ПОХМЕЛЬЕ ПОСЛЕ ПОБЕДЫ.План Обамы: избавиться от Израиля.


Предваряющий комментарий: Об Обаме  я высказал мнение в статье  “Мысли во время инагуарации”. Писал, что он напоминает мне известного персонажа из Библии. Имя ему Антихрист.  Вначале он всех очарует, а потом всех очарованных подчинит  и сделает своими рабами. Антихристу также ненавистен  избранный народ, евреи, именно потому что их избрал Бог.  Ни одну из своих потаённых мыслей Антихрист  раньше времени не выдаст. Его отличает дьявольский ум, невероятная хитрость, тщательно скрываемая ненависть к  белому человеку, и гениальное умение носить маски добрых,  наивных и  славных людей. Но под этими симпатичными, но мёртвыми масками  скрываются невероятная жестокость, абсолютная ложь, полное презрение, непоколебимая жажда убийства. Таков библейский Антихрист, которого трагически напоминает  нынешний президент Обама. Мне кажется, что в его избирательную компанию самый  большой взнос внёс  лучший  лоббист мира, по имени Дьявол.   Когда после президентской гонки победный угар стал рассеиваться, Америка  и мир стали понимать, что романтичный чёрный юноша с повадками Джона Кеннеди стал  трансформироваться в Антихриста. И не чёрная наружность вызывает тревогу, а наличие великой черноты внутри его. Как известно, большинство евреев Америки проголосовали  за Обаму.  Сейчас, когда после танцев, криков “лехаем” и  радостных выкриков о демократии, многие увидели настоящий сценарий его действий, а не придуманный, который писали ему будущие слуги. И становится  не просто горько, но и страшно. Потому что цель Антихриста известна всем: Сделать наш мир миром рабов. А тех, кто не подчинится – уничтожить.  Присказка, “Умри ты сегодня, а я завтра”, в этом случае не работает. Умирать с коротким интервалом  будут все . Но вначале надо уничтожить тех, через кого пришёл в мир единый Бог, евреев и их страну Израиль.  План прост, и в контексте рассуждений Дьявола логичен. Так готовится конец света. Христиане Америки раньше других  разгадали “романтика с замаскированными клыками”. Именно христиане являются сейчас самой большой и самой эффективной силой, противоборствующей  поднятому на Олимп политическому Отелло, который очень скоро задушит наивную демократию-Дездемону.
Как ни будет странно звучать моя последняя фраза, я её скажу: В этой ситуации, люди  разных стран должны молиться о милости Божьей, ибо от этого зависит, будут ли жить наши дети и внуки.

Майкл Моргулис

КАЖЕТСЯ НАСТУПИЛО ВРЕМЯ ЗАДАТЬ ВОПРОСЫ ЕВРЕЯМ США:

“Теперь, после того, как заворожившее вас во  время выборов президента слово ‘Change ( изменение)  наполнилось определенным содержанием:
А) Сожалеете вы, что привели этого надменного и наивного сумасшедшего, одержимого нарциссическим комплексом, к власти?
Б) Испытываете ли вы чувство вины по отношению к преступлению, совершенному вами по отношению к Израилю 4-го Ноября 2008-го года?”
Предлагаем вашему вниманию статью американского журналиста Даниэля Гринфилда (Daniel Greenfield).

Если и есть что-нибудь, что администрация Картера может отнести на свой счет, так это подъем новой волны исламского терроризма, афганского суннитского и иранского шиитского. Именно правительство Картера отвернулось от Израиля и  выразило доверие  исламским террористам, которые начали священную войну против США еще до того, как Картер покинул Белый дом.
Прошло 28 лет, и ситуация повторяется: администрация Обамы не просто действует по-картеровски, она планирует превзойти планы Картера. 28 лет назад шиитский и суннитский террор в сравнении с поддерживаемыми Советским Союзом типичными марксистскими террористическими группировками вроде ООП представлялся второстепенной проблемой.
Сегодня, не без участия администрации Картера, исламские группировки контролируют целый ряд стран и строят планы дальнейшего распространения своего влияния. По мере того, как суннитские и шиитские группировки стремятся получить и использовать ядерное оружие, от Пакистана до Афганистана, от Газы до Ливана, от Ближнего Востока до Юго-Восточной Азии эта угроза становится все реальней и ощутимей.
Как и его предшественник Картер, Обама уже предпочел заключить закулисные сделки с иранскими муллами, предлагая им власть над Ираком и Афганистаном в обмен на умиротворение, которое позволит ему провозгласить “Миссия выполнена!” и вывести войска. Тем более, что с этим желательно успеть до следующих выборов. Результатом этих соглашений стал закон, разрешающий насилие над женами-шиитками, поддержка финансируемого Америкой коалиционного правительства ФАТАХа и Хамаса на территориях и растущая экспансия талибов.
Если Иран станет нашим лучшим другом, то, видимо, Израиль – заклятым врагом.
Обаме удалось втереть очки, назначив Хиллари Клинтон государственным секретарем. Он дал ей громкий титул с полным отсутствием полномочий, зато наводнил Совет государственной безопасности и даже Пентагон ставленниками саудовских нефтяных шейхов или своими леворадикальными приятелями.
Выборы правого правительства в Израиле подлили масла в огонь и предоставили еще больше возможностей для нападок. Действующая стратегия выглядит следующим образом.
Администрация Обамы разделила израильскую проблему на две: собственно Израиль и американские евреи.
Люди Обамы проработали этот вопрос и поняли, в чем была ошибка Картера. В отличие от Картера, Обаме вовсе не нужны проблемы с имиджем в еврейской общине. Тем не менее, если такие проблемы возникнут, то любимый вождь и его ручная пресса полностью готовы к тому, чтобы развязать кампанию ненависти против американских евреев в стиле Уго Чавеса, как бы неприлично и грязно это ни было. Однако вопреки происходящим в Америке переменам, планка мерзостей, которые могут вытерпеть средние европейцы и американцы, все еще выше венесуэльской. Так что люди Обамы решили рассматривать каждую из этих двух сторон еврейской проблемы отдельно.
Американские евреи – Обаме хватило сообразительности разместить в своем центре и авангарде еврейских назначенцев. Как и члены других меньшинств, некоторые американские евреи страдают проблемами, связанными с низкой самооценкой, которые сглаживаются в тот момент, когда этим евреям кажется, что их принимают. Они не понимают, что использовать вовсе не означает принимать, и что за спиной назначенных Обамой людей стоят те, кто в свое время сотрудничал с фашистами, вроде Сороса, которые не испытывают по отношению к отдельным евреям или всей общине ничего, кроме презрения.
При всем своем внешнем расположении к евреям, люди Обамы потихоньку задвинули еврейские организации и их лидеров в дальний угол. В еврейских организациях происходит медленный, но верный захват власти левыми радикалами. Те, кто в семидесятые годы были членами леворадикальных и антиизраильских групп Брира или Конэйм, сегодня заняли ключевые позиции в таких организациях как Объединенный еврейский призыв. Еврейских лидеров, выразивших справедливые сомнения в кандидатуре Обамы в предвыборный период, тайными угрозами заставили замолчать.
Как и в случае с консерваторами, был составлен список тех, кого можно заставить прогнуться, а кого нет. Первые получили статус умеренных, а вторые – экстремистов.
Тем временем активизировалось объединение левых групп из разряда Jewish In Name Only (евреи только по названию). Ключевое положение среди них занимает основанная Соросом организация J Street , созданная как антиизраильское лобби, которое в конечном счете должно заменить AIPAC. Сама же организация AIPAC оказалась связанной по рукам вследствие точно спланированного скандала с утечкой аудиозаписей (так называемый “Утечка Харман”). И снова переданное евреям сообщение было предельно понятным: сотрудничайте и не высовывайтесь, или мы вас уничтожим.
Суть данного подхода к проблеме американских евреев можно передать следующим образом:
1) Поглотить существующие еврейские организации и способствовать их полевению при содействии левых радикалов, прошедших школу семидесятых.
2) Создать новые прогрессивные организации, нацеленные на молодое поколение евреев, оторванных от своей настоящей идентичности. Науськивать эти организации на израильское правительство и произраильски настроенных евреев и параллельно фальсифицировать результаты опросов так, чтобы они указывали, что американские евреи поддерживают эти организации и Обаму.
3) Тайком запугать и заставить замолчать оставшиеся еврейские организации и еврейских лидеров.
Общий смысл всего этого: поддерживать общий безмятежный вид американской общины, в то время как в темноте поблескивают острые ножи.
Израиль – Основная идея администрации Обамы – Израиль должен исчезнуть. По мнению наиболее умеренных ставленников Обамы, Израиль – это один из дестабилизирующих факторов на Ближнем Востоке, по мнению более леворадикальных советников, – это западное империалистическое колониальное государство, которое должно быть разрушено во имя революционной справедливости; с точки зрения ислама, Израиль – это государство нечестивых, которое не имеет права на существование в Дар Аль Ислам….
Администрация Обамы, определенно враждебная по отношению к Израилю, хочет избежать публичных столкновений, которые характеризовали президентство Картера и Буша-старшего. Вместо этого она предпочла бы модель, использовавшуюся администрацией Клинтона: с доброй улыбкой вести тайную войну против Израиля, смещать правительства, навязывать большие уступки террористам.
Это значит – избегать резких открытых нападок на Израиль, и в то же время поддерживать равномерное давление с целью добиться широких односторонних уступок, принятия  мирных планов , предложенных саудовцами и Арабской лигой, утвердить Хамас, как новую власть в Палестинской автономии, и проследить, чтобы израильтяне воздерживались от реакции на ракетные обстрелы и теракты.
Соединенные Штаты могут оказывать два вида тайного давления на Израиль: финансовое и военное.
Финансовое давление может быть направлено на то, чтобы разрушить правительственную коалицию Нетаниягу путем экономической дестабилизации Израиля. Это наиболее эффективный и прямой путь – сместить правое правительство и заменить его левоцентристской коалицией. Для этого у администрации Обамы есть широкий выбор тактических приемов, явных (расшатывание израильского экспорта и импорта) и тайных (расшатывание шекеля). Кроме того, можно начать расследование в связи с сбором пожертвований и запретить организациям вроде Еврейского земельного фонда мобилизовать средства в США. Все эти методы на самом деле когда-то уже использовались.
В военном плане люди Обамы могут привязать свои исключительно виртуальные усилия по борьбе с иранским атомом к уступкам террористам. Поскольку израильские уступки никогда не будут достаточными, а Обама настроен скорее сотрудничать с Ираном, чем препятствовать реализации его ядерной программы, то и здесь толку не будет…  Более того, отключенный от сети поставок передовых военных технологий, Израиль остается зависимым от американского военного оборудования и запчастей. Эта зависимость возникла вследствие десятилетий американской военной помощи. В отличие от многих других стран, включая Швецию, у Израиля нет даже своих реактивных военных самолетов. ВВС Израиля в высокой степени зависят от американского вооружения, оборудования и запасных частей. Изоляция приведет к опасной уязвимости Израиля в случае войны. Именно этот строгий ошейник использовался, чтобы помешать Израилю атаковать Саддама Хуссейна во время Войны в заливе и осуществить упреждающий удар по противнику во время войны Судного дня.
В целом, суть политики Обамы состоит в том, чтобы, с одной стороны, прижать Израиль к стене путем финансового и военного шантажа, направленного на правительство Нетаниягу, а, с другой, контролировать американскую еврейскую общину с тем, чтобы избежать протестов и возмущения.
Чем больше предложит Израиль, тем сильнее будет закручивать гайки администрация Обамы. Какими бы ни были эти предложения, их все равно окажется недостаточно, и именно Израиль будет виноват во всех нарушениях переговоров и вспышках насилия. СМИ припишут Израилю и, в частности, Нетаниягу, экстремизм и отсутствие гибкости. Пресса постепенно обелит Хамас, как в свое время она отмыла бандитов Арафата (при условии, что Хамас проявит больше намерения сотрудничать в целях создания своего позитивного имиджа, чем Ахмадинеджад).
Суть плана в том, чтобы уничтожить Израиль, сначала подвинув его к краю пропасти, а потом сбросив в нее. Враги Израиля получат самое современное американское военное снаряжение. Но не Израиль. На Израиль будет оказываться экономическое давление до тех пор, пока правительство Нетаниягу окончательно не падет, после чего страну возглавит слабый левый лидер вроде Ливни, который будет выполнять требования нового фараона.
Тем временем так называемые американские еврейские организации будут поддерживать Обаму. Одни – потому что именно с этой целью они были созданы, как, например, J-Street, а другие – потому что они были узурпированы, запуганы, сбиты с толку.
Таков этот план и вот что нас ждет. Всё остальное, что могло случиться, уже произошло.

Даниэль Гринфилд, США.

Share

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО НА МИЛЛИОН

Чем ценна для науки работа Григория Перельмана.


Российскому математику-отшельнику Григорию Перельману присудили Премию тысячелетия Математического института имени Клэя (Кембридж, США) за доказательство гипотезы Пуанкаре. В 2006 году он уже получил за него Медаль Филдса, но отказался от награды и стал знаменит широкой публике именно благодаря этому поступку. Теперь Перельмана настиг еще и миллион долларов, от которого он также намерен отказаться. Обозреватель “Недели” Пётр Образцов – о том, чем так ценно для науки доказательство нашего соотечественника.

Пластилиновая гипотеза

Великий французский математик Анри Пуанкаре в 1904 году сформулировал свою знаменитую гипотезу таким образом: всякое односвязное компактное трехмерное многообразие без края гомеоморфно трехмерной сфере.

Что это означает в переводе с математического на русский, попытаюсь объяснить чуть позже, а сейчас усложним задачу – на самом деле для ее упрощения. Итак, несколько позже выяснилось, что эта гипотеза является всего лишь частным случаем обобщенной гипотезы при n = 3, гласящей, что для любого n всякое многообразие размерности n гомотопически эквивалентно сфере размерности n тогда и только тогда, когда оно гомеоморфно ей.

Не надо беспокоиться, я вовсе не собираюсь объяснять значение всех этих терминов. Для нас важно только то, что для n более 4 гипотеза уже была доказана к 1982 году. Но в виде обобщения (гипотезы Тёрстона) и собственно гипотезы Пуанкаре это удалось сделать в 2002 году питерскому математику Григорию Перельману.

Попробуем разобраться с первой формулировкой гипотезы. “Односвязное компактное трехмерное многообразие” – это любое тело без дырок. Например, простейший шар, или куб, или лист бумаги, на котором напечатана эта статья, или даже человеческое тело без сквозных отверстий. Тела многих наших предпринимателей после контрольного выстрела в голову явно не удовлетворяют этому условию, как и бублик, чашка с ручкой и дуршлаг.

Гомеоморфизм (от греческого “похожий с виду”) – это возможность из одной фигуры получить другую, сжимая или вытягивая какие-либо ее части. В мультфильме про пластилиновую ворону аниматоры так и поступали – из вороны вполне можно вылепить дворника. Из шара – куб, из бумаги – шар. Но ни шар, ни ворону нельзя вылепить из чашки, так как отверстие никуда не исчезнет, а залепить его нельзя.

Так вот гипотеза Пуанкаре утверждает, что всегда найдется способ любое трехмерное тело без разрезания и склеивания превратить в шар. Над гипотезой математики бились более ста лет, причем иногда дело и впрямь доходило если не до драки, то до битвы за приоритет.

Как это было

Впервые свое доказательство Григорий Перельман еще в 2002 году выложил на сайте arXiv.org, который используется учеными самых разных направлений для быстрого обнародования своих результатов, – научные журналы часто публикуют статьи с опозданием. Так случилось, например, с Николой Теслой. Его патент на электродвигатель переменного тока был опубликован после выступления Феррариса о его двигателе, хотя заявлен патент был до. Приоритет Теслы оспаривается до сих пор.

Краткое содержание своей работы Перельман послал математикам Гамильтону, который в свое время придумал “дорожную карту” для доказательства гипотезы Пуанкаре, а также Яу и Тяну. Они принялись проверять доказательство, причем вскоре им пришлось изучить и два следующих препринта Перельмана. Китайский корифей Яу переложил работу по проверке на коллег, которые и опубликовали статью со своим вариантом доказательства, оценив вклад Перельмана в 25%.
Но ничего у них не вышло. Через четыре года Перельману была присуждена Медаль Филдса и был окончательно признан его приоритет. Журнал Science даже назвал это доказательство “прорывом года”.

Питерский отшельник

Известный математик Владимир Губайловский отмечает, что при объявлении лауреата Институт Клэя нарушил собственные правила, согласно которым доказательство должно быть опубликовано не на сайте, а в крупном математическом журнале. Но дело тут вот в чем: объявив в 2000 году о семи “премиях тысячелетия”, институт сильно “задрал планку”. Эти задачи столь сложны, что быстрого их решения не предвидится, – доказательство Перельмана было признано только в 2006 году. А время идет, премия как-то потерялась. Поэтому-то ее и присудили Перельману – абсолютно заслуженно и впервые за эти 10 лет.

Экстравагантность математика широко известна: он живет вдвоем с мамой, ушел с работы в Санкт-Петербургском отделении Математического института имени Стеклова, ходит в бакалею с авоськой, не жалует журналистов. На прошлой неделе взять у него интервью попытались журналисты из издания The Daily Mail. Перельман не стал приглашать представителей СМИ в свою квартиру, но из-за закрытой двери пояснил, что у него есть все, что нужно, а в миллионе долларов он не нуждается.

Хотя сама по себе огромная сумма не должна удивлять. Доктор физ.-мат. наук Андрей Лундин вообще полагает, что метод доказательства Перельмана гораздо важнее, чем модные инновации, и когда-нибудь практическое применение этого метода принесет не миллион, а миллиарды.
Учите математику

Владимир Губайловский считает, что важно не само доказательство, которое, можно сказать, было вполне предсказуемым, – никто из математиков и не сомневался, что гипотеза Пуанкаре верна. Но техника, которая была использована Перельманом, представляется чрезвычайно продуктивной и наверняка послужит основой для разработки новых отделов этой великой науки. А насчет пресловутого миллиона коллега Перельмана профессор Анатолий Вершик приводит и такое рассуждение американских ученых: премия Института Клэя в миллион заставит задуматься американских родителей, которые не обязательно будут теперь толкать своих чад в юристы, а поддержат их интерес к математике

Гриша, бери! И нам отдай

Земляки ученого умоляют Григория Перельмана не отказываться от “премии тысячелетия”. Питерские коммунисты готовы потратить эти деньги на ремонт Мавзолея и строительство наукограда в Петергофе, чтобы вырастить там “десятки перельманов”. А петербургский благотворительный фонд помощи детям “Теплый дом” просит математика перевести доллары на благотворительные цели.
Ученый-отшельник пока безмолвствует. А в народе рождаются анекдоты вроде этого: “Неизвестные в Питере похитили Перельмана. Обещают отпустить, если он согласится принять премию в миллион долларов. Наличными, мелкими купюрами…”

Пётр Образцов, 26 марта 2010 г.

Share

ПРЕЗИДЕНТ ОБАМА – ГОРБАЧЕВ АМЕРИКИ

Дискуссионный клуб “Духовной дипломатии”.

“Интеллектуалы недовольны тем, что поток жизни им неподвластен. Они считают его неправильным. Они опасны, ибо выглядят умными, будучи на самом деле профессионально изощренными глупцами”.

Александр Зиновьев. “Гомо советикус”.
obama-gorbi

Екатерина Вторая писала, что когда ей приходит в голову какой-нибудь новый указ или закон она всегда обращается к архиву Петра Великого и очень часто находит, что Император уже думал об этом и даже оставил записки, как бы посвященные ее замыслу.
Так и я, прежде чем писать на политическую тему всегда обращаюсь к работам Александра Зиновьева и всегда нахожу в них, что он уже думал и писал на эту тему. Как сказал однажды Сергей Юрский; “ Едино-мышленники это не те, кто думает одинаково, а те кто думает об одном и том же”.Задумав написать о том, что сейчас происходит в Америке в связи с приходом к власти президента Обамы я снова обратился к работам Зиновьева и они очень помогли мне сформулировать то, с чем читателю этой статьи предстоит познакомиться.

В данной статье речь пойдет о том, как президент Обама попытался решить проблемы капиталистического кризиса коммунистическими методами, подобно Горбачеву, пытавшемуся решить проблему кризиса коммунистической системы методами капиталистическим. Зиновьев много писал об этом! Горбачевские новации разрушили СССР и завели Россию в тяжелейший и всесторонний кризис из которого она до сих пор не может выбраться. Обама тоже чуть не привел Америку к полной разрухе, и может быть этот путь еще не закончен. Но качества человеческого материала (тоже любимая тема Зиновьева) в России и в Америке оказались достаточно разными, чтобы у тех американцев, которые не оболванены стандартной идеологией и разглагольствованиями президента появилась надежда, что Обаме не удастся направить Америку по коммунистическому пути.

Что же произошло? Америку давно уже охватил кризис особого рода. Кризис моральный и этого пока никто еще не заметил в этой стране. Я живу в Америке 30 лет и этот кризис развивался на моих глазах медленно, но верно. А самое его начало следует отнести еще к 60м годам, когда начались так называемая “сексуальная революция” и движение “Хиппи” и набирало силу движение за права человека. Несколько молодых развратных профессоров престижных университетов начали мощную кампанию за реабилитацию наркотиков, заявляя что небольшие дозы кокаина или подобных ему веществ раскрывают творческие способности или даже их потенции у интеллектуально одаренных людей. Им активно помогали голливудские деятели, актеры и рок – музыканты, уже тогда без наркотиков не жившие, и многие журналисты. И хотя здравомыслящим людям было всегда ясно, что это опасный вздор, остановить поток этой лжи и выгнать таких “ воспитателей” молодежи из Университетов в демократическом обществе было невозможно. У нас свобода слова!

То же самое произошло с “сексуальной революцией” по инициативе тех же “интеллектуалов”, твердивших о раскрепощении человеческого “Я” и о чрезвычайной важности секса в жизни. Люди тысячелетиями справлялись с недостатками своего сексуального опыта весьма успешно без школьного курса, потока порнографии, открытия специальных магазинов, от которых тошнит всякого нормального человека, и даже специальных телепередач на эту тему. Началась вакханалия безобразия! Молодежь в особенности подверглась этой заразе. Интеллектуалы и здесь были руководителями! Началось движение “Хиппи” , в котором миллионы молодых людей быстро опустились в своей жизни и манерах до уровня стада обезьян вплоть до полигамии и отказа от элементарных гигиенических навыков. С ними едва справились тогда ! Но не с порнографией, развращающей миллионы юных созданий начиная с того возраста, когда они овладевают чтением. Поток непристойностей, мата и сексуально ориентированной литературы буквально захлестнул страну. Все это исторгается с экранов кино и телевидения, со страниц миллионов книг и журналов. Этот поток стал настолько назойлив и непереносим, что я перестал ходить в кино, ибо не люблю когда все герои и героини на экране говорят языком пьяных водопроводчиков или рецидивистов, а ведут себя как проститутки и их клиенты на глазах у зрителя.

Постепенно в стране стали исчезать понятия о пристойности, приличиях и даже приличной одежде, Появилось убеждение, что все дозволено без ограничений, выработанных западной цивилизацией в течение тысячелетий для защиты людей от самих себя, ибо как справедливо писал Зиновьев мораль не есть врожденное человеческое качество. Вид хомо сапиенс и выжил в доисторические времена благодаря своему аморальному поведению, т.е. агрессивности, жадности, жестокости и бесстыдства прежде всего к представителям своего же вида. Но в исторические времена этот стиль поведения стал опасен для выживания народов и государств. Люди стали “жрать” своих соотечественников.
Благородное по виду движение за права человека очень скоро превратилось в движение за неслыханные привилегии только черному населению страны, ибо все права у него и так уже были. Все это вылилось в перевозки учеников из хороших государственных школ в плохие (преимущественно черные) и из плохих в хорошие (преимущественно белые), что привело к резкому снижению уровня образования по всей стране. А чего стоит прием в Университеты, куда черных принимают без экзаменов, или обязательный прием определенного их процента на работу частными компаниями в независимости от их квалификации.

Дальше больше! Поскольку плохие ученике и их родители чувствовали, что им и их детям придется очень много работать, чтобы подтянуться к успевающим, то начались требования о снижении качества обучения, об отмене экзаменов и дисциплины в школах. И этого добились. Об отмене поощрения хороших школьников и порицания плохих. Добились и этого тоже. А во времена Буша младшего в школах была поставлена задача “ни одного ученика без диплома средней школы”. А это уже диверсия!

Тысячи лет существуют школы, тысячи лет все знали, что способности учеников весьма различны и что не всякий ученик может одолеть даже курс средней школы, не говоря уже о высшей. Чтобы не осталось учеников без диплома требования к их знаниям настолько снизились, а соответственно и уровень обучения, что например мои коллеги в Университете, где я проработал на кафедре физики около 15 лет спрашивали меня “какая погода в России”. И когда я подводил их к карте и объяснял, что в стране занимающей шестую часть суши не может быть стандартной погоды, они смущенно говорили : “ да … с географией у нас в школе было плохо, нам ее не преподавали“. Так же не преподавали и американскую литературу, которую я знал много лучше, чем большинство моих коллег с Университетскими дипломами. И все эти “реформы школы” не помогли. Чуть не четверть школьников бросают учиться! Не одолеть и этого. Зато в американских государственных школах уже давно с четвертого класса преподают курс ”сексуального образования”. Это уже преступление! Маленькие дети в этом возрасте просто не понимают, что им преподают, а понявши начинают интересоваться этим задолго до своего физического созревания. К 13-14 годам это уже вполне подготовленные развратники. Вместо физики и химии, биологии и серьезной математики существует предмет, называемый “наука”, где все это смешано в результате чего дети ничего по этому предмету путем не знают. А часто и учителя. Ведь найти такого универсала очень трудно! Серьезное внимание уделяют в американской школе подготовке из детей политических демагогов, уличных агитаторов и лгунов. Похоже, что главная цель современной государственной американской школы – сделать из ее учеников не умеющих мыслить либералов, с которыми правительство может делать все, что угодно.
В результате такого обучения, американские выпускники средних школ не хотят идти в Университеты на отделения естественных наук, с которыми они практически не знакомы, а валом валят на отделения менеджмента и гуманитарные, чтобы потом попасть в юридические школы, куда очень трудно попасть или остаться менеджерами, не имея понятия о тех отраслях, которыми им предстоит руководить. А американской наукой в устрашающих размерах занимаются привозные китайцы, индусы и арабы, многие из которых говорят на таком английском, что студенты их не понимают. Я часто вспоминаю СССР, в котором никогда не было недостатка в инженерах и ученых собственного производства, потому что эти профессии были престижными и хорошо оплачивались. И еще потому, что уровень научного образования в наших средних школах был очень высок!

Зато любой американец с детства приучается к разглагольствованиям на тему о правах человека, защите угнетенных меньшинств, читай черных, поскольку китайцы, индусы или русские хоть и являются истинными меньшинствами ( их вместе взятых раз в 10 меньше, чем черных) никаких привилегий и защиты себе не требуют, а весьма успешно конкурируют везде с урожденными американцами. Американцу со школы внушают, что свобода – это возможность делать все что в голову придет и даже то, что гомосексуальная “семья” есть норма. Это тоже меньшинство и его надо защищать! Средний американец, закончивший государственную школу есть идеологически обработанный невежда, полагающий, что свобода есть отсутствие ограничений, что все народы и люди равны по своим способностям, что важнее денег и секса в мире ничего не существует.
И вот в Конгрессе появились политические объединения гомосексуалистов, политические объединения черных конгрессменов. И отстаивают они не интересы страны и большинства избирателей, а только интересы своих немногочисленных меньшинств, что противоречит самой идее демократии! В каком страшном сне могло присниться основателям Америки, что в этой стране под видом свободы и равенства будут требовать признания нормальными и законными гомосексуальные “браки”. И что многие штаты эти требования уже удовлетворяют! Это все стало возможным в результате школьного воспитания и оголтелой пропаганды левых либералов. Ведь бывший американский школьник теперь управляет страной.

Самое печальное, что этому школьнику не сообщили в школе того, что кроме прав в нормальном человеческом обществе существуют еще и обязанности и резкие ограничения ненормальностей. И что без этого общество обречено. Уже в мое время в Америке развилось отвратительное и опасное учение о политической корректности. Основа этого учения состоит в том, чтобы не говорить правды вообще. Ни со школьной или университетской кафедры, ни тем более в парламенте или прочих публичных местах. Нельзя потому, что кто-нибудь может обидеться. Нельзя сказать, что гомосексуализм есть отклонение от нормы, нельзя сказать, что мусульмане опасные враги западной цивилизации, хотя они сами говорят это часто и совершенно открыто.Нельзя говорить о том, что большинство черных граждан Америки превратились в иждивенцев общества, что 85% заключенных составляют черные американцы именно благодаря тем поблажкам, которые им делают на каждом шагу. Что 75% черных детей рождаются вне брака и живут без отцов, часто даже не зная их вообще. И так далее! Для трех поколений американцев! В стране исчезло понятие о морали!
И вот, с такими школьными установками при полном попустительстве правительства и яростной поддержке либералов–“интеллектуалов” воспитанные так бизнесмены начали воровать и обманывать клиентов, дети начали рожать детей, преступники перестали бояться наказаний, потому что наказания стали очень мягкими. Конгрессмены и менеджеры крупных компаний стали брать взятки и даже Верховный суд стал вполне идеологическим учреждением. Уволить недобросовестного работника стало очень трудно, т.к. за него заступались профсоюзы, комитеты по правам человека и прочие общественные организации. Если же этот бездельник оказывался черным, то за увольнением немедленно следовал суд и штраф за расизм! Здравомыслящие американцы стали бояться говорить правду, т.к. за это они подвергались такой травле на работе и в печати, что это грозило им отлучением от общества и потерей работы. Зиновьев в книге “Гомо советикус”, написанной в 1982 году уже писал о том, что “запад вообще погряз во лжи, лицемерии и самообмане. Тут все и во всем врут”. С таким обществом страна дальше благополучно существовать не могла!

И вот разразился финансовый, а за ним и промышленный кризис. Люди перестали добросовестно работать, руководители стали думать только о собственных прибылях, поскольку стали получать их в огромных количествах независимо от работы их предприятий. Разорились гигантские финансовые корпорации и банки с капиталами в десятки миллиардов долларов. Обанкротились такие гиганты как ”Дженерал Моторс” и “Крайслер”. Чуть не провалился символ Америки “Форд” ! Банки пустились в прямые авантюры, не будучи обеспечены реальными деньгами, а автокомпании стали выпускать автомобили столь низкого качества, что три четверти американцев давно уже стали ездить на импортных моделях. И если рухнула финансовая система, кровеносная система капиталистического организма, то за нею все пошло вниз. Трудно сказать почему все эти опасные тенденции так пышно расцвели в Америке конца 80х годов. Было только ясно видно, что в стране ведется кампания по разрушению традиционного образа жизни этого прекрасного государства. Создавалось впечатление будто какой-то тайный штаб умело управляет всем этим процессом. А проводниками его были демагоги политики да те самые “интеллектуалы”, о которых писал Зиновьев. Благодаря тому, что я столько лет работал в Университете я хорошо познакомился с этими людьми. Почти всегда это были гуманитарии. Я не встречал людей этого типа среди физиков, химиков, математиков или инженеров. Эти категории профессионалов знали, что существуют определенные законы природы, которые не отменишь и не объедешь. Гуманитарные же профессора и их ученики прямо говорили о несовершенстве общества, о необходимости коммунистических преобразований и яростно нападали на меня, говоря что я ничего не понимаю поскольку в СССР был построен неправильный коммунизм. Больше всего их злило, что я таки знал о чем говорю и находил веские аргументы. Тогда они как водится называли меня расистом, фашистом, консерватором и предателем трудового народа. На этом спор и заканчивался.

Эти люди во всем винили капиталистическую систему, вместо того чтобы винить себя за развращение умов, за оголтелую проповедь “свободы “ , а вернее анархии, секса, наркотиков. Американский либерализм дошел до того, что только президент мог дать разрешение на отстрел пиратов, захвативших недавно американский торговый корабль вместо того чтобы капитану военного судна блокировавшего пиратов предоставить право без суда повесить их на реях как в доброе старое время. Нельзя! Пират тоже человек. Он представитель несчастного меньшинства! Конечно не все в Америке было так безнадежно и плохо. Было много хорошего, что позволяло в общем жить на высоком уровне, путешествовать по свету, встречаться со здравыми людьми и надеяться, правда с опаской, на будущее. Однако отрицательные тенденции нарастали и уже в 2007-2008 годах стало ясно, что предстоит что-то очень нехорошее. И вот на фоне всего этого к власти пришел президент Обама, обещавший перед выборами реформировать Америку и вернуть ее на путь добродетели. Он и к власти–то пришел как символ протеста против восьмилетнего бездействия президента Буша и республиканцев, не видевших в какую пропасть катится страна. И это несмотря на то, что во многих высказываниях Обама прямо говорил о необходимости распределения богатств в стране и социалистических преобразованиях. Знакомое всем нам шариковское ; ” все отобрать и поделить”! Никто не заметил, что этот человек всю жизнь участвовал в крайне левом движении опять же за “права человека”,что он никогда ничем не управлял и не имел никакого опыта в этом сложном деле. И вот он , подобно Горбачеву, понявши что дальше так жить нельзя (в этом он был прав, да и многим это было ясно) решил резко повернуть Америку на социалистический путь развития. Он подобно Горбачеву не сообразил, что для Америки этот путь столь же губителен, как для СССР капиталистическая дорога. А может быть и действовал в этом направлении сознательно, так он ненавидел капитализм со свободным рынком. В кратчайший срок он нанес удар по самой важной отрасли американской экономики. По финансовой системе. И это, конечно самый надежный метод в короткий срок разрушить страну! Тут он поступил грамотно, по марксистки. Я уже писал, что десятки банков и крупных финансовых корпораций разорились из за безудержного и авантюрного расхода денег, не обеспеченных реальными капиталами. И вот президент, вместо того, чтобы дать им погибнуть как было принято столетиями в капиталистическом мире и самим расплатится за свои авантюры решает влить в их опустевшие сейфы 700 миллиардов долларов, и не просто влить, а национализировать их. Поскольку эти предприятия перестали финансировать промышленность, особенно строительную, то началось сокращение производства, увольнение работников его и конечно прежде всего работников финансовых организаций. Обанкротились две крупнейшие автомобильные компании и снова президент дает им сотни миллиардов на поддержку их бессмысленного существования.

Произошла национализация банков, финансовых корпораций и автопромышленности, где в общем работало около миллиона человек. Все это чисто коммунистические методы решения капиталистических проблем и ни к чему хорошему они не привели. Сотни истраченных миллиардов не сократили, а усугубили кризис и безработицу. Эти астрономические суммы тоже ничем не обеспеченные, пришлось одалживать по всему миру и печатать у себя отсутствующие деньги. Специалисты утверждают, что еще и внукам нашим придется расплачиваться за эти расходы в виде резкого повышения налогов.

Обама, окруживший себя так называемыми ”царями” числом более 30 стал бесцеремонно и сознательно разрушать сложившуюся веками систему, дававшую до сих пор блестящие результаты. Что делают эти “цари” и кто они? Они руководят многими отраслями в стране от финансов до охраны окружающей среды и энергетики. Это уже чистый коммунизм. Все это либо университетские интеллектуалы с готовыми схемами мгновенного осчастливливания человечества, не имеющие никакого практического опыта и представления о реальной жизни страны, либо такие же как Обама уличные агитаторы – коммунисты и еще левее. Среди них много черных, сделавших себе карьеру на воспитании ненависти к белым у черного населения страны и не скрывающих своих разрушительных тенденций. Достаточно привести высказывание одного из таких “царей”, утверждавшего что белые травят черное и мексиканское население Америки при помощи ядовитых веществ, распыляемых с воздуха под видом удобрений. Он не объяснил правда каким образом отравлялись только черные, но этого Обама не заметил. Возмущение в стране достигло такого накала, что Обама был вынужден его уволить. Но сколько ему подобных продолжают управлять страной! И многие из них договариваются до абсурда, о котором я теперь и расскажу.

Понимая, что сотни миллиардов, потраченных на национализацию придется откуда-то брать, один из “царей” предложил штрафовать каждого, кто не поменял свои старые домашние электрические приборы и в частности очень энергоемкие кондиционеры и духовки на новые менее прожорливые. Такие устройства, а также электроплиты и электронагреватели стоят чрезвычайно дорого. Новый кондиционер для не очень большого дома стоит минимум 12.000 долларов. Поменять все это сразу средний американец не в состоянии, ибо он уже заплатил за электрооборудование при покупке дома. И совсем недавно! И оно прекрасно работает! А штраф в несколько тысяч! Вот и источник дохода новой администрации. Вот и оживление производства. Но самое главное “достижение” интеллекта нового президента это национализация медицины в стране. Мы старые советские граждане знаем что такое государственная медицина. А я хорошо знаю и что такое частная. Мне пришлось перенести в Америке не одну серьезную операцию и даже быть спасенным от рака 15 лет назад. Современная американская медицина это вот что такое. Никаких очередей к врачу или любому специалисту! Двухместные или одноместные (по выбору с небольшой доплатой) палаты. На операционный стол пациент попадает иногда через несколько суток, если это не критическое заболевание, а если критическое то немедленно. Анализы делаются сразу, на месте. Сверхсовременное оборудование и изобилие низшего обслуживающего персонала. Нормальное и разнообразное питание. Самые современные лекарства и восстановительная терапия. Конечно это доступно не всем. Конечно это не дешево, а в случае с пенсионерами государство оплачивает лечение на 80%, чего ему очень не хочется. Но 85% американцев довольны этой системой и не желают ее терять. Что же касается сравнительно высокой цены, то мы хорошо знаем, что даром или за небольшую плату ничего качественного не приобретешь.

И вот Обама представляет конгрессу план национализации медицины. Я не могу в рамках статьи обсудить все его “перлы”. Их очень много и один нелепее другого. Остановлюсь на главных. Законопроект, написанный неизвестно кем, но явно человеком не сведущим в медицине и страховом деле содержит 1200 страниц. Как сказал один из сенаторов: “мне потребуется две недели и два юриста, чтобы разобраться во всей этой путанице, написанной на совершенно непонятном языке.” Понятное дело, что закон, написанный на 1200 страницах представляет собою исключительные возможности для чиновников толковать его вкривь и вкось и отнюдь не в пользу пациентов! По этому закону в частности каждому гражданину Америки полагалось купить государственную медицинскую страховку, а отказавшимся придется платить опять же штраф в размере порядка нескольких тысяч долларов. Окончательная сумма в разных источниках варьируется. Поскольку сейчас все работающие в крупных компаниях сотрудники обеспечиваются коллективной дорогой страховкой в частной страховой компании, большую часть которой оплачивает фирма, то судьба частной медицины предрешена.Фирмы будут покупать более дешевые государственные страховки, частные страховые компании конкурировать с государством не смогут, а граждане получат низкого качества медицину от которой некуда будет деться.

Существенно потеряют в заработке врачи, а следовательно в медицину пойдут не самые талантливые молодые люди. Сейчас конкурс в медицинские школы очень высок, отбирают самых способных, т.к. хороший врач в Америке зарабатывает гораздо больше, чем инженер, ученый или средний финансист. Этот законопроект Обама рассчитывал провести в конце августа, перед уходом конгресса на каникулы. Дав конгрессу всего несколько дней для ознакомления с этим “шедевром”, президент полагал что его проштампуют торопящиеся на отдых конгрессмены и дело с концом. Кроме того демократы, однопартийцы президента находятся в большинстве в обеих палатах конгресса и мы все со страхом ожидали, что они выиграют это дело.

Но…тут-то и произошла осечка. Главным образом благодаря качеству человеческого материала. Один из ведущих политических телеканалов Америки развернул небывалую на моей памяти антипрезидентскую кампанию. Зрителям каждый день разъясняли суть президентских преобразований, подкрепляя все это фрагментами из антиамериканских выступлений самого президента и его “царей”. И все это были не цитаты из их речей, а заснятые телекамерами разглагольствования на различных трибунах за несколько лет их политической деятельности. Тут мы и наслушались разговоров Обамы ,”царей” и его жены, которая однажды сказала что она только тогда стала гордиться своей страной, когда ее мужа выбрали президентом.

Обаму уличали во лжи, в предательстве интересов страны, показывали как он, американский Президент, склоняется в земном поклоне перед ничтожным королем Саудовской Аравии при визите туда, как он извиняется , носясь по всему азиатскому и мусульманскому миру, за прошлые “грехи” Америки! Мы видели и слышали его выступление, когда он ратовал за организацию в стране чего-то вроде своей многотысячной личной преторианской гвардии при том, что в стране есть эффективно действующая полиция, национальная гвардия, его личная охрана и армия наконец. Грамотные люди почуяли запах фашистского переворота! Мы наслушались его прошлых выступлений, во время которых он раздувал в черных слушателях ненависть к белым и к Америке. Все было пущено в ход. Опровергнуть этого никто и не пытался. С кинодокументами не поспоришь. Фрагменты из выступлений его “царей” показывали, что это яростные революционеры, поклонники Кастро и Че Гевары, а нередко и просто психически ненормальные люди. Они просто рвались уничтожить Америку и устроить в ней коммунизм! Опять аналогия с царской Россией. Не интеллектуалы ли сыграли решающую роль в революции? И в Америке это многим стало ясно.

Но самое главное то, что по всей стране , в крупных и мелких городах стихийно и организованно проходили многолюдные митинги протеста против нового закона о медицине. Избиратели вытаскивали на эти собрания своих избранников демократов-когрессменов и учиняли им такой допрос и погром, что многие из них поняли: не попасть им в Конгресс на следующих выборах в 2010 году. Эти собрания происходили вполне корректно, мирно но вопросы задавались такие, что было понятно – Америка политической корректности более не желает терпеть! Особенно возмущало собравшихся то, что их – свободных людей хотят заставить под угрозой штрафа покупать не устраивающий их товар, что их заставят отказаться от лечения у избранных ими врачей, что президент хочет за их счет обеспечить бесплатной медициной 17 миллионов нелегальных иммигрантов и прочее в том же духе. Им также очень не нравилось то, что у страны будет много-триллионный долг, за который придется расплачиваться трем поколениям американцев. В Америке очень популярен вопрос: “ а кто за это будет платить”?

И демократы вместе с Обамой отступили! Граждане страны временно выиграли.. Вопрос о голосовании до парламентских каникул отпал к полному позору президента. Что же случилось дальше? Пока конгрессмены отдыхали в Вашингтон со всей страны съехались противники нового закона и нового президента. Состоялась внушительная демонстрация протеста в которой участвовало по разным оценкам от полутора до двух миллионов человек. Не только я, живущий здесь тридцать лет, но и американцы значительно старше меня ничего подобного никогда не видали. Аллея от мемориала президенту Линкольну до Конгресса длиной более чем в полтора километра и шириной метров в двести была забита народом так, что не было свободного места. Шли с плакатами на которых президент изображался с гитлеровскими усиками в его фуражке и со свастикой. Плакаты со знакомыми нам Марксом и Энгельсом где вместо Ленина-Сталина был изображен Обама. Плакаты с надписью “ мистер президент, оставьте нас в покое”, “коммунизму – нет”. Были даже плакаты, где Обама был изображен в обнимку с Фиделем Кастро и Бен Ладеном. Американский народ, который я уже считал пропащим показал , что с ним шутить опасно. Оказалось, что не всех удалось ”правильно” воспитать в государственной школе. Да и частных школ немало, где действительно учат думать. И вот законопроект все еще переделывается и обсуждается. Пятнадцать демократов заявили, что они за него голосовать не будут и чем дело кончится никто еще не знает несмотря на то, что идет уже октябрь, а конец июля давно прошел. Похоже, что не удастся Обаме повторить подвиг Горбачева по разрушению собственной страны. Но, как одинаковы приемы! Однако есть и разница!
Когда Горбачев разрушал СССР, то почти никто не выступил против, а его 20 миллионная партия, члены которой клялись при вступлении в нее “защищать завоевания октября ценою своей жизни” разбежалась в течение нескольких недель. Ведь это тоже был моральный и идеологический кризис системы. Коммунистическая Партия СССР оказалась партией клятвопреступников! Самого мерзкого свойства человеческой натуры. Не так повел себя американский народ! Не побоялись и на телеканале “Фокс Ньюз” объявить решительную войну президенту. Не потерпели попыток развалить страну и десятки миллионов граждан , включая множество демократов. Это урок всем и не только американцам, а для меня кроме поражения Обамы очень важно, что восторжествовала теория Александра Зиновьева о разнице в качестве человеческого материала, вопреки модной теперь лжетеории о том, что все народы равны и одинаковы.

Марк Зальцбург, физик. Хьюстон, Техас.

Share

Как формировалась идеология Америки

123Американская идея: от расцвета до заката
Соединенные Штаты как никакая другая страна мира продвигали идею модернизации отстающих стран до некоего идеала современности, каковым, безусловно, являются сами США. Но идея следовать примеру Америки потеряла свою привлекательность
Двадцатый век определенно был веком Соединенных Штатов Америки. Ничего не меняет даже то, что почти полвека мир был биполярен, разделен на сферы влияния двух супердержав США и СССР. Противостояние заставляло обе стороны развиваться более интенсивно, анализируя свои ошибки и перенимая опыт противника. В конечном счете это пошло на пользу тем же США, советская концепция модернизации проиграла соревнование.
Эйфория от идеологического триумфа и единоличного экономического и военного лидерства ввергла США в искушение неоимперской внешней политики. Продвижение американской идеи модернизации, к тому моменту эволюционировавшей до глобализации, все чаще стало подкрепляться силовыми методами. Эскалация же силового давления породила такую мощную волну антиамериканизма, что он стал почти официальной идеологией даже в развитых странах (достаточно вспомнить жесткое размежевание Франции и Германии с США по Ираку). Неудивительно, что многие сегодня полагают, будто элементы американской модели развития были агрессивно навязаны другим цивилизациям планеты, уничтожив их самобытный путь развития.
Но подобные суждения свидетельствуют лишь о том, что время господства американской идеи истекло и она больше не является инновационным проектом, который с энтузиазмом заимствовали остальные государства планеты. А ведь 60 лет назад американская модернизация вывела из тупика многие страны мира, предложив им новую, прогрессивную для того времени модель развития.
Новые эллины
Вся история человеческой цивилизации, как мы ее знаем, есть постепенное движение вверх, или, выражаясь в современных понятиях, прогресс, не исключающий, однако, в конце каждого цикла развития тупиков и откатов, иногда весьма затяжных, которые часто принимают за регресс.
За отмену рабства выступали многие белые, которых аграрно-рабовладельческое общество просто лишало надежды на социальные лифты, ради которых люди и переезжали из Европы в Америку
Разумеется, речь идет не о научно-техническом прогрессе (это частный случай общего явления), который принято связывать с наступлением Нового времени. Двигателем прогресса в широком понимании всегда являлись модернизационные проекты (некий до определенной степени универсальный и принципиально новый комплекс идей, который позволял обеспечить развитие общества и последовавших за ним народов на какое-то время, пока он не исчерпывал себя). Такие проекты далеко не всегда имели сугубо хозяйственно-экономическую ориентированность. Например, европейский мир периода темного доренессансного Средневековья отчаянно нуждался в комплексе идей, которые указали бы выход из мракобесного религиозного подражания. “Люди знали, что христианский мир болен, видели, что реальность неизмеримо далека от идеалов Евангелия Любви, но не представляли, что же можно сделать”, пишет, объясняя контрасты и метания этого времени, британский историк Норман Дэвис.
Лидерами подобных проектов были, например, эллины, французы времен Французской революции и Наполеона или британцы периода создания империи. США со своим модернизационным проектом занимают достойное место в этом списке.
Американская модель обладала впечатляющей силой и привлекательностью и достигла поистине общемирового масштаба. Чилийский историк Клаудио Велиз сравнил воздействие американской идеи на современные общества с эллинизацией античного мира, а победоносное шествие американского английского языка сопоставлял с распространением греческого.
“Главным языком общения в эпоху эллинизма был койне самый распространенный и, в общем, простонародный диалект греческого языка, на котором совсем не случайно был написан Новый Завет. Сегодня английский язык, скорее, в его американском варианте, является “койне” зарождающейся глобальной культуры. Независимо от будущего американского имперского могущества никакого конкурента ему на горизонте не наблюдается”, разъясняет ту же мысль известный американский социолог Питер Бергер.
Фактически США удалось на какое-то время стать центром мира, идеалом, к которому остальные должны стремиться, и нормой демократии, которой измеряется уровень развития других государств. В 1990−е годы различные американские фонды ежегодно выделяли почти миллиард долларов на филантропические и образовательные цели для стран за пределами США. “Если взять сферу финансов, то крупнейшие инвестиционные фирмы и транснациональные корпорации находятся преимущественно в США, а престижные профессиональные школы, в которых обучаются их управленческие кадры, опять-таки американские”, пишет другой американский социолог, Джеймс Дэвисон Хантер.
При этом, не будучи государственными, американские транснациональные корпорации настолько преуспели в продвижении по всему миру американских ценностей и интересов, что Coca-Cola или MacDonald’s теперь не просто бренды, а форпосты американизации глобализации. Иллюстрируя реальную значимость и могущество компании Coca-Cola, принимаемым на работу сотрудникам иногда рассказывают историю о том, как после геноцида в Руанде делегация ООН с гуманитарной помощью в течение двух недель не могла пробиться в этот район. Каково же было удивление ооновцев, когда, добравшись до места, они обнаружили, что все это время сотрудники Coca-Cola уже работали там и раздавали несчастным первую помощь.
Чтобы понять, как американцам удалось сформировать столь мощную идеологическую модель не только для внутреннего использования, но и для всего мира, стоит обратиться к периоду формирования США как современного государства, а затем и к моменту перехода от изоляционистской политики к политике общемировой проповеди.
Нация идея
Жители Нового Света XVIII-XIX веков представляли собой пеструю смесь. Протестанты, надеявшиеся построить Царство Божие на земле; разномастные предприимчивые бедняки, искавшие лучшей доли; авантюристы и преступники, которых отправляли в Северную Америку на поселение. Их всех объединяло разочарование в Старом Свете, государственный уклад которого с высокой степенью централизации, господством привилегированных классов и жесткой ограниченностью уже распределенных ресурсов не предполагал активной роли новых членов. Европа казалась им склепом.
Чувства переселенцев за океан легко понять, обратившись к такому незатейливому бытописателю своего времени, как Агата Кристи. Подавляющее большинство убийств в ее историях с частным детективом Пуаро или мисс Марпл (описывающих Англию начала ХХ века) совершалось из-за наследства. Сегодня столь часто повторяющаяся тема кажется откровенно скучной, но для британцев того времени предмет был настолько захватывающим, что они были готовы как дети слушать о нем вновь и вновь. Постоянство интереса англичан объяснялось тем, что даже их мир (принимая во внимание тот факт, что Великобритания на тот момент была колониальной империей) был настолько четко регламентирован и привязан к собственности, что в нем было почти невозможно продвинуться с одной ступеньки на другую. Единственным реалистичным способом сделать это было получение наследства.
Идеологи американской модели часто напоминали, что Америка буквально стала убежищем для всех обиженных и нуждающихся. Но сформировать из переселенцев нечто цельное было весьма проблематично. Молодое и разношерстное американское общество остро нуждалось в единой идеологии, которая могла бы создать из этой толпы нацию без национальности, нацию, основанную на идее. Учитывая сложность задачи, идея должна была иметь такую силу и привлекательность, чтобы она отвечала чаяниям прибывающих и могла затмить их этническую идентификацию (нечто подобное затем попытались сделать в СССР).
Созидательные разрушители
Идея эта выкристаллизовалась в ходе гражданской войны Севера и Юга. Конечно же, северяне боролись с конфедератами не из ненависти к рабству или любви к неграм. Согласно историческим свидетельствам, многие участвовавшие в боях северяне испытывали откровенную расовую неприязнь к освобождаемым. Активными сторонниками отмены рабства были белые массы, которых аграрно-рабовладельческое общество просто лишало надежды на социальные лифты, ради коих, собственно, люди и переезжали из Европы в Америку. Победи в гражданской войне конфедераты, США пошли бы по пути латиноамериканских страны вроде Аргентины или Колумбии.
Отцы-основатели США, по сути, реализовали идеи Французской революции, которые в Старом Свете так и остались невоплощенными
Избрав более прогрессивную модель федералов, США, по сути, реализовали идеи Французской революции, которые в Старом Свете так и остались невоплощенными. Была создана принципиально новая социальная модель, которая оказалась весьма жизнеспособной.
Первым и самым важным элементом этой идеологии стали свобода и равенство всех перед законом, отсутствие привилегий, сословных ограничений и невмешательство государства в дела бизнеса. Другой важный принцип труд и осуществление через него призвания человека, как это понималось большинством протестантов и подробно описано в работах Макса Вебера.
На практике это означало, что в новом обществе единственным измерением свободы и достижения успеха были деньги. Не важно, кто ты, важно, сумел ли ты достичь успеха, или, иначе говоря, разбогатеть. Этот принцип позволил создать идеальное капиталистическое государство. По словам знаменитого американского политолога Перри Андерсона, “Америка больше других приблизилась к чистой модели дерегулируемого, неуправляемого капитализма другие национальные модели выглядят куда менее совершенными. Американский капитализм предполагает свободу не только товаров и капитала, но и самого производства. Это в высшей степени динамичная система, которая процветает за счет созидательного разрушения. Любое вмешательство в этот процесс, будь то вмешательство со стороны самого государства или госструктур, только замедляет развитие этой системы”.
Но принципа абсолютной свободы экономической деятельности было явно недостаточно для создания мощного государства. Комплекс новых идей был фактически воплощен в новый вид государственной религии, принадлежность к которой и стала тем, что делало американца американцем. Ее основой стали догматы протестантизма, однако Бог, о котором написано на американском долларе и о котором говорил каждый президент Соединенных Штатов начиная с Линкольна и заканчивая Обамой на последней инаугурации, это Бог не определенной конфессии, а Бог всех американцев.
Сложилась любопытная система, когда непосредственно религия отделена от государства, но государство создало свою собственную религию, частично пересекающуюся с протестантскими догмами и в то же время включающую в себя чисто гражданские нормы и принципы. Это мощное религиозное чувство принадлежности к человеческой формации нового типа стало заменой этнической идентичности, тем плавильным котлом, который формирует из пришлой разнокультурной массы новую идентичность гражданин Соединенных Штатов.
Характерной особенностью нового общества при видимой тотальной свободе была также организация местных самоуправлений, которые и легли в основу всей демократической системы. Наряду с возможностью быстро разбогатеть, преуспев в бизнесе или в намывании золота, эти два принципа сделали меритократию в молодой Америке инструментом, работающим с фантастической эффективностью. В буквальном смысле слова, кто был никем, тот мог стать всем. Сам Линкольн происходил из бедной виргинской семьи, но, сменив множество работ и получив серьезное юридическое образование, стал президентом.
Прогрессисты по натуре
По сей день, приезжая в США из Старого Света, попадаешь в напряженную атмосферу денежного энтузиазма и конкуренции, которая присутствовала в стране во второй половине XIX начале XX века. Вокруг снуют люди, готовые бороться за каждую копейку дохода и за каждого клиента. США, как и прежде, продолжают притягивать к себе со всего мира самых талантливых, авантюрных и работоспособных, готовых попытать счастья в стране американской мечты.
Эта специфическая атмосфера вместе с политикой экономической свободы, проводимой государством, привела к тому, что к 1920 году США превратились в ведущую индустриальную державу, производящую более трети всей мировой продукции.
Жизнеспособность американской системы проявлялась в способности на каждой новой стадии развития или кризиса проводить адекватные социальные и политические реформы, которые давали ей возможность подниматься на новую ступень. Так, в конце XIX века, когда фактически была завершена первая стадия бурной и часто беспорядочной индустриализации, а большинство населения переехало в города, в США образовалось мощное реформистское движение прогрессистов. Фактически это было первое заявление о себе только сформировавшегося американского среднего класса, который требовал от государства внимания к жизни городов, ограничения вседозволенности большого бизнеса и монополий, а также создания образовательной системы. Прогрессисты верили в научный прогресс и выступали за свободное предпринимательство и конкуренцию. Это движение внесло большой вклад в формирование американского модернизационного проекта. Именно из него выросло мировоззрение американского среднего класса, ставшего основой дальнейшего развития США.
В период активности этого движения, названный Прогрессивной эрой, в США был введен подоходный налог, а также созданы очень многие регулирующие агентства, которые и сегодня являются важной частью американской системы: Федеральная торговая комиссия, Администрация по контролю за медикаментами и продуктами и многие другие.
В список прогрессистов вошли многие, например Томас Эдисон, Вудро Вильсон, Теодор Рузвельт, Фредерик Вильсон Тейлор. Последний был основателем еще одного любопытного движения за эффективность, тоже сыгравшего важную роль в развитии сугубо американской модели производства (его последователями были, например, Джон Рокфеллер и Герберт Гувер). Первоначально Тейлор был инженером-механиком в одной из американских промышленных компаний, и на своем примере он убедился, что производительность любого индустриального объекта может быть значительно выше, если задуматься над правильной организацией производства. Сегодня Тейлора называют отцом менеджмента, и современные США, знаменитые своей высокой производительностью труда, которую они много раз эффективно повышали, обязаны ею именно Тейлору, сформулировавшему новое измерение в производстве. США обязаны ему и другой любопытной идеей, также вошедшей в актив американской модели. Тейлор обещал уничтожить противоречие между капиталистом и рабочим. С его точки зрения, при правильной научной организации труда на предприятии не может быть забастовок, потому что такое производство будет выгодно обеим сторонам.

Гражданская война в США самая кровопролитная война XIX века
Блестящие идеи Тейлора вместе со своими собственными были реализованы на практике другим известным прогрессистом Генри Фордом. При строительстве своего завода по производству первого народного автомобиля он использовал конвейер (первый коммерчески успешный случай), платил рабочим довольно высокую зарплату и ввел шестидневную рабочую неделю, что разрушило идею создания профсоюза на его заводе. Успех бизнес-идеи Форда состоял в том, что успешно производить что-то можно, только ориентируясь на массового потребителя, а это значит, что продукт должен быть доступен, у массового потребителя должны быть на него деньги. То есть капиталист должен платить хорошую зарплату, если он хочет спроса на производимую продукцию. Эта идея прогрессирующего потребления для всех также стала одной из ключевых составляющих проекта американской модернизации. В начале XX века ни одна страна мира не обладала таким средним классом, который бы мог позволить себе купить так много.
Америка на экспорт
Но лучше всего идеи своего модернизационного проекта Америка сформулировала, лишь приступив к их экспорту. Фактически это произошло после Второй мировой войны, но ощущение победителя в мировом соревновании у США появилось еще к началу войны. Великая депрессия, поразившая оба континента, в Америке, бывшей ее эпицентром, переживалась особенно тяжело. Миллионы нищих и безработных, казалось, навсегда похоронили утопию американского модернизационного проекта. Но молодая страна продолжала сопротивляться, избрав президентом Франклина Рузвельта, верившего в идеалы американской модели и готового многое сделать для ее спасения.
Борясь с безработицей, Рузвельт развернул масштабное инфраструктурное строительство, сопоставимое с рывком СССР (70% всех офисных зданий, существующих сегодня в США, было построено в то время). И хотя экономическую эффективность принятых им мер многие ставили и ставят под сомнение (бедность и безработица оставались весьма высокими), а реальный выход из депрессии для США произошел за счет роста военно-промышленного комплекса и обслуживания европейских заказов во время Второй мировой, Рузвельту удалось сделать главное он не дал американцам потерять энергию развития. Ему удалось сплотить население и победить дух упадка, чего, собственно, не смогли сделать европейские страны.
В то же время до 1940 года США, несмотря на всю свою прогрессивность, оставались провинцией. Центром, несомненно, была Европа, накопившая к этому моменту невероятный багаж активов самого разного рода. Хотя к концу XIX века, несмотря на бурное развитие, там определенно уже ощущались уныние декаданса и идейный упадок старая парадигма роста была исчерпана, необходимо было искать новую. Вместо этого Европа ввязалась в две саморазрушительные войны, которые фактически лишили ее цивилизационного лидерства. Падающий жезл подхватили Соединенные Штаты.
Разоренная и дезориентированная Европа стала первым и, без сомнения, самым альтруистичным и успешным проектом экспорта американской модели модернизации. Приняв так называемый план Маршалла, США, как победитель и спонсор, сопроводили его определенными рекомендациями относительно того, как должно быть устроено новое европейское общество. Потрясенные войной европейцы с энтузиазмом относились к проникновению в их жизнь новой крови, обещающей процветание и благополучие.
“С начала двадцатых годов Европа была заворожена тем, как живут в Америке”, рассказывает Перри Андерсон. По его словам, извне американская модель оказывается привлекательной из-за двух составляющих “американского образа жизни как способа потребления” и Голливуда, активно пропагандирующего эту жизнь. Увидеть на практике, как американское влияние преобразовывало европейскую жизнь, можно на примере создания известной итальянской компании Benetton. Ее основатель Лучано Бенеттон на волне послевоенного оживления сумел создать, с одной стороны, традиционный, а с другой совершенно новый для Италии бизнес. В своей книге он вспоминает, что молодые итальянцы (ему тогда было восемнадцать) чувствовали, смотря американские фильмы, слушая американскую музыку, манящий мир цвета, денег и свободы. Очарованные и окрыленные, они начали производить такую же одежду, какую видели на экране, и продавать ее, развозя на велосипедах. Первые продажи выявили огромный спрос среди молодежи, которая тоже смотрела американские фильмы и мечтала о лучшей жизни.
Поставлена на поток
Опыт преобразования Европы и размышления о миссии мирового лидера заставили США всерьез заняться разработкой теоретического обоснования своей гегемонии. Американцы уверились, что создали модель идеального государства, принципы которого надо продвигать повсеместно для усовершенствования других стран. Ключевым элементом этой теории стал термин “современное государство” (modern state).
По словам одного из отцов-основателей этой теории американского социолога Эдварда Шилза, “в новых государствах современное значит демократическое, эгалитарное, научное, экономически продвинутое и суверенное, это государство всеобщего благосостояния, обязательно демократическое, в котором правители не только заботятся о своем народе, но и народ для них является источником вдохновения и руководства к действию, оно также верит в то, что прогресс государства основан на рациональной технологии и научном знании”.
Более позднее определение современного государства содержит также такие пункты, как космополитичность, мобильность, охрана окружающей среды и секуляризм, стремление к переменам и сложному разделению труда.
“Эта теория возникла после Второй мировой войны, рассказывает президент американского Social Research Council Крейг Калхун. США были заняты созданием концепции, которая помогла бы им правильно организовать программу помощи и развития для лежащего в руинах мира. “План Маршалла”, который специально был разработан для восстановления Европы, часть этой программы. Таким образом, теория модернизации не была чем-то абстрактным. Она была весьма практичной вещью, фактически руководством к действию для различных бреттон-вудских институтов вроде МВФ и Всемирного банка. А поскольку теория формировалась в эпоху распада колониальной системы, ей пришлось решать проблемы постколониального независимого развития новых стран. В то же время теория модернизации стала определенным видом идеологии, обосновывающей лидерство США в так называемом свободном мире. До тех пор лидерство описывалось в терминах Британской империи, то есть колониального мира. Теория модернизации была создана для описания взаимоотношений независимых государств, а потому была полной противоположностью колониальной теории”.
Нечто подобное произошло и в послевоенной Японии. С европейским опытом американской модернизации ее роднит то, что он получился весьма самобытным. Иначе говоря, в обоих случаях народам удалось не только сохранить, но даже улучшить самобытность своей национальной модели. В Японии проникновение индивидуалистичного американского духа запустило радикальные процессы социальной трансформации (они не завершены до сих пор), именно эта трансформация определила дальнейшие перспективы развития страны.
Любопытно, что волна американизации затронула и страны бывшего советского блока. Увлечение американской культурой и мировоззрением среди элит или простых обывателей в Польше или на Украине пару лет назад весьма напоминали чувства итальянских подростков 1950−х. Но итоги следования американским курсом в Восточной Европе оказались значительно более скромными, чем в Западной Европе или в Японии.
“Большинство модернизационных попыток, совершенных Штатами в более позднее время, значительно менее успешны, считает Крейг Калхун. В начале девяностых, после окончания холодной войны, теория модернизации пережила вторую волну подъема. Одним из таких сценариев стала уверенность в стремлении и способности России пойти по пути демократизации и рыночной экономики. Считалось, что в России достаточно лишь провести короткую шоковую терапию, а также убедить страну выполнить все рекомендации Джеффри Сакса и она автоматически вступит на дорогу независимого развития, как оно понимается теорией модернизации. Но теоретики глобализации не учли двух серьезных факторов. Во-первых, огромное экономическое неравенство в мире. Во-вторых, оказалось, что общий рост глобальной экономики совершенно не затронет множество людей, чья жизнь останется на прежнем, крайне низком уровне. Идеологи глобализации не могли даже предположить, что ответом на глобализацию может быть резкий рост религиозных движений подъем исламского и христианского фундаментализма и национализма”.

Ольга Власова,
редактор отдела мировой политики журнала “Эксперт”

Share