Революция евангелистов – важнейший стратегический актив Израиля

Резкое увеличение количества евангельских христиан во всем мире, неизбежно ведет к усилению международной поддержки еврейского государства. 

В последние десятилетия, именно евангельское христианство стало религиозным течением с самыми быстрыми темпами роста. В христианском мире евангелисты скоро превзойдут по численности католиков. Более того, в течение считанных десятилетий, количество евангельских христиан возможно, даже превысит число мусульман.

При этом наиболее значительное увеличение числа евангелистов наблюдается, не в таких местах, как скажем Виттенберг, Женева, Лондон, Даллас или Нашвилл, а в городах вроде Манилы, Лагоса, Пекина или Сан-Паулу. Это, в свою очередь, ведет к резкому изменению демографического ландшафта христианского мира, где среднестатистический христианин больше не европеец или североамериканский белый. Теперь большинство евангелистов – азиаты, африканцы или латиноамериканцы. И для Израиля эти изменения имеют колоссальное значение.

Чтобы понять, почему этот процесс является столь важным для еврейского государства, следует обратиться к истории.

В этом году мы отмечаем столетие Декларации Бальфура, и семидесятилетие голосования в ООН по резолюции о создании Израиля.

Многие из тех, кто поддерживал создание еврейского государства, поступал так, прежде всего, исходя из своей глубокой христианской евангельской веры. Так, лорд Бальфур, преданный христианин, верил в возвращение еврейского народа на свою библейскую родину, и именно поэтому приложил столько усилий ради декларации, носящей теперь его имя.

В свою очередь, Герцль во многом опирался на помощь Вильяма Хехлера, пастора британского посольства в Вене, который и помог основателю сионистского движения встретиться с немецким кайзером. Да и люди, вроде Орда Вингейта или Джона Паттерсона, британских офицеров, помогавших сионизму, по сути, именно как христиане ответили на исторический вызов и библейские пророчества, встав на сторону возрождающегося государства.

Для того чтобы понять евангелизм, необходимо обратиться к еще более давней истории, к событию, 500-летие которого мы тоже отмечаем в этом году — возникновению христианской Реформации. И хотя Мартина Лютера невозможно рассматривать в качестве друга евреев, инициированный им процесс реформации принципиально повлиял на христианство в современную эпоху.

Перевод Библии на распространенные языки мира, удвоился с изобретением книгопечатания. В течении нескольких десятилетий Библия оказалась в пределах досягаемости каждого европейского христианина.

Лютер разъяснил массам, что каждый из них создан Богом и потому в состоянии понять священное писание сам. Таким образом, он ограничил власть и влияние глав христианской церкви, священников, епископов и других религиозных лидеров. И когда христиане стали самостоятельно изучать Библию, они обнаружили там три фундаментальных истины.

Во-первых, что христианство происходит от иудаизма, что Танах и Новый завет были написаны евреями, и даже сам Иисус тоже был евреем. 

Во-вторых, что Творец заключил завет с еврейским народом, и пообещал в будущем вернуть его на свою древнюю родину. 

И в-третьих, что Библия запрещает преследовать евреев, даже если они и не разделяют нашу веру. Более того, Создатель сказал Аврааму: «И благословлю я благословляющих тебя». Одним словом, от евреев получили мы святые книги и верим в одного Бога. 

Даже в Иране 

В современном евангелизме можно выделить три важных и характерных аспекта.

Первый состоит в поддержке, и даже любви к Израилю и еврейскому народу. В этом отличие евангельского христианства от христианства исторического. Существует один фактор, объединяющий евангелистов по всему миру, окажитесь ли вы в тропических лесах Амазонки, в дельте реки Нигер в Нигерии или в городах Китая, и это — глубокая любовь к Израилю. По сути дела, во многих странах мира, испытывающих сегодня резкое увеличение числа евангелистов, вообще не существует исторического антисемитизма, поскольку христианство начало развиваться там лишь в последнее время.

Второй заключается в демографических изменениях, происходящих в этих странах. Стремительный рост числа евангелистов способен превратить эти государства в стратегических союзников Израиля, по мере того, как евангелисты становятся в них все более значительной частью населения. Так, например, в Бразилии, где проживает более 200 миллионов человек, евангелисты составляют от 26 до 30 процентов. В Гватемале, где около 16 миллионов жителей, евангелистов уже более 40 процентов. В Уганде с ее 40 миллионами – 37 процентов, в Нигерии, 40 процентов от 180-миллионного населения. Даже в мусульманской Индонезии порядка 12 процентов от достигшего более четверти миллиарда человек населения, тоже составляют евангелисты. В Китае количество евангельских христиан оценивается примерно в 100 миллионов человек.

Уже сегодня у этого явления есть политическое влияние и дипломатическая мощь, помогающая Израилю, как внутри самих этих стран, так и в международных организациях, вроде ООН.

И влияние это будет в ближайшие годы только расти. Предыдущий президент Нигерии Джонатан Гудлак, например, отдал распоряжение своим представителям в ООН не поддерживать решение о признании Палестинской автономии государством, именно благодаря давлению, оказанному в его стране евангельской общиной.

И даже в тех странах, где евангелтская община пока мала, у нее тоже находится важная роль в оказании поддержки Израилю. Например, представитель Международного христианского посольства в Чехии сыграл решающую роль в продвижении резолюции местного парламента, принятой несколько недель назад о признании Иерусалима столицей Израиля – беспрецедентного для Европы шага. Кроме того, деятельность Международного христианского посольства в исламских странах Западной Африки в последнее время привела к сближению между их правительствами и Израилем.

И, наконец, третий аспект, касается процессов, происходящих в Соединенных штатах Америки, в наибольшей степени ассоциирующихся с течением евангелистов.

Дональд Трамп был избран в немалой степени благодаря поддержке евангелистов. И, несмотря на то, что он пока все еще не перенес посольство в Иерусалим, он является самым верным партнером нынешнего израильского правительства. И давление евангельской общины США, ожидающей от Трампа реализации своего предвыборного обещания по поводу посольства, ощущается президентом весьма значительно.

Есть и еще одна страна, которую следует упомянуть. И это – Иран, заклятый враг Израиля. Не многим известно, что даже в стране, находящейся под властью аятолл, наблюдается стремительный рост числа евангелистов. С тех пор, как в конце 70-х годов прошлого века, там произошла исламская революция, количество евангелистов увеличивается в этой исламской стране в десять раз, каждые десять лет. И если в 80-х годах, их было лишь несколько тысяч, сегодня число иранских евангелистов достигло почти миллиона человек. И многие из этих христиан, каждый день молятся за благополучие Израиля.

Главной же нашей задачей, как лидеров христианства, является сейчас объединить все эти силы, потрясающим образом разрастающиеся на просторах мира, чтобы превратить их в могучую поддержку Израиля.

Йорген Боллер, MIDA 

Автор – президент Международного христианского посольства в Иерусалиме, крупнейшей в мире организации христианских сионистов. Эта статья является частью его выступления на Герцлийской конференции. 

Перевод Александра Непомнящего 

 

Share

Йеллоустоунский вулкан уже треснул – что нас ждет теперь?

pic-06-11-2015-0927211Можно сказать, что прогнозы ученых-пессимистов относительно вулканического Апокалипсиса начинают сбываться. В национальном парке Соединенных Штатов Йеллоустоуне треснул самый мощный и наиболее опасный для нашей планеты вулкан, что может стать началом его извержения.

Грядет новый ледниковый период?

Вулканологи предупреждают, что в случае извержения Йеллоустоунского вулкана мало не покажется не только американцам, но и всем жителям Земли. Конечно, само извержение в первую очередь сотрет все живое Северной Америки, однако остальное человечество погрузится в многолетнюю «ядерную зиму», поскольку вулкан выбросит в стратосферу планеты огромнейшие массы пепла. Такое на Земле уже случалось, и не раз. Поскольку спасения от этой планетарной катастрофы не существует, то нашу цивилизацию, очевидно, ждет участь всех прочих цивилизаций, некогда существующих на Земле – от нее останутся лишь воспоминания да крохи уцелевших достижений в науки и культуре.

 

План спасения человечества

Правда, ученые с помощью объединенных усилий правительств ведущих держав мира разработали план «Ренессанс», благодаря которому с 2000 года, после того, как доктор Жан-Филипп Периллат предрек вулканический Апокалипсис в течение ближайших десяти-пятнадцати лет, в специально созданных хранилищах-бункерах были законсервированы ДНК практически всех видов животных и семена растений. Будет сохранена и малая часть людей, в основном, конечно, мировой элиты банкиров, политиков и ученых. Сделано это с тем расчетом, чтобы через несколько столетий, когда «ядерная зима» прекратится, на Земле возродилась жизнь в том виде, какую мы наблюдаем ее сейчас.

О плане «Ренессанс», и уж тем более о его подробностях, знают немногие, дабы это не вызвало паники среди населения Земли, однако благодаря Интернету сегодня некоторые сведения «о спасении человечества» просачиваются в широкие массы.

,

Так ли страшен черт?

Итак, в последние две недели в парке Йеллоустоун появилась огромная трещина, которую обнаружили хозяева ранчо, находящегося в горах Бигхорн. Разлом в земной коре имеет длину почти в километр и шириной в сорок метров. Как утверждают вулканологи, это весьма плохой знак, предвещающий начало извержения мега-вулкана Йеллоустоун.

Однако ученые-оптимисты успокаивают, доказывая, что все прогнозы вулканологов основаны лишь на предположениях. Дело в том, что никто на Земле никогда не наблюдал, как ведут себя на самом деле такие мега-вулканы и сколько времени потребуется этому гиганту, чтобы заработать в полную мощность. Возможно, на это уйдут столетия. Так же не более, чем предположительные и последствия извержения Йеллоустоуна. Не исключено, что это будет Апокалипсис только для Северной Америки и в первую очередь для США, остальные жители Земли, если и пострадают, то не так серьезно, как нас пугают вулканологи и фантасты.

 .

 

Share

Франциск I побил все рекорды признания

Папа Римский Франциск I побил все рекорды «юдофилии», проявленные его предшественниками. Он согласился, что «внутри каждого христианина сидит еврей», и заявил, что «нельзя быть настоящим христианином, не признавая свои еврейские корни» — «не в расовом, а в религиозном смысле», пояснил понтифик. Подчеркнув сохраняющееся присутствие иудаизма в христианстве, Франциск пошел дальше Иоанна Павла II, назвавшего евреев «старшими братьями» христиан.

Папа Римский Франциск IФранциск сказал, что ежедневно молится словами псалмов Давида, как еврей, а потом совершает обряд евхаристии как христианин.
В большом интервью испанской газете La Vanguardia понтифик выразил мнение, что диалог между иудаизмом и христианством должен включать исследование иудейских корней христианства и «расцвет иудаизма в христианстве». Папа признал, что это очень непростая и взрывоопасная тема, как он выразился, «горячая картофелина», но выразил уверенность, что «можно жить, как братья».
Папа высказался против любого религиозного фундаментализма, заявив, что в его основе всегда лежит насилие, а в наши дни насилие «во имя Бога» — это абсурд.
Франциск ответил и на вопрос, что побудило его отправиться в «глаз урагана» — на Ближний Восток. По словам папы, он поехал потому, что его пригласил президент Перес, и, зная, что его президентский срок заканчивается, понтифик был вынужден поспешить. Он сказал, что каждый христианин должен побывать на Святой Земле, так как там «все началось», там «небеса спустились на землю», и «можно ощутить, что ждет нас в будущей жизни, в Небесном Иерусалиме».

.

Share

ОСОБОЕ МНЕНИЕ МУСУЛЬМАНИНА

Является ли арабо-израильский конфликт конфессиональной войной. 

 Elnur-MelikovЭльнур Меликов

гражданский активист, г.Баку, skype: elnur_realist

специально для «Кавказского обозрения»

В Израиле, уже несколько недель продолжается очередная волна террора против евреев. Получившая называние «ножевая интифада», она проводится как против солдат ЦАХАЛА и сотрудников полиции, так и гражданских лиц.

Я не буду углубляться во внутренний конфликт между Фатхом и Хамасом, но постараюсь раскрыть хитрый замысел Абу Мазена, по чей инициативе начался ножевой террор. Своими кровавыми посланиями  Абу Мазен пытается продемонстрировать арабским режимам свою важность с целью получения  бонусов. В русскоязычных СМИ Израиля об этом публикуется немало материалов.

Но я хочу подойти к конфликту с другой стороны.

Является ли арабо-израильский конфликт конфессиональной войной?

На своей странице в Facebook, я несколько раз старался организовать диалог или диспут по этой теме и результат мне разочаровал. Следя за комментариями русскоязычных мусульман (особенно  Северного Кавказа), я  понял, что современная молодежь попала под сильное антисемитское и антисионистское влияние. Понятно, что за этой пропагандой в мировом масштабе, стоят несколько нефтяных государств.  Деньги решают если не все, то многое.

Не устаю  повторять: мусульманские духовные лидеры и аятоллы, эксплуатирующие в своей антисионистской политике религию, превращают нас, мусульман, в террористов, а Ислам в источник террора. Попросту говоря, они  подставляют нашу веру. Последствия этой политики уже очевидны. Дело  дошло до того, что в арабских странах люди, называющиеся себя мусульманами, читающие Коран в оригинале, отрубают головы другим  мусульманам под крики «Аллах Акбар», взрывают исторические памятники, убивают женщин и детей, превращают, своих же, женщин и детей в пушечное мясо. Самое ужасное, что, совершая все эти преступления, они ссылаются на  Шариат (исламскую юриспруденцию).

Конечно, после этого не только евреи, а и весь мир отнесется к Исламу, как к источнику террора.  Но отношение мирового сообщества к Исламу и мусульманам, как мы видим, абсолютно не беспокоит режим аятолл.

Ислам, как религия стал предметом эксплуатации и в арабо-израильском конфликте. Даже если у евреев есть враждебный взгляд и подход к мусульманам и Исламу, то  они это не демонстрируют открыто, примитивно, неэффективно и безрезультатно, как мусульмане демонстрируют в отношении евреев. Короче говоря, евреи не ведут себя, как первобытные люди,   не выступают с камнями против современной бронированной техники противника. У них есть интеллектуальные ракеты, от их удара спасения нет.

Какой подход должен быть у мусульманам к арабо-израильскому конфликту? Мы, мусульмане, должны понять, что евреи по натуре не кочевники. Сравнение евреев с цыганами – абсурд. У евреев есть своя история, цивилизация, историческая родина. В  Исламе этот народ – потомки Ибрахима. Первыми  единобожниками были именно евреи. О них упоминается в святых книгах. Для мусульман все 124 тысячи посланников Аллаха (включая Авраама, Давида, Соломона Моисея, Иисуса и др.) являются пророками без всяких споров и колебаний, независимо от того, мусульманин этот суннит, салафит, суфий или шиит.

Антисемитизм для мусульман недопустим еще и потому, что оскорбляя евреев как народ, мусульманин оскорбляет пророков. А оскорблять пророков большой грех по нашей вере. Евреи прошли через многие испытания, подверглись гонениям, спасались от рабства с помощью Аллаха. Во времена Римской империи, когда был разрушен Второй Храм, евреи принудительно были рассеяны по всему земному шару, подверглись ужасам Холокоста.

В 1948 году евреи обрели возможность вернутся в свои земли, построить свое Государство в  очень сложных природных условиях, в окружении  беспощадных и жестоких врагов. Всего лишь в течение нескольких лет Еврейское Государство стало одним из самых развитых и прогрессивных стран мира и единственным, до сих пор, демократическим государством на всем Ближнем Востоке.

Сегодня у евреев есть всего одно маленькое, но зато мощное,  развитое, демократическое и прогрессивное государство. У арабов же 22 государства, среди которых есть нефтяные гиганты. Но арабские страны вместо того, чтобы пригласить израильских арабов (включая арабов из Газы) к себе, и с любовью, по-братски, разместить их в арабских странах, используют палестинцев в качестве расходного материала в своих кровавых развлечениях и гладиаторских боях. Те финансы, который арабских режимы переводят западным странам  якобы  на защиту палестинцев, они могли употребить на обустройство  палестинцев в арабских странах, создать им условия для нормальной  человеческой жизни.

 

Когда мусульманских духовные лидеры заявляют, что цель Израиля оккупировать земли мусульман, они натравливают людей друг на друга.

В идеологии Сионизма нет оккупации земель мусульман. Цель сионизма – возвращение евреев на свою историческую родину. Разве кто-нибудь когда-нибудь слышал, что евреи хотят вернут город Медину? Нет. А ведь когда-то  там была большая и богатая еврейская община, которая принудительно покинула этой город. И сегодня ни один еврей не говорит, что мы должны вернут Медину, потому что единственной землей, обещанной евреям Всевышним, они считают Израиль. Если целью евреев является оккупация земель мусульман, то почему же у них нет претензий к Медине и другим территориям мусульман, завоевать которые евреям сегодня не так уж сложно? Вывод напрашивается сам собой: у Еврейского Государства  нет цели оккупировать земли мусульман.

А вот арабы под предлогом распространение Ислама завоевали огромные территории. В 9 веке халиф Мутасим, эксплуатируя религию во имя своей власти и политики, подавил восстание движения Хуррамитов в Азербайджане. В том же духе продолжают действовать и современные  арабские режимы.

Другой пример из седьмого века.  Узурпировавший власть Язид (будь проклятый он) объявил себя халифом и потребовал от любимого внука Пророка Мухаммеда, святого Имама Хусейна (мир Ему) принять присягу верности. Имам не мог принимать присягу, так как Язид, называвший себя верующим халифом, вел развратный образ жизни и топтал все каноны Шариата.  В 680 году Язид зверски, мучительно, убил и Имама, и его окружение (72 человек). Из  12 святых  Имамов, 11 погибли в результате террора, только 12-й Имам Мехди (да ускорит Его появление Аллах) стал невидим. Все убийцы святых имамов, по национальности были арабы. Эту же жестокость и нечеловеческие наказания сегодня демонстрирует ИГИЛ.

В истории немало подобных случаев и я не собираюсь тут обсуждать средние века, каждый человек имеет право на выбор  друзей и врагов. Если палестинские арабы выбрали для себя Израиль в качестве врага, это их проблема. Но если они надеются, что им достаточно назвать эту вражду святой, чтобы все мусульмане поголовно,  без всяких вопросов  приняли их позицию, они глубоко ошибаются.

Среди мусульман есть люди, способные мыслить и рассуждать. Не все потеряли связь с реальностью. Среди мусульман есть и будут люди, которые к арабо-израильского конфликту не относятся, как к святому джихаду, и понимают, что эта кровавая бойня за амбиции режимов не имеет никакой связи с религией. Сегодня война между арабами и евреями похожа на войну между неандертальцам и современными людьми.

А победа, конечно будет у современного человека, благодаря развитию и технологиям.

.

Share

ПАПА РИМСКИЙ О ЕВРЕЯХ И ХРИСТИАНАХ!

Папа Римский Франциск I Папа Римский Франциск I побил все рекорды «юдофилии», проявленные его предшественниками. Он согласился, что «внутри каждого христианина сидит еврей», и заявил, что «нельзя быть настоящим христианином, не признавая свои еврейские корни» — «не в расовом, а в религиозном смысле», пояснил понтифик. Подчеркнув сохраняющееся присутствие иудаизма в христианстве, Франциск пошел дальше Иоанна Павла II, назвавшего евреев «старшими братьями» христиан.

Франциск сказал, что ежедневно молится словами псалмов Давида, как еврей, а потом совершает обряд евхаристии как христианин.

В большом интервью испанской газете La Vanguardia понтифик выразил мнение, что диалог между иудаизмом и христианством должен включать исследование иудейских корней христианства и «расцвет иудаизма в христианстве». Папа признал, что это очень непростая и взрывоопасная тема, как он выразился, «горячая картофелина», но выразил уверенность, что «можно жить, как братья».

Папа высказался против любого религиозного фундаментализма, заявив, что в его основе всегда лежит насилие, а в наши дни насилие «во имя Бога» — это абсурд.

Франциск ответил и на вопрос, что побудило его отправиться в «глаз урагана» — на Ближний Восток. По словам папы, он поехал потому, что его пригласил президент Перес, и, зная, что его президентский срок заканчивается, понтифик был вынужден поспешить. Он сказал, что каждый христианин должен побывать на Святой Земле, так как там «все началось», там «небеса спустились на землю», и «можно ощутить, что ждет нас в будущей жизни, в Небесном Иерусалиме».

 

Понравилась новость?  Порекомендуйте друзьям:

Share

ДУХОВНАЯ ДИПЛОМАТИЯ И ЛЮБОВЬ

Напоминаем, что Духовная Дипломатия постоянно заявляет во многих странах мира о том, что самая мощная сила в мире – любовь. Мы напоминаем  прагматикам, что две тысячи лет назад одна Личность, без танков, самолётов и атомных бомб победила мир любовью. В марте 2009 года мы говорили в ООН, что ни одна политическая или экономическая концепция людей не сделала человека счастливым. И ни смотря на цинизм некоторых неверующих людей по отношению к нам, мы продолжаем предлагать миру программу спасения и процветания, которая заключена в о одной фразе Христа: «Я есть и Путь и Истина и Жизнь».

 Мы и сейчас говорим, что  самая высочайшая технология не добавит миру любви. И только Бог через души  человеческие может наполнить мир любовью и этим, дать человечеству возможность  овладеть  великой силой. Творец  выдвигает только одно условие в Своих отношениях  с творением. Для получения любви, и силы, присутствующей в этой любви, человеку нужно совершить покаяние перед  Богом. Да, так всё просто. Но покаяние требует признания всех нехороших дел, совершённых в нашей жизни. Покаяние – это великий, тяжёлый и прекрасный процесс очищения в Божьей любви.  Скажу просто, если возможно покаяние всего мира, то возможно спасение всего мира. Иначе, спасения не предвидится. Итак, политики и дипломаты не могут спасти мир, наших детей  и будущие поколения, не сможет спасти и красота, которую никто не знает. Мир может спасти только любовь. Но не абстрактная любовь, не человеческая  любовь, её мало для этого. А любовь Христа к нам, которую Он подтвердил Своей кровью и смертью на Голгофе.

Mikhail Morgulis, ChapelА как же мы с вами, дети Божьи?  Будем стоять в стороне? Скажем: ты умри сегодня, а я завтра? Нет, дети Христа должны сказать: ради Господа мы можем умереть и сегодня, чтобы моим и чужим детям не умирать завтра.

 
Михаил Моргулис

 

Share

Над пропастью в душе

 

НАД ПРОПАСТЬЮ В ДУШЕ

Михаил Моргулис
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко
Когда я разговариваю с Евтушенко, то некий холодок проникает в душу. Разговор с ним всегда напоминает слова, произносимые на краю пропасти, перед глазами великой тайны. Когда-то, по чьей-то прихоти, остался жить в нём мальчик с гениальным слухом, одинаково хорошо слышащий плеск рек земли и журчанье небесных ручьёв. Мальчику всю жизнь хочется быть первым среди таких же как он, а перед милой девчонкой покуражиться, пройти гоголем, ему хочется сказать, но не скажет, что ради любви, он и сердце своё отдаст, и не заплачет. Этот мальчик, наученный мерзостям жизни, но оставшийся навсегда наивным, добрым и куражливым, живёт в Евгении Евтушенко. Живёт, и безмолвно стонет от незаслуженных обид, рождённых завистью, от наглости чиновничьей красномордной породы, от равнодушия большинства в нашем мире, от одиночества, которое не может победить ни дружба, ни любовь. Но во все времена советской идеологии и сейчас — мальчик знал и знает, что на опушке его души сидит на пеньке Господь и смотрит на кувыркающиеся дни этого необыкновенного, нетипичного, гениально просто живущего и просто мыслящего, натянутого как стрела, человека.
.
Я всегда жду от него открытия тайн жизни, и он их рождает или оживляет, потому что гуляет на краю пропасти, куда постоянно заглядывает, и потому видит некоторые из них. Тайны от него исходят в стихах, хороводом, они то хохочущие, ждущие ласк девчонки, то строгие монашки с поджатыми губами и благородными лбами. Тайны Бытия идут из его простреленной любовью души, они то шепчут жаркими голосами молодости, то тихо хрипят бесцветными словами известных коммунистов, они то взъерошивают древнее время и делают его юным, или словами ребёнка изрекают истины, от которых начинаешь чувствовать холод вечности.
Но иногда ты с ним, вспоминая Киплинга, вступаешь в реку Жизни. И идёшь рядом по тайным мутным водам, впитывая и постигая от ленивых струй великую и мелкую суть реки Жизни, её гигантские и карликовые интриги, её ядовитые укусы зависти и паучьи гнёзда злости. А потом в руках оказывается сеть, и ты ловишь ею не золотую рыбку, а незнакомые, сожжённые в огне страданий человеческие сердца.
Евтушенко не притворяется. Я о людях высказался так: «В каждом из нас живут несколько человек. В примитивных людях, два- три. В продвинутых – семь-десять. В редких гениях — много, до тридцати. Эти люди, живущие в нас, выходят когда их вызывают на сцену жизни, и говорят, и играют, и смеются, и плачут, произносят правду и лгут, грешат и каются. Но главным среди всех живущих в нас человеков остаётся тот, изначальный, затаившийся, самый лучший.»
.Самый главный человек в Евтушенко — это Евтушенко, но когда надо, выходят тщательно подобранные отборные близнецы изначального евтушенковского Я. Потому что один человек, даже самый великий, во время евтушенковского бреющего полёта над землёй такой нагрузки не выдержит. Ему помогают рождённые в нём другие люди, не изначальные, а наученные.
А стихи Евтушенко, в большинстве своём крылатые, расправляют крылья над землёй, потом складывают их, и летят вниз: то ястребом на змей жизни, то белой птахой, разбивающейся о землю во имя любви. Стихи его запоминает не только разум, а фибры души, гениальные строчки прилепляются к сердцу навсегда:

Со мною вот что происходит:
ко мне мой старый друг не ходит,
а ходят в мелкой суете
разнообразные не те…

Ты спрашивала шёпотом:
“А что потом? А что потом?”
Постель была расстелена,
и ты была растеряна…

Дай Бог, чтобы твоя страна
тебя не пнула сапожищем.
Дай Бог, чтобы твоя жена
тебя любила даже нищим.

Перелюбленность опасна.
Недолюбленность прекрасна.
А залюбленность страшна.

Шар земной – усталый человек,
И по обе стороны скорбя,
ты, Господь, один у нас на всех,
лишь зовём по-разному Тебя.

Кто же я? Где такая волшебная щёлка,
сквозь которую мог бы в себя заглянуть человек,
похожий на Евтушенко, и понять,
где он сам, ну, а где – кто-нибудь…

.


Евгений Евтушенко и Михаил Моргулис. Норд Порт
Евгений Евтушенко и Михаил Моргулис. Норд Порт
Вдруг подумал, что отношение Иосифа Бродского к нему всё же воздвиглось на зависти. Ну да ладно, не будем принимать всерьёз созданные фантазёром Довлатовым слова Бродского: «Если Евтушенко против колхозов, то я — за », скорее всего они не говорились. Но Довлатов понимал, что сказаться такое могло, и потому выдумал так, чтобы слова звучали правдиво.
Но истинная зависть Иосифа Бродского таилась в другом. И вот что в ней особо болело: Несправедливость! Стихи Евтушенко читают миллионы, а меня, десятки, ну, сотни. Меня, ниспровергателя советских идолов, не повторяют так, как повторяют его. Его стихи слушают — и плачут, а мои тоже слушают, но не так хорошо, да и мало людей.
Несправедливая эта была зависть, не он написал «Бабий Яр», не он падал в расстрельные ямы вместе с людьми, не он стихами, как светом, освещал и освящал жизнь миллионов, не он, а Евтушенко любовью и прощением навсегда попадал в души буквально всех земных человеков. И очень-очень главное: Бродский боялся признать, что Евтушенко не советский поэт, а просто великий поэт. А раздражающие мысли у лауреата, повторю, простейшие: Евтушенко читают, повторяют и слушают миллионы. А меня?!
Недаром известны слова Иосифа Бродского, которые не выдумаешь, и о которых вспоминает литературовед, принципиальная Наталья Кравченко.
«Да, поэты разные, каждый по-своему талантлив и замечателен, но если говорить о человеческих поступках, то вот факты: Евтушенко всегда шёл к людям с открытой душой, он сделал много добра в жизни, многим помог напечататься, того же Бродского опубликовал в своей антологии “Строфы века”, помог вызволить его из ссылки, устроить в американский колледж, а Бродский отвечал чёрной неблагодарностью и всю жизнь завидовал его успеху в Союзе. Не Евтушенко завидовал, а Бродский! Когда Бродский издавал первую книжку и его спросили, какой тираж он хотел бы отпечатать, ответил: “А какой тираж у Евтушенко?”»
Вот и вся разгадка, это вам не мышьяк, выдуманный для Сальери и Моцарта.
Часто повторяю: зависть рождает ненависть, ненависть – это неугасимый пожар; ненависть, рождённая в огне, может родить желание — уничтожить. Да, это, к сожалению так: так было, и так есть. Ещё со времён неандертальцев.
И вот он, последний из могикан, скачет по прерии жизни: Одинокий всадник на одиноком Пегасе. Они вместе создают строки, рождённые из кровавой пены коня и крови человеческой, из одиночества Всадника и одиночества Коня. Они останавливаются возле крошечных озерцов воды, и снова летят дальше. В их строках свобода ветра, и чёрное небо перед дождём, раскалённое солнце, расплавленный лунный свет, заливающий мир, одинокая, как они, бурая земля с такими же одинокими цветами, тлеющие рассветы и окровавленные закаты, клубящаяся пыль подлости и серости. В их строчках, как перекати-поле, гуляет клоунская дурашливость. Они громко смеются, и на гриву коня падают слёзы всадника, а слёзы коня ветер разносит по прерии. Они скачут вместе, и хрип Коня и Поэта сливаются, и становятся одним одиноким и страшным голосом всех прерий и пустынь человеческих. Прерия никогда не заканчивается, они знают это, но спешат до крови на удилах Коня и крови на губах Всадника, они в диком галопе летят туда, где вдалеке их ожидает другой Всадник на Бледном коне — всадник, который ждёт всех скачущих по прерии.
И ещё: в строфах Евтушенко присутствует то, что очень важно для человека: стаи запахов жизни, невиданные стаи, они кружат над нами: запахи ягод, лошадиного пота, нежной зелени, молочные запахи жизни и пороховые запахи смерти, запахи сгоревшей любви и сбывшейся, запахи праздников и потерь, трагические запахи одиночества, буйно цветущие запахи человеческой неблагодарности, белые запахи великой нежности и источенные чужой местью запахи обид. И сиреневые запахи прощения. Почему сиреневые — не знаю.
Михаил Моргулис, Татьяна Титова, Евгений Евтушенко, Мария Новикова. Норд Порт
Михаил Моргулис, Татьяна Титова, Евгений Евтушенко, Мария Новикова. Норд Порт

 

Михаил Моргулис, Татьяна Титова, Евгений Евтушенко, Мария Новинова. Норд Порт
И ещё. В искусстве очень важно настроение. Оно не может выдуматься в стихах или музыке, или в книге, оно — есть или его нет. У Евтушенко мальчик и им рождённые близнецы говорят так, что слова часто перетекают в музыку, и в ней всё, все перипетии человеческой жизни, все импровизации и гаммы наших душ, всё то, что так хрупко и невероятно трудно передать словами. Стихам Евтушенко, чуткого интерпретатора небес, изумительно помогает настроение. А настроение, как мы уже понимаем, души черпают в небесах.
Не знаю, как это назвать иначе, есть в Евтушенко и гениальное безумие. Он слушает вас, но видит возникающий перед ним мир. Там много всего, перечисленного мной: мальчик, река Жизни, близнецы мальчика, расправляющая гигантские крылья птица стихов, в безумном галопе скачущий конь, но главное — сидящий на пенёчке, на опушке души, Господь, устало повторяющий людям: «Истинно, истинно говорю вам…». И поэт смотрит на Него, рассказывает о своих и чужих грехах, а Господь, по милости Своей, их прощает. И, возможно, говорит: «Ты отмолил их словами о любви и обо Мне. Надеюсь, много из сказанного тобой было во имя Меня».
Share

ПИСЬМО СВЯЩЕННИКА ОТЦА АЛЕКСАНДРА БОРИСОВА

Михаил Моргулис и Александр Борисов в церкви Святых бессребреников Космы и Дамиана 2Я называю священника Алекандра Борисова одним из светлейших служителей в современном православии. Духовное дитя отца Александра Меня, впитавший от него всю закрытую вольность православного христианства, закрываемого от народа чиновниками и иерархами от религии. В церкви отца Александра Борисова Святых бессребреников Космы и Дамиана дышалось особо легко, а на сердце светлело,а это Дух Божий касался людей. А есть церкви, где дышать трудно, где задыхаешься, там зла много. А у отца Александра легко стоялось и хорошо говорилось с Богом! А какие чудесные книги находились в их церковной лавке!

  Ах, как хорошо было в этой церкви. Не рай, но недалеко от него.
В Его милости -Михаил Моргулис

ПИСЬМО СВЯЩЕННИКА ОТЦА АЛЕКСАНДРА БОРИСОВА, ПЕРЕДАННОЕ НАШЕМУ САЙТУ ИСТОРИКОМ И ПИСАТЕЛЕМ СЕРГЕЕМ БЫЧКОВЫМ

Москва.  Михаил Моргулис и Александр Борисов в церкви Святых бессребреников Космы и Дамиана 1Дорогие друзья!

Наступает радостная летняя пора. Так радует сердце зелень деревьев,
цветущие кусты сирени, черемухи, цветы в городе и на дачах. Если
вдуматься, – жизнь вокруг нас действительно настоящее чудо.
И как печально, когда мы также видим, что вместо радости и
благодарности Творцу за этот потрясающий дар жизни, в человеческом
обществе царят раздоры в семьях, вражда между разными слоями
общества, войны, уносящие сотни и тысячи человеческих жизней.
В чем причина? Наш замечательный философ Н.А. Бердяев отвечая на
этот вопрос, говорит о дарованной творению и, прежде всего,
человеку, свободе делать зло. Как это ни парадоксально, но именно
такая свобода и есть проявление беспредельной любви Бога к Своему
творению. Бог тем самым дает человеку возможность СВОБОДНОГО выбора
– любить своего Творца или повернуться к Нему спиной. Конечно,
вероятно, большинство людей, предпочли бы мир “попроще” без
возможности делать зло. Но тогда и не было бы высочайших взлетов
человеческого творчества, не было бы ни Нотр Дама,
ни фуг Баха, ни Троицы Рублева. Не было бы счастья свободно самому
выбирать любовь к другому человеку, к любимому делу, к Богу.
Один осужденный на свой вопль к Богу,- “Зачем мне нужна эта свобода,
если она привела меня в камеру смертников?”,- услышал совершенно
неожиданный ответ: “Без свободы ты не был бы счастлив!”.
Ведь в каждом из нас есть врожденное нравственное чутье. Как
человеку научиться выбирать добро, а не зло? Прежде всего необходимо
ЗАХОТЕТЬ. “Кто ХОЧЕТ идти за Мной, отвергнись себя, и возьми крест
свой и следуй за Мною” (Мк.8,34).

Для человека естественно быть эгоистом, думать только о себе,
удовлетворять любым своим желаниям. Это естественное поведение любого
живого существа. А Бог зовет человека к СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОМУ, зовет
из мира материальной зависимости в мир духовной свободы: “Да будет
воля Твоя и на земле, как на небе…”. Между прочим, пост, как
свободное воздержание (разумеется, благоразумное) от некоторых видов
пищи, развлечений и т.п. упражняет нашу волю в самоконтроле.
А ведь из этого повседневного выбора зла или добра, вырастают не
только семейные, но и социальные, и государственные конфликты.
Жажда обогащения, роскоши, власти, ксенофобия и пр. приводят к
вопиющему социальному неравенству, фанатизму, ненависти, “майданам”
и пр. Как это преодолевать?

Недавно у меня была интересная встреча с одним довольно
известным человеком, вполне демократической ориентации. Он сказал
неожиданную вещь: “Знаете,я чувствую и свою долю ответственности за
происходящее в Украине”. В чем же? – удивился я. “Знаете, в начале
90-х нам казалось, что достаточно установить демократию, свободные
честные выборы и все пойдет на лад. Но сейчас на множестве примеров
видно, что этого еще недостаточно. Должно меняться сознание людей”.
“Ну вот этим как раз и занимается христианство”, – не удержался я.
Чем больше живешь, тем больше убеждаешься в истинности слов Иисуса
Христа “Я есть ПУТЬ, ИСТИНА И ЖИЗНЬ”. Только на этом Пути человек
может учиться побеждать гнездящиеся в каждом из нас семена зла.
Как заканчивалось евангельское чтение в минувшую Неделю о самарянке:
“ибо сами слышали и узнали, что Он – истинно Спаситель мира
Христос”.

Еще раз от всей души благодарю всех, всех, кто принял участие
в поддержке в предстоящей мне операции. Это, правда, для меня
огромная поддержка и радость. Прошу ваших молитв.

Храни Вас Бог! Всегда Ваш, прот. Александр Борисов.

.
Михаил Моргулис и Александр Борисов в церкви Святых бессребреников Космы и Дамиана.
Михаил Моргулис и Александр Борисов в церкви Святых бессребреников Космы и Дамиана.

 

Share

“ИГРАЛА МУЗЫКА, КОГДА НАС УБИВАЛИ”

Одна из самых драматических страниц прошлой войны – Восстание в Варшавском гетто. Об этом восстании много писали, но мало кто знает истинные факты и детали этого невероятного героического и кровавого события. Сегодня мы воспроизводим часть интервью с человеком, который был свидетелем восстания, и из десятков тысяч убитых остался одним из немногих живых. Мы публикуем это свидетельство не только для евреев, а для людей всех других кровей и национальностей. Пусть, когда мы проповедуем Христа, нами не будут забываться залитые кровью страницы прошлой жизни. Пусть нам иногда покажется, что судьба еврейского народа часто напоминает судьбу Христа: Его смерть, Воскресение и Жизнь.
Михаил Моргулис

Это отрывок-диалог с Мареком Эдельманом –свидетелем Варшавского восстания. Он говорит:

“ИГРАЛА МУЗЫКА, КОГДА НАС УБИВАЛИ”

edelmanПрошло совсем немного времени, и судьба даровала встречу: Марек Эдельман приехал в Нью-Йорк. Остановился в доме моей новой знакомой – профессора ИрэныГрудзиньской-Гросс. Я была звана… Ирэна предупредила, что Марек интервью не дает. Последний раз говорил с корреспондентом в 1975 году. Он устал от того, что все норовят переврать его слова – приукрасить, преувеличить. Потребность в легенде о героях-отцах у новых поколений настолько велика, что им плевать на истину, которой верен все эти годы Марек.
Весь долгий вечер я была подле Марека в шумной теплой компании его друзей и знакомых и, как учил Маленький Принц, постепенно садилась к нему чуть ближе, ближе… Глубокой ночью, прощаясь, я попросила Ирэну сказать Мареку, что я была бы счастлива, если бы он согласился дать интервью русской прессе Америки.
Марек прищурился, посмотрел на нее, на меня и ответил, смешивая все языки: – Той дивчине – дам! – и кивнул на меня.
Он велел мне просмотреть книгу той самой журналистки, с которой – последней – беседовал в середине семидесятых. Книга Ханны Крал «Заслоняющий пламя» переведена на десятки языков. Потому на все вопросы, Марек отвечает: – Читайте книгу. Для меня – через двадцать лет – он сделал исключение. Я сказала ему, что на мои вопросы ответов в той книге нет…

– Такого ли мира ты ждал в сорок пятом, когда боролся за победу над фашизмом? – спросила я его при новой встрече.
– Это серьезный вопрос… Когда война закончилась, мы полагали, что ценность человеческой жизни будет большей, чем до войны, а сейчас посмотри, что стало?! Холокост оставил след во всем мире. И не только в отношении к человеческой жизни. Эти люди, которые сделали Холокост… Эти бандиты…

– Ты имеешь в виду немцев? – на всякий случай уточнила я.
– Я имею в виду всех, кто смотрел на это и пальцем о палец не ударил… А отношение к человеческой жизни действительно изменилось. Если можно безнаказанно убить шесть миллионов людей – человеческая жизнь теряет всякую ценность. В результате сегодня мы имеем тот же самый Холокост в Руанде, Югославии, Чечне. И весь мир снова делает то же самое: СМОТРИТ!.. Повсюду дестабилизация. И не только экономическая. Германия – это очень богатая страна, а вот литературы нет. Вообще нет большой европейской литературы. А возьми американскую литературу пост-Холокоста. Она же вся под знаком смерти. Возьми живопись: она когда-то была прекрасной, а сейчас – абстрактна и ни о чем не говорит. Послушай музыку: она диссонирующая, а была мелодичной. Это тревога поколения, которое оказалось лицом к лицу с великими переменами: с одной стороны – утрата ценности жизни, с другой – отсутствие перспектив. И гигантское развитие техники, которое невозможно остановить. Люди говорят, что это экономический кризис, но на самом деле – структурный. 50 лет после войны – именно они принесли дестабилизацию. А когда есть дестабилизация и страх, фашизм снова может прийти к власти.

– Марек, прости, но когда горело гетто, мир мог вмешаться, но не вмешался. Ты тогда знал об этом?
– Все все знали и видели, но никто ничего не сделал. Англичане говорили, что до Освенцима им слишком далеко лететь. Америка заявила, что когда война закончится, евреев больше не будут убивать. О том, что вообще никого не будут убивать, речи не было. В те дни все отвернулись от нас. И это было поощрением убийц…

– Марек, у меня дед расстрелян в гетто. Я сама сделала первый фильм о лагерях на Колыме. И меня всегда мучил вопрос: почему эти люди не восставали? Когда я говорю с тобой – человеком, который сделал то, чего мне недоставало в других – восстал и победил – то хочу знать, на что ты надеялся?
– Не было никаких надежд! Была просто форма протеста. Во время войны меняются представления о морали. Когда ты убиваешь на войне – ты герой, тебе дают орден, а когда убиваешь человека в мирное время – ты преступник и тебя сажают в тюрьму. Так и с протестом. В Варшаве думали: если в гетто не слышны выстрелы, значит, там нет людей, то есть нас. Хотя бы для того, чтобы сообщить о себе, надо было начать стрелять! Восстание – это еще и выбор способа УМЕРЕТЬ. Не так легко, знаешь, раздетым догола стоять над ямой и ждать, пока тебя кто-то убьет. Но если ты борешься, и гибнешь в битве – тогда все проще. А надежды на спасение не было. Тогда говорили: если народ погиб, то и армия его погибла. Восстание в Варшавском гетто оказалось самым первым и самым большим очагом сопротивления в Европе, и оно дало толчок к сопротивлению нашей армии! И все последующие восстания были связаны с той же идеей: народ НЕ погиб, значит и армия должна показать себя! Чем больше террор – тем слабее сопротивление, это естественно. Посмотри на Россию: во времена Сталина восстания были невозможны, а когда Горбачев отпустил немного – все и началось.

– Ты сравниваешь перестройку с восстанием в концлагере? – улыбаюсь я, а Марек согласно кивает.
– Конечно. Я ездил в Москву в 67-68-м на международную конференцию физиков. И один западный физик взял меня за руку и спросил: “Скажи, они могут убить нас всех?”. Это был большой ученый, и он сказал: “Здесь же лагерь!”.

– Скажи: сейчас, когда ты знаешь, какой крови стоило ваше восстание, ты бы пошел на это снова?
– Пойми, кровь была бы в любом случае – можешь не сомневаться. А “снова” не бывает: ничто не повторяется.
Я молчу. Я знаю о том, что были обвинения в адрес восставших: что гетто, якобы, вообще было уничтожено только потому, что евреи начали стрелять первыми. Это – абсурд… И Марек вдруг повторяет тихо и ровно:

– Они убили бы нас в любом случае.
Он прочел мои мысли. Это нормально для человека с опытом гетто и кардиолога, который первым провел в Польше операцию на открытом сердце. Это его работа: слушать, дышишь ты или нет. И если дышишь, то чем…
– Бог был на стороне палачей, – сказал он двадцать лет назад польской журналистке Ханне Крал. Злой Бог. Поэтому каждый раз, когда пациент лежит перед ним на операционном столе, Марек вступает в противоборство с этим злым Богом: “Бог пытается задуть свечу, а я – заслонить от ветра пламя, используя момент, когда Бог отвернулся”.

– А что ты делал сразу после войны?
– Много ходил, ездил. Меня гнало какое-то беспокойство. Но я помню, как в самом конце войны, когда все армии уходили из городов, я стоял с одним другом из гетто… Красивые девушки проходили мимо нас… В вышитых рубашках… И я понял: война выиграна! Но чувствовал себя проигравшим…
Он замолкает, и я жду, пока девушки в вышитых рубашках пройдут мимо.
И только увидев, что он возвращается, спрашиваю: – Марек, когда ты впервые улыбнулся после войны?
– Я и в войну улыбался! Нельзя жить в тоске. Тогда ты ни на что не годен.

– Твоя жизнь после гетто отличается от предшествовавшей, довоенной?
– Жизнь одна. И каждую минуту вся она стоит у тебя за спиной, даже когда ты просто обедаешь… Потому что ты видел, как у людей отнимают еду. И если боишься что-то оставить на тарелке – это психоз человека, который голодал в гетто. Так что нет никакой второй жизни.

– У тебя есть объяснение, почему в Польше после такой трагедии сохранился антисемитизм?
– А в России? А во Франции? Антисемитизм – это потребность иметь врага. В Польше уже и евреев-то почти нет, но антисемитизм есть. Это политика: каждого человека, которому есть что сказать, каждого демократа, каждого просто просвещенного человека назовут жидом, если хотят его скомпрометировать. Возьми хоть Ярузельского, хоть Валенсу: чуть что – “жид”, “жидовская мафия”. Это и человеческий недостаток, и национальная трагедия. Вражда – это то, в чем очень легко принять участие. Любить – сложнее. Плохие качества в человеке сильнее, а хорошие слабее. Все крупные лидеры далеко не ангелы… Это дает им возможность дольше оставаться у власти. Они боятся, что могут потерять двадцать своих солдат в бывшей Югославии, а то, что там гибнут тысячи людей – для них не важно. Потому что, если они допустят гибель двадцати своих солдат, то рискуют потерять власть. Вот что для них главное.

– А что может положить конец этой бойне, как ты считаешь?
– Только народное восстание, – пылко и убежденно отвечает Марек. – Правительства ни на что не способны. В последние десятилетия молодежь не раз меняла мир. Она перевернула сознание в Европе и в Америке. Она закончила войну во Вьетнаме. Только молодое поколение может что-то изменить.

– Еще скажи мне… Я с детства не могу слышать немецкую речь, а ты?
– А я очень хорошо знаю немецкий! Как же я могу ненавидеть язык Гете и Гейне?
Он начинает читать по-немецки наизусть из “Фауста”, и я смотрю на него с восхищением. Он не укладывается в систему моих представлений о том, каким должен быть человек, имеющий такой страшный опыт…
Марек снова закуривает и неожиданно заканчивает: – Правда, когда я на границе слышу в спину: “Стой!” – не могу… Хоть и знаю, что это не ко мне. Но с ненавистью вообще жить нельзя…
И он рассказывает, что когда книга Х.Крал вышла на немецком, первое письмо он получил от солдата Вермахта, который писал, что так же, как Марек, помнит залитые кровью улочки Варшавского гетто. “Мы с тобой жертвы одной войны. Если сможешь, ответь мне”- попросил враг.
– Ты ответил?! – потрясенно спрашиваю я.
– Конечно, – спокойно отвечает Марек.

– Тогда скажи: если бы тебя пригласили участвовать в параде Победы на Красной площади, ты бы поехал?
– Наверное, да. Знаешь, сколько миллионов русских людей погибло в этой войне… И не только русских – кавказцев, украинцев…
– Но они же сначала завоевали половину твоей родины! Дали погибнуть твоему гетто!
– Это на их совести. Но они же положили конец войне. Неизвестно, сколько бы еще было пролито крови.

Тогда я шепотом спрашиваю его: – В тебе что – вообще нет ненависти?
Марек честно думает, словно проверяя все внутренние карманы, и почти виновато говорит: – Думаю, что нет.
– Научи, как перестать ненавидеть! – прошу я его.
– Прежде всего пойми, что это не помогает. Да и кого ненавидеть? Человечество? Но это все равно, что ненавидеть самого себя.

– А почему ты так и не уехал из Польши?
– А почему я должен покидать ее навсегда? Польша – моя родина, понимаешь?
– Понимаю… – вру я.
Потому что на самом деле не понимаю, как можно жить в стране, откуда уже в мирное время выгнали евреев. Хоть и знаю, что Марек ухаживает там за могилами своих товарищей, которые снова и снова оскверняют антисемиты…
– А что такое для меня родина, знаешь? – тихо спрашивает Марек. – Это когда сидишь у окна, видишь дерево – и узнаешь его!
И он кивнул головой в сторону балкона, перила которого облапило огромное дерево…

В памяти всплывает строка Януша Корчака: “Я никому не желаю зла. Не умею. Просто не знаю, как это делается.”
А следом – Александр Галич.
…Из года семидесятого я вам кричу: “Пан Корчак!
Не возвращайтесь! Вам страшно будет в этой Варшаве.
Землю отмыли добела, нету ни рвов, ни кочек,
Гранитные обелиски твердят о бессмертной славе.
Не возвращайтесь в Варшаву, я очень прошу вас, пан Корчак
Вы будете чужеземцем в вашей родной Варшаве”.

Я слушаю кассету Галича с его страшной вещью – “Кадиш”. И не могу подарить ее Мареку, потому что ему есть что делать в его родной Польше…

х х х

Прошло еще несколько лет.
За это время американский президент Билл Клинтон успел пригласить Марека в Америку на День поминовения жертв Холокоста. Читатели – успели прочесть мое интервью с Мареком Эдельманом. Режиссер Стивен Спилберг успел снять фильм «Список Шиндлера» и начать сбор документальных видеоинтервью с людьми, пережившими Холокост. И настал день, когда меня попросили подготовить интервью с Марэком.
Марек снова прилетел в Нью-Йорк. Снова в доме профессора ИрэныГрудзиньской-Гросс мы собрались вместе… Для того, чтобы попробовать снять интервью заново. Из всех языков выбрали польский, партнером в диалоге стала Ирэна, а я – тихонько подсказывала ей на ухо, что следующее, когда она теряла нить разговора, потрясенная услышанным.
– Ты знаешь, что было не так в первом интервью? – спросила я Марека.
– Конечно! – с возмущением вспомнил Марек. – Они светили мне в лицо, как на допросе в КГБ и не разрешали курить!
Я знала все эти бездарные правила.
– Кури, – сказала я и поставила Мареку пепельницу. – Пей, делай что хочешь. Свет мы уберем. И в любой момент, когда ты поймешь, что ты не хочешь, чтоб тебя снимали, – скомандуй и мы выключим камеру…
В этом месте я соврала. Для потомков. Для его и моих внуков.
Оператор был со мной в сговоре: он должен был изображать,что все выключил и даже отворачиваться от камеры… На самом деле, оставляя еевключенной. Он пошел на нарушение предписанных ему правил и поставил свет так, чтоб он не бил Мареку в лицо. Великий человек Марек поудобнее откинулся на мягком диване, выпил свое любимое виски, закурил и решительно начал: – Я, старый жид, Марек Эдельман, родился…

Мы снимали весь день. Марек пил, вспоминал, плакал и командовал прекратить снимать…
Мы отворачивали лица к стене, чтоб он знал, что его никто не видит. Давали ему возможность собраться с духом, и снова – по его команде – возвращались к камере и снимали, снимали… Я давилась его слезами, понимая, какой страшной была боль, если из него – сильного и мужественного – извергались рыдания. Он пил из горлышка и тихо крыл матом по-польски только ему известных врагов.
Ирена теряла дар речи: даже для нее, знающей, как она думала, все, – многое оказалось новым и невероятным. Она немела от ужаса и не могла задавать вопросы… Плакала… Терпеливо переживал все это любимый мой оператор Рамин –полушвед-полуиранец, который не владел ни русским, ни польским. Но был тонким человеком: он слушал нерв и тихо вовремя менял пленку, понимая, что то, что вершится сейчас на его глазах и есть то, ради чего имело смысл затевать Спилбергу грандиозный проект.
– Пусть меня уволят, – сказал он так же спокойно, как я, после съемки. – Мне плевать. Я знаю, что мы сделали ДЕЛО.
Мы сняли это. Сняли все слова, но главное – каждую минуту молчания Марека… И никто из нас не видел этой пленки – ни я, ни Ирена, ни Марек. Ему Фонд Спилберга прислал копию в подарок.

– Ты посмотрел? – спросила я.
– Нет, – махнул он рукой и пожаловался, что кто-то из домашних не дал посмотреть, куда-то упрятал.Чтоб не волновать его.
О восстании Варшавского гетто по-прежнему ходят легенды. Я уже не волнуюсь и не спорю, потому что главное сделано: голос Марека сохранен для Истории и его правда восторжествует.

…О том, что звучала музыка, когда евреев убивали, кроме Марека вспомнил еще один человек, который в ту пору катался на той самой карусели по другую сторону стены, отделявшей гетто от города и мира, – большой польский режиссерАнжей Вайда. Он хотел пройти с Марэком по улочкам гетто, но не смог найти денег на свой проект. И снял другой свой фильм об этом… Без Марека.

…А музыка – она и сейчас звучит, когда я дописываю этот текст. И в этот самый момент в другом уголке земного шара другие люди убивают других людей.

Share

АНТИГОНА ПРИЗЫВАЕТ К БОРЬБЕ

unnamed-5

В 1943 году, когда Франция была под оккупацией гитлеровцев, французский драматург и режиссёр Жан Ануй перенёс действие из древней Греции в оккупированную немцами Францию.
И вместо  основной идеи Софокла о сражении между законом и человеческой честью возникло действие, призывающее французов бороться против фашисткой оккупации. В общем, как бы идея Софокла не исчезла совсем, но наполнилось патриотическим духом. И вот, в апреле этого года,  известный русско-американский режиссёр и театральный русский педагог  Андрей Малаев-Бабель по этой французской интерпретации  поставил спектакль в американской Флориде. В популярном театре Асоло играли студенты Андрея Малаева-Бабеля из театрального отделения Флоридского университета, в том числе, необычайно одарённый  Брайан Оуэн в роли царя Креонта.
Давным-давно в Афинах говорили: «Выше всего в жизни людской — закон, но неписаный закон — выше писаного». Неписаный закон — вечен, он дан природой, на нем держится всякое человеческое общество: он велит чтить богов, любить родных, жалеть слабых. Писаный закон — в каждом государстве свой, он установлен людьми, он не вечен, его можно издать и отменить». Вот о том, что неписаный закон выше писаного, сочинил трагедию «Антигона» великий афинянин Софокл.
Итак, выразителем и исполнителем Закона как  в оригинальной пьесе так и в интерпретированном варианте становится царь Креонт, а  Антигона,  дочь погибшего мученика и царя  Эдипа, становится глашатаем  борьбы за справедливость и благородство по отношению к людям.

ANTIGONE_06
Как и положено в греческих трагедиях, в конце  пьесы почти все   положительные герои, в том числе и Антигона  кончают жизнь самоубийством, остаётся один раскаявшийся  Креонт, слишком поздно помиловавший всех, так как герои  успели спешно закончить счёты  с жизнью. Креонт оплакивает себя, своих родных и свою вину, и хор вторит ему, как раньше вторил Антигоне: «Мудрость — высшее благо, гордыня — худший грех, спесь — спесивцу казнь, и под старость она неразумного разуму учит». Этими словами заканчивается трагедия. Причём её конец идентичен, как в древнем греческом тексте, так и в современном парафразе пьесы.
Вспоминается постановка этой трагедии Юрием Любимовым  в театре на Таганке,  в 1996 году.  Любимов по обыкновению здорово переделал пьесу, вставил в неё из Библии  «Песнь Песней»,  которая позволила ему переставить смысловые акценты трагедии, и вместо изначальной линии, борьбы Антигоны с Креонтом, получилась другая сюжетная линия, которую коротко можно назвать несколько лицемерным торжеством Вечной Любви.   Замечательная концепция, но к Софоклу как-то прямо не относящаяся.
Тут следует напомнить, что Андрей Малаев-Бабель, внук знаменитого писателя Исаака Бабеля, автора “Одесских рассказов” с  их героем  Беней Криком, и эпохальной “Конармии”. Конечно, знаменитый дед достаточно эффективно повлиял на творческие гены внука. И несомненно, режиссёру хорошую службу сослужило невероятное сочетание в его жизни: учёба  в знаменитом Щукинском театральном училище, преподавательский опыт работы в нескольких университетах США, и  ценная практика режиссёрского служения в американских театрах. Он ставил пьесы и инсценировки произведений многих великих писателей мира: «Фауст» Гёте,  «Дон Кихот» Сервантеса, Чехова «Чайка», Нила Саймона «Добрый доктор», «Мнимый больной» Мольера, Гоголя «Мёртвые души», Достоевского «Идиот», «Преступление и наказание» и «Братья Карамазовы» .”
Не думаю, что трагедия Софокла во французской интерпретации была его особым творческим стремлением. Скорее, эта пьеса входила в обязательную программу магистратуры университета Флориды, как дань классике. Тем не менее Малаев-Бабель, при среднем уровне актёров (за исключением Брайана Оуэна)  сумел найти в интерпретации пьесы неуловимые сюрреалистические  особенности,  французские тона и краски, не заглушив пафос греческой трагедии.  Причём, два часа театрального действия без перерыва, превратились в динамичный захватывающий процесс. Когда-то я смотрел в американском театре поставленную тем же Юрием Любимовым пьесу «Братья Карамазовы». И тоже дивился, как он смог со средними актёрами, говорящими на чужом языке, добиться  мощного динамичного действия со всполохами достоевского отчаяния, звучащего на английском языке. Я это к тому, что теперь удивлялся чутью и умению Бабеля внушить актёрам  те нужные интонации, позволившие  в общем актёрском порыве создать  единую стремительную динамику спектакля.
О неожиданно блистательной игре  Брайана Оуэна надо сказать особо. Актёр создал такой образ блюстителя законов, такой интернациональный  образ  правителя, верящего в необходимость соблюдения закона, что я занёс бы его игру в почётный список театрального мастерства. А когда он в конце спектакля выходит с окровавленными руками и смотрит на них – желваки, безумные глаза, страшно звучащие слова – я  мгновенно вспомнил героев Достоевского. Да,  страсти Фёдора Михайловича иногда переходят в  пьесы иностранных драм, и даже в древнего Софокла, если пьесу ставит российский режиссёр.
Конечно, надо отметить старания всех актёров, особенно исполнительницы роли Антигоны Эндрии Аднофф. В ней было много достоинств: преображение, харизма, напряжение, но не хватало той блистательности, которая необходима актрисам, играющих главные роли. Хотя, девочка -студентка старалась быть умопомрочительно достоверной. А блистательность? Это уж, удел зрелого мастерства или особого таланта.  И ещё, конечно, Оливия Вильямсон, одна заменяла греческий хор, и произносила  значительные   греческие  философские мудрости так мягко,  так напевно и чисто, что зрители  без сомнения ей верили и восхищались.
И вот что ещё. Хотя Софокл  представитель античного века, когда  только появились первые христиане, но в мыслях и поступках Антигоны отразилась  наступающая христианская эпоха, в частности: желание возлюбить своего ближнего, и жертвовать своей жизнью, во имя его спасения. Недаром, при всей спорности своего заявления, один из отцов христианской церкви епископ Климент Александрийский (прибл. 150—215 гг.) утверждал, что через греческую философию человечество подготовлялось к восприятию христианства.
С радостью прочитал, что следующая постановка Малаева-Бабеля – “Вишнёвый сад” Чехова. Нетрудно догадаться, что пьеса ставится по горячему желанию режиссёра. Так оно и оказалось. Я спросил у Малаева – Бабеля: Чего нам ждать от этой постановки? Фантазируя, я представлял  себе, что он ответит приблизительно так:
Американские театралы, режиссёры, актёры к Чехову относятся с трепетом и нежностью. Также не забудьте, что в Америке жил и работал брат Чехова, знаменитый режиссёр Михаил Чехов. Он во многом открыл американцам своего гениального брата. А «Вишнёвый сад» – это отражение мира. Все тоскуют по свободе и мечтают о новой полезной  жизни для Бога и людей.   В наш век войн и конфликтов, каждому народу нужно об этой мечте напоминать.
Но Малаев-Бабель ответил несколько по-другому: «Чехов, после Шекспира, самый репертуарный  драматург в мире. Многие выдающиеся режиссёры, как например Питер Брук, считают,  что кроме Чехова и Шекспира вообще ни с какими драматургами не стоит возиться –  настолько они уступают этим двум. Я во-многом с этой точкой зрения согласен. К  Чехову я подхожу с позиций великого мастера Русского театра, Николая Демидова,  театральную школу которого я преподаю и, по мере сил, развиваю. А Демидов считал  Чехова трагиком, равным по масштабу Шекспиру. Спектакль “Вишнёвый сад”, я  надеюсь, будет о том, что любовь и красоту в сегодняшнем мире скоро окончательно  вырубят топором, если за них вовремя не заступиться. Более универсальной и  актуальной мысли не придумаешь, не правда ли?»

Ну что ж, доживём в Америке до Вишнёвого сада.

И ещё пару слов: В конце пьесы  Креонт говорит: “ Да, я теперь  совсем один…”. И вот, вопрос к вам, читатели, что лучше: Исполнить закон и остаться одному, или нарушить закон и сохранить чужую жизнь и свою честь?

И ещё, когда мы после спектакля медленно шли к парковке, вдруг, меня неожиданно заполнила тишина, прозрачная, умиротворяющая. Я шёл в ней,   пытался понять природу её возникновения, и, кажется, понял: Так всегда становится тихо на душе, когда ты слышишь Божье напоминание, сказанное людьми через искусство.

Михаил Моргулис

Сарасота, Флорида
BridgeUSA@aol.com

Share