ЛЮДИ НЕ ЗНАЮТ, ЧТО ПРОИСХОДИТ В МИРЕ!

РЕЧЬ ИЗРАИЛЬСКОГО ИСТОРИКА В ДАВОСЕ 

В рамках Всемирного экономического форума в Давосе выступил израильский историк-медиевист Юваль Ной Харари, который является автором книг “Sapiens: Краткая история человечества” и “Homo Deus: Краткая история завтрашнего дня”.

Предлагаю ознакомиться с речью израильского историка о развитии технологий и том, как это может повлиять на развитие человека.

“Мы достигли точки, когда мы можем взломать как компьютеры, так и “людей и другие организмы”. Достижения в области информатики, машинного обучения и искусственного интеллекта дают нам вычислительную мощность”, – сказал Харари.

Так, пояснил он, с помощью специального алгоритма можно вычислить активность мозга, артериальное давление и др.

“Алгоритмы могут прогнозировать желания, манипулировать эмоциями, принимать решения от вашего имени”, – добавил он.

ОБ ИЗМЕНЕНИИ ЗНАЧЕНИЯ СЛОВА “РАБОТА” В БУДУЩЕМ

На протяжении истории понимание работы неоднократно менялось. В течение довольно большого периода (можно сказать, большей части своей истории) люди вообще не работали – они выживали. То есть сама идея работы: я встаю и к в 8:00 еду на работу, где нахожусь до 17:00, – это современное понятие. Наши предки, охотники и собиратели, в течение сотен тысяч лет обходились без работы. Тревожность из-за потери работы – также сравнительно новый феномен. В ходе промышленных революций последних веков человек постоянно испытывал страх, что машины возьмут верх, а сам он станет ненужным. Впрочем, на этот раз, думаю, это может оказаться правдой. Как в случае с мальчиком, который кричал “Волки!”. В конце концов, волки пришли.

Сейчас люди сталкиваются с более страшным понятием, чем эксплуатация, – со своей ненужностью. Когда тебя эксплуатируют, ты, по меньшей мере, знаешь, что ты важен, что больше некому работать. Отсюда и первая проблема с ростом тревожности. Полагаю, новые профессии все же появятся. Вопрос в том, смогут ли люди себя “переизобрести”, чтобы занять эти вакансии. И переизобретать себя придется каждые 10 лет, так как мы переживаем не одну технологическую революцию, а их целый каскад. Переизобретать себя в 20 лет – одно дело, но меняться дальше – в 30, 40, 50 лет – очень тяжело, это также сильно повышает нашу тревожность.

Люди вообще делают многое, что не считается работой. Например, растят детей. И большая часть работы, которую выполняют люди последние несколько веков, просто не в их природе. Мы не можем назвать что-то “естественной” работой для человека.

Мы слишком много внимания уделяем роботизации, когда говорим о будущем рынка занятости. Столько же внимания мы должны уделять биотехнологиям. Множество новых профессий будет связано с пониманием человеческих эмоций. Даже беспилотные машины должны будут понимать, как себя ведут пешеходы. И уж тем более это актуально, если машины заменят банкиров или соцработников.

Если взглянуть на вещи чуть иначе, становится ясно: нужно защищать не профессии, а людей. Можно отбросить некоторую часть профессий за ненадобностью – они не стоят того, чтобы их сохранять. Кто хочет всю жизнь быть кассиром? Мы должны думать о людях, а не о профессиях. В данном случае у нас кризис не занятости, а кризис смысла работы.

Как историк замечу, что по сравнению со Средневековьем люди сейчас живут просто в раю, но почему-то так себя не чувствуют. Мы умеем усердно трудиться, быть эффективными, но не умеем расслабляться. Если решить проблему с кризисом смысла работы, разрешим и проблему с досугом.

Лучший совет, который я мог бы дать, – вкладывайтесь в собственную приспосабливаемость. Все ваши инвестиции – обучение тому или иному навыку, например программированию – это лотерея. Вы не знаете точно, пригодится ли вам то или иное умение, но во времена хаоса вам точно понадобится эмоциональная устойчивость, способность пережить все эти перемены. Впрочем, это очень сложно. Не знаю ни одного университета, где бы этому учили.

О БУДУЩЕМ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Точно не помню, кто высказал интересную мысль: если вам будут рассказывать о 2050 годе и это будет выглядеть как научная фантастика, вероятно, это неправда. Но если описание 2050 года не будет звучать как научная фантастика, то это точно неправда.

Возможно, мы одно из последних поколений Homo sapiens. Через век или два Землю будут населять организмы, которые будут так же сильно отличаться от нас, как мы – от неандертальцев или шимпанзе. Ведь в следующих поколениях мы научимся модифицировать наше тело и разум, и это станет главным продуктом экономики XXI века.

Как именно будут выглядеть будущие хозяева планеты? Это будут решать те, кто владеет информацией. В руках тех, кто будет ее контролировать, будет контроль за жизнью на планете. Информация – самый важный актив в мире. Не земля, как в древности, не промышленное оборудование, как в последние пару веков. Что же произойдет, если слишком большое количество информации будет сконцентрировано в руках маленькой кучки избранных? Человечество разделится. Но не на классы, а на различные виды.

Информация так важна, потому что мы достигли точки, когда можем «взламывать» не только компьютеры, но и человеческий организм. Для этого нужны две вещи: большая вычислительная мощность и огромный объем данных, в частности, биометрических. До сегодняшнего дня ни у кого не было этих ингредиентов для “взлома” человечества. Даже КГБ или испанская инквизиция, имеющие возможность наблюдать за людьми круглосуточно, не могли этого.

Сейчас ситуация меняется благодаря двум идущим одновременно революциям: развитие компьютерной науки (расцвет машинного обучения, искусственный интеллект) и развитие биологии, в частности нейробиологии. Это дает нам необходимое понимание, как работает человеческий мозг. Можно суммировать полтора века биологических исследований тремя словами: организмы есть алгоритмы. И мы сейчас учимся тому, как расшифровать эти алгоритмы.

Возможно, самое важное изобретение для обеих революций – биометрический сенсор, который переводит биохимические процессы в нашем теле и мозге в электронные сигналы, которые может анализировать компьютер. Расшифровав эти алгоритмы, можно создать существ, которые будут лучше людей. Но как эти существа впоследствии будут применять эти технологии, честно говоря, не имею понятия.

Сейчас этот процесс ведется на трех фронтах. Первый – биоинженерия, ученые выращивают новые органы, обновляют старые, вмешиваются в организм на генетическом уровне и так далее. Но это и самый консервативный фронт, так как он использует традиционные “кирпичи”, из которых сложен организм, каким мы его знаем последние несколько миллиардов лет. Второй подход более радикальный – комбинация органического и неорганического (бионическая рука, компьютерный интерфейс в мозге, вторая иммунная система, созданная из миллионов нанороботов, и так далее). Но даже в этом случае ваш мозг остается органическим, несмотря на то, что подключен к различного рода устройствам, Интернету.

Третий – и наиболее радикальный – создание полностью неорганических форм жизни. Можно ли это сделать, пока открытый вопрос. Остается нераскрытой тайна сознания – мы до сих пор понятия не имеем, что это такое и как оно появляется у человека. Общий консенсус – сознание находится в мозге, и если “взломать” его и понять, как работают эти миллиарды нейронов, создающие опыт и эмоции, то не будет барьеров, чтобы воссоздать их на другом “материале”. Возможно, с неорганическими формами жизни у нас так ничего и не получится, но все больше серьезных ученых убеждаются в том, что рано или поздно это произойдет.

Люди вообще не знают себя по-настоящему. Поэтому алгоритмы – реальный шанс узнать себя лучше. Я не исключение – многие люди живут, отрицая этот факт, они просто не знают о себе нечто очень важное. Представьте себе ситуацию, когда через 10–20 лет алгоритм сможет говорить тинейджеру о его особенностях. Алгоритм отслеживает движения ваших глаз, давление, активность мозга и сообщает вам, кто вы. Даже если скрывать свои особенности  от друзей и коллег, эти данные могут получить Amazon, Google, Facebook. Алгоритмы, следящие за вами, сообщат, к примеру, Coca-Cola, что если компания захочет продать вам свой напиток, не стоит показывать рекламу с обнаженными девушками. Вы этого даже не заметите, но корпорации прекрасно знают, что эта информация стоит миллиарды.

Как регулировать владение информацией? В отличие от земли и промышленного оборудования информация везде и вместе с тем нигде, ее можно копировать, она распространяется с невероятной скоростью и так далее. Кому же принадлежит информация обо мне? В настоящее время большей частью данных владеют корпорации, и людей это беспокоит. Но если уполномочить правительства национализировать информацию, это приведет к цифровой диктатуре.

О “ЦИФРОВОЙ ДИКТАТУРЕ”

Когда у нас будут алгоритмы, способные понимать меня лучше, чем я сам, они смогут предсказывать мои желания, манипулировать моими эмоциями и даже принимать за меня решения. Если мы не проявим осторожность, придет эпоха цифровой диктатуры. В XX веке демократия пришла на смену диктатуре, так как она была лучше в обработке данных и принятии решений. Демократия распределяет информацию и наделяет институции и людей правом принимать решения. Диктатура же сосредотачивает всю информацию и принятие решений в одних руках. Первая модель работала более эффективно, поэтому, к примеру, американская экономика превзошла советскую.

Однако в XXI веке биотехнологическая революция может качнуть маятник в обратную сторону: централизованное распределение информации может стать более эффективным. Если демократия не приспособится к новым условиям, новые люди будут жить при цифровой диктатуре. Возьмем, к примеру, Северную Корею: люди там будут носить, скажем, специальные биометрические браслеты. Когда человек войдет в комнату и увидит портрет очередного великого вождя, браслет считает его эмоции, давление и передаст данные в соответствующие органы – так будет выглядеть цифровая диктатура.

Контроль информации позволит мировым элитам сделать нечто еще более радикальное, чем цифровая диктатура. “Взламывая” организмы, элиты получат возможность перестроить будущее жизни. И это будет величайшая революция в истории не просто человечества, а всего живого на Земле. В течение 4 млрд лет правила существования жизни на планете не менялись, все живое подчинялось законам естественного отбора и органической биохимии. Но сейчас наука заменяет эволюцию с помощью естественного отбора эволюцией с помощью разумного замысла. Замысла не божьего, а человеческого. Если не урегулировать этот вопрос, крошечная группа людей, элита, получит к ней доступ и будет определять будущее жизни на Земле.

Многие политики как музыканты: они играют на человеческих эмоциях и биохимической системе. Политик произносит речь, и вся страна охвачена страхом. Политик публикует “твит”, и – взрыв гнева. Не думаю, что стоит давать этим “музыкантам” самые совершенные инструменты и уж тем более доверять жизнь во Вселенной. Помимо всего прочего, у них даже нет своего видения будущего. Вместо этого они кормят публику ностальгическими фантазиями о прошлом. Как историк могу рассказать вам о прошлом. Прежде всего, там было не так уж классно – побывать там вам бы не захотелось. К тому же прошлое не вернется. Поэтому ностальгические фантазии – не решение.

Кому же должна принадлежать информация? Честно, не знаю. Дискуссия об этом только началась. Нельзя ждать немедленного ответа на этот важный вопрос. К обсуждению должны подключиться ученые, философы, юристы и даже поэты. Особенно поэты! Ведь от ответа на него зависит будущее не только человечества, но и самой жизни на планете.

Но прогресс пока незначительный. Большинство людей вообще не осознают, что происходит и что на кону. Многие правительства (за исключением властей Китая – там точно все понимают) также отмахиваются: у нас есть более срочные дела. И это очень опасно. Как историк я стараюсь донести до максимально большого количества людей, что происходит в мире, чтобы как можно больше человек приняли участие в обсуждении нашего всеобщего будущего.

Share

Брат Нетаниягу: «АНТИСЕМИТИЗМ НЕИЗЛЕЧИМ»

Идо Нетаниягу, младший брат премьер-министра Израиля, приехал в Россию во второй раз. Привез семью показать Москву, Санкт-Петербург и спектакль, поставленный по его пьесе «Хэппи-энд» ташкентским театром. Здесь, в Москве, Российский еврейский  конгресс готовит к печати монументальный труд его отца Бенциона  Нетаниягу «Происхождение инквизиции в Испании XV века». «Для меня это  очень важный проект. Хотя книга посвящена средневековой Испании,
 благодаря ей можно многое понять о положении еврейского народа в мире»,  — говорит Идо Нетаниягу.

— Насколько я понимаю, ваша пьеса «Хэппи-энд» тоже о судьбе еврейского народа?
— Моя пьеса о Холокосте в преддверии Холокоста. Действие разворачивается в начале 30-х годов прошлого века. Если помните, процесс прихода Гитлера к власти занял некоторое время. Прошло > несколько месяцев, прежде чем он победил на выборах и возглавил страну. > Действие пьесы происходит как раз в этот промежуток времени. Это  история о способности или неспособности евреев понимать происходящее, правильно интерпретировать, оценивать опасность. В центре сюжета еврейская семья: муж, жена и их сын. И главный вопрос, который перед ними стоит, — следует ли им покинуть Берлин. Зрители в зале прекрасно знают, что будет дальше. Но они — нет. Они ничего не знают о грядущем
Холокосте и, как многие евреи того времени, которые решили не уезжать, недооценивают опасность. И дело не в том, что герои слепы. Они прекрасно видят все, что происходит. Но тут возникает проблема интерпретации, понимания реальности. Это история о соблазне не замечать опасность. Я бы сказал, что еврейский народ вообще на протяжении всей своей истории плохо понимает, что вокруг него происходит. Думает, что понимает. Но на самом деле — нет. Мы почему-то гораздо более слепы  (политически, я имею в виду), чем другие народы.
— Почему?
— Возможно, потому что мы не до конца интегрированы в политические системы стран, в которых нам приходилось жить.
— Но ведь в Германии как раз перед Второй мировой евреи были очень интегрированы и в политические, и в экономические процессы, происходившие в стране.
— Да, и сегодня тоже интегрированы. И в Америке, и в Европе. Но это совершенно не значит, что они видят те силы, которые управляют народами, политикой. Политикой движут желания людей. А мы не понимаем, чем руководствуются народы, которые нас окружают.
— И как же видят ситуацию ваши герои?
— Очень по-разному. Муж интеллектуализирует происходящее. Он очень логично рассуждает, все, что он говорит, кажется разумным и верным. Но  мы-то знаем, что он не прав, что в конечном итоге все совсем не так, как ему видится. А жена многое видит, но не хочет в это верить. Она пытается втиснуть реальность в свое о ней представление, изменить ее. Отчасти в этом смысле она похожа на евреев в России, которые поддержали коммунизм. Они решили, что советский строй — это возможность избавиться от антисемитизма. Поэтому евреи так активно участвовали в > коммунистическом движении. Старались заставить человечество чувствовать иначе. А человечество так чувствовать просто не может.
— А как видит происходящее их сын?
— Ему всего семнадцать лет. И в глубине души он все прекрасно понимает, ничего не интерпретирует и не пытается придумать реальность — просто видит все как есть. Но до конца пьесы так и непонятно, что же они решат — покинуть Германию или остаться, хотя вокруг происходят страшные вещи, на которые становится все сложнее закрывать глаза. Однако эти плохие вещи происходят постепенно, и люди успевают к ним привыкнуть, адаптироваться.
— Вашу пьесу ведь ставили в Израиле? Я правильно понимаю, что ташкентская постановка вам нравится больше?
— На самом деле, это очень русская интерпретация пьесы. Я не привык к русскому театру. Конечно, на израильский театр «Габима» тоже очень повлияла школа Станиславского. Там есть люди, которые учились в России, а потом уехали в Израиль и создали свой театр. Но в мое время израильский театр больше тяготел к американским, европейским традициям. В Ташкенте совершенно другая постановка.
— В чем разница?
— Начать с того, что актеры играют совершенно по-другому. Я бы назвал их игру «театральной» в хорошем смысле этого слова. Театр в Израиле и в Европе очень близок к кино, там очень естественные, реалистичные постановки. А в Ташкенте было больше театра. К примеру, если по сценарию двое героев говорят друг с другом, в европейском театре они  просто говорят друг с другом. Здесь же они обращаются не только друг к другу, но и к аудитории. И еще много подобных деталей. Мне понадобился час, чтобы привыкнуть к такой подаче. И мне очень понравилось. Кроме того, режиссер подобрал особенную «огранку» для этой очень реалистичной истории. По периметру сцены размещены экраны, где демонстрируют кадры, которые усиливают напряжение, создают контекст истории, ощущение  окружающего героев хаоса реальности.
— Многие художники по-прежнему обращаются к теме Холокоста, надеясь, что это позволит предотвратить подобную трагедию в будущем. Вам тоже так кажется?
— Я не верю, что фильмы или книги о Холокосте могут предотвратить его повторение. Природа человека такова, что люди совершают страшные вещи. И то, что это уже было в прошлом, совершенно не удерживает их от того, чтобы сделать это снова. Я бы сказал, что говорить о Холокосте нужно, чтобы помнить. По крайней мере, для евреев это очень важно, это наша история.
— С вашей точки зрения, предотвратить подобную трагедию нельзя?
— Вы знаете, я бывал в массе еврейских музеев — в Европе, Америке. И во всех этих музеях и мемориалах, посвященных Холокосту, почему-то всегда одна и та же история: жил-был такой ужасный Гитлер, он пришел к власти,
устроил Холокост, а потом его уничтожили и все стало хорошо. Но ведь это совершенно не так. Холокост — это результат существовавшего веками антисемитизма, глубоко укоренившейся ненависти к евреям. Мини-холокосты
> происходили в разных местах и случались тогда, когда к власти приходил народ. Евреев от ненависти народа всегда ограждали власти. Когда власть переходила к людям, они пытались уничтожить евреев. Достаточно вспомнить гражданскую войну, когда на Украине в 1920-1921 годы начались жуткие погромы и евреев вырезали сотнями тысяч. Уникальность Гитлера только в том, что он пришел к власти и завоевал всю Европу. Поэтому он мог осуществить то, о чем мечтали другие. Но, в сущности, это лишь одна из трагических страниц истории еврейского народа в Европе.
Поэтому то, как принято говорить о Холокосте, совершенно неправильно. Ужасные вещи происходили, происходят и будут происходить. Можно рассказывать людям, что воровать плохо, но воры не переведутся. Можно говорить им, что нельзя совершать преступления, но преступники будут всегда. Проблема не в этом. Проблема в том, чтобы правильно понять, почему такие страшные вещи происходят с нами. И здесь мы возвращаемся к теме моей пьесы: понимать политику в целом — это одно, но как понять процессы, ей управляющие, настроения в народе?.. И евреи не хотят этого
понимать, потому что нам слишком сложно правильно оценить происходящее. Потому что это очень тяжело психологически — признать эту враждебную реальность.
— Чего же такого мы не принимаем и не понимаем?
— Евреи не понимают ненависти к себе. Потому что понять и признать существование такой вот необъяснимой ненависти, которой нельзя противостоять теми способами, которые нам кажутся эффективными, очень тяжело. Считается, что Холокост и антисемитизм случились из-за того, что Гитлер пришел к власти. Но на самом деле все наоборот — Гитлер пришел к власти потому, что существовал антисемитизм, он использовал антисемитизм, чтобы завоевать любовь народа.
Он видел, как пришел к власти мэр Вены антисемит Карл Люгер, и понял, что ненависть к евреям — мощнейшая сила. Но признать это невероятно тяжело, потому что если мы признаем, что Холокост или погромы не были проблемой отдельно взятого периода времени в отдельно взятом месте, то тогда возникает вопрос, какое у нас будущее.
Это вывод, к которому пришел сионист Леон Пинскер здесь, в России. Он создал сионистское движение, сорок лет возглавлял его, живя в Одессе. Он думал, что если евреи будут эмансипированы, получат образование, перестанут говорить на идиш, выучат русский, снимут традиционную одежду, антисемитизм закончится.
Пинскер основал журнал, читал лекции, занимался образованием и защитой прав евреев. А через сорок лет начались погромы. Первые погромы 1871 года, которые устраивали образованные люди, русская интеллигенция. Они оказались самыми ярыми антисемитами и вдохновляли на погромы народ.
Пинскеру было шестьдесят, когда он понял, что сорок лет своей жизни заблуждался. Представляете, какое мужество должно быть у человека, чтобы это признать?
Тогда он понял, что единственное приемлемое решение — это создание отдельного еврейского государства, в котором евреи будут сами строить свое будущее и не будут зависеть от других народов, от их доброй или злой воли, от настроения их правителей.
— Но тогда не получилось.
— Именно! Потому что когда он попытался убедить в этом европейское еврейство, у него ничего не вышло. Ему ответили обычной отговоркой, за которую евреи всегда цепляются: нет, это только такой исторический момент, просто евреев слишком много в этих местечках за чертой оседлости, это раздражает местное население и тому подобное.
Тoже самое происходило в Германии, то же самое будет происходить и потом.
— Однако создание Государства Израиль не избавило нас от антисемитизма. Нас теперь ненавидят едва ли не больше.
— Не больше и не меньше. Ровно так же, просто сейчас эта ненависть приобрела другие формы выражения. Но вы правы, Государство Израиль не защищает от антисемитизма. Зато Израиль может защитить самого себя. Вот в чем главная разница, и она огромна! Мы больше не зависим от защиты правителей других государств, которые могут в любой момент изменить свое мнение. А это происходит нередко, и вовсе не потому, что они антисемиты — просто им нужна поддержка народа. Сегодня они могут защищать евреев, а завтра им нужно заслужить доверие своего народа,
чтобы прийти к власти или усилить ее — и тогда все меняется. Так происходило в истории не раз, вспомним хотя бы Россию или Испанию. Поэтому отличие нашего нынешнего положения в мире в том, что у нас есть возможность самим за себя постоять.
— Получается, что мы обречены на эту ненависть?
— Не знаю. Это совершенно не значит, что мы должны опустить руки, что не должны этому противостоять. В мире очень много людей, которые прекрасно понимают, что антисемитизм — это чудовищно. Но есть и те, кто переворачивает ситуацию с ног на голову.  Они теперь нас обвиняют в том, что мы нацисты, устраивающие новый
холокост. Это к вашему вопросу о том, для чего мы говорим о Холокосте.
Но это не значит, что мы должны молчать. Люди все разные, они по-разному думают и воспринимают реальность. Есть хорошие люди, есть плохие. Есть, кстати, хорошие люди, которые ненавидят евреев. К сожалению, антисемитизм — это незыблемая, неотъемлемая часть европейского сознания. И начался он задолго до христианства — еще в Древнем Египте. Почитайте, что писали о евреях во времена эллинизма — это ведь мало чем отличается от взглядов нацистов. Ненависть существовала веками. И думать, что ее можно уничтожить, рассказывая о Холокосте или строя коммунизм, недальновидно и наивно.
Мы не можем изменить мир и сделать его лучше. Не сможем изменить и  психологию людей, а антисемитизм — большая часть их психологии.
— Похоже, вы правы. У меня сейчас тоже складывается ощущение, что все мои попытки рассказывать в России про Холокост, погромы, антисемитизм ушли в песок. Потому что снова всколыхнулась эта волна, снова по телевидению и в печатных СМИ звучат антисемитские высказывания, снова эта карта разыгрывается.
— То есть вы пришли к тому же выводу, что и Леон Пинскер. К счастью, вам еще не шестьдесят лет (смеется). Выхода нет?
— Почему же? Можно ассимилироваться, перестать быть евреем. И многие  евреи просто исчезли, растворились в других народах. Но если человек хочет остаться евреем, ему придется признать, что покончить с антисемитизмом нереально.

«В ИЗРАИЛЕ ЛЮДИ СЧАСТЛИВЫ»

— Почему Израиль все время проигрывает информационную войну?
— Евреи очень сильно отличаются от других. Восприятие евреев другими народами подчиняется совершенно иным правилам, в нем очень много лицемерия. Мы не должны сдаваться, мы обязаны участвовать в этой войне, потому что люди не рождаются с определенным восприятием, они его приобретают. Многие нас поддерживают. Но ждать, что к нам будут относиться объективно и справедливо журналисты, лидеры других стран, их жители, бессмысленно. Поэтому нам надо прилагать больше усилий к тому, чтобы объяснять свою позицию.
Арабы в информационную пропаганду против нас вкладывают миллионы долларов, и нам тоже следует инвестировать в нее больше денег. А еще обучать людей правильно излагать свою позицию, правильно себя вести, потому что это та же война, схватка и для нее нужно готовить солдат. >
Война идеологий — очень серьезное дело, мы ее недооцениваем.
Победим ли мы в ней? Нет. Но каким бы ни был ее исход, важно  противостоять попыткам противоположной стороны.
Цель этой войны — уничтожить Государство Израиль, поэтому мы обязаны быть в ней полноценными участниками. Хотя есть, конечно, масса причин, по которым Израиль будет жить и процветать и дальше: государство сейчас  развивается очень правильно и стремительно.
— Вы верите в то, что Израиль несокрушим?
— 20-30 лет назад я был очень скептичен. Сейчас я гораздо более оптимистично настроен.
— И что придает вам оптимизм?
— Наша страна очень живо развивается, создает новые технологии, развивает экономику, у нас очень сильная армия, а население постоянно растет. Это крошечная страна с уникальным народом. И разница между тем Израилем, который я помню с детства, и Израилем сегодняшним огромна.
Единственная по-настоящему серьезная проблема — это Иран и его попытки создать ядерную бомбу; других проблем я не вижу. Не думаю, что нам всерьез угрожает что-то еще, если мы не наделаем глупостей.  Во время войны 1973 года было ощущение, что судьба страны висит на волоске. Сейчас такого чувства нет. И люди очень счастливы, несмотря на
все трудности.
— Звучит и правда очень обнадеживающе.
— Я настроен оптимистично, пока мы делаем все необходимое, чтобы Израиль существовал и процветал. Конечно, в мире масса агрессии и напряжения. Но в Израиле есть стремление выжить, жизненная энергия, которой сегодня нет в Европе.   Я очень люблю Европу, но наблюдаю там умирающую культуру, затухающую общественную жизнь. Мне нравится гулять по европейским городам, сидеть в кафе. Что может быть лучше! Но есть там ощущение умирания, затухания. В Израиле совсем другое ощущение — расцвета, жизни, стремления к выживанию. Общий настрой в стране очень позитивный, в отличие от 60-х, от периода Войны Судного дня. В какой-то степени он возник благодаря русской эмиграции, которая дала огромный толчок к развитию страны.
Я не могу оценить ее вклад в каких-то конкретных цифрах, но убежден, что он велик. И теперь в Израиль съезжаются европейские евреи, к примеру, из Франции. Все потому, что в Израиле у них есть будущее, а во Франции нет. Абсолютно никакого.
— Да, и в результате этого затухания европейской культуры ее заполняют эмигранты, тоже весьма негативно настроенные к евреям.
— Видите ли, Европа непредсказуема. Она вполне может отреагировать, подняться внезапно, и реакция эта может быть очень серьезной. Сложно прогнозировать, что тогда будет. Но сейчас все выглядит очень нехорошо.
В любом случае, что бы ни произошло — будет ли усиливаться мусульманское влияние на Европу или Европа поднимется и даст отпор, — евреи пострадают, они снова окажутся в плохом месте в плохое время.
Я понятия не имею, что будет с Европой. Этого никто не знает. Но судьба евреев в Европе в любом случае будет невеселой. И в Америке тоже.
— Америка многонациональна. Там вроде бы не так активен антисемитизм.
— Да, но евреи, живущие там, перестают быть евреями. 80% браков смешанные, а это значит, что евреи там исчезают. И происходит это очень быстро. При этом, по последним данным, антисемитизм и там поднимает голову. Так что ничего хорошего не будет ни для европейских, ни для американских евреев.
Я сионист, да, но говорю так не из сионистских побуждений. Хотя и верю, что рано или поздно евреи всего мира должны найти свой путь в Израиль.
— Многих на этом пути останавливает привычка — люди привязаны к месту, где они живут…
— Все верно. Но я в любом случае не понимаю, зачем жить там, где чувствуешь дискомфорт и так или иначе ожидаешь гонений, оскорблений, недоброжелательного отношения. Почему не жить там, где можно чувствовать себя свободно, вести себя свободно, быть евреем и частью своего народа.

ТРУДНО БЫТЬ ПРАВЫМ

— Когда я готовилась к интервью, искала материалы о вас. И везде о вас пишут как о младшем брате Биньямина Нетаниягу. Вам это не обидно? На  вашу судьбу очень влияет то, что вы брат премьер-министра?
— Для меня это просто забавный нюанс. Мы были обычными мальчишками, между нами были хорошие отношения. Никто ни от кого не зависел, никто не был ни в чьей тени. Когда ситуация изменилась, я уже был взрослым  состоявшимся человеком. И воспринимаю эту приписку — «младший брат Нетаниягу» — с улыбкой.
Да, мой брат — премьер-министр, поэтому обо мне пишут именно так. Что я могу с этим поделать? (смеется) Единственная проблема, с которой я сталкиваюсь, заключается в том, что в Израиле политика очень влияет на мир искусства, а в нем крайне сильны левые настроения.
Это, конечно, создает проблемы, поскольку я придерживаюсь правых взглядов. Однако на меня это влияет не больше, чем на любого другого художника, который не разделяет взгляды левого крыла.
Да, есть некоторое количество препятствий, но все они имеют отношение к ситуации, сложившейся в артистических кругах, а не к моему имени.
— Насколько я знаю, подобные проблемы были и у вашего отца. Он даже вынужден был уехать из Израиля.
— Да, все так. Его не допускали к преподаванию в университете. Поэтому, чтобы продолжать свои научные исследования, он вынужден был устроиться профессором в Америке. Это было много лет назад.
Но я не вижу, чтобы ситуация значительно изменилась с тех пор.  Левые всерьез считают, что культуру не могут создавать представители правого крыла. И это не уникальная ситуация: то же самое есть и в Америке, и в Западной Европе. Я очень надеялся, что русская волна эмиграции изменит культурный мир Израиля. И многие вещи действительно изменились, но революции не произошло.
— Вы очень лестно отзываетесь о русской волне. При этом в Израиле часто говорят о дискриминации «русских» со стороны коренных израильтян.
— Я считаю, что «русские» адаптировались и ассимилировались гораздо лучше других эмигрантов. Они прекрасно интегрировались в израильское общество, стали очень важной его частью. Любая волна эмиграции создает  конфликты, они неизбежны. Волна «русской» эмиграции была такой огромной, что, конечно, не могла не привести к конфликту. Но четверть израильского населения имеет русские корни. Так что для меня очевидно, что произошло невероятно важное и быстрое вливание огромной группы новых эмигрантов, невероятная экономическая и культурная интеграция. Мало ли кто что говорит.  Люди спорят друг с другом, любят друг друга, ненавидят друг друга,  объединяются или не соглашаются. Это жизнь, и это прекрасно.
— Складывается впечатление, что сегодняшнее израильское общество особенно сильно расколото…
— Ничуть не больше, чем было всегда. Совершенно обычные, нормальные процессы. Раньше споры были куда более ожесточенными. Между Владимиром Жаботинским и Бен-Гурионом, например, противостояние было невероятным.
Бен-Гурион называл Жаботинского «Владимир Гитлер». Публично! Ненависть была такой огромной, что Бен-Гурион не разрешил захоронить Жаботинского в Израиле. Да что далеко ходить! Мой отец не мог найти работу из-за своих политических взглядов. Другой мой близкий знакомый не мог устроиться даже учителем в школу, чтобы зарабатывать себе на жизнь. И вынужден был обратиться в суд с просьбой защитить его права. Так что происходящее сейчас — обычные политические баталии. Левые не любят поселенцев, поселенцы не любят левых — это просто политика, обычное дело. Правда, и сегодня в академических кругах наблюдается похожая ситуация. В гуманитарных науках очень непросто устроиться человеку правых взглядов. Почти невозможно.
— А как же свобода политических убеждений?
— Да, она притесняется. И очень опасно то, что притесняется она в академических кругах, которым как раз должно быть присуще вольнодумие, свободная дискуссия.
— Очень знакомая ситуация.
— Да, думаю, здесь в России эта ситуация многим знакома. Но проблема в том, что в России это спускают сверху, это политическое решение. А в Израиле это естественное положение вещей, тенденции развития общества. И ярче всего они проявляются в академической и творческой среде.

Беседовала Алина Ребель

Share

ЧУЖИЕ ДЕНЬГИ НЕ СЧИТАЙ

                                      Михаил Моргулис

Чужие деньги не считай,

Чужой любви не замечай, 

Если тоска – не унывай,

И не спеши сказать: Прощай!

 

Молчи, не бойся, не проси,

Свой крест достойно пронеси

Не плачь, хоть слёзы душат грудь,

И ты пройдёшь достойно путь.

 

Летят по небу журавли,

Это летят мечты твои ,

Сумей коснуться неба ты,

Тогда исполнятся мечты

 

И не завидуй и не злись,

Душой лишь Господа коснись,

Он на пути зажжёт огни

Научит Он тебя любви.

Share

Отрывок из книги «Это был сон»

Дьявольская интуиция. Отрывок из книги «Это был сон»

Михаил Моргулис

Писатель, журналист, основатель концепции “Духовная Дипломатия”. Личный сайт: morgulis.tv

Флорида, США

Как Россия смогла победить Германию, полностью не объяснит никто. Потому что человеческих объяснений этому недостаточно. Объяснения эти – слепки, продукт массового человеческого понимания. Да, Сталин заливал кровью людей подступы к России, заваливал трупами дороги, и всё же. Если бы он не был служителем дьявола, то не смог бы остановить другую саранчу, идущую со стороны другого служителя  дьявола из Германии. Сердце дьявола разрывалось между двумя лучшими служителями. Но дьявольская суть не может допускать любви и даже  дружбы. При любви и дружбе дьявол катастрофически теряет силу. Вспомните Сталина, тот был прекрасный ученик, и тоже в земной жизни повторял дьявола, не допускал любви и дружбы, потому что узнал от дьявола,  любовь и дружба  вызывают жалость и отбирают силу. И дьявол не мог остановить конфликт лучших учеников, поэтому он придумал других персонажей: У Бога Авель и Каин. А у меня  будут два Каина.  И на них двоих будет кровь невинных, которая вопиет к Богу. Но конечно, во  всю эту дьявольскую затею вынужден был вмешаться Бог.

Честно говоря, я тоже до конца не понимаю Божью логику, когда льётся кровь, а  Он молчит. Но всё же существует некоторое объяснение. После изгнания нас из Эдема, Он взамен Своей защиты дал нам свободу выбора между злом и добром. Также, как дал её в Эдемском саду, когда видел поведение Евы, равнодушие Адама и  высокое искусство дьявола в искушении. И не вмешивался в Эдеме, во время дискуссии дьявола с Евой, и не вмешивается сейчас, когда мы слушаем дьявола,  и почти не вмешивается, когда мы проливаем кровь себе подобных. Он понимает, что мы не понимаем,  что когда мы убиваем человека  – мы убиваем себя. Вмешивается он только тогда, когда по Его Божьей логике начинается экстремальный период истории. Думаю, что в период Гитлера и Сталина Он вмешался из-за когда-то избранного Им народа. Как оказалось – еврейского. И что «когда-то”  – для нас –  для него, это сегодня.  Видимо 6 миллионов умерщвлённых показалось Ему слишком большим наказанием, авелей убили слишком много.

Так что же дало Сталину  умение создать на земле царство дьявола, и присвоить себе имя наместника дьявола в мире. Испытывая при этом глубокое родственное уважение к брату-Гитлеру, он предвидел, что кто-то из них убьёт другого. Вы помните, по дьявольскому учению, любви быть не может. Уважая человека –  его можно легко убить, а любя его, это делать труднее, хотя и возможно. Сталин выпросил у дьявола дьявольскую интуицию, и тот не смог отказать любимому ученику и последователю. Гитлер тоже об этом просил. И тоже получил, и она ему много раз помогала, но это уже была копия  сталинской интуиции, чуть не сказал, Конституции.  Дьявол направил его на евреев, а Сталин  за счёт интуиции понял, что преследование избранного народа надо скрывать и не превращать в официальный лозунг. Достоевский, который имел доступ как к Богу, так и к дьяволу, в минуту нейтрального просветления выразился очень чётко: ежедневно происходит сражение между Богом и дьяволом и место этого сражения – душа человека. Но  всё же, сражаются не  стаи божьих ангелов и легионы падших ангелов, а  люди, люди сражаются на стороне Бога и на стороне дьявола.

Задолго до предательства Гитлера, что по воровским и бесовским законам, карается смертью, Сталин почувствовал, что оно будет. И также, он чувствовал, что только великий страх, который станет осязаемым, а не абстрактным, может парализовать и унизить самых сильных в его стране. Это должен был  быть другой страх, его новая модель. Это должен быть страх, который просит смерти, ещё не испытав пыток. Это страх души и мозга, страх того, что вложил в человека Бог. И  для того, чтобы его  создать в творении Божьем, нужно была сила  противника Бога, его изобретательность. Победить то, что создал Бог, может победить только дьявол, и только на короткое историческое время. Жалко, что эти исторические времена повторяются всегда и  постоянно. Но запомним, страх бывает разным. Апофеоз страха, когда он витает в воздухе, когда он в квартире и на улице, когда он полумёртвый живёт в твоей душе, в твоём сердце, в твоём сознании. Именно тогда человек превращается в безвольного раба, который заранее сдался, хотя плётка ещё не опустилась на его безвольные плебейские плечи.

Вот такие мысли холодят моё сердце, потому что история обладает удивительным свойством повторяться, так-как знает, что люди ничему у неё не учатся.

И есть  только одна возможность спастись от такого всеобщего страха – взять за руку Христа, нет, ни религию, ни церковь, а живого Христа. И подобно первым христианам умирающим на римских аренах, жить и умирать без страха.

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Америка пробудилась. Трамп разбудил Америку! и Уроки истории для верующих и неверующих

http://www.invictory.com/columns/2908/

 

Share

Николас Моргулис получил золотую награду

Николас Моргулис  получил золотую награду на  Кинофестивале Эмми, проходившим в Калифорнии.Николас награждён за лучший рекламный фильм “Лестница в небо”. Как и всегда, родители писатель, богослов  Михаил Моргулис и Татьяна Титова узнали о награде не от сына а из телевизионных новостей. На фото Николас  не на сцене во фраке, а в футболке, с золотой наградой Эмми у флоридского дома родителей.

 

Share

Россия и США вместе стараются помочь российским инвалидам найти работу

Дорогие друзья-читатели! Мой старинный московский друг Пётр Петрович Абрашкин опубликовал материал о Валерии Анатольевиче Буркове, замечательном человеке, лётчике, ставшим священником. Мы начали разговоры о Боге с Валерием Бурковым в далёкие 90-е годы. Мне кажется, тогда начался путь Валерия Буркову к Всевышнему,и пройдя этот путь стал он иноком Киприяном. И колыхнулось моё сердце и вспомнило оно те тёплые задушевные беседы, которые проходили у нас с иноком Каприаном, когда он был ещё Героем России, полковником авиации. И предоставляю вам те далёкие новости, когда мы начали помогать инвалидам войны.

Михаил Моргулис

Россия и США вместе стараются помочь российским инвалидам найти работу

Когда-то с Героем России полковником Валерием Бурковым, наш Фонд начал проект о бесплатном обеспечении
протезами инвалидов войны России. Валерий, сам лишившись обеих ног в Афганистане, особо понимал важность решения драматической ситуации. Потом , понемногу решением этой проблемы занялись и другие люди, и что важно, благородная на помощь Америка. Мы с радость сообщаем о замечательных новостях в этой грустной области.

Вчера вечером, накануне открытия важного форума, посвящённого обеспечению рабочими местами людей с инвалидностью, я с огромным удовольствием принимал в Спасо-хаусе многочисленных уважаемых гостей.

Лори Голден и Сеть “U.S. Business Leadership Network” с большим отрывом лидируют в этой области, осуществляя программы, помогающие людям с инвалидностью находить достойную работу. Агентство США по международному развитию также замечательно поработало в партнёрстве с российской общественной организацией “Перспектива”, объединяя усилия российского общества и бизнеса для нахождения творческих решений этой острой проблемы.

C 1997 года организация “Перспектива” помогает людям с инвалидностью в 26 российских городах, а с использованием интернет-технологий её услуги стали доступны ещё в 10 городах. Организация “Перспектива” помогает инвалидам в профессиональной подготовке, что даёт им возможность жить самостоятельно и быть полноправными членами общества.

Агентство США по международному развитию предоставляло и предоставляет финансирование, которое помогает “Перспективе” защищать права инвалидов, оказывать услуги инвалидам с детства, организовывать услуги для молодёжи на местном уровне и просвещать общество по вопросам инвалидности. “Перспектива” также активно выступала за принятие Россией Конвенции ООН “О правах людей с инвалидностью”, которая в этом месяце стала законом.

Закон об американцах с инвалидностью, принятый Конгрессом США два десятилетия назад, предусматривал достойное трудоустройство людей с инвалидностью. Не менее важно и то, что правительство США совместно с американскими деловыми кругами приложило много усилий, чтобы изменить отношение к этим людям, которых раньше считали людьми второго сорта.

В Российской Федерации почти каждый десятый гражданин – это человек с инвалидностью. Они есть среди наших родственников и друзей, соседей и коллег, руководителей бизнеса и гражданского общества.

В России и в США инвалиды имеют одинаковые с другими права на труд, а бизнесы и общества наших стран в целом выигрывают от того, что люди с инвалидностью могут работать, как и все другие.

Меня воодушевляет то, что я вижу как власть, бизнес и гражданское общество объединяют усилия для создания таких рабочих мест, на которые можно нанимать людей независимо от того, являются ли они инвалидами или нет, и строят более толерантное общество.

Share

МНЕНИЕ ПСИХИАТРА Нет, Дональд Трамп не сумасшедший

 Нет, Дональд Дж. Трамп не сумасшедший. По моему медицинскому  мнению, а я как утверждают всемирно известный врач, Трамп  «хитер, как лис».

Дональд Трамп может делать что-то не так, как это сделал бы кто-либо другой, но это не такая уж «импровизация», как может показаться. Трамп обладает гениальным умом, и все, что он делает, спланировано. Много раз CLM (все искажающие либеральные СМИ) могли думать, что они лучше всех “достали” президента Трампа, но на самом деле, они делали именно то, что он ожидал. Как еще, по вашему мнению, кандидат в президенты мог потратить на свою кампанию в половину меньше своего оппонента и выиграть?
Либеральные СМИ делают все возможное, чтобы свалить нашего нового президента.

И наша задача – добиться ПРАВДЫ в социальных сетях.


Нельзя управлять многонациональной корпорацией, наслаждаться уважением и любовью своих детей и жены, подбирать штат своей администрации, на что, кстати, ему дает право победа над 16 республиканскими первичными оппонентами и наиболее вероятным кандидатом Демократической администрации, и после всего быть обвиненным в неуравновешенности. Он очень уравновешен! Он добивается того, чего не добился никто другой. Это не значит, что он зауряден, он может быть экстраординарным и иметь совершенно иной подход, но если и называть его сумасшедшим, то это самое хорошее сумасшествие, из всех, которые вы знаете.
Когда я обучался медицине, мне пришлось столкнуться и с хирургией. У некоторых из лучших хирургов были свои капризы и причуды. Но когда кому-то нужна была хирургическая помощь, кого они выбирали? Тех самых парней! Не безупречных, не блестящих, но гениальных людей!
И сейчас у нас в Овальном кабинете появился гений! И если вы думаете, что он собирается подписывать все подряд по протоколу и будет безупречным, блестящим и безукоризненным, подумайте еще раз!

Держитесь крепче, похоже, это будет президент, которого запомнят в истории все!

Доктор Кейт Эблоу – АМЕРИКАНСКИЙ ПСИХИАТР

МНЕНИЕ БОГОСЛОВА

Я бы добавил ещё одну характеристику. Конечно, Трамп  не ангел, нет ни одного президента, у которого бы вместо рук росли  бы крылья. Но  на фоне  лицемерных и лживых политиков всего мира он выглядит  куда более чистым и достаточно искренним. Большинство из нас думает массовыми категориями, раз миллиардер и президент, то заранее плохой. Это массовый  классический штамп, которые используют все коммунисты и либералы мира, люди, которые  не созидают, а разрушают страны. Там где коммунизм, там всегда бедность, голод, тюрьмы. Эти люди  во  все времена борются за равноправие бедных, а сами живут  богато, и не с теми за кого борются.  Это голые  либеральные короли, на которых не одето ни одного слова правды. Это болтуны, как по-английски говорят, токеры, которые живут в придуманной ими жизни, которая далека от жизни реальной. Такими был и Карл Маркс, и Ленин, и  чета Клинтон,  и Обама, это всё одна порода, желающая уничтожать Божий дух в человеке. Когда шла предвыборная компания в Америке, я объезжал флоридские города и говорил избирателям: – Если хотите, чтобы в Америке президентом был гомосексуалист, а секретарём   Госдепартамента лесбиянка, если хотите, чтобы новое поколение лишили связи с Богом, если хотите стать рабами – голосуйте за Хилари Клинтон.  Но, видите,  настоящая рабочая и умная Америка проголосовала за Трампа.  Люди выбирают, а Бог избирает.  Поэтому, сегодня я могу говорить.Слава Богу!

Михаил  Моргулис, писатель, богослов

BridgeUSA@aol.com

 

Share

ПАМЯТИ ЕВГЕНИЯ ЕВТУШЕНКО

 ЖЕНЯ, НЕ УХОДИТЕ ДАЛЬШЕ…

                                                                                                                        Михаил Моргулис

     Чем дальше уходит от нас Евгений Евтушенко, тем он ближе для меня  становится. В 40-й  день его ухода, я хотел было написать, как ужасно плохо без него стало, но не сложилось.

       Откололся остров от материка жизни, и уплыл. Он – этот остров. А я на берегу материка остался. Вижу,   рядом великая скромница жена Маша, дети недалеко, друзей большущая группа, а почитателей не счесть. Ещё живых. Потом их единицы останутся, а после, говорить и писать о нём  будут  только специалисты по литературе прошлого.

        Вообще, советую  не перечитывать старые любимые книги и не смотреть старые любимые  фильмы. В большинстве случаев  разочаруетесь,  тоскливо станет, теперь это не коснётся прежних сладких ассоциаций, которые как мёд жизни когда-то  растекались по жилам души. Слушайте только  любимую  музыку, которая затаилась где-то на окраине вашего сердца, и не двигается, только слышится. Так что, если не хотите, чтобы загудела голова и душа охнула от разочарования, не возвращайтесь к той части прошлого. Вот я,  стал перечитывать «Фиеста» Эрнеста Хемингуэя, ранее мной обожаемого, как и  всем моим  поколением. И стал, вдруг, мучиться от переизбытка, переобилия  деталей, бессмысленных фраз, пустых выражений, которые когда-то казались выражениями с глубоким подтекстом. Или неосторожно схватил книгу другого известного американца   Бернарда  Маламуда «Самородок» (The Natural), о бейсбольном игроке, книгу, куда Маламуд сумел впихнуть все правила этой скучной игры. Ну как ему удалось, мудрому писателю, написать такую поверхностную и почти бездарную книгу. Даже  если усилить её примитивный  перевод на русский язык, она всё равно будет плохой. И хотя «Нью-Йорк таймс», и «Вашингтон пост»  захваливали её, но всё равно, плохая книга.  Может потому-что я не люблю бейсбол, и меня подташнивает, когда я случайно, краем глаза, вижу эту игру по телевизору. Да, бывают нелогичные вещи и в литературе. И посредственные писатели становятся  известными. Вот, как Серёжа Довлатов, которого Василий Аксёнов  точно называл в газете «Новое русское слово» «бытовым описателем». В жизни Довлатов  был  трусоватый, а в книгах вывел себя мачо. Сумел обмануть захлёбывающих дамочек. Нет, он писатель, хорошего среднего уровня, а вот попал  точно  в  цель –  и стал кумиром массового российского читателя.

            Евтушенко, это  совсем другой уровень, высоты его сразу и не увидишь, это вулкан огнедышащий, фантазёр, реалист, ребёнок, провидец, полупророк, полунаив, полумудрец, а иногда мудрец, голый король и  наряженный мальчик, а может быть, наряжённый король и голый мальчик. В общем,   остался я Робинзоном Крузо на материке кишащим  людьми, умными,  и глупейшими, хитрющими и дураками, с наростами грехов на всех частях тела, но правду сказать, встречаются другие, хоть и редко встречаются, с незагрязнёнными  сердцами.  Это люди, близкие к праведникам.

            А он, Женечка,  уплыл на отколовшемся острове. И стало у меня в жизни, как ночью случается, когда особенно страшно чувствуется одиночество.

О нём уже так много написали, и хорошего и плохого, хорошего гораздо больше, потому что он был хороший гораздо больше. И я сам писал, как и многие, что с ним закончилась эпоха.

            Ну, а что потерял лично  я, и где  случилось невосполнимое.  Оказывается, Евтушенко заполнял жизнь других людей своими поисками правды на земле,  пусть  часто  им придуманной нежизненной  правды, ненужной, но потом, именно благодаря этому, в мудрости сознательного возраста стал тайным богоискателем.  И в нём ушедшем  Евтушенко я потерял живущее в нём правдоискательство и богоискательство. А это было очень важным делом на земле. Помните его пророческие слова, «Поэт в России больше, чем поэт». Он, как и все мы, приближаясь к  рубежу жизни, там где придёт конец и начнётся новый отсчёт времени, начал  искать то, во что трудно поверить, т.е.  искать ЕГО. Но вот что абсолютно духовно  значимо – Евтушенко  не призывал Бога в страхе, а искал в спокойном  самосозерцании духа, чувствую Его небесное  дыхание.

             А кроме того, ему была дана великая  чеканка слов, из которых выковывались строки бесконечно нежной любви и громоподобной патетики. Это было как бы присутствие Зевса в поэзии, удары, раскаты, молнии с неба. Он водружал флаги-стихи  на могилах своих ушедших увлечений, на могилах прошедшей  любви к женщинам. Но в вершины новых  открытых  им гор,  втыкал  свои новые флаги символизирующие правду,  любовь,  Бога.

            Так что же я потерял?! Я потерял  в нём остаток прекрасных надежд, я потерял часть очень значимой жизни, которые жили в нём, остаток любви, который в нём никогда не исчезал, его вечный цветок. Я потерял в нём  духовно-психологический фильтр, который пропускал через себя людей, и я выявлял через его сердце-фильтр, насколько они чисты или грязны, или просто запачканы, как все мы, но  хоть не конца.

Он мне несколько раз звонил из больницы, перед операциями.  И я повторял, как заклинание, слова апостола Павла: «Нет ни одного праведного среди вас. Все согрешили, и лишены славы Божьей».

            Ах, Женя-Женя-Женечка! Бог подарил мне перед концом жизни вас, реку жизни, скалу среди мелких памятников, но утекла река, а вода – это жизнь, и осталась лишь скала, безмолвно говорящая  миру. Но я слушаю вас, слышу, не прощаюсь. Это вы не мне написали, но читаю, как для меня:

Со мною вот что происходит:
ко мне мой старый друг не ходит,
а ходят в мелкой суете
разнообразные не те.

О, сколько
нервных
и недужных,
ненужных связей,
дружб ненужных!
Куда от этого я денусь?!

Но остался для вас, Женя, и для меня, Он, Бог! В одной из книг, которые вы мне подарили есть ваша  надпись мне  «…С искренней радостью и общей верой в Бога, частью которого есть Совесть, и в  Совесть, которая есть часть Бога». Любящий вас, Женя Евтушенко.

Bridgeusa@aol.com

Share

КОНЕЦ НАШЕЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

1.Европейцы  евреи.

Перед католическим Рождеством в Нью-Йорке, в главном зале организации, объединяющей мир, под светом юпитеров, перед камерами основных телестанций, произошло глобальное для истории событие: представители всех европейских стран христианской цивилизации подписали официальное коммюнике о кончине своей цивилизации. Эти представители собрались специально, чтобы поддержать резолюцию мусульманского Египта, осуждающую Америку за признание ею Иерусалима столицей еврейского народа и его державы. Ни одна европейская христианская страна не проголосовала против резолюции. То есть, они все отреклись от истории своей бывшей религии, описанной в её Библии. В этой истории 3000 лет назад еврейский царь Давид, псалмы которого все христиане мира распевали по своим церквям, пока распевали, сделал Иерусалим столицей государства евреев и центром их религии.

Отказ европейцев от христианства произошёл не сейчас. Эли Визель писал: «Умный христианин понимает, что в Освенциме умер не еврейский народ – в нем умерло христианство». После войны западный мир озаботился, скрывая этот поворотный момент своей истории, созданием фальшивого мифа Холокоста.

В этом фальшивом мифе злодеи нацисты во главе с Гитлером, воюя против миролюбивых народов, выделили евреев как своих главных жертв. Действительная история иная. Она представлена, например, в книге Уильяма Перла «Заговор Холокоста», а короче суммирована в моём эссе «Евреи и мир – тогда и сейчас» (http://berkovich-zametki.com/ 2013/Zametki/Nomer1/BorGulko1. php).

   Холокост был подготовлен так: перед большой войной Гитлер решил изгнать из Германии евреев. Подобные изгнания происходили в европейских странах многократно. Они приносили много горя евреям и тяжёлые потери изгонявшим. В данном случае, например, изгнанные нацистами учёные-евреи изготовили атомную бомбу Америке, а не Германии.

Но мир решил использовать подвернувшийся шанс юдофобии Гитлера. В Эвиане, во Франции, с 5 по 16 июля 1938 года, представители цивилизованного мира на специально созванной международной конференции условились не впускать к себе беженцев-евреев, какая бы опасность тем не  угрожала. Нейтральная Швейцария предложила Германии пометить немецкие паспорта евреев буквой J (от немецкого Jude – еврей), чтобы нечаянно не впустить к себе еврея.

Особая задача выпала Англии. 20 июля 1939 года министр по делам колоний Малкольм Макдональд сообщил на дебатах в Палате общин, что защитой берегов Палестины от пытающихся спастись евреев будет заниматься эскадра эсминцев при поддержке еще пяти катеров. В первый день войны, 1 сентября 1939 года, британский корабль «Лорна» открыл огонь по утлому суденышку «Тайгер хилл» с 1417 беженцами на борту. Первыми убитыми британской армией во Второй мировой были не немцы, а еврейские беженцы: доктор Роберт Шнейдер из Чехословакии и подросток Цви Биндер из Польши. Министерство иностранных дел Великобритании разработало ряд дипломатических мер, препятствующих евреям бежать из их стран. Королю в принципе не положено вмешиваться в политику, но в данном случае, в феврале 1939 года, через три месяца после «Хрустальной ночи», личный секретарь короля Георга VI сообщил министру иностранных дел: «Король надеется, что еврейским беженцам не позволят покинуть страны происхождения».

«Хрустальная ночь» изменила намерения Гитлера. Он считал, что еврейский погром понудит христианские страны открыть свои границы для еврейских беженцев. Были выпущены из Дахау многие евреи. Способным эмигрировать правительство даже выдавало кое-какие деньги на дорогу. Но мир, в ответ на  «Хрустальную ночь», только плотнее затворил перед евреями свои двери. Наконец, на Ванзейской конференции 20 января 1942 года Германия пошла навстречу пожеланиям христианского мира и приняла программу «окончательного решения еврейского вопроса».  Во многих странах депортацию евреев в «лагеря уничтожения» местные власти совершали без специального приказа нацистов. Облавы в Париже, Амстердаме, других городах континента проводила местная полиция. Иногда немцы, оккупируя страну, прекращали избиение евреев местным населением. Например, это произошло в Литве. Германия поддерживала своё эксклюзивное право на насилие.

Главный христианин Европы – римский папа Пий XII, никаких заявлений относительно уничтожения евреев не сделал.

2.Евреи  греки.

Я не был бы евреем, если бы не написал, что виноваты в происходящем мы сами. Конечно, виноваты в таком страшном духовном провале Европы евреи.  И вина эта старая.

Получив Тору у горы Синай 33 века назад, мы должны были распространить среди народов единобожие, излечить народы от идолопоклонства, стать светочем человечества. Конечно, задача эта была сверхтрудная. Но один народ, с которым нам пришлось тесно общаться, был необыкновенно одарён, и как показала жизнь, готов к духовному росту. Это – античные греки. Не было в истории народа, близкого к грекам по гениальности и вкладу их в цивилизацию.

И с Торой греки познакомились не благодаря просветительской деятельности евреев, а из-за энергии и денег Птолемея Филадельфа, греческого правителя Египта. В первой половине 3 века до нашей эры Птолемей организовал перевод Торы 72 еврейскими мудрецами на греческий – Септуагинту. Он же, описывает Иосиф Флавий, снабдил иерусалимский Храм утварью для богослужения из чистого золота, отлитой по его эскизам.

Но иудаизм греки приняли не от главных направлений иудаизма, а от побочной мессианской секты – назаретян. Прямой переход в иудаизм пугал греков обрядом обрезания, грозившим, им казалось, импотенцией. Полный статус принадлежности к избранному народу грекам обещали назаретяне.  Для этого прозелитам было достаточно поверить в мессианство Иисуса и в его воскресение из мёртвых.   

Идея мессии, хотя и значится РАМБАМом среди 13 принципов веры – мучительная, принёсшая евреям много бед. Наши мудрецы запрещали вычислять время прихода Мессии, но сами же этим занимались – и рабби Акива, и РАМБАМ, и РАМБАН. Самый известный кандидат в Мессии после Иисуса – Шабтай Цви. Когда он в 1666 году перешёл в ислам, значительное количество его учеников последовало за ним. И сейчас в Турции и в Греции существует секта дёнме – потомков учеников Шабтая. В целом шабатианство осталось в истории евреев ужасным конфузом.

Не так просто с мессианством Иисуса. По евангелиям, он должен был вернуться вскоре после своего воскресения и установить «царство Божие на Земле». Прошли неделя, месяц. Он не объявлялся.

Тогда христиане создали теологию, основанную лишь на чуде воскресения Иисуса. «Иисус воскрес, поэтому наша вера истинна» – писали мне православные священники, с которыми я состоял в короткой переписке. Но мой вопрос: что же сталось с его воскресшим человеческим телом (душа, понятно, бессмертна), оборвал нашу переписку. Иисус в теле, чтобы объявиться вновь, должен обитать где-то на Земле. Но 2000 лет – чрезмерный срок для человеческого тела.

 Мистически настроенный Александр Блок переживал проблему этой догмы христианства. Взяв эпиграфом строки другого мистика, Владимира Соловьёва:  «И тяжкий сон житейского сознанья Ты отряхнешь, тоскуя и любя», он написал:
                                               
Предчувствую Тебя. Года проходят мимо —
Всё в облике одном предчувствую Тебя.

Весь горизонт в огне — и ясен нестерпимо,
И молча жду,— тоскуя и любя.

Весь горизонт в огне, и близко появленье,
Но страшно мне: изменишь облик Ты,

И дерзкое возбудишь подозренье,
Сменив в конце привычные черты…

Подозрение в связи с затянувшемся отсутствием Иисуса возникло в России не у одного Блока. Чуковский описал, как ко Льву Толстому приехал перед пасхой Шаляпин. Певец обнял великого писателя «и произнёс традиционную формулу: «Христос воскрес, Лев Николаевич!» Толстой дал Шаляпину поцеловать себя в щёку, а потом и говорит: «Христос не воскрес, Фёдор Иванович».

В начале ХХ века подавляющая часть населения России, отчаявшись дождаться Иисуса, отвергла христианство вместе с иудео-христианской этикой. Это привело страну в столетие беды. За десятилетия после Холокоста вера покинула и христиан остальной части Европы. Сейчас там посещают церкви 5-10% населения. Рухнул в Европе институт семьи, катастрофично упала рождаемость. У европейцев исчезло желание продолжаться, и они пригласили в свои страны многие миллионы представителей враждебных цивилизаций, которым предстоит заменить коренных обитателей.

Сейчас евреи предпринимают попытку спасти остатки цивилизованного мира. В конце ХХ века появилось и расширяется движение Бней Ноах – неевреев, принимающих на себя 7 заповедей сыновей Ноаха и основные части иудаизма, не обращённые эксклюзивно к евреям. Иудаизм предполагает дифференциацию людей – отдельные законы для мужчин и для женщин, для когенов и для прочих потомков Израиля. Под руководством рава Ури Шерки в Израиле создан Брит Олам – Всемирный Ноахидский центр, подготовивший молитвенник для ноахидов; создан замечательный сайт с курсами лекций, интересных и для ноахидов, и для евреев.

Это движение уже имеет по миру десятки тысяч последователей. Но успеет ли оно спасти европейскую цивилизацию, жизни которой осталось, боюсь, от силы поколения два?

3.Американцы   иудеи.

Иная картина с Америкой, противостоящей сейчас, относительно Иерусалима, всем европейским странам. Разделение это имеет долгую историю. Ещё первые европейские переселенцы, в XVII веке пересекшие Атлантику с целью создать в Новом Свете общество на основе учения ТАНАХа, называли своё движение Американским сионизмом. Отцы-основатели США создавали идеологию нового общества по урокам древней Иудеи, изложенным в еврейской Библии. Эту идеологию со времён Томаса Джефферсона принято называть американизмом. Гарвардский профессор Самуэль Хантингтон определил американскую идею так: «Два слова… не появляются в общественных документах и на церемониях. Это слова «Иисус Христос»… Американская общественная религия – это христианство без Христа». А выдающийся американский поэт Роберт Фрост описал самовосприятие  адепта  американизма, назвав себя: «христианин Ветхого Завета».

Авраам Линкольн называл американцев «почти избранный народ», оставляя место «избранного» его библейскому обладателю. Он собирался, окончив Гражданскую войну, подготовить кампанию по возвращению евреев на их историческую родину.

С темой американизма можно познакомиться по моему эссе 2006 года «Демократия и религия» http://www.machanaim.org/history/gulko/demokratija.htm, написанному на основе публикаций йельского профессора Давида Гелентера.

Опыт развития демократии в США пригодился воссозданному 70 лет назад Израилю. Европейцы подчеркнули своё духовное отличие от этих двух государств – ни одна из их стран не поддержала право Америки признать столицей Израиля священный Иерусалим. Иудео-христианская цивилизация оставляет Старый Свет.

 Борис Гулько

Share

ЧЁРНЫЙ ДЖЕЙМС БОНС – ОБАМА

Десятилетия назад Америка была возбуждена романом Ричарда Кондона «Маньчжурский кандидат», опубликованным в 1959 году и двумя его экранизациями: 1962 и 2004 годов. В центре интриги книги и фильмов: американец, индоктринированный во вражеской стране и ставший тайным врагом своей, стремится возглавить США. Возможно ли такое в жизни? Последние 10 лет американской политики показали: возможно.

На протяжении восьми лет высший пост в США занимал сторонник исламистов

Где родился Барак Хуссейн Обама – точно не известно. Во всяком случае – не на Гавайях, как записано в его метрике. Две независимые группы экспертов, нанятые шерифом из Аризоны Джо Арпайо – американская и итальянская, установили, что метрика Обамы поддельна. В детстве Обама воспитывался как мусульманин в Индонезии. Многое туманно и в последующей биографии 44-го президента США. Так, он заявил себя христианином, но в церковь не ходит. Поддержал строительство мечети подле уничтоженных терактом 9/11 нью-йоркских башен-близнецов – это обыденная практика мусульман прославлять возведением мечетей их выдающиеся победы.

В американской политике Обама отменил понятие «исламский терроризм». Взамен американского дезертира отпустил на волю пятерых ключевых руководителей Талибана, с которым Америка воюет. Внешняя политика Обамы была про-исламистской. Он привёл к власти в Египте Мусульманское Братство (МБ) и поддержал тех полутора миллиардами американских денег. Египтяне, правда, свергли МБ. Выведя войска из Ирака, Обама оставил эту страну исламистам. Он разбомбил силы светского диктатора Ливии Каддафи и оставил Ливию бандам исламистов. Оружие ливийской армии вскоре оказалось у исламистов Сирии. Обама открыл Ирану дорогу к атомному оружию и разморозил ему 150 миллиардов долларов на создания по миру шиитской империи. Единственным враждебным себе государством на Ближнем Востоке Обама видел Израиль.

Обама создал преданную команду, помогавшую ему развернуть Америку в войне цивилизаций. Альтер эго президента и его ближайшей советницей стала рождённая в Иране шиитка Валери Джарретт.  Госсекретарями были коррумпированная Хиллари Клинтон, после неё Джон Керри, занимающий во всех конфликтах, начиная с Вьетнамской войны, в которой участвовал, антиамериканские позиции. Начальником ЦРУ Обама поставил Джона Бреннана, который, подозревают, в годы работы послом в Саудовской Аравии принял ислам. Бреннан на слушаньях в конгрессе назвал Иерусалим не арабский манер Аль Кудс, а террористическую организацию Хезболла поделил для законодателей на две – хорошую и плохую. Начальником разведки США Обама назначил Джеймса Клаппера, определившего загадочным образом, выступая в Конгрессе, исламистское МБ «в основном секулярной организацией». На 6 важных постов в Госдепартаменте Обама провёл мусульман. Обама оказался чрезвычайно успешным, поставив на ключевые службы в «глубокое государство», как сейчас стало принято называть спецслужбы, своих людей. А от расследований незаконных операций Обаму защищали министры юстиции Эрик Холдер, и после него Лоретта Линч, для которых верность президенту и расовая солидарность с ним были важнее профессиональных обязанностей.

В 2016 году Обамой было подготовлено всё, чтобы, когда он покинет Белый Дом, Америка продолжала двигаться про-исламистским курсом. Хиллари публично обещала это. Она объявила о намечаемом ей десятикратном увеличении эмигрантской квоты для мусульман, что сделало бы их важнейшим блоком при голосовании в стране. Трамп не казался опасным соперником. Послушная Обаме и Клинтонам пресса вела тотальную пропаганду против него. Секретные службы подслушивали офисы команды Трампа. Опросы общественного мнения обещали Хиллари верную победу.

Но 8 ноября 2016 года в дело вмешались Высшие Силы. Страстный призыв столетней давности еврея – эмигранта из России Ирвинга Берлина, написавшего «God bless America», ставшую национальной песней американцев, был услышан, и наперекор всем резонам президентом США стал Дональд Трамп. Верные демократам «глубокое государство», юридические службы и пресса перекинулись на «страховочную программу», как называл её в своих е-мэйлах к любовнице-сотруднице один из руководителей ФБР Петер Стрзок. Этот работник «глубокого государства» возглавлял в последние годы несколько важных политических расследований и спас в одном из них от судебного преследования Хиллари Клинтон.

«Страховочная программа», можно видеть, заключалась в подготовке государственного переворота в форме импичмента президента. Импичмент обычно возможен, когда президент совершает правонарушение. В данном случае планировалось организовать импичмент на основе подлогов, используя верные демократам кадры «глубокого государства» и распространяющую фальшивые новости прессу.

Заговор этот забуксовал. Политики-демократы и либеральная пресса оказались перед лицом тяжелейшего морального и политического кризиса. Демократы уже сбросили с «корабля современности» коррумпированную парочку Клинтонов, одно имя которых вызывает у нормальных американцев чувство стыда за свою страну. 18 декабря случилась публикация, в корне меняющая нарратив американской политики последнего десятилетия.

Левый сайт Politico обнародовал подробное – в полторы тысячи слов – сенсационное исследование Джоша Майера: «Как Обама секретно дал Хезболле сорваться с крючка», в тот же день пересказанное Эли Лейком в статье «Альтернативные факты» Обамы в договоре с Ираном» на левом, но респектабельном сайте Блумберг. «Альтернативными фактами» в Америке вежливо называют ложь.

Статьи рассказывают, как Обама в последние годы на посту президента США «крышевал», используя современный российский сленг, действия международной террористической сети Хезболлы, включая её торговлю по миру героином и оружием. Эти разоблачения переводят Обаму из разряда симпатизирующего исламистам в разряд их прямого агента, исламистского лазутчика, проникшего на позицию президента США. Ведь преступные действия террористов – ввоз тонн наркотиков, их продажа и отмывание денег, происходили непосредственно в США. Только за прошлый год от ввезённого в страну героина умерли 60 000 американцев. Во внешних делах президент может делать что хочет, но его действия внутри страны подсудны. 

Майер сообщает, что, заключив договор с Ираном, легализующим ядерную программу того, Обама немедленно разрушил «Проект Кассандра» Американского Агентства по Борьбе с Наркотиками, много лет нацеленный на расследование деятельности Хезболлы по торговле по миру наркотиками и оружием, и отмыванию денег. В этот проект были вовлечены около 30 американских и европейских ведомств по борьбе с наркоторговлей.

 Израильская исследовательница деятельности Хезбуллы, автор книги «Гарпун» об израильской борьбе против этой террористической организации Даршан-Лёйтнер рассказала: «Только после того, как Целевая группа израильской разведки «Гарпун» много лет расследовала международную активность наркобизнеса Хезболлы», после сложной войны 2006 года в Ливане, Израиль, наконец, убедил американских правоохранителей заняться незаконной деятельностью и отмыванием денег Хезболлой… В конце концов США принял весьма активное участие в этой борьбе, до тех пор, пока администрация Обамы не решила подписать контракт с Ираном… В этой точке разведывательные операции против оборота наркотиков Хезболлой были позорно «брошены под автобус», чтобы защитить сделку».

Нарко-террористическая империя Хезболлы совершала доставку тонн наркотиков из Венесуэлы в США, а также, через африканскую страну Бенин в Европу, использовала вырученные в Америке деньги для покупки в американских дилершипах подержанных автомобилей, транспортировала и продавала их в Африке. Годовая выручка Хезбуллы равнялась примерно миллиарду долларов.

Уже после публикации  Politico выяснилась пикантная подробность: разоблачённая семейка пакистанских шпионов во главе с Имраном Аваном, занимавшаяся как специалисты ИТ компьютерами десятков конгрессменов-демократов и потому имевшая доступ ко всем секретным материалам Конгресса США, оказывается, заодно заправляла дилершипом подержанных машин для нужд отмывания денег Хезболлой.

Мейер сообщает, что Хезболла использовала прибыли от торговли наркотиками для снабжения президента Сирии Башара Асада химическим и обычным вооружением, для доставки контролируемым Ираном иракским ополченцам-шиитам противотанковых мин и разрушительных придорожных бомб,  от которых погибли сотни американских солдат. На деньги от торговли наркотиками строились также жилые дома в Южном Ливане, которые, как документировала израильская армия, служат и как ракетные пусковые установки, и как склады ракет в рамках подготовки Хезболлы к следующей войне против Израиля. Деньги использовались также, чтобы превратить многие страны Латинской Америки во врагов Америки и союзников Ирана в готовящейся войне на уничтожение Америки. 

Представитель казначейства США Кэтрин Бауэр утверждала в письменных показаниях для Комитета по иностранным делам Конгресса в феврале прошлого года, что «администрацией Обамы расследования, связанные с Хезболлой, были прекращены из-за боязни «качания лодки» в переговорах  с Ираном, могущего поставить под угрозу ядерную сделку». Из этого заявления можно представить, что договор с Ираном является смягчающим обстоятельством изменения отношения Обамы к Хезболле. Но скорее наоборот – сделав Иран важным игроком в международной политике, Обама обеспечил того ударным отрядом террористов. То есть одно чёрное дело дополнил другим.

Из показаний Кэтрин Бауэр видно, что предательская по отношению к национальным интересам США политика Обамы была известна Конгрессу США. Так почему эти разоблачения исламиста в кресле президента США, покрывавшего террористов и наркоторговцев, появились только сейчас? Похоже, что левый лагерь в Америке начал осознавать кризис, в который его завела предательская политика Обамы. Это, конечно, связано и с крахом заговора с целью сместить с поста нынешнего президента США. Похоже, некоторые демократические силы готовят новый разворот  своей политики.

Увидим ли мы суд над прошлым обитателем Белого Дома, крышевавшим нарко-террористическую организацию, завозившую в США тонны наркотиков и отмывавшую здесь деньги? На это, я думаю, шансов немного. Обама принадлежит к охраняемому меньшинству. Кроме того, такой процесс покрыл бы страну позором. Скорее, этот скандал пресса и правящий класс США постараются поскорее забыть.

Борис Гулько

Share