О СВОБОДЕ СЛОВА В США. Дмитрий Якубов

Хоть Интернет, как и всё, может служить Злу и Добру, Богу и дьяволу, но одно мы все знаем – Интернет это свобода.  Поэтому из многих других писем моё внимание привлекло это, в нём волнение современного человека, почувствовавшего, что свободе Интернета скоро может придти конец. Мне кажется, что в письме всё же преувеличены угрозы, якобы грядущие в будущем, и всё же, как пелось в довоенной песне « В воздухе пахнет грозой…».
Поэтому, есть чувство, что люди размышляющие о будущем, должны в это письмо вчитаться.

В ФОНД «Духовная Дипломатия»

Уважаемый доктор Майкл Моргулис,

Зная вашу особую нейтральность и  принципиальность, хочу сегодня ознакомить Вас с моей последней работой, где я подверг критике нарушения свободы слова в США и поддержал наших друзей республиканцев в их борьбе за принцип сетевого нейтралитета.
Высылаю вам для ознакомления и возможной публикации  свою статью полностью.
Первая часть этой статьи, возможно, написана несколько жестковато и нуждается в доработке, хотя, на мой взгляд, такая подача материала придаёт ему особый дискуссионный потенциал. Здесь собраны воедино и проанализированы законы, правила и постановления, ограничивающие один из основных принципов Американской демократии – принцип свободы слова. Любой американец, неравнодушный к судьбам своей страны, примет этот материал как руководство к действию, и поддержит усилия наших друзей республиканцев в Конгрессе – они пытаются сделать законом Принцип Сетевого Нейтралитета, благодаря которому мы имеем возможность наслаждаться свободой слова на всей территории Интернета.
Борьба за свободу не закончена, она ведётся постоянно, во всех уголках планеты, и, в первую очередь, в самих США. И на передовой – депутаты республиканцы, пытающиеся оградить Интернет от посягательств мега-корпораций.
Надеюсь, мой скромный труд станет своеобразной памяткой и руководством для тех, кто верит в значимость свободы слова и в будущее своей страны.
Если исторический обзор, данный в первых двух частях, покажется Вам излишне длинным, то можно перейти сразу к третьей части, где описывается Принцип Сетевого Нейтралитета.
Интересно отметить, что именно сегодня Президент США Барак Обама утвердил закон, обязывающий власти Соединенных Штатов обращать внимание на правительства тех стран, которые допускают или санкционируют нарушения свободы прессы – в то время как в собственной стране его “демократы” не считают нужным поддерживать борьбу за свободу Интернета.
До какого же цинизма и лицемерия порой могут дойти борцы за демократию!
Да полно мне! Какие же они демократы!
Вспоминается фраза Иисуса Христа о замеченной соломинке в чужом глазу и о невидимом бревне в своём собственном. Так и они ведут себя.
Доктор Майкл Моргулис!   К разработке данного материала меня подтолкнуло Ваше интервью на канале Russua.ru, где Вы, анализируя плачевное состояние американской дипломатической системы, тем не менее, с уверенностью смотрите в будущее.

Дмитрий Якубов,обозреватель

Неравнодушный взгляд или попытка разобраться в вопросе о свободе слова.
Часть 1

До русского информационного пространства редко доносятся звуки американских баталий, поэтому у многих возникает ощущение, что Америка—это такая большая единая страна, где живёт единая нация, испытывающая одни и те же чувства и думающая в унисон.

Это далеко не так.

Никакого единства нет, просто американцы не любят «выметать сор из избы», впрочем, если быть точным, то они не то, чтобы не любят, а скорее этого очень не хотят, и оттого профессионально этот мусор у себя в избе скрывают, чихая иногда до крови от поднявшейся пыли.

Борьба против свободы слова в США имеет давнюю и «славную» традицию.

Началась она практически сразу после принятия первой поправки к Конституции США, «гарантировавшей» свободу слова. Вообще то, что это всего лишь «поправка», а не естественная и изначальная часть конституции, красноречиво говорит о том, что поначалу идеи о некой «свободе слова» не были желанными гостями в основном документе первого в истории эмигрантского государства.

Борьба с этой поправкой ведётся (и очень успешно) и по сей день,.

Последний оплот свободы слова – это Интернет, и несколько лет тому назад в США начались попытки загнать его в какие-то жёсткие рамки, что вызвало вялую волну протестов, которая, конечно, ничего не изменит.

Тем не менее, приятно, что в США ещё остались люди, для которых свобода Интернета что-то значит, и которые ведут неравную и, по большому счёту, бессмысленную борьбу против собственного правительства и мега-корпораций.

Движение этих свободолюбивых маргиналов называется «Спасите Интернет», а основной принцип, вокруг которого сгруппировались эти несчастные, именуется «сетевым нейтралитетом». Ну, а поскольку они постоянно говорят о некоем незамутнённом естестве сети, то я, когда речь заходит об Интернете, называю всё это дело: «Натуральный интернет или интернет в натуре».

Но, прежде чем ознакомить вас, дорогие читатели, с истинным  положением вещей, позвольте, для полноты пейзажа, совершить небольшой экскурс в историю. Конечно, я не претендую на описание всей полноты проблемы, но постараюсь дать общее представление об основных перипетиях борьбы со свободой слова в США.

Давайте, чтобы не запачкаться, сделаем это с высоты птичьего полёта. Причём, уверяю вас, летать будем быстро и весело.

Итак.
Опустим первые десятилетия существования США и перейдём сразу к веку девятнадцатому – вспомним закон «О подрывной деятельности», который хоть и недолго просуществовал (всего три года – с 1798 г. по 1801 г.), но оставил в неокрепших головах руководителей новорождённого государства неизгладимое впечатление, настолько он им понравился.

Закон запрещал «писать, печатать, говорить или публиковать… любое ложное, скандальное или злобное» сообщение о правительстве, президенте и конгрессе США – за нарушение закона полагалось до двух лет лишения свободы.

Так был заложен мощный фундамент для управления информационными потоками.
Впоследствии эта техника только совершенствовалась.

Имея некоторый опыт общения с американской элитой, хочу высказать предположение: закон этот, на самом деле, хоть официально и был отменён, но продолжает действовать неформально. И люди, способные «вырвать» чьи-то мозги из общепринятой и «устаканеной» информационной матрицы, не могут спать спокойно и быть уверенными в завтрашнем дне, тем более что новые законы о борьбе с терроризмом позволяют арестовать кого угодно и когда угодно без объяснения причин и предоставления адвоката.

Более того, вскоре американские спецслужбы получат разрешение на отстрел «подозреваемых» внутри страны.

Но вернёмся к нашей истории. Точнее, – к «их».

В 1917 году был принят «Закон о шпионаже», в котором устанавливалось наказание до 20 лет тюрьмы за «распространение ложной информации о вооружённых силах США с целью создания помех их операциям, вызова бунта или затруднения набора в армию».

В 1918 году действие закона было расширено «Актом о подрывной деятельности». Акт запрещал «произносить, печатать, писать или публиковать любые нелояльные, непристойные, оскорбительные или грубые сочинения» о конституции, правительстве и вооружённых силах США.

Но вскоре, а именно к середине двадцатых годов, американские элиты пришли к выводу о том, что мягкий контроль гораздо эффективнее обыкновенных запретов (каковые, конечно, должны существовать, но «не быть на виду»), в результате чего был принят знаменитый «Радио Акт 1927 года», который:

национализировал радиочастоты
сформировал Федеральную комиссию радио – ФРК (FRC)

Разумеется, у этой, с позволения сказать, «комиссии» («что за комиссия, Создатель?») было очень интересное определение: -независимое правительственное агентство правительства США.

Вообще говоря, любят американцы давать своим комиссиям имена, мягко выражаясь, не соответствующие их сути. Наиболее яркий пример – Федеральная резервная система, которая не федеральная, вовсе не резервная и уж совсем не система. Так и здесь – «комиссия» эта ну совсем не комиссия, а уж о её независимости даже и говорить не хочется.

Сие новообразование было создано, управлялось и уполномочивалось в соответствии с уставом Конгресса.

(Краткое примечание: «Независимые» агентства федерального правительства Соединённых Штатов – это агентства, существующие вне федеральных ведомств, принадлежащих исполнительной ветви власти и возглавляемых главой кабинета министров. Однако большинство «независимых» агентств является частью исполнительной ветви власти, и только немногие принадлежат законодательной или судебной ветвям.

Согласно утверждённым Конгрессом законам, правительство предоставляет им денежные гранты, которые и определяют цели, к которым агентство должно стремиться.
Если агентство работает в правовой области, не регулируемой обычным законодательством, то в этом случае агентству предоставляется власть устанавливать свои правила. Такие правила (или нормы), пока их не отменят, имеют силу федерального закона.

«Независимые» агентства создаются Конгрессом США для обеспечения задач, находящихся за рамками обычного законодательства США. «Независимые» агентства ответственны за поддержание стабильности работы федерального правительства и экономики США.)

Официально Комиссия не могла осуществлять цензуру радиовещания, и, теоретически, передачи могли выходить на любые темы и пропагандировать любые идеи, если в них только не было богохульства и непристойностей.

На практике же Комиссия могла учитывать идейную и тематическую направленности вещания при продлении лицензии, а лицензию необходимо было регулярно продлевать и обновлять.

ФРК могла отказать в продлении лицензии, и это давало возможность незримого, но жёсткого контроля над содержанием вещания.

Получалось, что на деле ФРК диктовала радиокомпаниям определённые идеологические рамки, преступив которые, они теряли возможность выхода в эфир.

Страна была разделена на пять географических зон – по числу человек в Комиссии, и за каждым закреплялась одна зона.

В 1928 году в Акт было включено важное добавление, получившее название «Поправка Девиса» («Davis Amendment»), которая требовала от каждой зоны равного распределения лицензий, эфирного времени, силы сигнала и частот для вещания.

Такое положение стало причиной конфликтов, поскольку зоны были не равны территориально, имели разную плотность населения и разное число радиостанций.
Это создало и неудобства, поскольку появление новой радиостанции сразу же нарушало установленный баланс, поэтому зачастую новым кандидатам отказывалось в выдаче лицензии.

Несмотря на то, что ФРК была предназначена для контроля над радиовещанием, 25 февраля 1928 года она впервые выдала лицензию на телевещание.

Эксперимент был весьма успешным, и в 1934 году Конгресс продолжил наступление на свободу слова, используя наработки нескольких предыдущих лет. Был принят так называемый Коммуникационный акт, учредивший Федеральную комиссию по коммуникациям – ФКК (FCC), которой не только передавались все полномочия ФРК, но и давались новые, более широкие.

Новой комиссии была предоставлена возможность регулирования в использовании всего радио-спектра, не принадлежащего федеральному правительству (включая радио и телевещание), всей межгосударственной телесвязи (телефон и телеграф, а впоследствии и спутник), а также все международные коммуникации, которые находятся в США, или исходят от них, или достигают территории Соединённых Штатов.
ФКК (FCC) принял регулирование проводной связи от межгосударственной Комиссии по торговле.

Второй раздел Акта посвящён регуляции телекоммуникаций. В этом разделе используются наработки и схемы, которые ранее использовались в законодательстве железнодорожного сообщения.

Но и это ещё не всё.

Помимо всего прочего, Федеральная комиссия по коммуникациям была создана для того, чтобы контролировать страны и территории, географически близкие к США. ФКК (FCC) реализовывала и до сих пор реализует программы самого различного уровня в области «сотрудничества», (читай: «присмотра и управления») для сходных видов коммуникаций в других странах Северной Америки.

В 1798 году конгрессом США был принят закон о подрывной деятельности (Sedition act of 1798) –

В 1917 году был принят «Закон о шпионаже»
Espionage Act of (15 June1917)

В 1918 году действие закона было расширено «Актом о подрывной деятельности»

Радио Акт 1912 года (в статье не упоминается)

Радио Акт 1927 года

Федеральная радио комиссия– ФРК (FRC)

Телекоммуникационный акт 1934 года

The Communications Act of 1934 was a Mistake

ФКК (FCC)

Independent Agencies and Government Corporations

Неравнодушный взгляд или попытка разобраться в вопросе о свободе слова. Часть 2

27 января 1948 г. президент Трумэн подписал закон Смита-Мундта (Smith-Mundt Act).
Закон Смита-Мундта сформировал базовую хартию публичной дипломатии и узаконил создание Информационного агентства США (USIA), на которого и были возложены функции публичной дипломатии.

Информационное Агентство США – United States Information Agency (USIA) исполняло функции публичной дипломатии до 1998 года. В соответствии с законом США № 105-277 US Foreign Affairs Reform and Restructuring Act of 1998 (Закон о реформе и реструктуризации иностранных дел 1998 года) USIA было лишено статуса самостоятельного федерального агентства и интегрировано в структуру Госдепартамента. Сейчас функции бывшего Информационного агентства США возложены на Бюро международных информационных программ Госдепартамента США (Office of International Information Programs).

(Справка: Публичная дипломатия – это действия, направленные на строительство долгосрочных отношений, защиту целей национальной внешней политики и лучшего понимания ценностей и институтов собственного государства за рубежом, информационно-психологическое сопровождение политических процессов. Публичная дипломатия США – это распространение американских идей по всему миру, самая быстро растущая индустрия Вашингтона. Публичная дипломатия может заключаться в подготовке информационно-аналитической документации для внешнеполитических структур, субординации деятельности СМИ (информационных агентств, информационно-аналитических фондов etc.), координации действий СМИ через систему пулов, брифингов, пресс-конференций с целью создания благоприятного информационно-психологического фона для деятельности правительства. Основная цель создания подобного фона – стимулирование благоприятных для государства изменений в морально-этических оценках целевой аудитории. С другой стороны, информационно-психологическое воздействие, инициируемое всем потенциалом специализированного аппарата внешнеполитических структур, может обрушиться и на деятельность соответствующих структур иностранного государства, с целью трансформации либо ослабления их позиции. Пропаганда собственного образа жизни на иностранные аудитории также является функцией публичной дипломатии.)

В законе говорилось, что основной его целью является исправление ситуации с ложным имиджем США в других странах. «Непонимание» других стран предполагалось преодолеть с помощью спланированных правительством пропагандистских кампаний.

Принимая закон Смита – Мундта, Конгресс проработал использование всех средств коммуникации того времени, включая прессу, радио, кинематограф, обменные программы и выставки для распространения информации о США. На 1949 г. – первый год функционирования информационной программы, в соответствии с законом было выделено 31,2 млн. дол., т. е. больше, чем в предыдущие годы.

14 апреля 1950 г. была принята знаменитая директива СНБ-68, в которой сказано, что международная публичная информационная деятельность является «открытой и направлена только на зарубежные аудитории». То есть для потоков информации устанавливались жёсткие границы по географическому и политическому признакам. В последствие это начинание было продолжено:

Закон о международных отношениях (Foreign Relations Act) 1972 года внёс поправки к закону Смита-Мундта, теперь законодательно запрещалось распространять на территории США ту «информацию о Соединённых Штатах, его народе и политике», которая была подготовлена и предназначалась для распространения за пределами страны.

Сразу же после своего избрания президент Р.Рейган выдвинул стратегию национальной безопасности, состоявшую из четырех компонентов: дипломатического, экономического, военного и информационного.

Акцент на информационной компоненте был сохранён и в последующих документах по вопросам национальной безопасности. В январе 1983 г. Р.Рейган подписал директиву «Руководство государственной дипломатией, связанной с целями национальной безопасности». Директива давала более широкое определение государственной дипломатической деятельности, утверждая, что она «включает также мероприятия правительства США, направленные на обеспечение поддержки нашей политики национальной безопасности».

Такая трактовка подразумевала организацию и проведение широкого круга информационно-культурных мероприятий. Более того, данная директива обеспечивала выработку механизма планирования и координации общественной, информационной, политической деятельностей администрации США, а также вопросов, связанных с теле- и радиовещанием.

При Р.Рейгане государственные органы стали в возрастающей степени использоваться в качестве координационных и направляющих центров информационно-психологического воздействия. Центральную роль в процессе координации деятельности информационно-психологических структур США стал играть Совет национальной безопасности (СНБ).

В доктрине «Психологическая пропаганда и национальная безопасность» СНБ квалифицируется как центральное звено в системе психологических операций наряду с госдепартаментом, МО, ЦРУ, а также Информационным агентством США. Появился механизм глобального скоординированного информационно-психологического воздействия, состоящий из следующих звеньев: президент США – СНБ – министерства, (ведомства) и организации США.

Когда слово становится оружием, кто будет заботиться о его свободе?

Поправка Зорински (The Zorinsky Amendment) 1985 г., ещё более ограничила средства обмена информацией, запретив финансирование любых программ, и распространение программных материалов, которые «воздействуют на общественное мнение в Соединённых Штатах».

Таким образом, деятельность Информационного агентства США внутри США была запрещена.

Интересно официальное объяснение этой поправки: зачем тратить деньги американского налогоплательщика на пропаганду американских ценностей для самого американского налогоплательщика?

Помимо этого, сенатор Зорински произнёс следующие загадочные слова: «Согласно закону, Информационное агентство не имеет права вести пропаганду внутри страны. Это отличает нас, как свободное общество, от Советского Союза, где пропаганда является основным направлением деятельности правительства».

(Кстати, а что считать пропагандой? И почему свобода слова не гарантирует возможность пропагандировать свои политические идеи внутри США?!)

В 1987 г. Комиссия по коммуникациям отменила Принцип беспристрастности.
Принцип беспристрастности (The Fairness Doctrine) – постановление Федеральной комиссии по коммуникациям (FCC) – принят в 1949 г. Принцип требовал от держателей лицензий на выход в эфир две вещи: 1. освещать спорные вопросы общественной значимости и 2. делать это (в понимании комиссии) честно, беспристрастно и пропорционально для разных точек зрения. Как именно представить разные точки зрения, решали сами теле/радио станции. Это могли быть новостные или редакционные выпуски, шоу.

Доктрина не обязывала предоставлять равное время для освещения разных взглядов, но требовала, чтобы они были представлены.

Таким образом, хотя принцип и предоставлял шанс высказаться малобюджетным партиям и организациям, оппозиционерам, не имеющим влиятельных спонсоров, но вовсе не гарантировал объективное и равное освещение разных точек зрения, не мог предотвратить доминирование в эфире идей и позиций, поддерживаемых крупными финансистами.

А с отменой Принципа это доминирование стало абсолютным.

Принцип был отменён под предлогом необходимости отстранения государства от регуляции СМИ: Принцип беспристрастности, якобы, «ограничивал их свободу».

«Телекоммуникационный Акт», утверждённый в 1996 году, впервые в истории США разрешил одной компании владеть более чем одной радиостудией, телевизионными станциями и кабельными системами, работающими в одном и том же сегменте рынка, и разрешил телефонным компаниям войти в сегменты, принадлежащие телевидению, радио и скоростному Интернету. Те, кто продвигал этот «Акт», утверждали, что он поможет развитию разнообразия услуг и  обострит конкуренцию.

Однако в большинстве случаев произошло прямо противоположное утверждаемому.

«Телекоммуникационный Акт» 1996 года способствовал уничтожению небольших и средних независимых медиа-компаний, которые теперь запросто поглощались не связанными никакими запретами корпорациями. Или они просто закрывались, не в силах конкурировать с корпоративными гигантами, которые после снятия всех запретов распространили своё влияние на все сферы медиа-пространства.

Это стратегическое изменение политики государства, ранее поддерживавшего небольшие медиа-компании, ограничивая и регулируя деятельность магнатов, вызвало серьёзные и необратимые изменения во всём секторе медиа-рынка.

Закон политической корректности слишком хорошо известен, чтоб его комментировать. Скажем только, что многие журналисты считают его страшнее и жёстче официальной цензуры.

Одна из серьёзных, окончательных и, как сказал бы Достоевский, «крепких» побед над первой поправкой – это внедрение так называемых зон свободы слова (Free speech zones) — огороженных участков в общественных местах, предназначенных для «осуществления права людей свободно выражать своё мнение». Теперь действие первой поправки ещё и ограничено территориально, причём территории-то махонькие и обнесённые забором, иногда даже с колючей проволокой. Они также известны, как «зоны действия первой поправки», «Загоны свободы слова» или «Зоны протеста» (First Amendment Zones, Free speech cages, Protest zones).

Впервые эти «зоны» были применены в 60-х и 70-х годах против демонстрантов, протестующих против войны во Вьетнаме, активно использовались потом, и расцвели буйным цветом при Буше-младшем. С их помощью подавляли протестные демонстрации, окружавшие президента во время его поездок. Спецслужбы просто перемещали протестующих в специально отведённые, огороженные участки, удалённые от мест, посещаемых представителями администрации президента.

Один из последних примеров: В 2010 г. власти США обязали разработчиков свободного софта SourceForge.net и Google Code закрыть доступ для пользователей из Кубы, Ирана, Судана, Ливии, Сирии и Северной Кореи.

В настоящее время правящие круги США могут давать указания прессе, запрещать публикацию материалов, корректировать сообщения в выгодном для себя свете. Более того, они зачастую сами предоставляют уже отредактированную информацию для публикаций, которые касаются, например, военных конфликтов.

Таким образом, к началу 21 века США достигли виртуозного мастерства в деле подавления свободы слова. Обобщив вышесказанное, можно назвать основные средства уничтожения первой поправки:

Законодательные ограничения.
Лицензирование.
Финансовое давление.
Отбор персонала и отбор новостей, предоставленных уже отобранным персоналом.
Законы, поддерживающие «концентрацию владельцев» СМИ.
Прямые запрещения.
Манипуляции с авторским правом.

Последний пункт нужно немного пояснить, поскольку в России о таком и не слыхивали. Дело в том, что многие, если не все, новости, касающиеся реальной внутренней ситуации в США – убийства, изнасилования, мелкое взяточничество, нападение полицейских на мирных граждан и прочая, прочая выходят с пометкой: «Все права защищены. Этот материал не может быть опубликован, транслирован в эфир, переписан заново, или передан»( «All Rights Reserved. This material may not be published, broadcast, rewritten, or redistributed»). Поэтому новости не распространяются, так как и не выходят за границы двух-трёх (а то и одного) специализированных малопосещаемых сайтов.

Ни тебе круглых столов, ни громких обсуждений в центральных СМИ. Представьте себе, как бы изменилось инфо-пространство России, если бы здесь были бы такие же уловки- правила! Ни один из скандалов, связанных с милицией, в принципе не смог бы получить огласки. Закон!!! Авторское право!! Ничего и запрещать не надо! Никакой «административный» ресурс не нужен!!!

Вот ведь как  устроились!

Конкретный пример: Техас, где полиция штрафует людей по национальному признаку. (Я привожу именно этот пример, поскольку он для меня в каком-то смысле особенно дорог: с находки этой статьи началось моё сотрудничество с Инофорумом).

Грабёж на большой дороге в Teхасе? Поселковая полиция грабит проезжих автомобилистов

Представьте себе, если бы инфо-жизнь США состояла бы в основном из таких сообщений, и они регулярно бы крутились по центральным каналам? А чтобы американцы не заметили подвоха, эфир наполняется невероятной, но занимательной чушью, вроде бесконечных обсуждений бейсбола и его игроков.

(
Одно из лучших, на мой взгляд, описаний положения в инфо-пространстве США дал форумчанин Роман Работник. Вот его сообщение:

«Я жил в США 10 месяцев в 2001-2002гг. (преподавал два семестра в колледже), и насколько я понял, подача информации сильно зависит от масштабного уровня. На местном уровне говорят всё – о голодающих детях и ростах подростковых абортов, о катастрофической преступности, безработице и наркомании и т.д., но это всё на уровне города, графства. На уровне штата уже негатива поменьше, на общенациональном уровне предпочитают не делать обобщений, а говорят, в основном, об отдельных людях, и иногда персональные истории разрастаются до самых диких пропорций, а потом всё тут же забывается, ибо накатывает следующая история. На международный уровень идёт в основном позитив, и даже если и передают что-нибудь негативное о жизни в США, тут же показывают, кто и как это всё может исправить».

Foreign Agents Registration Act of 1938 (в статье не упоминается)
http://codes.lp.findlaw.com/uscode/22/11/II/611

Smith-Mundt Act
http://publicdiplomacy.wikia.com/wiki/Smith_Mundt_Act

Smith-Mundt: Censorship American Style?
http://www.unc.edu/depts/diplomat/item/200…smithmundt.html

States Information Agency (USIA)
http://dosfan.lib.uic.edu/usia/

Foreign Affairs Reform and Restructuring Act of 1998
http://www.cbo.gov/doc.cfm?index=490&type=0

What is Public Diplomacy?
http://www.publicdiplomacy.org/1.htm

Office of International Information Programs
http://www.state.gov/r/iip/

Директива СНБ-68. (Меморандум Ачесона)
http://www.coldwar.ru/bases/nsc-68.php

Management of Public Diplomacy Relative to National Security
(NSC-NSDD-77)
http://www.fas.org/irp/offdocs/nsdd/nsdd-077.htm

New documents from Ronald Reagan’s Library show how the Republican propaganda apparatus took root
http://coreysviews.wordpress.com/2010/03/0…atus-took-root/

The Zorinsky Amendment 1985
http://publicdiplomacy.wikia.com/wiki/The_Zorinsky_Amendment

Senator Edward Zorinsky and Banning Domestic Dissemination by USIA in 1985
http://mountainrunner.us/2009/05/zorinsky.html

The Fairness Doctrine
How We Lost it, and Why We Need it Back
http://www.commondreams.org/views05/0212-03.htm

Telecommunication act of 1996
http://www.fcc.gov/telecom.html

Free speech zones
http://freespeechzoneblog.com/
http://www.firstamendmentcenter.org/speech…ee-speech_zones

США забанили свободное ПО для неугодных стран
http://webplanet.ru/news/life/2010/01/25/notsoopen.html

All Rights Reserved. This material may not be published, broadcast, rewritten, or redistributed
http://www.boatnerd.com/cright.htm
http://www.google.com/search?hl=en&rlz…q=&gs_rfai=

Неравнодушный взгляд или попытка разобраться в вопросе о свободе слова. Часть 3

Ну вот, мы и подкатились, точнее, подлетели к 2010 году. Самое время вернуться к началу статьи: к натуральному Интернету, или Интернету в натуре.

Конечно, заранее можно сказать, что борьба этих людей обречена на провал, поскольку США – это далеко не та страна, где уважают и поощряют такую ретроградную и сумасбродную вещь как борьбу за свободу слова. Тем не менее, приятно осознавать, что есть ещё люди – немощные, смешные и трогательные, – которые пытаются противопоставить себя этому могучему океану лжи.

Откроем их малоизвестный веб-сайт и дадим слово этим «последним из могикан».

(Перевод будет чуть вольным и с сокращениями.)

«Что всё это значит?

Войдя в Интернет, мы находим много вещей, к которым уже привыкли: мы полагаем, что можем, когда хотим, получить доступ к любому сайту и сделать это на максимально возможной скорости, будь то сайт крупной корпорации или Ваш собственный.

Мы думаем, что можем воспользоваться любой услугой: посмотреть видео, послушать радио, отправить мгновенное сообщение, сделать это в любое удобное для нас время. Но всё это возможно только до тех пор, пока действуют прежние правила регуляции Интернета, именуемые «сетевой нейтралитет».

Это руководящий принцип, сохраняющий Интернет свободным и открытым. Он запрещает провайдерам осуществлять дискриминацию услуг на основании различий конвента и приложений. Он гарантирует равные условия для любых сайтов и интернет-технологий.
Он способствует экономическим инновациям, демократическому строительству и гарантирует свободу слова онлайн.

Эти правила утверждают, что работа сети служит исключительно для передачи данных, и компании, предоставляющие интернет-услуги, не имеют права выбирать, какая именно информация имеет привилегированное и более высокое качество обслуживания.

Кто хочет избавиться от принципа «сетевого нейтралитета»? Крупнейшие телефонные и кабельные компании, в том числе AT&T, Verizon, Comcast и Time Warner Cable, они хотят быть «стражами Интернета» и решать, какие сайты будут работать быстро, а какие медленно, а какие вообще не будут загружаться.

Они хотят, чтобы провайдеры обложили налогом содержание сайтов, только тогда будет гарантирована быстрая доставка данных. И они хотят узаконить дискриминацию в пользу своих собственных поисковых систем, услуг интернет-связи и видео, и в то же самое время услуги, предлагаемые конкурентами, будут намеренно замедляться или вообще блокироваться.

У этих компаний новый взгляд на Интернет. Вместо равного игрового поля для всех, они хотят зарезервировать быстрые и качественные линии для собственного контента и услуг, или для тех крупных корпораций, которые смогут позволить себе серьёзные затраты, а все остальные пойдут на… по извилистой грунтовой дороге.

Большие телефонные и кабельные компании тратят сотни миллионов долларов на лоббирование в Конгрессе и в Федеральной комиссии по коммуникациям законов, заставляющих отказаться от принципа «сетевого нейтралитета», тем самым подвергая опасности будущее Интернета.

Принцип «сетевого нейтралитета» – важная часть Интернета с момента его создания. Пионеры, такие как Винт Серф и сэр Тим Бернерс-Ли – изобретатель World Wide Web, всегда стремились к тому, чтобы Интернет был нейтрален и свободен.

Но в результате решений Федеральной комиссии по коммуникациям, принятых в 2005 году, принцип «сетевого нейтралитета» (основа свободного и открытого интернета) оказался под угрозой. Теперь лоббисты телефонных и кабельных компаний пытаются заблокировать закон, могущий утвердить принцип «сетевого нейтралитета».

А мы хотим, чтобы принцип «сетевого нейтралитета» стал законом.

За всеми разговорами наших противников о «де-регулировании» скрывается одна простая истина – кабельные и телефонные гиганты не хотят реальной конкуренции. Они хотят специальных правил, которые были бы написаны в их интересах. (Под тем же предлогом «де-регулирования» был отменён Принцип беспристрастности и приняты разрушительные законы 1996 года – смотрите выше – прим. ред).

Попытки узаконить принцип «сетевой нейтралитета» они выставляют как борьбу между гигантскими корпорациями, но это не так. Наши оппоненты хотели бы описать эту дискуссию как столкновение корпоративных титанов, но, в действительности, это сами корпорации противостоят миллионам простых людей, борющихся за свободу Интернета.

Малые предприниматели могут воспользоваться Интернетом, что позволяет им конкурировать напрямую, и нет таких услуг, которые они не могли бы себе позволить. Все услуги доступны и недороги. Принцип «сетевого нейтралитета» гарантирует, что новаторы могут начать с малого и мечтать о большем, и стать следующими EBay или Google, не сталкиваясь с непреодолимыми препятствиями.

Без осуществления этого принципа всем будут заправлять мускулистые хозяева крупных компаний, которые заплатят за первое место в Интернете, и никто, тем более новички, не сможет посягнуть на их доминирование.

Если Конгресс отдаст Интернет телекоммуникационным гигантам, то будут затронуты все пользователи Интернета. Подключение к Вам в офис может потребовать больше времени, если Вы не приобрели приложений вашего оператора. Отправка семейных фотографий и видео может замедлиться до скорости улитки. Веб-страницы, которыми Вы всегда пользовались для управления банковскими счетами, покупок, для доступа к медицинской информации, для планирования поездки или общения с друзьями и семьей, могут стать жертвами новых правил «плати-за-скорость».

Независимые голоса и независимые политические группы являются особенно уязвимыми. Затраты значительно увеличатся, например, при размещении или обмене видео- и аудио-клипов. Голоса блоггеров будут заглушены, а присутствие больших медиа-компаний усилится в разы. Политическая жизнь может быть заморожена несколькими доминирующими провайдерами Интернета, которые смогут выставить свою цену за нормальный или быстрый Интернет-сервис любым политическим или протестным группам.

Ситуация осложняется тем, что AT&T и другие телекоммуникационные гиганты вложились в массированную дезинформационную кампанию, наполненную обманчивой рекламой, и создали группы, такие как «Руки прочь от Интернета» и NetCompetition.org.

Как отделить мифы от реальности вы можете узнать в нашем докладе «Сетевой нейтралитет: факты против домыслов» (Доклад выставлен на сайте, смотрите ссылку в конце – прим. ред.).

Что поставлено на карту? Последствия будут разрушительны для всего мира. Инновации будут задушены, конкуренция ограничена, а доступ к информации будет ограничен. Потребительский выбор и свободный рынок будут принесены в жертву интересам нескольких корпораций.

Пока Интернет находится под контролем потребителей, выбирающих между содержанием, приложениями и услугами в любом месте, независимо от того, кто является владельцем сети. Там нет посредников. Но без соблюдения принципа «сетевого нейтралитета» Интернет будет выглядеть как кабельное телевидение. Владельцы сети решат, какие каналы, какой контент и какие приложения теперь могут быть доступны; потребителям придется выбирать из меню, которое составят новые хозяева Интернета.

Свободный и открытый Интернет принёс с собой революционную возможность: любой Интернет-сайт может стать телеканалом или радиостанцией. С потерей принципа «сетевого нейтралитета» закончится эта беспрецедентная возможность для свободы выражения мнений.

Интернет всегда был основан на инновационной деятельности. Веб-сайты и услуги были успешны или неуспешны по причине их собственных достоинств или недостатков. Утрата принципа приведёт к тому, что решения, принимаемые сейчас коллегиально миллионами пользователей, будут приниматься в залах заседаний мега-корпораций. Выбор, который сейчас мы делаем сами, будет диктоваться интернет-баронами.

В августе 2009 года республиканцы Эдвард Марки (D-Mass.) и Анна Эш (Eshoo) внесли на рассмотрение Конгресса Закон о сохранении свободы в Интернете (HR 3458). Этот закон будет защищать принцип «сетевого нейтралитета» и может оградить будущее открытого Интернета и защитить интернет-пользователей от дискриминации в нём.

Настоятельно просим призвать ваших членов Конгресса поддержать эту важную часть законодательства уже сегодня!»

Далее в том же духе.

Глас вопиющего в пустыне, но и на том спасибо.

Обратите внимание, что о свободе Интернета говорят республиканцы, а не демократы.

Как уже было замечено ранее и многими, значительная часть демократов связана с интернет-компаниями, потому им выгодно наложение дополнительных плат и налогов на интернет-услуги. Ну а там, где замешаны интересы крупного бизнеса, там всё происходит быстро.

Дебаты вокруг закона, защищающего принцип «сетевого нейтралитета» ведутся постоянно, но, думаю, дебаты эти дебатами и останутся. Общая тенденция усиления регуляции СМИ со стороны крупных корпораций и правительственных структур говорит о том, что времени для общения осталось не так уж много.

Что ж, давайте общаться. Это лучше, чем ничего.

Вот сайт этих обречённых подвижников и неисправимых романтиков – Save The Internet (Net Neutrality)

А ещё позволю себе на прощание, напомнить вам ответ Майкла Моргулиса на вопрос читателя об Интернете :

– Уважаемый Майкл Моргулис, в вашей книге «Тоска по раю» вы с большой литературной силой высказали ностальгию человечества по утерянному раю.  И рассказали о прекрасной любви между героем книги Иеремией и девушкой Пони. Спасибо за эту необыкновенную книгу. И второе.  Сейчас многие спорят о значении Интернета, о его положительном и отрицательном воздействие на людей.  Не могли бы вы высказать своё мнение об этом?
Алексей  Косинский, кандидат экономических наук. Минск.

Как и всё великое-нейтральное Интернет служит добру и злу, Богу и дьяволу, хорошему и плохому. Это вписывается в логику рассуждения о нашем мире, где во многих случаях жизни человек находясь в состояние  внутренней  свободы данной ему Богом, может определять выбор  своих действий по отношению ко всему происходящему вокруг него. Что ж, в этом нет ничего нового, кроме того, что теперь для этого человек использует гигантскую всеобъемлющую технологическую силу Интернета. И благодаря этой силе, он получил доступ сообщать о своём выборе другим. Т.е. один человек получил доступ ко всему человечеству. Это величайшее событие в  истории мира расщепило и изменило общее сознание цивилизации и дало индивидууму невероятное право, воздействовать своими мыслями и откровениями на целый мир. До сих пор большинство людей  ещё не до конца осознали, что началась новая коренная трансформация человеческого сознания, которая приближает это сознание к ближнему и к Богу.  Ибо Интернет – это Божье послание в мир, хотя, опять таки,  могущее быть использовано, как для спасения, так и для гибели. Другими словами, человечество с помощью Бога незаметно вступило в эпоху более умудрённого, зрелого сознания цивилизации. Бог дал небесный привод  для усовершенствования нашего сознания, и даже возможность, для  рождения в нас нового сознания и, как последствие этого  –  умерщвления в нём многих ветхих понятий о жизни. Этот свершёный Божий Акт, способствует сближению человечества,  и результатом его  должна стать вначале понятая, а потом исполненная людьми Божья сверхзадача.  Возможный результат этого Акта:  По предполагаемому замыслу Бога, обмен между людьми всей существующей  в мире информацией, должен помочь людям понять небесно-земной замес  и смысл этих великих открытий, которые, в результате, дают возможность человеческому индивидууму приблизиться к его Творцу. Наряду с этим, небесносознательное допущение создания всемирного терроризма недвусмысленно даёт понять, что Интернет не изменил нас, а дал через  глобальную сеть информации лишь возможность к изменению и познаванию пути к добру и злу, к Богу и дьяволу. Если мы хотим увидеть жизнь такой, какая она есть, надо просто понять, что страшное и мощное ветхое сознание язычества существует  сегодня по всему миру, прикрываемое мундирами и фиговыми листками различных религий. Оно живёт  в каждом из нас, в той или иной степени. И нет силы на земле, которое выкорчевало бы его. Такая сила есть только на Небе, и, возможно, она выкорчёвывается только крестом Иисуса. Интернет, это только лишь технологические, невероятно ультрасовременные и возможно космические – костыли, помогающие нам выйти на единственно верную дорогу. Говоря легче, Интернет –  дополнительная великая сила, данная нам для познания жизни и избрания в ней дороги.
Лишь рассматривая глобальные события на планете через призму  вышесказанного, мы сможем  слегка отодвинуть занавес, открывающий действительную ситуацию в огромном зале театра  всемирных событий. Если вышесказанное будет не понято или непонятно, занавес не отодвинется, мы останемся на неосвещённой сцене и будем уходить в тёмные углы забвения, не понимая этой жизни и событий, которые в ней происходят. Наверное, это очень важно!
Пару слов я хотел бы добавить, что Интернет в своей нейтральной логике оказался также сточной зловонной трубой для всякого рода хамов, человека и Бога ненавистников, карикатурных изделий на творение Божье (кто их создал, можете догадаться сами),  существ, опустившихся в своей низости до полной духовной деградации, по Фёдору Сологубу различных «мелких  бесов», прокламирующих злыми голосами бесовские идеи ненависти. Но, с вздохом, надо принимать  и это, ибо всё, абсолютно всё, как мы говорили – доброе и злое – происходит в границах ауры свободы, предоставленной нам Творцом. И последнее, – душевное сознание рождает гипотетическую мысль – только любовь, сообщенная с Креста, помогает нам с пониманием и прощением относиться ко всему происходящему в этом безумном мире.
Михаил Моргулис, Флорида.

Share

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Я не робот.