Нас всех друг другу посылает Бог

Временами, стихи, как капли боли или радости касаются нашего сердца. Неожиданно приплывают,  швартуются  у причала души, и мы начинаем вспоминать жизнь, любовь, Бога. Так приплыли  ко мне эти строчки Бориса Леонидовича Пастернака, поэта, мыслителя, закрывшего глаза и уши от сталинской кровавой эпохи, видевшего и слышавшего жизнь только  сердцем. И, возможно благодаря этому,  не умершему в тюрьме, не расстрелянному, как его товарищи-поэты.  И стихи писал он тоже сердцем,  закрытым  под семью замками.  Но вслушайтесь в его тайны, в его зашифрованные мысли, и вы поймёте, как билась в сострадании к другим каждая его жилка, как наполнена болью каждая артерия, как уповает он на Господа всеми фибрами, струнами своей души. И очень захотелось, чтобы не только я, а многие  сейчас коснулись его прекрасных слов.

Михаил Моргулис

.

Нас всех друг другу посылает Бог.
На горе иль на радость – неизвестно,
Пока не проживем цикличный срок,
Пока мы не ответим свой урок
И не сдадим экзамен жизни честно.


Мы все друг другу до смерти нужны,
Хоть не всегда полезность очевидна,
Не так уж наши должности важны,
И не всегда друг к другу мы нежны –
Бывает и досадно, и обидно.


Как знать: зачем друг с другом мы живем?
Что вместе держит нас, соединяет?
По жизни мы идем, и день за днем
Себя друг в друге лучше узнаем
И шляпу перед зеркалом снимаем.


Нас манит даль непройденных дорог,
А друг в дороге – радость и подмога.
И не сочтем высокопарным слог:
Нас всех друг другу посылает Бог.
И слава Богу – нас у Бога много.


Борис Пастернак

Share

Господи, не делай меня человеком!

– Здравствуй, Господи.

– Здравствуй. Скажи, доволен ли ты прожитой жизнью?
– Даже не знаю, что тебе сказать, Господи… Пока я жил, мне было хорошо. Я грабил людей, воровал. Денег всегда хватало. И жил я весело и беззаботно, пока люди не поймали меня и не повесили. Но теперь я вот думаю – наверное жил я неправильно. И я бы хотел исправиться. Ты только не наказывай меня, Господи. Я же ни в чем не виноват, если разобраться. Ведь это ты дал мне такую жизнь.
– Я не накажу тебя. Скажи, кем бы ты хотел быть в следующей жизни?

– Сделай меня простым человеком, Господи. Чтобы я честным трудом зарабатывал себе и своей семье на хлеб.
– Как тебе будет угодно.

– Здравствуй, Господи.
– Здравствуй. Скажи, доволен ли ты прожитой жизнью?
– Нет, Господи. Мне жилось очень тяжело. Всю жизнь я работал с раннего утра и до позднего вечера. Но жил в нищете. Я сам, моя жена и дети мои голодали. За всю свою жизнь я не знал ничего иного, кроме голода, холода и унижений.
– Скажи, кем бы ты хотел быть в следующей жизни?

– Я хочу быть богатым человеком. Чтобы у меня был большой дом, много хорошей земли, чтобы еды всегда было в избытке, чтобы я и дети мои имели все, чего бы ни пожелали.
-Как скажешь, так и будет.

– Здравствуй, Господи.
– Здравствуй. Скажи, доволен ли ты прожитой жизнью?
– Спасибо тебе, Господи. Большую часть своей жизни я был абсолютно счастлив. Мне было так хорошо, что я даже и не вспоминал про тех людей, которые расплачивались своей бедностью за мое богатство. Но потом они
пришли в мой дом, убили меня, мою жену, моих детей и забрали моё имущество. Но я понимаю их. Когда я был бедным, то мечтал сделать то же самое. Не наказывай их, пожалуйста, Господи.
– Не накажу. Скажи, кем ты хочешь быть в следующей жизни?
– Я теперь понял, это плохо, когда одни люди живут за счет других. Сделай меня богатым снова, Господи. На этот раз все будет по-другому.
– Будь по-твоему.

– Здравствуй, Господи.
– Здравствуй. Скажи, доволен ли ты прожитой жизнью?
– Спасибо тебе, Господи. Ты сделал все как я просил. Но больше не делай
меня, пожалуйста, богатым человеком. У меня было много денег, и я построил большой завод. Я создавал рабочие места, повышал зарплаты, оплачивал своим работникам обучение по специальности. Но чем больше я для них делал, тем больше им казалось, что я им что-то недодал. Я только в этой жизни подумал – нелегко тебе, наверное, с нами, Господи. Через созданные мной для них профсоюзы, они требовали еще бОльшего повышения зарплат, различных льгот и пособий для себя и своих семей. А работали при этом из года в год всё хуже и хуже. Потом мой завод обанкротился, и меня за долги посадили в тюрьму. А мои бывшие работники проклинали меня за то, что по моей вине они лишились работы и средств к существованию.
– Кем же ты хочешь быть в следующей жизни?
– Сделай меня какой-нибудь знаменитостью. Я хочу, чтобы люди любили меня и восхищались мной.
– Я сделаю как ты хочешь.

– Здравствуй. Скажи, доволен ли ты прожитой жизнью? [судьба]
– Спасибо тебе, Господи. Ты сделал все как я хотел. Толпа обожала меня. Что бы я ни делал, вызывало у них восторг. Но больше не делай меня, пожалуйста, знаменитостью. Обожание толпы быстро наскучило мне и даже стало раздражать своей назойливостью. Самые близкие друзья втайне завидовали мне и желали мне зла. Мои дети ненавидели меня, потому что я был слишком занят собой и своей работой. Когда я умирал, по мне не горевал никто, кроме безликой толпы.
– Кем же ты хочешь быть теперь?
– Сделай так, Господи, чтобы я прожил тихую и спокойную жизнь, где-нибудь подальше от людей.
– Как тебе угодно.

– Здравствуй, Господи.
– Здравствуй. Скажи, доволен ли ты прожитой жизнью? [судьба]
– Да, Господи, большое спасибо тебе. Я хорошо отдохнул. Но больше не делай меня лесником. Мне было скучно и одиноко.
– Тогда кем ты хочешь стать теперь?
– У меня было много свободного времени, Господи. Я читал книги, думал о жизни и о людях. Мне кажется, я понял как можно сделать людей счастливыми.
Сделай так, чтобы я стал пожизненным диктатором, и я сделаю мир лучше.
– Как пожелаешь.

– Здравствуй, Господи.
– Здравствуй. Скажи, доволен ли ты прожитой жизнью?
– Мне удалось сделать всё, что я хотел, Господи. Я принес людям порядок и справедливость. Мир стал лучше. Но для этого пришлось уничтожить всех, кто пытался мне в этом помешать. Мои руки по локоть в крови. Накажи меня,
Господи.
– Я никого никогда не наказываю. Ты сам накажешь себя в следующей жизни.
Если захочешь. А теперь скажи, кем тебя сделать теперь?
– Сделай кем угодно. Только пожалуйста, Господи, не делай меня больше человеком.
– Будь по-твоему.

А кем бы  хотели быть вы?

Share

ДЕСЯТЬ НОВЫХ ЗАПОВЕДЕЙ

 Это не библейские 10 заповедей, это другие заповеди. Но, как каждый человек, может стать отражением Бога, так  и наши заповеди могут стать отражением заповедей библейских. Они не заменяют заповеди Библии, они дополняют их, Читайте их глазами, а  осознавайте душой и сердцем – нашими приборами для общения с Богом.

Михаил Моргулис

                                                

 

 

 

ДЕСЯТЬ НОВЫХ  ЗАПОВЕДЕЙ 

 

 

1]  Молитва – это не «запасное колесо», которое ты вытаскиваешь, когда у тебя неприятности, но это «штурвал», который направляет тебя сквозь них по правильному пути.

 

2]  Что же это ПЕРЕДНЕЕ ВЕТРОВОЕ СТЕКЛО машины такое большое, а ЗЕРКАЛО ЗАДНЕГО ВИДА такое маленькое?  Это потому, что наше ПРОШЛОЕ не так важно, как наше БУДУЩЕЕ. Стало быть, Смотри Вперёд и не останавливайся. 

 

3]  Дружба подобна КНИГЕ. Сжечь можно за секунды, но написать её займёт годы.

 

4] Всё в жизни непостоянно. Если всё идёт хорошо, наслаждайся, ибо это не продлится вечно. Если всё идёт плохо, не беспокойся, это тоже долго не протянется.

 

5] Старые друзья – Золото! Новые друзья – Бриллиант! Если нашёл Бриллиант, не забывай Золото! Ибо, чтобы удержать Бриллиант, тебе понадобится Основа из Золота!

 

6] Часто, когда мы теряем надежду и думаем, что это конец, БОГ улыбается свыше и говорит: «Расслабься, милый, это просто поворот на дороге, а не конец!»

 

7]  Когда БОГ разрешает твои проблемы, ты веришь в ЕГО способности; когда БОГ не разрешает твои проблемы, ОН верит в твои способности.

 

8]  Слепой спросил святого Антония: «Может ли быть что-нибудь хуже, чем потеря зрения?” Святой ответил: «Да! Потеря твоего видения.» 

 

9] Когда ты молишься за других, БОГ слушает тебя и благословляет их; и иногда, когда ты здоров и счастлив,  помни, что кто-то помолился за тебя.

 

10] БЕСПОКОЙСТВО не устраняет завтрашние ПРОБЛЕМЫ, оно забирает сегодняшний ПОКОЙ.

 

 

Share

НЕ МОГУ ВЫБРОСИТЬ… ОСТАЁТСЯ В ДУШЕ

После погрома. Художник Й.Матлер.

“…  проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей;
18 терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою;
19 в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься. (Бытие, 3-я глава)
Мир давно стал терять человеческие черты, данные нам Богом. Очень давно. С тех пор, как мы захотели обрести свободу без Бога.  И идём мы в своём развитие, теряя по дороге всё прекрасное, что  дал нам Творец: любовь, терпение, великодушие, сопереживание. Мы получили свободу, но потеряли Бога. Мы Богом заплатили за ничтожество нашей  свободы. И  в этой свободе мы приобрели черты всего  гадкого, грязного, всего того, что  противоестественно Божьему замыслу, всего того, что называется   характером дьявола. И мы не хотим, мы просто активно не желаем слушать о нашей жестокости, о нашей внутренней звериности, о нашей кровавой жадности, жажды крови.  Мы говорим, что там Холокост, 6 миллионов евреев, да, ладно, говорят их было поменьше, 500 тысяч русских немцев, убитых Сталиным во время их депортации, да кто их знает война шла, чего их жалеть,  5 миллионов  во время голодомора на Украине померли, да хохлы как всегда прибавляют, армян вырезали 2 миллиона, да когда это было, пусть турки отвечают, цыгане и все там остальные? Да выбросьте это из головы!  Будьте проще. Жизнь одна, живёте? так и живите себе!  

 Я бы выбросил из головы, так оно же в душе остаётся. Как только  последняя в этом мире душа забудет о наших злодеяниях, в тот же момент наш мир погибнет.  В это мгновение  роль мира  в замысле Бога  закончится. Закончится смысл его существования. В обретении свободы  без Бога, мы обрели свободу в дьяволе, свободу на совершение преступлений. Но до тех пор, пока пребывают на земле те, кто помнит о злодеяниях,  до тех пор  Бог хранит наш мир.

 Каждый из нас может стать тем человеком, ради которого Бог сохраняет жизнь на Земле. Мы не знаем  смысл Божьей логики и Божьих подсчётов, но Божья любовь  говорит: Пока остаётся хоть один человек на земле, верящий в Бога и помнящий наши злодеяния , и раскаивающийся  в них, Господь будет с нами, и по милости Своей сохранит этот безумный мир.

Может быть этот человек, вы?

Михаил Моргулис

www.morgulis.tv

ЕДВАБНЕ.      Александр Городницкий

В воду речную войти попытаемся дважды:
Всё изменилось вокруг со времен Гераклита.
В польской земле существует местечко Едвабне,
Тайна кровавая в этом местечке сокрыта.
После войны на полвека умолкло местечко,
Взгляд отводили поляки, которые старше,
Но неожиданно вдруг объявилась утечка –
Жид уцелевший, в Нью-Йорке профессором ставший.
Год сорок первый, дыхание горькой полыни,
Непогребенные юных жолнеров останки.
Польские земли идут из огня да в полымя, –
То под советские, то под немецкие танки.
И возникает, над Польшею вороном рея,
Эта позорная, черная эта страница,
Как убивали в Едвабне поляки евреев,
Чтобы деньгами и скарбом чужим поживиться.
Били и мучили их, убивали не сразу,
Тех, с кем годами до этого жили в соседстве,
Не по приказу немецкому, не по приказу,
А по велению пылкого польского сердца.
Красное знамя нести заставляли раввина,
Гнали по улицам через побои и ругань.
После загнали под черные срубы овина
И запалили бензином политые срубы.
В тот же сарай запихнули совместно с жидами
Статую Ленина, сброшенную с постамента,
Так и смешались, в одной захоронены яме,
Пепел людской и обугленный гипс монумента.
Что еще вспомнится в этом пронзительном вое,
Дыме и копоти? – В общем не так уж и много:
Школьник веселый играет в футбол головою
Только вчера еще чтимого им педагога.
Дети и женщины, и старики, и калеки, –
Было их много, – не меньше полутора тысяч.
Кто их припомнить сумеет в сегодняшнем веке?
Кто имена потрудится на мраморе высечь?
Всех извели, чтобы было другим не повадно,
Чтобы от скверны очистилась Речь Посполита.
В польской земле существует местечко Едвабне,
Тайна кровавая в этом местечке сокрыта.
Я побывал там недавно со съемочной группой,
В том городке, что по-прежнему выглядит бедно.
Площадь, базар, переулки, мощеные грубо,
Старый костел прихожан призывает к обедне.
Спросишь о прошлом, – в ответ пожимают плечами
Или слова подбирают с трудом и не быстро.
Как им живется, им сладко ли спится ночами,
Внукам людей, совершавших когда-то убийства?
Мэр городка черноусый по имени Кшиштоф
Дал интервью, озираясь на окна в испуге:
«Да, убивали поляки, конечно, но тише, –
Этого нынче никто не признает в округе».
Что до прелатов – ответ их всегда одинаков:
«Те и виновны, что в общей укрылись могиле, –
Сами себя и сожгли, чтобы после поляков
В том обвинять, что они никогда не творили».
Стебли травы пробиваются из-под суглинка,
В нынешнем веке минувшее так ли уж важно?
В польской истории нету названья «Треблинка»,
В польской истории нету названья «Едвабне».
Мир убиенным, землей безымянною ставшим,
Красным бурьяном, встающим над склоном покатым.
В русской истории нету названья «Осташков»,
В русской истории нету названия «Катынь».
Ветер в два пальца свистит, как раскосый кочевник.
Дождик танцует по сумрачному бездорожью.
Новые школьники новый листают учебник, –
Новая кровь открывается старою ложью.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Share

НАЗАД , ЧТО БЫ БЫТЬ ВПЕРЕДИ

Фонд «Духовная Дипломатия» готовит к изданию поэтический сборник с условным названием «ДУЭТ ПЕЧАЛИ И ЛЮБВИ». Это будет сборник переводов западных писателей и поэтов, посвящавших стихи Христу и христианству. Среди поэтов есть имена малоизвестные русскому читателю, а есть давно им известные. И также встречаются писатели, знакомые по приключенческим книгам, но они оказываются глубоко верующими людьми, рассказывающими в проникновенных строчках о своей любви к Богу. К примеру, автор знаменитой книги «Остров сокровищ» Роберт Стивенсон, или знакомый по киносерии «Нарния» – Клайв Льюис. К стихам каждого поэта будет приложена небольшая биография. Публикации будут на английском и русском языках.
Перевод осуществил режиссёр и сценарист Дмитрий Якубов. Редактор книги Наталья Ленская.
Мы начинаем публиковать на нашем сайте стихи из будущего сборника. Советуем изучающим английский использовать эти материалы для углублённого изучения языка и переводческой практики.
Издателям книги будет особо интересно услышать ваше мнение о публикуемых материалах.

С почтением –
Михаил Моргулис

 

 

Автор статьи и переводов—Дмитрий Якубов
Редактор—Наталья Ленская

Джордж Герберт.
3 апреля 1593 – 1 марта 1633

Поэт, блестящий оратор, священник Англиканской церкви, любимый прихожанами и верный своему долгу.

Родился Джордж Герберт в Англии, в Уэльсе. Он был пятым сыном в семье Ричарда и Магдален Ньюпорт Герберт. Когда мальчику исполнилось три года, умер его отец, оставив на воспитание матери десятерых детей: три сестры и семь братьев.
С ранней юности Герберт мечтал стать священником, поэтому выбрал соответствующее образование: он обучался в Вестминстерском Колледже, затем в школе Святой Троицы в Кембридже. В 1613 году Джордж Герберт получил степень бакалавра, а в 1616 — магистра богословия. В первых двух сонетах, присланных матери в 1610 году, он утверждал, что любовь к Богу важнее и прекраснее любви к земной женщине, а значит и более достойна описания в стихах. В 1612 году он пишет стихи на латыни, посвящённые смерти наследника престола Принца Генри (именно они стали первыми изданными стихами поэта).
После получения магистерского образования Герберта избрали членом совета школы Святой Троицы. В 1618 году он был назначен преподавателем риторики в Кембридже, а в 1620 – избран общественным оратором, на этой престижной должности он находился до 1628 года. Одной из обязанностей Герберта на этом посту было выступление на общественных мероприятиях от имени всего университета, от него требовалось хорошее знание правильной латыни. Одарённый и успешный во всех отношениях юноша привлёк внимание короля Джеймса, в результате чего в течение двух лет, в 1624 и 1625 годах, Герберт работал в Парламенте, избираясь в него как представитель Монтгомери.
В 1625 году, за год до своей смерти, знаменитый сэр Фрэнсис Бэкон посвятил Герберту свой перевод Certaine Psalmes.
В 1627 году Джорджа Герберта настигла серьёзная утрата — умерла его мать. Джон Донн, впоследствии во многом благодаря Герберту ставший знаменитым поэтом, произнёс над её могилой поминальную проповедь. Следующие два года были для Герберта достаточно успешными: он женился на кузине своего отчима Джейн Дэнверс, а его брат, Эдвард Герберт, английский философ и
неплохой поэт, был возведён в звание пэра. Однако в 1630 году, в возрасте 37 лет, Герберт решает отказаться от перспективной светской карьеры, чтобы вернуться к идеалам своей юности. Он оставляет все престижные должности и принимает «святые обеты» Англиканской церкви. В сане дьякона Джордж Герберт становится настоятелем небольшого прихода — ректором церквей Святого Петра в Фаглстоуне и Святого Андрея в Бемертоне — эти две небольшие деревеньки расположены между городами Вилтон и Сэйлсбери. Там он и провел оставшуюся часть жизни, проповедуя и сочиняя стихи.
Уже будучи тяжело больным, Герберт написал практическое руководство для священнослужителей «Сельский священник», где наряду с размышлениями о ведении приходских дел в сельской местности рассуждает о том, что такие «обычные и привычные для всех вещи», как плуг, дрожжи и танцы, могут «служить Свету и Небесной Истине». Также Герберт за счет собственных сбережений помогал восстанавливать старинные церкви XII-XIV века, в которых сам и служил. Он всегда заботился о своих прихожанах и помогал им, ведя подвижнический образ жизни, приходя домой к больным с церковными таинствами, раздавая еду и одежду всем нуждающимся; жители этой местности отвечали ему искренней любовью, поражаясь его одухотворенности, необычайным музыкальным и поэтическим дарованиям, и называли его «Святой мистер Герберт». Джордж Герберт умер, не дожив один месяц до своего сорокалетия…
Незадолго до смерти он послал рукопись со своими стихами Николасу Феррэру и попросил издать их, но при одном условии: если тот решит, что они могут наставить на путь истины хотя бы одну заблудшую душу. В противном случае поэт требовал просто сжечь свои работы… Герберт так и не увидел издания рукописи, произведения опубликовали в 1633 году, почти сразу после его смерти. Эти творения получили признание в обществе и пользовались такой популярностью, что до 1680 года переиздавались 13 раз. В итоге сборник «Храм духовных стихотворений» стал его главным поэтическим достижением. Поэтическое наследие Джорджа Герберта исследуется и изучается до сих пор. Многие его стихи стали религиозными гимнами, которые звучат и сегодня во время богослужений.
Англиканская Церковь празднует день памяти Джорджа Герберта ежегодно 27-го февраля, а Евангелическая Лютеранская Церковь Америки — 1-го марта. В Вестминстерском Аббатстве есть посвящённая ему оконная экспозиция, а на западном фасаде Кафедрального собора в Сэйлсбери установлена его статуя.

Искупление

У Бога взяв, растратил сбереженья.
Мне не везло, я был на всё готов!
Решился я подать Ему прошенье,
Чтоб Он списал хоть часть моих долгов.

На Небо я прокрался виновато…
– Он только что ушёл! – сказали мне, –
Ушёл в страну, что приобрёл когда-то –
Чтоб сделаться царём в Своей стране.

Узнав, что Он родился, без боязни
Я на земле искал Его везде:
В садах, театрах, в парках… На суде…
И там нашёл, приговорённым к казни –

Сквозь крик толпы я слышал глас Его:
«Ты больше Мне не должен ничего».

Redemtion

HAVING been tenant long to a rich Lord,
Not thriving, I resolved to be bold,
And make a suit unto him, to afford
A new small-rented lease, and cancell th’ old.

In heaven at his manour I him sought:
They told me there, that he was lately gone
About some land, which he had dearly bought
Long since on earth, to take possession.

I straight return’d, and knowing his great birth,
Sought him accordingly in great resorts;
In cities, theatres, gardens, parks, and courts:
At length I heard a ragged noise and mirth

Of theeves and murderers: there I him espied,
Who straight, Your suit is granted, said, and died.

Алтарь

Алтарь разбитый, раб Твой, снова строю…
Из сердца сделан он, скреплён слезою.
В работе руки Божьи помогли –
Бессильно здесь всё ремесло земли!

Хоть сердце схоже
С камнем, всё же
Суровый вид
Господь гранит.
Всё обработав
Без недочётов,
Научит впредь
О вере петь!

Смиренья дух коль сохранить сумею –
Пребудут камни с песнею Твоею…
Благослави на жертвенном пути,
И Свой Алтарь прими и освяти!

The Altar

A broken ALTAR, Lord, thy servant rears,
Made of a heart, and cemented with tears:
Whose parts are as thy hand did frame;
No workman’s tool hath touched the same.

A HEART alone
Is such a stone,
As nothing but
Thy power doth cut.
Wherefore each part
Of my hard heart
Meets in this frame,
To praise thy Name:

That, if I chance to hold my peace,
These stones to praise thee may not cease.
Oh let thy blessed SACRIFICE be mine,
And sanctify this ALTAR to be thine.

Молитва (1)

Молитва – это Церкви торжество –
Дух Божий с теми, кто родился снова.
Здесь поиск сердца, исповедь его,
И мера Правды для всего земного!

Упавший с ней достигнет Высоты –
Кнут Иисуса обуздает страсти.
Шесть дней творенья в ней откроешь ты…
Трепещет мир – он у неё во власти!

Она – покой, любовь, прощенье, свет…
Как Манной, ею можно насладиться!
С ней славой Рая человек одет,
В ней млечный путь, и рощ небесных птица,

Набата звон, общенья благодать –
И горечь истин, что сумел понять.

Prayer (I)

PRAYER the Churches banquet, Angels age,
Gods breath in man returning to his birth,
The soul in paraphrase, heart in pilgrimage,
The Christian plummet sounding heav’n and earth ;

Engine against th’ Almightie, sinner’s towre,
Reversed thunder, Christ-side-piercing spear,
The six daies world-transposing in an houre,
A kinde of tune, which all things heare and fear ;

Softnesse, and peace, and joy, and love, and blisse,
Exalted Manna, gladnesse of the best,
Heaven in ordinarie, man well drest,
The milkie way, the bird of Paradise,

Church-bels beyond the stars heard, the souls bloud,
The land of spices, something understood.

Зов

Жду вас, Правда, Жизнь и Путь!
Путь – дыхание и сила.
Правда – чтобы мир вернуть.
Жизнь – от смерти чтоб хранила!

Жду вас, Радость, Вера, Свет!
Свет – на пиршество дорога,
В Радости печалей нет,
С Верою – гостим у Бога.

Слава, Милость, Дух – я жду!
Слава – вечности частица,
Милость исцелит вражду,
Дух любовью насладится.

The Call

Come, my Way, my Truth, my Life :
Such a Way, as gives us breath :
Such a Truth, as ends all strife :
And such a Life, as killeth death.

Come, my Light, my Feast, my Strength :
Such a Light, as shows a feast :
Such a Feast, as mends in length :
Such a Strength, as makes his guest.

Come, my Joy, my Love, my Heart :
Such a Joy, as none can move :
Such a Love, as none can part :
Such a Heart, as joyes in love.

Ответ

Как снег, растаял мир, что создан мною.
То, что дала мне молодость моя,
Едва я головой встряхнул, листвою
Опало; закружилось, как «друзья
Поместий», мухи… Вы, быть может, мните,
Что я силён, свободен, страстен, прав –
Но я лишь раб, щепа в реке событий…
Так утренний туман, от сна восстав,
Стремится к небу дымкою летучей,
Но, съёжившись в пути, утратив пыл,
Он станет вдруг громоздкой, мёртвой тучей –
И плачет в темноте… Вам, кто учил
Меня, скажу, что тот лишь знает много,
Кто в мире отошёл и встретил Бога.

The Answer

MY comforts drop and melt away like snow:
I shake my head, and all the thoughts and ends,
Which my fierce youth did bandie, fall and flow
Like leaves about me, or like summer friends,
Flyes of estates and sunne-shine. But to all,
Who think me eager, hot, and undertaking,
But in my prosecutions slack and small;
As a young exhalation, newly waking,
Scorns his first bed of dirt, and means the sky;
But cooling by the way, grows pursie and slow,
And settling to a cloud, doth live and die
In that dark state of tears: to all, that so
Show me, and set me, I have one reply,
Which they that know the rest, know more then I.

Любовь (1)

Бессмертная Любовь, творец Вселенной!
Прекрасны и просты твои дела…
Твоё смешали имя с пылью тленной
Ничтожества, кому ты жизнь дала!
Теперь в почёте мелочные страсти
И вздорные фантазии. Теперь
Твои созданья – сердце, ум – в их власти!
Тебя, ограбив, выгнали за дверь.
Красива мудрость века, страсть – умна,
Весь мир пленён лукавою игрою.
Ты в стороне… И хоть одной тобою
Душа от преисподней спасена,
Где песнь тебе? Перчатки, шарф на шее –
Сидим в тепле и пишем гимн Психее…

Love (1)

Immortal Love, author of this great frame,
Sprung from that beauty which can never fade;
How hath man parceled out thy glorious name,
And thrown it on that dust which thou hast made;
While mortal love doth all the title gain!
Which siding with invention, they together
Bear all the sway, possessing heart and brain,
(Thy workmanship!) and give thee share in neither.
Wit fancies beauty, beauty raiseth wit:
The world is their; they two play out the game,
Thou standing by: and though thy glorious name
Wrought our deliverance from th’ infernal pit,
Who signs thy praise? only a scarf or glove
Doth warm our hands, and make them write of love.

Любовь (II)

Любовь Святая! Пусть сиянье Рая
Повременит. Пусть меньшие огни
Смирят весь мир пред тем, как он, пылая,
Умрёт. И верность нам в сердца вдохни,

Чтоб мы могли, Тебе готовя путь,
Все похоти испепелив сурово,
И мысль и чувства на Алтарь вернуть –
Тогда Твой пламень в мир прольётся снова.

От праха очи возведём к святыне,
И тленный ум поймёт, что ослеплён…
Тогда Добру Ты восстановишь трон
Везде, где похоть царствует поныне.

Почтится мудрость; мир падёт в моленье
Пред Тем, Кто создал нас и дал прозренье.

Love (II)

IMMORTALL Heat, O let thy greater flame
Attract the lesser to it : let those fires
Which shall consume the world, first make it tame,
And kindle in our hearts such true desires,

As may consume our lusts, and make thee way.
Then shall our hearts pant thee ; then shall our brain
All her invention on thine Altar lay,
And there in hymnes send back thy fire again :

Our eies shall see thee, which before saw dust ;
Dust blown by wit, till that they both were blinde :
Thou shalt recover all thy goods in kinde,
Who wert disseized by usurping lust :

All knees shall bow to thee ; all wits shall rise,
And praise him who did make and mend our eies.

Автор статьи и переводов—Дмитрий Якубов
Редактор—Наталья Ленская

Share

НОВАЯ ПРИТЧА О НОВОМ СПОРЕ

 

 Совсем недавно сатана посмотрел  на мир, и говорит Богу:

– Посмотри что они делают внизу! Им не нужны Содом и Гоморра, они сами себя уничтожат…

         Бог вздохнул: –  Всё идёт по Моему замыслу. В раю они захотели свободу, и её получили.  Теперь всё плохое, что совершается, они валят на Меня. Такова человеческая благодарность. Кричат: Где был Бог?!   Там где и был.   А вот они были на земле, и всё это совершали… Более того, у них не только Каины убивали Авелей. У них  Авели убивали Авелей…

         –  С Иовом я Тебе проиграл. Хочешь ещё одно пари?  Дай им возможность  достичь  твоего, Божьего уровня, уровня Творца..  Посмотрим, смогут ли?    Я заявляю, что не смогут!

–  Смогут. Они Моё творение.  До этого Я позволял им использовать только 2% своих возможностей. Если Я благословлю, у них  включатся остальные проценты, и  они станут, почти как Я…

         – Нет, бессмертный…  Вспомни, Ты дал им веру, а я неверие, Ты дал им  разум, а я глупость, Ты дал упорство, а я дал упрямство, Ты дал щедрость, а я жадность, Ты дал радость, а я зависть, Ты дал добро, а я зло… Посмотри, мои качества в них побеждают…

        – Не во всех.  Вспомни, сколько людей тебя прогоняло… Сколько людей боятся тебя… От скольких ты убегал, когда они вспоминали  Сына Моего и Меня, и клали крестные знамения и произносили перед тобой Мои слова из Святого Писания….

          –  Хотя это правда, и большинство произносят Твоё имя, но  Тебя они не знают. Большинство людей знают меня, Твоего падшего ангела, Твоего князя тьмы…

           –  Ты прав, когда ты рядом с ними, им трудно найти Меня. Ты ведь через политиков указываешь им неправильные дороги… Ты искушаешь их браться за мечи и убивать друга… Ты послал на них болезни… Но они всегда продолжают искать Меня… И находят… И к концу, может быть все найдут Меня…

           – Никогда! Готовь новый замысел для мира! Ты допустил один Божественный промах… Да, по Твоему желанию они достигнут невероятных высот в технологии, они станут рядом с Тобой, они  смогут делать то, что можешь Ты… Но, когда они увидят, что стоят близко от Тебя, они захотят стать на Твоё место… Не забудь, ведь души их остались такими же низкими, какими были, когда Твоего Сына прибивали к кресту…  Но не переживай, Творец! Они не достигнут этого никогда! Потому что по мере своего восхождения к Тебе, они  испоганят и разрушат планету, которую Ты дал им для жизни, и погибнут вместе с ней!

        – Похоже. Но ты забыл о факторе Небесной любви. По Моему замыслу Я не должен их спасать, но по Своей Любви, может быть Я их спасу… Возможно эксперимент с ними не удался… Но любовь покрывает всё…Любовь, самое главное в этом мире зла.  Поэтому они достигнут места рядом со Мной… Но на Моё место они стать не смогут… Иначе их некому будет любить…

      – Это не по правилам! Это нечестно!

      – Ты прав. Это нечестно для тебя, но это честно для Меня… Я ведь их Отец… И это правило любви отцовского сердца Бога…

 

(Записал Михаил Моргулис)

Share

ХРИСТИАНСКАЯ ПОЭЗИЯ

             Прядение
       

Эдвард Тэйлор

перевод ДМИТРИЯ ЯКУБОВА

 

 

В станок прядильный обрати меня,
Твои Слова чтоб сделались опорой,
Чтоб ум связал всё крепостью ремня,
Чтоб в диск душа преобразилась скорый.
Общенье дай, чтоб оси закружить –
Станок прядёт, наматывая нить.
 

  

Машиной ткацкой сделай, нить достань,
Дух Святый сделай стержнем и основой,
И Сам пряди из доброй нити ткань.
Пусть движет всё Завет Твой вечно новый…
Используй цвет Небесной красоты,
Пусть краской станут райские цветы.
 

  

Чтоб ткань познанье, волю облекла,
Одень в неё и страсть и ум лукавый,
Пускай мой путь и слово и дела
Наполнят светом и Твоею славой.
И встану пред Тобою я, одет
В Святое одеянье—для побед!
 

  

Huswifery
by Edward Taylor
 
Make me, O Lord, thy Spinning Wheele compleat; 
     Thy Holy Worde my Distaff make for mee. 
Make mine Affections thy Swift Flyers neate, 
     And make my Soule thy holy Spoole to bee. 
     My Conversation make to be thy Reele, 
     And reele the yarn thereon spun of thy Wheele.
 
Make me thy Loome then, knit therein this Twine: 
     And make thy Holy Spirit, Lord, winde quills: 
Then weave the Web thyselfe. The yarn is fine. 
     Thine Ordinances make my Fulling Mills. 
     Then dy the same in Heavenly Colours Choice, 
     All pinkt with Varnish’t Flowers of Paradise.
 
Then cloath therewith mine Understanding, Will, 
     Affections, Judgment, Conscience, Memory; 
My Words and Actions, that their shine may fill 
     My wayes with glory and thee glorify. 
     Then mine apparell shall display before yee 
     That I am Cloathd in Holy robes for glory.
 

Share

Проснувшийся вулкан может уничтожить две трети США

Большая часть американского континента может стать непригодной для жизни.

Гигантский спящий вулкан под Йеллоустоунским национальным парком в штате Вайоминг, США, в ближайшие годы может проснуться – впервые за последние 600 тыс. лет, сообщает журнал «Вокруг света» со ссылкой на газету Daily Mail. Если это произойдет, последствия для Америки и для всего мира могут быть катастрофическими.

Раскаленная магма под поверхностью гигантской кальдеры – воронки вулкана, занимающей больше половины территории национального парка, – начала подниматься еще в 1928 году. Однако в последние годы ученые заметили резкое увеличение скорости этого поднятия: это может означать, что вулкан готовится извергаться.

У ученых пока недостаточно данных, чтобы судить о том, будет ли извержение. Но если оно все же произойдет, последствия могут быть катастрофическими. Вулканический пепел выпадет в радиусе 1 000 миль (свыше 1 600 км) вокруг слоем толщиной в 10 футов (3 метра), сделав две трети территории США непригодной для жизни.

Миллионы людей при этом будут вынуждены покинуть свои дома, а авиасообщение в Северной Америке из-за гигантского облака пепла будет надолго парализовано. Конечно же, столь масштабная катастрофа не сможет не отразиться на жизни всей планеты.

КОММЕНТАРИИ МИХАИЛА МОРГУЛИСА

Что это, дети мира, дети Божьи? Может быть, это предупреждение всем, что время, предназначенное нам, заканчивается? Что задача, которую перед нами поставил Творец – невыполнена? Что мы не научились любить и сострадать? Что мы не поняли Божественную жертву в Иисусе Христе? Что мы  научились у Творца придумывать великие технологические штуки, но души наши остались на том же грубом и низком уровне? Так что же это, дети мира и дети Божьи? Вы видите, как планета  теряет свои привычные качества, как меняется температура, как рокочет небо и идут безумные дожди, как снег заваливает города и сёла, как жизнь человеческая становится абсолютно обесцененной, как разводятся миллионы мужчин и женщин, как антибиблейские и античеловеческие уродливые браки мужчин с мужчинами, а женщин с женщинами, становятся обычным явлением. Что ради своих удовольствий мы приносим в жертву любовь, дружбу, детей, близких. Но лихорадочно живущий мир интуитивно чувствует, что время выплаты долгов наступает. Он уже близко.  Давным-давно я писал об этом:

СУД

Наступит день, я думаю, что скоро,

Придёт за всё единственный  расчёт,

Настанет Суд, и праведный, и скорый,

И каждому Судья предъявит счёт

Записано там всё, не сомневайся,

Всё зло, что мы успели совершить,

А там хоть плачь, и мучайся, и кайся,

За всё придётся жизнью заплатить

Не жизнью, что мгновения короче,

Которой в мире грош всегда, везде,

А жизнью, что дают лишь Божьи очи,

Той жизнью, что в Рождественской Звезде

Той жизнью, что зовётся нами вечной,

Где нет греха, где счастье и любовь,

И за которую, Он тихо и сердечно,

Пролил Свою Божественную кровь

И потому, пред этой жизнью новой,

Мы все пройдём Его честнейший тест,

И нас рассудит быстро и сурово

Его Святой, политый кровью Крест!

Меня спросят, так что же делать?  Я вспоминаю притчу, когда у мудреца спросили: -Когда надо каяться?  – За день до   смерти! -Так мы же не знаем, когда умрём?! -Вот поэтому, каяться перед Богом надо СЕГОДНЯ!

Возможно, это ответ для всех нас. Может быть только после глобального покаяния, Творец и Господь, по милости Своей спасёт нашу землю и нас.

Михаил Моргулис. Флорида 22 января 2011 года от Р.Х.

Share

Вера Кушнир. Любите Живых!

Умерла Вера Сергеевна Кушнир, наиболее талантливая поэтесса в среде русскоязычных евангельских верующих. Ей было 85 лет. Вся её жизнь прошла в служении Богу и служению поэзии. Впрочем, когда поэзия талантлива и добра, она и служит Богу. О В.Кушнир мы напишем отдельно, а сегодня предлагаем несколько строчек из её стихов. Пусть они будут свидетельством о ней, о её мыслях, о её отношении к жизни.

Михаил Моргулис

Вера Сергеевна Кушнир :

ЛЮБИТЕ ЖИВЫХ !

….И я напоминаю людям вновь:

Не ждите смерти и венков не ждите !

Венки всегда дешевле, чем любовь,

Живых людей жалейте и любите !

Всё повторится снова!

Чего от жизни ждешь?

В твоих глазах усталость,

давно покрылись инием виски.

Ты понимаешь что подкралась старость

Чего от жизни ждешь ?

Она дарит живое

И если ты от жизни смерти ждешь,

Ты заблужденье принял роковое….

Чего от жизни ждешь ?

Жди от нее живого !

Жив только Бог и тот кто в Нем,- живет.

Пускай в тебя вселится Его Слово

Оно в тебе и смерть переживет

И ты счастливым в вечность перейдеш.

Чего от жизни ждешь ?!

Всё повторится снова!

Share

Иерей Георгий (Чистяков). Природа религиозного чувства

Я был знаком с великим Божьим послушником Георгием Чистяковым.  Он был отражением света Христа на земле. Создав  церковь в больнице для детей с раковыми заболеваниями , он служил им и умер среди них, сражённый этой же страшной болезнью. Он был священником, идущим вплотную за Христом, принимающим вместе с ним все муки и несправедливости мира и христианского сообщества, всё одиночество и боль. Я часто перечитываю его книгу “Путь, что ведёт нас к Богу”. Я помню его ласковую улыбку, но больше всего помню, что ничто не сбило его с пути, и что он дошёл до своей Голгофы.Михаил Моргулис

Иерей Георгий Чистяков

Природа религиозного чувства

(начало) Размышления о самой природе религиозного чувства представляются очень важными, потому что зачастую человек не вполне понимает, что это такое – не следовать тем или иным традициям, правилам или установлениям, но именно чувствовать Божье присутствие или de Deo sentire, как говорил Барух Спиноза. «Чувство совести, как и чувство Бога, искусственно вызвать в себе невозможно». Такой замечательный и, на самом деле, очень глубокий по смыслу афоризм можно найти в Интернете в реплике корреспондента одной из газет, предназначенных для учителей. И не суть важно, чему была посвящена эта реплика, потому что значимо в ней именно это утверждение: «чувство Бога искусственно вызвать в себе невозможно». Оно посещает, поражает и останавливает человека всегда неожиданно. Чувство Бога непременно отличает внезапность. В этой связи нельзя не вспомнить Деяния апостолов, где говорится в начале второй главы о том, как сделался неожиданно с неба шум (Деян 2, 2), неожиданно или внезапно, в латинском варианте — repente. Внезапность, – говорит один протестантский богослов, — это божественная шокирующая тактика, которую применяет Бог для того, чтобы напомнить человеку о его духовной уязвимости. Говорится об этом и в Псалмах: «Но поразит их Бог стрелою; внезапно будут они уязвлены» (Пс 68, 3). Здесь опять ключевым является это самое слово — «внезапно». Внезапно, помимо воли человека, в его жизни, жизни личности, возникают эти переживания — переживания, которые американский психолог Абрахам Маслоу назвал вершинными, или пиковыми переживаниями, peak-experiences.
Эти переживания, как считает Мэслоу, характеризуются чувством открывающихся безграничных горизонтов, ощущением себя одновременно и более могущественным, и более беспомощным, чем когда-либо ранее, чувством восторга и трепета и потери ощущения пространства и времени. «Пиковые переживания» вызываются сильными чувствами, произведениями искусства, музыкой, впечатлениями от исключительной красоты природы. Это вершины, которые могут длиться несколько минут, несколько часов и редко дольше. Рассказать о них бывает очень трудно, и именно это роднит такого рода переживания — которые совсем не обязательно связаны с рационально ощущаемым Божьим присутствием — с переживаниями религиозного плана.
Peak-experiences очень похожи на переживания мистиков, на опыт, который невозможно описать или передать другому человеку в словах или каким-то иным способом. Известно, что мистики иногда записывают свои мысли, но это только подтверждает тот факт, что все, что переживает человек в состоянии мистического озарения, вербально, в словах, невыразимо. Маслоу говорил о том, что мы, люди, нуждаемся в чем-то большем, чем мы сами, и это большее, чем мы сами, открывается нам через трансперсональные, или надличностные, переживания. Чувство Бога относится именно к числу таких, надличностных, переживаний. Если посмотреть, как их описывают люди, их пережившие, то оказывается, что такие переживания почти всегда, с одной стороны, бессодержательны, не имеют никакого конкретного содержания, а с другой стороны, если хотите, являются в какой-то форме, но всеобъемлющими. Можно сказать, если обобщить опыт людей, которые пережили такое, что каждая личность обладает своей собственной религией. Однако в большинстве случаев оказывается, что нечто пережитое таким образом одним, в общем, примерно так же переживается и другими.
Огромное впечатление производит место из письма Владимира Соловьева, где он рассказывает о том, как читал средневековых мистиков, и говорит, что не нашел там ничего интересного. Потому что, продолжает Соловьев, все это он уже знал по собственному опыту. Оказывается, что переживания мистиков всегда очень похожи, но при этом очень важно иметь в виду, что сам мистический опыт, — об этом хорошо говорил недавно умерший питерский ученый Евгений Алексеевич Торчинов, — совсем не обязательно является следствием приверженности определенным доктринам или учениям.
Наоборот, мистический опыт, что в высшей степени для него характерно, а для нас исключительно важно, сам способен порождать доктрины и религиозно-философские системы и учения. Так, из религиозного опыта Иисуса из Назарета рождается христианство. И, более того, как говорит Карл Густав Юнг, христианство вряд ли бы возникло, если бы Иисус был законопослушным фарисеем. Важно понимать и то, что Его мистический опыт нельзя вычитать ни из Евангелия, ни из какой другой книги. Его нельзя изучить, к нему можно только приобщиться, прикоснуться, идя путем подражания самому Иисусу – путем imitationis Christi или «подражания Христу».
И не случайно Сам Иисус говорит: «Я есмь путь» (Ин 14, 6), или «Я есмь дверь, Мною, если кто внидет, спасется, и внидет, и изыдет, и пажить обрящет» (Ин 10, 9). Можно стать христианином, не изучая Священное Писание, как изучают его ученые-библеисты, но используя Слово Божие, как атлас автомобильных дорог, идя вслед за Иисусом, проживая Его жизнь и присоединяясь в своей личной молитве к Его молитве, проходя за ним в качестве ученика шаг за шагом; иными словами, Его мистический опыт можно пережить лишь чисто опытным путем, в сущности, только так можно пережить (vivre, как говорит Франциск Сальский) христианство и стать христианином.
Причем, каждый должен пройти по этому пути самостоятельно, сам пережить прикосновение к святости Отца в глубинах своей собственной души. Уже это показывает нам, что религия — это не система взглядов, не доктрина и не какая-то установка, а, как говорит Юнг, «живая связь с душевными процессами, которые зависят не от сознания, а происходят где-то по ту сторону от него, в темноте душевных задворок». Хотя очень многие из этих бессознательных процессов возникают из косвенных побуждений сознания, но никогда — из сознательного произвола; другие, — говорит Юнг, — кажется, возникают спонтанно, то есть без узнаваемых и указующих на сознание причин. Что же касается религиозных обрядов, то Юнг подчеркивает, что во всех формах они играют роль сосуда, способного вместить это бессознательное содержание, ибо любая религия всегда базируется на живом опыте прикосновения к божественному.
В XX веке для обозначения этого появился новый термин — нуминозное, от латинского слова numen, что означает «божество», причем, в отличие от греческих богов, о которых мы знаем все: как они выглядели, кто были их родители, что они делали, где они так или иначе себя проявили (об этом мы знаем из гомеровских поэм и трагедий греческих авторов, таких как Эсхил, Софокл и Еврипид, об этом мы знаем из многочисленных мифологических источников и так далее), о римских богах мы, как правило, почти ничего не знаем: это божество, которое очень часто даже лишено личности, оно как-то проявляет себя в жизни и каким-то образом обозначает себя через явления, предметы, через какие-то события жизни, но оно не является персоной, как греческие Зевс, Гера, Арес, Афродита, Аполлон и т. д. Numen — это именно такое божество, которое, если так можно выразиться, прячется за явлениями, предметами и событиями. Поэтому, говоря о нуминозном, мы говорим не только о Боге, но о божественном в целом, поскольку нельзя забывать, что есть религии, для которых не характерно представление о Боге, а скорее присуще чувство чего-то божественного, разлитого в них, но безличного.
Юнг говорит о том, что ученый не должен принимать во внимание притязания того или иного вероучения на уникальность. Его задача — «исследовать, прежде всего, человеческую сторону религиозной проблемы, обратившись к первоначальному религиозному опыту, независимо от того, как этот опыт использован в разных вероучениях». Действительно, мы очень часто слишком рано ставим вопрос: кто прав, а кто не прав? И изучая, скажем, древние религии, стараемся показать, до какой степени они были не правы в своих заблуждениях, но не пытаемся понять, что двигало их религиозностью. Именно на этот вопрос отвечает в «Истоках религии» отец Александр Мень. И это делает его книгу абсолютно уникальной, потому что, с одной стороны, это труд пламенного христианина, горячо верующего в Сына Божьего и Сына Человеческого, с другой стороны, это научный труд, выявляющий то, что действительно имело место, автор которого не пытается приговорить древних людей, исповедовавших разные религии, к той или иной мере наказания.
Юнг говорит о том, что абсолютно необходимо исследовать первоначальный религиозный опыт.Мирча Элиаде, замечательный румынский историк религии, философ и мыслитель, когда размышляет об этом, конечно же, вспоминает знаменитую книгу «Das Heilige», «Священное», которую в 1917 году издал немецкий ученый Рудольф Отто. Отто проанализировал различные формы религиозного опыта. Теолог по образованию и по призванию психолог, он сумел раскрыть само содержание религии. Оставив в стороне все рациональное, что есть в религии, он описал исключительно ее иррациональную сторону. Читая Лютера, Рудольф Отто понял, что означает для верующего Живой Бог, не Бог философов и не Бог Эразма, как говорит сам Отто, не какая-то идея или просто моральная аллегория. Нет, это страшная мощь, проявляющаяся в Божьем имени. Рудольф Отто стремился показать в своей книге характерные черты этого иррационального и пугающего опыта. Он обнаружил, что священное – это mysterium tremendum, то есть «вызывающая трепет тайна», в которой открывается majestas, или величие, Божье. Он показал, что mysterium tremendum завораживает, очаровывает человека и становится mysterium fascinans — «тайной завораживающей», обнаруживая которую в мире вокруг себя, человек ощущает, что чувство присутствия божественного в жизни есть нечто совершенно иное (как он говорит по-немецки — это ganz andere), нечто абсолютно и полностью отличное и от природного, космического, и от человеческого. Это что-то другое. В этом опыте прикосновения к божественному открывается реальность иного порядка, которая резко отличается от естественной реальности.
Отто говорит о том, что типичным откликом человека на встречу со священным оказывается сочетание страха и трепета с восхищением и восторгом. И в самом деле, что такое соединение в одно единое чувство страха и трепета с восхищением и восторгом, — нам, конечно, известно из пророческих книг Ветхого Завета, и, прежде всего, из Книги Псалмов.
Станислав Гроф приводит в одной из своих книг рассказ женщины, которая занималась мистическими практиками и вспоминала о том, какой ужас испытала она во время такого надличностного опыта. «Это было так странно, — говорит она, — я читала про переживание света в книгах о духовности и знала, что его описывают как блаженство. Я давно хотела испытать это состояние и испробовала многие виды внутренней работы, чтобы достичь его, но когда оно действительно меня посетило, я была в ужасе. Оно внушало благоговейный страх, оно было болезненным, ужасным и чудесным одновременно. Мне казалось, что оно слишком велико, чтобы я могла вместить его в себя. И я подумала, говорит она, о Моисее, стоящем перед пылающим кустом, о том, что пламя было столь ярким, что ему пришлось отвернуться. Я чувствовала, что не готова к этому и мое сознание недостаточно расширено и очищено, чтобы это принять».
Как переживает человек свое прикосновение к mysterium tremendum, или вызывающей трепет тайне? Прежде всего, это всегда переживание неожиданное, как об этом говорится в книге Деяний. Помимо воли человека, говорит Абрахам Маслоу, в жизни личности возникают ее вершинные переживания. Как об этом любил вспоминать отец Александр Мень, Чарльз Дарвин во время своего путешествия на «Бигле» при виде девственного тропического леса испытал мистическое чувство Бога, при том, что, будучи законопослушным подданным Британской короны и, согласно семейной традиции, англиканином, он был очень далек от каких бы то ни было живых религиозных переживаний. Этот опыт столкновения с природой, которой он прежде никогда не видел, с тропическими лесами, вызвал в сердце Дарвина мистический отклик. Он почувствовал здесь Божье присутствие.
(продолжение следует)

Share