ПАМЯТКА Майкла Моргулиса

 

Зная, что жизнь моя  скоро закончится, хочу передать остающимся после меня несколько напоминаний, пожеланий, сказал бы даже, увещеваний. Это старое церковное слово, которое говорит об увещевателе, человеке уговаривающем других, убеждающим  людей в единственности Божьего пути и в необходимости Божьего примирения в жизни и в церкви.

Ну вот, первое. Когда закончится любовь в этом мире, то  в это же время закончится кислород для всего живого.  Поэтому ежедневно, ради имени Христа терпите друг друга, и если можете, чуть-чуть любите друг друга.
Второе. Помните. Любовь прорастает  на земле терпения.  Как в семейной, так и в политической  жизни, цветы любви могут вырасти только на земле терпения.  На другой земле они засыхают.
Третье. Помните, любви и денег не бывает слишком много, любви и денег всегда не хватает. Но есть одна тайна. Вам может не хватить денег, но всегда хватит любви, чтобы сделать счастливым другого человека.
Четвёртое. Когда вам хочется  оказать помощь человеку, не сомневайтесь в том, что это желание внушает вам Бог.
Пятое. Тот, кто готов встретиться с Господом, ничего не пожалеет для Господа, ибо он знает, что Богу его средства не нужны.
Шестое. Мы знаем, что человек приходит в этот мир с пустыми руками и уходит из него с пустыми руками.  Поэтому, перед уходом оставьте  людям, всё что сможете. Не ваши вещи, а ваш поступок будет напоминать людям о вас. Вы останетесь среди людей горящей свечой.
Седьмое. Бог нам даёт жизнь, а не костюм. Поэтому человек должен наполнять не карманы  костюма,  а наполнять душу свою духовным хлебом мудрости.
Восьмое. Есть люди, которые  могут рисовать Бога не кистью, а своей добротой.
Девятое. Когда-то я дал одной девушке совет: Если вы просите о чём-то Бога, не просите Его об этом в удобное для вас время, скажем, перед сном, или после еды. Это не этично по отношению творения к своему Творцу. Просите Его во время удобное Ему.  Вставайте ночью, поднимитесь на рассвете, станьте на колени –  перед Богом можно.  И Бог услышит и ответит. Он начал отвечать той девушке, которая стала так молиться и исполнил все её молитвы.
Десятое. Не заблуждайтесь. Не ждите, что все вас поймут. Бог делает людей чище, но не всегда умнее. Помните! С приходом Мессии многие больные стали здоровыми, но глупцы  глупцами остались.
Одиннадцатое. После прикосновения  к Иисусу,  вы уже никогда не станете бедными, потому что Он дарит вам  особо богатую душу и передаёт в вас часть Своей любви.
12. Не говорите, что наш Бог самый лучший. Говорите, что наш Бог есть любовь.
Прошу сейчас для всех вас Божьей мудрости.

 

Share

Художник тайны и любви из Флориды

Корни Александра Золотцева находятся в Беларуси.

Бывая в Сарасоте, флоридском городе-птице, я постоянно хожу смотреть картины Александра Золотцева, необыкновенного художника, с невероятной энергией в картинах, в любви к земле, природе, людям. Его работы, излучающие свет и жизнь в ее радостях и трагедиях, завораживают, наполняют особой светлой энергией, напоминают нам, что мы не просто люди, а творение Божье. Перед одной картиной я постоянно останавливаюсь, и мне хочется перед ней молиться, как перед иконой. Это картина, где влюбленный мужик играет на гармони и поет песни женщине, но лицо женщины чувствует предстоящую трагедию, ее глаза наполнены любовью и тоской. Картина рассказывает о горькой реальной истории, произошедшей у друзей художника. Счастливый гармонист, после ночи любви, пошел искупаться в реке, и не вернулся. Утонул. А женщина родила от него ребенка, и, говорят, все ждала возлюбленного, вот-вот придет, и допоет ей песни. Глаза женщины останавливают меня, и напоминают, мы все стоим на краю обрыва, радуйтесь, любите, но помните, где мы стоим.

Корни Александра Золотцева находятся в Беларуси. Многие американцы, завороженные его картинами с буйством красок, людьми с печальными глазами, видят в нем ожившего великого Марка Шагала, кстати, тоже родом из Беларуси. Александр Золотцев сейчас живет в трех странах: Америка, Германия, Беларусь. В Германии у него большая галерея, где множество прекрасных изображений человеческой боли и смеха. Ну, то есть, жизни! Нашей изломанной, жестокой, но удивительной и прекрасной жизни!

Окружающие вас картины создают яркий тропический сад любви и человеческих тайн. Тайны на лицах людей, в их руках, в их запечатленных движениях. В их часто искаженных страданиями лицах все равно присутствуют любовь и надежда. Даже в картинах, где изображены цветы, подсолнухи, цветущий миндаль, вы все равно чувствуете человеческое дыхание и несломленную душу. Его искусство кричит и шепчет: Люди становитесь счастливыми, ведь Бог и любовь на вашей стороне!

Картины передают безумную яркость мира, их цвета переливаются через рамы и создают настроение праздника и победы человеческой любви. Вот картина «Танго в Париже», мачо в танце склонился над прелестной девушкой, их губы почти соприкасаются, и каждый человек, смотрящий на картину испытывает горечь неизведанной любви и затаенную нежность. Или, вот «Матадор», где тонкое тело матадора рядом с разъяренным быком, и вы чувствуете, как сражаются на потеху публике красота человеческая и животная. И тогда коррида кажется не только увлекательным зрелищем, но и кровавым полем смерти. И везде на картинах глаза, удивительные глаза, много печальных, но и много смеющихся, лукавых, мудрых. Они смотрят на нас и рассказывают, о чем плачут и над чем смеются человеческие сердца.

Находясь в этом мире света, красоты и печали, я понимаю, что художник Александр Золотцев получил небесное озарение и виденье. Вначале он видит картины, они ему снятся, а потом он их изображает. Он смотрит на землю и видит величие и нежность Природы, он смотрит в небо, видит Творца и кистью пишет слово: «Аллилуйя!»

Недаром у картин Александра я вспомнил строчку лауреата Нобелевской премии Бориса Пастернака: «Не спи, не спи художник, не предавайся сну, ты вечности заложник, у времени в плену»!

Вот что написала жена художника – Марина: «Всю свою сознательную жизнь, Александр учился, трудился и боролся за существование своего искусства, которое часто отвергалось и попиралось органами власти разных стран. Имя Александр, означает защитник и, воистину, оправдывая это, он никогда не проходил мимо примитивности, поверхностности и зависти, всегда отстаивая свое место в настоящем искусстве. С годами рождены тысячи картин, которые разошлись по всему миру».

Михаил Моргулис,

Флорида

Контактнaя информация: Alexander Solotzew,

www.solotzew.com,

art.solotzew@gmail.com,

(941) 780-2897

Link

 

Share

Религия в США: расклад сил

В отличие от многих других стран мира, государственные агентства не изучают религиозные предпочтения жителей США, поэтому данные о численности адептов той или иной веры собираются лишь в результате опросов. Эти данные весьма различаются, однако показывают более-менее определенную картину.

К примеру, доля христиан в населении США колеблется от 78% (последние доступные данные American Religious Identification Survey) до 84% (данные The Pew Forum on Religion & Public Life). Также различаются и оценки численности иных конфессий. Около 11%-13% американцев относят себя к “секуляристам”, то есть, они верят в Бога, однако не принадлежат к определенной конфессии. Статистика учитывает и атеистов, которых среди американцев около 0.5%. Точное количество религиозных культов, которые исповедуют американцы, также неизвестно. Эксперты обычно говорят о, примерно, 3 тыс. религиозных номинаций. Считается, что в США насчитывается более 250 тыс. храмов и молелен – точное их количество также неизвестно.

По подсчетам Центра Исследований Глобального Христианства\Center for the Study of Global Christianity Cordon-Conwell Theological Seminary, в мире насчитывается более 9 тыс. деноминаций христианства – 635 из них действуют в США.

Население США ныне превышает 300 млн. человек. По данным Ежегодника Американских и Канадских Церквей\Yearbook of American & Canadian Churches, в 2004 году (последние доступные данные) самым большим количеством прихожан обладали следующие пять христианских деноминаций: Католическая церковь – более 65 млн. человек, Конвенция Южных Баптистов – более 17 млн. (Необходимое примечание: В 1830-1850-е годы раскол пережили общины методистов, пресвитерианцев и баптистов. В 1837 году пресвитерианцы распались на “Новую Школу” и “Старую Школу”. В 1844 году Методистская церковь (в ту пору крупнейшая религиозная организация США) разделилась на Южную и Северную, а баптисты – на Южных и Северных. Главной причиной раскола было отношение к институту рабства: “Новые” и “Северные” номинации объединили сторонников отмены рабовладения, “Старые” и “Южные” – противников. После Гражданской войны (1860-е годы) данный спор утратил свое значение. Однако процесс воссоединения шел долго: методисты вновь соединились в 1939 году, пресвитерианцы – в 1983, а южные и северные баптисты доселе продолжают действовать независимо друг от друга.), Объединенная Методистская Церковь – около 9 млн., Церковь Господа Нашего Христа – 5.6 млн. и Церковь Святых Последних Дней (мормоны) – 5.5 млн. Мормоны ныне являются самой быстрорастущей религиозной деноминацией в США, ежегодно их количество увеличивается примерно на 100 тыс. Различные православные церкви в США в общей сложности насчитывают около 4 млн. прихожан.

Протестантские церкви часто делятся на церкви “основного направления” и “евангелические”. К евангелическим церквям относятся те, чьи культы предполагают ведение активной миссионерской политики – как в США, так и за рубежом, они менее иерархичны и более склонны к буквальному толкованию Священного писания и установлению “личных” отношений с Богом. Церкви “основного направления” более традиционны, в меньшей степени направлены на привлечение новых последователей, могут иметь более “определенную” структуру религиозных лидеров, и, в целом, доля их последователей в общем числе протестантов США уменьшается.

Диана Diana Eck, автор книги “Новая Религиозная Америка”\A New Religious America, считает, что процессы, произошедшие в США на протяжении последнего столетия, не имели аналогов в мировой истории. Ни одна страна мира на протяжении нескольких десятилетий не превращалась из преимущественно христианского государства в страну, где представлены практически все религиозные культы, существующие в мире. Количественные изменения в численности тех или иных религиозных общин происходят не столько благодаря миссионерской деятельности, сколько в результате массовой эмиграции (данные Хелен Эбо\Helen Rose Ebaugh и Джанет Зальцман\Janet Saltzman опубликованы в книге “Религия и Новые Иммигранты”\Religion and The New Immigrants). К примеру, в последнее десятилетие на волне массовой эмиграции из Индии почти на 240% выросло число американских индуистов, хотя случаи обращения в индуизм американцев являются единичными. Аналогичное “пополнение” получали американские буддисты, бахаисты, сикхи и мусульмане.

По мнению религиоведа Уильяма Питерса\William Peters, религия в США движется в сторону еще большей дифференциации. Кроме роста адептов экзотических для США – восточных или азиатских религий – отмечается все большее разнообразие внутри уже сформировавшихся конфессий. Питерс пишет, что южные баптисты переживают, по-видимому, процесс разделения на две отдельные конфессии. Американские иудеи разделены на 4-5 различных традиций или конфессий. Поэтому становится все менее вероятным, что какая-то одна конфессия начнет доминировать в США.

Ныне шестеро из каждых десяти (57%) американцев считают религию важной частью своей повседневной жизни. 26% утверждают, что религия важна, но не очень, а для 16% она не имеет особого значения (данные службы Gallup). Многолетние опросы показывают, что уровень религиозности американского общества сохраняется на этом уровне примерно с середины 1960-х годов. До этого религия играла в жизни жителей США заметно большую роль.

Степень религиозности американца зависит от многих факторов. Пожилые люди более религиозны, чем молодые, женщины превосходят по этому показателю мужчин, а люди с низким уровнем образования – высокообразованных. Степень религиозности уменьшается по мере роста материального благосостояния. Самое религиозное меньшинство США – чернокожие. 85% из них считают веру важной составной частью их ежедневной жизни. Азиаты находятся на противоположном полюсе – лишь 44% выходцев из Азии признают себя религиозными.

Washington ProFile

Share

ДЖО МАККЕЙН O ЕВРЕЯХ И ИЗРАИЛE


Сейчас в СМИ много беспокойства: “Сможет ли Израиль   выжить?”  Не волнуйтесь. Палестинцы, арабы и, возможно,  большинство американцев не понимают, что евреи уже  больше никогда не пойдут покорно на убой. НИКОГДА.
И если мир не хочет понять, что в случае нападения на  Израиль УМРУТ МИЛЛИОНЫ АРАБОВ, — это его дело. В  мире евреи всегда были наиболее гонимыми. Их  обвиняли, били, гнали и убивали. Не только во время Второй  мировой войны, во время Холокоста, но и в течение тысяч предшествующих лет. 

Евреи действительно были “Избранными Людьми” в ужасном и трагическом смысле этих слов. Библейская история порабощения евреев Египтом – это история, наполненная не только теологической легендой, но и героическими эпопеями еврейских восстаний и еврейской борьбы с завоевателями. В начале нашей эры римляне (которые в течение долгого времени не только “терпели” евреев, но даже, восхищались ими, ставя их “выше” других вассалов) устали от их постоянных требований независимости и выбрали раннее “решение еврейского вопроса”: Иерусалим был разрушен и сравнен с землёй, еврейское сопротивление подавлялось римской военной машиной (см. “Masada”). Тогда-то и началась диаспора – РАССЕИВАНИЕ ЕВРЕЕВ по всему миру. Их историческая родина была завоевана агрессором и разрушена, их культура растоптана. Они были вынуждены искать места и страны, где могли бы жить в безопасности. Но безопасность на новых местах была ненадежна и хрупка. Поселявшиеся в других странах евреи и там подвергались притеснениям и гонениям. Слова “погром”, “гетто”, “антисемитизм” быстро входили в обиход многих языков.

      В Европе терпимость и иногда даже теплота к беженцам-евреям все чаще сменялась недоброжелательностью. Евреям не прощали их интеллект, их способность к наукам, врачеванию и торговле. Нет страны в Европе или Западной Азии, где толпа в какой-то момент не бросилась бы грабить и убивать детей Моисея. А правители стран не только нанимали на службу лучшие еврейские умы, но и пытались манипулировать еврейским населением, которое в каждой стране неизменно и быстро становилось заметной культурной и экономической силой. Уинстон Черчилль считал одним из самых великих английских королей Эдварда I:  годы его правления, в конце 1200-х, британской короне подчинились Уэльс и Корнуолл, Шотландия и Ирландия. Эдвард I был первым европейским монархом, который построил эффективную администрацию, ввел новые законы и построил политическую систему страны . И не забыл он о евреях. Точнее – Эдвард не забыл… о еврейских деньгах.
По законам тогдашней Британии евреи не могли владеть землей, не могли занимать общественных должностей, не могли заниматься большинством отраслей и профессий. И евреи поняли, что только накопление денег может дать им хоть какую-то уверенность в завтрашнем дне, поняли, что чулок с золотом и серебром отобрать намного труднее, чем землю или должность. Евреи стали копить деньги. Эдвард взял у еврейских общин ссуду – одолжить ему деньги согласились только они. Именно на эти еврейские деньги Король Англии смог профинансировать свои имперские интересы в Европе. Но возвращать долги королю не хотелось и Эдвард нашел выход – он просто выслал евреев из страны. Через некоторое время Эдвард пригласил евреев назад, пообещав им всевозможные блага и защиту. Евреи поверили и вернулись. Эдвард одолжил у них еще больше денег и… выгнал их снова. Большинство людей не знает, что эпоха Ренессанса пришла в Испанию раньше, чем во многие другие страны. В поздне-средневековый период в Испанию ехали все – арабы, евреи, европейцы. Университет Саламанки был одним из больших центров науки в мире – ученые всех стран считали за честь делиться с коллегами своими знаниями и идеями именно в космополитичной Саламанке. Но в 1492 году Фердинанд и Изабелла, убежденные в непогрешимости религиозного фундаментализма ввели “Закон Очистки”.

Все евреи, арабы и другие нехристиане были высланы из страны или сгорели на кострах инквизиции. Уцелевшие от “очистки” евреи стали называться сефардами – в отличие от беженцев из Восточной Европы, которые назывались ашкенази.
Прибытие евреев в Соединенные  Штаты открыло новую эру в судьбе этого народа. Большинство американцев, приехавших из антисемитской Европы, презирали евреев, но евреев защищали
конституция и законы США.

      И евреи, обеими руками ухватившиеся за свое спасение – свободу, равенство и братство по-американски, за американскую мечту, с новой силой показали, на что они способны.Еврейские идеи, знания и энтузиазм были инвестированы в новые предприятия, в розничную торговлю, в индустрию развлечений. Евреи дали Америке прекрасных ученых и предпринимателей, писателей и композиторов, врачей и адвокатов. В том, что Соединенные Штаты стали самой сильной и процветающей державой есть и еврейская заслуга, в жилах этой великой страны течет и еврейская кровь. Как контрастирует все это с Холокостом – методичным уничтожением миллионов! Евреев убивали во все времена, но только нацисты поставили эти убийства на конвейер. Приблизительно 15 лет назад я стоял в центре Дахау, пытаясь постичь, как мог случиться Холокост. Чудовищность того, что произошло там, понимание, что все это происходило неподалеку от улиц, где жили обычные трудолюбивые немцы среднего и рабочего класса, щемили сердце. Как могли люди оставаться безразличными к страданиям и гибели других людей, слышать их крики, знать про их боль и молчать?  Воспринимать факт такого террора без дрожи? Я больше не задаюсь этим вопросом. Как мы все знаем, ЛЮБАЯ секта человеческого рода способна уничтожать членов другой секты. Член Waffen SS, сербский снайпер, турецкий полицейский в Армении 1920-х годов, Klansman в Миссиссипи… Да, даже история Соединенных Штатах — не розовая аллея. Даже в университетах и аспирантурах США в прошлом были ограничения на прием евреев. Но теперь у евреев снова есть их настоящая историческая родина. Место,  которое принадлежало им когда-то и принадлежит им сейчас. И в этом суть. Теперь уже не имеет значения, сколько времени и кто будет пытаться уничтожить Израиль – в случае вооруженного конфликта евреи будут драться за свою страну, за свой народ, за своих детей, они будут бороться, как борется львица, чтобы спасти своих детёнышей Они будут бороться со свирепостью и умением, которое изумит нас, изумит мир. Многие умрут. Я думаю, что умрут главным образом те, кто нападет на евреев. Если бы в начале этой битвы были объявлены жуткие исторические пари, то я поставил бы на израильтян, будучи уверен, что они будут стоять до конца и победят. Ирония истории: в то время как мы посылаем наших парней в далекие страны, чтобы наказать тех, кто принес нам ужасы 11-го сентября в Нью Йорке, наше правительство пытается удержать израильтян от возмездия убийцам.

     Мы носим траур и помним 11-ое сентября, но мы не замечаем, что в Израиле свое 11-ое сентября случается почти каждый день. Однако замечаем мы это или нет – не имеет значения. Как не имеет никакого значения, с кем вы – с израильтянами или с теми, кто считает, что Израиль – нарушитель покоя на Ближнем Востоке. Не имеет значения, потому что как только на горизонте замаячит новый Холокост, Израиль – с согласия и при содействии Соединенных Штатов и Европы или без этого согласия и содействия – без промедления и нерешительности уничтожит тех, кто попытается уничтожить его. Евреи больше не будут покорно идти на убой.

Джо Маккейн

 

Share

МОСТ ДЛЯ ПОЛИ

МОСТ ДЛЯ ПОЛИ В жене Сергею нравилось решительно все. И то, что она худая и почти нет груди. И то, что она совсем,…

Posted by Борис Мирза. Рассказы on Sunday, September 13, 2015

В жене Сергею нравилось решительно все. И то, что она худая и почти нет груди. И то, что она совсем, казалось, бескровная и бледная. И личико остренькое и скуластое. И длинноватый тонкий носик. И глаза такие зеленые и бездонные. И русые прямые волосы, всегда собранные в пучок. И то, что ее зовут необычным для деревни именем Поля. И несмотря на то, что с тех пор, как он привез ее из райцентра в свою деревенскую избу, прошло почти двадцать лет, он все еще с ума сходил в ожидании ночи с ней, когда она с утра, каким-то ведомым только ей способом, давала понять, что сегодня ночью ей хотелось бы близости.

Весь день он ходил радостный: и работал на своем тракторе радостно, и подмигивал всем подряд, и даже пытался шутить с односельчанами, что делать у него выходило плохо, неуклюже, и он это знал. Но все равно не удерживался и шутил.
С годами близость между супругами стала случаться реже, но совершенно не утратила привлекательности. Сергей млел при одной мысли, что он скоро поцелует жену в шею, а она громко выдохнет, и это будет означать, что вот, да, она любит и хочет его. Как всегда.
В деревне их браком реже восхищались, а чаще завидовали. Особенно женщины. Сергей не пил и много работал.
Хозяйка, в деревенском понимании этого слова, Поля была плохая. Ни скотины, ни огорода не держала. А только выращивала астры в палисаднике, да и все. Но Сергею было все равно. Все, что он любил, Поля готовила из продуктов, привезенных автолавкой. И готовила вкусно.
Она любила его и искренне гордилась сильным, трезвым и всегда влюбленным в нее мужем. Требуя от него только одного: чтобы он называл кетчуп — кетчупом, а не «кепчуком», как привык, и не смел называть табуретку «тубареткой».
Она была совсем слабенькой. Вместе с тем, местные врачи не находили у нее никаких болезней.
Поля любила ходить по ягоды. И однажды с полуупреком сказала Сергею: «Вот жаль, что у нас мостика нет. Трудно в поле ходить через речку-то». Сказала и забыла, пошла с ведром по ягоды.
А Сергей не забыл. Он скорее удивился. Ну, что такого трудного? Поколения и поколения деревенских женщин ходили вброд. А ей, видишь ты, трудно. Он покачал головой и задумался, глядя ей вслед, и, сам того не сознавая, привычно восторгаясь, как грациозно она несет ведро, держа его чуть на отлете…
Пока она ходила по ягоды, он съездил в совхоз и выпросил у директора досок. Немного — директор быстро уступил. Два бревна Сергей выпилил из брошенной покосившейся избы на краю деревни. И из этого всего сколотил для Поли мост.
И когда она возвращалась с ведерком малины, то увидела мост и сидящего рядом с ним Сергея и поставила ведро у речки, а сама медленно, словно модель на подиуме, прошлась по мосту. И на середине вдруг бросила на Сергея быстрый взгляд и подмигнула. Сергей сглотнул. Она выглядела так величаво-победно! Будто королева, которая благосклонно взирает на своего влюбленного пажа. И когда она подмигнула, то Сергей подумал, что, вероятно, у них опять будет замечательная ночь…
Но вечером случилось несчастье. Поля перебирала ягоды и вдруг упала в обморок. Упала тяжело, с таким грохотом, какой невозможно было предположить от падения худенькой женщины. Сергей почему-то сразу понял, что это не шутка, не женский обморочек, что случилась какая-то ужасная беда.

Он вызвал скорую из райцентра, а потом осмотрел Полю. Она дышала. Ровно и спокойно. Только глаза закатились, и видны были одни белки. Он поднял ее на руки и понес в баню. Там он снял с нее мокрый халат и стал обтирать теплой водой и полотенцем. Поля пришла в себя. «Что ты делаешь? — спросила она. — Что со мной?». И, увидев халат, заплакала: «Как стыдно! Ой, как стыдно!  «Что ты, елки-палки! — Сергей не знал, что сказать и тоже заплакал. — Сейчас доктор приедет».Он вытер ее и отнес домой. И она, такая хрупкая, лежала, прижавшись к нему всем телом и головой. И только ноги свисали безвольно с его руки.Ну, может, надо будет немного и полечиться, — сказал доктор из районной поликлиники и сделал уколЛечение заняло не больше года. После чего Поля умерла в больнице от рака крови.

Это был ужасный год. Обмороки стали частыми. Сопровождались они временной потерей памяти и многими другими неприятными последствиями, так что смерть стала облегчением для нее. А для него…
Поминки всей деревней кончились песнями и дракой. В которой Сергей не участвовал. Повинуясь какому-то трудно осознаваемому чувству, он пошел туда, где видел свою жену в последний раз здоровой. К мосту.
За тот год, пока Поля болела, он ни разу не был здесь. И вот теперь он увидел, что мост сожгли. Сделал это кто-то из тех, кто сейчас сидел на поминках. Обугленные остатки досок торчали, как гнилые зубы, черные бревна были сдвинуты и с одного берега упали в воду.
Вся боль, которая год копилась у него внутри, вдруг сосредоточилась здесь, и ее единым выражением был разрушенный и сожженный мост. Он быстро зашагал обратно к дому. Виновник сидел там. Оставалось узнать кто и…
Что будет делать и как узнавать, он не знал. Любой, любой мог сжечь, вся эта серая толпа за длинным столом.
Сергей распахнул дверь, и разговор сразу, в одно мгновение, умолк. Люди почувствовали: что-то неладное творится со вдовцом.
— Кто сжег Полин мост? — спросил он. И, когда ему не ответили, добавил, — Всех убью.
Сказал так просто, что каждый сидящий за столом понял — да, убьет.
Томительную тишину прервала бабуля по кличке Командир, бывшая бригадирша в совхозе:
— Вставайте, пакостники, кто сжег!
Сергей молча посмотрел на сидящих за столом. Пакостники боялись подняться. И каждый, почти каждый мог сделать это. Люди сидели серой массой, боясь поднять глаза от тарелок. И тогда Сергей вдруг почувствовал, что устал. Что Поле не нужен его мост. Что она не пойдет больше за ягодой. Что она умерла.
Он сел на лавку и, закрыв лицо руками, заплакал. Заплакал, как мальчишка, постанывая и всхлипывая. Громко. Навзрыд.
На следующий день он приехал на тракторе на склад, и ему без разговоров выдали еще досок. Бревна он выпилил там же, где и раньше. И когда он вез их по деревне, то люди кивали и здоровались с ним, как обычно. И он, как обычно, отвечал им.
К вечеру он сколотил новый мост. Вся деревня слышала, как он пилит бревна бензопилой, как шлифует доски и забивает гвозди.
Придя домой, он лег спать, и ему снилась Поля, идущая через мост, и он все хотел позвать ее, да не мог…
Сергей проспал почти сутки и, проснувшись, сразу пошел к мосту, сам не зная зачем. И когда он пришел туда, то, наверное, первый раз за год улыбнулся.
Кто-то, пока Сергей спал, приделал к мосту перила.

 

 

 

 

Share

НАБОКОВ: ПРАВДА ОБ АВТОРЕ “ЛОЛИТЫ”

 

Share

Судьба пророков: чем они ближе к истине, тем меньше к ним доверия

Предсказания Исаака Ньютона

      О мистических рукописях и отнюдь не научном мировоззрении гения, рожденного 4 января 1643 года

В то самое время, когда пишутся эти строки, в Национальной библиотеке при Еврейском университете Иерусалима продолжается изучение рукописного наследия Исаака Ньютона – того самого Ньютона, который заложил основы современной физики и математики и по праву входит в первую десятку величайших гениев человечества. Рукописи эти, разумеется, давно инвентаризованы и даже оцифрованы, но значительная их часть все еще остается не только не изученной, но и даже внимательно не прочитанной, а потому мы можем только догадываться о тех тайнах и откровениях, которые они скрывают.

Сама история этих манускриптов и их попадания в Национальную библиотеку Израиля достаточно интересна и заслуживает того, чтобы быть рассказанной – хотя бы и вкратце.

Великий ученый, как известно, не имел жены и детей, и после его смерти в 1727 году весь его архив был передан племянникам и сложен у них дома. На протяжении многих десятилетий наследники Ньютона пытались продать этот архив, искренне полагая, что он должен стоить сотни и сотни тысяч фунтов стерлингов – подобно архивам Фарадея, Максвелла и прочих великих. Несколько раз, чтобы взвесить возможность такой покупки, к ним наведывались сотрудники Библиотеки Кембриджа, Британского национального музея и других, не менее уважаемых учреждений, но после беглого знакомства с рукописями, отшатывались от них, как от чумы, и разговор о покупке заканчивался.

Наконец, в 1936 году архив Ньютона был выставлен на аукцион. Здесь часть рукописей, связанных с алхимическими изысканиями Исаака Ньютона, приобрел лорд Джон Мейнард Кейнс. Позже, на основе их изучения, он опубликовал скандальную статью “Другой Ньютон”, в которой утверждал, что великий физик считал себя, прежде всего, мистиком и теологом, и при этом верил… в Бога не столько в христианском, сколько в еврейском смысле этого слова.

После этого стало немного понятно, что так пугало историков науки, просматривавших архив сэра Исаака Ньютона – его рукописное наследие никак не вязалось с тем образом материалиста, сторонника “чистой науки”, приверженца проверки теории практикой, который был создан его биографами.

Между тем, на том же аукционе другая – большая – часть рукописного наследия Исаака Ньютона была куплена неким Авраамом Шаломом Иегудой. Уроженец Иерусалима, он был страстным антисионистом, из-за чего перебрался из подмандатной Палестины в Штаты, где занимался исследованием Библии и, в первую очередь, книги “Невиим” (“Пророки”). Иегуда был знаком с книгой Ньютона “Хронология древних царств”, и потому надеялся найти в работах гения новые идеи для своих исследований.

Иегуда показал свое новое приобретение своему другу Альберту Эйнштейну, и вместе они решили, что подобное сокровище должно храниться не дома, а в публичном месте – и предложили его в дар сначала Гарвардскому, а затем Йельском университету. Но оба этих храма науки категорически отказались эти рукописи даже из рук такого авторитета, как Эйнштейн.

В 1951 году врачи сообщили Аврааму Шалому Иегуде, что он смертельно болен. К этому времени он кардинальным образом поменял свои взгляды, стал убежденным сионистом и потому решил передать архив Исаака Ньютона в дар Национальной библиотеке в Иерусалиме. Библиотека его с благодарностью приняла, но после смерти Иегуды его наследники начали долгий судебный процесс – в результате рукописи прибыли в Иерусалим лишь в конце 1960-х годов. Настоящее их изучение началось только в 1980-х годах, и с того времени по их следам было опубликовано несколько монографий, посвященных мировоззрению великого физика. И все же, повторим, они все еще скрывают свои главные тайны. Но даже то, что нам уже открыто, не может не вызывать, по меньшей мере, изумления. Но прежде, чем самым поверхностным образом рассказать о содержании этих рукописей, стоит хотя бы пунктиром напомнить основные вехи биографии Исаака Ньютона.

Биография эта, в общем-то, давно и досконально изучена. Будущий гений родился в ночь на рождество 1642 года, и был настолько слаб, что сразу после родов мать бросила умирать дитя на чердаке – чтобы не видеть его агонии. Но младенец так орал на весь дом, что молодая женщина вернулась за ним, поняв, что у него есть шанс выжить. Затем, выйдя второй раз замуж, она спровадила сына к родственникам, вновь овдовев, вернула его в дом, пыталась заставить в 15 лет заняться семейной фермой, но юный Исаак был непреклонен – он хотел учиться, а не копаться в навозе. В 19 лет он поступает в Колледж Святой Троицы Кембридж, чтобы учиться на бакалавра теологии, и с этого времени на протяжении 35 лет его жизнь будет неразрывно связана с этим университетом.

Ньютон никогда не был одержим жаждой славы, но при этом им, несомненно, двигала неукротимая, сопоставимая разве что с сексуальной, страсть к познанию мира.

Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что значительную часть своих выдающихся открытий в физике и математике Ньютон, очевидно, сделал еще до 25 лет, но поделился ими только со своим учителем и другом Генри Барроу и попросил держать информацию в тайне; час их публикации настанет только спустя десятилетия.

А вот следующая история, имеющая прямое отношение к нашему разговору, свидетельствует о безукоризненной внутренней честности и порядочности Исаака Ньютона, а также о том, что уже в молодости он пришел к неким мировоззренческим прозрениям, от которых был не готов отказаться ни за какую цену.

В 1669 году он, наконец, получает место профессора математики в Колледже Святой Троицы. Это место сулит стабильный доход и возможность спокойно заниматься наукой. Остается только одна мелочь: все преподаватели колледжа должны принести клятву, что они верят в святую троицу и ее единство, то есть в главную доктрину христианской церкви. Но дать такую клятву молодой кандидат в профессоры категорически отказывается. Нет никакой троицы, пытается объяснить он, все это – домыслы, на самом деле Бог един, один и всеобъемлющ.

Многие историки пытались приписать в связи с этим его демаршем приверженность Ньютона к различным еретическим течениям в христианстве, но, как нетрудно заметить, ближе всего эта его позиция именно к иудаизму, а не к какой-нибудь другой религии или ее ответвлению. И это свое мнение Ньютон высказал публично, в колледже, носящей имя Святой Троицы!

Из-за своей принципиальности и неготовности идти на сделки с совестью Ньютон вполне мог распрощаться с местом профессора, но профессор Барроу и другие члены академического братства смогли уговорить короля Чарльза подписать указ, отменяющий пункт об обязательности клятвы на верность святой троице.

В 1686 году выходит самый знаменитый труд Ньютона – “Математические принципы натуральной философии” (что упоминаемый просто как “Принципы”), включающий в себя наиболее выдающиеся его открытия в области механики, астрономии, строения Земли, акустики, оптики и т.д. Есть в этой книге и те самые памятные нам всем со школы и вносящие вроде бы такую ясность в строение мироздания “законы Ньютона”, о которых С.Я. Маршак остроумно заметил в первой части своей знаменитой эпиграммы:

Был этот мир глубокой тьмой окутан.
Да будет свет! И вот явился Ньютон…
Но сатана не долго ждал реванша:
Пришел Эйнштейн – и стало все, как раньше…

Но и тогда, и уж тем более сегодня мало кто обращал внимания на то, что за рядами математических формул и точными формулировками фундаментальных законов материального мира кроются и глубочайшие эзотерические идеи. Физика для Ньютона – не более, чем один из инструментов познания Творца и его фундаментальных законов. Строку 19-ого псалма Давида “Небеса рассказывают о славе Бога, о делах Его рук повествует небосвод” он трактует однозначно: сама гармоничность устройства нашего мира, единство и взаимосвязанность действующих в нем законов свидетельствуют о его сотворенности и существовании Бога…

Это – мысль, к которой два века спустя долго и мучительно (в силу своего атеистического воспитания) будет приходить Альберт Эйнштейн, но для Ньютона она была естественной и однозначной. Больше того: Ньютон был уверен, что не открывал ничего нового, а просто коснулся лишь самой вершины огромного айсберга глубочайших знаний, которыми некогда обладали древние и которые зашифрованы в священных еврейских книгах. И движимый все той же жаждой познания Ньютон начинает глубоко изучать иврит, чтобы прочесть в оригинале ТАНАХ, а затем и погрузиться в тайны Каббалы – еврейского мистического учения.

Из уже упоминавшейся здесь книги “Хронология древних царств” и изученных рукописей Ньютона выстраивается более-менее цельная, хотя все еще полная белых пятен картина его мировоззрения.

Бог, повторял он за Рамбамом, один, и нет подобия его Единственности. Он – Творец мира, Создатель законов природы и человеческого общества, и Он же, присутствуя всюду, незримо направляет всю человеческую историю. Он поведал сокровенные знания об устройстве мироздания первому человеку Адаму, а затем они передавались избранным людям из поколения в поколение и дошли до выжившего в потопе Ноаха (Ноя), а затем были переданы праотцу еврейского народа Аврааму. Увидев, что другие народы искажают переданное им учение, Всевышний избрал в качестве хранителя и передатчика этих знаний еврейский народ, и этим, с точки зрения Ньютона, определяется роль евреев в мировой истории. Но в своем открытом виде эти тайны во все времена были доступны немногим. Кроме Ноаха, они были открыты разве что пророку Моисею, а затем тщательно зашифрованы в устройстве переносной Скинии Завета, которую воздвиг Моисей в пустыне, а также в построенном Соломоном Иерусалимском Храме.

“Само устройство Первого Храма истинной веры, открытой человечеству, призвано указать – через саму символику Храма – путь к пониманию рамок существования этого мира… Неудивительно, что жрецы Храма возвышались над остальным народом своими знаниями о законах мироздания и внесли их в свои теологические сочинения”, – говорится в одной из рукописей, хранящихся в Иерусалиме.

Иерусалимский Храм был, по Ньютону, моделью нашей Солнечной системы; огонь на жертвеннике символизировал Солнце; расположение каждой из его частей пропорционально точно соответствовало расположению планет в нашей системе, каждый ритуал, совершаемый священниками-коэнами и левитами, порядок жертвоприношений и т.д. были исполнен глубочайшего тайного смысла…

Еще одним источником тайных знаний Ньютон считал Тору. Он не принимал мысль иудаизма о том, что Тора предшествовала сотворению мира и была от слова до слова передана Моисею Богом, но признавал, что в ней должны быть закодированы величайшие тайны, и, возможно, она скрывает в себе еще один текст или даже тексты – если попытаться прочесть ее каким-то другим образом. Пройдет больше двух столетий, понадобится изобретение компьютеров прежде, чем израильский математик Элиягу Рипс создаст специальную программу и откроет, что при чтении через различное количество букв в Торе открываются новые пласты текста – и таким образом подтвердит гениальную догадку Ньютона.

Следующим источником “истинного знания” о мире, о прошлом и будущем человечества были, по Ньютону, другие книги ТАНАХа, в первую очередь, откровения, явленные еврейским пророкам, которые тоже следовало расшифровать. Историчность и несомненная истинность всех книг ТАНАХа не вызывала у него никаких сомнений.

Словом, Исаак Ньютон и в самом деле настолько близко подошел к базовым истинам и доктринам иудаизма, что, казалось, ему только и оставалось, что пройти гиюр.

Но, разумеется, он этого не сделал и до конца жизни считал себя истинным христианином, хотя понимание христианства у него было весьма своеобразным. Он отрицал доктрину о Святой Троицы и в сочинении “Историческое прослеживание двух заметных искажений Священного Писания” пытался доказать, что сама эта доктрина родилась вследствие ошибки в понимании и переводе первоначального текста. Не верил он и в Божественное происхождение Иисуса, но в то же время признавал его “божественную миссию”. По его версии, основоположник христианства и его ученики были просто группой евреев, бывших носителями того самого “тайного знания”, о котором шла речь выше, и решивших следовать Божественным установкам так, как они их понимали, то есть он ставил Иисуса на уровень пророка, почти соизмеримого с Моисеем (что, разумеется, уже крайне далеко от иудаизма).

Верил Ньютон также и в то, что с помощью духовных инструментов можно влиять на материальный мир. Именно этим объяснялся его интерес к алхимии – он считал, что процесс превращения неблагородных металлов в благородные возможен, но с помощью не материальных, а неких духовных механизмов.

О том, какими методами пользовался сэр Исаак Ньютон для датировки библейских событий и расшифровки сочинений пророков, можно судить хотя бы по опубликованным посмертно “Замечаниях на книгу пророка Даниэля и Апокалипсис Св. Иоаана”.

Понятно, что такой Ньютон казался адептам академической науки сбрендившим с ума стариком, спекулянтом и профанатором, никак не совмещающимся с представлением об авторе основных законов механики, закона всемирного тяготения, преломления света и т.д., на памятнике которого выбито “Разумом он превосходил род человеческий”. И именно поэтому они так отшатывались от его рукописного наследия. Но если он и в самом деле “разумом превосходил род человеческий”, то, может, все же стоит обратить внимание и на эти его сочинения?

Тем более, что с помощью совмещения самых различных методов – как чисто научных, так и теологических – Ньютон пытался заглянуть за завесу будущего и вслед за еврейскими мистиками вычислить дату прихода Мессии и конца человеческой истории как истории войн и бедствий, а также предсказать ряд отдельных грядущих событий.

В частности, на основе этих расчетов он утверждал, что в 1880-х годах евреи начнут возвращаться на землю предков – и это предсказание сбылось! Ньютон предвидел, что в 1940-х годах, после какого-то страшного катаклизма, в котором погибнут миллионы людей, на земле Израиля возродится еврейское государство. Еще в начале ХХ века это пророчество показалось бы всем полным бредом, но, как видим, и оно сбылось.

Приход Мессии Ньютон приурочивал к 2060-м годам. Сбудется ли это “бред” великого физика и теолога? Что ж, кто доживет, сможет проверить…

Share

ОТЗЫВЫ МИХАИЛА МОРГУЛИСА  О ЛЮДЯХ, КОТОРЫХ ОН ВСТРЕТИЛ.

Share

БОРИС ГУЛЬКО. ХЛЕБ СТЫДА

Хлеб стыда.

Борис Гулько

К благодарностям Всевышнему, с которых начинается ежедневная утренняя молитва — что Он не сделал меня рабом или женщиной — я порывался добавить ещё одну — что я не сотворён либералом. Мой раввин посоветовал мне найти для такой благодарности иное место. Непростоусмотреть связь столь важного различия — быть или не быть человеку либералом — с другими качествами его личности: с жизненным опытом, образованием, уровнем интеллекта. Что приводит человека в либералы?
Задуматься об этом меня понудило встревоженное письмо учёного-физика Марка Зальцберга.

Привожу отрывки из него: «…Ещё в сороковые годы американские евреи были яростными коммунистами. Были они таковыми и во время революции в России, и после, пока их не перестрелял Усатый. Я учёный, моя область — техническая физика и космос… И я хорошо знаю, как бесплатно передавались секреты производства атомной бомбы советским агентам евреями, участниками Манхэттенского проекта. Первая жена Оппенгеймера была активной коммунисткой, и Оппенгеймер поддерживал с нею тесные контакты, несмотря на свою вторую женитьбу. Он жертвовал деньги на компартию США и был в конце 50-х годов лишён допуска и возможностиработать в атомной науке и промышленности.

Вы, конечно, знаете о судьбе Розенбергов и подлой деятельности Фукса. Известна вам, надеюсь, и травля евреями-учёными и общественными деятелями сенатора Маккарти, попытавшегося в 1948 году очистить от коммунистов Голливуд, правительство и университеты. Вместо этого страну “очистили” от этого мужественного человека. То, что немецкие коммунисты до Гитлера почти все были евреями, для вас тоже не секрет.

Евреи страдают этой болезнью давно, если не всегда… Вакцины от неё нет и никогда не будет…» Автор письма при желании мог бы добавить к либеральным грехам евреев немало. Например, двукратную поддержку на выборах, и значительным большинством, Обамы. Мне представляется, что либерализм евреев, играющий обычно против национальных интересов самих евреев, такая вот наша иррациональность — явление мистического порядка, за которым мы можем усмотреть Б-жественное управление миром.
Евреи в целом как избранный народ в наших начинаниях наделены
поддержкой Свыше.

Наши успехи не пропорциональны нашему уму. Был ли умным «отец атомной бомбы» Роберт Оппенгеймер, сотрудничавший с коммунистами? Умён ли один из самых цитируемых учёных в истории Ноам Хомский — анархист, социалист и антисионист? Или страстный защитник Израиля знаменитый адвокат Алан Дершовиц, на двух последних выборах успешно уговаривавшийамериканских евреев голосовать за врага Израиля Обаму?

Мы законно гордимся большим количеством великих учёных-евреев, нашим непропорционально высоким представительством среди нобелевских лауреатов, нынешними технологическими прорывами израильских стартапов. Стоит задуматься: почему евреям открывается новое? Научное открытие — это всегда в нашем рациональном мире чудо. Ещё в XVIIIвеке Дэвид Юмопределил, что метод индукции недостаточен для определения законов природы: «Даже наблюдение часто или постоянно встречающейся совокупности объектов не даёт нам достаточного основания для вывода относительно какого бы то ни было объекта, находящегося за пределами нашего опыта».

Выдающийся философ науки ХХ века Карл Поппер доказал утверждение Юма логически. А Бертран Рассел выразил идею Юма, что индукцией нельзя ничего доказать, парадоксально: «Сумасшедшего, который верит, что он яичница, можно упрекнуть лишь в том, что он составляет меньшинство».
Выходит, что учёный должен сначала осознать, открыть гипотезу, а лишь
потом доказывать её практикой. Как сформулировал Эммануил Кант: «Человеческое понимание не черпает законы природы из природы, но навязывает их природе». Остаётся понять, откуда к человеку приходитнаучная гипотеза?

На рациональном уровне объяснить рождение новой научной гипотезы «из ничего» невозможно. Профессор-физик Биньямин Файн, ссылаясь на мысли Рамбама, Шломо Маймона, рава Соловейчика, писал: «Человек в своём мировоззрении неизбежно должен подняться на метафизический уровень независимо от того, сознаёт он это или нет… Еврейская метафизикаутверждает, что бесконечный разум связан с человеческим разумом, и отсюда вытекает, что человеческая разумность связана с бесконечным Б-жественным пониманием».То есть, чтобы открыть что-нибудь новое — будь то в науке, в искусстве или в обыденной жизни, — мы должныполучить намёк Свыше. А если такая помощь не приходит — человек остаётся в потёмках.

Близость избранного народа с Творцом помогает нам, даже не самым даровитым из нас, принимать в нашей деятельности верные решения и
добиваться успеха там, где многие представители других народов
проваливаются. Однако такой дар рождает побочный описанный каббалой
эффект. Пинхас Полонский пишет о нём в своей книге «Библейская
динамика» — комментарий к Торе: «В мире действует фундаментальный
закон, который мы могли бы назвать ограничением на наслаждение от
незаслуженного дара, а в еврейской традиции этот принцип называется
нежелательностью
“хлеба стыда”».

Этот «хлеб стыда» пробуждает у нас как у народа из-за ощущения незаслуженной избранности, успешности чувство вины перед другими,
выливающееся в желание помогать слабым, неуспешным, рождает еврейский
либерализм.                                       

Пример из сегодняшнего дня: заботясь об увеличении мусульманского влияния в Штатах, Обама решил завезти сюда 10 000 сирийских беженцев. И не христиан или изидов, подвергающихся геноциду со стороны ИГ, а мусульман, от религиозного преследования не
страдающих. Две трети американцев, зная о джихадистских тенденциях
среди мусульман, выступают против такого переселения. Но не евреи. Одиннадцать еврейских организаций подписали письмо с требованием допустить в США мусульманских беженцев, аргументируя это тем, что «суждение о людях по их стране и религии пошлёт миру деморализующее иопасное послание».Выдающийся чернокожий философ и экономист Томас Соуэлл в статье от 8декабря рассудил по-иному: «Даже если 90% всех мусульман хорошие люди и мы допускаем к нам 10 000 беженцев с Ближнего Востока, значит ли это, что мы не должны беспокоиться, что добавляем тысячу потенциальных террористов? Мы видели в Сан-Бернандино, что могут сделать только двое. Первая обязанность любого правительства — защитить людей, которые уже в стране». Успешный человек должен заботиться о попавших в беду. Но почему необходимо помогать людям из тех, что ежедневно гоняются с ножами за евреями в Израиле, да и в США предпочитают для свершения своих терактов еврейские цели?То, что можно, расплачиваясь за свою успешность, быть одновременно и

щедрым, и разумным, показал барон и лорд Джордж Вейденфельд, которого в юности спасли из Австрии от Холокоста английские христиане-квакеры. Барон уже финансировал спасение из Сирии тысяч христиан, а недавно оплатил расселение и годичное проживание в Польше ещё 42 семьям сирийских христиан. Замечу, что христиане, не страдающие от «хлеба стыда», помогать своим единоверцам не спешат.Несёт знак ««хлеба стыда» — еврейского чувства вины за свою успешность

— «мирный процесс», учреждённый израильскими социалистами в начале 90-х годов ХХ века. Слыхано ли в истории, чтобы сильный народ отдавал слабому «землю в обмен за мир»? Полтора столетия назад США оттяпали у Мексики в результате войны обширные территории, ставшие шестью штатами. Но сейчас, обсуждая серьёзную проблему нелегальной эмиграции из Мексики, никто не предлагает как компромисс вернуть южной соседке США в пакете с нелегалами, скажем, Аризону.Мистическая природа еврейского либерализма, основанного на чувстве

вины перед слабыми за свою успешность, аналогична, мне представляется, другой яркой манифестации Божественного управления миром. Каждая треска на нересте мечет около десяти миллионов икринок. А акула-пилохвост мечет только две. Представьте, что случилось бы, если бы во время нереста хотя бы одна акула метнула только раз столько икринок, сколько мечет треска? Через год все акулы вымерли бы от голода, так как пожрали бы в океанах всё живое. Нечто похожее произошло бы, если бы у бойцов ИГ, режущих головы неверным, проснуласьеврейская успешность во всех их начинаниях. К концу года они отрезали бы «неверным» все наши головы. И получается, что еврейский либерализм, наше чувство вины перед менее успешными — необходимая деталь функционирования мира. К тому же наш «хлеб стыда» должен защищать нас от самодовольства.Проявления еврейского либерализма, о которых написал в письме Марк

Зальцберг, обескураживают. Однако Альберту Эйнштейну, самому не чуждому еврейской левизны, приписывают такое наблюдение: «Когда я смотрю на евреев, они мне не нравятся. Но, когда я наблюдаю немцев, я так счастлив, что я еврей!»

Share

«Умный человек должен верить в Бога!»

«Скажите, верите ли вы в Б-га? Верите?! Это правильно. Умный человек должен верить в Бога!» – сказал мне как-то писатель Анатолий Георгиевич Алексин. А дальше рассказал, что лично он пришел к вере после двухслучаев в его жизни.

petr-lyukimson«Первый произошел, когда у моей мамы случился тяжелый сердечный приступ. Я вызвал “скорую”, иприехавший врач лишь покачал головой и сказал, что нет смысла везти ее в больницу – она нетранспортабельна. “Лучше пусть умрет дома, это случится через пять-шесть часов”, – добавил он. Я был внесебя от горя (по книгам Алексина легко догадаться, что мама была для него долгие годы главным человеком вжизни. – Прим. автора). В полном отчаянии я позвонил Фриде Вигдоровой, которую в писательских кругахзвали “Совершенно случайно”. Была у нее такая присказка: “Совершенно случайно я знаю, чем могу вампомочь…”
– Совершенно случайно я знаю, чем могу вам помочь, – сказала Фрида Абрамовна. – Как раз вчера в Москвуиз Питера для получения правительственной награды прибыл профессор Карл (Анатолий Георгиевич назвалтогда его фамилию, но я запамятовал. – Прим. автора), и он остановился у моих приятелей. Это один из самыхвыдающихся кардиологов мира и, кстати, кажется, большой ваш поклонник. Записывайте номер телефона! Япозвонил незнакомому профессору, рассказал, что у меня умирает мама, а он и в самом деле оказался моимпреданным читателем. Вдобавок выяснилось, что он находится в десяти минутах езды на такси от нашегодома.
– Если я приеду, вы мне книжку с автографом подарите? – спросил он по телефону.
– Если вы спасете мою маму, я вам не только книжку, жизнь вам подарю! – ответил я.
Менее чем через полчаса он появился в нашей квартире. Чех по национальности, высокий, статный, моложавый, он был очень красив, и форма капитана первого ранга эту красоту еще больше подчеркивала. Осмотрев маму, он позвонил знакомому врачу в больницу, и вскоре молоденькая медсестра привезла сумку смедикаментами, шприцы, стерилизатор.
– Успокойтесь! – сказал Карл. – Глупость вам сказали. Вылечим мы вашу маму. У вас тут натоплено, так что яс вашего позволения разденусь… Он скинул китель и остался в одной майке. И тут я увидел у него на грудикрестик. Для меня, воспитанного убежденным атеистом, это было настоящим потрясением.
– Простите, профессор, вы что, верите в Бога? – спросил я.
– Да, конечно. А как можно в Него не верить?! – откликнулся Карл, делая маме укол.
Через некоторое время он снова послушал ее через фонендоскоп.
– Ну вот, – сказал он удовлетворенно, – сердце вашей мамы начало биться получше. Хотя действительнобыла опасность, что оно остановится, так что я прибыл вовремя.
– А с чего оно может остановиться? – по-детски спросил я.
– Вы бы лучше спросили, почему оно вообще бьется, – ответил профессор. – Нет, конечно, любой из моихстудентов вам это в два счета объяснит. Но лично я этого не знаю. Теоретически, если хорошо задуматься, оно биться не должно. То, что наше сердце работает – это самая большая загадка природы. И, думаю, без Бога объяснения этому нет.

Второй случай произошел в санатории Союза писателей, куда я уговорил поехать со мной отдыхать ЛьваДавидовича Ландау, с которым близко дружил. На пляже в один из дней мы оказались рядом с «братьямиТур» – были когда-то такие драмоделы. На самом деле братьями они не были, настоящая фамилия одногобыла Тубельский, а другого – Рыжея. Лежа на топчанах, они громко рассуждали, как смешно в наши дниверить в бога и что хорошо написать пьесу, которая клеймила бы тех, кто в это еще верит.
– Простите, – приподнялся со своего места Ландау. – А вы что, не верите в Бога?!
– Смешные вопросы задаете! – рассмеялся Тубельский. – Как может образованный человек в наши дни верить в бога?!
После этих слов Ландау вдруг резко поднялся, бросил мне “Пошли отсюда!” – и зашагал с пляжа. Мне неоставалось ничего другого, как последовать за ним. Он был явно зол.
– Лева, в чем дело? – спросил я на ходу. – Что тебя так распалило?
– Терпеть не могу человеческого невежества, да еще с таким апломбом! – ответил он. – Люди сами не знают, что мелют!
– А ты что же, веришь в Бога?!
– Ну, в бога, который сидит на облаке и следит за каждым из нас, я, само собой, не верю. Но вот в Бога как Творца Вселенной верю однозначно! Физик не может в него не верить! Я мгновенно вспомнил разговор на туже тему с Карлом и подумал: если такие люди в Него верят, то кто я такой, чтобы отрицать Его существование?! И потом не раз убеждался: надо верить!»

Со времени того нашего разговора с Анатолием Георгиевичем прошло лет 15, но я помню его почти дословно– уж очень сочно он умел и, надеюсь, все еще умеет рассказывать. Привести же его сегодня я решил, потомучто надоело читать в интернете, как некоторые «афтары» с омерзительным апломбом клеймят «религиозноемракобесие», «религиозных фанатиков» и так далее. А заодно повторяют за братьями Тур их благоглупость, что современный образованный человек не может верить в бога, так как «наука давно доказала», «человечество идет вперед», «образование и религия несовместимы» и все такое прочее.

Лично я пришел к убеждению – не к вере, а именно к убеждению, – что Бог существует еще в годы учебы вфизматшколе, где все мои одноклассники мнили себя либо будущими новыми Эйнштейнами, либо, на худойконец, Фарадеями. Помню, фраза Ньютона – кстати, считавшего себя в первую очередь не физиком, атеологом, – что сама царящая во Вселенной гармония является лучшим доказательством существованияТворца, поразила меня и врезалась в память на всю жизнь. И уже потом, студентом, я оценил всю красоту иточность максимы Эйнштейна: «Наука без религии – безнравственна. Религия без науки – слепа!»

Да и потом я не раз встречал весьма известных в своих кругах физиков, математиков, химиков, да и биологов, прекрасно совмещающих свои научные взгляды с глубокой верой во Всевышнего. И это кстати, в отличие отмногих гуманитариев, среди которых мне чаще попадались антиклерикалы. Интересно, что новейшие достижения в науке, нанотехнологии, подтверждают великий факт существования Бога!»

Share