ЧТО ТАКОЕ “АМИНЬ”?

    

amenАминь (от др.-евр. амен — «верно», «истинно», «да будет так»; в русском языке, через церковнославянский перевод Септуагинты, принята форма «аминь», в западноевропейской традиции — лат. amen, áмен) — слово, которое в авраамитических религиях произносится присутствующими при чтении определенного ритуального текста (молитвы, благословения, проклятия, клятвы), в знак согласия с содержащимся в нем или в некоторой части его положением тогда, когда читающий этот текст вслух завершает его возглашение (или возглашение определенной части); молитвенный возглас.

    В этой функции слово амен выступает 30 раз уже в Танахе (Ветхом Завете). Один раз или многократно оно употребляется в конце молитв и псалмов — например, Псалмы 40:14; 71:19; 88:63 заканчиваются словами «аминь» для того, чтобы подтвердить предыдущее или еще раз просить об исполнении высказанного: так; да будет так. Поэтому при клятвенном обещании, после того как священник-коген прочитывал слова завета или слова проклятия, те, кому эти слова были сказаны, должны были произнести амен, и этим словом связывали себя клятвой (Чис. 22; Втор. 27:15 и дал.; Неем. 5:13; 8:6; 1 Пар. 16:36; Пс. 105:48). Можно полагать, что в период Первого и Второго храмов и в талмудический период (см. Талмуд) произнесение амен было основной формой участия в литургии тех, кто присутствовал при ее отправлении. В современном еврейском религиозном обиходе амен произносится после каждого из трех стихов благословения когенов , после каждого разделакадиша  и после каждой произнесенной вслух бенедикции.

   Из иудейской литургии произнесение амен перешло в литургиюхристианскуюЧаще всего это слово употребляется как наречие, в смысле «истинно», «так». В Новом Завете 52 раза аминь употребляется в первых трех Евангелиях и 25 раз в Евангелии от Иоанна. Это слово часто встречается в речениях Иисуса Христа и передается в русском синодальном переводе словом «истинно». Так называется и сам Иисус в Апокалипсисе (Откр. 3:14: «Аминь, свидетель верный и истинный»), где последние слова поясняют значение слова аминь. По учению апостола Павла, «все обетования Божии в Нем [Иисусе Христе] «да» и в Нем «аминь» (2 Кор. 1: 20). Первые христиане после молитвы или благодарения также громко произносили общее «аминь» (1 Кор. 14: 16).

Share

Действительно ли протестанты не задают вопрос о Церкви?

dubrovskiy_0

Пастор-пятидесятник ответил православному порталу на “самый страшный вопрос для протестантов”

Живая Вера Медиа

На портале pravoslavie.ru появилась статья “Вопрос, который никогда не задают протестанты“. Тема вдохновила Руководителя отдела богословия Российского объединенного Союза христиан веры евангельской (пятидесятников) пастора Михаила Дубровского на небольшой комментарий проясняющий позицию евангельских христиан по вопросу “что такое Церковь”.

 

Действительно ли протестанты не задают вопрос о Церкви?

Последнее время встречаются публикации, в которых утверждается, что единственный «вопрос, который они сами никогда не затронут… это учение о Церкви»1. Из чего автор делает вывод, что это-то и доказывает, что протестантизм не является частью истинной Церкви. Оставим на совести автора все его последующие рассуждения – автор, похоже, с реальными воцерковленными протестантами либо вовсе не знаком, либо очень давно не общался. А потому его анализ протестантского учения о Церкви имеет мало отношения к реальности. Но сам вопрос действительно вызывает интерес: на самом деле, почему протестантов столь важный вопрос не волнует? И о чем свидетельствует отсутствие этого интереса?

Прежде всего, хочется указать на то, что протестанты вопрос о Церкви задают, причем, в самой острой форме, и очень даже часто. Огромное количество литературы, как популярной, так и серьезной богословской, свидетельствует о глубоком интересе к вопросу о Церкви. Только звучит он не так, как, возможно, от нас этого ожидают. Мы действительно не спрашиваем ни себя, ни других, являемся ли мы частью Церкви Христовой. Точно также, как передо мной не встает вопрос: «я – мужчина или нет?». Также, как мне не приходится каждое утро уточнять у моей жены: «Дорогая, ты не напомнишь, как меня зовут?». Что бы вы подумали о человеке, который регулярно задавал бы подобные вопросы?

Когда две девочки постоянно соревнуются друг с другом, кто из них красивее – это говорит о внутренней неуверенности, отсутствии опоры для собственной идентичности. Вспомним русскую классику: в сказке Пушкина «О мертвой царевне» именно царица-мачеха задает вопрос, «Кто на свете всех милее?» И этот вопрос очень точно выявляет ее неуверенность в собственной красоте, ее страх перед будущим. Царевна таким вопросом не задается – она равно радуется как своей красоте, так и красоте окружающих ее людей и мира. Точно также и постоянные споры о том, кто является подлинной Церковью, а кто – нет выявляет только одно: сами спорящие не очень уверены в своей принадлежности Церкви Христа, их самих не вполне удовлетворяют те основания, на которых строится их церковная жизнь. Отсюда – болезненное стремление утвердиться за счет оппонента. Вот только уверенности такие победы никак не добавляют, поскольку основания для этой уверенности надо искать совсем в другом месте.

Основная слабость рассуждений отца-дьякона заключается в следующем: по его логике получается, что только в истинной Церкви человек может встретить Христа. В то время как порядок рассуждений обратный: я должен прежде встретиться с Христом, чтобы стать частью Церкви. Соглашусь, что путь к Богу у всех бывает разный, и зачастую человек сначала приходит в церковь, а лишь потом переживает встречу с Богом. И конечно же, именно Церковь несет миру свидетельство о Христе. Но «ходить в церковь» и быть частью Церкви – принципиально разные понятия! Прийти в церковь (храм или на собрание общины) может кто угодно: атеист, агностик, мусульманин. Но быть частью Церкви может только христианин – тот, кто встретился с Богом и верой ответил на Его призыв, кто следует за Христом, подчиняя этому следованию всю свою жизнь.

Но как невозможно стать частью Церкви, не будучи христианином, так и невозможно быть христианином, не принадлежа Его Церкви. И эта принадлежность определяется не названием конфессии, не юрисдикцией или чем-то еще: Церковь есть Тело Христово, свидетельствует апостол Павел (1 Кор. 12:12-13). Я не могу принадлежать Христу и при этом – не принадлежать Его Телу. Иными словами, в тот момент, когда человек обратился к Христу, он сразу же становится частью Церкви – единственной и единой, как един Христос. И выражается эта принадлежность через деятельную жизнь в общине веры, какой бы конфессии эта община ни принадлежала.

 

«Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18:20). Именно присутствие Христа через Святого Духа делает собрание людей Церковью. Но как определяется это присутствие? Когда самому Иисусу был задан подобный вопрос («Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого?» (Мф. 11:3)), Он не сослался ни на традицию, ни на преемственность. Он указал на действия, которые сопровождали Его служение: исцеление больных, прозрение слепых, изгнание бесов, возвещение Радостной Вести (Мф. 11:4-6). И если сегодня мы видим, как духовно слепые люди прозревают и обращаются к Христу, как исцеляются жизни и семьи, как освобождаются одержимые наркоманией и алкоголизмом, слышим, как возвещается Евангелие – разве это не свидетельствует о Его присутствии и действии среди Своего народа, даже если это не вписывается в привычные формы? «Или признайте дерево хорошим и плод его хорошим; или признайте дерево худым и плод его худым, ибо дерево познается по плоду» (Мф. 12:33). Какие основания отрицать присутствие Христа (а значит – и принадлежность подлинной Церкви) там, где реально явлены Его действия?

Протестанты не задают вопрос, являются ли они частью подлинной Церкви, поскольку такой вопрос перед нами не стоит. Мы точно знаем, что являемся. Нас волнует другой вопрос: «Как быть подлинной Церковью?» Еще раз вернусь к уже использованной мной метафоре. Если человек не уверен, что он – мужчина, его будет постоянно волновать вопрос о своей гендерной идентичности. Но если я знаю, что я – мужчина, передо мной встает совсем другой вопрос: «Что значит быть мужчиной?» Как научиться брать ответственность? Как правильно вести себя по отношению к женщине? Какова моя роль в семье и обществе? Иными словами, человек уже знает, кто он, а потому может учиться соответствовать тому, кем он является. Фактически, это – древнее различение между образом и подобием, между тем, что мне дано, и тем, кем я призван стать.

Именно этот вопрос и ставят протестанты, говоря о Церкви. Как нам научиться действительно быть Церковью, живя в современном мире? Не растратить в суете современных скоростей способность быть свидетельством Вечности? Какие новые формы общинности возможны в условиях современного города? Как эффективно нести Радостную Весть нашим современникам и в каких формах осуществлять ученичество? Каковы богословские ответы на те вызовы, которые еще вчера не звучали, а сегодня стоят на повестке дня этого мира?

Я не думаю, что дьякон Георгий, поставив вопрос именно так, лукавит: я вполне могу допустить, что он никогда не слышал от протестантов вопроса о Церкви. В самом деле: зачем я стану задавать этот вопрос представителю другой конфессии? Чтобы найти в нем подтверждение тому, что я принадлежу Церкви Христовой? Но я обретаю уверенность в этом благодаря отношениям с Христом! Или чтоб убедить моего собеседника, что он заблуждается? Такой цели у меня тоже нет: я рад тому, что мой визави знает Христа и следует за Ним – пусть и несколько иначе, чем это делаю я сам.

Мы знаем, что мы являемся частью подлинной Церкви Христовой (также, как наши братья католики и православные), а потому мы хотим соответствовать этому высокому званию и исполнить порученное нам Господом, а не растрачивать драгоценное время на бесполезные споры.

И последнее. Немногим более 50 лет назад о. Георгий Флоровский, философ и богослов, сказал, что учение о Церкви только выходит из добогословской фазы. Это утверждение автора книги «Пути русского богословия» должно, среди прочего, напомнить всем нам о такой важной христианской добродетели, как смирение: никто из нас не обладает монополией на Истину. Никто из людей не может установить границы истинной Церкви. Только Христос. Слава Ему!

– See more at: http://afmedia.ru/node/4642#sthash.R9FBHZzo.dpuf

Share

БОГ, ГДЕ ТЫ?

bog-gde-ti-Один умный профессор однажды в университете задал студенту интересный вопрос.

   Профессор: Бог хороший?
   Студент: Да.
   Профессор: А Дьявол хороший?
   …
   Студент: Нет.
   Профессор: Верно. Скажи мне, сынок, существует ли на Земле зло?
   Студент: Да.
   Профессор: Зло повсюду, не так ли? И Бог создал все, верно?
   Студент: Да.
   Профессор: Так кто создал зло?
   Студент: …
   Профессор: На планете есть уродство, наглость, болезни, невежество? Все это есть, верно?
   Студент: Да, сэр.
   Профессор: Так кто их создал?
   Студент: …
   Профессор: Наука утверждает, что у человека есть 5 чувств, чтобы исследовать мир вокруг. Скажи мне, сынок, ты когда-нибудь видел Бога?
   Студент: Нет, сэр.
   Профессор: Скажи нам, ты слышал Бога?
   Студент: Нет, сэр.
   Профессор: Ты когда-нибудь ощущал Бога? Пробовал его на вкус? Нюхал его?
   Студент: Боюсь, что нет, сэр.
   Профессор: И ты до сих пор в него веришь?
   Студент: Да.
   Профессор: Исходя из полученных выводов, наука может утверждать, что Бога нет. Ты можешь что-то противопоставить этому?

   Студент: Нет, профессор. У меня есть только вера.
   Профессор: Вот именно. Вера – это главная проблема науки.

   Студент: Профессор, холод существует?
   Профессор: Что за вопрос? Конечно, существует. Тебе никогда не было холодно?
   (Студенты засмеялись над вопросом молодого человека)
   Студент: На самом деле, сэр, холода не существует. В соответствии с законами физики, то, что мы считаем холодом в действительности является отсутствием тепла. Человек или предмет можно изучить на предмет того, имеет ли он или передает энергию. Абсолютный ноль (-460 градусов по Фаренгейту) есть полное отсутствие тепла. Вся материя становится инертной и неспособной реагировать при этой температуре. Холода не существует. Мы создали это слово для описания того, что мы чувствуем при отсутствии тепла.
   (В аудитории повисла тишина)
   Студент: Профессор, темнота существует?
   Профессор: Конечно, существует. Что такое ночь, если не темнота:
   Студент: Вы опять неправы, сэр. Темноты также не существует. Темнота в действительности есть отсутствие света. Мы можем изучить свет, но не темноту. Мы можем использовать призму Ньютона, чтобы разложить белый свет на множество цветов и изучить различные длины волн каждого цвета. Вы не можете измерить темноту. Простой луч света может ворваться в мир темноты и осветить его. Как вы можете узнать насколько темным является какое-либо пространство? Вы измеряете, какое количество света представлено. Не так ли? Темнота это понятие, которое человек использует, чтобы описать, что происходит при отсутствии света. А теперь скажите, сэр, смерть существует? Профессор: Конечно. Есть жизнь, и есть смерть – обратная ее сторона.
   Студент: Вы снова неправы, профессор. Смерть – это не обратная сторона жизни, это ее отсутствие. В вашей научной теории появилась серьезная трещина.
   Профессор: К чему вы ведете, молодой человек?
   Студент: Профессор, вы учите студентов тому, что все мы произошли от обезьян. Вы наблюдали эволюцию собственными глазами?
   Профессор покачал головой с улыбкой, понимая, к чему идет разговор.
   Студент: Никто не видел этого процесса, а значит вы в большей степени священник, а не ученый.
   (Аудитория взорвалась от смеха)
   Студент: А теперь скажите, есть кто-нибудь в этом классе, кто видел мозг профессора? Слышал его, нюхал его, прикасался к нему?
   (Студенты продолжали смеяться)
   Студент: Видимо, никто. Тогда, опираясь на научные факты, можно сделать вывод, что у профессора нет мозга. При всем уважении к вам, профессор, как мы можем доверять сказанному вами на лекциях?
   (В аудитории повисла тишина)
   Профессор: Думаю, вам просто стоит мне поверить.
   Студент: Вот именно! Между Богом и человеком есть одна связь – это ВЕРА!
   Профессор сел.

Этого студента звали Альберт Эйнштейн.

 

Share

ПРОЩАЙТЕСЬ КАЖДЫЙ ДЕНЬ

            Михаил Моргулис

Mikhail-Morgulis-in-chapelПрощайтесь с любимыми каждый день. И с не совсем любимыми. И просто, с теми, с кем в этот день встретитесь. И когда кто-то при вас ест и проглатывает кусок, говорите ему: «На здоровье!». Представьте себе в этот день гору. На вершине лежит большой зверь. Этот зверь – время. Оно считает ваши дни. Вся ваша жизнь – это скатывание с горы. Как только вы падаете у подножья горы, ваше время и жизнь заканчиваются. Некоторые цепляются за склон горы, используя всяческие ухищрения, цепляются лекарствами, молитвами, операциями, но всё это напрасно. Ну да, вы можете  зацепившись  провисеть на одном месте пару лишних дней, но потом зверь наверху кивнёт могучей головой, и вы  снова катитесь вниз. Поэтому не уставайте прощаться, но делайте это с улыбкой, без сожаления, и чтобы глаза ваши были тёплыми. Если есть у вас есть собака, медленно погладьте её,  долго смотрите на неё, она всё поймёт, быстрее чем люди.  Не сентиментальничайте с любимыми людьми, к которым очень привыкли, хотя они вас, а вы их, часто раздражали. Ни в коем случае, не плачьте. Плач не для вас, это из другой оперы.

Потом, выберите минуты, станьте перед зеркалом , и не критически, а с радостью смотрите на своё отражение. Радуйтесь каждой морщинке, каждой пролысине, каждому ненужному волоску на ухе или в носу. И вместо слов «Ещё не вечер, Ещё споём», скажите:  – Ну что ж, я готов.  Знаю, что путь далёк, но он  также и близок. Знаю, что это конец, но и это начало.

И вы увидите, что зверь наверху одобрительно кивнёт головой.

               Потом  вспоминайте тех, кого вы обидели. И просите  у них прощения.  И шепните в небо:  Сейчас я очень  жалею об этом. Сейчас, я мысленно становлюсь перед вами на колени, склоняю голову, и прошу меня простить. Потом вспоминайте тех, кто обидел вас. Вспоминайте самых противных и злых. Знайте, сейчас они уже не такие, если они живы, то время их сделало добрее. Хотя особенно злых время победить не может. Но прощайте всех, добрых и злых, искренних и притворщиков. Пошлите им воздушный поцелуй, и  стараясь видеть их по очереди перед собой, говорите: – Прощаю, прощаю, прощаю…

 Эти слова вас очистят, и ещё больше успокоят. Я понимаю,  уходить в неизвестное место всегда волнительно, а в новую жизнь уходить, ну-с, позвольте, это вообще  поход в совершенно неизвестное. Ну да, в новой компании, куда случайно попадаешь, не знаешь, что сказать и как вести себя, а тут идти в новую жизнь.

Ну а потом проходит день и наступает ночь. Но вот что забыл сказать, в этот день  старайтесь гладить всё, что можно: руку любимой женщины или мужчины, если вы женщина, гладьте ребёнка,  собаку, кота, цветы, поднимите с земли веточку, упавшую с дерева, и погладьте её.

 Вытащите из карманов ключи и положите их на видное место. На столе оставьте записку, короткую: До свиданья, я как мог любил вас. Я постараюсь навещать вас во снах, и улыбаться вам.

                 Конечно, постарайтесь выбросить все бумаги, которые чем-то дороги для вас, но будут  совершенно безразличны для других. Когда вы уйдёте, через какое-то время, их всё равно выбросят. Не переживайте из-за этого, жизнь заканчивается, а  с ней заканчиваются все бумаги, записки и большинство фотографий. В будущем фотографии будут рассматривать всего несколько близких человек, и при этом кратко вздыхать. Так что примиритесь с этим, и посмотрите на это  взглядом мудреца, которого жизнь научила мудрости. А венец мудрости – это терпение.

И  скажу вам строго между нами: Надо уходить незаметно. Чтобы после ухода и вознесения, мы продолжали жить среди живых.

Потом наступает ночь, да, ночь, но ещё не долгая. А может  долгой ночи вообще нет.

Что же надо делать ночью?!

Если не спится, то нужно вспоминать о грехах. Потому часто и не спится, что они вспоминаются. Грехи, грехи… Они светят ярко, как звёзды в небе.  И они колючками живут в наших душах. Не у всех правда. Есть бронированные души,  они не хотят помнить грехи, они от них защищаются, закрываются. Такие, никогда не будут рядом с Господом. А вы вспоминайте, и не  стесняйтесь каяться в них, ибо в тот момент вы каетесь не перед человеком, а перед Богом. Если мы склоняем голову перед человеком, то в этот же миг склоняем голову и перед Богом. Покаяние – особо очищает, и душу и разум и тело. Будьте верующими, а не религиозными. Как только религия становится назойливой, она превращается в религиозную пропаганду. А я хотел бы, чтобы вы были очищенными  верующими.

              Если эта ночь не закончится, а плавно продлится, то вы вступите в новый мир. И если вступите туда очищенными покаянием, простившими других людей, с сердцем полным любви и доброты, с тихой любовью к Богу и людям, то эта  ваша новая дорога станет дорогой к новому неизведанному счастью.

А на земле, ваши близкие и друзья вспомнят о вас и поймут, кто с ними жил рядом.

 

Share

    ПРАВЕДНИК ИЗ РОССИИ

    

                                                                                             Михаил Моргулис

 В этом 2015 году, 9  сентября, исполняется 25 лет со дня убиения священника православной церкви, одного из тех подвижников, кто способствовал духовному возрождению России – отца Александра Меня.

aleksander menо. Александр Мень (+1990) – гениально одаренный пастырь и духовный писатель, своей смертью от рук неизвестного убийцы явивший, что даже самых страшных врагов нужно простить во имя Христа. В годы советских гонений его книги помогали людям прорваться через атеистический дурман и найти Христа как Господа и Спасителя. Его труды по истории религии и поныне остаются лучшим обзором нехристианских верований. Некоторые упрекают его в том, что он чересчур благорасположен к мистикам из других традиций, но в этом о. Александр просто верен идее постепенного Откровения Бога в языческом мире, которое получило свое чистейшее и последнее воплощение в Сыне Человеческом.

 

    Люблю Тебя, Господи, люблю более всего на свете, ибо Ты — истинная радость, душа моя. Ради Тебя люблю ближнего как самого себя. Аминь.

                                                                                                      Молитва отца Александра Меня

9 сентября 1990 года из небольшого домика под Москвой вышел православный священник. Его лицо с густой бородой и пронзительными глазами, хранящее черты гордых и возвышенных библейских персонажей, знали многие люди России. Это был отец Александр Мень, проповедник, богослов, писатель. По лесной тропинке он направлялся к станции, куда вот-вот должна была прибыть электричка и увезти его в другой городок, в церковь, где он служил. Но в этот день электричка ушла без него.

Минут через 15-20 жена отца Александра услышала стон. Она не сразу узнала в привалившемся к забору окровавленном человеке своего мужа. После приезда милиции священник прожил всего несколько минут. Экспертиза констатировала смерть от удара топором по голове. Нападение произошло в лесу. Убийцы не были грабителями. Они не тронули ни бумажника, ни часов, взяли только старый портфель с рукописями статей и книг. Смертельно раненый священник смог дойти домой и скончался у своего порога. Рассказывают, что, когда жена спросила его перед смертью: “Кто?” — он прошептал: “Это неважно…”.

Его убили по дороге к храму. И это не случайно. Он мог сказать, кто сделал это, но не сказал. И этот поступок был его последней молитвой о прощении тех, от кого он принял смерть. Кончина его всколыхнула всю Россию, потому что в тот день погиб необыкновенный человек, необыкновенный священник. Топором ударили по совести России, по ее духовному возрождению, по ее надежде и по ее праведнику.

Одни радовались случившемуся, ибо слуги дьявола всегда счастливы, когда погибают дети Божьи, но большинство мыслящих россиян испытало страшное потрясение, ибо было понятно, что удар нанесен по первым росткам рождающейся в стране свободы, по человеку, чье имя стало в России символом веры во Христа и свободы во Христе.

 

Кто он, отец Александр?

MenБог одарил его множеством даров: писательским, проповедническим, провидческим, но, главное, Он дал ему видение, великое духовное понимание — что нужно его стране, и Он дал ему мужество возвышенно и смиренно исполнять служение Богу во времена гонений и ненависти со стороны врагов Господа.

Родился 22 января 1935 года. С юношеского возраста чувствовал огромное влечение к христианству. В 14 лет начал писать книгу о Христе, которая спустя много лет, дополненная и переработанная, вышла под названием “Сын Человеческий”. С 1953 года изучал биологию в университетах Москвы и Сибири. Окончил Ленинградскую семинарию и Московскую духовную академию. Был рукоположен в священники 1 сентября 1960 года. Служил приходским священником в подмосковных храмах. В 1989 году стал настоятелем храма в поселке Новая деревня, возле провинциального города Пушкина, где и прослужил 20 лет. А в общей сложности, ко дню смерти, прослужил в подмосковных храмах 33 года. Символичная цифра!

Несмотря на его явный талант проповедника и пастыря, несмотря на энциклопедические знания и непререкаемый авторитет среди интеллигенции и молодежи, несмотря на его усилия в области христианского образования и умение организовать верующих для оказания помощи нуждающимся, вести работу в больших московских храмах ему не давали. Скоро вы узнаете, почему… Его служение в русской православной церкви началось в тяжелое время. Как пишет современный историк русской Церкви Владимир Илюшенко, “живая христианская вера почти повсеместно была заменена обрядоверием. Иерархи Церкви стали на путь постыдного конформизма — путь служения атеистическому государству. Язычество проникло за церковную ограду и вступило в союз с православием”. И в это время А. Мень, один из очень немногих, смог найти в себе великие духовные силы, чтобы уйти от номинальной, лишенной духа церковной службы и вернуться к Евангелию, стать просветителем, учителем Библии, призывающим жить не по букве закона, а по Духу. А это было бунтом против сугубо культовой, “безжизненной жизни” Церкви. И потому, конечно, не все радовались успешному евангельскому служению православного священника. У него было множество врагов, ходящих не только в форме КГБ, но и носящих, по совместительству, одеяние священнослужителей.

 

Трагедия русской Православной Церкви

Нет спору, русская православная Церковь пережила и переживает тяжелые времена. “Мятежный священник” Глеб Якунин, отсидевший в лагерях много лет за свою веру, говорит: “Православная Церковь во времена Ленина и Сталина была полностью физически уничтожена. Взамен убитых священнослужителей КГБ посылала в церковь своих работников. Но выбирали так, что рясы надевали самые грубые, невежественные, распутные, с максимально затупленным духовным взором. Так продолжалось 74 года. И сегодня они по-прежнему остаются в большинстве среди священнослужителей современной православной Церкви. Я считаю, что таких людей сейчас в церкви процентов 80. Поэтому сейчас мы имеем дело не с выкорчеванной православной Церковью, а с огромной группой людей, далеких от понимания христианства, в том числе и истинного православия, но числящихся священнослужителями и служащими в церкви, сохранившийся то же название — Русская православная”.

Я позволю себе не во всем согласиться с о. Глебом. Во-первых, в православной Церкви последнего времени появились десятки молодых, образованных, искренне служащих Богу священнослужителей, хотя они — лишь капля в море необходимости. Во-вторых, часть настоящих служителей сумела сохранить себя и не запятнать совесть. В-третьих, Церковь как Божественный организм умереть не может. Ее могут контролировать запретами и посулами, ее могут преследовать, физически обескровливать, но она постоянно возрождается и продолжает жить как организм Божий.

И все же, слова о. Глеба во многом справедливы. Многие церковные руководители в своей деятельности и жизни руководствуются прежде всего тем, что “кесарево”, а не “Божие”. Такие люди и стали противниками о. А. Меня, ибо они увидели, что о. Александр, в отличие от них, служит Богу и только Богу.

Это о них христианский писатель, последователь о. Александра, Александр Зорин пишет в своей книге “Ангел-чернорабочий”: “Путем жестокого отбора удалось вывести целую генерацию служителей культа, при помощи которых Церковь сливается с государством, въезжает в него, как машина в гараж”.

От таких служителей идет тенденция подменить слово “христианство” словом “православие”, как будто не существует миллионов протестантов и католиков. В своих многочисленных выступлениях на страницах светской прессы они стремятся узаконить идею о том, что русский и православный — суть одно и то же.

Даже Синод русской Православной Церкви разделился на два лагеря, где есть откровенные шовинисты и есть умеренные, здравомыслящие служители. В этих сложнейших условиях того времени Патриарху русской Православной Церкви, Алексею Второму, человеку безусловному порядочному, несущему свой исторический крест, приходилось лавировать, искать компромиссы, чтобы не произошло раскола. Взять, к примеру, его заявление в интервью московской “Независимой газете”: “Отец Александр был талантливым проповедником Слова Божия, добрым пастырем Церкви, он обладал щедрою душою и преданным Господу сердцем. Убийцы сотворили свое черное дело в момент, когда он мог бы еще так много сделать для духовного просвещения чад Церкви. Не все его суждения полностью разделялись православными богословами, но ни одно из них не противоречило сути Священного Писания, где как раз и подчеркивается, что надлежит быть разномыслиям между вами, дабы явились искуснейшие (1 Кор. 11:19).

Во всем этом, на мой взгляд, скрыта главная причина трагедии неприятия А. Меня. Есть и другая. Я бы назвал ее “комплексом Сальери”. В то время как искренне верующие благодарили Бога за о. Александра, этого редкого, избранного служителя Божия, враги завидовали его таланту, эрудиции, прекрасной живой речи и тому, что Дух Святой присутствовал во многих его делах. В результате сложилась парадоксальная ситуация: многие церковные иерархи ненавидели одного из лучших и благословенных священников своей же Церкви. Но противоречие это было лишь внешним. На деле же в таком отношении к отцу Александру была железная логика — администрированная, номинальная церковность не могла ужиться с проповедником, апологетом Живого Христа.

Когда Церковь поднимает меч на своего праведника, это трагедия для нее. В данном случае — трагедия Православной Церкви. Но если говорить глубже и шире, то в походе против подвижника и миссионера объединились все, кто ненавидел Христа и спекулировал Его Именем для достижения своих целей: фальшивые христиане, атеисты, фанатики-коммунисты, шовинисты, националисты, фашисты. Неважно, какую, так сказать, общественную нишу они занимали, в какую церковь ходили, важно, что всем им был ненавистен проповедуемый о. Александром Живой Иисус, призывающий к раскаянию и любви.

 

Что он делал и что сделал?

На открытую борьбу против тоталитаризма, как мы знаем, иногда выходили самые смелые из политиков, в оппозицию к нему становились историки, писатели, ученые. Их оружием была острая, беспощадная критика. На этот раз против двух монстров, двух “сиамских близнецов” — тоталитарного режима и атеизма — вышел священнослужитель, единственным оружием которого было Слово Божие. Никогда и ни под каким предлогом он не позволял себе делать политических заявлений, примыкать к какой-либо политической группе, критиковать государство. В одном из своих интервью, он сказал: “Я считаю политику вещью преходящей, а я хочу работать в сфере непреходящего”. Мудрость и кротость Господа отражались в его жизни. Он служил Богу Его Словом, зная, что оно — “меч обоюдоострый”. Сам, отрекаясь от любой политической деятельности, он тем не менее давал в своей церкви приют преследуемым диссидентам, молитвой и Словом Божием стараясь уберечь их от “долины смертной тени”.

Недаром будущий лидер СССР, Юрий Андропов, бывший тогда главой КГБ, был весьма обеспокоен тем, что уцелевшие после репрессий диссиденты уходят в церковь, и потому призывал очистить церковные ряды. Именно тогда начались новые аресты христиан разных конфессий. Но благословение Божие лежало на отце Александре, и, несмотря на сплетни, наветы, доносы, измены, служение его приносило прекрасные плоды. Он подвергался унизительным обыскам КГБ, его поносила коммунистическая пресса (Газета “Труд” и др.), ему писали раздраженные письма старшие по церковному чину, однако Сад Христа, в котором он, не покладая рук, продолжал трудиться, по-прежнему чудно плодоносил.

Многие и многие благодаря ему обращались к Богу. С его помощью свой путь к Богу находили и очень известные люди. Журналист Сергей Бычков писал, например: “…он (о. Александр Мень) способствовал возвращению в церковь Александра Солженицына”.

В небольшую подмосковную церковь, добираться куда было долго и неудобно, съезжались тысячные толпы. Когда-то, после смерти Френсиса Шеффера, журнал “Тайм” назвал покойного “миссионером среди интеллектуалов”. Отца Александра можно назвать миссионером среди интеллигенции. Но не только интеллигенция шла к нему, а и множество простых людей, привлеченных спасительной вестью о Христе.

Поразительна не его разносторонняя образованность; он был человеком очень одаренным, и этим все сказано. Поразительно другое — как эта образованность без малейшего остатка отдавалась на служение Богу и людям.

Почему же влияние о. А. Меня было таким действенным? Да потому что он говорил о христианстве не как о религиозной догме, а как о живой боготворящей Божией Истине, воплощенной в Господе Иисусе Христе. В своем меморандуме “Основные жизненные принципы христианства” он писал: “Христианство не абстрактная доктрина или застывшая система обрядов. Оно не просто религия, которая существовала в течение двадцати столетий, а Путь, устремленный в грядущее”.

Российское общество “Культурное возрождение” ходатайствовало и продолжает ходатайствовать о присуждении о. Александру премии Нобеля. В одном из обращений в Нобелевский комитет есть такие слова: “Волею судеб в конце 20 века наша страна стала поприщем грандиозной борьбы добра и зла. От исхода этой борьбы в решающей степени зависит, сохранится ли мир на планете Земля… В этих условиях многолетняя самоотверженная работа отца Александра по духовному воспитанию миллионов людей приобрела важнейшее значение для сохранения гражданского мира в нашей стране… Он воспитал плеяду высокообразованных и преданных делу священнослужителей… Его скромный сельский храм стал одним из главных духовных центров современной России…”

Бог дал ему удивительный талант: при всей своей редкой образованности, при уникальном знании истории и литературы, он мог говорить абсолютно понятно,— как для интеллектуалов-ученых, так и для простого человека. И еще потому он был понятен всем, что, в отличие от многих, говорил о Христе, не как о мученике прошлого, а как о живом Спасителе, живущем и сегодня в наших сердцах и в нашей жизни. При этом он всегда подчеркивал, что Центр христианства не люди, не церковные лидеры, а только Один ХРИСТОС. В его книге “Радостная весть” есть слова: “Христос — это Тот, Чье слово исполняется сегодня, потому что Он сегодня живет с людьми…”

Александр Мень подчеркивал, что человеку нужна прямая связь с Богом, творения — со Своим Творцом. Все это раздражало тех, кто желал, чтобы народ слушал их, а не Христа. Особую ярость вызывали у них призывы о. Александра к чтению и изучению Библии. И апофеозом этого “криминала” стала выпущенная им книга уже с совсем евангельским названием: “Как читать Библию”.

Широта христианских взглядов о. Александра, интерес к лучшим богословским трудам протестантов и католиков давали противникам повод обвинить его в отходе от православия. Эту ложь и поныне пытаются внедрить в сознание масс. Лидеры российской фашистской организации “Память” клеймят А.Меня как еретика, который, дескать, старался разложить православную Церковь.

На самом же деле это, конечно, не так. Он был православным священником, которому Бог дал особое духовное чувство понимания евангельских основ христианства. Знаменитый русский священник-диссидент отец Дмитрий Дудко в интервью газете “Коломенская правда” так говорит об этом: “Отец Александр — истинный православный священник, который сделал многое, чтобы открыть христианство людям. Он излагал учения генетиков, физиков, историков, философов, анализировал другие религии, начиная с первобытных и кончая современными. Он поступал как апостол Павел: с эллинами говорил как эллин, с иудеями как иудей, с учеными как ученый, с простыми людьми как простой человек. Он был очень добрый. Когда церковные власти запрещали мне служить, он приглашал меня в свой храм, чтобы служить вместе с ним”.

За три дня до мученической кончины отца Александра я получил от него письмо, где он советовал напечатать на русском языке книги Пауля Тиллиха, благодарил за изданные нами труды Френсиса Шеффера, Клайва Льюиса, Дж. Паккера и видного православного мыслителя Ивана Ильина. Рассказывают, он говорил: “Вот бы к нашему православию, к его красоте и глубине, добавить евангельское рвение протестантов, с их стремлением ежедневно следовать за Христом. Может, тогда хорошо бы стали жить люди в России!”

Не ручаюсь за буквальную точность этих слов, переданных мне, но ясно, что был он человеком великой открытости ко всему прекрасному, что растет на разных ветвях единого христианского дерева. В уже упомянутом письме он согласился со словами из моего предисловия к русскому изданию Клайва Льюиса о том, что человек не может считать себя богословски образованным, если он не знает трудов великих богословов Запада; так же как западный теолог не может считать свое образование законченным, если не знает трудов великих русских мыслителей Николая Бердяева, Владимира Соловьева, Павла Флоренского и некоторых других.

Все это, вместе взятое, и заставляло администраторов от Церкви видеть в нем чужого, разрушающего клановые основы. Он и в самом деле стал разрушителем стены, годами воздвигаемой между народом и Богом. По всей стране его работы тайно перепечатывали на пишущих машинках, просто переписывали от руки.

Я бы сравнил о. Александра с библейским Давидом, потому что слова его били, как праща, в лживые сердца голиафов. И враги поняли: этого человека не остановить. И возможно, как сказано в Библии: “С этого дня положили убить его…” (Иоанн. 11-53).

Многие сравнивали убийство отца Александра с другой мученической смертью, другого священника, из другой страны, из другой Церкви,— польского католического ксендза Ежи Попелюшко. Преклоняясь перед мучеником из Польши, понимая, что все мученики за веру равны, все же должен сказать, что феномен отца Александра был совершенно другого масштаба. Другим было и его влияние на верующих. Церковь в Польше, даже во времена навязанного коммунистами строя, представляла собой монолитный организм. Что касается о. Александра Меня, то он был одним из редких российских праведников-одиночек, вышедшим против машины тоталитаризма, этого механического “медведя”, практически один на один. Как его только не называли! “Католик”, “сионист”, “протестант”, “экуменист”… А по словам его духовных чад, он только и делал, что открывал людям: смотрите, Бог вокруг вас, Он и в душе вашей, Он — повсюду…

 

Что же он оставил нам?

Уже в период перестройки о. Александр воссоздает разогнанное в первые годы тоталитаризма Российское Библейское Общество. Им прочитаны около двухсот лекций. Выпущены прекрасные книги, написанные на высочайшем духовном и стилистическом уровне. Эти книги ярко иллюстрируют его особенный дар, о котором я упомянул,— они понятны ребенку и взрослому, простому человеку и высокообразованному интеллектуалу. Среди них особое место занимает цикл из шести книг, посвященный религиозному развитию человечества, а также пересказ Библии для детей и, конечно, книги о Христе “Сын Человеческий” и “Таинство, Слово и образ”. Он автор прекрасных комментариев к изданию русской Библии, напечатанной в Брюсселе. Уже после его смерти издан составлявшийся им в течение многих лет восьмитомный Библейский словарь. Вышел сборник его проповедей “Радостная весть” и книга раздумий о пути России и человечества “Трудный путь к диалогу”. Общий тираж его книг перевалил за миллион. После него осталось двести пятьдесят аудио- и тридцать видеокассет с проповедями…

Сейчас стало очевидным, что он был, помимо всего, прекрасным историком-библеистом. В России каждое обычное событие может иметь огромное значение, если ты знаешь весь контекст истории этой страны. Итак, за 74 года советской власти в России практически не было ни одного библеиста. Советский режим выкорчевал библеистику так же, как, например, социологию. И А.Мень стал первым русским библеистом, живущим и работающим не в Париже или Нью-Йорке, а в Москве, под прессом КГБ и противников Слова Божия, надевавших самые разные маски и выступавших под вывесками разных организаций.

Ведущий русских религиозных программ государственной радиостанции “Голос Америки”, протоиерей Виктор Потапов писал в московской “Литературной газете”: “В предисловии к одной из своих книг о Библии отец Александр подчеркивал, что его цель как автора состоит в том, чтобы “помочь людям полюбить храм, понять смысл литургии, оценить красоту священнодействий и сделать церковную молитву частью своей жизни”. В. Потапов отмечает далее: “Его книги, как евангельское зерно, упавшее на плодоносную почву, принесут богатый плод”.

Очень важно напомнить:

  1. Писал он, никогда не отрываясь от своего основного пастырского служения. Люди были для него самым главным в его служении. Писатель Владимир Ерохин вспоминает, как однажды, придя к о. Александру домой и увидев заваленный бумагами стол и зная о невероятно напряженном режиме работы священника, решил говорить только о делах, коротко, и вскоре стал прощаться. Отец Александр спросил:

—  Вы торопитесь?

—  Нет, но, наверное, вы заняты?

— Чем?

—  Я отнимаю у вас время, а у вас — работа…

—  Вы и есть моя работа…

  1. Писал о. Александр в невероятно трудных условиях, находясь “под колпаком” богословов из КГБ, окруженный клеветой своих духовных коллег, знакомый с иудиными поцелуями иных друзей, под градом присылаемых по почте анонимных угроз…
  2. Трудно поверить, но он создавал свои замечательные книги почти при полном отсутствии библейских словарей и энциклопедий, другой богословской литературы, не имея возможности проверить свои взгляды в нормальной теологической дискуссии. Генрих Попроцкий, протоиерей из Польши, вспоминает: “Когда-то он сказал мне: “Если бы у меня были библиотеки Парижа, Рима или Лондона…”

Практически он работал в пустыне.

  1. В начале своего духовного подвига он был в одиночестве. Потом — окружен тысячами людей. А в дни мученической кончины, подобно своему Господу, вновь остался один. Известный историк, профессор Сергей Аверинцев, имеющий в России большой духовный авторитет, в сборнике “И было утро…” так написал о нем: “Он сделал невозможное возможным. Он проторил дорогу. Теперь по ней пойдут другие. Но пусть они не забывают того, кто вышел сеять, не дожидаясь рассвета…”

Спустя ровно год после убийства в Москве проходила конференция, посвященная его памяти. Меня пригласили выступить на ней. Я сказал тогда: “Он оставил много прекрасных книг и воспоминаний о себе, он оставил после себя много последователей, но, главное, он оставил на земле Свет Христа, который Господь наш чудным образом преломлял через его жизнь, служение и смерть”.

 

Кто его убил?

Об этом много толков, существует немало версий, но и сейчас, спустя годы, убийцы не найдены. Следствие об убийстве отца Александра прекращено, дело сдано в архив как не поддающееся раскрытию. Все может быть в этой жизни, может, жизнь великого миссионера и впрямь оборвала рука психически больного, может, это был случайный трагический акт, которые бывают в истории. Что думаю об этом лично я? Думаю, что убийство совершили все темные силы, биологически объединившиеся в едином дьявольском порыве остановить праведника, водимого силой Духа Святого, рассказывающего людям об истинном Христе, об истинной цели Его прихода на землю, рассказывающего не о нательных крестиках, но о Кресте Голгофы.

Я думаю так еще и потому, что трудно поверить, будто мощнейшая армия КГБ вместе с высоко профессиональным московским уголовным розыском не смогли разыскать преступников. Личные распоряжения о поиске убийц давали и президент Михаил Горбачев и президент Ельцин. В 1991 году, в присутствии моих друзей Фила Янси, Брента Густавсона Билли Мелвина, Джоула Нидерхуда, Алекса Леоновича, Питера Дейнеки и других, я спрашивал об этом у руководителей КГБ, и они, соглашаясь, что убийство ложится позорным пятном на Россию, обещали обязательно раскрыть его и наказать убийц. Но видимо есть вещи, которые не по силам даже генералам КГБ.

В первые же дни после преступления была создана специальная группа расследования, которой руководили следователи по особо важным делам. Руководители группы менялись, а следствие топталось на месте. На первых порах арестовали несколько подозреваемых, но все они оказались невиновны. Уже тогда у многих создалось впечатление, что кто-то уводит следствие в сторону.

В те дни я объявил по национальному телевидению, что американские христиане жертвуют 5000 долларов тому, кто поможет найти убийцу. В тогдашней России это были очень большие деньги. Позвонило около 60 человек. Их допросили, но показания посчитали несущественными. Несколько журналистов занялось частным расследованием, среди них — мои друзья Евгения Альбатц, Татьяна Фурман и Сергей Бычков.

Ближе всех к истине подошел С. Бычков. Анализируя факты и попавшие в его руки документы, он утверждал, называя конкретную фамилию, что один из участников этого предполагаемого заговора (хотя лично и не убивавший священника) вскоре после случившегося был мгновенно переправлен на Запад, причем,— вот зловещая ирония! — как подвергавшийся преследованиям в СССР. Сейчас он живет в США и даже сотрудничает с некоторыми американскими христианскими организациями… После публикации статьи на эту тему Сергею Бычкову полностью закрыли доступ к материалам следствия.

И вот что еще интересно. Примерно год тому назад у меня состоялся разговор с бывшим сотрудником КГБ, занимавшим одно время высокое положение и носившим высокое звание. Дело в том, что Господь через мои слова, беседы, молитвы помог его двадцатилетнему сыну избавиться от жестокого рабства наркомании. Отца это так потрясло, что, хотя он и не уверовал в Господа, но стал каяться во всех своих прегрешениях, которые совершал когда-то, борясь с верующими.

И вот, улучив момент, я спросил, что этот профессионал думает об убийстве отца Александра. Он ответил: “Говорю только вам, говорю, чтобы ответить правдой на ваше добро. Это дело сработано на высочайшем уровне. Но самое главное, есть силы, которые не дают следствию продвигаться. Как только мы реально приближались к раскрытию тайны, нас останавливали. Останавливали по-разному: то переводили на другое расследование, то отвлекали другими гипотезами, то подсылали фальшивых свидетелей. И ко всему, пропадали важные документы следствия. Не знаю, может быть, все это — совпадение, но мне трудно в это поверить”.

Трудно поверить в это и мне. Интересно, что оценку работника КГБ совсем недавно (газета “Новый взгляд”) подтвердил брат священника — Павел Мень. Вот его слова: “С первых дней расследования стало ясно, что милиция и прокуратура имитируют розыскную деятельность. Убийство — дело рук КГБ. Они — исполнители. А кому это было выгодно? Тем, кто не хотел, чтобы Слово Божие вернулось на нашу землю”.

Будучи в Москве, я встретился с сыном и вдовой о. Александра. Мы сидели в маленькой трапезной, в церкви у нынешнего президента Российского Библейского общества, скромного священника Александра Борисова, кстати, духовного чада отца Александра Меня, сейчас наиболее успешно продолжающего служение своего учителя.

Я знал, мне часто об этом говорили, что внешне я похож на покойного отца А. Меня. Но с его женой встретился впервые. И вот она смотрела на меня, долго, не опуская глаз, в глубине которых навсегда застыла боль.

Скажу откровенно, мне было тяжело. И я подумал, мало быть похожим внешне. А вот смог бы я, как он, выйти один против громадной силы, только с Господом на устах, а потом умереть страшной смертью, но спокойно и достойно, с тем же Именем в последних проблесках жизни? Не знаю. Не знаю…

 

Кем он останется для России и для мира?

Время от времени Бог, из числа особо преданных и мудрых Своих детей, избирает на земле праведников. Причем, среди христиан самых разных деноминаций, как бы демонстрируя, что все эти названия придуманы не Им, а людьми. Ему, Творцу, безразличны земные амбиции, потому что в конечном счете перед Ним будут стоять не члены 2 тысяч разных религиозных объединений, а лишь две группы людей: в одной из них будут люди, жившие с Его Именем в сердце, во второй — жившие без Него.

Но, избирая праведников из разных Церквей, Бог дает благодать избранничества лишь тем, кому здание их Церкви не заслонило небо, а название Церкви не заменило Имени Христа; тем, кому духовное зрение позволило увидеть не только то, что происходит на их церковном подворье, но и весь христианский мир, тем, чья любовь велика и искренна — не только по отношению к своей Церкви, но и к любой Церкви, являющейся частью Тела Христова.

К сожалению, формально и теологически соглашаясь с этими праведниками, наши земные конфессии часто не могут эмоционально и психологически преодолеть себя и действительно возлюбить тех, кто, так же как они, молится во Имя Христа, но называет себя чуть по-другому. Многие не могут уйти от чувства, что они принадлежат к противостоящей армии и, подобно исполнительным солдатам, обязаны беречь честь мундира. Не могут, как смогли это сделать праведники, перешагнувшие барьер человеческих страстей.

Праведник не ограничивается стенами своего храма, его духовный взор легко проникает и сквозь стены других храмов. Он видит великое здание вселенской Церкви, слышит ее животворящее дыхание, и только тогда ему открывается Храм небесный. В этих людях часто физически отражается сияющая благодать Божия. Именно таким человеком, праведником с сияющим лицом, был о. Александр. Духовное просветление не покидало его во времена гонений, ибо чувство Божия прикосновения и ощущение Божией Любви делает праведника оптимистом и счастливым ребенком.

Сразу после его смерти многие называли о. Александра “апостолом”, “пророком”, “святым”. Сейчас, спустя годы, мы понимаем, что он был скорее праведником, провидцем, пророком и миссионером среди язычников.

Подобно любому пророку, он чувствовал приближение своей гибели, четко слышал биение стрелок времени, отмеряющих его последние часы. Как верующий он был готов к смерти, как человек хотел продлить эти жестокие и прекрасные земные дни.

Вспоминает его прихожанин А. Зорин: “А совсем недавно, возвратясь вечером домой и даже не поздоровавшись — такого прежде не было — зажег все лампы, настольные и верхний свет. При этом журил домочадцев: “Вечно вы сидите без света, весь дом в темноте…” Видно, будущие убийцы как-то себя выдали, что вызвало в нем настороженность”.

Чувствовал дыхание смерти, боялся, чтобы ненароком это дыхание не коснулось его близких.

Пророк видит будущее. Его роль и цель — предупреждать людей о том, что их ждет. Пророк призван открывать грешникам, даже если они цари, что Божий суд ожидает каждого. Пророки — это неподкупные обличители, но есть в их суровой судьбе и что-то от юродствующих шутов, головы которых слетают по мановению царской руки.

Отец Александр не стремился быть пророком, но он стал им, потому что этого захотел Бог.

 

Еще один нюанс

Он был еврейского происхождения. И этот дар благословения был использован его многочисленными врагами со своей целью. Евреи обвиняли его в том, что из-за него многие дети Авраама уверовали во Христа. Националисты и фашисты, тайные и явные, винили в симпатиях к иудаизму. На него писали анонимки, где утверждали, что он не соблюдает православных традиций, симпатизирует талантливым христианам других деноминаций.

У меня на столе — письмо известного православного епископа, где он, епископ, пользуясь анонимными наветами, обвиняет отца Александра в том, что тот не исполняет в точности обязанностей православного пастыря. А он, пастырь, отвечал: “Дух православия — это дух любви и свободы… Но в “Характеристике” (анонимная жалоба на отца Александра. — М. М.) вместо этого духа я нахожу дух инквизиции и “охоты на ведьм”.

Антисемитизм — это не склад характера и не традиция. Антисемитизм — это никогда не прекращающийся (то прилив, то отлив) процесс, яростный биологический, генный, душевный и — духовный спор.

С тех пор, как появилось христианство, антисемитизм, это порождение дьявола, был и остается уродливым наростом на теле христианской жизни. С тех пор, как Бог избрал евреев, дьявол насадил в сердца других людей ненависть и зависть к Божьим избранникам. Не в силах обижаться на Бога, они обижаются на тех, кого выделила Его десница. Это крест, который несут дети Авраама, это мировая тайна, о которой знают все. Поцелуй Иуды ассоциируется с иудаизмом, хотя он является, по замыслу Бога, частью христианства. Мы хотим взвалить на вечные, но израненные плечи иудаизма наши грехи и печали. Часть из них, как крест на плечи Симона Каринеянина, люди взвалили на плечи о. Александра. Размышляя о его пути, я все яснее вижу, что жизнь — это заем, который дает нам Господь. Мы должны выплачивать его. Но Бог принимает лишь настоящую плату. И если кто-то нас раздражает, если мы лицемерно сочувствуем чужому горю, если не любим, а только говорим о любви,— то все это подделка, фальшивые купюры, и Бог их не принимает. Самая великая плата — это жизнь, посвященная Господу, и смерть во Имя Его. Но поймем мы это только тогда, когда будем стоять перед Его Лицем.

 

Как воспринимали его

КГБ. Эта организация лучше всех понимала, что и кто реально представляет угрозу для власти. Ее нюх был изощрен и опытен. Ну какую, на первый взгляд, угрозу представлял из себя интеллигентствующий провинциальный поп? Но мозговые силы КГБ чувствуют, что могут наступить времена, когда к таким, как Мень, потянутся тысячи людей. Они отмечают крепкие зачатки этой тяги, они видят, что интеллектуалы и самые простые люди все чаще начинают поднимать глаза от земли и обращать их к небу.

Публичные лекции о. Александра слушают десятки тысяч людей. Его слова передают из уст в уста.

С точки зрения КГБ, все это являлось серьезной оппозицией, которая могла перерасти во всеобщее противостояние властям. Являясь порождением зла, того, что в изначальной своей инстанции является дьяволом, КГБ понимал, что самым великим революционером является не кто-либо из диссидентов, не Солженицын, не бунтующие журналисты или экономисты, не угонщики самолетов, а Иисус Христос. Вот почему они столь безжалостно сажали в тюрьмы баптистов, заставляли “раскаиваться” бунтующих священников. Но находились единицы, которым Бог давал особую силу и мудрость и святое упорство, и “органам” становилось ясно, что этих людей им не сломить. Так было в случае с отцом А. Менем.

Но тогда, следуя инстинкту самозащиты тоталитарного режима, мятежного священника надо было уничтожить. Желательно чужими руками. КГБ всегда был готов вступить в кооперацию с теми, кто ненавидит правду и детей Христа. Таких оказалось много. И, судя по страшному финалу, этот альянс состоялся.

Я не думаю, чтобы кто-то в КГБ ненавидел отца Александра лично. Наверняка среди работников госбезопасности были и те, кто с сочувствием относился к его служению. Но КГБ — прагматичная плеть государства. И отец Александр Мень, по оценке аналитиков из отдела по борьбе с инакомыслием, представлял для устоев государства большую угрозу, чем многие другие “крамольные” общественные деятели, ибо он был из группы тех, кто преобразовывал землю, т. е. был с верными учениками Христа…

ПОЛИТИКИ. Для Горбачева, Ельцина, других крупных политиков, он был по своим манерам, уму, зоркости и интеллекту чем-то вроде профессора богословия и лишь частично священником. Каждый из них с радостью принял бы его, обладавшего таким авторитетом и популярностью, на службу в свою группу или партию. Но отец Александр держался в стороне, зная, что тут таится искушение. Служил только Христу и никому больше. Как и все, политики тоже не поняли его. И это было нормально, ибо пророков не понимают те, к кому обращены их пророчества.

АРМИЯ. Большинство генералов и высших офицеров российской армии тоже не принимали его жертвенное христианство. Для абсолютного большинства из них христианство ассоциировалось с освящением боевых знамен и призывами бороться против врагов страны. Один из самых высоких руководителей армии говорил мне: “Ну что мне, Майкл, Библию читать, жизнь менять, очищаться, каяться, молиться… Я вот лучше позову (тут он называл одно из печально известных в Церкви имен), мы выпьем с ним, поговорим душевно, я его попрошу, он помолится Богу за меня, вот и все. Чем плохо?”.

И тут он был не понят.

ЕВАНГЕЛЬСКИЕ ВЕРУЮЩИЕ. Для многих протестантов России (СССР) он представлял собой неожиданное, даже загадочное явление. Возросшие на суровом духовном опыте, они, можно сказать, впервые столкнулись с православным священником, не предававшим их анафеме, а призывавшем, как и они, изучать Слово Божие.

Евангельская молодежь потянулась к нему, потому что протестантским группам больше всего не хватало именно образованности, общей культуры. К  тому же, им, с их традиционными миссионерскими устремлениями, импонировало, что православный батюшка призывал христианские церкви идти на улицу, в народ. Общение с о. Александром помогло многим молодым евангельским верующим расширить свой образовательный и культурный кругозор.

Пожилые на такое общение не решались. Слишком непривычным это казалось… И тут он остался для многих непонятым.

ПРАВОСЛАВНЫЕ. Для основной массы православных о. Александр был слишком необычен. Для них священник (батюшка) традиционно объединял в одном лице и управителя, и надсмотрщика, и адвоката. О чем священник говорит во время службы многие прихожане не знали и не знают поныне, и потому у людей выработалась внутренняя уверенность, что не это самое главное. А отец Александр говорил в церкви понятные проповеди, просил верующих думать и верить. И любить. Странным казался. К тому же, другие священники остерегали свою паству: бойтесь его!

И здесь многие не приняли отца А. Меня.

Итак, он остался для многих непонятным и непонятым. Образованная, демократическая Россия и часть простых людей потянулись к нему. Но до основной народной массы он дойти не смог (не успел? не дали?). О нем знали больше по разным слухам, которые распространяли его враги.

Но на все у Бога Свои планы. Журналист А. Быстрицкий писал в московской газете “Сегодня”, что России для нормального развития необходим сверхмощный моральный рывок. Что России необходимо некое новое крещение. Вся нынешняя ситуация, по его мнению, должна напомнить российским верующим о великой деятельности таких людей, как Мартин Лютер. Только это, отмечается в статье, “может сдвинуть процесс духовного преображения общества”. Отец Александр был для России именно той духовной силой, которая могла увлечь за собой это общество.

Но нельзя говорить о его жизни только в прошедшем времени. Ибо сегодня благословенные Господом слова и мысли отца Александра приходят к тем, к кому они не успели прийти при его жизни.

Он умер православным священником, но священником, стоявшим на евангельских принципах. Он был для России современным пророком и после мученической кончины еще больше утвердился в этом образе в сознании верующих (да и многих неверующих тоже). Профессор Аверинцев пишет: “Пролитая кровь — великая сила. Если о ней забывают, это проклятие. Если о ней помнят, как должно, это благословение земле”.

Имя отца Александра навсегда вошло в историю России. К сожалению, в других странах о нем пока еще знают мало. Но я уверен, его христианское величие откроется со временем всем верующим и труды о. Александра окажут свое благотворное влияние на жизнь христиан Запада.

Я верю в это, потому что он сделал то, что велит Слово Божие,— жил ради Бога и ближнего своего. Он любил Бога и людей, не разделяя это. И отдал жизнь за Бога и людей.

Смерть всегда страшна. Но если бы была возможность спросить у о. Александра, хотел бы он изменить последние часы своей жизни, уверен, он ответил бы: нет. Потому что для истинного последователя Христа нет ничего прекрасней, чем возможность прожить жизнь для Христа и умереть во Имя Его.

Во время панихиды, обращаясь к трем тысячам пришедших почтить память А. Меня, Президент Библейского общества России, священник Александр Борисов сказал, что гибель отца Александра несет в себе огромную духовную загадку: “Бог словно бы хотел сказать нам что-то очень важное — каждому сердцу: что началась битва за Россию, за народ, и в этой битве всегда есть те, кто падают первыми, те, кто идут впереди”.

Многие говорят, что он стал апостолом России… В любом случае, он и его жизнь — свидетельство любви Христа. Доказательство Его благости, Его света, Его вечного пребывания с нами.

В своей проповеди “О добре и зле” отец А. Мень сказал: “Человек доверяет Богу и знает, что Он его никогда, в конечном счете, не подведет. И тогда возникает прочнейшая обратная связь, которую не может разрушить ничто, потому что в сравнении с этой силой все силы мира ничего собой не представляют”.

Эта внутренняя сила поддерживает верующего перед лицом испытаний. И она же, эта сила, обращается вовне, приводя к Господу новые души. Смерть праведника во Имя Христа становится началом новой жизни во Христе для многих людей.

Земная жизнь отца Александра закончилась, но его земное служение продолжается. Его книги, лекции, беседы продолжают привлекать ко Христу тысячи людей. Но главное, его судьба стала примером жизни, отданной Господу. Вослед за Господом он взошел на свою Голгофу, и это дало людям понимание цели и смысла жизни христианина. Понимание, что такая жизнь — это постоянное следование за Христом, не только под возгласы: “Осанна!”, но и под крики: “Распни его, распни!”.

В жизни каждого из нас наступает час, когда мы, если действительно следуем за Христом, должны взойти на Голгофу. Не все, следующие за Ним, решаются на это. Некоторые останавливаются у подножия горы. Не всем дано выдержать последнюю дорогу страданий. Отец Александр Мень прошел вслед за Христом весь Его путь. И закончил его, как большинство апостолов, — смертью крестной.

Смерть это тьма, но есть в ней и свет для земли России, которой Бог дал такого праведника.

 

 

Share

О ЧЁМ СЫР-БОР? Или ЧЕМ БОЛЬНА ЦЕРКОВЬ?

О  ЧЁМ СЫР-БОР?

Или ЧЕМ БОЛЬНА ЦЕРКОВЬ?

Александр БУЛГАКОВ

svetmolitvaПосле очередных скандалов внутри Русской Православной Церкви Московского Патриархата журналисты, социологи, религиоведы и пр. стали дружно прописывать рецепты для излечения больного (в данном клиническом случае – больной). И какие только терапевтические снадобья не предлагают; пересуды доходят даже до хирургического вмешательства, то бишь – раскола. Спаси и сохрани, Господи, от последнего, ибо это сведёт Россию в кровавое месиво. Неужто это так реально? Не кликушествую ли я на старости лет?
На днях был разговор с одной приятельницей, женщиной культурного образа жизни: посещает концерты заезжих артистов, имеет возможность (и пользуется этим) бывать в европейских землях, получила высшее образование (медицинское) уже в весьма зрелом возрасте (т.е.осознанно). И вот она с сокрушённой душой поведала, что поехала специально (!) в Москву к «дарам волхвов», простояла восемь часов,..и не сподобилась приложиться к сим «святыням». А ведь простояла на морозе… Надо заметить, что религиозностью она никогда не отличалась; ну, иконка, может быть, какая-нибудь в серванте стоит («а то как бы чего не случилось»). На моё недоумение – «неужели она такая язычница?» – приятельница бросилась в атаку: «Да, язычница. Ну и что?». Какое счастье, что жизнь меня всё же чему-то да научила, и я не стал её разубеждать, ибо в данном случае это было бы напрасным трудом. Единственно, чего я получил бы от попыток убедить – это нажил бы себе врага. К чему ей все мои богословские аргументы, когда для неё Библия – пустой звук? А вот не отстать от народа, это да! Да потом ещё и похвалиться перед приятельницами-подружками нисшедшей на неё «благодатью»: стало полегче в области поджелудочной железы (назовём сию область «икс»ом, под которым каждый подразумевает по своему желанию своё). Люди-то не духовного просвещения ищут, а полегчания. Россия продолжает играть «в боженьку». В общем, разошлись мирно с мирными же улыбками.
Но… Как говорится в классическом еврейском анекдоте, «неприятный осадок всё же остался». Он заключается опять же в раздумьях, хотя снова впустую (желающие могут заглянуть хотя бы сюда). Ведь невежество помноженное на агрессию (а невежество чаще всего агрессивно), да плюс на российской земле..! И выглядит оно вовсе не всегда в том обличье, в каком изобразил его дизайнер в заставке к моей статье в упомянутой ссылке. Оно, как видим из примера с приятельницей, очень даже комфортно до поры-до времени себя чувствует и в т.н.культурной среде.
Я предполагал лет пятнадцать назад, что разборки с РПЦ будут со стороны крутых парней, ибо деньги, как известно, морали не имеют. Мало ли в чём иной настоятель не проявит свою покладистость; ну не покрестит ребёночка какого-нибудь богача по причине, к примеру, суррогатного происхождения новорождённого. И тогда: «Ах, так? Ты забыл, как я тебе тачку подарил? Ну, смотри…». Вспомнился анекдот советского периода (они в форме гротеска отражали правду жизни): архиерей просит у первого секретаря КПСС, чтобы тот разрешил солистам оперного театра петь у него в хоре, – на что следует встречная просьба предоставить монашек для пикника; после несговорчивости «святого» отца местный главный политрук предъявляет ультиматум: «Тогда клади партбилет на стол!». Вот и Глеба Грозовского, «святого» духовника футболистов, уже хотят привлечь к суду, – и хотя ему «шьют» совращение девочек, но есть и другая версия, имущественно-финансовая. И если сексуальные извращения среди служителей РПЦ для многих правоверных неприятна, то чем лучше стяжательство, даже если Чаплин это и благословил? Как видим, реалии жизни внесли коррективы в мои предположения: братки-то ещё не подоспели, а внутренние нарывы уже стали вылезать наружу весьма болезненно.
И тут, повторяю, стали писать рецепты. Диакон Андрей Кураев договорился даже до того, что стал недвусмысленно намекать о патриархе : ему очень было бы полезно в открытую признать наличие среди духовенства массовой сексуальной извращённости. И тогда бы православный люд воспрял духом, и воздух очистился бы от скверны в семинариях, в монастырях, в митрополичьих покоях. А ведь сколько было публикаций в самых различных СМИ о подобном явлении в католических оградах Запада. Об этом писали со сладострастием: как же, на то они и католики, не то что наши целомудренные «отцы-пустынники и жёны непорочны». С этим настроением и «Декамерон» Бокаччо перечитывали. Но вернёмся к своим…
К слову сказать, неплохо продумано у Кураева (если это он сам придумал). Вовремя оставить государственный атеизм и перейти в православный стан (престиж такого шага был безошибочный). Когда стало всё очевиднее выявляться, что «подгнило что-то в датском королевстве», стал радетелем за его чистоту. Блажен, кто ловит миг удачи. Упустишь его – кому ты будешь интересен, когда «об этом» будут говорить на всех углах? А раньше, хоть ты и располагал компроматом, – низзя… Теперь он щедро даёт интервью, в которых всегда подчёркивает, что останется в своей конфессии: никуда не перебежит и никуда не уедет. Да и то сказать: а кто его примет? За предыдущие годы своего рьяного миссионерства он так преданно послужил в качестве опричника, что кроме своих он никому и не нужен. Досталось от него, кажется, всем: «рериховцам», протестантам, евреям (особенно)… и даже убиенному о.Александру Меню, которого диакон обвинял в потворстве оккультистам (!?). Но – «мёртвые сраму не имут», а вот Кураеву срам: в то время, когда он в качестве преподавателя кафедры атеизма учил студентов университета безбожию, о.Александр все силы полагал, чтобы помочь людям вернуться к Отчему порогу. Однако, не наше дело чистить авгиевы конюшни, – да и не испытывает Кураев никакого срама.
Данная же статья – о рецептах.
Думаю, что нужно проявить самую простую порядочность и не смаковать церковные грехи. Течь в корабле обнаружилась, и то ли ещё будет. Сказано же: «нет ничего тайного, что не сделалось бы явным». Предложить же могу лишь одно: соблюдение законности. Простота моего рецепта до оторопи проста (уж так получилось, простите). Сказано в Российской Конституции, что государство наше, в целях объективного подхода к многоконфессиональным вопросам, СВЕТСКОЕ, – так и нужно эту букву Основного Закона соблюдать; прежде всего это относится к главному гаранту законности. Но с этой отправной точки и начинается нарушение Конституции.
Почему плохо заканчивает любая тоталитарная система? Потому что она над Законом, неподконтрольна и поставлена в условиях вне конкуренции, в хорошем смысле этого слова. Ожирение чаще всего бывает от гастрономических излишеств, духовные пороки – от недосягаемости критики, от неподсудности. Кто из пастырей- «шумахеров», убивших, покалечивших людей на автодорогах мотает свой срок на нарах? Слово «тоталитарность» упомянуто не сгоряча: теперь только желающий не видеть не видит, в какой религиозной организации более всего присутствуют признаки тоталитаризма. А введён был термин – «тоталитарная секта» – всего лишь для того, чтобы пустить по ложному следу.
Мы вспомнили советское время в связи с анекдотом. Но там были и положительные явления. Атеизм, как бы он ни был воинствующим, все конфессии держал перед законодательством на равных ( мы не обсуждаем здесь, справедливое ли было это законодательство). И что же? Мы неплохо дружили, говорю по собственному опыту. Дружили семейно, навещая друг друга и взаимно обогащая духовно. Но затрубили фанфары в 1988 году – тысячелетие крещения на Руси! – и картина сразу изменилась. Посыпались, как из рога изобилия, симпатии, льготы и прочие земные блага, – и РПЦ стала страдать ожирением. Надо ли повторять очевидные вещи? Вот хотя бы свежий пример о выделении на нынешний год отдельной статьёй государственных расходов астрономической суммы в пользу государственной религии. Астрономической – на фоне всеобщего обнищания, когда пенсионеры психологически измотали свои души каждодневными думами о своём бюджете. А Дума со своим бюджетом распоряжается легко и беззаконно.
Так вот: о чём сыр-бор? Мечтать о несбыточном, будто бы патриарх ликвидирует «голубых» из своих непорочных рядов? Говорят, что в Одессе в таких случаях говорят (опять тафтология): «оставьте так думать». Но, собственно, почему мы, простые смертные, должны об этом думать и говорить? Хорошо ли идти в чужой монастырь со своим уставом? Но вот в чём беда: это ведь потенциально касается любого, ибо в семинарию приходят наши девочки и мальчики, а в воскресные школы к преподавателям-монахам (или монахиням) – малолетние детишки. Если вы будете знать, что в данном месте или учреждении есть угроза совращения, то нормальные родители не один раз подумают, допускать ли туда своё чадо. А монашество (мужское или женское, всё равно) по природе своей социально опасно. Всевышний знал, как творить человека; сексуальные влечения так же естественны, как желания пить-есть (если они держатся под внутреннем контролем). Если же кто-то хочет быть святее, чем другие, за счёт нарушения первой заповеди «плодитесь и размножайтесь» (читай первые страницы Библии), – то это вопреки естественной природы, данной Богом, это – «прелесть», то бишь обольщение, ведущее к извращению своих жертв. И примеров тому несть числа. Впрочем, надо заканчивать.
Все грешны, и никакая конфессия (в данном случае – из христианских) не может похвалиться своим совершенством. Это нормально, и само Евангелие устами Спасителя об этом неоднократно предупреждало наперёд. В этой честности – Его заслуга. К власти и к государственным привилегиям в России нельзя никого допускать – будь то православие, баптизм или… – да, никого. Я подчёркиваю это сознательно с той целью, чтобы не заподозрил кто-нибудь в данной статье заказ. Нельзя этого делать в России особенно, потому что не прививается у нас уважительное мышление по отношению к иному верованию (хотя бы и в того же Иисуса); обязательно – в ущерб другому. И если законодательные рамки, несложные по сути, в силу пока ещё не переписанной Конституции соблюдать, то многие вопросы, нагнетающие напряжённость и без того в напряжённом обществе, будут сняты. Если те или иные извращения, социально опасные, будут проявляться – независимо от того, в какой конфессии, то есть законы, согласно которым и следует пресекать любые правонарушения. Так делается в нормальных цивилизованных государствах. Вот Греция, православная страна, а ведь призвала же к ответственности высокопоставленного церковного иерарха за финансовые махинации, – хотя, по-нашему, какое дело до этого государству? Ан нет, закон – он для всех.
И тогда, при здоровой конкуренции (здесь уместно это слово), верующие следили бы за чистотой в своих сообществах. Прямо по Дарвину: естественный отбор. При отсутствии патернализма, бенефиций и прочих привилегий общество стало бы гораздо здоровее. А заявлять, как это делал патриарх Алексий Второй, что Россия – «наша каноническая территория», – это опасно во всех смыслах и прежде всего для самой РПЦ. Девять веков Россия была такой территорией, а кончилось тем, что сами православные люди и порушили свои храмы, потому что это было обязательно – быть православным, без права выбора, по законодательству. Известно же, что за уклонение от православия следовало «лишение всех прав состояния и ссылка на каторгу» (статьи Свода Законов Российской Империи).

Share

Бог ли Иисус Христос?

Jesus-as-GodВстречался ли вам такой человек, который всегда в центре внимания, где бы он ни был? Какая-то таинственная, неопределенная черта отличает его от всех других людей. Именно таким был Иисус Христос две тысячи лет назад. Но людей, слушавших его, захватывала не только личность Христа. Те, кто были свидетелями его слов и жизни, говорят нам, что было в Иисусе из Назарета что-то еще, что отличало его от других.

Иисус говорил сам за себя. Он не писал книг, не командовал армиями, не занимал политический пост и не имел собственности. Он проповедовал, как правило, не удаляясь более чем на 150 километров от своего городка, привлекая толпы народа, поражая их своими провокационными словами и потрясающими деяниями.
И в то же время, величие Христа было очевидно всем тем, кто видел и слышал его. И если величие большинства великий людей в конечном итоге остается только в книгах по истории, то имя Иисуса Христа по-прежнему остается в центре внимания многочисленных книг и непревзойденной полемики в средствах массовой информации. Большая часть этой полемики идет вокруг радикальных заявлений Иисуса о самом себе – заявлений, которые изумляли как его последователей, так и противников.
Основной причиной того, что его рассматривали как угрозу и Римские власти и иудейская церковная иерархия, были удивительные заявления Христа. Несмотря на то, что он был посторонним лицом без каких-либо полномочий и не опирался ни на какую политическую силу, в течение трех лет Иисус Христос изменил мир на последующие 20 веков. В истории были лидеры, религиозные и нравственные учения которых оставили свой след, но он несравним с влиянием неизвестного сына плотника из Назарета.
Что же такое  было в Иисусе Христе, что отличало его? Был ли он просто великим человеком или кем-то большим?
В этих вопросах кроется сама суть того, кем в действительности был Христос. Некоторые считают, что он был всего лишь великим учителем нравственности; другие – что он был просто основателем величайшей религии мира. Но многие считают его намного большим. Христиане считают, что фактически это был сам Бог, посетивший нас в образе человека. Они также считают, что этому есть доказательства.
Внимательно изучив жизнь и проповеди Иисуса Христа, бывший профессор Кембриджского университета, К. С. Льюис, который был скептиком, пришел к поразительному выводу, который изменил ход его жизни. Так кто же такой Иисус на самом деле? Многие скажут, что он был великим учителем нравственности. Начиная пристальнее всматриваться в эту самую противоречивую фигуру мировой истории, зададимся таким вопросом: мог ли Иисус Христос быть всего лишь великим учителем нравственности?
Великий учитель нравственности?
Даже представители других религий признают Христа великим учителем нравственности. Индийский лидер Махатма Ганди высоко отзывался о праведной жизни и глубоких проповедях Иисуса Христа.[1]
Таким же образом, еврейский ученный Иосиф Клаузнер писал: «Все принимают то … что Христос проповедовал самую чистую и возвышенную мораль … которая далеко в тень отбрасывает моральные принципы и максимы мудрейших мужей древности».[2]
Нагорную проповедь Христа называют самым высшим учением морали человечества, которое когда-либо было произнесено человеком. В действительности, основа понятия, известного сегодня как «равные права», есть результат учения Иисуса Христа. Нехристианский историк Билл Дюрант говорил о Христе, что «тот жил и боролся, не покладая рук, за «равные права»; и в наше время его бы сослали в Сибирь. «А кто из вас самый главный, пусть будет слугой вам» – это перестановка всей политической мудрости, всего здравого смысла».[3]
Многие, подобно Ганди, пытались отделить учение Христа о морали от его заявлений о самом себе, считая, что он был просто великим человеком, проповедовавшим высокие моральные принципы. Именно таким был подход одного из отцов-основателей Америки, президента Томаса Джефферсона, который вставил в основополагающие документы страны отрывки из Нового Завета, убрав из них те части, в которых, по его мнению, были ссылки на божественность Христа и оставил другие, касающиеся этических норм и морали. Джефферсон почитал Иисуса Христа, возможно, как самого великого учителя нравственности.
Фактически, памятные слова Джефферсона в Декларации независимости уходят корнями в учение Христа о том, что каждый человек важен Богу одинаково, независимо от пола, расы и социального статуса. В этом знаменитом документе говорится: «Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами …»
Но на один вопрос Джефферсон не дал ответа: Если Иисус Христос ложно заявлял, что он Бог, то он не мог быть хорошим учителем морали. Но разве в действительности Иисус утверждал свое божество? Прежде чем мы рассмотрим, что утверждал Христос, нам нужно рассмотреть предположение, что он был просто великим религиозным лидером.
Великий религиозный лидер?
Удивительно, но Христос никогда не называл себя религиозным лидером. Он никогда не был религиозным политиком и не имел амбициозных намерений, и все его служение было почти полностью за пределами установленных религиозных рамок.
Когда Иисуса Христа сравнивают с другими великими религиозными лидерами, то замечают удивительное отличие. Рави Захариас, выросший в индуистской культуре, изучал религии мира и заметил фундаментальное отличие Иисуса Христа от основателей других основных религий.
«Во всех этих религиях есть наставление о том, как жить. И вы обращаетесь не к Заратустре; а слушаете Заратустру. И не Будда избавляет вас; а его Великие истины наставляют вас. Не Мухаммед трансформирует вас; а красота Корана увлекает. Христос же не только учил и подробно излагал свое учение. Он слился со смыслом своей проповеди.»[5]
Правда точки зрения Захариуса не один раз подкрепляется Евангелием: в своем учении Иисус Христос просто призывал «Придите ко мне», «Следуйте за мной» или «Исполняйте волю мою.» Кроме того, Иисус однозначно давал понять, что его основная цель – прощение грехов, что подвластно только Богу.
Среди великих религий мира, замечает Хастон Смит, «Только два человека поразили своих современников в такой степени, что люди задались не столько вопросом «Кто он такой?», сколько «Что он из себя представляет?» Этo были Иисус Христос и Будда. Их ответы на этот вопрос были абсолютно противоположными. Будда однозначно заявил, что он всего лишь человек, а не бог, как бы предвосхищая попытки в будущем поклоняться ему. Иисус, напротив, заявлял …о своей божественности.»[6]
И это наводит нас на вопрос, кем же Иисус действительно представлял себя; а именно, заявлял ли он о своем божественном начале?
Утверждал ли Иисус Христос, что он Бог?
Что же именно убеждает многих ученых, что Христос утверждал, что он Бог? Один из авторов, Джон Пайпер, объясняет, что Иисус говорил о своей власти, которая исключительно от Бога.
«…Как друзья, так и враги Иисуса Христа вновь и вновь поражались тому, что он говорил и совершал. Случалось, что идя вместе с нами как обычный человек, он вдруг оборачивался и говорил, например, «До того как был Авраам, Я есть.» или «Если вы увидели меня, вы увидели Отца своего». Или же on очень спокойно отвечал на обвинения в богохульстве: «Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи.» Мертвым он мог просто сказать: «Восстань» или «Поднимись»  И они выполняли его волю. Штормам морским он говорил: «Успокойтесь» А одному хлебу – «Накорми тысячи людей». И это свершалось тотчас же».[7]
Но что именно Иисус имел в виду такими высказываниями? Возможно ли, что Христос был всего лишь пророком наподобие Моисея, Илии или Даниила? Даже поверхностное чтение Евангелий открывает, что Иисус утверждал, что он более чем пророк. Ни один из пророков не делал о себе таких заявлений; в действительности никто из пророков никогда не ставил себя на место Бога.
Некоторые возражают, что Иисус никогда явно не говорил «Я есть Бог». Это действительно правда, что он никогда не произнoсил в точности «Я есть Бог» Но Иисус никогда явно и не говорил «Я — человек» или «Я — пророк». И в то же время Иисус несомненно был человеком, а его ученики считали его пророком наподобие Моисея или Илии. Поэтому, мы не можем исключить божественность Иисуса Христа всего лишь потому, что он не говорил этих слов в точности, равно как и не можем сказать, что он не был пророком.
В действительности, заявления Иисуса Христа о себе противоречат идее, что он был просто великим человеком или пророком. Иисус неоднократно называл себя Сыном Божьим. Когда главного солиста рок-группы «U2″, Боно, спросили, считает ли он, что утверждение о том, что Иисус Христос был Сыном Божьим, является надуманным, он ответил:
«Нет, не считаю. В светских кругах, если посмотреть, ответ всегда был одинаков: он был великим пророком и, очевидно, очень интересной личностью; оставил много высказываний, как и другие великие пророки, будь то Илия, Мухаммед, Будда или Конфуций. Но в действительности Христос не позволяет делать из него пророка. Он не разрешает этого. Христос говорит: нет, я не говорю, что я – учитель. Не называйте меня учителем. Я не говорю, что я – пророк… Я говорю, что я — Богочеловек». А люди ему говорили: Нет, нет, будь пророком. Пророка мы примем».[8]
Прежде чем рассматривать утверждения Христа, важно помнить, что они были сделаны в контексте иудейской веры в одного Бога (монотеизм). Ни один верующий иудей никогда не поверит в более чем одного Бога. И Иисус верил в одного Бога, молясь Отцу своему как «одному Богу истинному». [9]
Но в этой же молитве Иисус говорил о том, что он всегда с Отцом своим. И когда Филипп попросил Христа показать ему Бога-Отца, Иисус ответил: «Столько времени Я с вами, и ты не знаешь меня, Филипп?  Видевший Меня, видел Отца».[10] Поэтому вопрос в следующем: «Утверждал ли Христос, что он — Бог иудеев, который создал Вселенную?»
Утверждал ли Христос, что он Бог Авраама и Моисея?
Иисус всегда говорил о себе так, что поражал своих слушателей. Как замечает Пайпер, Иисус сделал смелое заявление: «Прежде нежели был Авраам, Я ЕСТЬ». Он говорил Марте и окружавшим ее: «Я ЕСТЬ воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет». Точно так же Иисус говорил: «Я ЕСТЬ свет миру»,  «Я ЕСТЬ единственный путь к Богу» или «Я ЕСТЬ истина». Этим и нескольким другим утверждениям предшествовали святые для Бога слова: «Я ЕСТЬ» (ego eimi). Что Иисус имел в виду этими заявлениями, и в чем значимость фразы «Я ЕСТЬ»?
Мы снова должны обратиться к контексту. В иудейских писаниях говорится, что когда Моисей попросил Бога назвать Свое имя, Бог ответил «Я ЕСТЬ». Он открыл Моисею, что Он один и единственный Бог, неподвластный времени и существовавший всегда. Невероятно, но Иисус описывал себя такими же святыми словами. Спрашивается: «Почему?»
Со времен Моисея ни один из верующих иудеев никогда не называл себя или кого-либо «Я ЕСТЬ». В результате, это «Я ЕСТЬ» привело иудейских первосвященников в ярость. Некоторые первосвященники, например, так объясняли Иисусу, почему они хотели его убить: «Потому что ты, всего лишь человек, осмелился называть себя Богом».[17]
Использование имени Бога Иисусом сильно разгневало первосвященников. Дело в том, что эти блюстители Старого Завета точно знали, что он говорит: он утверждал, что он – Бог, Творец Вселенной. Только такое утверждение могло вызвать обвинения в богохульстве. Трактовка текста таким образом, что Иисус называл себя Богом, объяснима не только его словами, но и реакцией первосвященников на такие слова.
К. С. Льюис первоначально считал Иисуса мифом.  Но этот литературный гений, хорошо знакомый с мифами, заключил, что Иисус должен был быть настоящим лицом.  Более того, Льюис по мере исследования доказательств Христа убедился в том, что Иисус был не только реальным лицом, но и то, что он не был похож ни на кого из когда-либо живших на земле.  Льюис пишет:
«Затем настоящим шоком стало то,» писал Льюс,  »что среди этих иудеев вдруг появляется человек, который со всеми вокруг разговаривает так, как будто он Бог. Он утверждает, что прощает грехи. Он говорит, что он всегда был. Он говорит, что придет судить мир, когда настанет конец света.»[18]
Для Льюиса заявления Христа были просто слишком радикальными и глубокими, чтобы исходить от простого учителя или религиозного лидера. (Более глубокий анализ заявлений Христа о своей божественности, см. в статье «Утверждал ли Иисус, что он — Бог?»
Что за Бог?
Некоторые спорят, что Иисус утверждал, что он был лишь частью Бога. Но мысль о том, что мы все – часть Бога, и что в нас есть зерно божественности, не может просто объяснить слова и деяния Иисуса Христа. Такие мысли подвергают пересмотру его учение; чужды его учению, чужды его заявленным верованиям и чужды пониманию его последователями его учения.
Иисус учил, что он – Бог так, как иудеи понимали Бога и так, как представляли Бога иудейские писания, а не так, как понимает Бога движение «Новый век». Ни Иисус, ни его аудитория не были взращены на «Звездных войнах», и поэтому, когда они говорили о Боге, они не имели в виду космические силы. Попытки определить заново, что Христос имел в виду под идеей Бога – это просто попытки исказить историю.
Льюис объясняет:
Давайте говорить начистоту. У пантеистов, как например у индийцев, любой может сказать, что он часть Бога или един в Боге … Но этот человек, который был иудеем, не мог иметь в виду такого Бога. На их языке Бог означал Существо вне их мира, которое создало этот мир и было бесконечно отлично от всего другого. И когда вы постигнете эту истину, вы увидите, что то, что сказал этот человек, попросту говоря, было самым шокирующим заявлением, произнесенным когда-либо устами человека.[19]
Конечно, есть такие, кто принимает Иисуса Христа как великого учителя, но не желают назвать его Богом. Мы видели, что Томас Джефферсон, будучи деистом, охотно принимал учения Христа о морали и этике, отрицая при этом его божественность.[20] Но как мы уже сказали и как будет показано ниже, если Иисус был не тем, кем он заявлял, то тогда мы должны рассмотреть несколько других альтернатив, ни одна из которых не позволит считать его великим учителем нравственности. Льюис приводил такой аргумент: «Я пытаюсь помешать людям говорить глупость, которую часто говорят о Нем: «Я готов принять Иисуса Христа как великого учителя нравственности, но я не приемлю его заявление, что он Бог.» Такое мы не должны говорить.»[21]
В поисках правды Льюис знал, что пытаясь установить личность Христа, он не может принимать одно и отрицать другое. Или Иисус был тем, кем он утверждал – Богом во плоти — или его заявления были ложью. А если они были ложью, то Иисус не мог быть великом учителем нравственности. Он тогда или намеренно лгал, или был помешан на комплексе богоподобия.
Не лгал ли Иисус Христос?
Даже самые строгие критики Христа редко обвиняли его во лжи. Этот ярлык явно не увязывается с высоко моральным и этическим учением Иисуса Христа. Но если Иисус не тот, за кого он себя выдавал, то тогда мы должны рассмотреть вариант того, что он намеренно вводил всех в заблуждение.
Одним из хорошо известных и наиболее влиятельных политических трудов всех времен является работа Николо Макиавелли «Государь», написанная им в 1532 г. В этом классическом произведении Макиавелли ставит власть, успех, образ и личные способности выше преданности, веры и честности. Ложь по Макиавелли допустима, если она является средством достижения политической цели.
Мог ли Иисус Христос построить все свое служение на лжи только лишь для того, чтобы добиться власти, славы и успеха? В действительности иудейские противники Христа постоянно пытались представить его как обманщика и лгуна. Они специально забрасывали его вопросами, надеясь, что он собьется и будет противоречить себе. Но Иисус отвечал им с завидным постоянством.
Вопрос, на который мы обязаны обратить внимание, следующий: Что могло заставить Христа лгать о себе в течение всей жизни? Он учил, что Бог был против лжи и лицемерия, поэтому Иисус не мог лгать, чтобы угодить Отцу своему. И уж, конечно, он не лгал ради своих учеников, так как все они, кроме одного, решили пострадать за веру, но не отвергнуть Господа своего (см. «Верили ли апостолы, что Иисус Христос — Бог?» http://www.y-jesus.com/apostles_jesus_god_1.php). Поэтому у нас остается только два других приемлемых объяснения, каждое из которых проблематично.
Ложь ради выгоды
Многие люди лгут ради личной выгоды. Фактически, движущей силой лжи в большинстве случаев является некая кажущаяся личная выгода. Какую же личную выгоду Иисус надеялся получить в результате лжи о себе? Самым очевидным ответом была бы власть. Если бы люди поверили, что он – Бог, то он приобрел бы значительную власть. (Именно поэтому многие вожди древности, например Цезари, заявляли о своем божественном происхождении.)
Несоответствие такого объяснения в том, что Иисус избегал всяческих попыток поставить его в один ряд с властями предержащими и порицал тех, кто злоупотреблял властью и жил ради нее. Он сознательно протягивал руку помощи изгоям общества (проституткам и прокаженным), тем, у кого не было власти, и окружал себя людьми, у которых вообще не было никакого влияния. В некотором смысле, такое поведение иначе как странным не назовешь, и все, что Иисус делал и говорил, было диаметрально противоположным власти или стремлению ее обрести.
Казалось, если бы Иисус был движим стремлением к власти, то он любой ценой старался бы избежать распятия. Он же, наоборот, ни один раз говорил своим ученикам, что распятие — это его судьба и долг. Как можно было получить власть, умирая на кресте?
Смерть же дает должное объяснение всему. Многие мученики умирали за дело, которому они были преданы, но таких, которые были готовы умереть за заведомую ложь, немного. И уж, конечно, все личные надежды Иисуса Христа получить какую-то выгоду, иссякли бы на кресте. Он же до последнего дыхания не отказывается от своего заявления, что он исключительно Сын Божий. Дж. И. Пакер, исследователь Нового Завета, указывает на то, что это имя Сына Божьего доказывает божественность Иисуса.[22]
Ложь ради наследия
Итак, если Иисус был выше того, чтобы лгать ради личной выгоды, то, может быть, его радикальные заявления были фальсифицированы с целью оставить наследие. Но перспектива быть высеченным до кровавого месива и пригвожденным к кресту быстро охладила бы энтузиазм большинства желающих оставить такое звездное наследие.
А вот еще один неотступно преследующий нас факт. Если бы Иисус просто отказался от своего заявления, что он — Сын Божий, его бы не осудили. Ведь именно это заявление, что он – Бог и его нежелание отречься от него привели его к распятию.
Если в своей лжи Христос был движим желанием повысить цену своей исторической репутации и авторитетности, то тогда нужно будет объяснить, как сын плотника из бедной иудейской деревни мог предвосхитить те события, которые впоследствии принесут его имени мировое признание. Откуда он мог знать, что его слова переживут его? Ученики Иисуса оставили его, а апостол Петр отрекся от него. Совсем не подходящий рецепт для будущего религиозного наследия.
Верят ли историки, что Христос лгал? Исследователи тщательно анализировали жизнь и заявления Иисуса Христа, чтобы выявить, есть ли какие-либо доказательства недостатков его моральной репутации. Но даже самые рьяные скептики были поражены моральной и нравственной чистотой Иисуса Христа.
Согласно историку Филипу Шаффу ни в церковной, ни в светской истории нет никаких доказательств того, что Иисус когда-либо лгал. Шафф так аргументирует свой вывод: «Как с точки зрения логики, здравого смысла и опыта мог лживый, эгоистичный и безнравственный человек придумать и от начала до конца неизменно сохранять чистоту и благородство характера, каких не знала история, поддерживая при этом идеальную видимость правды и подлинности?»[23]
Если принять версию лжи, значит, идти наперекор всему, чему учил Христос, — его жизни и тому, за что он умер. Для большинства исследователей это просто не имеет никакого смысла. И все же, чтобы опровергнуть заявления Христа, нужны какие-то объяснения. И если заявления Христа не правдивы, но он не лгал, то единственным объяснением остается то, что он вводил себя в заблуждение.
Мог ли Иисус Христос вводить себя в заблуждение?
Альберт Швейцер, удостоенный за свою гуманитарную деятельность Нобелевской премии мира в 1952 г., имел собственное мнение об Иисусе Христе. Швейцер пришел к выводу, что за заявлением Христа, что он – Бог, стояло безумие. Иными словами, Христос был неправ в этих заявлениях, но не лгал намеренно. Согласно его теории Иисус фактически вводил себя в заблуждение, считая себя Мессией.
Льюис внимательно рассмотрел это вариант. Он пришел к выводу, что если заявления Иисуса Христа не были правдой, то он, должно быть, был не в своем уме. Льюис считает, что тот, кто называл себя Богом, не мог бы быть великим учителем нравственности. «Он или помешан — наравне с человеком, считающим себя яйцом, — или же он дьявол из ада.»[24]
Большинство изучавших жизнь и учение Иисуса Христа подтверждают совершенную ясность и рациональность его жизни и учения. Известный французский философ Жан Жак Руссо (1712–78 г.г.), жизнь которого была полна аморальных поступков и личного скептицизма, тем не менее признавал ясность ума и величие личности Иисуса Христа, говоря следующее: «Когда Платон описывает воображаемого праведника… он описывает личность, в точности соответствующую Христу. …Если жизнь и смерть Сократа — атрибуты философа, то жизнь и смерть Иисуса Христа – атрибуты Бога».[25]
Боно заключает, что если на Христа и можно было навесить любой ярлык, но только не помешанного.
«Остаётся одно — что Иисус был тем, кем он себя называл, или же, что он был абсолютно сумасшедшим. И я имею в виду помешательство на уровне Чарльза Мэнсона…. Я не шучу. Сама мысль, что весь ход истории для более чем половины человечества мог кардинально измениться благодаря сумасшедшему—вот это я считаю надуманным ….».[26]
Итак, был ли Иисус лжецом, помешанным или же он был Сыном Божьим? Прав ли был Джефферсон, признавая Иисуса «только хорошим учителем нравственности» и отрицая его божественность? Интересно, что те, кто слышал Христа, как верующие, так и его противники, никогда не считали его всего лишь учителем нравственности. У людей повстречавших Иисуса, он вызывал три основные чувства: ненависть, ужас или благоговение.
Заявления Иисуса Христа вынуждают нас самих сделать свой выбор. Как говорил Льюис, мы не можем отнести Христа просто в категорию великого религиозного лидера или хорошего учителя нравственности. Этот бывший скептик ставит перед нами трудную задачу самим решить, кем же был Христос:
«Вы должны сами сделать свой выбор. Или он был и есть Сын Божий, или сумасшедший, или же еще хуже. Вы можете проигнорировать Его, как глупца, можете поносить Его и убить его как искусителя или преклоняться перед Ним как Господом Богом. Но давайте не будем относиться к нему свысока, говоря, что он был великим человеком — учителем. Он не оставил этот вопрос открытым для нас. Это не было его намерением.»[27]
В своем труде «Просто христианство» (Mere Christianity) Льюис исследует варианты личности Иисуса Христа, заключая, что он в точности таков, каким он себя представлял. В результате тщательного изучения жизни и учения Иисуса Христа этот великий литературный гений отказался от атеизма и стал верующим христианином.
Самый значительный вопрос нашего времени — «Кто же такой Иисус Христос в действительности?» Боно, Льюис и многие другие пришли к выводу, что Бог посетил нашу планету в образе человека. А если это правда, то мы должны считать, что он жив и сегодня. И именно в это верят его последователи.
Действительно ли Христос воскрес из мертвых?
Слова и поступки свидетелей Иисуса Христа говорят о том, что они верили в его физическое воскресение из мёртвых после распятия. Если они были не правы, то это значит, что христианство основано на лжи. Но если они были правы, то такое чудо подтверждает все то, что Иисус Христос сказал о Боге, о себе и о нас.
Однако должны ли мы принимать воскресение Иисуса Христа только на веру, или же тому есть веские исторические доказательства? Некоторые скептики начали исследовать исторические материалы с целью доказать несостоятельность воскресения. Что же они обнаружили?(Обратитесь к чтению Евангелия)
Говорил ли Христос о том, что будет после смерти?

jesus-in-heavenЕсли Христос действительно воскрес из мёртвых, то он должен знать, что ждёт нас после смерти. Что Христос сказал о смысле жизни и о нашем будущем? Существует ли множество путей к Богу или же Христос утверждал, что он — единственный путь? Читайте поразительные ответы в следующей статье «Почему Иисус Христос?»

Можно ли найти смысл жизни благодаря Иисусу Христу?
Может ли Христос ответить на главные вопросы жизни: «Кто я есть?» «Почему я здесь?» и «Куда я движусь?» Христос сделал заявления о жизни и о нашей цели здесь на земле, которые нужно хорошенько рассмотреть, прежде чем обвинять его в равнодушии и бессилии. В следующей статье «Почему Иисус Христос» рассматривается тайна прихода Христа на землю и что это означает для нас.

Share

Памяти Александра Меня

Доктор богословия, пастор A.M. Бычков

AMenПамяти Александра Меня

Оп.: Приходские вести [Космодемьянского храма]. – №3. – Август 1997 г.

Положение церквей в шестидесятые годы было трудным. КПСС, требуя полного искоренения “религиозных предрассудков”, поставила своей целью покончить с организованной религиозной жизнью к 1980 году. Начиная с 1960 года были закрыты тысячи церквей всех деноминаций, распущен Союз адвентистов седьмого дня, та же участь ожидала и Союз Евангельских христиан баптистов.

Прекратилась регистрация церквей, были запрещены любые формы евангелизации, духовное воспитание детей. Новые статьи УК определяли суровое наказание за “антизаконные деяния”. Снова тюрьмы и лагеря стали заполняться  верующими христианами. Родителей, исповедующих Иисуса Христа, стали лишать родительских прав. В лучшем случае верующих  подвергали денежным штрафам, а фактически их поставили на положение граждан второго сорта, недостойных войти в светлое будущее. Одна наша поэтесса писала в те годы: “Молиться можешь ты свободно,/ но так, чтоб слышал один Бог”.

Но “Иисус Христос вчера и сегодня и во-веки Тот же” (Евр.13.8). Он побудил многих из народа Божия открыто выступить против насилия, за восстановление конституционных норм и прав человека. Реакция руководителей церквей выразилась двояко: одни “сжимались”, внешне повинуясь властям, оправдываясь словами ап. Павла о повиновении, “ибо всякая власть от Бога”; другие поддержали защиту веры и прав верующих. Появился в церквах и дух взаимной неприязни и даже вражды.

В эти тревожные годы, а именно в 1968 году, я и познакомился со священником Александром Менем в Московской Церкви ЕХБ, членом которой я был с 1953 года. На одном из богослужений, во вторник, я увидел на балконе очень заметного, благообразного молодого человека. Он внимательно наблюдал за ходом богослужения. “Наверное, студент Московской Духовной семинарии, — подумал я. — Надо познакомиться”. После собрания я подошел к нему и представился.

“Да, я иногда посещаю вашу Церковь, — сказал А. Мень. — Мне нравится христоцентричность проповедей, молитвы верующих. Жаль, что Церковь не наполнена слушателями по вторникам… Сам я священник РПЦ в небольшом подмосковном приходе; бываю у прихожан в Москве в их семьях, пишу на богословские темы, свидетельствую о Христе, — и с юмором добавил: Учитывая нынешнюю ситуацию, имею неприятности от мирских властей, да и церковных”.

О,   как  я  благодарен   Господу  за  эту  встречу!

Мы сразу же почувствовали, что между нами — Бог. Я рассказал ему о себе, о предполагаемом моем переходе на духовное служение.В середине 1969 года я был приглашен на духовную работу во ВСЕХБ (Всесоюзный Совет Евангельских  христиан баптистов). В 1970 году был избран настоятелем Церкви.

С каждой встречей с братом Менем мне все больше и больше раскрывалась душа этого великого пророка Божия. Энциклопедические познания во всех сферах человеческого бытия, истории церкви, богословии, в мире искусства, мировой истории, мировой истории он соединил с великой любовью ко Христу как единственной надежде всего мира, всех народов — это меня поразило и весьма обрадовало. Пусть гонения на верующих шли по всему миру. А. Мень это прекрасно передавал… побудил его какую-либо конфликтах, а трудиться для всех, создавая книги, так нужные теперь россиянам после многолетнего “вавилонского  пленения”.

А. Мень открыл России дивный образ Иисуса Христа, этапы религиозного развития человечества, имена и труды религиозных философов, российской эмиграции и многое другое. Он горел любовью к Богу и людям, как свеча.

Посетив впервые мой дом, он сразу же обратился к книжным полкам. “Извините, но по отношению к книгам я — “истинный книжник”, но не фарисей”. Помню, его заинтересовала книга, которая была тогда лишь на английском языке, — “Просто христианство” К. Льюиса: “Много слышал о нем, — сказал А. Мень, — но не читал”. Я с радостью передал ему эту книгу. Позднее он свидетельствовал о большом уважении к этому богослову и много сделал для перевода на русский книг К. Льюиса.

Его работоспособность поражала. Он поистине носил “многоцветную одежду даров Божьих”. Поэтому так дорог он и протестантским церквам, и церкви евангелических христиан баптистов.

Материалы для финального своего труда — “Словаря по библиологии” — он собирал повсюду. Посещал и наш Центр с этой целью. Вынашивал идею создания музея русских богословов и религиозных философов XX века, музея-квартиры Н.А. Бердяева. Когда он появлялся в нашем Центре, я с радостью приглашал его на нашу общую трапезу. Просил его поделиться Словом Божиим. Это были светлые минуты для всех наших сотрудников.

Во всем его служении чувствовалось, что для него жизнь — Христос!

Он был истинным пастырем, наблюдая за ним во время беседы с прихожанами, чувствовал полную

15

сосредоточенность на личности. В данный момент собеседник привлекал все его внимание. Глаза его не скользили по лицам других. И я учился у него этой необходимой для каждого служителя сосредоточенности и внимательности к собеседнику.

70-е и 80-е годы. В обществе провозглашается: Церковь и народ едины. Борьба за мир, всесоюзные и международные миротворческие и религиозные конференции, представительные церковные делегации. А где же А. Мень? Он сеет разумное, доброе, вечное! Он издает прекрасную книгу “Сын Человеческий”, посвящает ее “всем ищущим истину и верящим в возможность ее обретения”, а потом могучие труды “Истоки религии”, “Магизм и единобожие”, “У врат молчания”, “На пороге Нового Завета”  и многое другое.

Господи, как Ты обогатил Русь трудами раба 16

Твоего Александра! Средь “шумного бала” мирской суеты Ты, Боже,  вывел Александра Меня на вдохновенное единение “Я-Ты”. По этому пути пошли тысячи христиан России. Знать Христа и жить для Христа — главный смысл бытия человека.

Мы, евангельские христиане-баптисты, в эти годы получили, наконец, разрешение на создание Заочных библейских курсов. С чего начать? И здесь нам оказал содействие Александр Мень своими добрыми советами.

Посетив однажды Церковь в Новой Деревне, я был свидетелем его духовного обаяния и любви к людям. Беседуя с ним на прогулке после богослужения, я услышал слова: “Люблю молиться на природе. Какая красота, какая близость Бога! Живая веточка березы   несет свидетельство о Боге!”

Несмотря на все трудности, Церковь в России продолжала возвещать Благую весть. Многие люди обращались к Богу. Дух Святой воздействовал и на власти. Конец 80-х годов, период “перестройки и гласности”,   внес

значительные изменения и улучшение в отношениях Церкви и государства. И в это время  раскрылась великая  полнота

служения  Александра Меня.  Его стали печатать,  его проповеди звучали  по всей  стране.

К сожалению, память не сохранила все детали общения, но последнее наше деяние особенно запомнилось. Это восстановление Российского Библейского общества. На нашем межденоминационном собрании учредителей все участники предложили на пост президента библейского общества Александра Меня. Но он убедительно отвел это предложение. Иоанн-апостол пишет: “И услышал я голос с неба, говорящий мне: напиши: отныне блаженны мертвые, умирающие в Господе; ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними” (Откр.14.13). Господи, благодарим Тебя за благословенного служителя Божия, содействующего и но смерти созиданию Царства Божия.

10.08.1997

Share

Пророчества Преподобного Серафима Саровского

Преподобный Серафим Саровский.Преподобный Серафим Саровский:  «…архиереи Земли Русской и прочие духовные лица уклонятся от сохранения Православия во всей его чистоте, и за то гнев Божий поразит их» 

 
(Серафим Саровский пред своей смертью говорил Мотовилову о своем видении России в наше время: “Не захотят через слюну, будет им через понос кровавый”).

 
Преподобный Серафим Саровский еще в 1832 году предсказал всеобщий бунт против Царской власти и кровавый момент ее падения: «Они дождутся такого времени, когда и без того очень трудно будет Земле Русской, и в один день и в один час, заранее условившись о том, поднимут во всех местах Земли Русской, и в один день и в один час, заранее условившись о том, поднимут во всех местах Земли Русской всеобщий бунт, и, так как многие из служащих тогда будут и сами участвовать в их злоумышлении, то некому будет унимать их, и на первых порах много прольется невинной крови, реки ее потекут по Земле Русской, много дворян, и духовенства, и купечества, расположенных к Государю, убьют…»  В декабре 1916 года Государыня посетила в Новгороде Десятинный монастырь. Старица Мария, которая уже много лет лежала в тяжелых веригах, протянула к ней высохшие руки и произнесла: «Вот идет Мученица – Царица Александра», обняла ее и благословила.  Блаженная Паша Саровская перед своей смертью в 1915 году все клала земные поклоны перед портретом Государя. «Он выше всех царей будет», – говорила она. А на смертном одре кричала: “Царь, сам отрекись от престола!” На портреты Царя и Царской Семьи блаженная молилась наравне с иконами, взывая: «Святые Царственные Мученики, молите Бога о нас».  Царю передали ее слова: «Государь, сойди с Престола сам». Святой Серафим Саровский еще в1832 году предсказал не только падение Царской власти, но и момент ее восстановления и воскрешения России: «…но когда Земля Русская разделится и одна сторона явно останется с бунтовщиками, другая же явно станет за Государя и Отечество и Святую Церковь, а Государя и вся Царскую фамилию сохранит Господь невидимою десницею Своею и даст полную победу поднявшим оружие за него, за Церковь и за благо нераздельности Земли Русской, но не столько и тут крови прольется, сколько когда правая за Государя ставшая сторона получит победу и переловит всех изменников и предаст их в руки Правосудия, тогда уже никого в Сибирь не пошлют, а всех казнят и вот тут-то еще более прежнего крови прольется, но эта кровь будет последняя, очистительная кровь, ибо после того Господь благословит люди Свои миром и превознесет Помазанного Своего Давида, раба Своего, Мужа по сердцу Своему».
******************************************************** ПРОРОЧЕСТВА О НАШИХ ДНЯХ:

Преподобный Серафим говорил о будущем России (после большевистского ига), что по времени Господь даст еще известный срок, около 15 лет, России на покаяние… Если после этого Россия все же не покается, то гнев Божий изольется на нее в еще больших размерах…».
“В начале девяностых годов люди на призыв Господа откликнулись.  И Господь добавил к 1992 году около 15 лет благодатного времени для покаяния.  Это время сейчас заканчивается. Но мы в большинстве своем остаемся равнодушны.  Покаяние началось, но массового всенародного покаяния нет.  А пора бы задуматься.  По словам Серафима Саровского, при отсутствии покаяния время продляется и далее, но Россию ожидают скорби и бедствия «в еще больших размерах», по сравнению с прошлым веком, для нашего вразумления и покаяния”. А может быть, “известные события”, после которых Господь дает еще 15 лет, надо исчислять после окончания дефолата в 2000 году. Тогда всё сходится! (Александра) ****************************************

 

Особое место среди пророчеств преподобного Серафима Саровского занимает пророчество о будущем Царе-мученике

«Того Царя, который меня прославит,— говорит преподобный Серафим,— и я прославлю».  Это пророчество начало исполняться в 1903 году при прославлении преподобного Серафима, когда Государь написал: «Немедленно прославить». Помним мы предсказание Преподобного о том, что будут великое торжество и радость, когда Царская фамилия приедет, и среди лета воспоют Пасху, предсказание, которое заканчивается скорбным изображением грядущих испытаний России: «А что после будет — ангелы не будут успевать принимать души». Царская семья действительно посетила Саров и Дивеево в дни открытия мощей преподобного в 1903 году. Государь с архиереями нес раку со святыми мощами, и народ пел в великой радости Пасху. И вторая часть предсказания после этого скоро стала реальностью. Но разве все уже совершилось из того, что сказал Преподобный?
Прославление Господом Царя-страстотерпца Николая Александровича в мученической кончине, очевидно, должно запечатлеться и церковным прославлением.  Кроме того, мы знаем из Священного Писания, что пророчества часто имеют не одно только исполнение — исполнившееся может иметь продолжение и по-новому раскрываться на новом этапе истории.  Второе обретение мощей преподобного Серафима в 1991 году, когда православная Россия среди лета пела Пасху, не было ли дано нам в утешение накануне новых скорбей, о которых преподобный Серафим сказал, что ангелы после этого не будут успевать принимать души?
Или эти слова в полноте раскроются после нашей канонизации Царя за молитвы преподобного Серафима, накануне кончины мира, когда наступит краткий расцвет Православия в России? Судьбы Отечества нашего связаны с прославлением Царственных мучеников и с молитвенным заступничеством преподобного Серафима. Пока мы не прославили Царя, пока Россия не заслужила этого прославления своим покаянием, будем к новым мученикам нашим взывать, потому что мученичество нашего Царя нельзя отделить от мученичества всего православного народа, и к преподобному Серафиму, чтобы они вымолили для нас у Господа этот дар.
В подтверждение истинности сказанного, приведем благодатное откровение о. Митрофана Сребрянского, духовника преподобно-мученицы Великой Княгини Елизаветы, записанное в его дневнике. Перед началом февральской революции о. Митрофан видел предутренний сон, который сильно взволновал его.  Придя в церковь в большом волнении, он попросил позвать к нему в алтарь м. Елизавету. Вот их диалог:  — Матушка, я так сильно взволнован только что виденным мною сном, что не могу сразу начать служение Литургии.  Может быть, рассказав его Вам, я смогу несколько успокоиться. Я видел во сне четыре картины, сменяющиеся одна за другой. На первой я видел горящую церковь, которая горела и рушилась. На второй картине я видел в траурной рамке Вашу сестру Императрицу Александру, но затем из краев этой рамки стали вырастать ростки, и белые лилии покрыли изображение Императрицы. Затем на третьей картине я видел Архангела Михаила с огненным мечом в руках. Эта картина сменилась, и я увидел молящегося на камне преподобного Серафима.  Выслушав этот рассказ, м. Елизавета сказала:  Вы видели, батюшка, сон, а я Вам расскажу его значение. В ближайшее время наступят события, от которых сильно пострадает наша Русская Церковь, которую Вы видели горящей и гибнущей. На второй картине — портрет моей сестры. Белые лилии, заполнившие портрет, говорят о том, что жизнь ее будет покрыта славой мученической кончины. Третья картина — Архангел Михаил с огненным мечом — говорит о том, что Россию ожидают большие бедствия. Четвертая картина — молящийся на камне преподобный Серафим — обещает России особую молитвенную защиту преподобного Серафима». 

Предстательство Архангела Михаила с небесным воинством и молитвы преподобного Серафима и святых Царственных мучеников — единая тайна спасения России.  Императрица Мария Александровна (супруга императора Александра II), говорила Тютчевой А.Ф. 2 марта 1855 года “о предсказании, сделанным “отшельником Сарова” Великому Князю Михаилу Павловичу о смерти императора Николая и его семьи, который никогда никому не хотел говорить – что было предсказано, говоря, что откроет это только Императрице, но так и умер, не решившись этого сказать. По-видимому, это было что-то зловещее”. По преданию, однажды Серафим Саровский стоял у знаменитого чудотворного источника, который некогда забыл из земли по молитве старца. В это время к нему подошел приехавший из Петербурга офицер.
Это был масон-декабрист, желавший получить от преподобного благословение на готовящийся переворот. Но не успел он приблизиться к батюшке, как вода в источнике помутнела, потемнела, забила ключом.  Серафим Саровский пристально взглянул на незнакомца и сказал ему: “Гряди вон! Подобно тому, как замутнился этот святой источник, так и возмутишься и ты со своими единомышленниками всю Россию!”

Преп. Серафим Саровский (+1833)

Пройдёт более чем полвека. Тогда злодеи поднимут высоко свою голову. Будет это непременно. Господь, видя нераскаянную злобу сердец их, попустит их начинаниям на малое время, но болезнь их обратится на главу их, и наверх их снидет неправда пагубных замыслов их.  Будет некогда Царь, который меня прославит, после чего будет великая смута на Руси, много крови потечет за то, что восстанут против этого Царя и Самодержавия, но Бог Царя возвеличит…На земле Русской будут великие бедствия. Православная вера будет попрана, архиереи Церкви Божией и другие духовные лица отступят от чистоты Православия, и за это Господь тяжко их накажет. Всякое желание внести изменения в правила и учения Святой Церкви есть ересь… хула на Духа Святого, которая не простится вовек. Я, убогий Серафим, три дня и три ночи молил Господа, чтобы он лучше меня лишил Царствия Небесного, а их помиловал. Но Господь ответил “Не помилую их: ибо они учат учениям человеческим, и языком чтут Меня, а сердце их далеко отстоит от Меня”.
До рождения антихриста произойдет великая продолжительная война и страшная революция в России, превышающая всякое воображение человеческое, ибо кровопролитие будет ужаснейшее: бунты Разинский, Пугачёвский, Французская революция — ничто в сравнении с тем, что будет с Россией. Произойдет гибель множества верных отечеству людей, разграбление церковного имущества и монастырей; осквернение церквей Господних; уничтожение и разграбление богатства добрых людей, реки крови русской прольются.  Потом настанет время, когда под предлогом церковного и христианского прогресса, в угоду требованиям мира сего, будут изменять и извращать догматы (учение) и уставы Святой Церкви, забывая, что они имеют начало от Самого Господа Иисуса Христа, научившего и давшего указания Своим ученикам, Св. Апостолам, о создании Церкви Христовой и ее правил, и заповедавшего им: «Шедше научите все народы тому, что Я заповедал вам» (Мф. 28, 19).
Отсюда доныне сохранились дошедшие до нас правила и предания Св. Апостолов, которые разъяснены и утверждены окончательно раз навсегда и Св. Преемниками — Св. Отцами, руководимыми духом Святым на семи Вселенских Соборах. Горе тому, кто одно слово убавит или прибавит наша Церковь не имеет никакого порока; горе тому, кто дерзнет внести какие-нибудь изменения в Богослужение и уставы той Церкви, которая есть «Столп и утверждение Истины» и о которой Сам Спаситель сказал, что даже врата ада не одолеют ее; т. е., что она пребудет неизменно до конца — до второго пришествия».  Всякое желание внести якобы усовершенствование, изменения в правила и учение Св. Церкви, есть ересь, желание создать свою особую Церковь по измышлению разума человеческого, отступление от постановления духа Святаго и есть хула на Духа Святаго, которая не простится во век. Так поступали и будут поступать все отпавшие от единения со Святой Апостольской Церковию, о чем Апостол Павел говорит: «Такие апостолы – лукавые делатели принимают вид апостолов Христовых и не удивительно, ибо и сам сатана принимает вид Ангела Света поэтому не великое дело, что и служители его принимают вид служителей правды, но конец их по делам их». (2 Кор. 11, 13-14). По этому пути пойдут архиереи Русской земли и духовенство последних времён и гнев Божий поразит их…
Но не до конца прогневается Господь и не попустит разрушиться до конца Земле Русской, потому что в ней одной преимущественно сохраняется еще Православие и остатки благочестия христианского… У нас вера Православная, Церковь, не имеющая никакого порока. Ради сих добродетелей Россия всегда будет славна и врагам страшна и непреоборима, имущая веру и благочестие – сих врата адовы не одолеют. Господь помилует Россию и приведет ее путем страданий к великой славе…  Мне, убогому Серафиму, от Господа Бога положено жить гораздо более ста лет. Но так как к тому времени архиереи русские так онечестивятся, что нечестием своим превзойдут архиереев греческих во времена Феодосия Юнейшего, так что даже и важнейшему догмату Христовой Веры – Воскресению Христову и всеобщему воскресению веровать не будут, то посему Господу Богу угодно до времени меня, убогого Серафима, от сея преждевременный жизни взять и затем во утверждение догмата Воскресения воскресить, и воскрешение мое будет яко воскрешение седми отроков в пещере Охлонской во времена Феодосия Юнейшего. По воскрешении же моем я перейду из Сарова в Дивеево, где буду проповедовать всемирное покаяние.
О (грядущем) Государе же не пекись, Его Господь сохранит, Он в душе христианин, чего не могут про себя сказать иные даже из духовных великих особ. Велик был Государь Император Петр I Алексеевич, за что Великим и Отцом Отечества справедливо наречен, а по вере в Господа (грядущий Государь) и соравнен (с Петром Великим) быть не может; сами разсудите, Петр Великий жил во времена такие, когда и одним взглядом дорожили царским первейшие боляре как Милостию Божиею и все безмолвно Царю покорялись, так Ему было легко управляться, а ныне не тот народ уже стал. Вот ею то (верою в Господа) Он (грядущий Русский Царь-победитель антихриста) и выше Петра Великого, за нелицемерную Веру Его Православную и поможет Ему Бог во всем и возвеличит во дни Его так Россию над всеми врагами ея, что Она станет превыше всех царств земных и не только нам у иностранцев уже не придется учиться ни чему, а еще и им доведется бывать в нашей Земле Русской да учится у нас и Вере Православно-христианской и жизни благочестивой по этой вере. 
А много-много будет сначала до того всякого горя Государю и не однократно станут искать Его освященной Богу главы и живота царской фамилии, но Господь всегда будет защищать и Его и весь августейший Царский Дом Его, праведника ради единого целый род спасается, что речет триех ради, а в Его Государевом роду посмотритека, сколько святых мощей от Его венценосной плоти и крови, мню, что не один десяток Угодников Божиих, так все они молитвенники за род Его и Его священную особу Императорскую, вот хотя бы Государь Император Павел Петрович как любил церковь святую, как чтил святые уставы ея и сколько делал для блага ея, не многие из Царей Русских подобно Ему послужили Церкви Божией, а Его Императорскому Величеству (грядущему Государю) и еще гораздо более поможет зделать Господь и для Церкви Святой Православной нашей и единой во всей вселенной истинной -непорочно Апостольской Вселенской Церкви Христовой, но до этого еще много должно будет горя и Государю и Земле Русской перенести.
Когда Земля Русская разделится и одна сторона явно останется с бунтовщиками, другая же явно станет за Государя и целость России, вот тогда, ваше боголюбие, усердие Ваше по Боге и ко времени – и Господь поможет правому делу – ставших за Государя и Отечество и Святую Церковь нашу – а Государя и всю Царскую Фамилию сохранит Господь невидимою десницею Своею и даст полную победу поднявшим оружие за Него (грядущего Государя), за Церковь и за благо нераздельности Земли Русской – но не столько и тут крови прольется, сколько тогда как когда правая за Государя ставшая сторона получит победу и переловит всех изменников и предаст их в руки Правосудия, тогда уже никого в Сибирь не пошлют, а всех казнят, и вот тут то еще более прежнего крови прольется, но эта кровь будет последняя очистительная кровь ибо после того Господь благословит люди Своя миром и превознесет рог Помазанного Своего Давида раба Своего Мужа по сердцу Своему, Благочестивейшего Государя Императора. Его же утвердила и паче утвердит десница Его святая над Землею Русскою. 
Перед концом времен Россия сольётся в одно море великое с прочими землями и племенами славянскими, она составит одно море или тот громадный вселенский океан народный, о коем Господь Бог издревле изрёк устами всех святых: «Грозное и непобедимое царство всероссийское, всеславянское — Гога Магога, пред которым в трепете все народы будут». И всё это, всё верно, как дважды два четыре, и непременно, как Бог свят, издревле предрёкший о нём (последнем Русском Царе) и его грозном владычестве над землёю[24]. Соединёнными силами России и других Константинополь и Иерусалим будут полонены. При разделе Турции она почти вся останется за Россией,[25] и Россия соединёнными силами со многими другими государствами возьмёт Вену, а за домом Габсбургов останется около 7 миллионов коренных венцев, и там устроится территория Австрийской империи. ранции за её любовь к Богородице – Св. Мадонне – дастся до семнадцати миллионов французов со столицей городом Реймсом, а Париж будет совершено уничтожен. Дому Наполеонидов дастся Сардиния, Корсика и Савойя.[26] Неизменный счет войны всемирной и русской будет 10 лет…
Всё то, что носит название «декабристов», «реформаторов» и, словом, принадлежит к «бытоулучшительной партии», есть истинное антихристианство на земле, которое, развиваясь, приведёт к разрушению христианства на земле, и отчасти Православия, и закончится воцарением антихриста над всеми странами мира, кроме России, которая сольется в одно целое с прочими землями славянскими и составит громадный народный океан, пред которым будут в страхе прочие племена земные.  Когда Империя Русская получит сто восемьдесят миллионов в своё владение должно ожидать явления Антихриста.
1) Антихрист родится в России между Петербургом и Москвой в том великом городе, который по соединении всех племён славянских с Россией будет второй столицей царства Русского и назван будет «Москво-Петроградом», или «Градом конца», как именует его Господь Дух Святой, издалече всё предусматривающий.  2) До явления Антихриста должен состояться Восьмой Вселенский Собор всех Церквей под Единую Главу Христа Жизнодавца и под единый Покров Божией Матери, Единой по Бозе Всемогущей, с оставлением за первым патриархом его царственной власти, как первообраза вечного царства Иисуса Христа, также для объединения и воссоединения всех святых Христовых Церквей против назревающего антихристианского направления под Единую Главу Христа-Жизнодавца и под единый покров Его Пречыстой Матери и для окончательного проклятия всего масонства и всех подобных партий (под какими названиями они не появлялись бы), главные руководители которых имеют одну общую цель: под предлогом полного равноправного благоустройства на земле с помощью фанатизированных ими людей вызвать анархию во всех государствах и разрушить христианство во всём мире и, наконец, силою золота, сосредоточенного в их руках, подчинить весь мир антихристианству, в лице единовластного самодержавного царя, царя Богоборного, одного на всем миром.
Сатана был первый революционер, и чрез это спал с неба. Между учением последователей его и учением Господа Иисуса Христа нет ничего общего, здесь – огромная пропасть. Господь через делание данных Им заповедей призывает человечество на небо, где обитает правда. Дух тьмы обещает устройство рая на земле.
Так все революционные общества, тайные и явные, под какими бы названиями они ни появлялись и какой бы благовидной видимостью ни прикрывались имеют одну общую цель – борьбу и общее разрушение христианства, подготовляя почву антихристианству в лице грядущего в мир Антихриста. Евреи и славяне суть два народа судеб Божиих,[27] сосуды и свидетели Его, ковчеги нерушимые; прочие же все народы как бы слюна, которую извергает Господь из уст Своих.[28]
За то, что евреи не приняли и не признали Господа Иисуса Христа, они рассеяны по лицу всей земли. Но во времена Антихриста множество евреев обратится ко Христу, так как они поймут, что ошибочно ожидаемый ими Мессия (помазанный на царствование – евр.) – не кто иной, как Тот, про Которого Господь наш Иисус Христос сказал: «Я пришёл во имя Отца Моего, и не приняли Меня, иной придёт во имя своё, и примут его».  Итак, несмотря на великое их пред Богом преступление, евреи были и есть возлюбленный пред Богом народ.[29] Славяне же любимы Богом за то, что до конца сохраняют истинную веру в Господа Иисуса Христа. Во времена Антихриста они совершенно отвергнут и не признают его Мессией, и за то удостоятся великого благодеяния Божия: будет всемогущественный язык (народ — слав.) на земле, и другого царства более всемогущественного Русско-славянского не будет на земле.
Во Израиле родился Иисус Христос, истинный Богочеловек, Сын Бога Отца наитием Святого Духа, а среди славян и русских родится истинный Антихрист-Бесочеловек, сын жены блудницы Данова поколения и сын диавола через искусственное перенесение к ней семени мужеского, с которым вместе вселится в утробу ея дух тьмы.  Но некто из русских, доживши до рождения Антихриста, подобно Симеону Богоприимцу, благословившему Отрока Иисуса и возвестившему о рождении Его миру, проклянет рожденного Антихриста и возвестит миру, что он есть истинный Антихрист.  В одной из своих бесед с Мотовиловым преподобный Серафим, говоря о духовном состоянии последних христиан, оставшихся верными Богу перед концом мира, поведал нечто весьма важное для укрепления исповедников Христовых:  «И во дни той великой скорби, о коей сказано, что не спаслась бы никакая плоть, если бы, избранных ради, не сократились оные дни, — в те дни остатку верных предстоит испытать на себе нечто подобное тому, что было испытано некогда Самим Господом, когда Он, на кресте вися, будучи совершенным Богом и совершенным человеком, почувствовал Себя Своим Божеством настолько оставленным, что возопил к Нему: Боже мой! Боже мой! Для чего Ты Меня оставил? (Мф. 28 46).
Подобное же оставление человечества благодатью Божиею должны испытать на себе и последние христиане, но только лишь на самое краткое время, по минованию коего не умедлит вслед явиться Господь во всей славе Своей, и все святые Ангелы с Ним. И тогда совершится во всей полноте все от века предопределенное в Предвечном Совете».  Часть приведённых пророчеств являются фрагментами собственноручного письма Саровского старца Серафима (Мошнина), присланного Н.А.Мотовилову, который позднее выписал их и лично передал С.А.Нилусу. (Печатается по публикации игумена Андроника (Трубачёва) «Антихрист и Россия» из журнала «Литературная Учёба». Кн. 1. 1991 г. С. 133-134).
«Радуйся, преподобной Серафиме, Саровский Чудотворче!» — так поют в церквах, прославляя святого угодника Божия Серафима Саровского. Его жизнь, по мнению исследователей, была настоящим чудом, а высота духа его — «поистине сверхъестественной». 
Он спасал и исцелял бесчисленных несчастных, приходивших к нему. Чудо также и в том, что со смертью чудотворец не исчез и до сей поры продолжает утешать несчастных, исцелять их. Вся русская земля полна рассказами о чудесах всем близкого и родного «батюшки Серафима».  Его способности творить чудеса начались еще в детстве, после того, как, упав с колокольни в Курске, он остался невредимым и исцелился от Коренной иконы Божией Матери, которая 12 раз являлась ему на протяжении жизни.
Во многих описаниях его жизненного пут встречается рассказ о том, как прибежал однажды к нему «простой крестьянин с шапкою в руке. С растрепанными, волосами» и, упав на колени, начал рассказывать: «— Батюшка! у меня украли лошадь, и я теперь без нее совсем нищий: не знаю, чем кормить буду семью. А говорят, ты угадываешь».  Отец Серафим ласково взял его за голову и, приложив к своей груди, сказал:  — Огради себя молчанием и поспеши в такое-то (он назвал его) село. Когда будешь подходить к нему, свороти с дороги вправо и пройди задами четыре дома: там увидишь калиточку; войди в нее, отвяжи свою лошадь от колоды и выведи молча.  Крестьянин тотчас с радостью побежал обратно, нигде не останавливаясь. После в Сарове был слух, что он действительно отыскал лошадь в показанном месте». Считается, что с Серафимом Саровским связаны основные предсказания будущего России. Известны его пророческие слова, сказанные им самолично его посетившему Александру Второму. «Будет некогда царь — предрек провидец, — который меня прославит, после чего будет великая смута на Руси, много крови потечет за то, что восстанут против царя и его самодержавия, но Бог царя возвеличит».
А Николаю Второму вручили однажды послание из прошлого, от преподобного Серафима Саровского, на котором стояла надпись; «Последнему царю». В письме великий старец пророчествовал: «Идет последнее царствование, государь и наследник примут насильственную смерть». Там м.г он дал совет императору самому оставить престол. Как мы знаем, последний из династии Романовых действительно отказался от престола.  Есть и воспоминания французского посла при русском дворе М. Палеолога, который рассказывает, что однажды, помолившись перед важным событием в своей жизни, Николай Второй произнес следующие слова: «Быть может, необходима искупительная жертва для спасения России: я буду этой жертвой — да вершится воля Божия!»  В 1831 году старец предсказал:«Будет это непременно: Господь, видя нераскаявшуюся злобу сердец их, попустит начинаниям их на малое время, но болезнь их обратит во главу их, и на верх их снидет неправда пагубных замыслов их. Земля русская обагрится реками кровей, и много дворян побиено будет за великого Государя и целость Самодержавия его. Но не до конца прогневается Господь и не попустит до конца разрушиться земле Русской, потому что в ней одной преимущественно сохраняется еще Православие и остатки благочестия христианского».  Не только его прозорливости и мудрости не уставали дивиться его современники, обладал он и даром исцеления. «Однажды, — пишет А.Н. Мотовило» в своих записках, — был я в великой скорби, помышляя» что будет далее с нашей Православной Церковью, если современное нам зло будет все более и более умножаться, и будучи убежден, что Церковь наша в крайнем бедствии, как от приумножающегося разврата по плоти, так равно, если только не многим более, от нечестия по душе через рассеиваемые повсюду новейшими лжемудрствователями безбожные толки, я весьма желал знать, что мне скажет о том батюшка Серафим.
Распространившись беседою о святом пророке Илии, как я выше помянул, он сказал мне между прочим:  — Илия Фесфитянин, жалуясь Господу на Израиля, будто весь он преклонил колено Ваалу, говорил в молитве, что уж только он один, Илия, остался верен Господу, но уже его душу ищут изъята. Так что же, батюшка, отвечал ему Господь? — Семь тысящ мужей оставих в Израили, иже не преклониши колена Ваалу… так если во Израильском царстве, отпавшем от Иудейского, верного Богу Царства и пришедшем «совершенное развращение, оставалось еще семь тысяч мужей, верных Господу, то что скажем о России. Мню я, что во Израильском царстве было тогда не более трех миллионов людей. А у нас, батюшка, сколько в России теперь? Я отвечал: «Около шестидесяти миллионов».  — В двадцать раз больше. Суди же сам, сколько теперь у нас остается верных Богу! Так-то, батюшка, так-то: их же предуведе, сих и предъизбра, их же предъизбра, сих и предустави; их же предустави, их же и блюдет, сих и прославит. Так о чем же унывать-то нам? С нами Бог! Надеющийся на Господа, яко гора Сион, не подвижется в веке живый во Иерусалиме. Горы окрест его, и Господь окрест людей своих, Господь сохранит та. Господь — покров твой на руку десную твою. Господь сохранит вхождение твое и исхождение твое отныне и до века. Во дне солнца не ожжет тебе, ниже луна нощию.  И тогда я спросил его, что это значит и зачем он говорит мне это.
— К тому, — ответствовал батюшка отец Серафим, — что таким-то образом хранит Господь, как зеницу ока Своего, людей Своих, то есть православных христиан, любящих Его и всем сердцем, всей мыслию, и словом, и делом день и ночь служащих Ему. А таковы — хранящие все уставы, догматы и предания нашей Восточной Церкви Вселенской й устами исповедующие благочестие, Ею преданное, и на деле во всех случаях жизни творящие по святым заповедям Господа нашего Иисуса Христа».  В подтверждение того же, что еще много на земле русской осталось верных Господу нашему Иисусу Христу православных и благочестиво живущих, Серафим сказал одному из своих приближенных, что однажды, будучи в Духе, он видел всю землю русскую, и была она исполнена и как бы покрыта дымом молитв верующих, мелящихся ко Господу».  И несмотря на то, что его удручало падение христианской веры на земле русской, Серафим Саровский верил в ее возрождение. Прозрением и предсказанием можно назвать его следующее высказывание, которое он сделал в присутствий старицы Ирины Семеновны: «Вот, матушка, — говорит он, — когда у нас будет собору тогда московский колокол Иван Великий сам к нам придет! Когда его повесят, да в первый-то раз ударят в него и Он загудит, — и батюшка изобразил голосом, — тогда мы с вами проснемся? О, вы, матушки вы мои, какая будет радость! Среди лета запоют Пасху! А народу-то, народу-то со всех сторон, со всех сторон!»
Помолчав немного, продолжал батюшка: «Но эта радость будет на самое короткое время; что далее, батюшка, матушки, будет… такая скорбь, чего от начета «игра не было!» —И светлое лицо батюшки вдруг изменилось, померкло, приняло скорбное выражение. Опустя головку, он поник долу, и слезы струями полились по щекам». Что же, разве не сбываются его предсказания? Колокола повесили, возродили храм Христа Спасителя, как и предсказано было святым прозорливцем, светлым солнечным днем, а радости-то мало, живем в страхе за наш будущий день, гадаем, есть ли будущее у России. Как образно выразился пророк нашего времени Владимир Сапожников: «…напуганные народы ждут, что же будет: рухнет кляча или пока еще не рухнет?» Возвратимся к Саровскому. Старице Евдокии Ефремовне он сказал: «…Время придет такое, что Ангелы не будут поспевать принимать души». Видимо, и святой старец прозревал возможность третьей мировой войны.
В писании говорится, что любой человек, который будет молить Господа Бога, получит то, о чем просит. Но, наверное, только таким святым, которые несут его слово народу, Господь позволяет увидеть свои небесные хоромы и святых. «Вот я скажу тебе об убогом Серафиме! Некогда, читая в Евангелии от Иоанна слова Спасителя, что в дому Отца его обители многих суть, я остановился на них мыслию и возжелал видеть сии небесные жилища. Пять дней и ночей провел я в бдении и молитве, прося у Господа благодати того видения.
И Господь действительно, по великой своей милости, не лишил меня утешения по вере моей и показал мне сии вечны кровы, в которых я, бедный странник земной, минутно туда восхищенный (в теле или без тела ~ не знаю), видел красоту небесную и живущих там: святителей, мучеников и преподобных наших: Антония Великого, Павла Фивейского, Савву Освященного, Онуфрий Великого, Марка Фраческого и всех святых, сияющих в неизреченной славе и радости, каких «око не видело, ухо не слышало и на помышление человеку не приходило», но какие уготовал Бог любящим его!» Самое поразительное откровение было дано богоподобным отцом Серафимом Н. А. Мотовилову. Его считают откровением мирового значения, так в нем он отвечает на вопрос о смысле истинного существования человека.
По словам Мотовилова, помещика, занимавшего должность совестного судьи и смотрителя уездных училищ Симбирской губернии, приближенного к Серафиму и называвшего себя «служка Серафимов»: «Это было в четверток. День был пасмурный. Снегу было на четверть на земле, а сверху порошила довольно густая снежная крупа, когда батюшка отец Серафим начал беседу со мной на ближней пажинке своей, возле той же его ближней пустыньки против речки Саровки, у горы, подходящей близко к берегам ее.
Поместил он меня на пне только что срубленного им дерева, а сам стал против меня на корточках.  — Господь открыл мне, — сказал великий старец, — что в ребячестве вашем вы усердно желали знать, в чем состоит цель жизни нашей христианской, и у многих великих духовных особ вы о том неоднократно спрашивали… Но никто, — продолжал о. Серафим, — не сказал о том определенно. Говорили вам: ходи а церковь, молись Богу, твори заповеди Божий, твори добро — вот тебе и цель жизни христианской. А некоторой Даже негодовали на вас за то, что вы заняты небогоугодным любопытством, и говорили вам: высших себе не ищи. Но они не так говорили, как бы следовало. Вот я, убогий Серафим, растолкую вам теперь, в чем действительно эта цель состоит. Молитва, пост, бдение и всякие другие дела христианские, сколько ни хороши сами по себе, однако не в делании только их состоит цель нашей христианской жизни, хотя они и служат необходимыми средствами для достижения ее. Истинная же цель жизни нашей христианской состоит в стяжании Духа Святого Божьего». И в христианских заповедях красной нитью проходит мысль, что не хлебом единым жив человек, что должен он стремиться к святости, выкорчевывая из души своей злые, богопротивные мысли: «…убегай сего, а преуспевай в правде, благочестии, вере, любви, терпении, кротости…» (1-е Тмф., гл.6-11).
«Пост же, и бдение, и молитва, и милостыня, и всякое Христа ради делаемое доброе дело суть средства для стяжания Святого Духа Божьего. Заметьте, батюшка, что лишь только ради Христа делаемое доброе дело приносит нам плоды Святого Духа. Все же не ради Христа делаемое, хотя и доброе, но мзды в жизни будущего века нам не представляет да и в здешней жизни благодати Божией тоже не дает. Вот почему Господь Иисус Христос сказал: «Всяк иже не собирает со Мной, той расточает». Доброе дело иначе нельзя назвать как собиранием, ибо хотя оно не ради Христа делается, однако же добро. Писание говорит: «Во всякому языце, бойся Бога и делай правду, приятен Ему есть».  Сам же Серафим Саровский жил по заповедям Иисуба Христа, нес свет его учения людям, в точнестя исполняя его завет: «Доколе не приду, занимайсячтением,:наетавлением, учением». Он проповедовал, разъяснял, указывал на те ценности, вечные и непреходящие, переоценка которых состоялась на наших глазах, в нашем обществе:  «…Стяжание? Духа Божия есть тоже капитал, но только благодатный и вечный, и он, как и денежный, чиновный и временный, приобретается одними и теми же путями, очень сходственными друг с другом. Бог Слово; Господь наш Богочеловек Иисус Христос, уподобляет нашу жизнь торжищу и дело жизни нашей на земле именует куплею и говорит нам: «Купуйте, дондеже прийду, искунующее время, яко дние лукави суть», — то есть выгадывайте время для получения небесных благ через земные товары. Земные товары — это добродетели, делаемые Христа ради, доставляющие нам благодать Всесвятого Духа».  «…Антоний Веэй*кий в письмах к монахам говорит… «многие монахи и девы не имеют никакого понятия о различных волях, действующих в человеке, и неведа что»нас действуют три воли: первая — Божия, всесовершенная И всеенаентельная; вторая — собственная, своя, человеческая, то есть если не пагубная* то и не спасительная, и третья — бесовская — вполне пагубная. И вот это-та третья вражеская воля и научает человека, или не делать никаких добродетелей, или делать их из тщеславия, ели для одного доброго дела, а не ради Христа. Вторая — собственная воля наша — научает нас делать все в услаждение нашим похотям, & то и, как враг, научает творить добро ради добра, не обращая внимания на благодать, им приобретаемую. Первая же — воля Божия и всеспасительная — в том только и состоит, чтобы делать добро единственно лишь для стяжания Духа Святого, как сокровища вечного, неоскудеваемого и ничем вполне и достойно оцениться не могущего. Оно-то, это стяжание Духа Святого, собственно, и называется… елеем… елей — не дела, но получаемая через них благодать Святого духа Божия…»
Серафим Саровский говорил о близости древних к Богу, что нам в наши времена кажется неправдоподобностью, сказкой. «Вот некоторые и говорят: «эти места непонятны». Неужели люди так очевидно могли видеть Бога?» А непонятного тут ничего нет. Произошло это непонимание оттого, что мы удалились от простоты первоначального христианского ведения и под предлогом просвещения зашли в такую тьму неведения, что нам уже кажется неудобопостижимым то, о чем древние до того ясно разумели, что им в обыкновенных разговорах поднятие о явлении Бога между людьми не казалось странным…»  А в следующем изречении мы находим прямое разъяснение сути пророчества:  «…Еще скажу вам, чтобы вы яснее поняли, что разуметь под благодатию Божию и как распознать ее и в чем особливо проявляется ее действо в людях, ею просвещенных. Благодать Святого Духа есть свет, просвещающий человека. И Господь неоднократно проявлял для многих свидетелей действие благодати Духа Святого на тех людях, которых он освящал и просвещал великими наитиями Его. Вспомните Моисея после беседы с богом на горе Синайской. Люди не могли смотреть на него — так сиял необыкновенным светом, окружавшим его лицо. Он даже принужден был являться народу не иначе, как под покрывалом…»
Веским подтверждением сказанных им слов был он сам. Благодать Святого Духа многократно сходила на святого отца Серафима как подтверждение его святости. Тот же Мотовилов стал свидетелем озарения провидца небесным светом во время нижеописанной беседы:  «— Что же, батюшка, не смотрите мне в глаза? Смотрите просто, не убойтесь: Господь с нами. Я взглянул после этих слов в лицо его, и напал на меня еще больший благоговейный ужас. Представьте себе — в середине солнца, в самой блистательной яркости его полуденных лучей лицо человека, с вами разговаривающего. Вы видите движение уст его, меняющееся выражение глаз его, слышите его голос, чувствуете, что кто-то вас руками держит за няечи, но «не только рук этих не видите, не видите «самих себя, ни фигуры его, а только один свет ослепительный, простирающийся далеко, на несколько сажен кругом, и озаряющий ярким блеском своим и снежную пелену, покрывающую поляну, и снежную крупу, осыпающую сверху и меня, и великого старца. Возможно ли представить то положение, в котором находился я тогда!..»
О благоговейном свете, исходившем от Серафима Саровского, рассказывает и послушник Иоанн (Тихонов), навестивший старца в монастыре: «… В это время он склонился несколько вперед, голова его с закрытыми очами поникла долу; и простертою дланию правой руки он одинаково (размеренно) водил против сердца. Лицо его постепенно изменялось и издавало чудный свет, и наконец до того, просветилось, что невозможно было смотреть на него. На устах же и во всем выражении его была такая радость и восторг небесный, что поистине можно было назвать его в это время земным ангелом и небесным человеком. Во время таинственного своего молчания он как будто что-то созерцал с умилением и слушал что-то с изумлением…»  А вот свидетельство А.Д. Еропкиной, которая после беседы с великим старцем, когда он ей рассказывал о Царствии Небесном, записала: «Лицо его было необыкновенно… сквозь кожу у него проникал благодатный свет… в глазах же выражалось и спокойствие, и какой-то особенный душевный восторг. Надо полагать, что он, даже во время этих описаний своих созерцаний, находился вне видимой природы — небесных обителях». Из его уст вышло и объяснение дара прозорливости: «Я, грешный Серафим, так и думаю* что я — грешный раб Божий; и что мне/повелевает Господь, как рабу Своему, то я и передаю требующему полезного… Как железо ковачу, так я предал себя и свою волю Господу Богу: как Ему угодно, так я действую».
Вот один из конкретных примеров его пророчества, которые приводят источники. В один летних жарких дней он шел вместе с подвижником муромским Антонием. Дойдя до местечка Крывева Сечь, путники остановились отдохнуть. Вдруг отец Серафим произнес: «На этом месте, отче, будет женский монастырь… Будет храм во имя Матери Божией «Утоли моя печали». После этих слов он срубил топориком два молодых дубка и заострил один из них. А сделать перекладину для креста предложил отцу Антонию. Затем они поставили его на землю и освятили, пропев: «Вот на этом самом месте будет соборный храм». Случайным свидетелем этого события был мальчик по фамилии Дубов, которому отец Серафим сказал: «Это будет, когда меня в живых не будет; а ты… доживешь и до освящения храма в обители». Это было в 1775 году. Прошло много лет с тех пор, ив 1858 году на этом месте был построен первый храм во имя Всех Святых. На освящении храма присутствовал и престарелый Дубов.
Главные же деяния и чудеса святого Серафима связаны с Дивеевской обителью, возникновение которой и расцвет он предсказал. По пророчествам святого отца, в Дивееве должен был восстать великий собор и богатый монастырь, который посетят царские особы, а позже он станет ковчегом спасения для многих. Этот храм, предвещал Серафим, будет преобразован в Лавру, где будут храниться мощи. «Дивное Дивеево будет, матушка, — говорил он сестре Дарье, — одна обитель будет Лавра, а другая киновия. И есть там у меня церковь, матушка; а в церкви той четыре столба, и у каждого столба мощи. Четыре столба и четверо мощей! Во радость-то какая нам, матушка… И скажу тебе? вельми хорош будет собор. Но все-таки еще не тот это дивный будет собор, что к концу века будет у вас. Тот, матушка, на диво будет собор. Подойдет антихрист-то, а он весь на воздух и поднимется, и не сможет он взять его. Достойные, которые взойдут в неге, останутся в нем, «другие, хот! и взойдут, но будут падать на землю… Так й не сможет взять вас антихрист. Все равно как в Киев приходил антихрист».
Предугаданное строительство собора началось в 1865 году, а закончено оно было в 1875-м. Сестры хотели посвятить его иконе Умиления Божией Матери. Но Пресвященному Иеремии было откровение Божие, и потому они назвали его именем Пресвятой Троицы.  Согласно предсказаниям святого старца Серафима, позже произошло соединение обители и собора. И случилось это именно «на 12-й начальнице — игуменье Марии», о которой он также толковал. А в Дивеево уже в наши дни были перенесены мощи Серафима и захоронены там. Им поклоняются сейчас сотни верующих.
О конце света святой батюшка говорил так: «Господь сказал Своими пречистыми устами: «О дни том и часе никто же весть: ни ангелы небесные, токмо Отец Мой един…»  Таковы были его пророчества, в которых, может быть, некоторые не усмотрят чего-то значительного для Руси. Но значение нижеследующего отрицать нельзя. В 1895 году, в начале правления царя Николая | Второго, Департамент полиции подшил к делу | пророчество, которое стало распространяться в придворных кругах: «В начале царствования будут несчастия и беды народные, будет война неудачная, настанет смута великая, отец поднимется на сына, брат на брата, но вторая половина царствования будет светлая, а жизнь государя долговременная».  Это пророчество приписывают купеческому сыну Прохору Мошнину, который и был в монашестве Серафимом Саровским. Рассказывают, что Николай Второй сразу проникся верой в его чудотворность.

«За Государя ставшая сторона получит победу; всех изменников уже в Сибирь не пошлют, а всех казнят»

Вот что нам сообщает мать пророка Самуила: Господь умерщвляет и оживляет, низводит в преисподнюю и возводит; Господь делает нищим и обогащает, унижает и возвышает. Из праха подъемлет Он бедного, из брения возвышает нищего, посаждая с вельможами, и престол славы дает им в наследие; ибо у Господа основания земли, и Он утвердил на них вселенную.  Стопы святых Своих Он блюдет, а беззаконные во тьме исчезают; ибо не силою крепок человек. Господь сотрет препирающихся с Ним; с небес возгремит на них. Господь свят. Да не хвалится мудрый мудростью своею, и да не хвалится сильный силою своею, и да не хвалится богатый богатством своим, но желающий хвалиться да хвалится тем, что разумеет и знает Господа. Господь будет судить концы земли, и даст крепость царю Своему и вознесет рог помазанника Своего (1Цар. 2,6-10).
Преподобный Серафим Саровский в 1832 г. на Пасху говорил Мотовилову уточняя пророческие слова матери пророка Самуила для последних времен: «“Когда земля Русская разделится, и одна сторона явно останется с бунтовщиками [читай: с масонами, с мировой закулисой, с врагами Бога, Царя и Отечества], другая же явно ставших за Государя и целость России, вот тогда, Ваше Боголюбие, усердие ваше по Боге и ко времени – и Господь поможет правому делу – станет за Государя и Отечество и святую Церковь нашу.  А Государя и всю Царскую Фамилию сохранит Господь невидимою десницею Своею и даст полную победу поднявшим оружие за Него, за Церковь и за благо нераздельности Земли Русской. Но не столько и тут крови прольется, сколько тогда, как когда правая, за Государя ставшая сторона получит победу и переловит всех изменников и предаст их в руки Правосудия, тогда уже никого в Сибирь не пошлют, а всех казнят, и вот тут-то еще более прежнего крови прольется, но эта кровь будет последняя, очистительная кровь, ибо после того Господь благословит люди Своя миром и превознесет рог Помазанного Своего Давида, раба Своего, Мужа по сердцу Своему, Благочестивейшаго Государя Императора…  Его же утвердила и паче утвердит десница Его Святая над Землею Русскою. Так что же унывать нам, Ваше Боголюбие, аще Бог за ны, кто на ны – их же бо – предъуведе сих и предъизбра, их же предъизбра сих и освяти, их же освяти сих и прослави – сих и блюдет, что же унывать нам, Ваше Боголюбие, с нами Бог аще паки возможете побеждени будете, яко с нами Бог. Так-то, Ваше Боголюбие, с нами Бог и унывать нам нет ни какой дороги”. Я в неизреченной радости лишь только хотел было сказать: “Так благословите же, батюшка, я сей час поеду в Петербург и постараюсь видеть Государя и всеподданнейше доложить Ему слова ваши”, а он, закрывши мне рукою своею рот, сказал: “Как вы не понимаете, не теперь, а после. Теперь еще не время [в 1832 году], а после, когда, по пророку, узрите Иерусалим обстоит вои.


Господь вас Сам приведет тогда и Сам положит по сердцу вашему возглаголать благая о Иерусалиме, а теперь беречись надобно вам, а Государя Господь сохранит и благословит Его и землю Русскую всяким благословением и в земных и в небесных”. (Из письма Н.А. Мотовилова Государю Императору Николаю I, от 9 марта 1854 г.)» (Россия перед Вторым Пришествием. Т1. С. 331).

Торжества прославления Серафима Саровского

19.07.1903 (1.08)/ – Торжества прославления прп. Серафима Саровского с участием Имп. Николая II и Царской Семьи
Прославление прп. Серафима Саровского было совершено в 1903 г. по настоянию Государя Николая II. Л.А. Тихомиров пишет об этом в своем дневнике  (ГАРФ. Ф. 634. – Публикация Григория Николаева).
Из дневника Л.А. Тихомирова
1 августа 1902 г.  “Саша рассказывает, что приказание об открытии мощей Серафима Саровского навело о. Петра Зверева на мысль, что очень скоро конец света. По каким-то преданиям (их он называет Летописью Саровского монастыря) – сам почивший Серафим предсказал, что его мощи будут открыты “при Царе Николае, в тяжелое для России время”… А еще кто-то (какая-то блаженная) говорила, что после о. Иоанна Кронштадтского “недолго красному солнышку по небу гулять”. А еще какой-то бесноватый (с которым много возился о. Петр) говорил, что Антихрист уже родился, и теперь ему 5 лет…О. Серафим обещал, что к Дивееву не подойдет Антихрист, и вот теперь открываются мощи святого защитника этого места…
Кстати, сказать. О предсказании отца Серафима насчёт открытия его мощей “при царе Николае, в опасное для России время”, – я слыхал уже давненько, года два-три назад. Об этом говорили все, побывавшие в Сарове, и слыхавшие тамошние предания. В частности – это говорила Елена Петровская, да и сам о. Петр Зверев”.
22 августа 1902 г.
“Кстати сказать, поразительно благочестие Государя. За самое верное слыхал, что Высочайшее пожелание ускорить причисление Серафима Саровского к лику святых произошло так. Не знаю зачем, Государю представлялся о. Серафим Чичагов. У него дочка в Дивееве, монахиня. Чичагов был принят, случайно наедине. Он сказал Государю, что недавно умерла одна монахиня, современница о. Серафима Саровского, которая при кончине открыла ему, о. Чичагову, примечательные вещи.
Государь, оказалось, не знал, что за Серафим Саровский. Чичагов рассказал и объяснил, что означенная монахиня ему открыла предсказание о. Серафима, а именно: “В конце столетия в России будет царствовать Император Николай Второй, царствование которого будет славное, но трудное: в это-то царствование будут прославлены мощи его, Серафима Саровского, и совершатся великие чудеса” *. [* Я слыхал давно это Дивеевское предание, но в таком виде, что “мощи о. Серафима Саровского будут прославлены в тяжкое для России время, при Царе Николае…” О славном царствовании и о том, что это именно второй Николай я не слыхал. Конечно, Чичагову лучше знать.]
Этот рассказ произвел глубокое впечатление на Государя. Он стал спрашивать подробности об о. Серафиме. Тогда Чичагов сказал: “В этом самом доме Вашего Величества находятся три изображения этого святого, и я могу их указать. Эти изображения находятся во дворце потому, что Августейшая Бабушка Вашего Величества высоко чтила о. Серафима Саровского”.  Действительно, Чичагов указал Государю эти три портрета, которые Государь и раньше видал, но не знал, что это за монах.  Всё это очень поразило Государя. Он позвал Государыню и рассказал Ей, возбудив и в Ней то же удивление. Государь пожелал немедленного открытия мощей, а Государыня с какими-то придворными дамами начали лично изготовлять дорогие облачения для святого. Но Победоносцев, позванный Государем, сделал возражения против немедленного устройства этого торжества, и тогда-то Государь сделал известное приказание о его ускорении.  Облачения Государыни уже доставлены в Дивеево, ибо, конечно, о. Чичагов говорил всё больше о Дивееве, хотя собственно мощи почивают в Сарове. Теперь Саровцы требуют эти облачения к себе, а Дивеевцы не отдают, говорят: “Государыня к нам прислала”…

Из книги “Россия пред вторым пришествием”

В торжествах открытия мощей преподобного Серафима, состоявшихся в Сарове 17-19 июля 1903 г., участвовала почти вся Царская Фамилия, Монахиня Дивеевской пустыни матушка Серафима (Булгакова, 1903-1991) вспоминала о прибытии Государя в Дивеево 20 июля 1903 г.: “…поехали к Елене Ивановне Мотовиловой († 1910. – Сост.). Государю было известно, что она хранила переданное Н.А Мотовиловым (1808–1879. “служкой” прославляемого святого – Сост.) письмо, написанное преподобным Серафимом и адресованное Государю Императору Николаю II.* Это письмо преподобный Серафим написал, запечатал мягким хлебом, передал Николаю Александровичу Мотовилову со словами:– Ты не доживешь, а жена твоя доживет, когда в Дивеево приедет вся Царская Фамилия, и Царь придет к ней. Пусть она Ему передаст.
Мне рассказывала Наталья Леонидовна Чичагова (дочь владыки Серафима Чичагова, написавшего “летопись Серафимо-Дивеевского монастыря”, М., 1896. – Сост.), что Государь принял письмо, с благоговением положил его в грудной карман, сказав, что будет читать письмо после . Когда Государь прочитал письмо, уже вернувшись в игуменский корпус, Он горько заплакал. Придворные утешали Его, говоря, что хотя батюшка Серафим и святой, но может ошибаться, но Государь плакал безутешно. Содержание письма осталось никому неизвестно”21.
По поводу этого письма участник Саровских торжеств 1903 г. игумен Серафим (Кузнецов) пишет (1920):“Преподобным Серафимом, еще при жизни, было написано по откровению Божию собственноручно письмо к этому Царю, которому будет суждено приехать в Саров и Дивеево, передав его своему другу Мотовилову, последний передал это письмо покойной игумений Марии, которая вручила его лично Государю Николаю II в Дивееве 20 июля 1903 года. Что было написано в письме, осталось тайной. Только можно предполагать, что святой прозорливец ясно видел все грядущее, а потому предохранял от какой-либо ошибки и предупреждал о грядущих грозных событиях, укрепляя в вере, что все это совершится не случайно, а по предопределению Предвечного небесного Совета, дабы в трудные минуты тяжких испытаний Государь не пал духом и донес свой тяжелый мученический крест до конца”22.
Д. Ходнев (1967):“Незадолго до своей праведной кончины преп. Серафим Саровский вручил запечатанный пакет верующей и богобоязненной женщине, Е.И. Мотовиловой, наказав хранить его и передать тому Царю, который приедет в Саров “Особо обо мне молиться”. Через семьдесят лет, в 1903 году, этот пакет был вручен Государю во время прославления преп. Серафима Саровского, – открытия его св. мощей. Это была рукопись святого, в которой он подготовлял Государя к тяжким испытаниям. Тогда же и там же об этом устно поведала ему и блаженная Паша Саровская. Об этом рассказывал мой отец, который тогда, в 1903 году, командуя Фанагорийским гренадерским генералиссимуса Суворова полком, был на охране Царя в Сарове при открытии мощей святого. У меня хранится особый саровский жетон, пожалованный моему отцу Государем”23  Н.Д. Жевахов († 1938), товарищ обер-прокурора Св. Синода (1923): “Помню и рассказ о том, какими трудностями было обставлено свидание Царя и Царицы с Пашею Саровскою в Дивееве, и то воодушевление, с каким Государь рассказывал о своих впечатлениях от этого свидания…”24
Протоиерей Стефан Ляшевский (1899-1986), из рукописной “Летописи Серафимо-Дивеввского монастыря” (Ч. 2,1903-1937), составленной по благословению митрополита Серафима (Чичагова, 1856-1937), написанной в 1978 г.:  “Во время прославления в Дивееве жила знаменитая на всю Россию Христа ради юродивая блаженная Паша Саровская. Государь был осведомлен не только о Дивееве, но и о Паше Саровской. Государь со всеми Великими Князьями и тремя Митрополитами проследовали из Сарова в Дивеево. В экипаже они все подъехали к келлии блаженной Паши. Матушка игуменья, конечно, знала об этом предполагавшемся визите и приказала вынести из келлии все стулья и постелить большой ковер. Их величества, все князья и митрополиты едва смогли войти в эту келлию. Параскева Ивановна сидела как почти всегда на кровати, смотрела на Государя, а потом сказала: “Пусть только Царь с Царицей останутся”. Государь извиняюще посмотрел на всех и попросил оставить его и Государыню одних, – видимо, предстоял какой-то очень серьезный разговор.  Все вышли и сели в свои экипажи, ожидая выхода Их Величеств. Матушка игуменья выходила из келлии последняя, но послушница оставалась. И вдруг матушка игуменья слышит, как Параскева Ивановна, обращаясь к Царствующим Особам, сказала: “Садитесь”. Государь оглянулся и, увидев, что негде сесть, – смутился, а блаженная говорит им: “Садитесь на пол”. Вспомним, что Государь был арестован на станции Дно! Великое смирение – Государь и Государыня опустились на ковер, иначе бы они не устояли от ужаса, который им говорила Параскева Ивановна.  Она им сказала все, что потом исполнилось, т.е. гибель России, Династии, разгром Церкви и море крови. Беседа продолжалась очень долго, Их Величества ужасались, Государыня была близка к обмороку, наконец она сказала: “Я вам не верю, это не может быть!”. Это ведь было за год до рождения Наследника и они очень хотели иметь Наследника и Параскева Ивановна достала с кровати кусок красной материи и говорит: “Это твоему сынишке на штанишки, и когда он родится, тогда поверишь тому, о чем я говорила вам”.  С этого момента Государь начал считать себя обреченным на эти крестные муки, и позже говорил не раз: “Нет такой жертвы, которую я бы не принес, чтобы спасти Россию”25.
Журнал Валаамского общества Америки “Русский паломник” сообщал (1990):“Княгиня Наталья Владиміровна Урусова, нам лично знакомая, была в переписке с Е. Ю. Концевич, которая нам оставила письма, равно как и Воспоминания покойной княгини. Вот что сообщается ею:  “Я знаю о пророчестве преп. Серафима о падении и восстановлении России; я лично это знаю. Когда в начале 1918 года горел Ярославль и я бежала с детьми в Сергиев Посад, то там познакомилась с графом Олсуфьевым, еще сравнительно молодым. Он для спасения каких-то документов, должных быть уничтоженными дьявольской силой большевизма, сумел устроиться при библиотеке Троице-Сергиевой Академии** Вскоре был расстрелян.***  Он принес мне однажды для прочтения письмо, со словами: “Это я храню, как зеницу ока”. Письмо, пожелтелое от времени, с сильно полинявшим чернилом, было написано собственноручно св. преподобным Серафимом Саровским – Мотовилову. В письме было предсказание о тех ужасах и бедствиях, которые постигнут Россию, и помню только, что было в нем сказано и о помиловании и спасении России. Года я не могу вспомнить, т. к. прошло 28 лет, и память мне может изменить, да и каюсь, что не прочла с должным вниманием, т. к. год указывался отдаленно, а спасения хотелось и избавления немедленно еще с самого начала революции: и думается, что это был 1947 г.: во всяком случае, в последних годах 20-го столетия. Простить себе не могу, что не списала копию с письма, но голова была так занята, и мозги так уставали в поисках насущных потребностей для детей, что этим только успокаиваю и оправдываю свою недальновидность… Письмо помню хорошо”26.
Блаженная Прасковья Ивановна († 1915) Дивеевская:“…со всеми серьезными вопросами Государь обращался к Прасковье Ивановне, посылал к ней Великих Князей. Евдокия Ивановна (келейница блаженной – Сост.) говорила, что не успевал один уехать, другой приезжал. После смерти келейницы Прасковьи Ивановны, матушки Серафимы, спрашивали все через Евдокию Ивановну. Она передавала, что Прасковья Ивановна сказала: – Государь, сойди с престола Сам!”27

Сноски в тексте: * Блаженный старец оставил письмо “четвертому Государю, который приедет в Саров” (первый – Николай I, второй – Александр II, третий – Александр III, четвертый – Николай  II. – См.: Андреев И.М. Учитель умиления и радости // “Православный путь”. Джорданвилль. 1953. С. 7. – Сост.  ** Речь идет о Комиссии по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой Лавры, работавшей в Сергиевом Посаде в 1918-1925 гг. – Сост.  *** Юрий Александрович Олсуфьев (1878-1939?) работал в Комиссии по благословению Святейшего Патриарха Тихона, окончив свой земной путь в Соловецком лагере. – Сост.  21 Дивеевские предания. М. 1992. С. 29. Под. А.Н.Стрижева.  22 Игумен Серафим. Православный Царь-Мученик. С. 9.  23 “Православная Русь”. 1967. № 10. С. 3-4.  24 Воспоминания товарища обер-прокурора Св. Синода князя Н.Д.Жевахова. Т. I. Мюнхен. 1923. С. 283.  25 Календарь Комитета русской православной молодежи заграницей на 1993 г. 25-е юбилейное издание. Нью-Йорк. 1992. С. 31.  26 “Русский паломник”. Чико (Калифорния). 1990. № 2. С. 96.  27 Дивеевские предания. С. 30.  “Россия перед вторым пришествием”, М. 1994.  Составитель С.В. Фомин.

Слышал ли кто из истории других христианских народов о той высоте, которую достиг русский старец Серафим?

Сама Преблагословенная Царица Неба и Земли 12 раз посетила преподобного. По указанию Пресвятой Богородицы, преподобный Серафим устроил Дивеевскую обитель – этот четвертый удел Матери Божией на нашей грешной земле. Много говорил преподобный о великих скорбях, которые должны будут постигнуть Россию: “Пройдет более чем полвека, тогда злодеи поднимут высоко свою голову. Будет это непременно, – сказал старец, – Господь, видя нераскаянную злобу сердец их, попустит их начинаниям на малое время, но болезнь, их обратится на главу их…  Земля Русская обагрится реками кровей, и много людей побиено будет за Великого Государя и целость Самодержавия Его; но не до конца прогневается Господь и не попустит разрушиться до конца земле Русской, потому что в ней одной… сохраняется еще Православие и остатки благочестия христианского”.
Преподобный Серафим Саровский тесно связан с историей Русского государства, но его деятельность в России будет и впереди: Говорил своим чадам великий старец Серафим о великой Дивеевской тайне следующее: “Мне,… убогому Серафиму, от Господа Бога положено жить гораздо, более ста лет… Но Господу Богу благоугодно взять меня, убогого Серафима, до времени от сея привременной жизни и посем воскресить… Открыв… сию великую и страшную тайну, великий старец поведал…, что по воскресении своем, он из Сарова перейдет в Дивеево и там откроет проповедь всемирного покаяния. На проповедь же ту, паче же на чудо воскресения, соберется народу великое множество со всех концев земли… аки колосьев в поле…”
“Мы имеем пророчество величайшего угодника Божьего св. Серафима Саровского о том, что Россию, ради чистоты православия, ею исповедуемого, Господь помилует от всех бед и она будет существовать до скончания века, как сильная и славная держава… Господь восстановит Россию, и Она вновь сделается великой и будет самым могущественным оплотом в мире для грядущей борьбы с самим антихристом и всеми его полчищами”. (Из книги “Русская идеология” архиепископа Серафима Соболева)  “Значит, придет время, когда власть богоборцев падет, Россия восстановится в прежнее Православное Царство, а преподобный Серафим Саровский, одному Господу Богу ведомыми путями, будет вестником этого исторического события и восстановителем нашей Родины”.

Автор статьи: Серафим Саровский

Share

По Божьему следу

ГРИГОРИЙ ПОМЕРАНЦ
Когда мусульмане говорят, что идут по Божьему следу, они имеют в виду написанное в Коране и в хадисах. Когда слова о Божьем следе встречаются в стихах, они не требуют никакого разъяснения. Это метафора, и за ней прямо видишь, как золотятся проблески солнца в листьях или золото осени. И передается смутное чувство просачивания неуловимой Высшей Силы сквозь законы природы, установленные разумом, сквозь разделительные линии между сосной и березой, между мной и лесом, между людьми, между человеком и Богом.
 
Белое озеро. Белые ночи.
Самосвеченье небес и воды.
Бог показать нам Свой образ не хочет,
Но засветились Господни следы.
Свет нескончаемый, вечер бескрайний,
Рост глубины, нарастанье высот.
Нам приоткрылась великая тайна:
Сердце по Божьему следу идет.
 
Можно это осознать как присутствие Святого Духа, веющего всюду и связывающего волшебным узлом все со всем.
Или как туманное Дао, не имеющее имени и объемлющее Дао, получавшее имя и сразу же членящееся на множество вещей.
Каждая культура находит здесь свои слова, но за словами легко ощутить дыхание Целого, которое чувствуешь в лесу или у моря или в горах и теряешь в метро. Прерывается перекличка царства Божия внутри нас с Царством Божиим вне нас; внутренняя глубина, если не отстаивать ее, мутнеет, действительность сжимается в плоскость. Не на что опереться. Трудно человеку оставаться самим собой без поддержки дерева, леса, горы, без поддержки другого, без поддержки искусства. Трудно оставаться собой в путанице дел.
 
Но Антоний Сурожский призывает искать след Божий и там, где его запросто не увидишь. Он говорито следе Божьем в современном мире, таком сложном, что его не охватишь наукой, не охватишь логикой, а непосредственно ты видишь только клочки без общей связи. Он говорит:
 
“Действия Христовы рождаются изнутри глубинного созерцания, и только из глубин созерцания может родиться деятельность христианина. Иначе это будет деятельность, основанная на принципах: нравственных, богословских или любых принципах, но сколь бы ни были они истинны, прекрасны, справедливы, они не соответствуют божественной динамике, внезапной динамике небывалого, непостижимого, в чем именно характерно действие Божье.
 Мы, христиане, призваны жить на бóльшей глубине (чем уровень принципов, идей, законов. C Г.П.), жить глубокой внутренней жизнью, но не в смысле обращенности на самих себя. Мы призваны уйти глубже этой обращенности, и самая эта глубина (в которой неуловимым становится рубеж между своим и Божьим. C Г.П.)позволит нам вглядеться долго, спокойно, пламенно-чисто в канву истории, канву жизни и благодаря такому созерцанию, глубокому вглядыванию различить в ней след Божий, нить Ариадны, золотую нить, красную нить, которая укажет, куда Бог ведет нас среди окружающей нас сложной целостности жизни.
И тут громадная разница между мудростью и человеческой опытностью. Опытность C результат прошлого, накопленный человеческий опыт, она обращена к пережитому, опыту более обширному, чем личный опыт, и делает выводы интеллектуально основательные, точные, глубокие. А мудрость поступает “безумно”. Мудрость состоит в том, чтобы погрузить свой взгляд в Бога (то есть в неизреченную тайну, а не в слова о ней. C Г.П.), погрузить свой взор в жизнь в поисках того, что я только что назвал следом Божьим, и действовать безумнонелогичнопротив всякого человеческого разума, как нас учит поступать Бог”(русский перевод Е.Л.Майданович, “Континент”, 1996, № 89).
 
Сразу же объясню C потом буду свое объяснение развивать, C что мудрость пережитого, отлившаяся в принципах, не отрицается, она только релятивируется, лишается первенства. Это утверждение и в то же время отрицание не поняла машинистка, когда я процитировал Антония в статье о Великом инквизиторе. Девушка закрыла кавычки на похвале опытности, на похвале принципам, а слова о безумии Божьего следа отнесла на мой счет. Хотя в Писании уже было сказано, что путь Христов C для иудеев соблазн, для эллинов безумие. Сказано было ап.Павлом. Но тот же Павел установил новые правила, такие же твердые, как в Ветхом завете. Только от революционного мига поворота от Ветхого к Новому осталось изречение: “Буква мертва, дух животворит”. Что сказано, то сказано. Впрочем, под буквой обычно мыслились отмененные принципы и законы, а не то, что установил сам Павел. Таким образом, Павел повернул стрелку C и поезд повернул с одной железной колеи на другую.
 
Христос этого не делал. Он просто сходил с рельс и не терпел при этом крушения. Он ступал по водам и не тонул. Он не отменил ни одной буквы Моисеева закона, а нарушал, когда находил нужным. Сын человеческий C господин субботы. Предлагать это первому встречному C соблазн. И право нарушать закон во имя любви было твердо закреплено за Христом. Примерно так право помилования не вручалось первому попавшемуся, только королю или президенту.
 
По колее Павла пошла вселенская церковь, но для иудео-христиан решение Павла было кощунством. И в дальнейшем, всякое решение церкви, применявшейся к обстоятельствам истории, вызывало раскол. Иконоборцы остались верны заповеди “не сотвори себе кумира”. И вероятно многие не признают правоты Антония. Он не указал никаких четких, ясно зримых вех Божьего пути. Только описал, в каком внутреннем состоянии открывается Божий путь. То есть описал свой собственный опыт, опыт внезапного понимания, C когда вязать, а когда разрешать.
 
Мне хочется подчеркнуть несколько отдельных мест в тексте митр. Антония. Во-первых, самое начало: “изнутри глубинного созерцания… только из глубин созерцания может родиться деятельность христианина”, подлинного христианина, так же как деятельность подлинного буддиста, хасида, суфия и т.п.Правда Божия, уходящая вглубь неизреченной тайны, не дается никаким знаком, никаким обрядом, никаким таинством, никаким интеллектуальным усилием. Дальше, пропускаю несколько строк: “Мы призваны жить на бóльшей глубине (чем уровень принципов, идей), жить глубокой внутренней жизнью… и сама эта глубина позволит нам вглядеться долго, спокойно, пламенно-чисто в канву истории, канву жизни и благодаря такому созерцанию, глубокому вглядыванию различить в ней нить Ариадны, золотую нить, красную нить, которая укажет, куда Бог ведет нас среди окружающей нас сложной целостности жизни…” Поэтому “мудрость поступает “безумно”. Мудрость состоит в том, чтобы погрузить свой взгляд в Бога (второй раз поясняю: в непостижимую, не влезающую в слова тайну Бога. C Г.П.), погрузить свой взор в жизнь в поисках того, что я только что назвал следом Божьим, и действовать безумно, нелогично, против всякого человеческого разума, как нас учит проступать Бог”. Эта похвала абсурду следует сразу после дифирамба человеческому опыту, который я только что пропустил и теперь вставляю: “Опытность C результат прошлого, накопленного человеческого опыта, она обращена к пережитому, опыту более обширному, чем личный опыт, и делает выводы интеллектуально основательные, точные, глубокие”. За этим сразу же, без перехода, следует похвала безумию. И вот здесь машинистка не выдержала и не допустила перехода, закрыла перед ним кавычки.
 
Похвала безумию, действительно, никак не вытекает из высокой оценки “интеллектуально основательных, точных, глубоких выводов”. Антоний не объясняет, почему они становятся относительными, не бесспорными и прямо ложными, не говорит, когда это происходит и когда надо переступать через принципы, нарушать законы. Когда принцип доведен до абсурда? Но как установить момент перехода истины в абсурд? Я думаю, что все принципы истинны только в клубке, ограниченные другими принципами, ограниченные, если можно так сказать, духом клубка, духом культуры, которая и есть клубок принципов, а не логическое развитие аксиомы, из которой выводятся теоремы и леммы. Культура ставит принципы на место. Сорвавшись со своего места, вырвавшись в абстрактный простор логики, принцип распухает, как раковая опухоль, и из блага становится злом.
 
Так появляется ленинское определение диктатуры, ничем не ограниченного насилия. Логически оно правильно построено. Однако историческая диктатура, римская, вовсе этим не была. Диктатура C чрезвычайные полномочия, дававшиеся сенатом на шесть месяцев с требованием отчета. Срок мог быть продлен C опять на шесть месяцев C или не продлен. Диктатура не давала права распустить сенат и объявить сенаторов врагами народа… Пример показывает, что историческое определение термина не допускает упрощение до уровня математического определения треугольника. Исторический принцип истинен в своей, если хотите, неточности, в своей не до конца выявленной связи с другими принципами культуры. Став математически точным, принцип тут же становится ложным. Всякий принцип, вырвавшийся из исторического клубка на логический простор, становится злом, становится силой, разрушающей культуру.
 
Но и культура в целом не обладает бесспорной истинностью. В ней есть пороки, невидные при взгляде со стороны. Христиане, осознав себя вне античности, увидели в ней столько пороков, что сами добродетели язычников посчитали скрытыми пороками. Но это опять победа логики над историей и лжи над истиной.
 
В дзэнском предании есть легенда о том, как Будда молча показывал ученикам цветок. В цветке была истина, но цветок не говорил. Цветок, увиденный созерцателем, сопротивляется слову, не дается слову. Тютчев не был буддистом, но он это понимал.
ГРИГОРИЙ ПОМЕРАНЦ2Мысль изреченная есть ложь.
Взрывая, возмутишь ключи.
Питайся ими и молчи.
 
Молчи  пока не родится поэтическое слово, основанное на чувстве ритма вселенной, а не на правилах логики и грамматики и на чем угодно, сорвавшемся с Божьего следа, потерявшем нить Ариадны. Но не думайте, что машинистка  дурочка. Она столкнулась с очень серьезным вопросом.
 
Все ответы давно готовы,
Но еще есть один вопрос.
Как узнаешь ты, если снова
Перед нами придет Христос?
Не появится знак небесный,
И опять, как тогда, опять,
Кто-то властный и всем известный
Нам прикажет его распять.
Сердце стукнет, как в окна ветер:
Самозванец ты или бог?
Кто поможет мне, кто ответит?
Почва выплыла из-под ног.
До чего же трудна свобода.
Никого в мировой тиши.
Неужели идти по водам
Внутрь, в бескрайность своей души?
 
Когда человек живет, не отрываясь от природы, путь природы и путь сердца сливаются в единое Дао.Только останови болтовню ума, держи глаза и уши открытыми, досматривай природу до духа, веющего в ней, и сразу замечай в себе утрату ритма в делах и размышлениях. А почувствовав утрату C восстанавливай потерянное. Молитвы, стихи, музыка, живопись C разные средства раздувать угли внутреннего костра, приглушенные пеплом, и в озарении находить Божий след. Но мы долгие часы, дни, а иногда недели и месяцы живем в техногенном мире, устроенном вопреки природе. “Путь наш не вьется, как тропки лесов и потоки, дивным меандром. Он краткость, прямая. Так лишь машина вершит взлет свой искусственнокрылый. Мы ж, как пловцы среди волн, тратим последние силы” (Рильке).
 
Нужно очень долго разжигать внутренний костер, чтобы пламя его сожгло мусор и открыло путь глубокому созерцанию, до мига, в который хаос человеческих дел будет схвачен волшебным узлом и станет единством, станет иерархией, в которой все на своем месте и нет сомнения, что выше и что ниже, когда вязать и когда разрешать. Если этого не понять и не исполнить, Антоний вам ничего не сказал. Нужен огонь, разгоревшийся в созерцании, пламенно-чистый огонь. Эти слова, о пламенной чистоте C сердцевина всего рассуждения. Они перекликаются со словами Цветаевой о белом огне, белом чистотой сгорания, пламенем без дыма, без копоти страстей. И еще одна перекличка: пламя без дыма C термин индийской мистики. На глубине все великие пути сходятся.
 
Божий след открывается пламенно-чистому созерцанию и на этом созерцании, на проблеске встречи (как Антоний назвал свое чувство присутствия Бога) он мысленно строил свою церковь. Я думаю, это незримая церковь, где каждый стоит перед лицом Бога, и не может сомневаться в том, что видит и слышит в глубине своего сердца. Незримая церковь никогда не займет место зримой, церковной организации грешников, более или менее сознающих свой грех, свою оторванность от Бога. Незримая церковь не имеет никаких рамок, никаких догм и опирается только на слова Христа: где двое или трое соберутся во имя Мое, там и Я с Вами. В пламенно чистом созерцании нет границ между людьми. Но машинистка по-своему права.Ей нужны рамки, нужны правила. Что для встретивших истина, для нее соблазн.
 
Я писал и говорил по телевидению (которое мои слова вырезало) и снова говорил по Интернету (polit.ru), что в споре между двумя реформаторами, Антонием Блумом и Сергеем Аверинцевым, оба правы. Правда Аверинцева C историческая. Нет у нас по Антонию на каждую епархию. Нет у нас очень своеобразной обстановки, в которой жила Сурожская епархия. Реформа церкви не должна стремиться к недостижимому. Но недостижимое исторически остается духовно достижимым, и кто может вместить, пусть вместит.
 
Между эсхатологическим меньшинством и историческим большинством возможен диалог. И местом примирения может стать поэзия, подобная псалмам Давида, стихам суфиев и Тагора. Ислам, при всем своем культе слова, записанного в Коране, ужился с суфизмом. Я не вижу непреодолимых препятствий для чего-то подобного и на русской почве.
 
Share