Yevgeny Yevtushenko: Almost a Dream

Media Review

Yevgeny Yevtushenko

I love both countries and Shevchenko and Pushkin are both are my teachers. I condemned the bloodshed in inflamed Maidan without excuses in my poem asking the State to simply be a human being. The poem was published in Ukraine and in Russia on the same day and was transmitted with my voice through the website “Echo of Moscow” and by Ukrainian TV. Though the blood on the barricades has stopped, even poetry could not resurrect the more than 70 people killed. I was desperately asking myself how to find a peaceful solution to this situation and I found a key metaphor in the real episode from Sevastopol, Crimea. I am happy that this poem was declaimed aloud on the Maidan by a priest from Florida, doctor Mikhail Morgulis (born in Kiev). The poem became part of a larger proselytization for peace and mutual understanding between all nations. I recited this poem to my students at the University of Tulsa where I have taught for more than 20 years many students from all over the world, including disciples from the Mayflower as well as youth from China, Arabia and Africa, a whole multinational ocean in one drop.

State, Be a Human Being!

Ukraine! Tender mother of my rebel ancestors,

who baptized in the River Dnepr ancient Russia—Rus.

Even in my worst nightmares

I could not imagine your beauty in ruins.

I fear for you and pray.

With me in Maidan are the warm ghosts of Pushkin and Briullov,

the painter who for the portrait of the czar’s brother

bought the freedom of Ukrainian slave-genius Shevchenko.

The tragedy of enflamed Maidan

was like a Vesuvian eruption of fratricide

jumping from the famous canvas of Briullov,

burning to death the alive with painted fire.

Here were brothers against their brothers,

sons against their fathers.

You, Shevchenko, with the great living poet, Lina Kostenko

please remind your people that all of us are family,

How tender the black lips of your soil are, Ukraine,

If we kiss them while on our knees.

You embrace a Jewish rabbi like a close relative,

together with a Russian Orthodox priest.

State, finally be a human being.

Make peace amongst former enemies.

Be above all petty ambitions

and forgive all our prodigal sons.

Finally, I hope all of us will be the same Europa.

It is decided in skies above.

Don’t you hide yourself

And your sins on the shelf.

Are you less sinful

than we are,

dearest State?

YEVGENY YEVTUSHENKO

Almost a Dream

Recently, an international news broadcast showed a moment that touched many people. Pro-Russian forces stood in the way of unarmed Ukrainian soldiers who marched peacefully to their base. Despite initial tension, both sides found a common language and showed the world that a simple human approach is the best diplomacy.

It was almost a dream, but it was captured forever.

We saw it on TV,

a column of soldiers marched on the steppe,

unarmed,resembling a challenge.

What feelings led the soldiers

To face such danger?

The banners in their hands,

rustling mere inches above the earth,

shared secret histories long hushed.

To the entreating cries of the birds above

both the marchers and the guards

looked into painfully familiar eyes

as if for the first time.

Those boys lowered the gun sights, slowly,

without waiting for diplomats,

but giving a lesson on

how to behave.

Their hands began to think

off something more important than commands

and stopped,

fingers cautiously still on the triggers.

O History! Stop even for an instant!

Thank God you heard the voices of those

who had long ago fought for Sevastopol,

Leo Tolstoy among them:

“Don’t shoot each other!”

A child’s life is greater than politics.

When will we learn to live

without selling arms,

without selling death,

without selling ourselves out?

Will we ever hear, our tears unveiled,

the peaceful song of silence,

like тне soundless bloodless shooting

of all those unstarted wars

and all those unfired guns?

March 2014

 

R.YEVGENY YEVTUSHENKO translated by Yevgeny Yevtushenko, Jr .James Bachman. Nina Bouis

Former member of the of the Soviet Parliament 1986 from Ukraine in Gorbachev’s times,co-chairman with Andrey Saharov of Anti- stalinist Assosiation. Russian poet, distinguished professor of the University of Tulsa. Honorary member of American Academy of Arts and Letters

Share

В книге воспоминаний Михаила Моргулиса “Это был сон”.

Из готовящейся к печати книге воспоминаний  Михаила Моргулиса “Это был сон”. В этой книге о жизни Михаил рассказывает о встречах и молитвах с Михаилом Горбачёвым, Рональдом Рейганом, Евгением Евтушенко, Александром Солженицыным, Мстиславом Растроповичем, Александром Лукашенко, Владимиром Жириновским, Леонидом Кравчуком, Хилари Клинтон, матерью Терезой, актёрами С.Юрским, И.Кобзоном, И.Смоктуновским, Ю.Никулиным, Е. Петросяном и мн. интересными другими людьми. 
        “А теперь вспомнил чудеса. Как-то умер я ни с того ни с сего. Вот так, просто умер. Отвезли меня в больницу американскую, прекрасную, но и там не помогли. Не работали печень, почки, сердце. Искусственными машинами поддерживали во мне физическую жизнь.  Так продолжалось четыре дня. Наконец, врачи сказали Татьяне Николаевне, моей жене, мол, он умер. Для чего машинам работать? Надо отключить их  и достойно похоронить  вашего мужа. Татьяна попросила два часа на молитвенное размышление. Пошла в часовню при больнице и стала там обращаться к Господу.  И, как я понимаю, смысл молитвы был простой: верни его мне, Господи, или забери к Себе. И ждала она в молитве ответа. А в это время в мою палату проникли две  приезжие верующие женщины. Одна из них стала по-украински причитать: «Вот, Господи, я всю жизнь хотела его увидеть, наконец, приехала с Украины и вижу его мёртвым!»  И слеза её упала на мой глаз, правый. И я его открыл.  Обе женщины упали в обморок. Кто-то стал кричать. Прибежали медсёстры, позвали Татьяну Николаевну. Она мне говорит: «Если слышишь меня, моргни ресницами». Я и моргнул.
       Мне кажется, Господь ответил Татьяне с помощью этих верующих женщин.  Через десять дней гуляю по коридору больницы, навстречу идёт медсестра, напевает. Увидела меня и упала посреди песни. Оказалась медсестрой, что десять дней тому назад подписала акт о моей смерти.   Врачи говорили, что после чуда возвращения  я всё равно останусь на всю жизнь, как говорят, «овощем», в коляске, без соображения и без движения. Но Господь решил иначе. Видимо, тогда я ещё не всё для Него сделал на земле.
       А в эти четыре дня смерти я путешествовал по неизвестному мне месту. Коротко изложу, что   видел. Вначале лежу лицом вниз на  грунте, похожем на нашу землю, но это не земля. Рядом со мной глубокая колея от огромного колеса.  Как будто недавно здесь была авария. Справа от меня, в одном месте, грунт-земля колышется, как будто  снизу что-то сюда пробивается. Вижу далеко очертания какого-то города. И впереди стоят люди, лица которых я  рассмотреть не могу, но знаю, кто они. И все стоят в прозрачном свете. Но это не свет, не цвет, это живое, и в этом живом свете стоят люди – их много. Первый ряд – это мои друзья, родственники и знакомые, которые ушли с земли. Чувствую Виктора Платоновича Некрасова, отца Александра Меня, маму, отца, дядьёв ушедших чувствую, силуэты всех вижу, а лиц не видно – далеко. И хочется мне туда идти, очень хочется, но не могу сдвинуться с места, стараюсь и не могу.  В это время грунт там, где он колыхался, прорывается,  образуется воронка, меня поднимает вверх какая-то невероятная сила и бросает в воронку, а следующее, что  я вижу – палата и женщина, плачущая надо мной. Пришёл полностью в себя спустя десять дней, всё заработало,  уж теперь-то машины отключили, но от живого человека. Что это было, не знаю.  Мне напомнили, что в Новом Завете Библии Христос оживил Своего друга Лазаря, тоже на четвёртый день. Вот такое чудо случилось на моём веку.”
Share

«Умный человек должен верить в Бога!»

«Скажите, верите ли вы в Б-га? Верите?! Это правильно. Умный человек должен верить в Бога!» – сказал мне как-то писатель Анатолий Георгиевич Алексин. А дальше рассказал, что лично он пришел к вере после двухслучаев в его жизни.

petr-lyukimson«Первый произошел, когда у моей мамы случился тяжелый сердечный приступ. Я вызвал “скорую”, иприехавший врач лишь покачал головой и сказал, что нет смысла везти ее в больницу – она нетранспортабельна. “Лучше пусть умрет дома, это случится через пять-шесть часов”, – добавил он. Я был внесебя от горя (по книгам Алексина легко догадаться, что мама была для него долгие годы главным человеком вжизни. – Прим. автора). В полном отчаянии я позвонил Фриде Вигдоровой, которую в писательских кругахзвали “Совершенно случайно”. Была у нее такая присказка: “Совершенно случайно я знаю, чем могу вампомочь…”
– Совершенно случайно я знаю, чем могу вам помочь, – сказала Фрида Абрамовна. – Как раз вчера в Москвуиз Питера для получения правительственной награды прибыл профессор Карл (Анатолий Георгиевич назвалтогда его фамилию, но я запамятовал. – Прим. автора), и он остановился у моих приятелей. Это один из самыхвыдающихся кардиологов мира и, кстати, кажется, большой ваш поклонник. Записывайте номер телефона! Япозвонил незнакомому профессору, рассказал, что у меня умирает мама, а он и в самом деле оказался моимпреданным читателем. Вдобавок выяснилось, что он находится в десяти минутах езды на такси от нашегодома.
– Если я приеду, вы мне книжку с автографом подарите? – спросил он по телефону.
– Если вы спасете мою маму, я вам не только книжку, жизнь вам подарю! – ответил я.
Менее чем через полчаса он появился в нашей квартире. Чех по национальности, высокий, статный, моложавый, он был очень красив, и форма капитана первого ранга эту красоту еще больше подчеркивала. Осмотрев маму, он позвонил знакомому врачу в больницу, и вскоре молоденькая медсестра привезла сумку смедикаментами, шприцы, стерилизатор.
– Успокойтесь! – сказал Карл. – Глупость вам сказали. Вылечим мы вашу маму. У вас тут натоплено, так что яс вашего позволения разденусь… Он скинул китель и остался в одной майке. И тут я увидел у него на грудикрестик. Для меня, воспитанного убежденным атеистом, это было настоящим потрясением.
– Простите, профессор, вы что, верите в Бога? – спросил я.
– Да, конечно. А как можно в Него не верить?! – откликнулся Карл, делая маме укол.
Через некоторое время он снова послушал ее через фонендоскоп.
– Ну вот, – сказал он удовлетворенно, – сердце вашей мамы начало биться получше. Хотя действительнобыла опасность, что оно остановится, так что я прибыл вовремя.
– А с чего оно может остановиться? – по-детски спросил я.
– Вы бы лучше спросили, почему оно вообще бьется, – ответил профессор. – Нет, конечно, любой из моихстудентов вам это в два счета объяснит. Но лично я этого не знаю. Теоретически, если хорошо задуматься, оно биться не должно. То, что наше сердце работает – это самая большая загадка природы. И, думаю, без Бога объяснения этому нет.

Второй случай произошел в санатории Союза писателей, куда я уговорил поехать со мной отдыхать ЛьваДавидовича Ландау, с которым близко дружил. На пляже в один из дней мы оказались рядом с «братьямиТур» – были когда-то такие драмоделы. На самом деле братьями они не были, настоящая фамилия одногобыла Тубельский, а другого – Рыжея. Лежа на топчанах, они громко рассуждали, как смешно в наши дниверить в бога и что хорошо написать пьесу, которая клеймила бы тех, кто в это еще верит.
– Простите, – приподнялся со своего места Ландау. – А вы что, не верите в Бога?!
– Смешные вопросы задаете! – рассмеялся Тубельский. – Как может образованный человек в наши дни верить в бога?!
После этих слов Ландау вдруг резко поднялся, бросил мне “Пошли отсюда!” – и зашагал с пляжа. Мне неоставалось ничего другого, как последовать за ним. Он был явно зол.
– Лева, в чем дело? – спросил я на ходу. – Что тебя так распалило?
– Терпеть не могу человеческого невежества, да еще с таким апломбом! – ответил он. – Люди сами не знают, что мелют!
– А ты что же, веришь в Бога?!
– Ну, в бога, который сидит на облаке и следит за каждым из нас, я, само собой, не верю. Но вот в Бога как Творца Вселенной верю однозначно! Физик не может в него не верить! Я мгновенно вспомнил разговор на туже тему с Карлом и подумал: если такие люди в Него верят, то кто я такой, чтобы отрицать Его существование?! И потом не раз убеждался: надо верить!»

Со времени того нашего разговора с Анатолием Георгиевичем прошло лет 15, но я помню его почти дословно– уж очень сочно он умел и, надеюсь, все еще умеет рассказывать. Привести же его сегодня я решил, потомучто надоело читать в интернете, как некоторые «афтары» с омерзительным апломбом клеймят «религиозноемракобесие», «религиозных фанатиков» и так далее. А заодно повторяют за братьями Тур их благоглупость, что современный образованный человек не может верить в бога, так как «наука давно доказала», «человечество идет вперед», «образование и религия несовместимы» и все такое прочее.

Лично я пришел к убеждению – не к вере, а именно к убеждению, – что Бог существует еще в годы учебы вфизматшколе, где все мои одноклассники мнили себя либо будущими новыми Эйнштейнами, либо, на худойконец, Фарадеями. Помню, фраза Ньютона – кстати, считавшего себя в первую очередь не физиком, атеологом, – что сама царящая во Вселенной гармония является лучшим доказательством существованияТворца, поразила меня и врезалась в память на всю жизнь. И уже потом, студентом, я оценил всю красоту иточность максимы Эйнштейна: «Наука без религии – безнравственна. Религия без науки – слепа!»

Да и потом я не раз встречал весьма известных в своих кругах физиков, математиков, химиков, да и биологов, прекрасно совмещающих свои научные взгляды с глубокой верой во Всевышнего. И это кстати, в отличие отмногих гуманитариев, среди которых мне чаще попадались антиклерикалы. Интересно, что новейшие достижения в науке, нанотехнологии, подтверждают великий факт существования Бога!»

Share

СЛУЧАЙ В АМЕРИКЕ- Притча

       pritchaОдин молодой человек готовился к выпускному из колледжа. Много месяцев он мечтал о прекрасной спортивной машине, выставленной в автомобильном салоне. Он знал, что его отец мог вполне позволить себе её купить, и сказал отцу, что это все, чего он хочет. Приближался день выпускного и молодой человек уже ждал знака, что отец купил машину. Наконец, в утро выпускного отец позвал его к себе, сказал, как он горд иметь такого сына и как сильно любит его. Он дал сыну красиво упакованную коробку. С любопытством и небольшим разочарованием молодой человек открыл коробку и нашел прекрасную, в кожаном переплете Библию, с его именем, вытесненным на ней золотом. В гневе он закричал на отца: «Со всеми твоими деньгами ты даешь мне Библию?» Он вылетел из дома, так и не взяв с собой Библию.
         Много лет прошло, молодой человек состоялся в бизнесе, у него был красивый дом и прекрасная семья. Он понимал, что его отец уже очень старый и что он должен навестить его – он не видел его с того выпускного дня. Но прежде чем он смог поехать, он получил телеграмму, в которой говорилось, что его отец ушел из жизни и что он завещал все свое имущество сыну. Ему требовалось немедленно поехать в дом отца и позаботиться о вещах.
          Когда он приехал, грусть и сожаление наполнили его сердце. Он стал просматривать важные документы отца и увидел Библию, совсем новую, именно в том состоянии, в каком он оставил ее много лет назад. Со слезами на глазах он открыл Библию и стал перелистывать страницы. Его отец аккуратно подчеркнул один из стихов – от Матвея, 7:11 – «Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него.»
Как только он прочел эти слова, ключи от машины упали из Библии. На них была пометка с названием автомобильного салона – того самого, в котором продавалась спортивная машина, о которой он мечтал тогда. Также была указана дата – день выпускного и слова…ОПЛАЧЕНО ПОЛНОСТЬЮ.
          Как много раз мы упускаем милость Господа из-за того, что она упакована не так, как мы этого ожидаем? Если эта история тронула ваше сердце, пожалуйста, распространите её!! Пожалуйста, прочтите её полностью перед тем как пойти домой или если вы уже дома.  У вас едва находится время для Бога. Но мы слышим из Библии Его слова: Я люблю вас и всегда благословляю. Я всегда с вами и  пошлю вам  и сегодня Свои особые благословения. 

Share

НОВАЯ ПРИТЧА О НОВОМ СПОРЕ.

                                      МИХАИЛ МОРГУЛИС
 bogСовсем недавно сатана посмотрел  на мир, и говорит Богу:
– Посмотри что они делают внизу! Им не нужны Содом и Гоморра, они сами себя уничтожат…
         Бог вздохнул: –  Всё идёт по Моему замыслу. В раю они захотели свободу, и её получили.  Теперь всё плохое, что совершается, они валят на Меня. Такова человеческая благодарность. Кричат: Где был Бог?!   Там где и был.   А вот они были на земле, и всё это совершали… Более того, у них не только Каины убивали Авелей. У них  Авели убивали Авелей…
         –  С Иовом я Тебе проиграл. Хочешь ещё одно пари?  Дай им возможность  достичь  твоего, Божьего уровня, уровня Творца..  Посмотрим, смогут ли?    Я заявляю, что не смогут!
–  Смогут. Они Моё творение.  До этого Я позволял им использовать только 2% своих возможностей. Если Я благословлю, у них  включатся остальные проценты, и  они станут, почти как Я…
         – Нет, бессмертный…  Вспомни, Ты дал им веру, а я неверие, Ты дал им  разум, а я глупость, Ты дал упорство, а я дал упрямство, Ты дал щедрость, а я жадность, Ты дал радость, а я зависть, Ты дал добро, а я зло… Посмотри, мои качества в них побеждают…
        – Не во всех.  Вспомни, сколько людей тебя прогоняло… Сколько людей боятся тебя… От скольких ты убегал, когда они вспоминали  Сына Моего и Меня, и клали крестные знамения и произносили перед тобой Мои слова из Святого Писания….
          –  Хотя это правда, и большинство произносят Твоё имя, но  Тебя они не знают. Большинство людей знают меня, Твоего падшего ангела, Твоего князя тьмы…
           –  Ты прав, когда ты рядом с ними, им трудно найти Меня. Ты ведь через политиков указываешь им неправильные дороги… Ты искушаешь их браться за мечи и убивать друга… Ты послал на них болезни и проклятия…  Но они всегда продолжают искать Меня… И находят… И к концу, может быть все найдут Меня…
           – Никогда! Готовь новый замысел для мира! Ты допустил один Божественный промах… Да, по Твоему желанию они достигнут невероятных высот в технологии, они станут рядом с Тобой, они  смогут делать то, что можешь Ты… Но, когда они увидят, что стоят близко от Тебя, они захотят стать на Твоё место !!!  Не забудь, ведь души их остались такими же низкими, какими были тогда, когда Твоего Сына прибивали к кресту…  Но не переживай, Творец! Они не достигнут этого никогда! Потому что по мере своего восхождения к Тебе, они  испоганят и разрушат планету, которую Ты дал им для жизни, и погибнут вместе с ней!
        – Похоже. Но ты забыл о факторе Небесной любви. По Моему замыслу Я не должен их спасать, но по Своей Любви, может быть Я их спасу… Возможно эксперимент с ними не удался… Но любовь покрывает всё…Любовь, самое главное в этом мире зла.  Поэтому они достигнут места рядом со Мной… А на Моё место они стать не смогут… Иначе их некому будет любить…
       – Это не по правилам! Это нечестно!
          – Ты прав. Это нечестно для тебя, но это честно для Меня… Я ведь их Отец… И это правило любви отцовского сердца Бога…
 (Записал  Михаил Моргулис)
bridgeusa@aol.com
www.morgulis.tv
Share

ГЕНЫ

(рассказ)

Михаил Моргулис

ukraine-grandma-houseОпять гены.  Вдруг появляется во мне что-то.  Мысль или что-то другое, физически начинает отвлекать и  беспокоить. И я хочу понять, от кого это на меня пришло. И  иду к  своей древней бабушке, которая собралась умирать. Надо поспрашивать, пока она не умерла. А то она недавно тихо мне сказала: – Ох, внучек, устала я жить, на покой хочется в небеса…

Вдруг начинает чесаться голова, представьте, днём  пореже, и сильно ночью. Во сне начинаю её теребить, кроцать, чесать. От кого это бабушка?

–     Так вот, ты от двух национальностей, а может и больше.  Вот у тебя была тётя Марина, так вот она часто  и чесала голову. Как занервничает, так и начинает чесать  голову. А ещё голод на неё нападал, ела, не остановишь. Как узнавала об измене мужа, так и начинала есть всё подряд. Станет возле холодильника и не отходит.

–     Бабуля, а чего мне хочется людям помогать?

–      Дед был у тебя такой, из большого села.  Он на возке привезёт бедным мешок муки и бутыль масла подсолнечного, оставит всё у них во дворе и сразу уезжает. Не любил, когда благодарили. Божий человек не тот, кто при всех доброе делает, а  тот кто  тихо делает, чтоб только Бог видел. Лес рубил, спал на сундуке, кулак под голову, и спит. В обед кастрюлю борща съедал, кость  из борща разгрызал. Раз в году напивался, заборы ломал, на крышу дома забирался, и там  ангелов звал.

–     А чего мне писать про жизнь хочется, а бабуля?

–      Ну чего, да чего. Был у нас в родне, с другой национальности,  один, лицом бледный, глазища яркие, и то ж писал, книги его печатать стали, а он в сорок лет от чахотки помер.  Потому мало людей его узнало. Ты хоть не помри.

–      А чего бабуля, когда тоска на людей нападает  водку хочется пить?

–     Не дашь ты мне помереть. Другой ещё дед был. Аккуратный, не простой, как тот, что муку и масло дарил. В небо иногда уставится, не оторвёшь его. За птицами следил, особливо за журавелями.  Как видел, что они летят, голову руками обхватывал, и в лавку, и потом как начнёт пуговицы на рубашке рвать и пить её зелёную, так неделю и продолжал. Ты может во всех пошёл, и от двух национальностей хорошее и плохое взял. У нас в родне и от рака умирали, и от всякого. А одного, когда он старый стал и увлёкся цыганкой молодой, она его отравила, и выкрала у него и деньги и камни ценные. Он видно проклял её перед смертью,  спустя месяц повесилась она. Вон как бывает, когда добро не к добру. Я из-за тебя вспоминать стала, и  умирать уж не так хочется.

–     А ты бабуля влюблялась ли в кого?

–     -Цыц распутник!  Хорошее ли дело о таком у старухи пытать?  Но может перед смертью поделиться можно. Я как девкой была  влюбилась в нашего кузнеца Георгия, он не сильно большой был, но  огонь от металла на его лице отражался, и он как тот металл пылал, весь огнём заходился. Я вот  так его увидала и влюбилась, он архангелом Гавриилом показался мне. И вот раз на гулянке нашей сельской он на меня посмотрел, а я видно сильно зарделась, и он понял . И подходит и  тихо гуторит, но девки всё подслушивают, ну мол, давай прогуляемся в лесок. А я на него зыркнула и отвечаю, штобы девки слыхали:  – Нехорошо двоим в лесок. Пусть пойдёт один паренёк. Девки прыснули, а он фуражку приподнял, и весело молчит. И ушёл от меня. Я потом плакала долго, к нему рвалась, но не дорвалась, сдержалась. А когда два года прошло, он  уехал куда-то, потом явился, кажет, разводись с мужем, а я хоть продолжала любить его, не развелась, горе никому не наделала. Но может ему. Его потом на войне убили, война с фрицами началась. Вот так, внучок! Бывает, жизнь то она по своему идёт, а не по нашему.

–     Бабуля, а чего главное в жизни. Все по разному говорят, учат друг друга, а ты чего думаешь?

–     А я не думаю шибко, я знаю. Чтоб человеку легко было на небо уходить, ему надобно перед уходом от грязи земной освободиться. Покаяться перед Богом и людьми, попросить простить грехи наши тяжкие. А коли от тяжести и грязи грехов  освобождается человек, то он как в белые одёжки одевается, и уж не страшно ему уплыть душой в облака. Вот и тебе скажу внучок: прости меня, что тебе сказок не досказала, что времени для тебя не всегда хватало, что чумазую твою головёнку наказывала за проделки, что не всё любила  что любил ты, прости меня грешную.

–     -Бабуля, и ты меня прости!

–     -А тебя чего, ты вон ещё сколько жить будешь, меня на сто лет переживёшь. Но прощаю тебя, как ты меня, а Господь нас двоих простит…

Mikhail Morgulis

bridgeusa@aol.com

 

Share

Тоска по Моргулису

mixail-morgulis-i-ozeroКнига Михаила Моргулиса «Тоска по раю» вышла в издательстве «Христофор».

Великий генуэзец, некогда случайно открывший Америку, возник здесь, видимо, совсем не случайно.

Михаил Моргулис, родившись в Киеве, открыл Штаты в 1977 году. Но в отличие эмигрантов 3-й волны не стал эксплуатировать модную антисоветскую ноту. А построил в своей отдельно взятой семье христианский социализм. Тем более супруга – Татьяна Титова – дочь православного священника.

Во Флориде, в небольшой деревне North Port, у него приход, свой дом, собаки, дети.

Жить бы себе без забот. А он колесит по миру, бывшему советскому союзу, помогает больным и обездоленным, старается умирить вражду, помочь.

Два года тому назад его занесло на Майдан. На фоне сожженных автомобильных покрышек и разора он, протестант, молился о том, чтобы люди по разные стороны баррикад вспомнили, что они – православные, что человек человеку – не волк.

Но, увы, не помогло.

А еще на Донбассе у него несколько детских домов, которым он собирает деньги. Однажды, когда денег не хватало, он заложил свой дом…

Многие говорят, что он похож на отца Александра Меня. Мне он просто напоминает моего отца, земного и небесного. Весьма возможно, если бы Христос спустился на грешную землю, он был бы Моргулисом.

Я бы еще очень долго могу говорить о нем, как о человеке, но передо мной лежит «Тоска по раю». И надо сказать главное.    

Михаил Зиновьевич Моргулис — американский писатель, политолог, богослов, основатель концепции Духовная Дипломатия. Автор 9 книг, книга на английском языке «Возвращение на красную планету» в 1990 году была в списке бестселлеров в США. Основатель первого в мире издательства «Славик Госпел Пресс», выпускавшего на русском языке труды западных писателей и богословов. С 1982 года выпущены книги 116 авторов общим тиражом около 15 миллионов экземпляров. Основатель журнала «Литературный Курьер» и газеты «Литературное Зарубежье».

А еще надо сказать, что в основе творчества писателя и богослова – вечные идеалы  любви, прощения  и глубокого уважения к человеческой личности…

Нет, не то и не так. Михаил Моргулис – замечательный, очень тонкий, точный русско-американский писатель, вобравший в себя все лучшее из русской и американской прозы. Здесь, как в наваристом украинском борще есть и Бабель, и Керуак, возможно Бротиган, Хемингуэй, Чехов и т.д.:

Мы спешили, спешили, мы торопились, мы догоняли убежавшее время, хотя твердо знали, что догнать его невозможно. По крайней мере в этой жизни. Но весь мир находился в погоне за ним, поэтому и мы рвались вперед. Наш «додж» с мотором 225 лошадиных сил тихо ревел, и мы летели, обгоняя другие машины. Мы гнались за призраками, улетевшими из Чикаго во Флориду…

Рассказ «Я убил ее печальные глаза» я читал в самолете, когда летел из Чикаго во Флориду.   

Все неслучайно в этой книге, в жизни этого человека и писателя.

А еще предисловие к книге написал поэт Евгений Евтушенко: «У этой прекрасной истории есть одно редкое сейчас для книг качество – в неё можно влюбиться. Со мной случилось именно это!».

Евгений Александрович Евтушенко в июне прошлого года самолично пришел на презентацию, чтобы засвидетельствовать свое почтение автору. 

Тогда в книжном на Покровке в дождливый день прозвучала умиротворяющая музыка Моцарта. А из Украины специально для встречи со своим земляком приехал украинский меценат, общественный деятель и организатор службы волонтеров Тимофей Нагорный. Именно Тимофей Нагорный и Михаил Моргулис «спровоцировали» Евгения Евтушенко, чтобы он написал стихотворение «Медсестра из Макеевки».

На вечере были также и друзья Михаила Моргулиса: актер театра и кино, режиссер Олег Марусев, художественный руководитель Московского театра Мастерская Петра Фоменко Евгений Каменькович.

Хотя весь мир – его друзья: и Борис Немцов, и Олесь Бузина…

Олег Марусев, торопившийся на спектакль, в порыве чувств встал перед Моргулисом и Евтушенко на колени.

А я вот пишу рецензию, но все равно, что исповедаюсь перед ним.

Я всегда говорю с ним, а когда его нет, или он не отвечает на мои письма, то с его удивительной живой книгой. И всегда тоскую по его словам, как будто время заговариваю и прошу его: постой, не торопись!

Но тоска не проходит. И я вновь окунаюсь в его книгу…

Игорь Михайлов,

Журнал «Книжное обозрение»

Михаил Моргулис. Тоска по раю. Маленький роман о любви и 45 рассказов. –  издательство СПб. Христофор, Санкт-Петербург  2015. – 448 стр. ISBN 978-5-8445-0314-6

 

Share

«Серебряное перо Руси»

Михаил Моргулис получил «Серебряное перо Руси»

Премия будет вручена в Греции.

morgulis-mikhailИз столицы Греции Афин пришло  сообщение, о награждении  Михаила Моргулиса  почётной литературной премией “Серебряное перо Руси”, присуждаемой  членами жюри Международного конкурса “Национальная литературная премия 2016”. Наградами конкурса проводимого греческим Министерством культуры удостаиваются российские и греческие писатели, учёные получившие международное признание. Премия будет вручена в Греции.

В сообщении приводятся слова: “Присуждается знак “Серебряное Перо Руси” , сертификат соответствия №129, за высокую духовность в литературе, автору концепции Духовная Дипломатия – Михаилу Моргулису”

Михаил Моргулис, президент фонда “Духовная Дипломатия”, основанного им и Михаилом Горбачёвым в 1991 году. Автор 9 книг, в том числе” Сны моей жизни”, “Любовь и крест”, “Возвращение на Красную планету”, “Тоска по раю”.

Share

РАБ, КОТОРЫЙ СТАЛ ЦАРЁМ

 
О раб, который стал царем,  kipling
Все раб, все тот же раб.
(Р.  Киплинг)
 
 
То, что честный, умный и мужественный журналист Юлия Латынина (http://www.novayagazeta.ru/economy/61907.html) разделяет заблуждение об Америке с глупыми, злобными и неграмотными коллегами, видеть, увы, обидно. В этом заблуждении она не одинока.
Как американский (Сан-Франциско) экскурсовод, работавший с богатыми, знаменитыми и с многими позже убитыми туристами из России, тезис Латыниной я от них  выслушивала раз за разом: «В начале XX века Россия и Америка были вполне сопоставимы — это были две молодые, богатые природой и людьми страны с быстро развивающейся экономикой и хорошим научно-технологическим бэкграундом. Но к началу XXI века мы заплатили за коммунизм, ГУЛАГ — тотальным, позорным, несопоставимым отставанием».
На эту же тему живописный (неужели еще жив?) Игорь Коломойский, стоя на Union Squareв Сан Франциско, высказался: «Америка – такая молодая страна, и как нас обошла!»
Умные,  знаменитые и образованные российские туристы постоянно произносили это, не желая понять, что сравнивать и уравнивать Россию с Великобританией, Россию с Америкой – глупость.
Иван Грозный в этом заблуждении даже посватался к английской королеве Елизавете в 1562 году, а получив отказ (та удивилась, что женатый человек сватается), в сохранившемся послании обозвал ее  «пошлой девкой». Взаимопонимание между Россией и Англией, Россией и Америкой, от сватовства к оскорблениям, до сих пор находится на том же уровне.
При чем тут Англия и при чем Елизавета?
Да при том, что Америка зарождалась, строилась и развивалась как ЧАСТЬ Елизаветинской АНГЛИИ. Первая (исчезнувшая) АНГЛИЙСКАЯ КОЛОНИЯ Roanoke была создана в 1585 по инициативе Елизаветы, на ее деньги  и под ее протекцией, и первый ребенок, рожденный там, был назван Вирджинией в честь Елизаветы, королевы девственницы (Virgin).
Первая сохранившаяся американская АНГЛИЙСКАЯ колония Jamestown, штат Virginia
 
(Девственница) была основана в 1607 году. На 400-летие ее открытия приезжала в США английская королева Елизавета II. Где тут молодая страна?
В момент юридического, по экономическим причинам, отделения американских колоний от Англии (не хотели платить налоги без представительства) в 1776 году – население английских колоний в Америке составляло 2.5 миллиона человек, треть населения самой Англии. Страна была очень населенная и развитая по тем временам.
Библейский завет «Плодитесь и размножайтесь» воспринимался как религиозный долг и, несмотря на большую смертность колонистов вначале, население росло невероятно быстро, но не за счет,  как это принято считать, эмиграции.  Семья в американских колониях часто  состояла из мужа и последовательно трех жен (первые две обычно умирали в родах). В семье Бенджамина Франклина было 24 ребенка.
Но главное – в этой Америке была абсолютно уникальная ментальность и мораль населения. Это то, чего напрочь не знают и не понимают россияне, воюющие с фантомом Америки, существующим только в их и российской прессы больном воображении. Они воюют с фантомом, который к реальной стране США никакого отношения не имеет.
 
Коронационный портрет Елизаветы I
Чтобы понять Америку, надо увидеть момент коронации в 1558 году, когда молодая Елизавета всходила на трон и глаза всей Англии были направлены на то, какую Библию она держала в руках: католическую на латыни или протестантскую на английском. Ее Библия была протестантской.
Чтобы понять Америку, надо понять чудовищные религиозные войны –  сплошную Варфоломеевскую ночь между католиками и протестантами, терзавшую Европу. Католическая церковь насмерть боролась с реформацией, упразднявшей институт церкви и позволявшей человеку самостоятельно общаться с Богом и быть ответственным перед Богом через Библию. Католический священник, интерпретировавший латинскую библию, становился не нужен. Человек, переведший Библию на английский, William Tyndale, был удавлен и сожжен на костре как еретик, а за владение английской Библией наказывали смертной казнью.
Но наступила эпоха Елизаветы, печатного станка, и уже каждая семья могла читать Библию на английском. Вокруг Библии собирались фанаты, которые хотели строить Новый Иерусалим, Новый Израиль, создать праведное общество, которое будет жить по библейским заповедям. Они мечтали о религиозной свободе. А здесь появляется Новая Земля – Америка. И не ради золота ехали туда первые колонисты, а ради праведной жизни по Библии. Почитайте «Scarlet Letter” N.Hawthorn.
Россияне в оправдание своего бандитизма кивают на Америку, утверждая, что Америку создали бандиты, Дикий Запад  времен Золотой Лихорадки. Бред от незнания американской истории, от смотрения голливудских вестернов. Дикий Запад (Тихоокеанский Запад Америки, в отличие от Атлантического Восточного Побережья с его пуританскими штатами) случится на пару столетий позже, уже во время освоения  Калифорнии. Бандиты действительно приедут за золотом, но только через 200 лет, в основном, из Европы.
Америка же начиналась с пуританской морали, с ежедневного чтения Библии утром и на ночь и по воскресеньям в церкви.
Это и есть основная причина, по которой сопоставлять Америку и Россию бессмысленно, и даже вдвойне. Лесков как-то сказал, что христианство в России не было проповедано. Трудно проповедовать христианство безграмотным. Христианство – это Библия, и не читающий, а только слушающий часто полуграмотного священника христианин очень поверхностен. Это мексиканский преступник, который идет грабить на дорогу, крестясь на икону Гваделупской Божьей Матери.
В Англии в период начала правления Елизаветы 30% мужчин были грамотны, а с распространением протестантизма непосредственное чтение Библии (ранее резко ограниченное латынью) стало религиозным долгом. Религиозным долгом стала грамотность.
Более, чем через 300 лет, в 1898 году, в России среди рекрутируемых в армию грамотных было только 10%. Как человек, преподававший не в элитной математической, а в школе рабочего Невского района Ленинграда, могу сказать, что там в 1974 году половина семиклассников читать не умела.
Осваивать Америку ехали почти поголовно грамотные, преданные до фанатизма Библии люди. Мы говорим про 1600-е годы. Это была не страна в обычном понимании. Вся Америка была the book clubвокруг Библии, где люди учились морали каждый день. Города строились вокруг протестантских (были и другие)  религиозных общин, где люди выверяли по Библии свое поведение, поведение друг друга и свои решения. Это была  страна, где все цитировали Библию и где она лежала в каждой гостиничке в тумбочке, и где любой президент и претендент начинал свою речь цитатой из Библии и ею заканчивал. Знание Библии было обязательным условием при найме на должность.
В этой самой Библии сказано: «Праведные нации поднимутся». Эмигрантам из Союза, приехавшим в 70-80 годы, еще удалось увидеть библейскую праведную Америку, где дома никогда не закрывались, где люди оставляли ключи зажигания в дорогих машинах и уходили по магазинам, Америку, где всем верили на слово и не требовали документов.
Рай – это не богатая природой страна, не климат. Это поведение людей, которые тебя окружают. Честное, Библией выверенное поведение людей создало в Америке  уникальную  атмосферу для развития бизнеса. Многотысячные сделки между незнакомыми людьми, скорость оборота денег, которые никто не прятал в матрас, а немедленно и с доверием вкладывал, создавали огромные богатства, недосягаемые в обществах, где ложь и воровство приводят к нищете.
Если где-то можно сравнивать Россию и Америку – это рабовладельческий Юг, описанный в «Хижине дяди Тома» Гарриет Бичер-Стоу, книге, оскопленной и чудовищно измененной в советском переводе. В оригинале книга  – вся вокруг христианства и веры, а главные герои в конце уезжают проповедовать христианство в Африку, чего  в советской версии нет.
Вспомните, как из Бостона приезжает мисс Офелия, кузина Сен-Клера, ухаживать за его умирающей дочерью. Она – образец классической протестантской  морали, где труд – добродетель, безделье – грех, а ничего не делающие руки  – причина всех бедствий. Она – олицетворение протестантского принципа «Be honest to your work» («Будь честен в своей работе»).
Гарриет Бичер-Стоу
И рядом – ленивые избалованные рабы и их избалованные ленивые хозяева.  Для чернокожих рабов – Офелия  – «не настоящая леди». ОНА РАБОТАЕТ. Они-то учатся друг у друга, как от работы увернуться, отлынить, как украсть незаметно, как хозяйское для себя использовать. Ну просто советские люди.
Потому так знакомо поведение сегодняшних темнокожих – бывших рабов в Америке – советским эмигрантам, что мы жили под властью рабов, да и сами были рабами.
Понятны взрывы ненависти со стороны рабов, ведь, как сказала
 
Ayn Rand, «зависимость рождает ненависть». Вот  они и собираются в толпы, чтобы ненависть к самим себе из себя на кого-то извергнуть: темнокожие – на полицию, на белых и на богатых;  российские рабы – на украинцев, грузин, евреев, и на богатых, само собой.
Что всегда выдает рабов, как черных, так и белых – отношение к чужой собственности. Посмотрите картинки грабежа и разгрома темнокожими магазинов и ликерно-водочных заведений  в Балтиморе. Абсолютное повторение грабежа толпой винных магазинов в Петрограде в 1917-18 году (картинки в Гуверовском институте). Ненависть к чужой собственности и ее владельцам. Отобрать и разграбить.
Это еще одно из отличий не имевшей столетий воспитания собственностью ментальности российских рабов. Даже российские дворяне получали собственность из рук и по милости государя, но это могло быть и отобрано, и отбиралось мгновенно.
Крошечное время «недоразвитого капитализма»
 
(Ленин) в России к праву и чувству  собственности приучило очень немногих, да и право собственности в России особенно гарантировано не было. А уж про советские годы и говорить нечего: человек со второй коровой был виноват и подвергался уничтожению с семьей за кулачество, а при Хрущеве и первую корову пытались отобрать.
Наверное, ничто так не свидетельствует о полном отсутствии у народа не только идеи  и понимания собственности (не забывайте, что право на собственность есть единственная гарантия свободы),  как абсолютно рабская и вполне принимаемая почти всеми идея человека как собственности общественной, приведшая к созданию советской империи государственного рабства.
Вспомните вполне серьезно принятые в уездах вскоре после революции указы Советов об обобществлении женщин. Мы говорим про XX век. В Калифорнии в XIX веке замужние женщины после заключении брака имели право сохранять свою отдельную собственность, что защищало их от мужей – игроков и пьяниц. Статус женщины невероятно отличает англо-американскую протестантскую цивилизацию от полуазиатского положения женщины в России. Отношение там к  женщинам и их ужасное отношение к самим себе находится где-то посредине между европейским и палестинско-арабским.
Еще столетия назад российское рабство хорошо видели люди, наблюдавшие Россию с Запада. Маркиз де Кюстин с его кислотным описанием российских нравов хорошо известен. Но сэр Филлип Сидней (Sir Phillip Sydney), самый блистательный придворный Елизаветы, доблестно погибший в битве протестантов против Испании в 1587 году, писавший сонеты до Шекспира и куда лучше Шекспира, в любовной лирике использовал слово Muscovite
 
(житель Московии) как синоним слова «раб».
 
«… that step on the ladder of lost freedom
Is vanished, and like a Muscovite born to love slavery,
I call undergoing tyranny something worthy of praise:
 
«И, как житель Московии, рожденный любить рабство, тиранию, которой подвергаюсь,  я восхваляю»…
 
Сэр Филлип Сидней
«Like slave-born Muscovite» – «как рожденный рабом житель Московии» – и это в любовных сонетах из цикла «Астрофил и Стелла». Поэт, который хотел сказать возлюбленной «Я твой раб!», говорил «Я твой московит!». Российское рабство, увы, было известно западным дипломатам и образованным людям уже в 16-м веке.
Больно и смехотворно сравненивать Америку и Россию в отношении права граждан и судопроизводства. Америка унаследовала от Англии все права, записанные в Magna Carta 1215 года: “No Freeman shall be taken or imprisoned, or be disseized of his Freehold, or Liberties, or free Customs, or be outlawed, or exiled, or any other wise destroyed; nor will We not pass upon him, nor condemn him, but by lawful judgment of his Peers, or by the Law of the land.”(«Ни один свободный человек не может быть арестован, лишен собственности и свободы, поставлен вне закона, сослан или истреблен другим путем …. или осужден, как только законным приговором равных себе по Закону Страны».) Судебные ошибки совершались и совершаются,  но английские и американские законы, существующие с Magna Carta 1215 года, на практике в России и сегодня не выполняются.
В чем еще бессмысленно сравнивать Россию и даже уже разлагающуюся сегодня Америку  – уровень честности и коррупции. Существуют международные индексы уровня коррупции. Есть страна сравнимая: Мексика почти так же (чуть меньше) коррумпирована и криминальна, как Россия. Так же, как и в России, там коррумпирована и чудовищно криминальна полиция, жертвами которой становятся многие американские путешественники-автомобилисты. В Москве жертвой милицейского грабежа стали мой путешествующий американский сын-подросток и французский племянник.
В Мексике тоже долго царили массовая безграмотность  и поверхностное, чисто обрядовое католическое христианство, с прихожанами, не понимающими, о чем говорит священник, и чисто внешняя, почти языческая, обрядовость без связи с моралью. Одна из причин резкого ухудшения качества жизни в Америке – то, что ее наводнил, как сказал в 1846 году мэр первой столицы Калифорнии Монтерей, «не признающий закона мексиканец». Наряду с честно работающими – миллионы нелегалов-криминалов.
Интересно, что лет 15 назад журнал
 
Reader’s Digest в опубликованных тестах на честность населения все же нашел общий уровень честности в России и Америке. Речь шла о городе Атланта, штат Джорджия, где проживали, в основном, темнокожие. В отличие от Сиэтла, штат Вашингтон, города с преимущественно белым населением, где уровень честности был 98%, в Атланте он, как в России, был равен 40%.
Рабы, дорвавшиеся до власти, ничего, кроме рабства, создать не могут. Они могут только превратить в рабов всех подданных и, притворяясь хозяевами,  грабить их и бездарно, миллионами уничтожать. Не облагороженные  иудейско-христианской догмой с ее запретами на ложь и убийство, с неразвитым зародышем морали, превратившимся в выкидыш, дорвавшиеся до власти рабы, как любые язычники, очень быстро скатывались к идолопоклонству и к его крайней форме – человеческим жертвоприношениям. Происходившее в России  в XXвеке – классический пример.
В русской сказке существовал образ  – ИДОЛИЩЕ ПОГАНОЕ. Слово «поганое» имеет латинское происхождение: pagan – язычник, нехристь. Язычники всегда сначала создают идола – поганое идолище, а потом начинают приносить ему человеческие жертвы.  Образ Сталина у Мандельльштама – как раз Идолище поганое и кровавое:
 
Тараканьи смеются глазища
И сияют его голенища….
Что ни казнь у него — то малина.
И широкая грудь осетина.
 
Обезумевшие от страха быть брошенными в жертвенный костер поклонения идолу, люди хватают и бросают других, тех, кто рядом. Четыре миллиона доносов, написанных советскими людьми на своих друзей, сослуживцев, родственников, процессы осуждения, чистки, где жертву уничтожали сначала морально (что означало позже физически) те, кто вчера сидел с ней за одним столом, был другом жениха на свадьбе, стоял у могилы ребенка – только от животного ужаса, желания задержать бессудную и бессмысленную свою гибель. В судороге выживания люди выталкивали на смерть других впереди себя. Как не обезуметь от страха, когда в Ленинграде после убийства Кирова в 1934 году в некоторые дни расстреливали по 4 тысячи человек.
 
Это было, когда улыбался
Только мертвый, спокойствию рад.
И ненужным привеском болтался
Возле тюрем своих Ленинград.
                                     А. Ахматова
 
В Иркутской и других областях спустили лимит на расстрел за просто так  четырех тысяч человек в месяц, и местные власти, желая угодить, просили лимит увеличить.
Со Сталиным подписывали указы расстрелять толпы невинных маленковы, кагановичи, микояны, ждановы. У трона Идолища грызлись за милость сатрапа лживые и трусливые слуги с языческим презрением к человеческой жизни.
Мандельштам, написав приведенные выше строки, погиб в лагере, не дожив до более страшного времени войны, когда упыри, захватившие власть, должны были нести реальную ответственность. В военной обстановке их лживая, трусливая рабская натура и презрение к человеческой жизни были помножены на неграмотность, некомпетентность, подозрительность, обрекая на чудовищную смерть,  вдовство, сиротство, инвалидность десятки миллионов доверившихся этой власти людей.
 
Иосиф Сталин. Рисунок Владимира Мочалова
Когда Латынина пишет, что Жуков лгал Сталину, хочется напомнить знаменитый  жуковский приказ: «Людей не жалеть, бабы еще нарожают!»
Другой получеловек, хозяин Ленинграда Жданов, лгал Сталину, желая выслужиться и затоптать соперника Микояна.  Микоян пытался развернуть и направить в Ленинград поезда с продовольствием, шедшие перед началом войны в Германию, Жданов, наперекор ему, послал телеграмму Сталину, что в Лениграде продовольствия на три года хватит. В городе продовольствия было на три дня.
Об ужасах блокады, где матери кормили замороженым мясом одного мертвого ребенка другого, еще живого (от 3 миллионов 100 тысяч человек за время блокады осталось 600 тысяч) запрещено было говорить и через много лет после войны. Сталин руками Гитлера умерщвлял враждебное ему население мятежного города, потворствовал этому уничтожению (переписка с Ждановым).
Свидетельства трагедии блокады, мужества блокадников и полного отсутствия его, сталинских, заслуг вождю нужны не были. Музей блокады разгромили. Директора арестовали. Множество экспонатов музея, бывших обвинительным заключением не только Гитлеру, но и Сталину (во вторую блокадную зиму он эвакуацию из города вначале запретил)  – уничтожили.
Экскурсоводам разрешали вещать только о героизме. Юной девочкой-экскурсоводкой я по методичке несла экскурсантам в автобусе: «А музы не молчали в блокадном Ленинграде!» Пожилой  водитель посмотрел на меня с укоризной: «Девушка, что вы несете! Какие музы? На рынке студень из человечины стоил 400 рублей».
 
А у Жданова в Смольном кондитер пирожные выпекал.
Сталин и после войны продолжал уничтожать Ленинград, где все еще было собрано интеллектуально, морально и творчески лучшее в России, как Иван Грозный уничтожал вольный Новгород. Боясь искры свободы и самоуправления, появившихся в Ленинграде во время военной от него изоляции и блокады, он, по доносу Абакумова,  расстрелял Кузнецова, сделавшего немало для спасения города,  и с ним почти всю ленинградскую партийную организацию, выслав родственников в Сибирь. (Вспомнили Magna Carta?) 
Власть в огромноей стране над миллионами людей захватила нелюдь, ведшая себя по поговорке древних римлян: «Самые худшие люди  –  вольноотпущенники».
То, что раб лжив и преступен по натуре, прекрасно знали жители Юга Америки, имевшие дело с рабами. Проблема в том, что потомки рабов в России по поведению мало чем от американских потомков рабов. Воспитанное в дореволюционный период дворянство, священство и крошечная интеллигенция были почти уничтожены после революции в десятилетия красного террора.
Чего не сказала Бичер-Стоу в «Хижине Дяди Тома», где прекрасно описаны склонность рабов ко лжи, воровству и лени,  – это полное отсутствие христианского «Не убий» в их сознании и полное презрение к стоимости человеческой жизни. Убийства в районах проживания темнокожих (города Детройт, Окланд)  зашкаливают по статистике и по чудовищным рекордам: убийство самого старого человека в мире,  самое частое количество звонков по номеру 911 (полиция – скорая помощь), самое большое количество убийств в день, в неделю, в год. Там давно гибнет больше людей, чем в автокатастрофах и в военных действиях.
В одном права Латынина. России надо постоянно смотреть на Америку и внимательно наблюдать за  происходящим в ней по одной простой причине. Здесь волею провидения произошел практически не знающий себе равных  социальный эксперимент. Поведение американских рабов является моделью поведения той социальной группы, которая почти сто лет назад захватила власть в России, и сейчас эти рабы с помощью глупых либералов, которые их обучают, вооружают пропагандой и науськивают (как было и в России),  постепенным шантажом и вымогательством захватывает власть в  США. Внимательно изучая поведение этих рабов (независимо от цвета их кожи) в Америке,  можно поставить диагноз российской трагедии и начать работать над рецептом лечения.
Увы! На самом деле – это американцы должны непрерывно сравнивать Россию и Америку, непрерывно смотреть на Россию и учиться у нее, понимая, что их ждет.  Потому что, допустив к власти лживых хитрых рабов, они уже начали хлебать полной ложкой  советскую жизнь. Уже поезда, как в Союзе, сходят с рельсов, и  уже появилось воровство на государственном уровне. Люди в США получают места в университетах и городские и судебные должности по цвету кожи (affirmative action),  как в Союзе брали в институты «детей рабочих и крестьян» и должности давали по социальному происхождению. Судебные решения уже принимаются по ИДЕОЛОГИЧЕСКИМ основаниям. Выбранный по цвету кожи в порыве идоломании президент давит на судей, объясняя, что черный преступник мог бы быть его сыном. А глава американской юстиции приказывает освобождать темнокожих, осужденных за малые преступления (помните как после революции в России освобождали как «социально близких» уголовников из тюрем7)
Уже качество сервиса ниже плинтуса, потому что население не тянется, как при американской
 
meritocracy, к совершенству, а работает кое-как, ориентируясь на самый низкий общий знаменатель. Равенство, понятое как право получать все, ничего не делая – то, что новая власть обещает и, обобрав работающее уже, как в Калифорнии и в некоторых других штатах, меньшинство, дает на халяву своему электорату, приводит общество к замедлению и остановке экономического мотора.  Когда сосед, не работая, получает от государства лучшую жизнь, чем работающий, последний теряет интерес к труду, замедляет темп или перестает работать вообще. Начинается экономическая гангрена. В Союзе это называли застой.
А как же человеческие жертвоприношения? Пока наш президент только играет в гольф, когда отрубленные головы его подданных летят направо и налево. Пока он только бросает в костер уничтожения и предает в руки врагов миллионные массы союзников. Пока окружающие его лживые и хитрые полулюди только шантажируют,  воруют, вымогают и крупно обогащаются на расовой ненависти. Но американцам нужно серьезно подумать, изучая советский опыт. С рабами у власти всегда есть шанс, что на рынках появится студень из человечины.
Татьяна Мелихова

 

Share

ПОСЛЕДНЕЕ ИНТЕРВЬЮ: КАРЦЕВ И ИЛЬЧЕНКО

…В 1991 году Роман Карцев и Виктор Ильченко приехали на гастроли в Нью-Йорк. Это был их второй приезд. В последующие годы Карцев приезжал в Нью-Йорк уже один. Без Вити. Поэтому мой давний разговор с ними обоими мне особенно дорог.

– Что вас огорчило в Америке? – спросил я.

– То, что в Америке лучше, чем у нас дома, – ответил Карцев. – Это во-первых. Во-вторых, огорчает то, что мы почти не общаемся с американцами. А судить об Америке по встречам с нашими родственниками невозможно. Мы собираемся сделать программу на английском языке. Тогда, может быть, “войдём” как говорится, в Америку и глубже всё узнаем.

 

Viktor_Ilchenko_Roman_Karcev
Виктор Ильченко и Роман Карцев

…Да, планов у этих замечательных артистов было много. Но вскоре после возвращения Виктор умер от рака желудка.

– Каковы ваши впечатления от Брайтон-Бич? – спросил я.

Роман Карцев:

– Брайтон – это сплошной юмор! Это же Одесса, любовно перенесённая с берега Чёрного моря к берегу Атлантического океана.

Виктор Ильченко:

– Перенесли не расплескав.

Роман Карцев:

– И одесситы здесь точно так же разговаривают, точно так же живут. У них висит футбольная таблица, и они отмечают, как играет одесская команда “Черноморец”. Они мне рассказали, что “Черноморец” кому-то вчера проиграл, а у кого-то позавчера выиграл. Очень они смешные. И всюду нас кормят. Одесситы же такой народ – он тебя увидит через 20 лет и, будто с тобой не расставался, спрашивает: “Ты уже кушал?” И не дожидаясь ответа, вернее, не слушая его, уже усаживает за стол. А расспросы начинаются потом…

Виктор Ильченко:

– Есть разное мнение о Брайтон-Бич у наших артистов и туристов, но мне лично здесь очень нравится, потому что это живое место. Здесь всё кипит – на улицах, в магазинах, в домах. И они все с тобой здороваются.

Роман Карцев:

– Да, они здесь стали ещё общительнее, чем в Одессе. Можно ли такое представить, чтобы одессит стал ещё общительнее? Если да, то это же катастрофа! Они хватают вас за руки, они интересуются вашей жизнью, они поздравляют с приездом и, с надеждой заглядывая в глаза, спрашивают: “Насовсем? Нет? Ну, лишь бы вам было хорошо!”

Виктор Ильченко:

– Или останавливают вас с удивлением: “О, я вас там никогда живьём не видел, только по телевизору. Дайте я вас потрогаю!”

Роман Карцев:

– Или: “О, хорошо, что я вас встретил! Я как раз иду из библиотеки, взял почитать Жванецкого – и встречаю вас. Как вам такое совпадение? Я к вам приду на концерт. Ждите меня”.

 

Жванецкий, Карцев и Ильченко

 

Виктор Ильченко:

– А набережная! Этот бордвок! Мы там всего два раза появились и кого только не встретили!

Роман Карцев:

– Так бывало когда-то на Дерибасовской. Люди выходили в 7 вечера и гуляли до 2 ночи. Сейчас в Одессе уже и встречаться не с кем, и вообще люди стали сильно отдаляться друг от друга. А здесь в тёплый субботний вечер все на улице! О Брайтоне надо писать, его можно играть – столько характеров, образов, персонажей!..

Виктор Ильченко:

– Надеюсь, найдётся ещё свой американский Бабель, который опишет королей Брайтона, как Бабель описывал королей Молдаванки.

Роман Карцев:

– Я, например, встретил своего бывшего механика, у которого я учился ремонтировать швейные машины в Одессе. Он работает сейчас на заводе. Прекрасный металлист, у него золотые руки. Он может выточить такую деталь, которую даже в Америке мало кто сделает. Это уникальный человек, который в Союзе жил скромно, почти бедно. А здесь он счастлив. Его уважают, ценят. Вот такой еврей-металлист!

Виктор Ильченко:

– Есть, конечно, люди, которые говорят: “Мы здесь не можем, нам не нравится, мы не нашли себя…” В основном, это пожилые люди. Но молодёжь легко вживается. И приносит пользу Америке. Пользу, которую могли бы принести там, дома, если бы дом был нормальным.

Роман Карцев:

– Здесь мы приходим в ресторан и слышим те же песни, те же разговоры, мы с ними танцуем, и я начинаю думать, что схожу с ума. Где я? Неужели в Америке? Вот мы сейчас разговариваем на русском языке. За окном ходят люди с такими же лицами, как у нас дома, с такими же фигурами, а некоторые и одеты так же. И это в девяти-десяти часах лёта. За тысячи километров от Москвы или Одессы. Но те же рестораны, почти та же еда, особенно в гостях дома у кого-нибудь – та же фаршированная рыба, заливная осетринка, селёдочка с кортошечкой, синенькие… И тот же акцент!

Виктор Ильченко:

– Особенно здесь, в Бруклине, чувствуешь себя как дома. И в ресторанах, как только мы появляемся, начинают тут же играть “Мясоедовскую”.

Роман Карцев:

– Внутренне все остались такими же. Только постарели. И наши друзья, и мы…

Виктор Ильченко:

– Нет, что касается еврейской кухни, вернее одесской, настоящей, мы её нашли только в Реховоте, в Израиле, в одном маленьком домашнем ресторанчике, где нас покормили по-одесски. В Израиле вообще совсем другая пища. Более натуральная. У неё вкус другой. В Америке больше набор блюд, больше выбор. Но мы с Ромой привыкли к другой пище, одесской. Это солёная скумбриечка, молодая картошечка , салатики, винегретики, хороший наваристый бульончик… Что мы ещё любим, Рома?

Роман Карцев:

– Фаршированную рыбу, холодец. Это всё есть в домах. Мы приходим – и всё это в домах продолжают делать, потому что рыба здесь есть, и всё можно достать. А водка прекрасная, чистая…

– Вышли из-за стола и перешли к творческим планам, – предложил я.

– На полный желудок? – спросил Карцев. – Ну, ладно. О планах. Мы мечтаем в следующий раз приехать с программой не только на английском, но и на еврейском. На идиш.

– Витя тоже будет говорить по-еврейски? – удивился я.

Виктор Ильченко:

– А почему нет? Идиш мне ближе, чем английский. Интонация у меня уже есть – Рома научил. В английском вопрос задаётся по-другому. Тон иной. Аркадий Исаакович Райкин, у которого мы проработали восемь лет, всегда учил: “Тон делает музыку”. Какой у тебя тон в речи, так ты и играешь. В юморе это особенно важно: чуть не так стонировал – и остроты нет. А в еврейском языке интонации абсолютно одесские. Даже ещё острее можно выделить. Жванецкого, например, на английский очень трудно переводить, тон уходит, а на еврейский легко. Жванецкий ведь еврейский писатель, пишущий на одесском языке русскими буквами. Мы уже договорились с еврейской актрисой Марией Ефимовной Котляровой, что она нам будет помогать овладевать языком.

– Тридцать лет вы работаете вместе. Назовите самое счастливое для вас событие и самое грустное, – попросил я.

Роман Карцев:

– Самое счастливое, я думаю, это наша встреча с Витей. А самое грустное – предстоящее в будущем расставание и уход со сцены.

Как в воду глядел Роман Карцев. Предчувствовал. Потому что Виктор Ильченко уже был нездоров и работал, превозмогая боль. Ему оставалось жить всего несколько месяцев. Впрочем, оба говорили об уходе не из жизни, а только со сцены:

– Хотим уйти до того, как перестанем нравиться публике, – грустно сказал Ильченко. – Аркадий Исаакович Райкин не мог уйти со сцены. Это было выше его сил. Он знал, что как только уйдёт, сразу же умрёт. Мы решили не доводить себя до такого состояния. Хотим уйти вовремя.

Витя ушёл раньше времени…

 

 

Share