основной сонм русских гениев тогда либо завершал свою карьеру, как Пушкин, Лермонтов, либо начинал, как Достоевский, Тургенев, Толстов, Толстой, Гоголь. Но они все, как бы, сошлись вот в этом периоде. Но это касается и русской мысли. В тридцатые, сороковые, пятидесятые годы, в общем, окончательно формулируются основные установки русской мысли. Основные ее положения. Основные темы русской мысли окончательно формулируются. Здесь, конечно, нельзя не сказать о таком странном человеке, который, казалось бы, не имеет прямого отношения к русской мысли. То есть, к гражданскому обществу. Сергей Семенович Уваров. Граф Уваров. Многолетний министр народного просвещения, президент императорской Академии наук. Человек по-своему блестящий. Человек той же эпохи. Человек, связанный и дружескими, и семейными узами с русской культурой, отчасти с декабристами.
Но этот человек вошел в историю, ну, двумя своими качествами. Во-первых, как враг, противник Пушкина. И был заклеймен Александром Сергеевичем рядом эпиграмм. Не всегда, кстати говоря, справедливых. При том, что Уваров был человек морально, может быть, не очень, но блестяще образованный, культурный. Много сделал для русского просвещения, науки. Но вошел он, прежде всего, в русскую историю своей известной теорией официальной народности. В начале тридцатых годов по заданию Николая Первого он создает какой-то свой вариант русской официальной идеологии. Который по традиции того времени не расписывается в тома или в огромные сочинения, в фолианты. А лапидарно. Лаконично. Три слова: «Православие, самодержавие, народность». Православие, самодержавие, народность. Три слова. Почему три? А вспомните, в какие три слова укладывалась идеология Французской революции. Свобода, равенство, братство. Вот русский ответ. Русская триада. Русская реакция на три французских призыва: свобода, равенство, братство. А к этому времени русское общество совершенно разочаровалось во всех этих свободах, равенствах, братствах. Бесконечные революции. Очень плохое отношение к России в Европе. Классовая борьба в Европе. Мы разочарованы. Мы хотим идти своим путем. Нам нужны свои мысли, свои идеи. И в России впервые возникает анти-западническая идеология. Анти-европейская идеология. Потому что таков был заказ общества, которое и почувствовало себя враждебным по отношению к тому, что происходит. Но и враждебным были политики Запада тогда по отношению к нам. И общество начинает реагировать таким отвержением, отталкиванием. Православие, самодержавие, народность. Каждый элемент: свобода, равенство братство.
Но о чем это? Православие – это о том, что русская духовность, русская интеллектуальность, русская философия всегда были и есть православие. Никаких умствований. Никаких заимствований. Никаких классических германских философий. Никаких социалистических идей из Франции или Англии. Русская духовность – это православие. Именно тогда возникает формула: если русский – значит, православный. Если православный, – значит, русский. Только оно православие. И больше ничего. И никаких философий в университетах, и никаких свободных мыслителей. Все только здесь. Второе. Самодержавие. Это означает, что самодержавие, то есть, неограниченная власть, персонифицированная одним человеком, это есть вечная русская власть. Это константа русская властная, константа. Она всегда была, всегда есть, всегда будет. Никаких республик. Никаких ограниченных монархий. Никаких иных, так сказать, устройств или переустройств. Россия не выдержит, она ей не нужна. Была монархия в самодержавной форме, есть и будет всегда. То есть, всему республиканскому или ограничительному запрет. И третье, народность. Народность, пожалуй, самый сложный и самый трудно уловимый, трудно объясняемый элемент этой триады. Но тоже очень важный. Народность. Это попытка выработки собственного русского стиля в искусстве, в культуре, в литературе. Это попытка отказа от европейских норм в области музыки, живописи, одежды, строительства, архитектуры, культуры в широком смысле слова, в том числе и эстетической культуры. То есть, если поэзия, то не поэзия Пушкина, которая французская поэзия. А какая-нибудь, такая, простонародная. Это не живопись, скажем, Брюллова. Такаяитальянская живопись. А такой, русский лубок. Это не музыка Глинки итальянская, опять же, опера. А, там, какое-нибудь бренчание элементарное. То есть, это редукция высоких форм культуры.
И, прежде всего, заимствованных на Западе. Простонародным формам. Народность – это, фактически, простонародность. Это. К тому же, это попытка найти для нашей культуры какие-то такие русско-славянские корни. Ну, например, архитектура – не классицизм европейский или что-то еще. А попытка вернуться к каким-то древним формам русской архитектуры. Вы вспомните Исторический музей на Красной площади. Рядом тоже здание, которое сейчас передают Историческому музею, где была в девятнадцатом веке Городская дума, а потом Музей Ленина, при моем поколении. Вот такие здания а ля рюс. Такая попытка построить псевдо-русские здания. Или посольство Франции на Большой Якиманке. Это одежда псевдо-русская. Например, последние цари, Александр Третий и Николай Второй, со своими женами любили играть в это. Все как результат, вот, всей этой народности. То есть, это отказ от высоких западных, пришедших с Запада, форм культуры, эстетики и прочего, в пользу простонародного.
Вот такая концепция возникла. И она стала господствующей идеологией в России. Это не значит, что везде висели призывы или, там, всех обещали, там. Всем приказывали, там, я не знаю, признаваться ей в верности. Но само отношение власти к обществу, оно стало как бы через эту призму. Оно стало направляющим для всех идей, решений, для отношения и с русскими классами, и с Западом. Эта теория сыграла важнейшую роль в русском самосознании. Вообще, русская история знает только три таких господствующих идеологий. Это в средние века – инока Филофея. Из Пскова: «Москва – третий Рим». Что мы хранители православияи прочая, прочая. Потом, в двадцатом столетии, коммунистическая идеология. Что мыоснование всех прекрасных коммунистических преобразований. И вот такая идеология. Три основных идеологии. Поэтому роль Сергея Семеновича Уварова грандиозна. И сегодня, в нашей сегодняшней жизни.
Я не буду называть эти громкие имена. У нас есть люди, которые в открытую говорят, что они являются сторонниками концепции Уварова официальной: народность, православие, самодержавие, народность. Вот этой уваровской триады. Она жива, потому что она отражает очень многие, действительно, реальные качества нашей истории. И роль православия. И роль самодержавия. Поскольку русская власть всегда отливается в ту или форму самодержавия, самодержавной власти. И даже народности. Опять же, не буду называть имена многих деятелей современной, скажем, эстрады, которые такую, вот, псевдо-народность вводят в жизнь. А потом, дальше, явился человек, который с моей точки зрения. В нем все, что до него развивалось, собралось, а потом вышло. Вот как Пушкин для русской литературы, так он для русской мысли. Кстати, это товарищ Пушкина. Старший товарищ Пушкина. Петр Яковлевич Чаадаев.
Всем известно это имя. Старший друг Пушкина. На несколько лет был старше его. Учитель Пушкина в молодые годы. «Он вышней волею небес рожден в оковах службы царской». Это Пушкин о нем. «Он в Риме был бы Брут». Брут это хранитель республиканских добродетелей, который убил Цезаря. «В Афинах Периклес». Перикл, который дал законы. Великий реформатор и теоретик права и законов. «А здесь он офицер гусарский». Правда, лейб-гусарский. То есть, гвардеец, но, тем не менее. Участник войны. Делал блестящую карьеру. Его дед, Михайло Щербатов, был придворный историограф при Екатерине Второй, и один из первых критиков. Он написал книгу о повреждении нравов в России. Чаадаев как бы продолжит эту тему. О повреждении нравов в России. Он делал блестящую карьеру, но потом, ввиду некоторых обстоятельств, карьера прервалась. Он ушел со службы. Значит, ротмистр, майор по-нынешнему. Хотя, его прочили во флигель-адъютанты, а потом в генерал-адъютанты, и прочая, и прочая. Был дружен с декабристами. И связан родственными связями. Как говорил Блок, дворяне все родня друг другу. И не участвовал в декабристском движении. Хотя, был принят своим другом Якушкиным в декабристское общество. Но уехал за границу и во времена этого выступления декабристов находился за границей. А когда вернулся, то за ним был установлен тайный надзор. Навсегда. То есть, пока он не умер. И он прожил лет тридцать потом в Москве. В районе Басманных улиц. Поэтому его называют басманный философ. Очень небогато жил. С утра до вечера сидел в англицком клубе на Тверской. Это улица сейчас. И вот так и закончил свою жизнь. Уже шестидесятилетним стариком он умрет. А многие десятилетия, вот, он ходил, рассуждал, иногда что-то пописывал. И, вот, Грибоедов, его друг, который писал «Горе от ума». Известно, что в черновиках сначала называл он его.
Чацкого зовут Чадский. То есть, Чад, Чаадаев, Чацкий. То есть, это он стал прообразом Чацкого у Грибоедова. Это известно. Это всегда в школе проходят. Он был другом Пушкина. Хотя, последние годы они редко виделись. И он сидел, писал, писал. Писал что-то. Писал то, что называется сейчас «в стол». Писал, конечно, по-французски. И вдруг в тысяча восемьсот тридцать шестом году журнал «Телескоп» печатает его произведение. Первое философическое письмо. Герцен в «Былом и думах». А Герцен младший современник Петра Яковлевича Чаадаева. Скажет: «Это был как выстрел в ночи». Что значит выстрел в ночи? Люди спали, да проснулись. Выстрел разбудил всех. Он всех разбудил. Немец Кетчер, который жил в Москве, перевел письмо русского философа с французского на русский язык. Представляете, русская культура. Немец переводит писание русского мыслителя с французского на русский. Да? Впоследствии крупнейший русский философ Владимир Соловьев главную свою работу о русской идее прочтет в Париже по-французски. Это тоже очень традиции: Россия – часть Европы, часть мира в этом отношении. И вот французский язык и прочее. И вот это письмо перевернуло всю Россию. Да? Нагадал ему Грибоедов. Как это, «Горе от ума» называется? Николай Первый, узнав об этом письме, значит, повелел объявить его сумасшедшим. «Горе от ума». В России горе от ума. Его объявили сумасшедшим. И в течение года, каждый день утром, к нему приезжал врач, чтоб освидетельствовать Петра Яковлевича – буйный он помешанный. И тогда его увезти в сумасшедший дом. Или он тихо помешанный, может сидеть и никого, там, не покусает, и ничего не сделает. А что, собственно говоря, за письмо? А вот в этом письме вся русская философия, вся русская мысль на будущее, включая на сегодняшний день. Первое. Это самокритика. Русское самопознание – это всегда самокритика.
Самокритика. Он критикует сам себя. Дальше. Всякий русский мыслитель, патриот или не патриот, он начинает с критики России. Хуже нет ничего, чем Россия. Все. Все надо исправить. Другое дело, как. Другое дело, так сказать, с какой целью. Но все надо исправить. Чаадаев. Дальше. Идея русской исключительности: мы не как все. Он говорит: «Мне кажется порою, что мы идем не вместе со всеми народами рядом, а вот где-то поодаль. И показываем всем, как не надо делать». То есть такая негативная вещь. Но к нему приложимы вполне слова, которые написал Некрасов на смерть Добролюбова: «Он проповедовал любовь враждебным словом отрицанья». То есть, это все равно проповедь любви к России. Даже вот этим словом «отрицание». И он говорит: Может, нам бы вообще не заметили, если б мы были такими, что от Вислы. – А тогда Россия была на Висле, в Варшаве – до Берингова пролива протянулись. Ничего мы не сделали. Мы ни в чем не участвовали. Ни в каких великих исторических событиях. Мы не создали какой-то великой культуры. Ну, в общем, прожили жизнь как-то совершенно незаметно. И если б не были – еще раз повторю – такими большими, о нас вообще бы никто ничего не знал. Говорит он. То есть, Россия не как все. Идея русской исключительности. Дальше. Проблематика России и Европы. Вот, Европа – это, – говорит Чаадаев. Вот у них все здорово. И католическая вера лучше православной. Вот начинается критика. Католическая вера лучше православной. На католицизме у них все построено. У нас все на православии. И плохое, и хорошее построено. Но католицизм гораздо более динамичный. Смотрите, крестовые походы. Битвы за Гроб Господень. Потом конкистадоры, которые крест несли чтобы крестить народы, которые не знали истины Христовой, и прочая, и прочая. А потом социальное христианство, когда христиане пошли в мир, чтобы улучшить жизнь униженных и оскорбленных. А наше православие ничего не делает.
Тема России – Европы. С этого момента все русские мыслители, по сегодняшний день, когда думают о России, всегда ее сравнивают с Западом, с Европой. Последнее время стали сравнивать с Китаем. Но это только последнее время. А раньше с Китаем сравнивали как, как будто еще хуже есть. Мы-то чуть-чуть лучше. Сейчас уже перестали. Но с Европой. А теперь Европа – это и Америка. Теперь с Западом стали сравнивать. Это пошло от Чаадаева. Раньше этого не было. Философия истории. Русская мысль – это философия русской истории. Русская мысль – это философия русской истории. Какой у нас была история? Как она будет развиваться? Какие у нее идеи были? Что осуществилось, что не осуществилось? И религия. Мы отчасти уже это затрагивали. Как основа всякого развития. Вот это вот. У нас все из православия. Сегодняшняя наука подтверждает: выбор религии тем или иным народом, развитие этого народа в рамках этой религии, во многом определяет судьбу этого народа, ее истории. Его исторические пути. То есть, религия для культурологи является основополагающим элементом для понимания того, как развивается тот или иной народ. Все идет от Чаадаева. Кстати говоря, Чаадаев был храбрый воин, но испугался, что его сочтут сумасшедшим. И он написал потом книгу, через год, «Апология сумасшедшего». Апология. Да? То есть, какое-то такое оправдание сумасшедшего. Где он все перевернул. Он написал, что Европа скоро помрет, а Россия только начинает. Мы позже начали, нас ждет великое будущее. И подтверждением этому является всеобъемлющий гений Ломоносова, и грациозный ум и гений Пушкина и так далее. Он перешел на совершенно другие позиции и стал, наоборот, петь и воспевать Россию. Но это не важно. Вклад этого человека в русскую мысль фантастически. Я еще раз рискну предположить, что его роль в истории русской мысли, русского самопознания сопоставима с ролью Пушкина в развитии русского языка и русской литературы. Недаром они были друзьями, товарищами и так далее. А дальше под влиянием всего того, что происходило, начинается великий раскол русской мысли. Который по сей день существует. Русская мысль расколота на два очень больших направления. И все время представители этого направления выбирают одни поколения, приходят новые поколения. Они воспроизводят дискуссию, спор, различия, которые у них сформировались тогда, на рубеже тридцатых-сороковых годов. Это известный спор славянофилов и западников. Славянофилов и западников. А последний такой великий спор – это дискуссия Солженицына и академика Сахарова, где Солженицын, в общем и целом, находился на славянофильских позициях. А Сахаров находился на западнических позициях. То есть, полтора столетия идет этот спор. И я должен сказать, что всякий русский мыслитель, и не обязательно великий, но всякий, кто мыслит, он обязательно вовлечен в этот спор. Причем, поразительно, что можно и те, и другие позиции одновременно в себе сочетать.
Но можно жестко одни, можно жестко другие. Почему славянофилы? Почему западники? Славянофилы не потому, что они так уж сильно славян любили или русских любили. Ну, так пришлось. Их назвали славянофилами. И западники совсем не потому, что так уж любили Запад. Или так хорошо его понимали. Их назвали западниками. Ну, так сложилось в русской истории. А в чем разница между этими людьми? Ну, сначала назовем некоторых из них. Славянофилы, это Алексей Хомяков. Это Иван Киреевский. Это братья Аксаковы. Иван и Константин. Вернее, Константин старший, поэтому Константин и Иван. Это Юрий Самарин. И целый ряд других людей. А западники. Мы тоже их знаем. Это Герцен и Огарев. Это Белинский и Бакунин. Это Калинин и Чичерин. Я думаю, что эти имена практически всякому образованному человеку известны. Спор прошел вот по какой линии. Сначала была одна компания. Они собирались в салонах. Это были дворяне знатные и богатые. У них было время, они собирались в салонах, беседовали. Салоны сыграли огромную интеллектуальную роль. В них люди не только как поручик Ржевский в «Гусарской балладе» пьет шампанское и целуется с девушками. Но там они и рассуждали на самые важные философские темы. И несколько лет они спорили между собой. А потом рассорились и перестали разговаривать. Жили они, в основном, в Москве. Это московская часть русской истории, русской мысли. Славянофилы утверждали: у России свой особый путь. Россия не есть часть Запада. Славянофилы первые отчетливо сказали, что Россия – это особый тип цивилизации, противостоящий западной культуре и западной цивилизации. И наши особенности – это наши особенности. А не наша отсталость или наши недостатки. И что у России свой путь развития. И с точки зрения славянофилов, гораздо лучше, чем на Западе. Потому что они говорили: ну, посмотрите, на тот, на Запад того времени. Посмотрите, это не сегодняшний Запад. Это Запад, как мы уже говорили, в пучине революций, классовой борьбы, мощных преобразований, где было много жертв. Социальных жертв. Где много было голодных, униженных и оскорбленных. У нас этого нету. Мы идем своим путем. И наш путь таков. У нас нет частной собственности. Практически нет. Люди живут в общинах. Основная часть народа живет в общине. Где нет частной собственности. А частная собственность – это основа борьбы. Классовой борьбы. Противоречие: один богаче, другой беднее. У одного есть, у другого нет. А у нас все общее. Община – основание всего. Дальше. Православие. Это высшая форма духовности. Все эти католицизмы, протестантизмы, особенно, это какие-то такие поврежденные варианты христианства. А истина настоящая, христианская сохранилась только у нас. И тут они говорят о духе соборности. Вот это известное русское слово, которым сегодня все пользуются, не зная, что это такое. Вплоть до безбожников-коммунистов пользуются этим, так сказать, богословским термином. Соборность – это такое самоотвержение в любви. Что русские люди так любят друг друга, так близки друг к другу, так духовны, что они не мыслят спасения. А христианство – это религия спасения. Что один спасется, а другой нет. Потому что классическое христианство ведь не обещает, что все спасутся, попадут в рай.
А славянофилы были такие добрые русские помещики, которые говорили: «Я не хочу спасаться, если мой сосед не спасется. Мы вместе спасемся». Вот в этой вот жертвенной любви, вот это, вот, чувство соборности, которое возвышает нас надо всеми. Еще они говорили: совершенно замечательная допетровская Русь. Прекрасная. И Петр плохой. Они первые начали критику Петра. Они стали развенчивать культ личности Петра Великого. Спасибо им за это. Злой царь был. Они стали указывать на его недостатки, на его ошибки. Но вот этот самый раскол между образованными и необразованными, который был чрезвычайно опасен, и они стали сторонниками такой русской старины. Русской традиции. Понимая, что каждое общество может развиваться только реализуя внутренние потенции. Не привлекая себе что-то чужое и, в общем, ненужное. А прежде всего, надо искать основание в собственной истории. Это был глубокий и серьезный подход. Это были люди, которые вернули в русскую мысль религиозное измерение. Все они были люди церковные, православные. Все они были замечательные богословы.
Это были люди, которые понимали, что тип религиозного мировоззрения, это высший тип сознания человека. Не атеистический. Не такой сомневающийся и так далее. А религиозный тип, это сознание человека, это то, что приведет человека, действительно, к спасению. То есть, это были люди глубоко верующие, глубоко христианско настроенные. И они вернули вот эту в русскую культуру, которая сформировалась во многом под влиянием французской атеистической. Было мощное религиозное измерение. Они ставили так же. Делали ставку на самоуправление. Что власть в Петербурге, но она не должна быть самодовлеющей. Она не должна быть такой, которая отбирает у всех автономию, самостоятельность. Нужно дать местным органам самоуправления. Во-первых, их нужно создать. А во-вторых, дать им большую власть. Потому что общество строится снизу. То есть, это были теоретики гражданского общества. И, кстати говоря, именно по славянофильской модели была проведена реформа тысяча восемьсот шестьдесят первого года.
Именно славянофильская среда выделила из себя главного теоретика и идеолога этих реформа, это Юрий Федорович Самарин. Это человек, который, как бы, создал научные, идейные предпосылки и дал вариант, по которому уже практические политики стали осуществлять реформу освобождения крестьян через общину, в общине. Он был также теоретиком земского самоуправления. И практикой земство ему многим обязано. То есть, славянофилы были людьми очень много послужившими русской истории. Что касается западников, то это была не менее блестящая группа. Которые говорили: Россия – это часть всего мира. И есть мировая общая история. И специфика и своеобразие России есть, но оно есть у Англии, у Франции, у кого угодно. Мы отстали, действительно. В силу тех или иных обстоятельств, монгольского ига, там, позже началась история.
Среди них, например, был великий русский историк Сергей Соловьев. Сергей Михайлович Соловьев. Отец философа Владимира Соловьева, которого я вспоминал. И они говорили, что мы часть мира, и мы развиваемся с миром. Мы просто начали позднее. Но пришел Петр и сказал нам: вперед. И мы очень быстро пошли. Мы развиваемся. Эти люди, конечно, смотрели на Запад. Часть из них смотрели на такие либерально-правовые демократические идеи, которые они хотели приспособить к России. Другая часть была сторонниками идеи социализма. Вот Герцен, например. Его друг Огарев. Бакунин отчасти, который был таким, своеобразным социалистом. Это то учение, которое пришло в Россию в тридцатые годы, в сороковые годы. Учение об устроении общества без частной собственности и без Бога. То есть, это некое такое атеистическое общество, где нет частной собственности. И тогда, так сказать, полагали тогдашние теоретики социализма, будет достигнута полная гармония. И вот эти люди, западники, некоторые из них были сторонниками вот этого социалистического подхода. Западники прекрасно понимали отличие России от Запада. Западники прекрасно понимали, что у России собственные институты, и предлагали развивать собственные эти институты. Но, с другой стороны, они акцентировали не самобытность и особость России. А они акцентировали, что она есть часть мира. И в этом смысле несколько преодолевали эту провинциальность и сильное самбытничество славянофилов, возвращая нас в общую картину мира. Хомяков когда-то сказал о славянофильстве, что это есть сомнение в правоте сомнения в России. Сомнение в правоте сомнения в России. То есть, славянофилы засомневались в том, что в России можно сомневаться. Так вот, если угодно, западничество – это сомнение в правоте сомнения в мире. Что Россия не должна сомневаться в том, что она какая-то абсолютно исключительная. Ни на что не похожая. Что здесь все абсолютно было, есть по-другому, хуже или лучше. Нет, мы часть мира. Это тоже очень важная западническая линия. Что касается дальнейшего развития, то дальше русская мысль понимается все выше и выше. Например, является Николай Данилевский. Николай Яковлевич Данилевский. Это самый известный русский ученый-обществовед девятнадцатого века на Западе. Он создает новую философию истории. Что общество не развивается, как раньше учили, от рабства, потом античность. Вернее, от дикости и, так сказать, первобытности к античности, от античности к феодализму, потом новое время. Нет. Общество развивается цивилизациями. Есть китайская цивилизация. Есть европейская. Есть арабская. Есть другие. И есть русская, славянская цивилизация. Данилевский создает основы научного подхода. Он продолжает славянофильствовать, создает научные основы для цивилизационного подхода к истории, который в двадцатом столетии становится господствующим. Шпендлер, Тонби и многие другие, в двадцатом столетии становится основополагающим философом истории. Но это рождается в России. Огромную роль в начале двадцатого столетия играют русские философы, которые сплотились вокруг выпуска. «Вехи». Тысяча девятьсот девятый год. Выходи сборник Вехи», где ряд русских религиозных мыслителей пытается ответить на вопросы русской революции. Пытается ответить на те вопросы, которые были в русском обществе уже в начале двадцатого столетия. А в начале двадцатого столетия наша с вами страна переживает бурный экономический, социальный, политический подъем. Рождается мощная экономика. Повышается уровень благосостояния. Растет образование, искусство. Строятся новые города. Революция пятого года приводит к созданию парламентской страны. Партии, профсоюзов и так далее. Совершенно новый мир. И появляются религиозные философы – Бердяев, Булгаков, Франк, Шестов и так далее, и так далее, которые дают новое понимание, куда двигаться России. И эти люди, бывшие когда-то марксистами, социалистами, становятся на либерально-религиозные позиции. С одной стороны, что только глубокая религиозная идея может оздоровить общество. И будущее атеистическое развитие в Советском Союзе покажет, что они были правы. А с другой стороны, они пытались дать рисунок того, каким должна быть Россия, вот, в результате всех этих преобразований. Либеральной, конституционной, правовой. Но они не повторяли идеи Сперанского или кого-то еще. Это уже была попытка на новом уровне экономических, социальных, политических знаний нарисовать ту Россию, которая могла родиться из монархии начала двадцатого столетия. Когда шли грандиознейшие преобразования при Николае Втором, которого оболгали и считают слабым царем под каблуком у императрицы и прочее. Это был реформатор, при котором реформы шли без крови. И эти люди отражали в интеллектуальном смысле эти реформы. Потом революция. Крах всего. И в эмиграции, пожалуй, самое сильное, что было, это евразийское движение в двадцатые годы. В слышали, конечно, евразийцы. Те люди, которые говорили, что Россия – это не только славянский субстрат. Это нечто общее. Это туанский элемент, это тюрки и русские. Вот эта смесь Европы и Азии.
Что мы тоже другой тип развития. И что правильно, говорят они, произошли. Произошла революция, потому что петровские преобразования воздвигли пропасть между двумя Россиями. И она была преодолена. И правильно большевики по-своему вернулись к России органической. Им, этим евразийцам. Хотя, это были, в основном, дворяне и участники белого движения. Многое нравилось у большевиков. И сильная организация, какие-то реформы. Но они говорили, что большевики не понимают того, что на марксистской атеистической заемной философии ничего не построить. Надо вернуться к русским религиозным истокам. И они прекрасно видели, что, действительно, то, что осуществляется в России, это мучительный, болезненный разрыв с той неправдой, которая была в Петербургской империи. Это они зафиксировали. Другое дело, что дальнейшее развитие евразийцев пошло, может быть, не совсем в ту сторону. Но они показали очень многое в историческом пути России, в политическом пути России, того, что не видели до этого. И особость русского права. И русских политических традиций. И связь вот с этой природно-климатической средой, которую, при всем при том, что, вроде бы все об этом писали. Но недостаточно, поскольку очень многое в русской истории объясняется этой природно-климатической особостью России. Но конец всей этой русской мысли, как мы уже говорили, это середина двадцатого столетия. Когда эти поколения умирают. При сталинизме развитие свободной мысли было затруднено. Сейчас какие-то ростки появляются вновь. Но в любом случае. Мы с вами имеем возможность прочитывать русскую историю через умы, через писания, через книги и статьи, через наследие представителей русской мысли за сто пятьдесят примерно лет ее развития. Это тот инструментарий. Не единственный. И не вполне только с ним можно работать. Но очень важный. Незаменимый. Очень много точно и ясно сказано о русской истории. О русском пути. И любой современный исследователь, любой современный русский человек, который думает о том, что было в России, что есть и что будет, пройти мимо этого не может. В русской мысли было много не то сказано. Недоговоренностей. Какие-то проблемы не были решены. Но в общем и целом, если, вот, сейчас уже много десятилетий прошло с того момента, как этот феномен прекратил существование. Если смотреть на него с высока, с птичьего полета, восхищаешься и говоришь, что наряду с русской литературой, русской музыкой, с русской поэзией, это невероятное создание русского гения. И невероятное наше достояние. Как русский язык, как русская музыка. Это важнее всех – нефти, газов и так далее, и так далее. Наличие этого, обладание этим дает нам какой-то компас для движения вперед. И в этом смысле, конечно, прошлое во многом будет определять наше будущее, и знание о прошлом во многом будет определять то, какое будущее мы с вами выберем. Спасибо.
Ведущая: Замечательно. Спасибо большое. Пожалуйста, вопросы.
Вопрос: Здравствуйте! Куренков Иннокентий. Студент второго курса исторического факультета. Вы упомянули в своей лекции о Николае Втором, как бескровном реформаторе. Но мы можем, можем вспомнить и «кровавое воскресенье», которое подтолкнуло то же самое создание парламентской России. Мы можем вспомнить письма Николая Второго, в которых не проглядывается эта реформация либеральная. Я попрошу вас аргументировать этот тезис. Спасибо.
Пивоваров: Конечно. Я знаю, что мое отношение к Николаю Второму в обществе и науке не имеет, в общем, большой поддержки. Это мое личное отношение. Николай Второй довольно долго правил Россией, при нем произошли самые грандиозные преобразования в русской истории. И самые бескровные. По сравнению с любой эпохой предшествующей и последующей, этот царь был, конечно, царь смирный, мирный. Девятое января. Отчасти, это его ошибка. Отчасти, недосмотр. Но это трагедия страшная. И списать мы этого не можем. Отчасти это ответ на провокаторские действия противоположной стороны. Это ужасный день. Это день, развязавший в России гражданскую войну. Но этот человек, при котором Россия экономически развивалась как никогда. Росло благосостояние народа как никогда. Благосостояние народа – я подчеркиваю.
Росло образование как никогда. Строились города, железные дороги. Росло искусство. Демократия, политические партии, профсоюзы. Я уже говорил, права человека, правовое государство, реформы Столыпина. Мы скажем: это не при царе, это вопреки ему. Тогда мы обо всем так скажем. Какие-то изменения не из-за, не из-за этого человека, а вопреки ему. Нет. Ведь он же, нравилось ему или не нравилось, но он же благословлял, но в кавычках, эти изменения. Даже если они ему не нравились. И всякого политика надо по результатам деятельности оценивать. Результаты деятельности этого человека были прекрасные. Скажете: он проиграл, в конечном счете. Да, он проиграл в конечном счете. А Джона Кеннеди убили. Или кого-то еще. Да, была мировая война. Была мировая общая трагедия, в которой Россия не выстояла и свалилась в катастрофу. Но если я сравню ситуацию с Николаем и его действия с тем, что потом делал Ленин, Сталин или последующие большевики. Ну, конечно, Николай был чуть ли не святой. Хотя, он, как вы знаете, и стал святым, страстотерпцем. Нельзя сравнивать с тем, что делали всякие Грозные, Петры и прочие мерзавцы в русской истории. Это, конечно, он был святой человек. И для меня самое главное, что жизнь простого народа улучшалась. Простого. Не нескольких сотен олигархов, а простого крестьянина, простого рабочего, простого студента, интеллигента, офицера и так далее. А то, что была масса нерешенных проблем. То, что была масса ошибок. Что сам он не был гений, вот, как человек. Он не был такой, вот, ярчайшей индивидуальностью. Ну и что? На что мне гениальность Петра? Когда он Россию на дыбы поднял, и что он сделал с русским народом? А при Николае Втором русскому народу. Ну, я имею в виду, всем народам Российской империи. Становится легче,.
Вопрос: Шулинин Игорь, выпускник Академии труда и социальных отношений. Как, по вашему мнению, скажутся современные глобализационные процессы на русской государственности и на русской мысли в будущем?
Пивоваров: Во-первых, я призываю не преувеличивать новизны современных глобализационных процессов. Каждому поколению, и вашему, соответственно, тоже, кажется, что они живут в совершенно новую эпоху, и все меняется. Да, многое сейчас изменилось. Да, то, что вы называете глобализацией. Вообще, называется глобализацией. Проходит, имеет разные аспекты. Но мир и раньше был глобальным. И раньше шло то, что сейчас называется глобализацией в несколько иных формах. Русская государственность будет меняться. Она уже меняется. Положение России будет меняться. Оно уже меняется. Русская мысль вынуждена реагировать на эти изменения. Безусловно, отвечу я вам. Но если всерьез, то, конечно, огромная опасность для России, ее будущего, как государственности, самостоятельной культуры и, прежде всего, российского общества, нас с вами, обычных людей. Конечно, дело в том, что источник всех этих глобализационных процессов лежит не в России. Мы не является субъектом глобализации. Мы являемся объектом. Мы в определенном смысле жертва глобализации. Ну, жертва, может быть, очень сильно сказано. Но мы то, кого глобализируют, а не те, кто глобализирует.
Вот в чем проблема. И в этом смысле громадная опасность для России, для ее самостоятельности, для ее выживаемости в мировой экономике. Смотрите, Россия открылась после Горбачева, при Ельцине миру, и экономически очень многое потеряла. Потому что наши товары неконкурентоспособны. Наши люди очень часто неконкурентоспособны с западными специалистами. А наши политики часто неконкурентоспособны с западными какими-то мировыми политиками. В общем, тенденция к ослаблению России в мире существует. И русские должны прямо, и этому наша русская мысль нас учит, прямо и трезво смотреть на вещи. Россия в опасности. Не надо никаких трагедий. Не надо никаких истерик. Мы должны четко понимать. Глобализация в мире – это, кроме возможностей, которые она открывает для России, это огромные опасности. И огромные вопросы, как быть.
Вопрос: Добрый день! Меня зовут Анна Цыпкалова. Я аспирантка исторического факультета МГУ. Юрий Сергеевич, вы очень справедливо говорили о том, что у общества всегда есть два пути развития. Есть выбор между свободой без гарантий или же между гарантией без свободы. И мне интересно, по вашему мнению, был ли в историческом пути России успешный вариант смеси этих двух путей?
Пивоваров: Ну, не смеси, а вот такой, золотой середины. Когда гарантийная свобода, свобода с гарантиями были. Я считаю, что в социально-экономическом, политическом развитии золотой век России – это, безусловно, от реформ Александра Второго до начала мировой войны. Даже до начала революции. То есть, до семнадцатого года. Вот был период, когда при всех грандиозных ошибках, недостатках, глупости, безобразии. При всех вещах, о которых вы знаете. Потому что каждый день живете в нашей стране, все это было и тогда. Очень много делалось, чтобы выйти к этому пути. Более того, я являюсь суровым критиком, как ученый, коммунистических порядков. Но я жил в этой стране. И я могу вам сказать, что хрещевско-брежневский период. Это после смерти Сталина, «Оттепель» и первые годы правления Леонида Ильича Брежнева, в рамках социалистической системы. Насколько это было возможно. Это было. И был какой-то объем каких-то свобод. Очень ограниченных, но, тем не менее, был объем, набор каких-то гарантий. Тоже ограниченных, но эффективных. То есть даже неудачный, на мой взгляд, период русской истории, коммунистический. Если обратиться и к раньше к истории. Да, бывали такие периоды. Если пользоваться вот этой методологией. Например, начало шестнадцатого столетия. И первые годы царствования Ивана Грозного. Или, например, эпоха перед тем, как Петр пришел к власти. Скажем, это конец семидесятых, восьмидесятые годы семнадцатого столетия. В правление, соответственно, Федора Алексеевича. И Софьи Иоанновны. И князя Голицына. И вот этот период русской истории бывали периоды, когда Россия шла к этому пути. Но то, чего достигла Европа. Я когда-то занимался Германией. И вот как раз с этими проблемами, должен сказать, что в Германии, вы знаете, тоже трагическая история. И не только двадцатого столетия. Но постепенно они сумели выработать эти социальные гарантии плюс свобода. Социальные гарантии плюс свобода. Это задача любой страны. Это задача любой страны, вне зависимости, Китай ли это, Штаты, Бразилия, мы и так далее. Идем ли мы сейчас туда? Нет, не идем. Но это не только власть. Это мы с вами. Где профсоюзы, которые защищают интересы трудящихся? Где сам народ? Где общество, которое защищает свои интересы в борьбе с властью? И в сотрудничестве с властью. Это процесс. Пока мы с вами. Пока студенты не будут защищать свои права в рамках университета, они не будут иметь никаких прав. Это касается всех и всегда. Это непреложный закон. Ну, русская история знает эпохи, когда Россия собиралась и даже отчасти шла в этом направлении. То есть, все не так безнадежно.
Вопрос: Латышев Артем. Второй курс исторического факультета МГУ. Говоря о причинах спада нашей общественной мысли российской, вы называете, в том числе физическое уничтожение. Но если сейчас обратиться к Западу, то невольно возникает вопрос, что там мы также не видим ни Гегелей, ни Диккенсов, ни Марксов. А хотя они не переживали подобных крутых социальных трансформаций. В чем, на ваш взгляд, причина того, что они сейчас также находятся в определенном кризисе в данной ситуации? В данной сфере.
Пивоваров: Я с вами не согласен. Во-первых, мы не знаем. Каждая данная эпоха, непонятно, кто гений, кто Диккенс, кто Маркс. Это крайне сложно узнать. Вот, особенно в социальной мысли, в таких вопросах. Это, вот, Перельман решил какою-то теорему Пуанкаре, это все поняли. И вот, ясно математик наш. А здесь не ясно. И я профессионально занимаюсь изучением западной науки, западной мысли. Должен сказать, что она и в двадцатом веке порождала гениев. Она и в двадцатом веке порождала умы, которые давали ключ, открывали шифр к разгадке социального развития, политического и так далее, и так далее. Что касается нас. У нас и физически, и всячески иначе выкорчевывали ту культуру, которая породила феномен русской мысли, русской литературы и так далее. Я подчеркиваю. Только в свободной стране, только при наличии свободных людей возможна свободная, ответственная, глубокая, адекватная мысль. И русские – народ редкой талантливости.
Потому что в таких условиях они все равно что-то, мы с вами что-то порождаем. Не мы с вами лично, но наш народ порождает. И это восхищает. Я не говорю об упадке общественной мысли сегодня. Нет, я знаю, что и сегодня в России, за ее пределами, много российских людей выдающегося ума, уровня знаний, которые открывают. Вот люди здесь с истфака, я могу сказать, на истфаке еще недавно работал Леонид Васильевич Милов. Специалист по средневековой России. Это великий русский историк, который очень много открыл в русской истории. И это можно говорить и про социальные аспекты, и про экономику. У нас есть блестящие умы. Я говорю несколько о другом. О том, что русская мысль, это был такой непрекращающийся разговор о России, который шел полтора столетия, который видел. Вели сотни и сотни русских людей. Из них несколько десятков, может быть, были выдающимися и даже гениями. И которые дали нашим умам понять прошлое России, настоящее, и сделать предположение о будущем. Может быть, такое возродится снова.
Может быть, я не знаю. Пока еще этого нет. Еще, видимо, сроки не приспели. Время не пришло. Но, безусловно, такое интеллектуальное возрождение России, оно абсолютно, оно естественно. Понимаете? Потому что, когда, как бы, люди освободились, они начинают думать не боясь. Ведь было еще такое ощущение страха. Люди запрещали себе думать. Внутренняя самоцензура. Я все это знаю по себе. Я жил в те времена. И я все это знаю по себе. Мы читали книжки, мы думали, мы разговаривали. Но страх сидел вот здесь. Понимаете? Обычный, физический страх. Посадят.. И твоя молодая прекрасная жизнь закончится в одночасье. В таких условиях только самые сильные люди, типа Александра Исаевича Солженицына и еще несколько десятков человек, могли действительно по-настоящему реализовать себя. Люди послабее, они и оказались послабее. Поэтому дерзайте. У вас есть все возможности.
Ведущая: Большое спасибо.
tvkultura.ru
Юрий Сергеевич Пивоваров
Share

Школьная реформа РПЦ: На те же грабли? (обзор СМИ)

Эта публикация на Инвиктори: http://news.invictory.org/issue29266.html
Конечно, сторонники введения ОПК утверждают, что «подавляющее большинство» россиян выступают за введение в школе уроков православия. Действительно, таких наберется немало. Но окончательный баланс никто не подводил, а учитывая нашу склонность к крутым и неоправданным поворотам, никто не может сказать, чем все эти новшества обернутся. Во всяком случае, было бы неосторожно объявлять, что непременно восторжествуют благотворные последствия введения уроков религии, как бы их ни называли («основы религиозной культуры», «основы мировых религий», «основы православия», «духовно-нравственное воспитание» и т.д). Московская патриархия не раз открыто заявляла, что задачей этого курса является «формирование православного мировоззрения» у детей, что не может не порождать вопросов.
В свое время Ф.М.Достоевский сказал, что у нас многое «как-то танцуя происходит»: «В том-то и главная наша разница с Европой, что не историческим, не культурным ходом дела у нас столь многое происходит, а вдруг и совсем даже как-то внезапно, иной раз даже никем до того неожиданным предписанием начальства». (Ф.М. Достоевский. ПСС, Т. 27, Л., 1984 с.10). Что Россия «страна внезапная», что ее невесть куда занести может, отчетливо показал наш ХХ век, особенно его конец, когда в три дня чуть ли не со смехом разрушили великое государство, которое до того тысячу лет создавали ценой великих жертв и усилий. Россия вступила в прошлый век как православная монархия, в августе 1914 года, с началом Первой Мировой войны, она заливалась слезами умиления по поводу единения народа с царем. В июле 1918 года царя и его семью зверски убили, что не вызвало всеобщего возмущения, скорее, торжествовало злорадство. В феврале 1917 года Россия на короткое время стала демократической страной. Затем на семь с лишком десятилетий у нас воцарилась коммунистическая диктатура, при которой свирепствовало «воинствующее безбожие», боровшееся со всеми проявлениями веры. Потом решили вернуться в «семью цивилизованных народов», но и в этом вроде разочаровались, и сейчас предпочитают говорить об «особом пути».
При этом ни один последующий этап не вытекал из предыдущего. Эти шатания явно свидетельствуют о том, что у нас не все благополучно, и находятся люди, которые утверждают, что уважающая себя страна не могла и не должна была иметь такую историю. Соглашаться с этим не обязательно, но основания для вопросов есть. Россия остается «домом разделенным»: одни хотят вернуться в советские времена, другие – в досоветские, третьи вовсе в допетровские, одни стремятся на Восток, другие на Запад, и только власть держит всех вместе. Исторические судьбы России были нелегкими. Некоторые наши мыслители считали, что изначально Россия была хоть и периферией, но все-таки Запада, о чем свидетельствовали хотя бы династические браки. От Запада ее оторвало монгольское нашествие. («И вот, наглотавшись татарщины всласть, // Вы Русью ее назовете», – А.К. Толстой.) От ига она освободилась, но удержала и даже усовершенствовала политическую культуру завоевателей, которая у нас (в отличие от культуры художественной) остается сугубо азиатской. Говорят, какова история, таков и народ. Верно, но и сентенция «каков народ, такова и история» ничуть не хуже. История у нас, как давно было замечено, не столько творится, даже не столько происходит, сколько «случается», как бы сама по себе; она засасывает и втягивает народ, и попадает страна под «красное колесо» А.И. Солженицына.
При каждом таком повороте напрочь отвергается все наработанное ранее, все наши преобразователи всякий раз считали необходимым «начать с нуля», «с чистого листа». Такой подход свидетельствует о неуважения к данности. Она, конечно, подлежит улучшению и совершенствованию – но никак не путем полного уничтожения всего ранее наработанного. Однако у нас, похоже, иного подхода не знают, наши реформаторы всегда считали нужным истребить все бывшее до них.
Но при этом не происходит накопления духовного опыта общества, оно обречено снова и снова решать одни и те же задачи. Пример тому – споры наших нынешних либералов-демократов с традиционалистами (националистами): они просто перепевают доводы славянофилов и западников полуторавековой давности, часто не подозревая об этом. Все цивилизованные страны каким-то образом решили проблемы XIX века и заняты новыми задачами, у нас же происходит бесплодное топтание на гоголевском заколдованном месте, только на куда более низком нравственном и интеллектуальном уровне. А все никак не вытанцовывается.
Плата за неуважение к данности и к собственной истории очень высока. За этим неуважением кроется кое-что похуже – неуважение к Самому Творцу, попытка стать на Его место, устроиться без Него. И если приглянулась какая-нибудь идея – например, идея всеобщего коммунистического счастья, – то под нее начинают переделывать жизнь, не считаясь с издержками.
История нашей страны показывает, что не стоит полагаться на кажущиеся незыблемыми принципы. У нас реалии религиозной жизни (и не только религиозной) очень часто разочаровывают тех, кто верит в их основательность и прочность.
Говорят, на войне не бывает неверующих. Но стоило временному правительству весной 1917 года отменить обязательное причастие на фронте, как число причащающихся тут же уменьшилось вдесятеро. Свято верили, что «христолюбивое воинство» (так официально именовалась царская армия) готово беззаветно сражаться «За веру, царя и отечество» (между прочим, перевод с немецкого Fur Gott, Kaizer und Vaterland с характерной заменой «Бога» на «веру», то есть православие). Но мобилизационный эффект этой формулы оказался не так уж и велик. Вспомним, как это было на фронтах Первой мировой войны: невесть откуда появляется агитатор, говорит минут 15-20 – и ни веры, ни царя, ни отечества. И если так вышло почти век назад, когда для упований на религиозность все же было куда больше оснований, то почему так уверены в действенности религиозных призывов сейчас? Нечто подобное может случиться и в наше время: можно сколько угодно проклинать, скажем, масонство, а объяви прием с утра в масоны, люди с вечера будут давиться в очереди, чтобы записаться в вольные каменщики. У нас самый нелепый лозунг может найти восторженных сторонников.
Позиции православия в России считались несокрушимыми, но в 1917 году по слову самого видного богоборца казавшаяся незыблемой стена оказалась гнилой, ткнули – и, действительно, развалилась. В 1991 году на наших глазах рухнула еще одна стена, тоже казавшаяся незыблемой. И все равно опыт прошлого не пошел впрок, начали городить стену, бывшую до 1917 года и бесславно рухнувшую.
По мнению не столь уж малого числа верующих России, нынешним властям очень хочется кое-что позаимствовать из того прошлого, временами и впрямь блестящего, но не только блестящее они хотят взять оттуда. Им очень хочется, чтобы все верили одинаково, но можно быть уверенным – ничего не выйдет. Однако сил тратится много. И шуму тоже много – против всех верующих «не так», мечут громы и молнии.
Отчетливо видно, что власть усматривает в православии свою идеологическую опору, а РПЦ готова этой опорой служить, хотя сказано: «Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи» (Мтф 4:10). Использование православия в качестве идеологии есть профанация веры и цинизм по отношению к ней. Еще в дореволюционной Думе нашелся человек, который сказал: «Оценка религии с точки зрения государственной пользы есть отрицание религии». Находятся такие и сейчас, но уж очень их мало, и голоса их почти не слышны.
Возлагать большие надежды на ОПК нет оснований. Вообще культура человека не есть результат только обучения. Она складывается в процессе общения с родителями, старшими, обществом в целом, практического усвоения художественной и политической культуры (а равно и других ее видов), и роль школьных уроков в этом процессе не так уж велика. Более того, иногда эта роль бывает отрицательной. Забыты главные причины выступлений против церкви в России ХХ века. Вся мемуарная и художественная литература второй половины XIX – начала XX века свидетельствует, что нелюбовь к религии зародилась на уроках Закона Божьего, который был обязательной дисциплиной. Один из дореволюционных религиозных публицистов писал: «Возьмите, наконец, уроки Закона Божьего. Какие это должны быть ценные золотые часы и как часто утомительно скучны, безнадежно сухи бывают они!..» А Павел Флоренский прямо так и говорил, что лучший способ погубить какое-нибудь дело – ввести его в число обязательных школьных предметов. Мыслители круга Булгакова – Бердяева уже в эмиграции во Франции и вовсе открыто заявили, что как раз на уроках Закона Божьего зародилось отвращение к доминировавшей вере и скотское богоборчество, окрасившее ХХ век в России.
А оно было именно скотским. С.Н. Булгаков в сборнике «Из глубины» писал: «…пусть бы народ наш оказался теперь богоборцем, мятежником против святынь, это было бы лишь отрицательным самосвидетельством его религиозного духа. Но ведь чаще-то всего он себя ведет просто как хам и скот, которому и вовсе дела нет до веры. Как будто и бесов-то в нем никаких нет, нечего с ним делать им. От бесноватости можно исцелиться. Но не от скотства» (Вехи. Из глубины. М.,1991, с.316).
Исторические уроки у нас не идут впрок, сейчас вспоминают только яркие примеры верности православию. Их, конечно, нельзя забывать, но все же они не меняют общей печальной картины. Очень многое говорит о том, что нынешние власти просто не знают истории, даже совсем недавней. Почему-то считается, что в истории нашей страны религиозные гонения были только в годы правления коммунистов, хотя они насчитывают несколько сотен лет – многое об этом могли бы поведать староверы. Антирелигиозные законы и постановления 1929 года были старательно списаны с «антисектантских законов» царского правительства. Те же староверы иногда открыто заявляют, что это РПЦ отучила народ верить в Бога и жить по-Божески, и что «Бог взыскал с них за каждую каплю нашей крови, пролитой ими». Разделять эти взгляды вовсе не обязательно (тем более что есть здесь элемент злорадства, и оно звучит не только у отдельных староверов), но и игнорировать их тоже было бы неправильным. Как бы то ни было, все разговоры о нашей религиозности будут пустыми, пока честно не разберутся, почему Россию постигли такие беды в ХХ веке – и кто в этом виноват.
Да, сейчас авторитет РПЦ высок. Отчасти это реакция на годы гонений, естественное проявление чувства вины перед ней. Но, скажем еще раз, у нас все переменчиво. Некоторые эксперты считают, что симпатии к РПЦ убывают, нарастает неприязнь. И, говорят они, по мере того, как народ в повседневной жизни все чаще будет сталкиваться со священнослужителями РПЦ, возродится и прежнее отношение к ним.
Богоборчество никуда не исчезло. Если присмотреться, можно найти свидетельства готовности не столь уж малого числа людей взяться за прежнее. Бывает, православные храмы грабят, в Интернете нередки такие сентенции: «Когда русский народ по второму разу пойдет бить попов, мало никому не покажется!». И было бы крайне неосторожно оставлять без внимания подобные высказывания, проявления неуважения к вере. Стремление уязвить, оскорбить верующих – вещь довольно обычная. Вот еще одна сентенция из Интернета: «Если моему сыну в школе на почве веры в бога и преподавания дебильной православной лжекультуры будут нервы портить, то я продам одну из квартир и закуплю столько гранатометов, сколько потребуется, чтобы разрушить все церкви в Москве и Московской области!» Нередко священнослужителей даже убивают, причем, по слову И.А. Бунина, «с зоологическим спокойствием». Уже всерьез обсуждается вопрос о профессиональной охране православных храмов, о «тревожных кнопках» в них, о постоянном видеонаблюдении и т.п.
Введение ОПК, скорее всего, будет иметь последствия обратные тем, на которые уповают ревнители православия в школе. Еще и потому, что к Богу ни классом, ни строем не ходят, к Нему каждый идет сам – а вот к безбожию почти всегда толпой. О том, что результаты могут быть печальными, часто предупреждает тот же Интернет: «Это казенное православие и увенчало Россию большевизмом», или: «Воспитанные в законе божьем после 1917 года оставили от этого закона рожки да ножки!» Но, по мнению многих, сторонники введения ОПК вошли в раж и бесполезно взывать к благоразумию – их не остановить. Однако у нынешних школьников найдется для них немало сюрпризов. Вспомним школьное отношение к литературе: Россия по праву гордится ею, но ученики говорят, что выносят из школы только отвращение к ней. Словно никто ничего не знает о школьной психологии: дух противоречия, присущий подросткам, часто заставляет их поступать вопреки здравому смыслу.
А что значит излагать детям жития святых? Это очень трудный материал даже для духовно зрелых людей. Дети же неизбежно превратят жития в предмет для непристойных шуток, и конечный эффект будет таким, каким его предвидел Павел Флоренский. Насмешка и издевательство над верой могут распространиться среди них как лесной пожар. Володя Ульянов не одинок, самое нелепое убеждение («на этих уроках один обман!») охватит все молодое поколение – и ничем его не вытравишь.
Юная душа не всегда в состоянии сама разобраться в вопросах веры. Но все равно она должна разбираться сама, а вмешательство взрослых (без него не обойтись) должно быть очень деликатным и очень взвешенным. И где она, эта деликатность и взвешенность? Ее не было тогда, нет и сейчас. Все-таки Россия страна не очень деликатная, это надо признать. А еще есть во многих россиянах дух противоречия, стремление из чистого упрямства противостоять даже вполне разумным начинаниям.
И придет время, когда человек повзрослеет, и почти неизбежно будет воспринимать то, что с ним проделывали на уроках религии как насилие над его совестью (один православный автор уподобил ОПК религиозной педофилии). Это не всегда протекает осознанно, поднимается слепая ненависть к вере и находит совершенно дикие проявления, как это было у нас в ХХ веке. (А.И. Солженицын: «…комсомольцы мочились на головы отцов с колоколен захваченных храмов»). И это несмотря на то, что тогда и позиции православия в стране были прочнее, и вера в народе была крепче, и кадры у православной церкви получше.
Вряд ли удастся создать такой учебник по основам религии, который будет интересен ученикам. В России господствует ни на чем не основанное убеждение, будто лучший учебник может быть только коллективным произведением, хотя оно всегда скучно и неглубоко. Оно по определению не может быть написано увлекательно, а между тем увлекательность, ясность изложения для учебника не менее важны, чем «правильность», увлекательность – это достояние одного автора, максимум двух. И не случайно лучшие труды по российской истории – плод индивидуального творчества, от Карамзина начиная, а то и от Татищева.
Уже подготовленные учебники, по мнению светских экспертов, представляют собой неумелый пересказ Закона Божьего, и все учебные материалы неопровержимо свидетельствуют: их создатели страдают всеми болезнями русских традиционалистов. «В разделе, посвященном иудаизму, – пишет влиятельный раввин, – можно обнаружить набор вполне тенденциозных, полуграмотных и антисемитских (что четко видно, в частности, по подаче материала) представлений авторов об этой религии, местами искажающих традиционное понимание еврейской религией описываемых вопросов, а иногда и вовсе не соответствующих действительности». Авторитетный шейх Равиль Гайнутдин прямо сказал: «внедрение ОПК в школы – это мина замедленного действия!» В том же духе высказались представители практически всех представленных в России конфессий – в том числе староверы и православные, не признающие юрисдикцию Московской патриархии.
Школьные программы и так перегружены, и неясно за счет каких предметов удастся втиснуть в них ОПК. Учитывая глубокое неуважение к праву, в сущности – вопиющую правовую дикость (у нас ее деликатно именуют «правовым нигилизмом»), полезнее было бы, полагают многие, преподавать в школах право в том или ином виде (в порядке эксперимента в Приморье ввели курс «Права человека», получилось неплохо). Скорее всего, ОПК введут за счет русского языка, что уже породило речение: «Ты русский можешь и не знать, но православным быть обязан». Неизвестно, где взять педагогов – тут полная разноголосица: одни уверяют, что это будут мирские люди, другие говорят, что без священнослужителей не обойтись, и их надо обязательно пригласить в школу. Да и сами педагоги у нас не отличаются большой толерантностью и издевательства с их стороны над учениками «не той веры» не такая уж редкость. Вообще же взросление детей идет по своим законам. Процесс становления личности изучен и описан плохо, переход от «малявок», как часто называют младших, к «людям серьезным» очень важен для детей, но ему не уделяют должного внимания. И, скорее всего, частью взросления, своего рода обрядом инициации, станет, как и до революции, отказ от веры и издевательства над нею. Как водится у нас, все начнется с сообщений о триумфе ОПК (хотя уже множатся сообщения, что ученики и их родители предпочитают светскую этику), но нетрудно предвидеть, что дело, скорее всего, кончится конфузом, а то и катастрофой.
Сколько бы ни заявляли, что не будет никакого принуждения, без него не обойдется. Без него не обходится и в мире взрослых. Приводят присловье «невольник не богомольник», но у нас полно людей, которые самым приятным делом считают заставить другого молиться как раз силой – для них это высшее торжество веры («Заставили эту сволочь перекреститься по-нашему и приложиться к иконе!»). Особенно часты эксцессы такого рода были до революции.
В мире детском такие вещи вполне обычны. Дети все же безжалостны, и заклевать находящегося в меньшинстве для них будет первым удовольствием. Уже был случай избиения в Воронежской области сына протестанта за неучастие в православной молитве, причем, били его и после первого урока, и после второго, и после третьего. (Говорят, это дело отправилось в Страсбургский суд. И в таком случае закономерны вопросы: Почему не нашли цивилизованного решения этого вопроса у нас? Кто прозевал отсылку? Разве трудно предвидеть вердикт этого суда? Разве неясно, что ничего из этого не выйдет, кроме очередного конфуза и позора для России?)
Говорят, что все будут вводить «аккуратно» и постепенно, что будут воспитывать ту же толерантность, но верится с трудом. Вера – материя очень тонкая, тут нужны специальные знания, много такта и терпения, а в России, скажем еще раз, это товар дефицитный. У нас принято долбить одно и то же, даже если результат получается обратный тому, которого ждут. Вспомним совсем недавнее прошлое – распад СССР. В нем винят многих, и многие (правозащитники, прежде всего) готовы приписать себе решающую роль в падении коммунизма. Другие называют А.И. Солженицына («Целился в СССР, попал в Россию»), третьи «агентов» влияния».
Но не следовало бы забывать вклад в это падение нашего славного Агитпропа, сусловских молодцов-идеологов, который, возможно, был решающим. Эти молодцы знали одно: «как можно больше коммунизма везде!». Они так преуспели в его насаждении, что он перестал вызывать, что бы то ни было, кроме тошноты. Кто возьмется определить, на каком повторе самая непререкаемая истина вызывает только отвращение – и ничего более? В том числе, и православная. Ведь даже сладкоежка с удовольствием съест два-три пирожных, если же в него запихивают больше, это вызывает ту же тошноту.
Неглупые сусловские идеологи (а такие попадались), которые понимали, что фактически наносят своему делу вред, не могли действовать разумно: не скажешь же «надо бы поменьше коммунизма, а то наступит реакция отторжения». Но другого способа продемонстрировать усердие и преданность, кроме бесконечного повторения одного и того же в России не знают, – такова наша политическая культура. И повторяют – пока не достигается обратный эффект.
Сейчас, у многих складывается впечатление, что в человека стараются запихнуть как можно больше православия, и неудивителен вопль какой-то Интернет-души: «Продыху от попов нет! Во все дырки норовят залезть!» Можно сколько угодно говорить, что «на самом деле это не так» – при анализе религиозной ситуации надо иметь в виду, что представления верующих об этой ситуации и есть она сама. Не учитывается в должной мере многоконфессиональность нашей страны. Напряженность в отношениях между различными конфессиями, в том числе и между теми, которые объявлены «традиционными», заметно возросла после того, как заговорили о введении ОПК. Вместо умиротворения появляются признаки смуты. Особенно резко протестуют мусульмане, которые, конечно же, требуют, как минимум, ввести ОМК, – «основы мусульманской культуры».
По мнению не столь уж малого числа верующих России, не имеющих чести (имеющих честь не) принадлежать к юрисдикции Московской патриархии, президенты Российской Федерации совершенно открыто позиционируют себя как президенты только и исключительно православных, признающих эту юрисдикцию. Трудно усмотреть в этом государственную мудрость, призыв «Все на один (православный) борт!» никак не способствует устойчивости государственного корабля. Впрочем, некоторые события последнего времени позволяют надеяться, что тут намечаются перемены: руководство страны стало уделять больше внимания другим конфессиям, и даже некоторые представители РПЦ заговорили об ущемлении прав религиозных меньшинств.
И все-таки власти не знают и не понимают нынешней религиозной ситуации. Не будем вникать в идущие споры о том, сколько у нас православных, сколько мусульман, сколько буддистов, сколько католиков, протестантов и т.д. Отметим только, что в зависимости от того, кого считать православными, оценки количества приверженцев нашей исторической церкви разнятся на порядок, а то и более. Большинство сходится во мнении, что она занимает первое место (хотя, скажем, не все мусульмане с этим согласны). Несомненно, есть у нее и достойные служители, и достойные миряне. Но, повторим, до революции ее положение было куда прочнее, и чем все кончилось? 1917-м годом и неслыханными гонениями на церковь, в которых, как отмечали современники тех событий, народные массы принимали живейшее участие, что многие ставили в вину как раз православной церкви. С.Н. Булгаков писал: «Уж если искать виноватого, с которого можно, действительно можно, спрашивать, таковым будет в первую очередь русская церковь, а не интеллигенция» (Вехи. Из глубины. М., 1991. с.327). А.И. Солженицын считал ХХ век эпохой нашего национального поражения, в котором он обвиняет официальное православие: «Церковь, к моменту революции весьма одряхлевшая и разложенная, быть может из первых виновниц русского падения…» (Там же, с. 95).
Все это предано забвению, предостережения игнорируются, что наводит на грустные мысли и порождает тяжелые предчувствия. А именно: примерно через 15-20 лет, когда в возраст войдут нынешние школьники, произойдет очередная вспышка богоборчества.
…Не так давно в России обсуждался вопрос о государственной символике и один остряк предложил включить в нее грабли – уж очень часто мы на них наступаем. Учитывая реалии нашей религиозной жизни, пожалуй, «маловато будет» – тут впору придутся не просто грабли, а скрещенные грабли.
Игорь Подберезский
Share

Обзор книги Вочмана Ни “Духовная Власть”

Предисловие

Уже не одно поколение людей пытается понять и найти как своё предназначение в этой жизни так и в самой истории.А значит, не одно уже поколение людей пытается осознать природу власти Бога.
Прочитав небольшую книгу- “Духовная Власть”, написанную Вочманом Ни, лично я начал полностью пересматривать свое понимание и подход к вопросу о власти, что в свою очередь, полностью изменило моё взаимоотношение с властью Бога и делегированной властью человека.Мой вывод:если вы хотите понять окружающий вас мир и жить в гармоничном взаимодействии с ним,то это возможно только с принятием Бога в вашу жизнь и уважением той власти, которая уполномочена самим Господом.

1-2 главы

Хотя эта книга была у меня давно, но я обнаружил совсем недавно, что повторное чтение , затронуло меня на болеее глубоком духовном уровне (особенно с моим опытом в христианской политической работе, где власть и сила находятся в постоянном конфликте).
Как верующие, мы знаем, что вся власть прибывает от Бога, но автор утверждает это особым образом “нет никакой власти, но Бога” (Римляне 13:1-7). Ни говорит, что “Действия Бога происходят от Его трона” и “Его трон установлен на Его власти” т.е. власть представляет самого Бога непосредственно. Сила Божьего авторитета провозглашается в действиях. Очевидно Грех против акта власти более легко прощен чем грех против Его власти, потому что власть представляет напрямую Бога .
Ни говорит далее “мы проповедуем Евангелие, чтобы привести людей к власти Бога”
Если Вы хотите служить Богу, Вы не должны нарушать власть, а Вы должны жить и действовать под властью Христа.
Если Вы оскорбляете власть Бога или делегированную власть, значит вы бунтарь-порождение Сатаны желание которого быть выше Бога, подменяя Его Понятия своими решениями
В рамках политической партии это звучит : “следовать политическим курсом партии”, “голосовать так,как призывает партия”, “ преданность партии несмотря ни на что” и “лидер партии знает лучше всего”. Когда человек противится установленному Богом авторитету, он противится Богу, который в этом человеке. Грешить против авторитета — это значит грешить против Бога.
Некоторые из основных моментов первых глав в книге Ни можно суммировать как:
– Нет более высшей власти, чем власть Бога.
– Господь использует Его всемогущую власть для утверждения своего Авторитета.
– Самое непререкаемое требование к человеку-повиновение Богу.
– Только повиновение доказывает особое уважение к Богу.
– Высшее желание Господа для нас- жизнь в Святом Духе.
– Чтобы служить Богу мы должны выполнять наше предназначение от Господа-послушание не для нашего самопожертвования, ведь Господь не требует нашего распятия на кресте.
– Свержение власти, установленной Богом, равносильна попытке низвергнуть самого Бога.
– Работать, подчиняясь представителям власти, означает работать в соответствии с желанием Бога.
– Существуют два универсальных принципа. Вы не можете служить двум хозяевам. Вы служите либо Господу либо Маммоне-Дьяволу.
В мире, где нет Бога, могущество приравнивается к деньгам, а деньги эквивалентны могуществу. И если у вас деньги, вы можете купить всё, что только пожелаете ( этому способствует либо коррупция либо нарушение закона, что в свою очередь вызывает эффект беззакония или вашего собственного закона)

Послушание.

Адам был создан для послушания Богу, чтобы в свою очередь самому стать авторитетом (ведь у Адама было преимущество перед всеми остальными” живыми тварями”) . Кто создан первым, тот и наделён властью. Точно также, как и в законодательстве-закон первого прецендента. Осознание верующими того, кто выше, поможет им в осознании Порядка, поскольку Бог есть Порядок , а не хаос.Ни напоминает нам, что где бы мы ни были, важно знать тех людей, которые назначены Богом и подчиняться им. Проблема в том, что люди отказываются делать то, что им не нравится, а ведь важно руководствоваться не собственными представлениями о добре и зле, а здравым смыслом повиновения. И не пытаться выяснить, что правильно и что неверно, а понять, что Господь есть источник правильности. И повиновение власти Бога позволяет нам жить веруя, а живя веруя, мы живём в повиновении. И только в этом случае, Господь берёт на себя ответственность за всё происходящее Современная теория руководства, базирующаяся на понятии” вам может быть передана власть, но не ответственность”, отражает библейскую истину. Люди должны учиться жить в повиновении существующей власти, чтобы понять их предназначение от Бога. Это предназначение от Бога-замысел его Творения, сделано, как Его тело. Иисус-голова этого тела, и все члены, как взаимосвязанные органы единого тела. Единство верующих достигается повиновением авторитетам и милосердием головы этого тела- Христа.

Часть вторая.

Главы 3-7.

Неповиновение и свержение наделённой полномочиями власти.

Ной был главой своей семьи по воле Бога. Когда Ной напился и лежал в неприглядном виде, его младший сын Хaм, обнаружив это, не укрыл своего отца одеждами, а пошёл к своим братьям, рассказав неуважительно об увиденном. Братья же его, напротив, очень уважительно зашли в палатку и укрыли отца. Ной был представителем Божьей власти. Когда он проснулся и узнал о случившемся, он провозгласил, что потомки Хaма будут отныне рабами своих братьев ” Тот, кто не подчиняется Авторитету должен стать рабом” Хам стал первым рабом, согласно Библии, потому, что не знал повиновения, за что был наказан не только он сам,но и все его потомки . Другим ярким примером неповиновения и наказания стали сыновья Аарона. Бог выбрал Аарона для несения службы священником, кто должен был собирать пожертвования с помощью сыновей.Всё было возложено на Аарона, а не на его сыновей. И когда они попытались предложить пожертвования сами, без отца, вдруг появился странный огонь, которым Господь их спалил.

Хотя пожертвования важны для поддержки Авторитета, но повиновение гораздо важнее. Сыновья Аарона были неуважительны по отношению к Богу, за что и были наказаны смертью.Поклоняясь Богу по своему усмотрению, ещё не значит, что вы это делаете, согласно Его воли. Служение должно быть с Божьим избранником. Работа Бога координируется представителем власти. Кто-то наделён ответственностью, а кто-то только помогает. Если не те люди пытаются сделать что-либо самостоятельно и независимо, это уже неповиновение, которое необходимо устранять. Ни отмечает, что если люди говорят ” если он может это делать, значит и я могу!”, то они уже не повинуются. Бог требует координацию и порядок, вот почему так важно следовать тем, кто прямо и непосредственно избран Богом.
Духовная сила приходит через Святой Дух при повиновении Богу. Господь установил своё Царство своим Авторитетом и с помощью тех, кто подчиняется этому Авторитету.И что особенно замечательно, людям дана степень свободы выбора больших универсальных авторитетов от Бога,а не только земного авторитета Его естественного закона.
Ни рассказывает в главе 6 о некоторых ангелах, которые нарушили повиновение Богу, и как это повлияло на Небесное Царство. Далее Ни продолжает, что церковь или тело Христа -это Царство на земле, как сказано в Новом Завете ” Цартво Господне – среди вас”. Царство Божие там, где исполняется воля Божья без помех и вмешательств. Сам Господь-это уже Царство Божье. Когда Иисус среди вас- Царство Божие тоже среди вас. Итак, если вы открыли своё сердце для Иисуса, Он будет и в теле церкви. Господь выбрал церковь как инструмент для провозглашения Своей Божественной цели. Это осуществляется через структуру церкви, как например,Вселенная видит осуществление Царства Божьего под Его руководством. Бог не только наделил земные власти Божественными полномочиями , но и подтвердил их авторитет примером, как Иисус относился к власти. Когда Иисус заплатил свои налоги, он сказал” Отдайтe то, что кесарю положено для него, А Богу-Божье”. И Павел сказал:” Пусть каждая душа будет предметом внимания власти, которая над ними”. И нет никакой другой власти за исключением той, которая назначена Богом. Вочман Ни утверждает, что Бог-источник назначения властей повсюду, и власти, назначенные и установленные лично Им, представляют Господа и провозглашают Его!
Адаму Бог дал преимущество над всеми на Земле.
Ною-над человеком и в законодательстве. “Кто прольёт кровь человеческую, того кровь прольётся рукою человека”.
Законы, правительство и Его 10 заповедей стали стандартом Авторитета Господа , направленными на то, чтобы наказывать зло и поощрять добро. Если вы не признаёте законы, вы не признаёте Бога.
Даже нехристианские правительства знают, что только подчиняясь законам можно избежать анархии.Вот почему общество всегда предпочитает ” букву закона” и законопослушание. Те, кто действуют вопреки закону, нарушают его.Это то, что делает Антихрист-представитель беззакония.
Самым основным-основополагающим принципом Бога является семья. Господь установил структуру дома и семьи, и восстание против семьи-это восстание против царства Божьего.
Муж наделён властью от Бога , а жена -представитель Церкви. Подчинение мужу- не означает индивидуальное подчинение, это подчинение самому Господу.Родительский авторитет устанавливается последовательностью подчинения мужу, жене, детям и слугам.Ключевым моментом является то, что руководство и власть в семье устанавливаются для лучшего служения Богу.
Другим важным созданием Бога является Церковь, где Старейшины представляют Бога. В церкви существует порядок и власть. Уважая власть, мы видим и уважаем власть Бога в нас самих. Даже отмечая тот факт, что в церкви есть непосредственная власть, у нас есть возможность высказать наше мнение, как сказано в Деянии 15 о собраниях, когда и стар и мал могут высказаться и предложить собственное мнение. Как вы помните, на собрании Пётр и Павел рассказали о необходимом, и уже тогда апостол Иаков принимал решение.
Принцип установленной власти понятен всем, кто читал слова Иисуса Христа в ” Новом Завете”:”Тот, кто слышит вас, слышит и меня; тот кто не признаёт вас- не признаёт и меня”.
Утверждение Вочмана Ни о повиновении власти, которая назначена Господом-является самым сложным для восприятия.Дополнительный момент, который необходимо упомянуть, это напоминание об Архангеле Михаиле, которому мешал Сатана, стоявший во главе всех архангелов. В связи с этим Вочман Ни говорит ” Для человека- абсолютно другое дело, поскольку Бог никогда не устанавливал власть сатаны над человеком. Хотя иногда мы оказываемся под влиянием сатаны, но никогда он не обладал властью над нами”.
В ” Ветхом Завете” в Книге Чисел говорится, что если женщина незамужем и живёт в доме отца, и “если даст она обет Господу, и положит на себя зарок в доме отца, и если промолчит отец, все обеты её состоятся”, но если женщина вышла замуж, то всё теперь зависит от мужа. Женщина не будет отвечать за свои зароки и обеты, если муж это не одобрил.
Вспоминая моё детство на Бермудских островах, до сих пор в памяти, как подобный закон распространялся на детей. Любые детские соглашения имели силу, если они были одобрены родителями. В последнее время, к сожалению, мне не доводилось слышать об этом законе. Тем не менее, библейский принцип достаточно ясен: делегированная власть подчиняется непосредственной власти
Примером делегированной и прямой власти на Бермудах могут служить Премьер (избранный Парламентом) и Губернатор (представитель власти Короны Её Величества ). Прежде чем закон, принятый Бермудским Парламентом (делегированная власть), вступит в силу, он должен быть подписан Губернатором (прямая власть).
И “Ветхий завет” и “Новый Завет” говорят о подчинении делегированным и прямым властям. Единственным исключением является тот случай, если эти власти напрямую действуют против Бога,как говорил Пётр :”Мы должны подчиняться Богу, а не человеку”.
Это становится ясно и после прочтения второй части книги Ни Вочмана, где еще раз подчёркивается, что назначенная власть установлена Авторитетом Бога, и человек должен подчиняться этой власти.
Главы 8-11
“Полное выражение власти Бога находится в Теле Христа- В Церкви”
И хотя для человека 21 века сложно понять вышеназванное утверждение Вочмана Ни, очень многие, кто читает и верит в Новый Завет, находят там эту мысль.
Отношение Бога к тому, что мы называем Телом-выражается в том, что Иисус является главой данного Тела, а члены церкви-органы этого Тела, где всё взаимосвязано.Это отношение- на века. И поскольку эти отношения созданы на Небесах, Тело не является организацией в нашем мирском понимании. У мирских властей, у тех, кто находится за пределами духовности, власти учреждений и повиновение существуют порознь. Власть вынуждает людей быть покорными. Политические власти основаны на силе. Вот почему верно высказывание руководителя Мао “ власть приходит под дулом оружия”. Духовная власть, предписанная Господом в церкви, основана на любящем повиновении Христу. Духовная сила приходит не под дулом автомата,а благодаря послушанию силе любви. Вынужденное послушание не является истинным измерением повиновения.Послушание поддерживается желанием, а там, где такая гармония отсутствует, начинается неповиновение. Ни говорит, что только тогда, когда мы принимаем функции и власть других , мы получаем преимущества от совместной власти. В западной культуре Америки всё зиждется на индивидуализме. Для американцев и людей Запада очень сложно принимать с послушанием тех людей и организации власти, которые над ними. Послушание-это процесс учёбы, когда вы достигаете личных и духовных вершин, неведомых ранее. В Христианских кругах это называется милостью. Бог распределяет обязанности между всеми членами церкви таким образом, чтобы каждый мог работать взаимосвязано. Распределение обязанностей в соответствии с талантами и способностями -это распределение Святым Духом уполномоченной власти.Это образно можно сравнить с оркестром или хором..Вы можете петь, но не играете на пианино или скрипке. А тот, кто играет на пианино, делает это с полным правом. Даже если вы поёте, но не играете на музыкальных инструментах и попытаетесь одновременно петь и играть на пианино,представляете, как глупо это будет выглядеть! Ни говорит об этом следующим образом: ” Кто талантлив- у того и служба, а у кого служба- тот и наделён авторитетом!” Когда духовная власть и послушание под единым руководством Главы, Святого Духа,-тогда и происходят чудеса.Нам необходимо понимать, что непослушание нарушает гармонию единства.
Декларации.
У нас всё должно быть гармонично, взаимосвязано и подконтрольно: как физическое , так и духовное, интеллектуальное и эмоциональное начало.
Согласно Вочману, также как и Библии, необходимо уделять особое внимание словам, мотивам и мыслям. Язык для того, чтобы говорить.Если вы можете контролировать свою речь и молчание-вы демонстрируете самодисциплину.Слова, сказанные нами, осуждают не только других, но и нас самих.Слова людей-это декларации того, что у них внутри, это высказывания их сердец. Если на сердце у вас мятеж, то и слова ваши будут мятежны.
В этот современный 21 век глобальных коммуникаций и развлечений, необходимо контролировать то, что говорят люди. Изменение значения слов и умышленное искажение того, что сказано- обман и может послужить поводом для значительных социальных и индивидуальных недоразумений. Индустрия развлечений и политическая пропаганда, которые нанесли основной урон человеческому взаимопониманию, могут послужить прекрасными примерами сказанному. Это потрясающе для меня, как сегодня разрешено повсюду использовать “свободную речь”, называемую ” личным правом самовыражения”. Цензура считается чем-то недостойным для современного общества. Каждый раз, если кто-то высказывается против кого-то, этот кто-то теряет и собственную власть. Высказанное несогласие приведёт к большим последствиям чем молчаливое, невысказанное непослушание. Приукрашивание зла уменьшает ценность человеческой души, созданной по Божьему подобию. Неограниченные слова и действия без внутренней дисциплины или авторитета- по сути дела уже неповиновение.. Люди, высказывающие это непослушание, служат власти дьявола. В таком случае, они погрязают в грехе. Владельцы средств массовых коммуникаций, редакторы и пользователи средств коммуникаций 21 века позволяют Сатане искажать слова Бога, точно также , как он сделал это в Эдеме, обманув Адама и Еву, исказив Его слова и подвергнув сомнению Его власть.
Десять заповедей превратились в десять советов. Общение зависит от того лежит ли в его основе мирское или духовное слово. Это особенно верно по отношению к власти. Это непросто те слова , которые сказаны, но и кто и как их сказал.
Епископ-педофил, выступающий от имени церкви, не сможет убедить слушателей в том, что насилие детей – огромное зло. Пастор, у которого есть любовница, не заслужит доверия, выступая с трибуны и взывая к верности в браке.
Лжец останется лжецом, даже если попытается прикрыться правдой. Библия говорит об этом ” Разве может быть вода из одного источника сладкой и горькой?”
Самая большая клевета и пасквили происходят от человеческой натуры.Человек может привести различные доводы для выражения своих чувств в слове и деле. Некоторые причины звучат лучше и более основаны на фактах, чем другие. Мы знаем, что многие действуют и живут так, как им кажется разумным.
Эти люди руководствуются своим собственным разумом. И если власть или закон кажутся им неразумными, они могут просто их игнорировать, оправдывая таким образом своё непослушание или незаконное поведение.
Собственное мнение является главным препятствием для людей в их вере и подчинении власти Бога.Тот, кто живёт под властью Бога, живёт руководствуясь властью, а не собственным разумом. Не разум определяет наше поведение, а сам Господь Бог и назначенная Им власть. В этой жизни мы ведомы Верой и послушанием, а не нашим видением.
Прежде чем состоялась моя духовная связь с Богом, я считал себя разумным человеком, чья жизнь основана на рациональной и разумной основе. После встречи с Господом, всё изменилось. Я встретил живого Бога, для которого необходимы отношения, основанные на любви и вере, а не на человеческом разуме. Кто я такой, чтобы сомневаться , задавая свои вопросы Ему- моему Создателю? Как могу я действовать самостоятельно без его направлений? Кем я был, живя за пределами Его царства? И уже больше не было места моему ограниченному разуму и рационализму, вызывающих моё эгоистичное поведение. Когда я пришёл к Богу, Он заменил моё мышление Самим Собой. Господь стал первоосновой, а моё собственное “я” стало меньше, уменьшая и самомнение, мешающее своим разумом.Я стал неразумным для Христа, но в неразумности веры, я начал видеть и поступать в соответствии с правилами царства Небесного.
Бог -это Бог, и Он может делать всё по Его разумению. Он будет милостив по отношению к тем, к кому считает нужным, и Он не нуждается в советах или чьём-либо одобрении своих действий. Он -Господь, и мы должны быть послушны Ему. Он не должен никому ничего объяснять в своих действиях. Мы истинно познаём Господа не путём знаний или нашего разума. Мы истинно познаём Его своим послушанием. Он-разум, и это то, как мы может познать Его. Наши собственные и общие слова, мысли и размышления- всё должно быть подчинено Ему.
Вочман Ни напоминает, что мысли- это инструменты разума, который осуществляет мышление и принятие решений. Ни говорит о том, что у человека бесконечно много мыслей, укрепляющих многие доводы мышления независимо от Христа. Человек аргументирует в поддержку своих мыслей, но не может быть своих мыслей: они либо от Бога либо от Сатаны.” Хотя способность человеческого мышления такова, что он может свободно думать и действовать, что показывает его сущность, и тогда, желая сохранить свою свободу, человек утверждает, что все его мысли правильны и хороши… Он не решается открывать их, находя и загораживаясь многими причинами, которые делают человека зависимым, заключённым этих же причин.” На очень простом уровне, Ни объясняет, что когда мы по-настоящему подчинены власти Иисуса Христа, мы готовы принять мысли Бога, не предлагая взамен наши собственные. Этот принцип очень сложен для современных индивидуалистов. По сути дела, вы можете встретить очень многих религиозных людей, которые считают, что нам не дано знать мысли Бога, и , что мне хочется сразу же опровергнуть, приведя в пример 10 Заповедей и слова Иисуса, которые отражают мысли Господа. Ни также ссылается на Павла и Саула , когда наши мысли слышны Богу.Царь Саул принёс в жертву Богу лучших овец и волов,думая, что это будет приятно Богу, но Бог не принял этого жертвоприношения только потому, чтобы показать, что мысли и мнение были лично Саула, и он не принимал в расчёт самого Бога, Послушание лучше , чем жертвоприношение. Павел принял послушание , и всё, что было в прошлом, стало историей. Благодаря этим примерам и многим другим из Библии, становится ясно, что наши решения должны основываться не на наших собственных доводах, а на распоряжениях Господа. Человек должен осознавать, что Богу нужно прежде всего наше послушание, а не наше мнение.

Часть 4. Заключение.


Природа и атрибуты власти Бога.

Это разные вещи-обладаете ли вы властью или подчиняетесь, но независимо от этого, для каждого из нас важно принимать и подчиняться власти. Именно осознание этого позволяет нам осуществлять наше предназначение на этой земле. Как же понять, кто является представителем Бога для нашего послушания? Ни говорит:” Никто не будет соответствовать вашему представлению о представителе власти Бога, до тех пор пока вы не осознаете подчинение.То т , кто подчиняется, прежде всего должен иметь дело с собственным непослушанием”.
Для того, чтобы лидер истинно руководствовался властью от Бога, он должен:

  1. Знать, что вся его власть -от Бога.
  2. Быть готовым отречься от самого себя.
  3. Служить Богу.

Руководитель должен понять и согласиться, что наделён властью потому, что является представителем Бога, а не потому, что обладает какими – либо преимуществами перед другими. Лидер наделён властью не для того, чтобы выпячивать собственные достоинства (такие, как умные идеи, собственное мнение или приятную наружность), ни в коем разе! Он на этом месте только потому, что Господь поставил его туда для выполнения Своей собственной воли! Лидер представляет власть, а не замещение власти самому себе. Глупо, если лидер пытается контролировать других и самого себя по собственному желанию. Лидер не должен думать, что он знает всё, он должен понимать ограничения своей власти, когда он подвластен кому-то еще. Он должен осознавать и не терять связь с тем, кто выше его самого. На христианском языке это означает служить Богу, приняв на себя все обязанности. Быть очень осторожным в своих высказываниях, осознавая со всей ответственностью силу возложенного на тебя слова. Это очень важно в христианских кругах поскольку без послушания не может быть церкви. Власть основывается на служении людей и дарах, которые они преподносят Богу. Ни полагает, что жизнь того, кто служит Богу заканчивается, если прекращается его служение. И если люди действуют в обход власти служения или службы, предписанной Господом,они оказываются в услужении-человеку, а не Богу. Такая деятельность, ненаделённая властью, ведёт к тупиковой работе и служению собственным интересам.
Если человек неправильно представляет Бога, то Бог сам исправит неверное. Это очень опасная ситуация, если руководители прикрываются Богом в делах, которыe далеки от Всевышнего. Моисей и Аарон узнали на собственном горьком опыте, что суждение Бога было важнее, чем их вход в страну обетованную Хананеев.
Христианский лидер ожидает Господа, чтобы сделать власть безопасной, и не будет пытаться преклониться другим авторитетам. Например, Давид должен был подождать Бога, чтобы тот представил власть Давида, а не пытаться помочь Богу с этим вопросом, поскольку иначе, это была бы власть, которую Давид взял сам, а не власть, данная от Бога. Вочман Ни подчёркивает это ” Тот, кто наделён властью от Бога, должен научиться не заботиться о своей власти”. Это наставление о власти значительно отличается от наличия политической, социальной и экономической мирской власти, когда вы её получаете сами, когда хотите. Представителям Божьей власти необходимы терпение и умение ждать. В мире политики и социальных отношений, всё наоборот- желая получить власть поскорее,люди могут навредить или даже растоптать авторитет оппонентов.
Ни приводит пример, когда после смерти Саула, Давид отправился в Хеврон, а не в столицу Иерусалим, поскольку он ожидал своего помазания от народа. Он уже стал царём-помазанником пророка Самуила, который показал Божий выбор, но он всё еще ожидал , чтобы это был и выбор людей. И только после 7 лет (обратите внимание на превосходное число) царствования Иуды в Хевроне, все колена Израилевы признали Давида помазанником Божьим и своим царём. Давид-прекрасный пример тому, как нужно быть подвластным и обладать властью. Люди Давида убили царя Саула и покончили собой после этого. Ни замечает :” Если где-то мятеж против власти, если это даже не направлено против тебя, такое деяние должно быть пресечено. Не имей ничего общего с людьми, которые посягают на твою власть.” Давид пользовался своей властью, но оставался скромным поскольку то, что он делал, было для людей, избранных Богом. Главный принцип власти, о котором Ни говорит, опираясь на Библию, ” по своей природе, власть не может быть ни самоназначением ни навязыванием своей воли другим, это должно быть основано Богом , должно быть и Его помазанием и признанием воли народа”
И когда это есть у руководителя, он может действовать с полной уверенностью в своей правоте, не обращая внимания ни на критику, ни на провокаторов. Вы послушны власти и вам не надо пытаться защищать свой авторитет. Однако, есть цена, которую надо заплатить, если ты лидер. В христианских кругах это называется ” пойти на крест” или испить чашу страданий. Это означает, что настоящий лидер должен быть готов к пожертвованиям в своей жизни.Как Иисус, кто страдал на кресте, чтобы исскупить грехи своего народа, так и представители власти должны быть готовы принести личные жертвы для улучшения жизни тех, кому они служат. Служба – в начале, страдания-вторичное понятие.
Представитель власти от Бога прежде всего концентрируется на воле Господа, а не на том, какая цена будет заплачена за страдания в послушании. Цена платится за всё. И те, кто у власти, платят свою цену. Порой люди у власти так увлекаются своей работой, что ничего другого кроме этой работы для них уже не существует. Вся жизнь превращается в эту работу. Люди работают в своей сфере, подчиняясь только этой работе, и тогда это становится самоцелью, исключая смысл от власти. Христиане называют такую работу “мёртвой”. Вочман Ни говорит об этом так :”Те, кто послушны Богу, соединены только с волей Бога, всё остальное может изменяться. Прежде чем исполнять волю Господа, они , прежде всего, должны подчиняться власти Бога”
Страдание на кресте- искупительно и наделено властью, поскольку это жизнь и искупление отпущено в результате страдания.
Точно так же, как Иисус принес мир и согласие через своё страдание ,как лидер, он показал нам пример, что и все остальные лидеры могут поступать также. У настоящего лидера достаточно силы, чтобы выдержать страдания ради выполнения Божьего предназначения. Он находит силы не только для своих личных страданиях, но и для поддержки тех страдающих, кому он служит.
Для мирских и светских организаций это сложно понять, хотя они и сочувствуют своим подчинённым, но на очень простом инстинктивном и эмоциональном уровне.Они знают, что великие лидеры появились в результате большого личного и национального самопожертвования. Соглашаетесь ли Вы с их политикой или нет,но в последнее время, это всемирное признание духа мира и согласия было отмечено у таких лидеров, как у доктора Мартина Лютера Кинга и Нельсона Мэндэла.
Если власть идёт через страдание к повиновению , то она проходит так называемое боевое крещение. Это можно сравнить с очищением металла, когда после обработки огнём, шлаки- всё ненужное отделяется ,а чистый металл остаётся; в нашем случае это появление духовной чистоты.
В светском мирском обществе человек ищет власть для того, чтобы управлять другими, что , однако, отличается от духовного лидерства. Мы не должны предоставлять позиции власти для людей, потому что у нас есть опасения, что предложенные кандидатуры могут проявлять непослушание.
Вочман Ни предупреждает Церковь быть бдительной , говоря, ” Власть среди Язычников значительно отличается от церковной власти. Первое правило определяется положением, а все последующие правила-это служение.Оказаться в государстве иноверцев- совершенно губительно для церкви ”
Здесь мы видим, что Ни развивает мысль о том, что Богу не нужна гордость, и что скрытая гордыня проявит себя в словах и действиях лидеров. Вочман Ни говорит, что Бог никогда не поручает свою власть лицемерам и ханжам, а только тем, кто скромен и смерён. Он говорит, что Бог с нами не для того, чтобы мы ему служили, но для того, чтобы Ему Самому проводить служение. И слуга всегда возвеличен в смирении.
Один из заключительных элементов делегированной духовной власти – освящение.
В основном это означает- быть обособленным для работы Бога. Это означает, что лидеры во власти должны быть отделены в некотором отношении от остальных людей.
Это означает, что лидеры во власти не могут делать того, что может считаться совершенно законными для всех остальных , но не для лидера духовной власти. В светских кругах это называется “быть в положении более высокой ответственности “.
Лидеры должны представлять достойно своего Представителя и познать самоограничения в этой связи .
Лидеры во власти обособлены своей ответственностью перед другими и поэтому не могут выступить от себя лично. Это, как например, на Бермудах, если вы наделены властью, как представитель Кабинета Правительства, вы подписываете специальный документ о неразглашении государственной тайны и, выступая, вы не можете высказываться от себя лично, а говорите официальную точку зрения. Власть ограничивает вас в ваших суждениях. Вы не имеете права говорить публично то, что можете сказать в личной беседе. Власть требует ограничений и разделения или для духовной власти это то, что Бог видит как освящение. Вы не имеете права представлять данную вам власть неправильно. Вы должны повиноваться даже если чувствуете себя при этом одиноко и изолированно.
К тем, кто представляет власть-особое отношение и внимание. Люди, обладающие властью ( и чем выше и ответственнее положение, тем больше ограничений), платят особую цену за своё положение. Это библейский принцип применительно к власти : Аарон не мог даже выйти из шатра, чтобы похоронить мёртвых.
Ни подчёркивает ещё раз, что ” требуется огромная самодисциплина, чтобы заслужить уважение других и быть достойным представителем Бога”.
Говоря христианским языком, чем выше и ближе вы к Богу, тем больше Господь требует от вас освящённости. Без освящённости вы не можете приблизиться к Богу и быть представителем Его власти. Вы не можете служить одновременно Богу и Маммоне. Вы должны быть чисты перед Господом, быть послушны и скромны. И должны стремиться к святости .
Ни делает важное заключение ” Власть основывается на Освящении и без Освящения не может быть власти
Господь не отчитывается никому, но принял на себя однажды смирение и стал человеком, мыл ноги своим ученикам , освятив себя, страдал от мученической смерти, чтобы дать людям жизнь вечную.
Пример Иисуса и духовной власти, которой Он обладал, может вдохновлять нас в физической и духовной жизни. Небольшая книга Вочмана Ни ” Духовная власть” должна стать огромной настольной книгой для всех лидеров и молодых людей, которые хотят понять как власть созвучна их жизни.
Майкл А. Мархэм
17 апреля 2010

Share

“Флотилия Свободы” как коммерческое предприятие. Комментарий М.Войтенко

Я попытался проанализировать акцию “Флотилии Свободы”. Искал информацию в интернете, с лупой исследовал сайт freegaza.org, и даже осилил статью пламенной Греты Берлин, секретаря совета движения “Свободу Газ”е. Излагаю по порядку результаты своего исследования.
На сайте freegaza.org говорится о флотилии из 6-ти судов, вот они:
Mavi Marmara (пассажирский, флаг Турция)
Sofia (грузовой, флаг Греция)
Gazza 1 (грузовой, флаг Турция)
Gazza 2 (грузовой, флаг Турция)
Spendoni (пассажирский, флаг Греция)
Challenger 1 (тип неизвестен, флаг США)

Нашел данные о флагмане: Mavi Marmara – пассажирское (круизное), тоннаж 4142, вместимость 1080 пассажиров, постройки 1994, флаг Коморры, владелец с января 2010 исламская благотворительная организация IHH Insani Yardim Vakfi Стамбул, приобрела судно за $800.000 у турецкой компании Turkiye Denizcilik Isletmeleri Denizyollari Isletmesi Mudurlugu (T.D.I.), а вообще-то владельцем числилось правительство Турции. Насчет флага говорится, что до 21 мая был флаг Турции, с 22 мая – Коморры.

Нашел данные по грузовому судну Sofia – если конечно, движение Free Gaza правильно указало его флаг, потому что “Софий” очень много. Это сухогруз дедвейтом 1133 тонны, постройки 1967, флаг Греция, владелец Kampioti Bros. Shipping Co Греция.
На другие суда данных найти не смог. Но, правда, видел одну неясную фотографию очень основательного грузового судна под турецким флагом, по клюзы сидящего в воде, то есть в полном грузу.

Каким-то непонятным особняком стоит уже знаменитый сухогруз Rachel Corrie, развалюха под флагом Камбоджи, купленная движением Free Gaza в марте этого года на аукционе в Ирландии, куда судно было выставлено за долги. Его задержали в Ирландии еще 29 июля прошлого года, с огромным списком нарушений. Российско-украинскому экипажу вплоть до конца 2009 года не выплачивали зарплату. Его данные: Rachel Corrie (до мая этого года назывался Linda, принадлежал латвийской компании), IMO 6715281, построен в 1967 году, флаг Камбоджа, дедвейт 1205 тонн.

Начинаю считать. Израиль сообщил, что из задержанного на борту судов флотилии груза разрешенного – медикаментов, игрушек, бумаги и т.п., набралось на 25 грузовиков. Пусть по 10 тонн, 250 тонн. Остальное неразрешенное, это 9750 тонн, ведь говорилось о 10000 тоннах гуманитарных грузов?
Это объясняет и низкосидящий турецкий сухогруз – забейте вы его игрушками с бумагой, он так в воде сидеть не будет, пропорция объем/вес совсем другая. На борту Rachel Corrie, утверждает движение Free Gaza, 550 тонн, и большая часть этих тонн опять запрещенная. Запрещены цемент и арматура – вещи не легкие.

Не будем мелочиться, пусть израильтяне задержали 9000 тонн цемента и арматуры. Не знаю ценовой разницы и соотношения по весу в этих тысячах тонн между арматурой и цементом, но если предположить, что все 9000 тонн – цемент, то его стоимость около 800 тысяч долларов. Пусть вместе с арматурой все тянет на миллион.
Итак, за Mavi Marmara уплачено $800000 (позвольте усомниться – довольно молодое судно на 1000 пассажиров, и всего 800 тысяч?). За Rachel Corrie, хоть какой она будь развалюхой, вряд ли уплачено меньше 150 тысяч.

Уже под миллион. Флотилия начала собираться с 20-х чисел мая. Rachel Corrie принадлежит Движению с марта. Mavi Marmara стоит без дела с начала января. В сутки, если даже не брать во внимание пары-тройки совершенно непонятных судов, на которых нет данных, флотилия стоит никак не меньше 20-30 тысяч долларов. Минимум 300 тысяч флотилия “съела”.

Грубо получается следующее – основная часть груза стоит миллион. Флотилия стоит около миллиона. Ее содержание стоит минимум 300 тысяч. Чтобы перевезти 10000 тонн, требуется аренда одного судна соответствующей грузоподъемности, фрахт обойдется в 12-15 тысяч. Пусть уйдет 10 суток – 150 тысяч. Итого на перевозку потратили 1.300.000 долларов, тогда как можно было потратить 150.000. Результат все равно тот же – запрещенные грузы задержали, незапрещенные погрузили в грузовики и отправили к сектору, однако палестинское руководство пока его не забирает.

Страстная Грета Берлин написала в своей воспламеняющей статье, что главный жертвователь, Малайзия, дал Движению 300000 евро. Сайт freegaza.org подтверждает, что главный спонсор – Малайзия. Грета говорит, что они собрали 9 судов и 700 человек. На сайте в одном месте говорится про 9 судов, в другом дается список лишь 6-ти. Данных о судах нет. Их фотографий тоже нет, за исключением флагмана, “пассажирского броненосца Потемкин”. Откуда взялись деньги на грузы, не сообщается, но собранных 300 тысяч евро никак не хватит даже на обеспечение флотилии, самой акции, самой перевозки, пусть и без стоимости Mavi Marmara. Сколько именно грузов, в какой пропорции, чего и по какой цене – данных нет. Если они исключительно благотворительные, то обязаны отчитаться. Где? Как перевести деньги Движению, есть. Отчетности и статистики грузоперевозок нет, а ведь не забудем, Движение регулярно направляло суда в порт Газа, израильские власти не пропустили, не считая Флотилии, последних 3 конвоя, потому что бесчеловечному Израилю не нравится, когда по нему стреляют из сектора Газы.

Резюмирую – исходя из вышеизложенного, логистика доставки гуманитарных грузов путем акции “Флотилия Свободы” никак не может считаться разумной ни с точки зрения эффективности и затрат, ни с точки зрения достижения главной заявленной цели акции – самой доставки.

Я советую судовладельцам и брокерам Израиля, если дело дойдет, как требует гневная мировая общественность, до расследования, собрать следующие материалы:
– точные данные по участвовавшим в акции судам, в том числе и тем, которые еще к акции присоединятся;
– рассчитать по рыночным ценам, сколько стоила вся эта “доставка”;
– рассчитать стоимость всех грузов на борту судов флотилии;
– рассчитать стоимость доставки гуманитарных грузов наиболее дешевым и беспроблемным способом;
– сделать сравнительный анализ.
То есть, сделать финансовую и логистическую экспертизу акции. Пусть она покажет, была ли акция порывом души гуманитарно озабоченных правозащитников, слабо разбирающихся в логистике и финансах, или точно рассчитанной и блестяще проведенной операцией с совсем иными от заявленных целями.

Взято с NEWSru.co.il

Share

Рояль в кустах

ЭТО: НЕТИПИЧНЫЕ  МНЕНИЯ, ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ДУХОВНЫЕ ОТКРЫТИЯ, НЕОЖИДАННЫЕ ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ, НЕЛОГИЧНО-ЛОГИЧНАЯ СОВРЕМЕННАЯ МЫСЛЬ
 
«Мы не претендуем на принятие всех наших мыслей, но на внимание к ним. Ибо иногда можно не заметить то, что  призвано спасти мир» ( Из Послания Майкла Моргулиса комиссиям Конгресса  США)
 

 Ты думаешь, что если ты понимаешь «один», ты должен понимать и «два», потому что один и один составляют два. Но ты должен ещё понимать «и».

– Древняя мудрость

                                                                                                                       Ближний Восток в течение долгого времени являлся регионом, где сталкивались интересы соперничающих между собой великих держав. Это поле боя для влиятельных внешних сил, каждая из которых пытается «выжать» максимум из региональных игроков для того, чтобы успешно решить свои собственные задачи. В сегодняшней международной обстановке у США, России и Китая имеется в регионе Ближнего Востока ряд общих интересов. Поэтому регион сотрясают бесконечные выступления маленьких игроков и локальный шум в условиях, где большинство тенденций, заслуживающих внимания, внедрены и сформированы внешними силами.

Прогрессивная мировая общественность в ближайшее время может забыть об Иране и экономическом кризисе, о Северной Корее и об экологической катастрофе в Мексиканском заливе. Всё внимание  – Израилю, вновь оказавшемуся в центре всемирного скандала. На этот раз причиной стало задержание израильскими военными «флотилии свободы», следовавшей в сектор Газы, объявленный Израилем закрытой зоной. Флотилия, включающая три грузовых судна и три пассажирских, была направлена, чтобы прервать экономическую блокаду Газы. Израиль ввёл блокаду сектора Газа, где проживают 1,5 миллиона палестинцев, в 2006 году после победы радикального движения ХАМАС на парламентских выборах.

Одной из главных проблем, с которыми мы сегодня сталкиваемся, является политизация ценностей, которые должны быть вне политики. Слишком большому числу бедствий, которые вызваны причинами политического характера и могут быть разрешены лишь политическим путём, в наше время приклеивается ярлык «гуманитарного кризиса». СМИ ограничиваются неглубоким освещением гуманитарных кризисов и вооружённых конфликтов: стремясь, в основном, к тому, чтобы шокировать зрителя, они лишь скользят по поверхности изображаемых событий.  Гуманитарные действия должным образом снимают на плёнку и показывают восхищённой публике.  И реальность, стоящая за самим «событием», неизбежно искажается. Реакция международного сообщества, таким образом, направлена в ложное русло в тех случаях, когда требуется осуществить действие именно политического характера.

Именно в подобной «ползучей» политизации гуманитарной сферы кроется главная проблема. Нужно решительно отделить деятельность гуманитарных организаций от политической деятельности. Содействовать разрешению разнообразных конфликтов, потрясающих современный мир, должны органы политической власти. Они располагают всеми необходимыми для этого дипломатическими, военными и экономическими возможностями. Гуманитарные же организации, уполномоченные действовать в зонах конфликтов, должны делать всё от них зависящее для облегчения страданий, вызванных этими конфликтами, не будучи вовлечёнными в политическую игру.

К числу международно-правовых актов, регламентирующих ведение морской войны, относятся Парижская декларация о морской войне 1856 года, Гаагские конвенции 1907 года, Лондонская декларация о праве морской войны 1909 года, Лондонский протокол 1936 года и ряд других соглашений. Одним из методов ведения войны на море является военно-морская блокада, под которой понимается система не запрещённых современным международным правом насильственных действий военно-морских сил воюющего государства, направленных на преграждение доступа с моря к берегу, находящемуся во власти противника или им занятому. Преднамеренное нарушение блокады влечёт за собой конфискацию судна и его груза.

Захват судов может осуществляться по отношению не только к неприятельским судам,  но и к судам нейтральных государств, если они нарушают блокаду или перевозят предметы и грузы, отнесённые воюющей стороной к военной контрабанде. Согласно Лондонской декларации о праве морской войны 1909 года, возможность захвата нейтрального судна за нарушение блокады обусловливается действительной или предполагаемой осведомлённостью его о блокаде. Поэтому попытка «прорыва блокады» сектора Газы с моря (которую Анкара грозится повторить) была сознательной провокацией.

«Флотилия свободы» – это акция, которая была организована турецким Фондом по правам человека (IHH). В этой хорошо спланированной провокации, которая стала главной новостью всех мировых СМИ,  принимали участие свыше 700 активистов из 40 стран мира, большинство из которых – граждане Турции. Корабли, принимающие участие в экспедиции, были снаряжены в средиземноморских портах Турции и Европы. Между тем, Израиль предупреждал, что не допустит нарушения блокады сектора Газа. При штурме флагмана флотилии, турецкого круизного теплохода «Mavi Marmara», как известно, погибли девять человек. Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган обвинил Израиль в «государственном терроризме» и «преступлениях против палестинского народа». Ситуация вокруг захвата конвоя стала формальной причиной резкого ухудшения отношений между двумя странами и отзыва турецкого посла. Безусловно, для демарша подобного рода турецкий премьер должен был заручиться поддержкой какой-то из внешних сил. Попробуем догадаться, какой.

Китай вплоть до середины 1990-х годов следовал завету Дэн Сяопина «скрывать свои возможности, дожидаться своего часа». Примерно с 1996 года китайские руководители стали отходить от этой установки и проводить в жизнь новую концепцию безопасности, основанную на сотрудничестве. Новая концепция была впервые обнародована в марте 1997 года на форуме стран АСЕАН. Дальнейшее развитие она получила в совместной китайско-российской Декларации «О многополярности и создании нового миропорядка» в апреле 1997 года. То есть ещё в 1997 году Китай впервые открыто заявил о своём стремлении стать мировой державой. А в конце 2003 года уже новое руководство Китая выдвинуло концепцию мирного возвышения страны. Это обстоятельство активизировало внешнеполитическую деятельность Китая, которая направлена сейчас на то, чтобы обеспечить становление страны как региональной и глобальной державы.

В сфере энергетической безопасности интересы США, России и Китая на Ближнем Востоке совпадают. Что же касается урегулирования израильско-палестинского конфликта, то Соединённые Штаты и Россия по-прежнему демонстрируют заинтересованность в решении проблемы, а Китай до последнего времени не интересовался израильско-палестинским вопросом. Однако 1 июня, выждав некоторое время, власти Китая выступили с осуждением в связи с атакой израильскими ВМС «флотилии свободы». По словам представителей МИДа КНР, «Китай шокирован израильской атакой и осуждает подобные действия». Таким образом, китайские власти присоединились ко всеобщему недовольству и порицанию действий Израиля. В Пекине также призвали Иерусалим придерживаться резолюций Совета Безопасности ООН по Ближнему Востоку с целью улучшения гуманитарной ситуации в секторе Газа. По мнению китайского МИДа, нынешняя ситуация на Ближнем Востоке является критической.

Возвышение Китая затрагивает базовую структуру миропорядка и основных его действующих лиц. Рост Китая как экономического гиганта в сочетании с военной модернизацией страны ставит вопрос о том, как страна будет использовать своё влияние в будущем, в особенности на Ближнем Востоке. В статье бывшего специального посланника Китая на Ближнем Востоке Суня Биганя (Sun Bigan), опубликованной в журнале Asia and Africa Review,  говорится, что существует риск усиления разногласий между Китаем и США по вопросам, связанным с нефтью и влиянием в регионе. Сунь пишет: «Обоюдные ссоры и стычки неизбежны. Мы не можем ослабить бдительность по отношению к ближневосточному антагонизму, вызванному энергетическими интересами и соображениями безопасности». Китай, уже имеющий большие экономические связи со странами Ближнего Востока, в ближайшее десятилетие значительно усилит своё политическое, а, возможно, и военное присутствие в регионе.

Сегодня Китай не является столь весомым игроком, как американцы или европейцы, но в последние двадцать лет Пекин занимает всё более активную позицию в решении арабских проблем. В отношении арабских стран политика Китая традиционно определялась тремя основными факторами: первое – нефть, второе – нефть и третье – нефть. По данным Пекина, за четыре года товарооборот между арабскими странами и Китаем вырос в 3,5 раза и составил в 2008 году 132 миллиарда долларов. В пользу усиления роли Китая играет и тот факт, что он не был вовлечён в ближневосточные дела в прошлом, а потому никто из сторон конфликта не имеет к нему претензий. Китайцы чётко понимают, что их экономические интересы должны обеспечиваться политическими связями, политическим присутствием, политическим влиянием. Кроме того, усиление роли Китая происходит на фоне снижения влияния США.

Президент Турции Абдулла Гюль 26 января 2010 года провёл в Стамбуле встречу с министром иностранных дел Китая Ян Цзечи, прибывшим с визитом. Ян Цзечи отметил, что Абдулла Гюль в июне 2009 года провёл успешный визит в КНР, достиг консенсуса с председателем КНР Ху Цзиньтао по дальнейшему углублению китайско-турецкой дружбы. Основную цель своего визита в Анкару министр иностранных дел КНР видел в обсуждении с турецкой стороной вопроса по претворению в жизнь достигнутых руководителями двух стран договорённостей и в дальнейшем содействии развитию двусторонних отношений. Ян Цзечи отметил, что в качестве развивающихся стран Китай и Турция всегда понимают, поддерживают, уважают друг друга и принимают во внимание озабоченности друг друга.

Что касается «озабоченностей» Турции, то они очевидны в свете происходящих событий. В последние годы Анкара в своей внешней политике проявляет больше интереса к Ближнему и Среднему Востоку и проведению самостоятельной активной политики. Фактически Турция как бы пытается возвратиться в своё прошлое Османской империи, когда в неё входил весь Ближний Восток, современный Ирак, Балканы, ряд территорий Юго-Восточной Европы и Южного Кавказа. Речь идёт, конечно, о соответствующих нынешним реалиям формах политического сотрудничества и торгово-экономических связей. В целом, многовекторность является особенностью внешней политики Турции. Турецкая дипломатия благодаря своим активным усилиям стала играть серьёзную роль в соседних регионах. Зафиксированы значительные развития в отношениях с Сирией, Ираном и Ираком. Начат процесс нормализации отношений с Арменией, сделаны серьёзные шаги на пути сближения с Грецией.

Пока существовал Советский Союз, Турция выполняла функции форпоста НАТО в западном альянсе и в основном избегала проведения независимой внешней политики. Однако после распада Советского Союза она пытается усилить свою власть и влияние в регионе, налаживая более тесные контакты со всеми соседями. Распад СССР вынудил Анкару провести коренной пересмотр своего внешнеполитического курса, базировавшегося прежде на заветах Ататюрка. Ататюрк полагал, что необходимо держаться в стороне от региональных проектов (Ближний Восток, Кавказ, Балканы). И эта линия, в целом, выдерживалась. Но с приходом к власти президента Тургута Озала Турция заявила об ответственности за историческое пространство бывшей Османской империи. Однако подлинный расцвет дипломатического «неоосманизма» наступил лишь с приходом к власти Эрдогана и его «Партии справедливости и развития» – партии «умеренных исламистов».

Лидеры «Партии справедливости и развития» считают, что интересы их страны не обязательно должны совпадать с позицией и интересами США. К тому же в мусульманском мире Америка воспринимается как антиисламская сила. В Турции стремительно растут антиамериканские настроения и критика западного общества. Разумеется, Анкара продолжает оставаться союзницей Запада, будучи вовлечённой во многие глобальные проекты США, Европы и НАТО. Но Анкара традиционно рассматривалась западными странами прежде всего как военный партнёр, преграда на пути сдерживания сначала советского, а затем российского влияния на Ближнем и Среднем Востоке. В то же время Европа не демонстрировала готовности к полноценной интеграции Турции в свои структуры. Эти обстоятельства и подтолкнули Анкару к поиску новых направлений и сфер применения своего внешнеполитического и экономического потенциала в интересах утверждения её собственных геополитических и экономических позиций.

Позиция Эрдогана основана на давнем и всё более тесном сотрудничестве Турции с Ираном и арабскими государствами. Курс на конфронтацию с Ираном, проводимый США, а также их израильскими и европейскими союзниками, сегодня создаёт угрозу Турции и ставит её в сложное положение. По причинам политического и экономического характера Турция не заинтересована в изоляции Ирана, не говоря уже о войне против этой страны.

Напряжение в отношениях между Анкарой и Иерусалимом происходит оттого, что Турция всё больше расширяет свои усилия в регионе и однозначно хочет стать ведущей региональной силой. Холодное противостояние между Турцией и Израилем началось после американского вторжения в Ирак, когда Иерусалим начал спекуляцию с Курдской автономией, поддерживая создание Курдского государства на Севере Ирака. Анкара же стала улучшать отношения с потенциальными врагами Израиля – Сирией, Ираном. С другой стороны, поддержка автономии Палестины и прямые контакты с «Хамасом» привели к тому, что Израиль не стала устраивать данная ситуация. В начале 2009 года на экономическом форуме в Давосе премьер-министр Турции Эрдоган устроил демарш во время выступления президента Израиля Шимона Переса и демонстративно покинул форум. После того, как выступление Эрдогана в Давосе было горячо воспринято в арабских странах, Турции для укрепления своей роли и роста рейтинга в регионе было необходимо открыто и резко продемонстрировать свою позицию по ближневосточному конфликту.

Одинаково успешно развивать отношения Турции с арабскими странами и Израилем достаточно сложно из-за накопленного десятилетиями конфронтационного потенциала между арабами и израильтянами. При этом Турция всегда являлась естественным союзником Израиля. Она была первым мусульманским государством, которое признало независимость Израиля, имела с ним дипломатические отношения и сотрудничала в военном, экономическом и политическом плане.

Турция  – это единственная страна с преимущественно мусульманским населением, у которой есть военный договор с Израилем. Главной целью Израиля в военно-политическом союзе с Турцией было преодоление политической изоляции в регионе и получение «стратегической глубины» в возможных военных операциях против упомянутых государств. Для Турции Израиль являлся прежде всего источником получения высокотехнологических вооружений, которые она не могла получить из других стран.

Турция совершила провокацию против Израиля, преследуя несколько целей – заслужить доверие Ирана, получить необходимые дивиденды среди электората в преддверии парламентских выборов, которые намечаются в следующем году, а также увеличить вес Турции в глазах стран арабского мира. Если Турция сумеет управлять созданным международным кризисом эффективно, то ей удастся сыграть решающую роль в снятии блокады Газы. Таким образом, престиж и влияние Турции как в регионе, так и в мире возрастут – за счёт грамотно сдирижированной антиизраильской кампании.

Резкое ухудшение турецко-израильских отношений таит в себе угрозу усиления изоляции Израиля на Ближнем Востоке и значительно подрывает позиции страны на международной арене. Однако Турция уверена, что после очередных выборов ей удастся нормализовать отношения с Израилем. В Турции остаются достаточно влиятельные силы, прежде всего военный истеблишмент, деловые круги и либеральные партии, которые при поддержке Иерусалима и могущественного еврейского лобби в США будут делать всё возможное для удержания Турции в орбите «стратегического союза» с Израилем. Многое будет зависеть также как от характера будущего израильского правительства, так и от долговечности правительства Эрдогана.

Междувластие после «холодной войны» подходит к концу, грядёт начало новой эпохи. Новые эпохи не формируются спонтанно. Есть период между отмиранием правил старой эпохи и установлением правил новой. Эти интервалы склонны быть очень опасными – победители стремятся закрепить свою победу, новые силы выбиваются в лидеры, а многие региональные игроки, незаметно для крупных, выдвигаются на арену, чтобы найти своё место под солнцем.

Отличительной особенностью последнего ближневосточного кризиса является то, что он носит уже не межстрановый, а межцивилизационный характер. Интересы иудео-христианской,  исламской и конфуцианской цивилизаций сошлись в сакральном регионе Ближнего Востока. В этом глобальном противостоянии, не для всех пока очевидном, США, Европа и Россия «играют в одной команде». И здесь всем участникам нужно быть предельно осторожными.  Одно провокативное сообщение по своей силе воздействия может вызвать большие последствия, чем прямое применение обычных вооружений. Очевидно, Женевские и Гаагские конвенции должны быть пересмотрены и дополнены специальными положениями, регулирующими применение информационных и психологических средств ведения войны.

История показала, что каждый новый век приносил гораздо больше жертв, чем предыдущий – такова была до сих пор динамика социальной жизни. Современный человек должен находиться в постоянной готовности, чтобы уметь ответить на вызовы порождённого им самим искусственного мира.  Если мы сделаем те же ошибки, что были сделаны в ХХ столетии, используя технологии для уничтожения друг друга в ужасающих войнах, то с нашей новой технологической силой мы легко можем покончить с жизнью на всей планете.

© Милана Горенштейн

www.milanas.info

Share

Точка под знаком вопроса

Конференция в Ариэле. Фото: Давид Рабкин

Одним из существенных препятствий для преуспеяния рода человеческого следует считать то, что люди слушаются не того, кто умнее других, а того, кто громче всех говорит.
– Артур Шопенгауэр 

В Университетском центре Ариэль в Самарии (Израиль) с 3 по 5 мая 2010 года с успехом прошла международная междисциплинарная конференция по теме «Интеллектуалы и террор: фатальное влечение (прошлое и настоящее, аспекты теории и истории)». Конференция сконцентрировалась на поразительном явлении симбиоза между «прогрессивными» интеллектуальными кругами и террором. Она явилась первой научной конференцией в этой области, первой попыткой дать объяснение феномена поддержки, предоставляемой политическому террору на государственном и коллективном уровне национальной и международной интеллектуальной верхушкой. Тема конференции находится на стыке разных дисциплин: истории, политологии, психологии, литературоведения и теории культуры. 

Организатор конференции, преподаватель кафедры еврейского наследия Университетского центра Ариэль доктор Елена Римон рассказывает: «Цель нашей конференции – ответ на вопрос: почему в ХХ веке не раз случалось, что террористы приходили к власти при поддержке интеллектуалов, которые потом очень быстро раскаивались, но было уже поздно? Почему в ХХ веке блестящие интеллектуалы не раз оказывались сторонниками тоталитарных утопий? Сталинский тоталитаризм, режимы Мао в Китае и Кастро на Кубе, идеи Муссолини и Гитлера, исламская революция Хомейни в Иране и даже зловещие «красные кхмеры» в Камбодже – все они пользовались поддержкой людей мыслящих. Как получается, что многие интеллектуалы выражают свою поддержку организациям, которые действуют методами террора и против государства?» 
Чтобы ответить на эти вопросы, в Ариэль съехались историки, политологи, социологи, психологи, исследователи ислама и исследователи культуры, философы и журналисты – Ричард Ландес и Анна Гейфман (Бостон), Леонид Кацис (Москва), Пол Холландер (Массчусетс), Давид Букаи (Хайфа), Ирма Ратиани и Бака Эльбакидзе (Тбилиси), Орцион Бартана, Йоси Гольдштейн, Ноах Мильгром (Ариэль), и многие другие. Во время конференции проводился сравнительный анализ исторических ситуаций и созданных ими текстов с целью создания общей модели отношения интеллектуалов к террору, – модели, повторяющейся в разных обществах, разных культурах и в разные исторические периоды. 
Участники представили каждый своё видение проблемы в усилии построить теорию этой горящей актуальной темы, почти не обсуждаемой, по словам доктора Римон, в академических кругах. На заседаниях велось обсуждение таких тем, как «Террор и ценности: исторические прецеденты», «Интеллектуалы в тени террора: история и современность», «Интеллектуалы и террор в Израиле и в мире», «Террор в литературе», «Террор в кинематографе», «Террор, СМИ и общество». Заключительный круглый стол был посвящён анализу функций средств массовой информации в формировании массового сознания. Конференция в Ариэле об интеллектуалах и терроре, без сомнения, вливается в течение, где Израиль начинает приобретать своё главное оружие – слово. 

Международные организации и учёные-террологи уделяют большое внимание проблеме терроризма и анализу его взаимосвязи с другими явлениями. Разработка понятия терроризма – одна из самых сложных проблем мировой науки. Особое место в исследовании современного терроризма занимает так называемая «третья сторона» – не сами террористы или их жертвы (в потенциале – весь цивилизованный мир), а те, кто невольно сочувствует первым – интеллектуалы. 

Необходимо отметить, что в 1970-1980 годах сложилось терминологическое различение террора и терроризма. Терроризм как явление связан с более общим, родовым для него понятием террора. Сегодня «террор» трактуется как нелегитимное насилие со стороны государства по отношению к обществу в целом либо к диссидентам и оппозиции, а «терроризм» – практика нелегитимного насилия, реализуемая противостоящими государству силами и организациями. 

Вторая мировая война, опыт Холокоста и Хиросимы изменил отношение к цене человеческой жизни в глобальных масштабах. Конфликтогенный потенциал терроризма особенно вырос с 60-х годов ХХ века, когда состоялся перенос терроризма на государственный уровень, а теракты стали широко использоваться в качестве средства политической борьбы и метода влияния на политические процессы, происходящие в обществе. В быстро развивающемся мировом информационном пространстве терроризм как оружие ликвидации противника трансформировался в инструмент внешней политики. 

Одно из главных условий возникновения терроризма – формирование информационного общества. Чем мощнее становятся средства массовой информации, чем выше их роль в формировании общественных настроений – тем шире волна терроризма. Если мощь атомной бомбы зависит от количества урана, то мощь информационной бомбы – от активации человеческой природы. Проходя через сознание каждого члена общества, длительное массированное информационно-психологическое воздействие создаёт реальную угрозу существованию нации в результате трансформации её исторически сложившейся культуры, основных мировоззренческих и идеологических установок. Сегодня и государства, и «террор-государства» всё шире используют СМИ для создания «терророфобии», которая оказывается инструментом политических игр. 

Интеллектуалы в современном мире являются цветом нации, двигателем её культурного и духовного развития, и почти никогда не могут оставаться вне политики в широком смысле этого слова. Интеллектуалами обычно называют людей, обладающих умением в объёме информации выявлять определенные закономерности и на их основании делать верные выводы в той или иной области. Основным признаком представителей «класса интеллектуалов» служит уровень образования, оказывающийся значительно выше характерного в тот или иной момент для большинства граждан. Именно поэтому границы «класса интеллектуалов» никогда не могут расшириться до масштабов общества в целом. 

При этом люди вполне могут являться интеллектуалами в одной области и, выражаясь политкорректно, людьми весьма недалёкими – в другой. Это означает, что люди, обладая способностью к аналитическому мышлению, иногда на очень высоком уровне, тем не менее, ограничивают его в какой-либо области – из эмоциональных, моральных, религиозных или других соображений. Наблюдая за речью и поведением тех, кто сегодня выступает от имени интеллектуалов, невольно приходишь к мысли, что есть в этом «дискурсе» какое-то странное противоречие. Часто духовные лидеры, которые без тени сомнения берутся создавать новую идеологию, решать глобальные общенациональные задачи, на поверку оказываются пассивной, инфантильной массой, склонной к утопиям. Поэтому вопрос о том, насколько конструктивным и плодотворным является участие деятелей культуры, учёных и писателей в политической жизни, является очень и очень непростым. 

Важным этапом в процессе переосмысления роли учёных и писателей в общественной жизни стала вышедшая в 1988 году книга известного британского историка и мыслителя Пола Джонсона «Интеллектуалы», представляющая собой, по сути, обвинительное заключение против литераторов, деятелей науки и культуры, участвовавших в политической жизни. В тоске по харизматическим лидерам многие мыслители и деятели культуры, увлекаемые «голосом воображения», стали одними из наиболее ярких провозвестников диктаторских режимов. Ярким примером зачарованности интеллектуалов обаянием тоталитаризма является Германия первой половины ХХ столетия, в которой достаточно многие писатели, поэты и философы, по крайней мере, в первой половине 1930-х годов, поддерживали гитлеровский режим. 

«Интеллектуалы во множестве окружали Бенито Муссолини, причем многие из поклонников дуче не были итальянцами, – пишет П. Джонсон. – Адольф Гитлер шел к вершинам политической власти, одерживая свои основные победы в университетах. Среди офицеров в мобильных отрядах СС, осуществлявших первый этап истребления евреев в Восточной Европе, было особенно много лиц с академическим образованием. О пособниках Сталина из среды российской и западной интеллигенции сказано уже немало; хватало таких подручных и у послевоенных диктаторов, проявлявших живейшую склонность к насилию. Мао, Кастро и Насер были обласканы страстным сочувствием западных интеллектуалов». 

С усложнением всего комплекса социальных отношений в постиндустриальном обществе среди многочисленных социальных групп «класс интеллектуалов» приобрёл особое значение. Фактически, можно отождествить «класс интеллектуалов» с верхушкой современного общества. К промеру, из миллиона наиболее состоятельных американцев более 40% составляют люди творческих профессий, врачи, учёные и адвокаты, а остальные 60% – наёмные менеджеры крупных компаний, две трети из которых являются бакалаврами или докторами наук. Важным признаком «класса интеллектуалов» является востребованность его представителей в разных структурных элементах социальной иерархии.
 

Влиятельный американский политологический журнал Foreign Policy опубликовал рейтинг 100 ведущих интеллектуалов современного мира, чья интеллектуальная деятельность имела наибольшее значение для человечества в 2009 году. Первый подобный список был опубликован в 2005, а предыдущий – в 2008 году. В перечень лучших умов планеты вошли эксперты в разных областях знания, которые оказывают значительное влияние на общественное мнение и мир в целом. Россияне не попали в список мыслителей, чьи идеи определяли «повестку дня» 2009 года. В рейтинге 2005 года Россия была представлена политологом Сергеем Карагановым, а в рейтинге 2008 года – шахматистом и общественным деятелем Гарри Каспаровым, экономистом Егором Гайдаром и политологом Лилией Шевцовой.
 

Рейтинг «100 глобальных мыслителей современности – 2009» возглавляет руководитель Федеральной резервной системы США Бен Бернанке, которому Foreign Policy отводит роль спасителя мировой экономики от новой «Великой депрессии». Вторую позицию занял президент США Барак Обама «за переосмысление места Америки в мире». Третье место досталось Захре Ранавард, супруге кандидата в президенты Ирана и оппозиционера Мир-Хосейна Мусави. На четвёртом месте списка – американский экономист Нуриэль Рубини, на пятом – ведущий эксперт по изменению климата Раждендра Пачаури из Индии, председатель Межправительственной группы экспертов по изменению климата. Далее в первой десятке идут супруги Билл и Хиллари Клинтоны, экономисты из команды Барака Обамы Касс Санстейн и Ричард Талер, бывший командующий силами США в Ираке Дэвид Петреус, председатель Народного банка Китая Чжоу Сяочуань, выдвинувший предложения по принципиальному пересмотру глобальной финансовой системы и создании «новой международной резервной валюты». 
Замыкает первую десятку бывший лидер египетских исламистов Саид имам аль-Шариф, который в настоящее время отбывает срок в египетской тюрьме. Ранее он считался одним из «духовных отцов» исламского терроризма и входил в число основателей «Аль-Каиды». После ареста, в заключении, написал книгу «Ислам без джихада» (2007), в которой критически переосмыслил свои старые идеи и подверг критике идеологию исламского терроризма с позиций исламской же теологии. На 61 месте в рейтинге находится Салям Файяд, Премьер-министр в Палестинской национальной администрации, на 94 месте – Давид Гроссман, писатель и политический активист из Израиля. 

Общество склонно полагаться на интеллектуалов в области обучения и информации во всём, что касается моральных ценностей, общественных теорий и базовых положений политики. Интеллектуалы же чаще всего ведут себя в соответствии с жёстким кастовым кодом, будучи конформистами в отношении тех, к кому благоволят по велению моды или в силу сомнительного идеологического выбора. Именно это делает их особенно опасными как социальную группу, обладающую исключительными возможностями влияния на общество. Пестуя свои аксиомы и создавая вокруг них желанную им атмосферу, они очень часто приводят к разрушительным последствиям.
 

В 1958 году М. Янг в своей повести «Возвышение меритократии» в гротескной форме обрисовал конфликт между интеллектуалами и большинством общества как самую большую опасность следующего столетия. Сегодня мы видим, что в мире происходит постепенная и очень болезненная смена моделей отношений интеллектуалов и общества. Обобщая, можно сказать, что существует две таких модели, одну из которых можно назвать «конфуцианской», вторую – «даосской».
 

Пьер Нора (известный историк, издатель, публицист) в начале 80-х годов ХХ века объявил о том, что время интеллектуалов (людей, сочетающих достоинства академического ученого, публичного мыслителя, медиатического персонажа, политического и гражданского активиста, журналиста -фриланс), прошло. По его мнению, фигура интеллектуала сошла с исторической сцены, а ролевая позиция, в которой выступали некогда Эмиль Золя, Андре Мальро, Поль Валери, Альбер Камю, Жан-Поль Сартр, Раймон Арон, Ролан Барт, Мишель Фуко, Пьер Бурдье. из-за изменения социально-политического ландшафта уже не актуальна. На самом деле то, что происходит сегодня с классом интеллектуалов, есть как раз переход от конфуцианской модели к даосской, а большинство проблем и комплексов современных интеллектуалов возникает именно из-за непонимания этой радикальной смены моделей и неумения к ней приспособиться. 
В рамках конфуцианской модели интеллектуал состоит на службе обществу, сыт и прикормлен, в какой-то мере причастен к принятию ключевых решений, а в обмен на это он служит этому обществу, встроен в административно-бюрократический аппарат, или, по крайней мере, не ведёт против него открытую войну. Очень близко подошёл к этому идеалу Советский Союз; несколько по-иному он был реализован в США и Западной Европе, которые, как и большинство развитых стран, тоже находятся в рамках «конфуцианской» модели. 
Конфуцианская модель, облегчая чисто материальные аспекты существования, в плане духовного выживания не только ничего не даёт, но и делает его почти невозможным. Интеллектуал, встроенный в социальную машину, начинает функционировать как составная часть этой машины. Расчёт на массового потребителя, на внимание СМИ, на премии, титулы, гранты, – всё это вмешивается в творческий процесс, меняет способ самооценки интеллектуала, внутренние стандарты, в конечном счёте – меняет его самого. Сознание, развращённое обществом потребления, становится неспособным проводить границу между социальным признанием и подлинным статусом тех или иных духовных свершений. В рамках общества потребления интеллектуал, выживая как социальный персонаж, разрушается как тип. 

У конформных индивидов сфера мышления сужается до крайне ограниченных житейских пределов, широко распространяется интеллектуальный инфантилизм. В групповом мышлении начинают преобладать стереотипы, схематизированные матрицы поведения. Негативным качеством интеллекта становится ригидность мышления – его негибкость, предвзятое отношение к явлению, приверженность к шаблонным оценкам. Господство конфуцианской модели приводит, в лучшем случае, к остановке и консервации культурной жизни, а в худшем – высокая культура вообще разрушается и деградирует до уровня массовой, что и происходит в современном обществе потребления. Озабоченность материальным выживанием интеллектуала отодвигает на второй план заботу о его духовном выживании, хотя настоящей проблемой в условиях господства массовой культуры является именно духовное выживание. 
В рамках «даосской» модели интеллектуал, напротив, существует вне целенаправленной поддержки общества, которое не готово или не способно его кормить и использовать. Для физического выживания в таком обществе интеллектуалу приходится обращаться к побочным заработкам или к помощи частных меценатов. В целях выживания такие асоциальные интеллектуалы могут прибегать к социальной самоорганизации в замкнутые сообщества, по примеру даосских и дзэн-буддистских монастырей. Однако эскапизм интеллектуала и пренебрежение к нему со стороны общества окупаются большой духовной свободой. 

Делясь своими впечатлениями от конференции, затронувшей очень непростые вопросы, доктор Елена Римон говорит: «Конференция прошла с гораздо большим успехом, чем я ожидала. 9 мая в Иерусалиме по следам конференции состоялся «русский» семинар на ту же тему. Мне кажется, что эта тема очень близка «русским», потому что мы не понаслышке знаем, что такое государственный террор и очень болезненно воспринимаем тоталитарные тенденции в свободном обществе. А в Израиле они есть. 

На два дня наша скромная кафедра еврейского наследия превратилась просто в звезду СМИ. Я думаю, что такой успех – оттого, что люди истосковались по альтернативному мнению. Одна женщина сказала мне: «Это как кислород». Многие также говорили и писали, что это очень смело, и что я сумасшедшая и подвергаю большому риску свою карьеру. Мне вообще не хотелось устраивать политический форум, а наоборот, хотелось обсудить само понятие «террор». Отчасти это удалось, был доклад профессора Йоси Гольдштейна о еврейском терроре против англичан в 40-х годах ХХ века, доклады Алика Эпштейна, Эяля Паскевича, Сариэля Бирнбаума, которые вызвали очень бурное обсуждение. 

В Израиле есть немало интеллектуалов, которые принципиально отказываются пересекать «зелёную черту», поэтому политический спектр докладчиков был более однородным, чем хотелось бы. К сожалению, в израильской жизни «диалог» – это утопия. С другой стороны, наша конференция была первой и уникальной в своём роде попыткой прервать молчание. Однако знаменательно, что, даже упоминая о роли израильской академии в разжигании арабского террора, почти никто из докладчиков не называл имён. И понятно, почему. Среди докладчиков есть смелые люди, но и они не самоубийцы и не хотят лишиться работы – ведь эти самые имена принадлежат самой влиятельной израильской академической верхушке… Может быть, в следующий раз нам удастся немного больше. Я надеюсь, что у конференции будет продолжение в виде семинаров и публикаций. Самое главное, что, как мне кажется, действительно удалось – сама эта тема обрела легитимность».
 

Интеллектуалы – это социальная группа с определённой миссией. Именно интеллектуальная элита как самостоятельная духовная сила формирует из толпы общество, народ. Происходящие общественные процессы – проекция состояния большей части «лучших умов». Интеллигенция интеллигенция функционально вырабатывала нацию во всех европейских культурах. Это налагает на её представителей огромную личную ответственность. 
Сегодня мировому сообществу устанавливают единый мировоззренческий стандарт нового формата, вводят в управляемые кризисы посредством известных технологий. СМИ, прикрываясь лозунгами «объективности информационного освещения» тех или иных событий, разрушают государства путём манипулирования информацией, распространения дезинформации, информационной поддержкой различных экстремистских и криминальных группировок. 

Духовная безопасность современного мира подразумевает сохранение и укрепление нравственных ценностей общества, культурного потенциала людей путём нейтрализации причин и условий, способствующих возникновению экстремизма и вызванных им социальных, межэтнических и религиозных конфликтов, а также терроризма на религиозной почве. Трём основным факторам роста экстремизма и терроризма – незавершённой модернизации, неадекватной политике государств и появлению идеологов и организаторов экстремизма – должны противостоять три симметричных процесса в сфере модернизации общества, становления новой политики и появления идеологии антиэкстремизма, ибо терпимость к преступлению – соучастие.
 

Особенно важно, чтобы в государствах сформировались стабильные политические системы, механизмы цивилизованного политического диалога. Интеллектуалы должны быть не столько оппозиционны, сколько настроены на диалог с обществом и государством, своими действиями заставляя политические элиты своевременно реагировать на вызовы времени, принимая реальные решения. Но, как в сегодняшнем Израиле, так и во многих других странах диалог не может состояться потому, что власть, превращающаяся во всё более и более замкнутую корпорацию, не видит необходимости этого диалога, а интеллектуалы как социальная сила ещё полностью не осознают своих задач. 

© Милана Горенштейн 

www.milanas.info 

Share

О СВОБОДЕ СЛОВА В США. Дмитрий Якубов

Хоть Интернет, как и всё, может служить Злу и Добру, Богу и дьяволу, но одно мы все знаем – Интернет это свобода.  Поэтому из многих других писем моё внимание привлекло это, в нём волнение современного человека, почувствовавшего, что свободе Интернета скоро может придти конец. Мне кажется, что в письме всё же преувеличены угрозы, якобы грядущие в будущем, и всё же, как пелось в довоенной песне « В воздухе пахнет грозой…».
Поэтому, есть чувство, что люди размышляющие о будущем, должны в это письмо вчитаться.

В ФОНД «Духовная Дипломатия»

Уважаемый доктор Майкл Моргулис,

Зная вашу особую нейтральность и  принципиальность, хочу сегодня ознакомить Вас с моей последней работой, где я подверг критике нарушения свободы слова в США и поддержал наших друзей республиканцев в их борьбе за принцип сетевого нейтралитета.
Высылаю вам для ознакомления и возможной публикации  свою статью полностью.
Первая часть этой статьи, возможно, написана несколько жестковато и нуждается в доработке, хотя, на мой взгляд, такая подача материала придаёт ему особый дискуссионный потенциал. Здесь собраны воедино и проанализированы законы, правила и постановления, ограничивающие один из основных принципов Американской демократии – принцип свободы слова. Любой американец, неравнодушный к судьбам своей страны, примет этот материал как руководство к действию, и поддержит усилия наших друзей республиканцев в Конгрессе – они пытаются сделать законом Принцип Сетевого Нейтралитета, благодаря которому мы имеем возможность наслаждаться свободой слова на всей территории Интернета.
Борьба за свободу не закончена, она ведётся постоянно, во всех уголках планеты, и, в первую очередь, в самих США. И на передовой – депутаты республиканцы, пытающиеся оградить Интернет от посягательств мега-корпораций.
Надеюсь, мой скромный труд станет своеобразной памяткой и руководством для тех, кто верит в значимость свободы слова и в будущее своей страны.
Если исторический обзор, данный в первых двух частях, покажется Вам излишне длинным, то можно перейти сразу к третьей части, где описывается Принцип Сетевого Нейтралитета.
Интересно отметить, что именно сегодня Президент США Барак Обама утвердил закон, обязывающий власти Соединенных Штатов обращать внимание на правительства тех стран, которые допускают или санкционируют нарушения свободы прессы – в то время как в собственной стране его “демократы” не считают нужным поддерживать борьбу за свободу Интернета.
До какого же цинизма и лицемерия порой могут дойти борцы за демократию!
Да полно мне! Какие же они демократы!
Вспоминается фраза Иисуса Христа о замеченной соломинке в чужом глазу и о невидимом бревне в своём собственном. Так и они ведут себя.
Доктор Майкл Моргулис!   К разработке данного материала меня подтолкнуло Ваше интервью на канале Russua.ru, где Вы, анализируя плачевное состояние американской дипломатической системы, тем не менее, с уверенностью смотрите в будущее.

Дмитрий Якубов,обозреватель

Неравнодушный взгляд или попытка разобраться в вопросе о свободе слова.
Часть 1

До русского информационного пространства редко доносятся звуки американских баталий, поэтому у многих возникает ощущение, что Америка—это такая большая единая страна, где живёт единая нация, испытывающая одни и те же чувства и думающая в унисон.

Это далеко не так.

Никакого единства нет, просто американцы не любят «выметать сор из избы», впрочем, если быть точным, то они не то, чтобы не любят, а скорее этого очень не хотят, и оттого профессионально этот мусор у себя в избе скрывают, чихая иногда до крови от поднявшейся пыли.

Борьба против свободы слова в США имеет давнюю и «славную» традицию.

Началась она практически сразу после принятия первой поправки к Конституции США, «гарантировавшей» свободу слова. Вообще то, что это всего лишь «поправка», а не естественная и изначальная часть конституции, красноречиво говорит о том, что поначалу идеи о некой «свободе слова» не были желанными гостями в основном документе первого в истории эмигрантского государства.

Борьба с этой поправкой ведётся (и очень успешно) и по сей день,.

Последний оплот свободы слова – это Интернет, и несколько лет тому назад в США начались попытки загнать его в какие-то жёсткие рамки, что вызвало вялую волну протестов, которая, конечно, ничего не изменит.

Тем не менее, приятно, что в США ещё остались люди, для которых свобода Интернета что-то значит, и которые ведут неравную и, по большому счёту, бессмысленную борьбу против собственного правительства и мега-корпораций.

Движение этих свободолюбивых маргиналов называется «Спасите Интернет», а основной принцип, вокруг которого сгруппировались эти несчастные, именуется «сетевым нейтралитетом». Ну, а поскольку они постоянно говорят о некоем незамутнённом естестве сети, то я, когда речь заходит об Интернете, называю всё это дело: «Натуральный интернет или интернет в натуре».

Но, прежде чем ознакомить вас, дорогие читатели, с истинным  положением вещей, позвольте, для полноты пейзажа, совершить небольшой экскурс в историю. Конечно, я не претендую на описание всей полноты проблемы, но постараюсь дать общее представление об основных перипетиях борьбы со свободой слова в США.

Давайте, чтобы не запачкаться, сделаем это с высоты птичьего полёта. Причём, уверяю вас, летать будем быстро и весело.

Итак.
Опустим первые десятилетия существования США и перейдём сразу к веку девятнадцатому – вспомним закон «О подрывной деятельности», который хоть и недолго просуществовал (всего три года – с 1798 г. по 1801 г.), но оставил в неокрепших головах руководителей новорождённого государства неизгладимое впечатление, настолько он им понравился.

Закон запрещал «писать, печатать, говорить или публиковать… любое ложное, скандальное или злобное» сообщение о правительстве, президенте и конгрессе США – за нарушение закона полагалось до двух лет лишения свободы.

Так был заложен мощный фундамент для управления информационными потоками.
Впоследствии эта техника только совершенствовалась.

Имея некоторый опыт общения с американской элитой, хочу высказать предположение: закон этот, на самом деле, хоть официально и был отменён, но продолжает действовать неформально. И люди, способные «вырвать» чьи-то мозги из общепринятой и «устаканеной» информационной матрицы, не могут спать спокойно и быть уверенными в завтрашнем дне, тем более что новые законы о борьбе с терроризмом позволяют арестовать кого угодно и когда угодно без объяснения причин и предоставления адвоката.

Более того, вскоре американские спецслужбы получат разрешение на отстрел «подозреваемых» внутри страны.

Но вернёмся к нашей истории. Точнее, – к «их».

В 1917 году был принят «Закон о шпионаже», в котором устанавливалось наказание до 20 лет тюрьмы за «распространение ложной информации о вооружённых силах США с целью создания помех их операциям, вызова бунта или затруднения набора в армию».

В 1918 году действие закона было расширено «Актом о подрывной деятельности». Акт запрещал «произносить, печатать, писать или публиковать любые нелояльные, непристойные, оскорбительные или грубые сочинения» о конституции, правительстве и вооружённых силах США.

Но вскоре, а именно к середине двадцатых годов, американские элиты пришли к выводу о том, что мягкий контроль гораздо эффективнее обыкновенных запретов (каковые, конечно, должны существовать, но «не быть на виду»), в результате чего был принят знаменитый «Радио Акт 1927 года», который:

национализировал радиочастоты
сформировал Федеральную комиссию радио – ФРК (FRC)

Разумеется, у этой, с позволения сказать, «комиссии» («что за комиссия, Создатель?») было очень интересное определение: -независимое правительственное агентство правительства США.

Вообще говоря, любят американцы давать своим комиссиям имена, мягко выражаясь, не соответствующие их сути. Наиболее яркий пример – Федеральная резервная система, которая не федеральная, вовсе не резервная и уж совсем не система. Так и здесь – «комиссия» эта ну совсем не комиссия, а уж о её независимости даже и говорить не хочется.

Сие новообразование было создано, управлялось и уполномочивалось в соответствии с уставом Конгресса.

(Краткое примечание: «Независимые» агентства федерального правительства Соединённых Штатов – это агентства, существующие вне федеральных ведомств, принадлежащих исполнительной ветви власти и возглавляемых главой кабинета министров. Однако большинство «независимых» агентств является частью исполнительной ветви власти, и только немногие принадлежат законодательной или судебной ветвям.

Согласно утверждённым Конгрессом законам, правительство предоставляет им денежные гранты, которые и определяют цели, к которым агентство должно стремиться.
Если агентство работает в правовой области, не регулируемой обычным законодательством, то в этом случае агентству предоставляется власть устанавливать свои правила. Такие правила (или нормы), пока их не отменят, имеют силу федерального закона.

«Независимые» агентства создаются Конгрессом США для обеспечения задач, находящихся за рамками обычного законодательства США. «Независимые» агентства ответственны за поддержание стабильности работы федерального правительства и экономики США.)

Официально Комиссия не могла осуществлять цензуру радиовещания, и, теоретически, передачи могли выходить на любые темы и пропагандировать любые идеи, если в них только не было богохульства и непристойностей.

На практике же Комиссия могла учитывать идейную и тематическую направленности вещания при продлении лицензии, а лицензию необходимо было регулярно продлевать и обновлять.

ФРК могла отказать в продлении лицензии, и это давало возможность незримого, но жёсткого контроля над содержанием вещания.

Получалось, что на деле ФРК диктовала радиокомпаниям определённые идеологические рамки, преступив которые, они теряли возможность выхода в эфир.

Страна была разделена на пять географических зон – по числу человек в Комиссии, и за каждым закреплялась одна зона.

В 1928 году в Акт было включено важное добавление, получившее название «Поправка Девиса» («Davis Amendment»), которая требовала от каждой зоны равного распределения лицензий, эфирного времени, силы сигнала и частот для вещания.

Такое положение стало причиной конфликтов, поскольку зоны были не равны территориально, имели разную плотность населения и разное число радиостанций.
Это создало и неудобства, поскольку появление новой радиостанции сразу же нарушало установленный баланс, поэтому зачастую новым кандидатам отказывалось в выдаче лицензии.

Несмотря на то, что ФРК была предназначена для контроля над радиовещанием, 25 февраля 1928 года она впервые выдала лицензию на телевещание.

Эксперимент был весьма успешным, и в 1934 году Конгресс продолжил наступление на свободу слова, используя наработки нескольких предыдущих лет. Был принят так называемый Коммуникационный акт, учредивший Федеральную комиссию по коммуникациям – ФКК (FCC), которой не только передавались все полномочия ФРК, но и давались новые, более широкие.

Новой комиссии была предоставлена возможность регулирования в использовании всего радио-спектра, не принадлежащего федеральному правительству (включая радио и телевещание), всей межгосударственной телесвязи (телефон и телеграф, а впоследствии и спутник), а также все международные коммуникации, которые находятся в США, или исходят от них, или достигают территории Соединённых Штатов.
ФКК (FCC) принял регулирование проводной связи от межгосударственной Комиссии по торговле.

Второй раздел Акта посвящён регуляции телекоммуникаций. В этом разделе используются наработки и схемы, которые ранее использовались в законодательстве железнодорожного сообщения.

Но и это ещё не всё.

Помимо всего прочего, Федеральная комиссия по коммуникациям была создана для того, чтобы контролировать страны и территории, географически близкие к США. ФКК (FCC) реализовывала и до сих пор реализует программы самого различного уровня в области «сотрудничества», (читай: «присмотра и управления») для сходных видов коммуникаций в других странах Северной Америки.

В 1798 году конгрессом США был принят закон о подрывной деятельности (Sedition act of 1798) –

В 1917 году был принят «Закон о шпионаже»
Espionage Act of (15 June1917)

В 1918 году действие закона было расширено «Актом о подрывной деятельности»

Радио Акт 1912 года (в статье не упоминается)

Радио Акт 1927 года

Федеральная радио комиссия– ФРК (FRC)

Телекоммуникационный акт 1934 года

The Communications Act of 1934 was a Mistake

ФКК (FCC)

Independent Agencies and Government Corporations

Неравнодушный взгляд или попытка разобраться в вопросе о свободе слова. Часть 2

27 января 1948 г. президент Трумэн подписал закон Смита-Мундта (Smith-Mundt Act).
Закон Смита-Мундта сформировал базовую хартию публичной дипломатии и узаконил создание Информационного агентства США (USIA), на которого и были возложены функции публичной дипломатии.

Информационное Агентство США – United States Information Agency (USIA) исполняло функции публичной дипломатии до 1998 года. В соответствии с законом США № 105-277 US Foreign Affairs Reform and Restructuring Act of 1998 (Закон о реформе и реструктуризации иностранных дел 1998 года) USIA было лишено статуса самостоятельного федерального агентства и интегрировано в структуру Госдепартамента. Сейчас функции бывшего Информационного агентства США возложены на Бюро международных информационных программ Госдепартамента США (Office of International Information Programs).

(Справка: Публичная дипломатия – это действия, направленные на строительство долгосрочных отношений, защиту целей национальной внешней политики и лучшего понимания ценностей и институтов собственного государства за рубежом, информационно-психологическое сопровождение политических процессов. Публичная дипломатия США – это распространение американских идей по всему миру, самая быстро растущая индустрия Вашингтона. Публичная дипломатия может заключаться в подготовке информационно-аналитической документации для внешнеполитических структур, субординации деятельности СМИ (информационных агентств, информационно-аналитических фондов etc.), координации действий СМИ через систему пулов, брифингов, пресс-конференций с целью создания благоприятного информационно-психологического фона для деятельности правительства. Основная цель создания подобного фона – стимулирование благоприятных для государства изменений в морально-этических оценках целевой аудитории. С другой стороны, информационно-психологическое воздействие, инициируемое всем потенциалом специализированного аппарата внешнеполитических структур, может обрушиться и на деятельность соответствующих структур иностранного государства, с целью трансформации либо ослабления их позиции. Пропаганда собственного образа жизни на иностранные аудитории также является функцией публичной дипломатии.)

В законе говорилось, что основной его целью является исправление ситуации с ложным имиджем США в других странах. «Непонимание» других стран предполагалось преодолеть с помощью спланированных правительством пропагандистских кампаний.

Принимая закон Смита – Мундта, Конгресс проработал использование всех средств коммуникации того времени, включая прессу, радио, кинематограф, обменные программы и выставки для распространения информации о США. На 1949 г. – первый год функционирования информационной программы, в соответствии с законом было выделено 31,2 млн. дол., т. е. больше, чем в предыдущие годы.

14 апреля 1950 г. была принята знаменитая директива СНБ-68, в которой сказано, что международная публичная информационная деятельность является «открытой и направлена только на зарубежные аудитории». То есть для потоков информации устанавливались жёсткие границы по географическому и политическому признакам. В последствие это начинание было продолжено:

Закон о международных отношениях (Foreign Relations Act) 1972 года внёс поправки к закону Смита-Мундта, теперь законодательно запрещалось распространять на территории США ту «информацию о Соединённых Штатах, его народе и политике», которая была подготовлена и предназначалась для распространения за пределами страны.

Сразу же после своего избрания президент Р.Рейган выдвинул стратегию национальной безопасности, состоявшую из четырех компонентов: дипломатического, экономического, военного и информационного.

Акцент на информационной компоненте был сохранён и в последующих документах по вопросам национальной безопасности. В январе 1983 г. Р.Рейган подписал директиву «Руководство государственной дипломатией, связанной с целями национальной безопасности». Директива давала более широкое определение государственной дипломатической деятельности, утверждая, что она «включает также мероприятия правительства США, направленные на обеспечение поддержки нашей политики национальной безопасности».

Такая трактовка подразумевала организацию и проведение широкого круга информационно-культурных мероприятий. Более того, данная директива обеспечивала выработку механизма планирования и координации общественной, информационной, политической деятельностей администрации США, а также вопросов, связанных с теле- и радиовещанием.

При Р.Рейгане государственные органы стали в возрастающей степени использоваться в качестве координационных и направляющих центров информационно-психологического воздействия. Центральную роль в процессе координации деятельности информационно-психологических структур США стал играть Совет национальной безопасности (СНБ).

В доктрине «Психологическая пропаганда и национальная безопасность» СНБ квалифицируется как центральное звено в системе психологических операций наряду с госдепартаментом, МО, ЦРУ, а также Информационным агентством США. Появился механизм глобального скоординированного информационно-психологического воздействия, состоящий из следующих звеньев: президент США – СНБ – министерства, (ведомства) и организации США.

Когда слово становится оружием, кто будет заботиться о его свободе?

Поправка Зорински (The Zorinsky Amendment) 1985 г., ещё более ограничила средства обмена информацией, запретив финансирование любых программ, и распространение программных материалов, которые «воздействуют на общественное мнение в Соединённых Штатах».

Таким образом, деятельность Информационного агентства США внутри США была запрещена.

Интересно официальное объяснение этой поправки: зачем тратить деньги американского налогоплательщика на пропаганду американских ценностей для самого американского налогоплательщика?

Помимо этого, сенатор Зорински произнёс следующие загадочные слова: «Согласно закону, Информационное агентство не имеет права вести пропаганду внутри страны. Это отличает нас, как свободное общество, от Советского Союза, где пропаганда является основным направлением деятельности правительства».

(Кстати, а что считать пропагандой? И почему свобода слова не гарантирует возможность пропагандировать свои политические идеи внутри США?!)

В 1987 г. Комиссия по коммуникациям отменила Принцип беспристрастности.
Принцип беспристрастности (The Fairness Doctrine) – постановление Федеральной комиссии по коммуникациям (FCC) – принят в 1949 г. Принцип требовал от держателей лицензий на выход в эфир две вещи: 1. освещать спорные вопросы общественной значимости и 2. делать это (в понимании комиссии) честно, беспристрастно и пропорционально для разных точек зрения. Как именно представить разные точки зрения, решали сами теле/радио станции. Это могли быть новостные или редакционные выпуски, шоу.

Доктрина не обязывала предоставлять равное время для освещения разных взглядов, но требовала, чтобы они были представлены.

Таким образом, хотя принцип и предоставлял шанс высказаться малобюджетным партиям и организациям, оппозиционерам, не имеющим влиятельных спонсоров, но вовсе не гарантировал объективное и равное освещение разных точек зрения, не мог предотвратить доминирование в эфире идей и позиций, поддерживаемых крупными финансистами.

А с отменой Принципа это доминирование стало абсолютным.

Принцип был отменён под предлогом необходимости отстранения государства от регуляции СМИ: Принцип беспристрастности, якобы, «ограничивал их свободу».

«Телекоммуникационный Акт», утверждённый в 1996 году, впервые в истории США разрешил одной компании владеть более чем одной радиостудией, телевизионными станциями и кабельными системами, работающими в одном и том же сегменте рынка, и разрешил телефонным компаниям войти в сегменты, принадлежащие телевидению, радио и скоростному Интернету. Те, кто продвигал этот «Акт», утверждали, что он поможет развитию разнообразия услуг и  обострит конкуренцию.

Однако в большинстве случаев произошло прямо противоположное утверждаемому.

«Телекоммуникационный Акт» 1996 года способствовал уничтожению небольших и средних независимых медиа-компаний, которые теперь запросто поглощались не связанными никакими запретами корпорациями. Или они просто закрывались, не в силах конкурировать с корпоративными гигантами, которые после снятия всех запретов распространили своё влияние на все сферы медиа-пространства.

Это стратегическое изменение политики государства, ранее поддерживавшего небольшие медиа-компании, ограничивая и регулируя деятельность магнатов, вызвало серьёзные и необратимые изменения во всём секторе медиа-рынка.

Закон политической корректности слишком хорошо известен, чтоб его комментировать. Скажем только, что многие журналисты считают его страшнее и жёстче официальной цензуры.

Одна из серьёзных, окончательных и, как сказал бы Достоевский, «крепких» побед над первой поправкой – это внедрение так называемых зон свободы слова (Free speech zones) — огороженных участков в общественных местах, предназначенных для «осуществления права людей свободно выражать своё мнение». Теперь действие первой поправки ещё и ограничено территориально, причём территории-то махонькие и обнесённые забором, иногда даже с колючей проволокой. Они также известны, как «зоны действия первой поправки», «Загоны свободы слова» или «Зоны протеста» (First Amendment Zones, Free speech cages, Protest zones).

Впервые эти «зоны» были применены в 60-х и 70-х годах против демонстрантов, протестующих против войны во Вьетнаме, активно использовались потом, и расцвели буйным цветом при Буше-младшем. С их помощью подавляли протестные демонстрации, окружавшие президента во время его поездок. Спецслужбы просто перемещали протестующих в специально отведённые, огороженные участки, удалённые от мест, посещаемых представителями администрации президента.

Один из последних примеров: В 2010 г. власти США обязали разработчиков свободного софта SourceForge.net и Google Code закрыть доступ для пользователей из Кубы, Ирана, Судана, Ливии, Сирии и Северной Кореи.

В настоящее время правящие круги США могут давать указания прессе, запрещать публикацию материалов, корректировать сообщения в выгодном для себя свете. Более того, они зачастую сами предоставляют уже отредактированную информацию для публикаций, которые касаются, например, военных конфликтов.

Таким образом, к началу 21 века США достигли виртуозного мастерства в деле подавления свободы слова. Обобщив вышесказанное, можно назвать основные средства уничтожения первой поправки:

Законодательные ограничения.
Лицензирование.
Финансовое давление.
Отбор персонала и отбор новостей, предоставленных уже отобранным персоналом.
Законы, поддерживающие «концентрацию владельцев» СМИ.
Прямые запрещения.
Манипуляции с авторским правом.

Последний пункт нужно немного пояснить, поскольку в России о таком и не слыхивали. Дело в том, что многие, если не все, новости, касающиеся реальной внутренней ситуации в США – убийства, изнасилования, мелкое взяточничество, нападение полицейских на мирных граждан и прочая, прочая выходят с пометкой: «Все права защищены. Этот материал не может быть опубликован, транслирован в эфир, переписан заново, или передан»( «All Rights Reserved. This material may not be published, broadcast, rewritten, or redistributed»). Поэтому новости не распространяются, так как и не выходят за границы двух-трёх (а то и одного) специализированных малопосещаемых сайтов.

Ни тебе круглых столов, ни громких обсуждений в центральных СМИ. Представьте себе, как бы изменилось инфо-пространство России, если бы здесь были бы такие же уловки- правила! Ни один из скандалов, связанных с милицией, в принципе не смог бы получить огласки. Закон!!! Авторское право!! Ничего и запрещать не надо! Никакой «административный» ресурс не нужен!!!

Вот ведь как  устроились!

Конкретный пример: Техас, где полиция штрафует людей по национальному признаку. (Я привожу именно этот пример, поскольку он для меня в каком-то смысле особенно дорог: с находки этой статьи началось моё сотрудничество с Инофорумом).

Грабёж на большой дороге в Teхасе? Поселковая полиция грабит проезжих автомобилистов

Представьте себе, если бы инфо-жизнь США состояла бы в основном из таких сообщений, и они регулярно бы крутились по центральным каналам? А чтобы американцы не заметили подвоха, эфир наполняется невероятной, но занимательной чушью, вроде бесконечных обсуждений бейсбола и его игроков.

(
Одно из лучших, на мой взгляд, описаний положения в инфо-пространстве США дал форумчанин Роман Работник. Вот его сообщение:

«Я жил в США 10 месяцев в 2001-2002гг. (преподавал два семестра в колледже), и насколько я понял, подача информации сильно зависит от масштабного уровня. На местном уровне говорят всё – о голодающих детях и ростах подростковых абортов, о катастрофической преступности, безработице и наркомании и т.д., но это всё на уровне города, графства. На уровне штата уже негатива поменьше, на общенациональном уровне предпочитают не делать обобщений, а говорят, в основном, об отдельных людях, и иногда персональные истории разрастаются до самых диких пропорций, а потом всё тут же забывается, ибо накатывает следующая история. На международный уровень идёт в основном позитив, и даже если и передают что-нибудь негативное о жизни в США, тут же показывают, кто и как это всё может исправить».

Foreign Agents Registration Act of 1938 (в статье не упоминается)
http://codes.lp.findlaw.com/uscode/22/11/II/611

Smith-Mundt Act
http://publicdiplomacy.wikia.com/wiki/Smith_Mundt_Act

Smith-Mundt: Censorship American Style?
http://www.unc.edu/depts/diplomat/item/200…smithmundt.html

States Information Agency (USIA)
http://dosfan.lib.uic.edu/usia/

Foreign Affairs Reform and Restructuring Act of 1998
http://www.cbo.gov/doc.cfm?index=490&type=0

What is Public Diplomacy?
http://www.publicdiplomacy.org/1.htm

Office of International Information Programs
http://www.state.gov/r/iip/

Директива СНБ-68. (Меморандум Ачесона)
http://www.coldwar.ru/bases/nsc-68.php

Management of Public Diplomacy Relative to National Security
(NSC-NSDD-77)
http://www.fas.org/irp/offdocs/nsdd/nsdd-077.htm

New documents from Ronald Reagan’s Library show how the Republican propaganda apparatus took root
http://coreysviews.wordpress.com/2010/03/0…atus-took-root/

The Zorinsky Amendment 1985
http://publicdiplomacy.wikia.com/wiki/The_Zorinsky_Amendment

Senator Edward Zorinsky and Banning Domestic Dissemination by USIA in 1985
http://mountainrunner.us/2009/05/zorinsky.html

The Fairness Doctrine
How We Lost it, and Why We Need it Back
http://www.commondreams.org/views05/0212-03.htm

Telecommunication act of 1996
http://www.fcc.gov/telecom.html

Free speech zones
http://freespeechzoneblog.com/
http://www.firstamendmentcenter.org/speech…ee-speech_zones

США забанили свободное ПО для неугодных стран
http://webplanet.ru/news/life/2010/01/25/notsoopen.html

All Rights Reserved. This material may not be published, broadcast, rewritten, or redistributed
http://www.boatnerd.com/cright.htm
http://www.google.com/search?hl=en&rlz…q=&gs_rfai=

Неравнодушный взгляд или попытка разобраться в вопросе о свободе слова. Часть 3

Ну вот, мы и подкатились, точнее, подлетели к 2010 году. Самое время вернуться к началу статьи: к натуральному Интернету, или Интернету в натуре.

Конечно, заранее можно сказать, что борьба этих людей обречена на провал, поскольку США – это далеко не та страна, где уважают и поощряют такую ретроградную и сумасбродную вещь как борьбу за свободу слова. Тем не менее, приятно осознавать, что есть ещё люди – немощные, смешные и трогательные, – которые пытаются противопоставить себя этому могучему океану лжи.

Откроем их малоизвестный веб-сайт и дадим слово этим «последним из могикан».

(Перевод будет чуть вольным и с сокращениями.)

«Что всё это значит?

Войдя в Интернет, мы находим много вещей, к которым уже привыкли: мы полагаем, что можем, когда хотим, получить доступ к любому сайту и сделать это на максимально возможной скорости, будь то сайт крупной корпорации или Ваш собственный.

Мы думаем, что можем воспользоваться любой услугой: посмотреть видео, послушать радио, отправить мгновенное сообщение, сделать это в любое удобное для нас время. Но всё это возможно только до тех пор, пока действуют прежние правила регуляции Интернета, именуемые «сетевой нейтралитет».

Это руководящий принцип, сохраняющий Интернет свободным и открытым. Он запрещает провайдерам осуществлять дискриминацию услуг на основании различий конвента и приложений. Он гарантирует равные условия для любых сайтов и интернет-технологий.
Он способствует экономическим инновациям, демократическому строительству и гарантирует свободу слова онлайн.

Эти правила утверждают, что работа сети служит исключительно для передачи данных, и компании, предоставляющие интернет-услуги, не имеют права выбирать, какая именно информация имеет привилегированное и более высокое качество обслуживания.

Кто хочет избавиться от принципа «сетевого нейтралитета»? Крупнейшие телефонные и кабельные компании, в том числе AT&T, Verizon, Comcast и Time Warner Cable, они хотят быть «стражами Интернета» и решать, какие сайты будут работать быстро, а какие медленно, а какие вообще не будут загружаться.

Они хотят, чтобы провайдеры обложили налогом содержание сайтов, только тогда будет гарантирована быстрая доставка данных. И они хотят узаконить дискриминацию в пользу своих собственных поисковых систем, услуг интернет-связи и видео, и в то же самое время услуги, предлагаемые конкурентами, будут намеренно замедляться или вообще блокироваться.

У этих компаний новый взгляд на Интернет. Вместо равного игрового поля для всех, они хотят зарезервировать быстрые и качественные линии для собственного контента и услуг, или для тех крупных корпораций, которые смогут позволить себе серьёзные затраты, а все остальные пойдут на… по извилистой грунтовой дороге.

Большие телефонные и кабельные компании тратят сотни миллионов долларов на лоббирование в Конгрессе и в Федеральной комиссии по коммуникациям законов, заставляющих отказаться от принципа «сетевого нейтралитета», тем самым подвергая опасности будущее Интернета.

Принцип «сетевого нейтралитета» – важная часть Интернета с момента его создания. Пионеры, такие как Винт Серф и сэр Тим Бернерс-Ли – изобретатель World Wide Web, всегда стремились к тому, чтобы Интернет был нейтрален и свободен.

Но в результате решений Федеральной комиссии по коммуникациям, принятых в 2005 году, принцип «сетевого нейтралитета» (основа свободного и открытого интернета) оказался под угрозой. Теперь лоббисты телефонных и кабельных компаний пытаются заблокировать закон, могущий утвердить принцип «сетевого нейтралитета».

А мы хотим, чтобы принцип «сетевого нейтралитета» стал законом.

За всеми разговорами наших противников о «де-регулировании» скрывается одна простая истина – кабельные и телефонные гиганты не хотят реальной конкуренции. Они хотят специальных правил, которые были бы написаны в их интересах. (Под тем же предлогом «де-регулирования» был отменён Принцип беспристрастности и приняты разрушительные законы 1996 года – смотрите выше – прим. ред).

Попытки узаконить принцип «сетевой нейтралитета» они выставляют как борьбу между гигантскими корпорациями, но это не так. Наши оппоненты хотели бы описать эту дискуссию как столкновение корпоративных титанов, но, в действительности, это сами корпорации противостоят миллионам простых людей, борющихся за свободу Интернета.

Малые предприниматели могут воспользоваться Интернетом, что позволяет им конкурировать напрямую, и нет таких услуг, которые они не могли бы себе позволить. Все услуги доступны и недороги. Принцип «сетевого нейтралитета» гарантирует, что новаторы могут начать с малого и мечтать о большем, и стать следующими EBay или Google, не сталкиваясь с непреодолимыми препятствиями.

Без осуществления этого принципа всем будут заправлять мускулистые хозяева крупных компаний, которые заплатят за первое место в Интернете, и никто, тем более новички, не сможет посягнуть на их доминирование.

Если Конгресс отдаст Интернет телекоммуникационным гигантам, то будут затронуты все пользователи Интернета. Подключение к Вам в офис может потребовать больше времени, если Вы не приобрели приложений вашего оператора. Отправка семейных фотографий и видео может замедлиться до скорости улитки. Веб-страницы, которыми Вы всегда пользовались для управления банковскими счетами, покупок, для доступа к медицинской информации, для планирования поездки или общения с друзьями и семьей, могут стать жертвами новых правил «плати-за-скорость».

Независимые голоса и независимые политические группы являются особенно уязвимыми. Затраты значительно увеличатся, например, при размещении или обмене видео- и аудио-клипов. Голоса блоггеров будут заглушены, а присутствие больших медиа-компаний усилится в разы. Политическая жизнь может быть заморожена несколькими доминирующими провайдерами Интернета, которые смогут выставить свою цену за нормальный или быстрый Интернет-сервис любым политическим или протестным группам.

Ситуация осложняется тем, что AT&T и другие телекоммуникационные гиганты вложились в массированную дезинформационную кампанию, наполненную обманчивой рекламой, и создали группы, такие как «Руки прочь от Интернета» и NetCompetition.org.

Как отделить мифы от реальности вы можете узнать в нашем докладе «Сетевой нейтралитет: факты против домыслов» (Доклад выставлен на сайте, смотрите ссылку в конце – прим. ред.).

Что поставлено на карту? Последствия будут разрушительны для всего мира. Инновации будут задушены, конкуренция ограничена, а доступ к информации будет ограничен. Потребительский выбор и свободный рынок будут принесены в жертву интересам нескольких корпораций.

Пока Интернет находится под контролем потребителей, выбирающих между содержанием, приложениями и услугами в любом месте, независимо от того, кто является владельцем сети. Там нет посредников. Но без соблюдения принципа «сетевого нейтралитета» Интернет будет выглядеть как кабельное телевидение. Владельцы сети решат, какие каналы, какой контент и какие приложения теперь могут быть доступны; потребителям придется выбирать из меню, которое составят новые хозяева Интернета.

Свободный и открытый Интернет принёс с собой революционную возможность: любой Интернет-сайт может стать телеканалом или радиостанцией. С потерей принципа «сетевого нейтралитета» закончится эта беспрецедентная возможность для свободы выражения мнений.

Интернет всегда был основан на инновационной деятельности. Веб-сайты и услуги были успешны или неуспешны по причине их собственных достоинств или недостатков. Утрата принципа приведёт к тому, что решения, принимаемые сейчас коллегиально миллионами пользователей, будут приниматься в залах заседаний мега-корпораций. Выбор, который сейчас мы делаем сами, будет диктоваться интернет-баронами.

В августе 2009 года республиканцы Эдвард Марки (D-Mass.) и Анна Эш (Eshoo) внесли на рассмотрение Конгресса Закон о сохранении свободы в Интернете (HR 3458). Этот закон будет защищать принцип «сетевого нейтралитета» и может оградить будущее открытого Интернета и защитить интернет-пользователей от дискриминации в нём.

Настоятельно просим призвать ваших членов Конгресса поддержать эту важную часть законодательства уже сегодня!»

Далее в том же духе.

Глас вопиющего в пустыне, но и на том спасибо.

Обратите внимание, что о свободе Интернета говорят республиканцы, а не демократы.

Как уже было замечено ранее и многими, значительная часть демократов связана с интернет-компаниями, потому им выгодно наложение дополнительных плат и налогов на интернет-услуги. Ну а там, где замешаны интересы крупного бизнеса, там всё происходит быстро.

Дебаты вокруг закона, защищающего принцип «сетевого нейтралитета» ведутся постоянно, но, думаю, дебаты эти дебатами и останутся. Общая тенденция усиления регуляции СМИ со стороны крупных корпораций и правительственных структур говорит о том, что времени для общения осталось не так уж много.

Что ж, давайте общаться. Это лучше, чем ничего.

Вот сайт этих обречённых подвижников и неисправимых романтиков – Save The Internet (Net Neutrality)

А ещё позволю себе на прощание, напомнить вам ответ Майкла Моргулиса на вопрос читателя об Интернете :

– Уважаемый Майкл Моргулис, в вашей книге «Тоска по раю» вы с большой литературной силой высказали ностальгию человечества по утерянному раю.  И рассказали о прекрасной любви между героем книги Иеремией и девушкой Пони. Спасибо за эту необыкновенную книгу. И второе.  Сейчас многие спорят о значении Интернета, о его положительном и отрицательном воздействие на людей.  Не могли бы вы высказать своё мнение об этом?
Алексей  Косинский, кандидат экономических наук. Минск.

Как и всё великое-нейтральное Интернет служит добру и злу, Богу и дьяволу, хорошему и плохому. Это вписывается в логику рассуждения о нашем мире, где во многих случаях жизни человек находясь в состояние  внутренней  свободы данной ему Богом, может определять выбор  своих действий по отношению ко всему происходящему вокруг него. Что ж, в этом нет ничего нового, кроме того, что теперь для этого человек использует гигантскую всеобъемлющую технологическую силу Интернета. И благодаря этой силе, он получил доступ сообщать о своём выборе другим. Т.е. один человек получил доступ ко всему человечеству. Это величайшее событие в  истории мира расщепило и изменило общее сознание цивилизации и дало индивидууму невероятное право, воздействовать своими мыслями и откровениями на целый мир. До сих пор большинство людей  ещё не до конца осознали, что началась новая коренная трансформация человеческого сознания, которая приближает это сознание к ближнему и к Богу.  Ибо Интернет – это Божье послание в мир, хотя, опять таки,  могущее быть использовано, как для спасения, так и для гибели. Другими словами, человечество с помощью Бога незаметно вступило в эпоху более умудрённого, зрелого сознания цивилизации. Бог дал небесный привод  для усовершенствования нашего сознания, и даже возможность, для  рождения в нас нового сознания и, как последствие этого  –  умерщвления в нём многих ветхих понятий о жизни. Этот свершёный Божий Акт, способствует сближению человечества,  и результатом его  должна стать вначале понятая, а потом исполненная людьми Божья сверхзадача.  Возможный результат этого Акта:  По предполагаемому замыслу Бога, обмен между людьми всей существующей  в мире информацией, должен помочь людям понять небесно-земной замес  и смысл этих великих открытий, которые, в результате, дают возможность человеческому индивидууму приблизиться к его Творцу. Наряду с этим, небесносознательное допущение создания всемирного терроризма недвусмысленно даёт понять, что Интернет не изменил нас, а дал через  глобальную сеть информации лишь возможность к изменению и познаванию пути к добру и злу, к Богу и дьяволу. Если мы хотим увидеть жизнь такой, какая она есть, надо просто понять, что страшное и мощное ветхое сознание язычества существует  сегодня по всему миру, прикрываемое мундирами и фиговыми листками различных религий. Оно живёт  в каждом из нас, в той или иной степени. И нет силы на земле, которое выкорчевало бы его. Такая сила есть только на Небе, и, возможно, она выкорчёвывается только крестом Иисуса. Интернет, это только лишь технологические, невероятно ультрасовременные и возможно космические – костыли, помогающие нам выйти на единственно верную дорогу. Говоря легче, Интернет –  дополнительная великая сила, данная нам для познания жизни и избрания в ней дороги.
Лишь рассматривая глобальные события на планете через призму  вышесказанного, мы сможем  слегка отодвинуть занавес, открывающий действительную ситуацию в огромном зале театра  всемирных событий. Если вышесказанное будет не понято или непонятно, занавес не отодвинется, мы останемся на неосвещённой сцене и будем уходить в тёмные углы забвения, не понимая этой жизни и событий, которые в ней происходят. Наверное, это очень важно!
Пару слов я хотел бы добавить, что Интернет в своей нейтральной логике оказался также сточной зловонной трубой для всякого рода хамов, человека и Бога ненавистников, карикатурных изделий на творение Божье (кто их создал, можете догадаться сами),  существ, опустившихся в своей низости до полной духовной деградации, по Фёдору Сологубу различных «мелких  бесов», прокламирующих злыми голосами бесовские идеи ненависти. Но, с вздохом, надо принимать  и это, ибо всё, абсолютно всё, как мы говорили – доброе и злое – происходит в границах ауры свободы, предоставленной нам Творцом. И последнее, – душевное сознание рождает гипотетическую мысль – только любовь, сообщенная с Креста, помогает нам с пониманием и прощением относиться ко всему происходящему в этом безумном мире.
Михаил Моргулис, Флорида.

Share

АНАЛИЗ АРАБО-ИЗРАИЛЬСКОГО КОНФЛИКТА. Обратный отсчёт

Одной из наиболее обсуждаемых тем в СМИ уже много лет является тема арабо-израильского конфликта. Вопросы национальной миссии, политической идентичности и исторической судьбы еврейского народа рассматриваются в контексте постоянной борьбы за существование. Через 60 лет после создания Израиля его право на существование остаётся под вопросом. Израиль описывается в качестве главной угрозы миру во всём мире. Для того, чтобы найти реализуемый способ разрешения арабо-израильского конфликта, необходимо рассмотреть основные объективные обстоятельства, оказывающие на него существенное влияние.

Израиль – библейская страна с 4000-летней историей, центр трёх мировых религий. Расположенный на крохотной территории в 20 тысяч квадратных километров на стыке Европы, Азии и Африки, Израиль духовно, исторически и политически является местом встречи цивилизаций Востока и Запада. Так уж сложилось, что Израиль – это исторически определённая зона геополитической нестабильности, расположенная на тройных конфессиональных границах цивилизаций. Взаимоотношения цивилизаций всегда потенциально конфликтны, поскольку в основе их различий лежат ценности и убеждения, примирить которые гораздо сложнее, чем экономические и политические интересы.

В действительности то, что палестинская проблема упрямо и давно продолжает существовать, в большой степени может быть объяснено тем уникальным статусом, который придается ей международной общественностью. Конкретная историческая обстановка, человеческие параметры национальных лидеров, общественное мнение и величина возможной экономической выгоды определяют политику конкретных стран в конкретное время на увеличение или уменьшение уровня арабо-израильского противостояния. Степень поддержки западным миром арабских стран в ООН также позволяет поддерживать конфликт на приемлемом для западных стран уровне.

С самого зарождения арабо-израильского конфликта в нём неизменно присутствовал и религиозный аспект. Эта часть арабо-еврейского противостояния ужесточалась и развивалась по мере ужесточения конфликта и по мере ужесточения противостояния мусульманской цивилизации остальному человечеству. Агрессивность мусульманской цивилизации вызвана, с одной стороны, её неконкурентоспособностью, а с другой – безудержным стремлением к экспансии своей идеологии. Для исламистов сам факт восстановления Израиля является глубочайшим оскорблением, потому что он подтверждает, что вся история Библии и все пророчества её верны, следовательно, верны ожидания евреев и христиан о финальном торжестве Сиона и поклонении всех народов Богу Авраама, Исаака и Иакова. Это перечёркивает все мечты исламистов об их избранности для мирового владычества.

Однако Россия, Западная Европа, США полностью игнорируют религиозную часть арабо-израильского конфликта, сводя его к вооружённой борьбе двух народов за одну и ту же землю. Признание религиозного аспекта конфликта неминуемо привело бы их к осознанию того факта, что мусульмане не признают необходимости мирного сосуществования. Таким образом, сохраняя арабо-израильский конфликт, христианский мир пытается оттянуть неминуемое грядущее военное столкновение с мусульманской цивилизацией. Палестинская проблема во многих аспектах является искусственной конструкцией, усугубленной ненавистью арабских государств, экономическими интересами мировых держав, а также глупостью и бездарностью израильского руководства.

Арабо-израильский конфликт в настоящее время включает в себя четыре параллельных процесса: процесс установления мира между арабами и Израилем; процесс поэтапного уничтожения государства Израиль; процесс усиления арабо-израильского конфликта; процесс глобального противостояния мусульманской цивилизации остальному человечеству. В лучших традициях современной политкорректности, не позволяющей оперировать такими понятиями, все эти процессы были заменены синонимом – «мирный процесс». Мифологема ближневосточного урегулирования в действительности – вялотекущая террористическая война, на которую выделяются ежегодно миллиарды долларов. Одинаково разрушительная для обеих сторон, эта война уже погубила и искалечила тысячи жизней. Для оправдания убийств был придуман невероятно циничный термин – «жертвы мирного процесса».

Утверждение, что врагом Израиля является терроризм, неверно. Терроризм является тактическим оружием, которым пользуется новая инкарнация нацизма, исламизм – идеология, захватившая большую часть мусульманского мира. Радикальный ислам нацелен на завоевание политического господства над «неверными» – христианами и евреями. Военный джихад – это непрерывная попытка расширить, захватить и исламизировать сопредельные цивилизации. Идеологический джихад, направленный на символ библейской цивилизации – Иерусалим, обрабатывает сознание Запада, парализуя волю к сопротивлению. Этому процессу активно способствуют либеральные западные СМИ.

Поскольку цена на нефть возрастает с увеличением вероятности войны между Израилем и арабскими странами, то, в соответствии со структурой импорта нефти, страны, представляющие большую часть совокупного капитала планеты, заинтересованы в установлении мира на Ближнем Востоке любой ценой. К повышению цен ведёт активность агрессивной стороны, поэтому совокупный международный капитал способствует установлению мира на арабских условиях, постоянно поддерживая арабов и оказывая преимущественное давление на Израиль.

После прихода в Обамы в Белый дом для еврейского государства начался обратный отсчёт. Международное давление на Израиль чрезвычайно усилилось, и вся военно-экономическая мощь Израиля не в состоянии воспрепятствовать принятию соглашений, ущемляющих интересы еврейского государства. В условиях отсутствия фактора американо-советского противостояния заинтересованность в Израиле его главного союзника – США – существенно ниже, а американские инициативы в области мирного урегулирования создают Израилю больше проблем, чем преимуществ. Последние месяцы отмечены непрерывными попытками администрации США навязать Иерусалиму вариант решения израильско-палестинского конфликта «два государства для двух народов». Реализация этого принципа стала навязчивой идеей президента Барака Обамы и госсекретаря Хиллари Клинтон, которых поддерживают британский премьер Гордон Браун, президент Франции Николя Саркози, премьер Италии Сильвио Берлускони, руководители ЕС, ООН, других международных организаций.

Под давлением США премьер-министр Израиля Беньямин Нетаниягу объявил о признании принципа «два государства для двух народов», означающего фактическое признание независимой Палестины в её нынешних границах, хоть и обставленное рядом жёстких условий. Главными условиями Нетаниягу назвал демилитаризацию нового государства и признание Израиля «государством еврейского народа». Уговорить или заставить палестинцев признать Израиль Бараку Обаме, лоббирующему новое палестинско-израильское соглашение, будет очень трудно. Палестинцы не откажутся от требования вернуть территории, захваченные Израилем в 1967 году, прежде всего Восточного Иерусалима. Требование демилитаризации также является для Рамаллы невыполнимым.
В Вашингтоне укрепилось мнение, что американская администрация должна представить новый план урегулирования палестино-израильского конфликта, основанный на ранее достигнутых между Израилем и ПА соглашениях. Новый план мира на Ближнем Востоке будет представлен осенью. В вопросе о границах новый план США на 90% соответствует соглашениям Кемп-Дэвида. Обама намерен связать новый план с иранской проблемой, против чего Израиль возражает, а также перенести обсуждение проблемы беженцев и Иерусалима на заключительный этап переговоров, связав их с соглашением с Сирией. Речь идёт о навязывании решения палестинцам и израильтянам, поскольку Обама убедился, что добровольно стороны соглашения не подпишут.
Если развитие событий не устроит Вашингтон, заявление США о признании вины Израиля в срыве переговоров предоставит палестинцам возможность объявить переговоры провалившимися и двигаться в сторону одностороннего провозглашения государства в надежде, что мировое сообщество признает такое государство. Европа уже сказала, что признает подобную одностороннюю декларацию. В таком случае американцам будет трудно не признать палестинское государство, несмотря на экономическое и стратегическое партнёрство с Израилем.
Премьер-министр ПА Салам Файяд считает, что создание палестинского государства возможно уже в 2011 году, даже при отсутствии соглашения с Израилем. Файяд отмечает, что палестинцы хотят независимого и суверенного государства. Он и его помощники планируют объявить палестинскую государственность ещё при нынешней каденции президента США Барака Обамы. Глава МИД Израиля Авигдор Либерман предостерёг лидеров ПНА от одностороннего провозглашения независимости. В противном случае он пообещал, что армия оккупирует Западный берег реки Иордан, а правительство аннулирует все ранее заключённые двухсторонние договоренности.
Вопрос об Иерусалиме, как известно, является одной из самых сложных проблем палестино-израильского урегулирования. Недавно посол Израиля в США Майкл Орен уведомил израильских дипломатов, что американо-израильским отношениям грозит серьёзный кризис в результате решения израильского правительства о строительстве новых домов в Восточном Иерусалиме. Один из видных палестинских политических лидеров Сари Нусейбе в этой связи утверждает, что с 1967 года ситуация сильно изменилась: разделить Иерусалим на палестинскую и еврейскую части сейчас гораздо сложнее. Идея о существовании двух государств, еврейского и палестинского, появилась 40 лет назад, её автором был Ури Авнери, но за эти годы возможность создания двух государств, по мнению палестинского учёного, исчезла.

Некоторые шансы, будучи упущенными, утрачены безвозвратно. Палестинцы уже получали шанс создать вожделенный национальный очаг. О разделе территории Палестины на два государства – еврейское и арабское – говорила резолюция Генеральной Ассамблеи ООН №181 в ноябре 1947 года. Еврейское население Палестины воспользовалось ею для того, чтобы провозгласить государство Израиль. Резолюция носила лишь рекомендательный характер и была единодушно отвергнута арабскими странами, которые в мае 1948 года совершили военную агрессию против вновь созданного еврейского государства. В войнах 1967 и 1973 годов агрессором де-факто выступили арабские страны, а Израиль был оборонявшейся стороной. Именно здесь родилось понятие «оккупированные территории», и нескончаемые требования к Израилю с «оккупированных территорий» уйти. Обама, как известно, в своей речи в Каире повторил этот призыв.

Государственные системы в подавляющем большинстве арабских стран построены на принципах тоталитаризма, существенной частью репрессивного аппарата которого всегда является армия. Для оправдания необходимости для нищей страны содержания большой армии пропагандой сознательно многократно преувеличивается внешняя угроза, роль которой выполняет Израиль. Арабские тоталитарные режимы для упрочения своей центральной власти провоцируют усиление арабо-израильского конфликта, так как ситуация, близкая к войне, укрепляет единение народа и снимает большую часть экономических требований масс.

При содействии ООН, арабских стран, США, Западной Европы и России на территориях арабских стран, прилегающих к государству Израиль, были созданы и продолжают существовать лагеря палестинских беженцев, в которых воспроизвелись уже несколько поколений палестинских арабов. Арабские страны, спровоцировавшие в 1948, а затем и в 1967 годах бегство десятков тысяч людей из родных мест, 60 лет спекулируют на «проблеме беженцев», подвергают неустроенных палестинских арабов издевательствам. Обездоленные, невежественные и обозлённые люди – благодатная среда для взращивания борцов за освобождение Палестины. Проживающих в лагерях людей убеждают, что это евреи и государство Израиль лишили их достойного человека существования. Увеличение численности «борцов» и усиление их мотивации провоцирует ужесточение конфликта.

Верховная Комиссия ООН по Беженцам (UNHCR) несёт ответственность за всех беженцев в мире, кроме палестинцев, для которых в ООН создана отдельная организация – UNRWA. Эти организации пользуются разными определениями термина «беженец», что имеет очень важные политические последствия. Если применить определение Верховной Комиссии ООН по Беженцам к палестинцам, их число составит менее 5% от нынешней цифры в 4,7 миллионов по определению UNRWA. Ликвидация UNRWA является обязательным условием для любого полного и долгосрочного решения палестинского вопроса, а оставшиеся палестинские беженцы должны быть помещены под защиту UNHCR. Палестинцам придётся смириться с тем, что ни один так называемый беженец на территорию Израиля не вернётся.

Переговорный процесс между Израилем и арабами под патронажем США, Западной Европы, России и ООН приведёт только к поэтапному ущемлению интересов Израиля, вплоть до полного уничтожения еврейского государства. Сегодня Израилем пытаются откупиться. Однако Израилем Запад откупиться от исламизма не сможет, как не смог откупиться евреями от Гитлера. Это война цивилизаций, живущих в разном социальном времени, с противоположными политическими, экономическими и социальными системами, основанными на фундаментально раз¬личных ценностях, в которой одна из этих систем должна одержать победу, а другая – исчезнуть.

Стратегическая цель палестинцев – уничтожить Израиль как таковой. Будущее палестинское государство, так же, как и Газа под властью «Хамаса» сегодня, превратится в плацдарм для нападений на Израиль, поскольку властные структуры такого государства от мирной хозяйственной деятельности смогут получать на несколько порядков меньше финансов и политического международного значения, чем от конфронтации с Израилем. Поэтому в Палестинской автономии сегодня происходит идеологическая индоктринация населения.

Инфраструктура террора, при всей важности накопленного потенциала боеприпасов и боевиков, непосредственно занимающихся запуском ракет по израильской территории, прежде всего находится в головах миллионов палестинцев Повсеместный культ шахидов в палестинском обществе не позволяет надеяться на то, что ценности межконфессиональной и межэтнической толерантности будут пользоваться в этой среде уважением. Такая реальность не могла бы существовать без действенного покровительства властным структурам Палестинской автономии со стороны США, Евросоюза, России, арабских стран, ООН и лево-ориентированных политических сил в Израиле. Приходится признать, что независимая Палестина как полноценное государство не состоялось и вряд ли состоится. Этого не хочет признать администрация Барака Обамы.

Сегодня нельзя с уверенностью сказать, сможет ли еврейское государство пройти через испытания «на прочность» современного периода своего существования, причем основными причинами этого могут стать не столько внешнее давление его противников или разрушительный эффект от усилий мирового сообщества по ближневосточному мирному урегулированию, сколько причины внутренние. Элементами, подталкивающими израильское общество к активному участию в процессе самоуничтожения, являются отсутствие приемлемого для большинства плана решения арабской демографической проблемы и покорность обстоятельствам, выработанная у народа тысячелетиями жизни в изгнании, заставляющая его принимать пассивную, защищающуюся сторону в арабо-израильском конфликте.

Израильскому политическому и военному руководству не мешало бы изучить мудрость знаменитых полководцев, ибо тот, кто не помнит прошлого, обречён на его повторение. «Самое первое, самое главное и самое важное в смысле последствий решение, которое должен принять государственный деятель и командир, это определить тип войны, в которую он погружается; здесь нельзя ошибиться, равно, как и нельзя пытаться превратить войну во что-то противное её природе», – утверждал генерал Карл фон Клаузевиц.

США опасаются, что, освободившись от опеки «миротворческого сообщества» и начав проводить наступательную политику, Израиль может стать слишком самостоятельным. Но если не произойдёт переворот в общественном сознании еврейского народа из обороняющейся стороны в арабо-израильском конфликте в инициативную сторону, то он не сумеет противостоять тенденции к уничтожению государства.

Анализ истории конфликта и его современного этапа дают основания полагать, что дальнейшие попытки достичь политического решения на базе традиционного подхода являются в лучшем случае бесполезными, поэтому следует искать альтернативные решения. Основание независимого палестинского государства должно быть снято с международной повестки дня. Если Израиль хочет иметь дело с дружественной, или, по крайней мере, не враждебной администрацией в Палестинской автономии, ему необходимо взять управление этой территорией в свои руки. Палестинцам следует провести реформы в ряде областей под международным контролем: в политическом устройстве, в экономике, в образовании. Гуманитарная трагедия палестинцев должна быть разрешена, но не как политическая проблема, а как гуманитарная.

Как заметил Альберт Эйнштейн, проблемы, созданные определённым уровнем сознания, не могут быть решены на том же уровне сознания. Политические проблемы Ближнего Востока не могут быть решены политическими методами – необходимы методы духовные. Суть конфликта состоит не столько в борьбе Израиля с палестинцами, сколько в конфликте Востока и Запада внутри самого израильского общества, в отказе от своей национальной миссии духовной трансформации мира.

Если «принуждение к миру» – форма международного вмешательства по отношению к стороне конфликта, то США и международное сообщество, сами того не подозревая, осуществляют по отношению к Израилю новую миротворческую политику – «принуждение к небу». Однако во всех странах существует сегодня дефицит политиков, обладающих стратегическим видением, способных глобально мыслить и локально действовать в данном месте и социальном времени, и Израиль в этом смысле не исключение.

© Милана Горенштейн

www.milanas.info

Share