Церковь: плач или деньги

Интервью с главой Украинской православной церкви митрополитом Владимиром. Читатель увидит, что опытный служитель церкви, претерпевавший в жизни инквизиции, как от своих собратьев, так и от врагов, по сути дела на задаваемые ему вопросы не отвечает. Т.е. о сути ситуации в православной церкви Украины и России, читающие должны догадываться сами, черпая факты из других источников. А с другой стороны, что ему остаётся делать? Его давят со всех сторон: украинские политики и украинские церковные националисты во главе  с Филаретом. Его давит патриарх Кирилл из Москвы и «молодая духовно-циничная поросль» из Киева. Западноукраинские церкви обвиняют его в предательстве и измене. А в возрасте, после 80 лет,  в рукопашных боях участвовать не хочется. Вот  он и смотрит на всё это, как на духовный беспредел вокруг себя, который он остановить не может.  По-церковному, это можно называть смирением, на самом же деле, это называется бессилием. А другими словами, началась борьба за церковно-православную власть на Украине. И скорее всего, после Владимира окажется на престоле какой-нибудь циник и интриган, по типу того, что произошло в «столице нашей родины» Москве. Верующие люди всех вероисповеданий призываются к молитве о том, чтобы следующим главой Украинской церкви стал не менеджер и  финансист, а духовный человек, не преступающий  повеления из Библии, сохраняющий принципы порядочного человека в любой ситуации этой грешной жизни.

Михаил Моргулис

Интервью с главой Украинской православной церкви митрополитом Владимиром.


Митрополит Владимир

Предстоятель УПЦ МП митрополит Владимир – о внутрицерковных распрях, статусе церкви и тяге священнослужителей к материальным благам

Последние месяцы в жизни Украинской православной церкви выдались неспокойными. Болезнь предстоятеля внесла сумятицу в жизнь УПЦ и спровоцировала серьезный конфликт, в ходе которого промосковское крыло архиереев во главе с епископом Агафангелом сумело отстранить от занимаемых постов секретаря и правую руку Блаженнейшего – епископа Александра (Драбинко). По мнению наблюдателей, конечной целью сформированного в отсутствие митрополита Синода было выдвижение на Соборе вопроса об изменении самостоятельного и автономного статуса УПЦ. Однако улучшение здоровья предстоятеля заглушило конфликт (по крайней мере, на время). В интервью ЛІГАБізнесІнформ митрополит Киевский и всея Украины Владимир ответил на вопросы о конфликте, единстве церкви и ее авторитете в обществе. Стоит отметить, что, несмотря на слабость и болезнь, глава УПЦ пребывает в ясном уме. Шутит, принимает посетителей. Так что пускай слухи о его недееспособности останутся на совести тех, кто распускает их последние три месяца.

– Как ваше здоровье и самочувствие?

– Спасибо, чувствую себя, слава Богу, хорошо. Спасибо докторам, и их профессионализму, спасибо верующим людям, которые молились за мое здоровье.

– Вы находите в себе силы для продолжения служения?

– Находим. Все люди находят. Каждый человек по-своему служит Богу. Молитвы и богослужения укрепляют всех. В том числе и меня.

– Как вы оцениваете обстановку, которая сложилась в церкви за время вашей болезни? Вам не кажется, что Украинская православная церковь подошла к новому расколу?

– Так кажется многим. Сейчас, слава Богу, предпосылок не видим.

– Вы знаете о том, какие решения принимал Синод УПЦ, пока вы были больны?

– Знаю.

– Вы одобряете их или нет?

– Это широкая тема для разговора. Требует отдельной беседы. Не могу сказать ни “да”, ни “нет”. Я думаю, впредь сохранится единство церкви в духе сотрудничества, братства, любви и взаимопонимания. Бог рассудит.

– Отстранение вашего секретаря епископа Александра от некоторых постов было совершено для уменьшения вашего влияния на церковь?

– На Синоде я не был. Синод имеет право снять кого-либо или восстановить. Они сняли с него послушание, которое он нес. Но он остался архиепископом нашей церкви. Он еще молод. Уверен, у него все впереди.

– Вы будете настаивать о его восстановлении?

– Постановление Синода не комментирую, потому что на нем не был. Синод – это жизнь церкви. Просить о восстановлении было бы нетактично. Но я архиепископу Александру благодарен за то, что он сделал, и, надеюсь, еще сделает, для церкви.

– Вас пытался кто-то убедить в том, что вы должны сложить с себя сан предстоятеля в связи с болезнью?

– Никто не пытался. Каждый знает: все, что ни делается, – все для Бога. Меня избрали главой УПЦ на архиерейском Соборе. Я тружусь во славу Божью.

– У аналитиков и журналистов есть убеждение в том, что конечная цель руководства Синода – упразднение нынешнего автономного от Русской православной церкви статуса УПЦ. Это так или нет?

– Постановления Синода УПЦ никогда не вызывали серьезных вопросов. Синод выносил постановления, зная, что церковь продолжает свою жизнедеятельность во спасение народа. Вопросы, которые вы ставите, очень серьезные и трудные. Ни мне, ни Синоду никто не извещал о решениях или предложениях, связанных с автономией или автокефалией. Никто не поднимал эти вопросы на Синоде. Думаю, так будет и впредь.

– Нет ли у некоторых членов Синода цели упразднить автономию?

– Никто из членов Синода или Собора УПЦ ничего не заявлял на этот счет.

– Как вы считаете, растет ли в нашем обществе или снижается престиж православия?

– Количество верующих, слава Богу, увеличивается.

– Вы слышали о последних скандалах, связанных с именем патриарха Кирилла? О том, что, несмотря на монашеский сан, у него есть дорогая квартира. И что он отсудил у соседа $650 тысяч за нанесенный ей ущерб.

– Я слышал об этом. Я переживаю. Слухами земля полнится. Если кого-то тревожит этот вопрос, то его следует адресовать первоисточнику. Я не знаю всех подробностей этой истории.

«Да, в семье не без урода. Бывают случаи. И мы скорбим о том, прилагая усилия к воспитанию духовенства»

– Вы не думаете, что зачастую православие дискредитируется поведением самих священнослужителей?

– Дискредитируют, конечно. Бывают случаи. Надо устав церкви соблюдать. И священническую присягу, в которой сказано, каким должен быть священник. Не паства для священника, а священник для паствы. Этот процесс управляется собственной совестью.

– Почему зачастую у православных священников столь сильна тяга к накоплению материальных благ?

– Должен еще раз призвать каждого священнослужителя к исполнению закона Христова и клятвы, которую он давал перед своим рукоположением. Что касается имущества, приобретения собственности, то я считаю, в этом ничего зазорного и преступного нет. Духовенство, которое уходит на пенсию, знает, что жизнь сейчас очень трудная. Священнослужитель на пенсии должен организовывать свою жизнь из сбережений на черный день. Священники ведь живые люди. Если есть возможность честным путем, через спонсоров, которые помогают духовенству, обеспечить свою жизнь – что в этом плохого? Все идет своим чередом.

– Но по-христиански ли иметь по несколько машин, особняки?

– Я не знаю таких священников, по крайней мере, в нашей епархии. Но, безусловно, увлечение материальной стороной жизни вызывает осуждение. Однако каждый раз к этому вопросу нужно подходить индивидуально.

– Как вы относитесь к тому, что некоторые священники являются членами партий или даже депутатами? Почему церковь так близка к украинской политике?

– Церковь долгое время вырабатывала схему общения с государством и искала этого общения. В итоге было принято решение о том, что церковь политику и власть уважает, но в выборах не участвует. Затем, с новыми выборами, церковь пересмотрела свое решение с оговоркой: она помогает, но не участвует. На одобрение депутатства в свое время мы были вынуждены пойти. Защита у нас невелика. Поэтому священнослужители могут становиться депутатами. Тем более нам надо вырабатывать свою точку зрения на происходящее в стране.

– Церковь сегодня нуждается в модернизации?

– Модернизировать не надо. Церковь – это божественное установление. Церковь всегда должна занимать свое определенное место: разделять судьбу своего народа, молится о людях, о правительстве, о государстве. И показывать пример обществу, оскудевшему нравами. Нравы должны вырабатываться, обсуждаться, и церковь должна сурово следить за принципами и проповедовать их, с христианской точки зрения.

– Все ли духовенство делает правильно?

– Никогда духовенство и верующие не делают всего в полной мере. Это надо помнить и понимать. Церковь должна участвовать в эпохе гуманитарности. Помогать домам престарелых, брошенным детям и так далее. Церковь должна быть там, где есть плач.

– Блаженнейший, простите, но многие архиереи пытаются быть не там где плач, а там, где власть и деньги.

– Не может быть совершенным человек. Не может быть совершенным и общество. Да, в семье не без урода. Бывают случаи. И мы скорбим о том, прилагая усилия к воспитанию духовенства.

Share

One thought on “Церковь: плач или деньги

  1. В теле Иисуса Христа властью должен быть  ТОЛЬКО Иисус Христос. Аминь!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Я не робот.