Вспоминая Господа, мы призываем Его к себе.

Вспоминая Господа, мы призываем Его к себе. Прощая человека, мы повторяем Христа. Склоняясь перед человеком –  мы склоняемся перед Господом. Останавливая свой язык –  мы повторяем молчание Христа перед Пилатом.  Ибо любая речь, кроме чтения Библии,  ведёт к искушению словами.  Мы снова собираемся с Тимофеем Нагорным лететь в Донецкий край для помощи больным детям-сиротам.

Я с вами- Михаил Моргулис

Господи, как краток путь земной. Свечу мою задуть стремится ветер… Молю,Ты смерть не посылай за  мной, пока меня зовут больные  дети. Ты можешь хворь любую исцелить, простишь меня и примешь покаяние. Лишь только Ты умеешь так любить и понимать душевные страданья.Ты путь прошел от ясель до креста, Господь, принявший облик человечий. Твоя непостижима доброта,Ты был и есть, и неизменно вечен! Храни детей моих среди невзгод. Не допусти угрозы смертной битвы! И верю я, от зла их сбережет  омытая моей  слезой  молитва… О, Господи, как краток путь земной. Свечу мою задуть стремится ветер…Молю, Ты смерть не посылай за мной, пока меня зовут больные  дети…

Share

«Умный человек должен верить в Бога!»

«Скажите, верите ли вы в Б-га? Верите?! Это правильно. Умный человек должен верить в Бога!» – сказал мне как-то писатель Анатолий Георгиевич Алексин. А дальше рассказал, что лично он пришел к вере после двухслучаев в его жизни.

petr-lyukimson«Первый произошел, когда у моей мамы случился тяжелый сердечный приступ. Я вызвал “скорую”, иприехавший врач лишь покачал головой и сказал, что нет смысла везти ее в больницу – она нетранспортабельна. “Лучше пусть умрет дома, это случится через пять-шесть часов”, – добавил он. Я был внесебя от горя (по книгам Алексина легко догадаться, что мама была для него долгие годы главным человеком вжизни. – Прим. автора). В полном отчаянии я позвонил Фриде Вигдоровой, которую в писательских кругахзвали “Совершенно случайно”. Была у нее такая присказка: “Совершенно случайно я знаю, чем могу вампомочь…”
– Совершенно случайно я знаю, чем могу вам помочь, – сказала Фрида Абрамовна. – Как раз вчера в Москвуиз Питера для получения правительственной награды прибыл профессор Карл (Анатолий Георгиевич назвалтогда его фамилию, но я запамятовал. – Прим. автора), и он остановился у моих приятелей. Это один из самыхвыдающихся кардиологов мира и, кстати, кажется, большой ваш поклонник. Записывайте номер телефона! Япозвонил незнакомому профессору, рассказал, что у меня умирает мама, а он и в самом деле оказался моимпреданным читателем. Вдобавок выяснилось, что он находится в десяти минутах езды на такси от нашегодома.
– Если я приеду, вы мне книжку с автографом подарите? – спросил он по телефону.
– Если вы спасете мою маму, я вам не только книжку, жизнь вам подарю! – ответил я.
Менее чем через полчаса он появился в нашей квартире. Чех по национальности, высокий, статный, моложавый, он был очень красив, и форма капитана первого ранга эту красоту еще больше подчеркивала. Осмотрев маму, он позвонил знакомому врачу в больницу, и вскоре молоденькая медсестра привезла сумку смедикаментами, шприцы, стерилизатор.
– Успокойтесь! – сказал Карл. – Глупость вам сказали. Вылечим мы вашу маму. У вас тут натоплено, так что яс вашего позволения разденусь… Он скинул китель и остался в одной майке. И тут я увидел у него на грудикрестик. Для меня, воспитанного убежденным атеистом, это было настоящим потрясением.
– Простите, профессор, вы что, верите в Бога? – спросил я.
– Да, конечно. А как можно в Него не верить?! – откликнулся Карл, делая маме укол.
Через некоторое время он снова послушал ее через фонендоскоп.
– Ну вот, – сказал он удовлетворенно, – сердце вашей мамы начало биться получше. Хотя действительнобыла опасность, что оно остановится, так что я прибыл вовремя.
– А с чего оно может остановиться? – по-детски спросил я.
– Вы бы лучше спросили, почему оно вообще бьется, – ответил профессор. – Нет, конечно, любой из моихстудентов вам это в два счета объяснит. Но лично я этого не знаю. Теоретически, если хорошо задуматься, оно биться не должно. То, что наше сердце работает – это самая большая загадка природы. И, думаю, без Бога объяснения этому нет.

Второй случай произошел в санатории Союза писателей, куда я уговорил поехать со мной отдыхать ЛьваДавидовича Ландау, с которым близко дружил. На пляже в один из дней мы оказались рядом с «братьямиТур» – были когда-то такие драмоделы. На самом деле братьями они не были, настоящая фамилия одногобыла Тубельский, а другого – Рыжея. Лежа на топчанах, они громко рассуждали, как смешно в наши дниверить в бога и что хорошо написать пьесу, которая клеймила бы тех, кто в это еще верит.
– Простите, – приподнялся со своего места Ландау. – А вы что, не верите в Бога?!
– Смешные вопросы задаете! – рассмеялся Тубельский. – Как может образованный человек в наши дни верить в бога?!
После этих слов Ландау вдруг резко поднялся, бросил мне “Пошли отсюда!” – и зашагал с пляжа. Мне неоставалось ничего другого, как последовать за ним. Он был явно зол.
– Лева, в чем дело? – спросил я на ходу. – Что тебя так распалило?
– Терпеть не могу человеческого невежества, да еще с таким апломбом! – ответил он. – Люди сами не знают, что мелют!
– А ты что же, веришь в Бога?!
– Ну, в бога, который сидит на облаке и следит за каждым из нас, я, само собой, не верю. Но вот в Бога как Творца Вселенной верю однозначно! Физик не может в него не верить! Я мгновенно вспомнил разговор на туже тему с Карлом и подумал: если такие люди в Него верят, то кто я такой, чтобы отрицать Его существование?! И потом не раз убеждался: надо верить!»

Со времени того нашего разговора с Анатолием Георгиевичем прошло лет 15, но я помню его почти дословно– уж очень сочно он умел и, надеюсь, все еще умеет рассказывать. Привести же его сегодня я решил, потомучто надоело читать в интернете, как некоторые «афтары» с омерзительным апломбом клеймят «религиозноемракобесие», «религиозных фанатиков» и так далее. А заодно повторяют за братьями Тур их благоглупость, что современный образованный человек не может верить в бога, так как «наука давно доказала», «человечество идет вперед», «образование и религия несовместимы» и все такое прочее.

Лично я пришел к убеждению – не к вере, а именно к убеждению, – что Бог существует еще в годы учебы вфизматшколе, где все мои одноклассники мнили себя либо будущими новыми Эйнштейнами, либо, на худойконец, Фарадеями. Помню, фраза Ньютона – кстати, считавшего себя в первую очередь не физиком, атеологом, – что сама царящая во Вселенной гармония является лучшим доказательством существованияТворца, поразила меня и врезалась в память на всю жизнь. И уже потом, студентом, я оценил всю красоту иточность максимы Эйнштейна: «Наука без религии – безнравственна. Религия без науки – слепа!»

Да и потом я не раз встречал весьма известных в своих кругах физиков, математиков, химиков, да и биологов, прекрасно совмещающих свои научные взгляды с глубокой верой во Всевышнего. И это кстати, в отличие отмногих гуманитариев, среди которых мне чаще попадались антиклерикалы. Интересно, что новейшие достижения в науке, нанотехнологии, подтверждают великий факт существования Бога!»

Share

СЛУЧАЙ В АМЕРИКЕ- Притча

       pritchaОдин молодой человек готовился к выпускному из колледжа. Много месяцев он мечтал о прекрасной спортивной машине, выставленной в автомобильном салоне. Он знал, что его отец мог вполне позволить себе её купить, и сказал отцу, что это все, чего он хочет. Приближался день выпускного и молодой человек уже ждал знака, что отец купил машину. Наконец, в утро выпускного отец позвал его к себе, сказал, как он горд иметь такого сына и как сильно любит его. Он дал сыну красиво упакованную коробку. С любопытством и небольшим разочарованием молодой человек открыл коробку и нашел прекрасную, в кожаном переплете Библию, с его именем, вытесненным на ней золотом. В гневе он закричал на отца: «Со всеми твоими деньгами ты даешь мне Библию?» Он вылетел из дома, так и не взяв с собой Библию.
         Много лет прошло, молодой человек состоялся в бизнесе, у него был красивый дом и прекрасная семья. Он понимал, что его отец уже очень старый и что он должен навестить его – он не видел его с того выпускного дня. Но прежде чем он смог поехать, он получил телеграмму, в которой говорилось, что его отец ушел из жизни и что он завещал все свое имущество сыну. Ему требовалось немедленно поехать в дом отца и позаботиться о вещах.
          Когда он приехал, грусть и сожаление наполнили его сердце. Он стал просматривать важные документы отца и увидел Библию, совсем новую, именно в том состоянии, в каком он оставил ее много лет назад. Со слезами на глазах он открыл Библию и стал перелистывать страницы. Его отец аккуратно подчеркнул один из стихов – от Матвея, 7:11 – «Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него.»
Как только он прочел эти слова, ключи от машины упали из Библии. На них была пометка с названием автомобильного салона – того самого, в котором продавалась спортивная машина, о которой он мечтал тогда. Также была указана дата – день выпускного и слова…ОПЛАЧЕНО ПОЛНОСТЬЮ.
          Как много раз мы упускаем милость Господа из-за того, что она упакована не так, как мы этого ожидаем? Если эта история тронула ваше сердце, пожалуйста, распространите её!! Пожалуйста, прочтите её полностью перед тем как пойти домой или если вы уже дома.  У вас едва находится время для Бога. Но мы слышим из Библии Его слова: Я люблю вас и всегда благословляю. Я всегда с вами и  пошлю вам  и сегодня Свои особые благословения. 

Share

НОВАЯ ПРИТЧА О НОВОМ СПОРЕ.

                                      МИХАИЛ МОРГУЛИС
 bogСовсем недавно сатана посмотрел  на мир, и говорит Богу:
– Посмотри что они делают внизу! Им не нужны Содом и Гоморра, они сами себя уничтожат…
         Бог вздохнул: –  Всё идёт по Моему замыслу. В раю они захотели свободу, и её получили.  Теперь всё плохое, что совершается, они валят на Меня. Такова человеческая благодарность. Кричат: Где был Бог?!   Там где и был.   А вот они были на земле, и всё это совершали… Более того, у них не только Каины убивали Авелей. У них  Авели убивали Авелей…
         –  С Иовом я Тебе проиграл. Хочешь ещё одно пари?  Дай им возможность  достичь  твоего, Божьего уровня, уровня Творца..  Посмотрим, смогут ли?    Я заявляю, что не смогут!
–  Смогут. Они Моё творение.  До этого Я позволял им использовать только 2% своих возможностей. Если Я благословлю, у них  включатся остальные проценты, и  они станут, почти как Я…
         – Нет, бессмертный…  Вспомни, Ты дал им веру, а я неверие, Ты дал им  разум, а я глупость, Ты дал упорство, а я дал упрямство, Ты дал щедрость, а я жадность, Ты дал радость, а я зависть, Ты дал добро, а я зло… Посмотри, мои качества в них побеждают…
        – Не во всех.  Вспомни, сколько людей тебя прогоняло… Сколько людей боятся тебя… От скольких ты убегал, когда они вспоминали  Сына Моего и Меня, и клали крестные знамения и произносили перед тобой Мои слова из Святого Писания….
          –  Хотя это правда, и большинство произносят Твоё имя, но  Тебя они не знают. Большинство людей знают меня, Твоего падшего ангела, Твоего князя тьмы…
           –  Ты прав, когда ты рядом с ними, им трудно найти Меня. Ты ведь через политиков указываешь им неправильные дороги… Ты искушаешь их браться за мечи и убивать друга… Ты послал на них болезни и проклятия…  Но они всегда продолжают искать Меня… И находят… И к концу, может быть все найдут Меня…
           – Никогда! Готовь новый замысел для мира! Ты допустил один Божественный промах… Да, по Твоему желанию они достигнут невероятных высот в технологии, они станут рядом с Тобой, они  смогут делать то, что можешь Ты… Но, когда они увидят, что стоят близко от Тебя, они захотят стать на Твоё место !!!  Не забудь, ведь души их остались такими же низкими, какими были тогда, когда Твоего Сына прибивали к кресту…  Но не переживай, Творец! Они не достигнут этого никогда! Потому что по мере своего восхождения к Тебе, они  испоганят и разрушат планету, которую Ты дал им для жизни, и погибнут вместе с ней!
        – Похоже. Но ты забыл о факторе Небесной любви. По Моему замыслу Я не должен их спасать, но по Своей Любви, может быть Я их спасу… Возможно эксперимент с ними не удался… Но любовь покрывает всё…Любовь, самое главное в этом мире зла.  Поэтому они достигнут места рядом со Мной… А на Моё место они стать не смогут… Иначе их некому будет любить…
       – Это не по правилам! Это нечестно!
          – Ты прав. Это нечестно для тебя, но это честно для Меня… Я ведь их Отец… И это правило любви отцовского сердца Бога…
 (Записал  Михаил Моргулис)
bridgeusa@aol.com
www.morgulis.tv
Share

Неодолимая любовь к жизни

rememberingВспоминая хорошего человека, мы часто говорим — он так любил жизнь… А что мы вкладываем в эти слова? Какой смысл? Что значит — «любить жизнь»? Разве есть люди, которые жизнь не любят? Или это довольно редкий дар — наслаждаться жизнью, ценить её неожиданные повороты, любить каждый прожитый день?

Оказывается, да — любить жизнь дано не каждому. Более того, жизнелюбы встречаются не так уж и часто. И нам они кажутся необыкновенными гурманами, людьми, которые хорошо разбираются в простых житейских радостях. И по этой причине они необыкновенно счастливы.

На самом деле эти счастливцы вовсе не столь счастливы, как может показаться с их слов. Жизнелюбами бывают и люди нуждающиеся, и неудачливые в любви, и инвалиды. Все они по общепринятым представлениям должны быть несчастными. А они — счастливы.

Причина их счастья — в них самих, в их ощущении жизни. Каждый день они просыпаются с улыбкой. С улыбкой смотрят на мир. С улыбкой встречают вечер. И с улыбкой засыпают, чтобы встретить новый день — с такой же улыбкой.

Согласитесь, картина необычная. Мы не привыкли видеть улыбки на лицах людей. И в наше время улыбаемся больше и чаще, чем было раньше, но всё равно недостаточно. Поэтому, попадая за границу, мы поначалу не можем отделаться от мысли — что это они все улыбаются? А вернувшись домой, никак не можем отвыкнуть от неизвестно откуда взявшейся привычки улыбаться всем и каждому.

Так что же, мы не жизнелюбы? В большинстве своём, к сожалению, нет. Мы всегда что-то преодолеваем. Всегда ждём каких-то неприятностей. И счастье наше заключается в том, что следующий день не выдался хуже предыдущего. Отсутствие неприятностей — вот формула нашего всеобщего счастья. Его необходимое условие и главная причина. И всё вроде бы верно. За одним лишь исключением — по этому правилу невозможно почувствовать прилив счастья, если у тебя самого что-то не в полном порядке. Палец молотком прибил — и счастью конец. Вспомнил о бушующих военных конфликтах где-то на краю земли — и прощай, желанная гармония чувств. Услышал сердитый вскрик соседа за стенкой, впечатлился чужими страстями — и спокойствия на сердце как ни бывало. О каких-то физических недостатках, болезнях и пережитых в прошлом трагедиях и не говорим.

Получается, что любовь к жизни, действительно, свойственна лишь немногим из нас. И мы искренне удивлены, когда встречаем на своём пути весельчака, жизнелюба и оптимиста. Мы вспоминаем эти нечастые встречи. Мы завидуем этим людям — их легкому отношению к жизни, их способности забывать неприятности.

Зависть — чувство нехорошее и деструктивное. Но здесь есть, чему завидовать. Стоит лишь присмотреться к этим воздушным, искрящимся экстравертам. Для них, к примеру, не существует политических дрязг. До определённого предела, конечно. Вряд ли оптимистический взгляд на действительность помог бы хоть кому-то пережить репрессии 1937 года. Тут уж как ни оценивай происходящее, но ежели коготок увяз, всей птичке пропасть.

Но саму атмосферу тяжелых предвоенных лет оптимисты переживали легче. Если удавалось уцелеть, не попасть под молох государственной машины, то всё остальное было уже не страшно — поскольку страшной жизни в восприятии этих людей не бывает. Они способны находить положительные стороны в самых тяжёлых жизненных обстоятельствах. Кем были балагуры, шутники, гармонисты и рассказчики, которых всю жизнь вспоминали солдаты той великой войны? Оптимистами-жизнелюбами. И вспоминали же. В рассказах стариков непременно находилось место смешным случаям. Хотя, какой уж тут смех — люди гибли в невероятных количествах. Им было явно не до веселья.

Жизнелюбие — свойство не только человеческого характера, но и возраста. Чем мы моложе, тем жизнелюбия в нас больше. Пресловутые «розовые очки» — неоправданный (якобы) оптимизм, комплиментарная оценка происходящего, благодушное отношение ко всему, что окружает человека, даже к врагам — присущи людям молодым. А пожившим, зрелым больше к лицу сдержанный пессимизм, недоверчивость, скептическое отношение ко всему новому — то есть то, что мы обычно называем «здоровым консерватизмом».

Счастливы ли в таком случае молодые? Счастливей ли они нас, людей пожилых? И да, и нет. Да — потому что молодость всегда лучше старости (хотя бы из-за того, что до конца отведённого срока молодым ещё жить и жить). Нет — потому что молодые, по мнению пожилых, просто не в курсе, как они несчастны.

Жизнелюбивые люди не укладываются в наше представление о мудрости. Весёлая молодежь кажется нам глупой, а её оптимистичный настрой — неоправданным. Жизнелюбивые старики вызывают, скорее, сочувствие и даже жалость. Но лишь до той поры, пока мы к ним ни прислушаемся, ни попытаемся вникнуть в проповедуемые ими истины. И тогда всё меняется. И мы понимаем — именно так и надо было жить. Не вникая в глобальные проблемы, решить которые мы всё равно не в силах. И не упуская жизнеутверждающих мелочей, которые на поверку и не мелочи вовсе, а самая что ни на есть суть жизни.

Как, к примеру, избавить себя от ежедневной нервотрёпки после прочтения газетных статей? Там — рвануло, здесь — взорвалось. Да сколько же можно?! Нисколько. Выбросьте газету. И больше к ней не прикасайтесь. Не включайте телевизор. Черпайте новости только из тех источников, которым вы доверяете.

Всё просто. Но выполнимо ли? Выполнимо. Я двенадцать лет не читаю газет. И три года не смотрю телевизор. Вообще, ни один из каналов. Я не умер, не деградировал, не утратил способности работать в качестве (представьте себе) журналиста. То есть я могу служить доказательством постулата, что отказ от чтения газет и просмотра телепередач не понижает, а, напротив, повышает качество жизни. Вы можете этому доказательству (то есть мне) верить или не верить. Но факт остаётся фактом.

Другая сторона этой же проблемы. Отказ от будоражащих новостей — это что, голову в песок, как страус? Ничего подобного. Прочитывая газетную сводку новостей, мы следуем воле редактора, составившего её, и подчинённой ему команды журналистов. Жизнь намного многообразней, чем эта сводка. В окружающем мире хватает места и для ужасных трагедий, и для воодушевляющих подвигов. Все дело в подаче новостей и в их пропорциях. Ищите интересующую вас информацию сами.

Это лишь одна сторона будней, которая лишает нас жизнелюбия. Вот другой пример — наша печаль по поводу стремительно ускользающей жизни. Каждое утро мы смотрим в зеркало и с огорчением замечаем морщинки, седые волосы и другие свидетельства старения. Наш уход — дело времени. Он неотвратим. И мы это знаем наверняка. Жить вечно невозможно. И даже прожить «свои сто лет» дано одному человеку из (наверное) миллиона. Жизнь большинства из нас существенно короче.

Если думать об этом постоянно, будни превратятся в кошмар. А если… не думать? Или успокоиться и не бояться того, что рано или поздно с нами произойдёт? Если попытаться отыскать положительные моменты и в этом?

Знаете, чем жизнелюбы отличаются от нас, неисправимых скептиков? Для них жизнь не имеет трагического финала, поскольку вместе с дыханием и мыслью уходят и ощущения. Жизнелюбы бессмертны… Но самое поразительное, что бессмертны и все мы! Только они уверены в своём предположении. А мы об этом даже не задумываемся.

От редакции сайта: Автор написал отличную умную статью, но названия скептикам и жизнелюбам дал не вполне точные. Жизнелюбы – это люди уверовавшие в Бога, более точно, в Христа, и поэтому получившие возможность вечной жизни. Это подтверждает самый важный христианский документ – Библия. А скептики, это те кто сомневается в получении новой жизни через Христа, это не классические атеисты, богословы их называют агностиками.  Верующие приобретают новую жизнь. Атеисты свой путь к новой  жизни  отрезали. А у сомневающихся есть шанс.И очень серьёзный, и очень актуальный. Ибо мы живём в почти безумном мире, и одним, без Бога, нам  не выдержать ни в этой жизни, ни в новой.

мм

Share

ПРОЩАЙТЕСЬ КАЖДЫЙ ДЕНЬ…

Михаил Моргулис

MorgulisПрощайтесь с любимыми каждый день. И с не совсем любимыми. И просто, с теми, скем в этот день встретитесь. И когда кто-то при вас ест и проглатывает кусок, говорите ему: «На здоровье!». Представьте себе в этот день гору. На вершине лежит большой зверь. Этот зверь – время. Оно считает ваши дни. Вся ваша жизнь – это скатывание с горы. Как только вы падаете у подножья горы, ваше время и жизнь заканчиваются. Некоторые цепляются за склон горы, используя всяческие ухищрения, цепляются лекарствами, молитвами, операциями,но всё это напрасно. Ну да, вы можете  зацепившись  провисеть на одном месте пару лишних дней, но потом зверь наверху кивнёт могучей головой, и вы  снова катитесь вниз. Поэтому не уставайте прощаться, но делайте это с улыбкой, без сожаления, и чтобы глаза ваши были тёплыми. Если есть у вас есть собака, медленно погладьте её,  долго смотрите на неё, она всё поймёт, быстрее чем люди.  Не сентиментальничайте с любимыми людьми, к которым очень привыкли, хотя они вас, а вы их, часто раздражали. Ни в коем случае, не плачьте. Плач не для вас, это из другой оперы.

Потом, выберите минуты, станьте перед зеркалом, и не критически, а с радостью смотрите на своё отражение. Радуйтесь каждой морщинке, каждой пролысине, каждому ненужному волоску на ухе или в носу. И вместо слов «Ещё не вечер, Ещё споём», скажите:  – Ну что ж, я готов.  Знаю, что путь далёк, но он  также и близок. Знаю, что это конец, но и это начало.

И вы увидите, что зверь наверху одобрительно кивнёт головой.

Потом  вспоминайте тех, кого вы обидели. И просите  у них прощения. И шепните в небо:  Сейчас я очень  жалею об этом. Сейчас, я мысленно становлюсь перед вами на колени, склоняю голову, и прошу меня простить. Потом вспоминайте тех, кто обидел вас. Вспоминайте самых противных и злых. Знайте, сейчас они уже не такие, если они живы, то время их сделало добрее. Хотя особенно злых время победить не может. Но прощайте всех, добрых и злых, искренних и притворщиков. Пошлите им воздушный поцелуй, и  стараясь видеть их по очереди перед собой, говорите: – Прощаю, прощаю, прощаю…

 Эти слова вас очистят, и ещё больше успокоят. Я понимаю,  уходить в неизвестное место всегда волнительно, а в новую жизнь уходить, ну-с, позвольте, это вообще  поход в совершенно неизвестное. Ну да, в новой компании, куда случайно попадаешь, не знаешь, что сказать и как вести себя, а тутидти в новую жизнь.

Ну а потом проходит день и наступает ночь. Но вот что забыл сказать, в этот день  старайтесь гладить всё, что можно: руку любимой женщины или мужчины, если вы женщина, гладьте ребёнка,  собаку, кота, цветы, поднимите с земли веточку, упавшую с дерева, и погладьте её.

 Вытащите из карманов ключи и положите их на видное место. На столе оставьте записку, короткую: До свиданья, я как мог любил вас. Я постараюсь навещать вас во снах, и улыбаться вам.

          Конечно, постарайтесь выбросить все бумаги, которые чем-то дороги для вас, но будут  совершенно безразличны для других. Когда вы уйдёте, через какое-то время, их всё равно выбросят. Не переживайте из-за этого, жизнь заканчивается, а  сней заканчиваются все бумаги, записки и большинство фотографий. В будущем фотографии будут рассматривать всего несколько близких человек, и при этом кратко вздыхать. Так что примиритесь с этим, и посмотрите на это  взглядом мудреца, которого жизнь научила мудрости. А венец мудрости – это терпение.

И  скажу вам строго между нами: Надо уходить незаметно. Чтобы после ухода и вознесения, мы продолжали житьсреди живых.

Потом наступает ночь, да, ночь, но ещё не долгая. А может  долгой ночи вообще нет.

Что же надо делать ночью?!

Если не спится, то нужно вспоминать о грехах. Потому часто и не спится, что они вспоминаются. Грехи, грехи… Они светят ярко, как звёзды в небе.  И они колючками живут в наших душах. Не у всех правда. Есть бронированные души,  они не хотят помнить грехи, они от них защищаются, закрываются. Такие, никогда не будут рядом с Господом. А вы вспоминайте, и не  стесняйтесь каяться в них, ибо в тот момент вы каетесь не перед человеком, а перед Богом. Если мы склоняем голову перед человеком, то в этот же миг склоняем голову и перед Богом. Покаяние – особо очищает, и душу и разум и тело. Будьте верующими, а не религиозными. Как только религия становится назойливой, она превращается в религиозную пропаганду. А я хотел бы, чтобы вы были очищенными  верующими.

Если эта ночь не закончится, а плавно продлится, то вы вступите в новый мир. И если вступите туда очищенными покаянием, простившими других людей, с сердцем полным любви и доброты, с тихой любовью к Богу и людям, то эта  ваша новая дорога станет дорогой к новому неизведанномусчастью.

А на земле, ваши близкие и друзья вспомнят о вас и поймут, кто с ними жил рядом.

Bridgeusa@aol.com

 

 

Share

Запасной ход Бога

.

Дорогие друзья читатели, не отнеситесь к этому размышлению скептически, в нём есть логика, приближённая не к логике человека, а к логике Бога. Постарайтесь рассмотреть  эту  информацию не из офиса, не из квартиры, а с высоты неба.  Творец изгнал нас из рая, после того, как мы нарушили  Его правило. Мы избрали мнимую свободу, по нашим решениям убивали миллионы, умирали десятки миллионов, сжигались бомбами города, и люди в газовых камерах. Взрывали детей, заражали мир, уничтожали природу, продавали душу дьяволу за деньги, пустили варваров  в Европу. И чего мы достигли – всемирного кризиса, который приведёт к вероятной войне и уничтожению нашей цивилизации. Да, это уже не мысли из страшного фантастического романа, а документальная правда нашей жизни. Скоро, очень скоро, мир возовёт: Господи, спаси и помоги!

 Но Бог не волшебник из детских фильмов, Он Абсолют, Конструктор жизни, Всевышний, и у Него не человеческая, а Божья справедливость. Он не действует эмоциями, а совершает решения по Его бесстрастной  небесной справедливости. Он видит до какой низости и деградации дошёл мир, и  теперь, какой Небесный смысл дальше продолжать эксперимент  с падшим человеком. Так что предстоит вход на сцену планеты другой цивилизации.  

Скажу откровенно, у меня остаётся только одна надежда – надежда  на милость Божью. И эта надежда на милость зиждется на словах Библии: “Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, чтобы каждый верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную”.

 

Михаил Моргулис

.

Запасной ход Бога

.

Люди скучны, тогда как любой бурундук, стоит вступить с ним в контакт, оказывается кладезем знаний и образцом мудрости

 .

 

 

Та самая Чиквита
Та самая Чиквита

Профессор Джозеф Гарт (внучатый племянник писателя Брета Гарта) много лет занимался изучением интеллекта животных. На этом пути он приобрел много удивительных сведений и верных друзей. Ворона, самозабвенно катавшаяся с крыш на  пластиковой тарелке, сворованной в уличном кафе, стала ему отличным другом, который раскрыл многие тайны птиц и глубины нечеловеческого интеллекта. Камышовый кот, прекрасное создание в палевой шубе, с круглой головой и серьезными серыми глазами, оказался хитроумным, как Улисс, хотя и наивным, как дитя. И еще многие другие. С некоторыми из них Гарт общался в природе, с некоторыми в своей лаборатории в институте Йорк.

 .

Постепенно ученый заметил, что все больше удаляется от людей и все больше приближается к зверям. Во львах, хомяках, зайцах, котах и даже воробьях он находил живую непосредственность и свежесть мысли и чувства, которые отсутствовали в людях. Люди, по мнению ученого, которое он никому не высказывал, превращались в фабричный товар: стандартные, похожие друг на друга поведением, действующие по шаблону, предсказуемые в словах и поступках, они были скучны для него, тогда как любой бурундук, стоило вступить с ним в контакт, оказывался кладезем знаний и образцом мудрости. И ученый все больше и больше времени проводил среди бурундуков и черепах, исследуя их внутренний мир и интеллектуальные способности.

.

Немолодой человек с длинными седыми волосами и в старом пиджаке, рукав которого хранил винное пятно 1986 года, профессор Гарт знал о зверях и их поведении больше, чем любой из людей на Земле. Он понимал, что в мире совершается огромная перемена, на которую homo sapiens, сузивший себя до офиса, банка, ресторана и дискотеки, не обращает внимания. Перемена состояла в том, что интеллект животных и их способность к постижению человеческого мира резко возрастали. Гарт наблюдал собак, управлявших автомобилями, котов, осмысленно орудовавших компьютерной мышкой, свиней, направлявших джойстик пятачком, ворон, подкладывавших орехи под колеса машин, собак, переходивших улицу только на зеленый свет, попугаев, самозабвенно певших арию Риголетто, слонов, глядевшихся в зеркало. Происходил взрывной рост интеллекта у зверей и птиц и одновременное падение интеллекта у людей.

.

Наряду с освоением зверями предметов и механизмов человеческой цивилизации  наблюдалось затухание межвидовой борьбы в животном мире. Гарт знал этому тысячи примеров. Львы в Африке переставали охотиться на буйволов, тигры проявляли интерес к сену и становились вегетарианцами. Коты безразлично наблюдали за беготней мышей у себя под носом. Случай в России, где амурский тигр подружился с козлом, был вовсе не единственным, подобное происходило во многих местах. Но человечество или не обращало на такие происшествия внимания, или превращало их в газетный анекдот. Но что все это значит?

Профессор Гарт уже был в таком возрасте, когда его не интересовали научные премии и слава великого ученого, все это он уже пережил, все это было за спиной. Теперь он, давний, застарелый холостяк, проводивший вечера в своей тихой квартире, где все стены были в книгах, а на письменном столе далеко за полночь горела желтая лампа, просто хотел понять. Его гипотеза состояла в том, что человечество близится к концу. Количество оружия, собранного людьми, превосходило все разумные пределы, на каждого младенца приходилось по тысяче двести пуль и девяносто пять бомб. Наряду с ростом горы оружия происходила идиотизация политики: в этой области оказывалось все больше и больше полуграмотных, тщеславных, завистливых, злобных дураков, вступавших друг с другом в свары по всему миру. Ученый не верил в то, что будет использовано ядерное оружие, он полагал, что, скорее всего, произойдет глобальная катастрофа, связанная с генными модификациями.

.

Тогда люди исчезнут с лица Земли, но останутся города, машины, компьютеры,  системы связи и транспорта и так далее. Все останется новому человечеству, то есть миру зверей и птиц. Подобная мысль только на первый взгляд казалась странной. Профессор Гарт не сомневался в способности его пушистых, ушастых, хвостатых и четырехлапых знакомцев освоить наследство людей и применить его. Он знал, что IQ дельфинов выше, чем у людей, что мозг слона превосходит мозг человека длиной извилин, что осьминог поддается гипнозу, а дельфины передают друг другу информацию. Просто в какой-то момент животный мир был отодвинут в сторону и заторможен в развитии, а эстафетная палочка передана быстро бегущему вперед человечеству… Однажды он рассказал эту теорию коллеге, др. Лейбватеру, тот в ответ похлопал его по спине и сказал: «Джо, дорогой, скажем прямо, вы сошли с ума, вам надо больше общаться с людьми и пить витамины!» Оба посмеялись.

.

Обезьяна Чиквита жила в специальном вольере в университетской лаборатории. Профессор Гарт быстро и без труда прошел с ней программу обязательных исследований, включавшую в себя простейшие логические задачи и обучение тремстам словам. Чиквита вместо трехсот освоила пять тысяч, ее словарный запас был больше, чем у журналиста New York Times. В вольере она имела коробку с цветными плашками разной формы, каждая из которых означала действие или понятие. Гарт часто заставал ее сидящей в задумчивости перед длиннейшими строками из цветных плашек. Чиквита философствовала. Она формулировала сложные мысли о людях и своих сородичах. Когда Гарт садился рядом на синий надувной матрас и плашками выкладывал свои мысли, Чиквита сердилась и, выставив палец, передвигала плашки, указывая ему на его ошибки в логике.

.

Обдумывая вечерами в свете желтой лампы то, что сказала Чиквита (она много рассказывала ему о своей жизни, о встречах с жирафами и львами, а также о людях), профессор приходил к выводу, что происходит глобальное озверение людей и очеловечение зверей. Люди лишались индивидуальных черт и сбивались в стаи, чтобы захватывать ресурсы и власть, деньги и рабочие места; стаями они набрасывались на тех, кто был не похож на них, и грызли их. Звери же, наоборот,  очеловечивались, приобретали индивидуальные признаки. Человек опускался вниз, в темное море инстинктов, в стаю, состоящую из неотличимых оскаленных морд, тогда как зверь поднимался вверх и становился личностью с лицом, душой и улыбкой. Профессор очень хорошо знал улыбку кота, улыбку панды, улыбку тигра. И слезу дельфина, когда его освобождали из сети, в которой он запутался.

.

Однажды вечером в декабре Гарт замотал шею длинным шарфом, вышел на улицу, сел в свой старый джип и приехал в университет в девять вечера, когда там никого уже не было. Он зашел в вольер Чиквиты и без всяких пластмассовых плашек сказал ей, что пора идти. Человек в старом пиджаке и с длинными седыми волосами никогда никому не признался бы в том, что объясняется с обезьяной  телепатически, но это было именно так. Они видели и слышали мысли друг друга, их свечение, их шуршание. Звери вообще телепаты, поэтому им кажется неловкой и трудной человеческая речь, производимая скрипом горла и жуткими манипуляциями языка. Держа своего друга за руку, Чиквита быстро перебирала босыми ногами по холодному асфальту. Она села рядом с ученым в машину, на переднее сиденье, и они поехали.

Сквозь скользящие по лобовому стеклу огни обезьяна видела огромный человеческий город. Буквы рекламы взбегали на высоту ста этажей и падали вниз. Деревья на бульварах были обведены миллионами белых светодиодов, которые ярко сияли в черном воздухе. Витрины светились, как аквариумы. В кафе люди сидели за столиками и водили пальцами по планшетам, как дети. Медленно падал снег, быстро проносились машины. Профессор Гарт выехал на широкий проспект, а оттуда свернул в пустую улицу с высокими деревьями. Она вела на смотровую площадку над городом. Он открыл дверь со стороны пассажира и галантно подал обезьяне руку. Вдвоем они подошли к парапету над высоким склоном. Город лежал внизу, огромный, как светящееся облако в ночи, с вкраплениями рубиновых звезд и желтых пульсаров, с голубыми линиями отражений в темной реке и мелкими квадратами окон в  небоскребах. Он был странен и прекрасен, этот Вавилон, живший так, словно у истории нет конца. Гарт держал в руке теплую, родную руку Чиквиты и думал о том, что звери — это запасной ход Бога. Бог дал шанс человеку, а когда тот так глупо, так подло растранжирил его, даст шанс другим.

 .

Автор: Алексей Поликовский

Share

«Бог идет сквозь нас, как ток через провод»

Философ Михаил ЭПШТЕЙН 

Ольга Тимофеева


phpО религии после атеизма говорим с известным культурологом Михаилом ЭПШТЕЙНОМ, чья книга «Религия после атеизма. Новые возможности теологии», только что вышедшая в «АСТ-пресс», уже стала предметом горячей полемики.

 

Когда в обществе воцаряется убеждение, что вокруг все лишено смысла — экономического, эстетического, этического, то духовное и душевное исподволь набирает силу. И религия как высшее проявление духа становится последним оплотом для далеких от церкви людей. Социологические опросы показывают резкий рост религиозности в России. Но может ли религия, прошедшая долгую полосу гонений и отрицания, возродиться в традиционных формах? Чем опасен поспешный переход от воинствующего атеизма к господствующей роли церкви? Как современная наука доказывает существование Бога? Почему рeлигия взята на вооружение политиками и националистами? Об этом говорим с известным культурологом Михаилом ЭПШТЕЙНОМ, чья книга «Религия после атеизма. Новые возможности теологии», только что вышедшая в «АСТ-пресс», уже стала предметом горячей полемики.

 

— По новым данным социологов, в России лишь 13% атеистов. Вам верится?

— Во всяком случае, опрос, проведенный Фондом «Общественное мнение» (ФОМ) летом 2012 г., взял необычайно большую выборку — 57 тысяч респондентов против обычных полутора тысяч. Кстати, это резко понизило численность православных. Раньше считалось, что их процентов 70—80, а оказалось — 41%, 58,5 миллиона. Вторая по численности группа, 25%, 36 миллионов, — верующие без вероисповедания. 6,5% мусульман; 4% экуменистов, т.е. внеконфессиональных христиан, дальше идут доли 1 процент и меньше: католики, протестанты, буддисты, старообрядцы, язычники… Самая неожиданная и интересная — вторая группа: в Бога они верят, но к конкретной религии себя не относят. В моей книге это называется «бедная вера».

— Что это значит?

— В конце 1970-х — начале 1980-х гг. все больше людей уходило от атеизма, но не все присоединялись к определенным религиям. Понятие «бедная вера» сформировалось в 1982 году по аналогии с «бедным театром» Ежи Гротовского. В этом театре не было ни сцены, ни костюмов, ни масок, ни бутафории — актеры просто жили на пределе своей человечности и вовлекали в процесс зрителей. Они не перевоплощались, а как бы развоплощались. У бедной веры тоже нет ничего, кроме прямого предстояния Богу. Ни храмов, ни обрядов, ни догм, только обращенность к Богу здесь и сейчас, один на один. «Бедный» звучит не пренебрежительно; вообще это слово в религиозном контексте имеет положительную коннотацию. «Блаженны нищие во имя духа». И слово «бедный» этимологически родственно латинскому fides, «верa». Связь такая: «Быть бедным, неимущим — приносить жертву — верить в Бога».

— Вы называете наше общество пост­атеистическим. Вы верите, что в нем происходит религиозное возрождение?

— Возрождение религиозного сознания началось в 1970-е годы. Не только возрождение, но и массовое зарождение нового, надконфессионального сознания — впервые в российской, а может быть, и всемирной истории. Опыт советского атеизма, беспощадный для всех, выдвинул категорию «верующий», которая поначалу воспринималась как идеологически порочная, а потом стала наполняться собственным положительным смыслом. Не «православный», не «католик», не «мусульманин», а просто верующий.

— Не так ли было еще у Льва Толстого?

— У Толстого поиск надконфессиональной веры сочетался с резкой критикой конфессий, прежде всего православия, как суеверия, как язычества, как идолопоклонства. Это один тип надконфессиональности.

Другой — универсализм Даниила Андреева, чья книга «Роза мира» была чрезвычайно популярна в позднесоветские и постсоветские годы. Перспектива объединения всех существующих конфессий в «Розу мира», где все церкви выступают как лепестки «интер-религии».

Есть путь к надконфессиональному изнутри конкретной конфессии — путь, скажем, Александра Меня. Он в православии пытался подчеркнуть его универсалистские, экуменические аспекты, что вызвало ярость многих его со-верников и, возможно, привело к гибели этого великого исповедника и проповедника

Есть, условно говоря, путь мыслителя Григория Померанца: экзистенциальное соприкосновение с разными религиозными традициями и попытка построить надконфессиональное через сопереживание их духовному опыту. «Бедная вера», пожалуй, ближе всего к этому варианту.

— Может быть, бедная религия просто проявляет потребность веры? Для кого-то свята была вера в Пушкина, а для кого-то — в Сталина.

— Естественно, у человека есть потребность веры. Но она часто переходит в своего рода фетишизм. Культовые умонастроения 1970-х — начала 1980-х я постарался представить в книге «Новое сектантство». Там описаны и пушкинианцы, и кровосвятцы, и доброверы, и домовитяне, и пищесвятцы, и прочие представители этой обмирщенной религиозности, переходящей в обрядоверие. «Опредмеченная вера», перенесенная на вещи, идеи или людей, — это суеверие. Борьба веры с суеверием во многом и определяет духовную историю человечества.

— Но и сейчас религия для многих сводится к обрядам по праздникам.

— Это и есть форма идолопоклонства, когда вера в живого Бога подменяется верой в обряд. Критика такого фарисейства, убиения духа буквой, — в Евангелии, а также в Талмуде: «Суббота должна служить вам, а не вы субботе». Главными противниками Иисуса были не атеисты, а фарисеи, считавшие себя праведниками, исполнявшие каждую букву закона. Именно их он и обличал прежде всего. Но фарисейство, увы, возрождается на почве любой религии, в том числе и христианства.

— Истинная вера — именно бедная, внеконфессиональная, а любая конфессия скорее уводит от Бога?

— Нет, это толстовская точка зрения, которая мне совершенно чужда. Внутри каждой конфессии есть глубинное ядро веры, которое никакое фарисейство и обрядоверие не в силах извратить. Можно принадлежать какой-то церкви и в то же время выходить за ее пределы, вступать иногда в трагические отношения со своей конфессиональной принадлежностью. Верующий может проходить в своей жизни через разные этапы внутреннего воцерковления и расцерковления. Скажем, православный интеллигент чувствует, что не может перепрыгнуть через свое историческое и культурное наследие; и в то же время ему трудно оставаться в этих конфессиональных стенах, тем более учитывая фундаменталистские устремления церковной иерархии, растущий клерикализм. Возникает противоречие между конфессией и надконфессиональным сознанием, или, в терминах Карла Барта, между религией и верой. Крупнейший теолог XX века Карл Барт писал, что религия, как система доктрин и ритуалов, имеет право на существование только тогда, когда она постоянно отвергает саму себя. Вместо этого она укрепляет свои стены, золотит свои храмы — да и хоромы своих иерархов. Сейчас борьба между верой и религией составляет душевное напряжение очень многих людей.

— Тем более что православие взято на вооружение как средство борьбы со всяким инакомыслием. Что в православии позволяет его таким образом использовать?

— Православие исторически связано с национальным государством. У православных нет такого всемирного, наднационального, надгосударственного центра, как Ватикан. Соотнесенность церковной иерархии с национальной государственностью очень акцентирована. В 1970-е годы были надежды на то, что в постатеистической России из трагической истории гонимой церкви будет извлечен урок. В СССР церковь подчинилась государству лишь под пытками и выстрадала свою веру тысячами новомучеников. Думалось, что в свободной стране уния с государством будет церковью отринута. Не произошло.

— Церковь все больше стремится к слиянию с государством и даже подчинению его, к проникновению в систему образования, диктату оценок в искусстве.

— Это печально для многих мыслящих верующих. Современная РПЦ в лице своих «религархов» отождествляет себя с правящим режимом. И если он рухнет, это не сможет не отозваться болезненно на судьбе церкви, как произошло и в 1917 г. Рухнула монархия — а вместе с ней и церковь, которая пела ей осанну и служила ей духовной опорой. Но у монархии все-таки были глубокие, многовековые корни в России, а что побуждает церковь идти на столь тесное сближение с постсоветской автократией и клептократией? Значит, уроки из истории не были извлечены.

— Российская государственность выстроена на христианских ценностях?

— «Государство, выстроенное на христианских ценностях» — это оксюморон. В Евангелии сказано: «Кесарю кесарево, а Богу Богово». Если государство превращается в церковь или церковь в государство — это уже Великий Инквизитор. Понятно, что восточное христианство несет на себе тяжесть определенных исторических традиций и что в России государство играло другую роль, чем на Западе. Оно имело монополию на все, в том числе и на церковь. Настоящая секуляризация, т.е. отделение церкви от государства, Богова от кесарева, — так и не состоялась в России.

— Тогда, может, и не предъявлять требования к церкви: быть независимой?

— Еще Белинский в письме Гоголю напоминал, что в Европе многие борцы за свободу — пламенные верующие. Вера и вдохновляет их на противостояние неправедной власти. А в России чем больше религиозного пыла, тем охотнее кадят фимиам государству. То, что религархия, т.е. церковная «вертикаль», не сумела, не захотела занять дистанцию по отношению к государству, — может вызвать исход из РПЦ людей, осознающих неизбежность конца данного политического режима. Трудно не согласиться с А. Кураевым: «Каждый раз наш епископат становится плечом к плечу с чиновниками с большими погонами и толстыми кошельками, не замечая реальной боли маленьких людей! И это становится системой». Церковь отчуждает от себя людей, желающих видеть в ней духовную силу и милосердие, а не угождение властям предержащим.

— Вы верите, что Путин — верующий?

— Вполне допускаю. Возможно, и в Думе есть верующие, и среди начальников-религархов их немало. Но с чем вера может соединяться? По-своему верующим и даже страдающим во благо людей был Великий Инквизитор у Достоевского. Судя по нынешней политике, которая все больше разжигает в обществе агрессию, натравливает сильных на слабых, поощряет злобу и нетерпимость, — такая вера близка «святобесию». Человек, считая, что борется с бесами, сам впадает в бесовское одержание. Как говорил Григорий Померанц, демон — это ангел с пеной, закипающей на губах. Святобесие, святозлобие — хорошо знакомое нам по русской истории явление. Показателен случай с Pussy Riot. Истово верующие, с пеной на губах, ради защиты того, что им представляется священным, — готовы сажать и казнить. Агрессия ищет излияния и находит благовидный предлог именно в святыне.  «Почему вы так пламенно выступаете против американцев, европейцев, евреев, кавказцев, католиков, либералов, волонтеров, академиков, оппозиционеров, иностранных спонсоров, сексуальных меньшинств?» — «А мы за Бога!» Так истерически взвинченная вера становится орудием ненависти.

— Как может культ успеха и силы, возникший в стране, уживаться с религией, в которой блаженны нищие и кроткие? Уход в абстрактную веру связан с желанием обойти противоречие?

— Обойти его нетрудно, и оставаясь в церкви, и даже на самом верху иерархии. Официальный представитель патриархата по связям с обществом не раз объяснял, зачем РПЦ нужна роскошь и почему священнослужители имеют право носить дорогие вещи: чтобы «отражать общественный престиж Церкви». Для многих верующих такая установка на обогащение расходится с сущностью христианства. Разочарование в симбиозе церкви и коррумпированной власти может еще дальше подтолкнуть общество к «бедной вере».

— Вы считаете, что это увеличит число ее приверженцев, а не число атеистов?

— Возможно, и число атеистов. Но вы сами сказали, что у души есть потребность веры, и если мы испытываем разочарование в политически конформистских и коммерчески успешных формах поп-религии, то естественно перенести веру на самого Творца, а не отрекаться от нее. Хотя возможна и такая реакция: «Ах, раз вы учители веры, предаете ее и поклоняетесь маммоне, т.е. богатству, тогда и я верить в Бога не буду». Такой ход к безверию возможен, но он мало мотивирован.

Для большинства современников вопрос стоит не так: верить или не верить. Вопрос стоит: верить церковно или внецерковно, обрядово или внеобрядово. Эта трещина порой проходит через человеческое сердце как личная драма воцерковления — расцерковления. Есть время собирать и время разбрасывать камни — в том числе камни храмов в своей душе. И история человечества, как и история каждой души, — это не только борьба веры с неверием, но и борьба веры с организованной, порой огосударствленной религией.

— Но в мире ведется столько войн за утверждение «своей» веры.

— В том-то и дело, что по мере разжигания религиозного фанатизма, ведущего к локальным и глобальным войнам, все очевиднее становится необходимость движения к надконфессиональному сознанию. Узкий конфессионализм в своих агрессивных проявлениях сам себя разоблачает. Потому и значимость «бедной веры» растет как путь к межконфессиональному пониманию и единству. В России  есть опыт атеизма, то есть равного отрицания всех вер, а значит, и возможность равного их приятия.

— На фоне происходящего в Турции, Египте говорить о том, что люди идут к единой вере, — довольно сложно.

— Политики, националисты все больше прибегают к религиозным аргументам. Это, по сути, не религия, а религиозная идеология, которая использует религию для решения своих политических задач. Специфика постсекулярного века — поляризация двух этих векторов: к столкновению разных религий — и к надконфессиональной вере. Религия приобретает новую значимость и как орудие политической борьбы, и как путь нового духовного объединения мира.

— Почему религия — удобное орудие политической борьбы?

— Мир вошел в эпоху относительного материального благополучия, и разжигать людей классовой враждой — уже не удается. Приходится апеллировать к высшим ценностям, поскольку главная движущая сила людей — это дух. Поэтому на вере удобно строить политические схемы, цель которых — завоевывать мир.

— Религиозные битвы идут даже в школах: кто-то отказывается признавать Дарвина, а кто-то шестой день творения.

— Современная наука в гораздо большей степени, чем наука XIX века, располагает к вере в сотворение мира и бессмертие души. Согласно антропному принципу в космологии, все физические постоянные во Вселенной, вплоть до миллиардных долей, ровно таковы, чтобы в ней мог возникнуть человек, наблюдатель. В науке возрождается телеологический аргумент: природа обнаруживает такой высокий уровень упорядоченности и целесообразности, который заставляет предположить разумную деятельность Создателя. Еще Эйнштейн восхищался «безграничной разумностью», проявляющейся в деталях картины мира, и называл это восхищение основой религии. Это отличает современную науку от позитивистской науки середины XIX века.

— Слово «разум» — синоним Бога?

— В данном случае — это синоним того разумного порядка, который наука обнаруживает в основании физического мироустройства. Тогда возникает вопрос: «Чей это разум?» Личность — самое сложное, глубокое и творческое из всего, что мы знаем, потому и разумно предположить, что в основании всего лежит не просто закон или формула, а Личность, то разумное и творческое начало, благодаря которому мы не только объекты физического мира, но и субъекты мира психического и нравственного. Где-то в недрах мироздания должен быть источник тех ментальных и духовных состояний, которые мы обнаруживаем в себе. Физические и химические сведения о мозге человека не дают представления о качестве его внутренних переживаний, о том, что значит «любить» или «страдать», а значит, сознание не может быть редуцировано к мозгу, субъективное — к объективному. Об этом — новая книга крупного американского философа Томаса Нагеля «Ум и космос: почему материалистическая неодарвинистская концепция природы почти наверняка является ложной» (2012). Царство Божие нельзя найти вовне, оно внутри нас, и само наличие в нас внутреннего, ментального есть свидетельство о нем. Типический аргумент позитивиста: «Я вижу прохождение электрического тока и могу зафиксировать его приборами. А как зафиксировать Бога или его эманации?» Вслушайтесь, всмотритесь в себя. Любовь, тревога, надежда, сострадание, совесть… Это и есть Его прохождение через нас, не менее достоверное, чем тока через провод.

— А вот знаменитый биолог Ричард Докинз в своей книге «Бог как иллюзия» доказывает отсутствие Творца и определяет религиозные убеждения как иллюзию…

— Это так называемый «новый атеизм», который с 2006 года поднял бурю полемики в научной и околонаучной среде. Философски он очень наивен и архаичен, утверждая, что наука развеивает религиозный дурман. Такой вульгарный взгляд тоже, конечно, имеет хождение, в том числе среди ученых. Но этому противостоит объективный смысл современной науки. Например, жизнь с точки зрения генетики — это не «способ существования белковых тел», как считал материалист Энгельс, а способ передачи информации, особым образом организованный язык. Причем информация — первопринцип не только живой материи, но и Вселенной в целом. «В начале был бит», — заявляет физик фон Байер в книге «Информация: новый язык науки», явно отсылая к евангельскому «В начале было Слово». О Вселенной как о гигантском компьютере, где каждая частица и атом выполняют работу вычисления, — и недавно вышедшая на русском книга американского ученого-электронщика Сета Ллойда «Программируя Вселенную».

Все это противостоит пещерному материализму и позволяет говорить об органической связи научного и религиозного мировоззрения. Так было от Пифагора, для которого математика и религия были двумя аспектами миропознания, до физика-богослова Ньютона и Эйнштейна, говорившего, что наука без религии хрома, а религия без науки слепа. Большая наука вдохновляется большой метафизикой, представлением о том, что мы можем не просто описать окружающий мир, но и что-то в нем объяснить. Это объяснение приводит к выводам о разумности того, что познаем. И о родственности высшему разуму нашего разума. Сейчас мы с физиками Алексеем Цвеликом и Алексеем Буровым, работающими в крупных американских лабораториях, создаем проблемную группу «Наука и религия».

— Хотите упрочить взаимопонимание между верой и наукой?

— Именно. И для выработки внутренней позиции у верующих ученых и для артикуляции этой позиции в обществе. Это актуальная, в том числе и для Запада, задача. Там тоже вражда между эволюционистами-дарвинистами и библейскими креационистами достигает такого накала, что, с одной стороны, запрещается изучение Дарвина в некоторых школах, а с другой стороны —  ученых, делающих малейшую уступку креационизму, просто изгоняют из университетов. В этой войне надо наконец найти компромисс, вернее, общий горизонт. Речь идет о выработке интегрального миросозерцания, где религиозный и научный подходы будут взаимодействовать. Тейяр де Шарден, великий палеонтолог, антрополог и католик, член иезуитского ордена, разработавший христианскую концепцию ноосферы, — пример такого научно-религиозного дискурса. Или Франк Типлер, крупнейший американский физик, который пишет книги с большим математическим аппаратом, где обосновывает религиозное, эсхатологическое видение мира («Физика бессмертия», «Физика христианства»).

— Какой бы аргумент бытия Бога вы привели?

— У меня в книге есть глава «Научно-технический аргумент бытия Бога». Мы постепенно учимся создавать виртуальные миры, почти неотличимые от «реального» и воздействующие на все органы чувств, — тем больше оснований полагать, что и окружающий нас мир тоже создан. Чем выше наше техническое могущество, наша способность создавать искусственный разум — тем больше мы можем постигать созданность нашего мироздания и нас самих. Развитие науки и техники работает не против, а за ту гипотезу, что мир сотворен. Творец — не предмет естественных наук, а условие нашей внутренней жизни, нашей субъектности — и сам Сверхсубъект. Но и с точки зрения современной науки существование Бога вероятнее, чем с точки зрения как донаучного, так и позитивистского мировоззрения. Как дикарю объяснить, что все волосы на голове человека сочтены? А человек, работающий с компьютером и флешкой, понимает, что в минимуме вещества может заключаться энциклопедия всех знаний; что можно переписать информацию с одного диска на другой, потом выбросить диск, а информацию сохранить. Такому человеку легче поверить в бессмертие души. Век электронных коммуникаций постоянно напоминает нам: материальная форма существования не является единственной. И это не может не сказываться на дальнейшем росте и усложнении религиозного сознания.


Share

Всемирно известный ученый-атеист доказал, что Бог есть

Наш раненый, больной, непредсказуемый мир, изобретает огромное количество мыслительного высокотехнологического материала. Казалось бы, это способствует отторжению  человека от Бога. Но как ни странно, всё происходит наоборот, именно невероятный взлёт науки приближает человеческий разум к нечеловеческому разуму, создавшему жизнь и мир, и  которого называют Всевышним, Творцом, Богом. Именно открывшиеся горизонты науки подтверждают существование Того, кто  постепенно открывал человечеству  тайны жизни, существования, цели и сущность Бога Создателя.  Я вспоминаю притчу, рассказанную директором  Центра космического исследования(НАСО). “Мы физики, с трудом взбирались на гору Познания. И когда мы, еле живые,  добрались до пика горы Познания,  то увидели людей, уже давно тут сидевших и размышляющих. Это были богословы”.
Вот и сейчас передаём вам рассказ о великом учёном, который признал существование Бога, и, надеюсь, познал Его. И мы понимаем, что для Бога  недостаточно, когда Его познаёт только разум. Для Божественной логики важно, когда Его находит  человеческая душа.

Михаил Моргулис

www.morgulis.tv

Anthony Flew in his private LibraryАбсолютным потрясением для научного мира стало выступление известного профессора философии Энтони Флю.

Ученый, которому сегодня было бы  далеко за 80, долгие годы был одним из столпов научного атеизма. На протяжении десятилетий Флю издавал книги и читал лекции, построенные на тезисе о том, что вера во Всевышнего неоправдана, пишет портал «Мета».

.
Однако с 2004 года серия  научных открытий заставила великого защитника атеизма изменить свои взгляды. Флю публично заявил, что ошибался, а Вселенная не могла возникнуть сама по себе — она, очевидно, была создана кем-то более могущественным, чем мы можем себе представить.

По словам Флю, ранее он, как и прочие атеисты, был убежден, что когда-то давным-давно из мертвой материи попросту появилась первая живая материя. «Сегодня невозможно себе представить построение атеистической теории возникновения жизни и появления первого организма репродуцирования», — говорит Флю.

По словам ученого, современные данные о строении молекулы ДНК неопровержимо свидетельствуют о том, что она не могла возникнуть сама по себе, а является чьей-то разработкой. Генетический код и буквально энциклопедические объемы информации, которые хранит в себе молекула, опровергают возможность слепого совпадения

 

Отметим,что Энтони Флю скончался 8 апреля 2010 года в возрасте 87 лет.

Британский физик Мартин Джон Рис, который стал лауреатом Темплтоновской премии этого года, считает, что Вселенная — очень сложная штука. Ученый, на счету которого более 500 научных работ, получил $1,4 млн. за то, что доказал существование Творца, хотя сам физик является атеистом, добавляет издание “Корреспондент”.

 “По заявлению директора Международного института теоретической и прикладной физики, академика РАЕН Анатолия Акимова, существование Бога доказано научными методами”, – сообщает ИНТЕРФАКС.

«Бог есть, и мы можем наблюдать проявления Его воли. Это мнение многих ученых, они не просто верят в Создателя, а опираются на некие знания», — сказал он в интервью, которое опубликовано в пятницу газетой «Московский комсомолец».

При этом ученый отметил, что и в прошлые века очень многие ученые-физики верили в Бога. Более того, до времен Исаака Ньютона разделения между наукой и религией не существовало. Наукой занимались священники, поскольку они были самыми образованными людьми. Сам Ньютон имел богословское образование и часто повторял: «Законы механики я вывожу из законов Божьих».

Когда ученые изобрели микроскоп и стали изучать, что происходит внутри клетки, процессы удвоения и деления хромосом вызвали у них ошеломляющую реакцию: «Как такое могло быть, если все это не было бы предусмотрено Всевышним?!»

 «Действительно, — добавил А. Акимов, — если говорить о том, что человек появился на Земле в результате эволюции, то с учетом частоты мутаций и скорости биохимических процессов для создания человека из первичных клеток понадобилось бы намного больше времени,  чем возраст самой Вселенной».

 “Кроме того, – продолжил он, – были выполнены расчеты, показавшие, что количество квантовых элементов в объеме радионаблюдаемой Вселенной не может быть меньше, чем 10155, и она не может не обладать сверхразумом”.

«Если все это единая система, то, рассматривая ее как компьютер, спросим: а что же не под силу вычислительной системе с таким количеством элементов? Это же неограниченные возможности, больше самого навороченного и современного компьютера в несоизмеримое число раз!» — подчеркнул ученый.

По его мнению, то, что разными философами называлось Всемирным Разумом, Абсолютом, Богом, это и есть сверхмощная система, которая отождествляется у нас с потенциальными возможностями Всевышнего.

http://ru.faktxeber.com/gggggg-gggggg-ggg-ggg-ggggggg-g-ggg-g--_h424453.html
Share

Не судите, да не судимы будете….

Муж

Это было обычное хлопотливое утро, пришел снять швы с большого пальца его руки. Было видно, что он очень спешит, и он сказал слегка дрожащим от волнения голосом, что у него важное дело в 9 часов утра.
Занявшись вплотную его пальцем, мы разговорились. Я не удержался и спросил у него:
– У вас, наверное, назначен прием у врача, раз вы сейчас так спешите.
– Нет, не совсем так. Мне надо успеть в больницу покормить мою больную жену.
Тогда я спросил, что с ней. И пожилой мужчина ответил, что у нее, к
сожалению, обнаружили болезнь Альцгеймера. Пока мы разговаривали, я успел снять швы и закончил обработку его раны. Взглянув на часы, я спросил, будет ли она волноваться, если он немного опоздает.
К моему полнейшему удивлению, мой собеседник сказал, что она, увы, не узнает его последние пять лет.
– Она даже не знает, кем я ей прихожусь, – покачав головой, добавил он. 

Изумленный, я воскликнул:
– И вы все равно ходите туда каждое утро, даже несмотря на то, что она даже не знает, кто вы?
Он улыбнулся и по-отечески похлопав меня по руке, ответил:
– Она не знает, кто я, зато я знаю, кто она.
Я с трудом удержал слезы. А как только он ушел, мурашки побежали у меня по рукам и я подумал: “Да ведь это именно та любовь, о которой я мечтал всю свою жизнь.”
Несомненно, даже несмотря на ее болезнь, она была счастливой женщиной, раз имела такого заботливого любящего мужа.

 

Она думает, что я настоящий
Семья пришла в ресторан пообедать. Официантка приняла заказ у взрослых и затем повернулась к их семилетнему сыну.
– Что вы будете заказывать?
Мальчик робко посмотрел на взрослых и произнёс:
  Я бы хотел хот-дог.
Не успела официантка записать заказ, как вмешалась мать:
– Никаких хот-догов! Принесите ему бифштекс с картофельным пюре и морковью.
Официантка проигнорировала её слова.
– Вы будете хот-дог с горчицей или с кетчупом? — спросила она мальчика.
– С кетчупом.
– Я буду через минуту, — сказала официантка и отправилась на кухню.
За столом воцарилась оглушительная тишина. Наконец мальчик посмотрел на присутствующих и сказал:
– Знаете что? Она думает, что я настоящий!

 

Сын
Пожилой мужчина с 25-летним сыном вошли в вагон поезда и заняли свои места. Молодой человек сел у окна.
Как только поезд тронулся, он высунул руку в окно, чтобы почувствовать поток воздуха и вдруг восхищенно закричал:
– Папа, видишь, все деревья идут назад!
Пожилой мужчина улыбнулся в ответ.
Рядом с молодым человеком сидела супружеская пара. Они были немного сконфужены тем, что 25 летний мужчина ведет себя как маленький ребенок.
Внезапно молодой человек снова закричал в восторге:
– Папа, видишь, озеро и животные. Облака едут вместе с поездом!
Пара смущенно наблюдала за странным поведением молодого человека, в котором его отец, казалось, не находил ничего странного.
Пошел дождь, и капли дождя коснулись руки молодого человека. Он снова переполнился радостью и закрыл глаза. А потом закричал:
– Папа, идет дождь, вода трогает меня! Видишь, папа?
Желая хоть чем-то помочь, пара, сидящая рядом, спросила пожилого мужчину:
– Почему Вы не отведете сына в какую-нибудь клинику на консультацию?
Пожилой мужчина ответил:
– Мы только что из клиники. Сегодня мой сын первый раз в жизни обрел глаза.

 

Невозможно судить о делах и поступках других людей, не обладая при этом всей полнотой знаний. Всей полнотой знаний обладает только Бог.

Поэтому –  “Не судите, да не судимы будете!”

 

 

Share