Памяти Александра Меня

Доктор богословия, пастор A.M. Бычков

AMenПамяти Александра Меня

Оп.: Приходские вести [Космодемьянского храма]. – №3. – Август 1997 г.

Положение церквей в шестидесятые годы было трудным. КПСС, требуя полного искоренения “религиозных предрассудков”, поставила своей целью покончить с организованной религиозной жизнью к 1980 году. Начиная с 1960 года были закрыты тысячи церквей всех деноминаций, распущен Союз адвентистов седьмого дня, та же участь ожидала и Союз Евангельских христиан баптистов.

Прекратилась регистрация церквей, были запрещены любые формы евангелизации, духовное воспитание детей. Новые статьи УК определяли суровое наказание за “антизаконные деяния”. Снова тюрьмы и лагеря стали заполняться  верующими христианами. Родителей, исповедующих Иисуса Христа, стали лишать родительских прав. В лучшем случае верующих  подвергали денежным штрафам, а фактически их поставили на положение граждан второго сорта, недостойных войти в светлое будущее. Одна наша поэтесса писала в те годы: “Молиться можешь ты свободно,/ но так, чтоб слышал один Бог”.

Но “Иисус Христос вчера и сегодня и во-веки Тот же” (Евр.13.8). Он побудил многих из народа Божия открыто выступить против насилия, за восстановление конституционных норм и прав человека. Реакция руководителей церквей выразилась двояко: одни “сжимались”, внешне повинуясь властям, оправдываясь словами ап. Павла о повиновении, “ибо всякая власть от Бога”; другие поддержали защиту веры и прав верующих. Появился в церквах и дух взаимной неприязни и даже вражды.

В эти тревожные годы, а именно в 1968 году, я и познакомился со священником Александром Менем в Московской Церкви ЕХБ, членом которой я был с 1953 года. На одном из богослужений, во вторник, я увидел на балконе очень заметного, благообразного молодого человека. Он внимательно наблюдал за ходом богослужения. “Наверное, студент Московской Духовной семинарии, — подумал я. — Надо познакомиться”. После собрания я подошел к нему и представился.

“Да, я иногда посещаю вашу Церковь, — сказал А. Мень. — Мне нравится христоцентричность проповедей, молитвы верующих. Жаль, что Церковь не наполнена слушателями по вторникам… Сам я священник РПЦ в небольшом подмосковном приходе; бываю у прихожан в Москве в их семьях, пишу на богословские темы, свидетельствую о Христе, — и с юмором добавил: Учитывая нынешнюю ситуацию, имею неприятности от мирских властей, да и церковных”.

О,   как  я  благодарен   Господу  за  эту  встречу!

Мы сразу же почувствовали, что между нами — Бог. Я рассказал ему о себе, о предполагаемом моем переходе на духовное служение.В середине 1969 года я был приглашен на духовную работу во ВСЕХБ (Всесоюзный Совет Евангельских  христиан баптистов). В 1970 году был избран настоятелем Церкви.

С каждой встречей с братом Менем мне все больше и больше раскрывалась душа этого великого пророка Божия. Энциклопедические познания во всех сферах человеческого бытия, истории церкви, богословии, в мире искусства, мировой истории, мировой истории он соединил с великой любовью ко Христу как единственной надежде всего мира, всех народов — это меня поразило и весьма обрадовало. Пусть гонения на верующих шли по всему миру. А. Мень это прекрасно передавал… побудил его какую-либо конфликтах, а трудиться для всех, создавая книги, так нужные теперь россиянам после многолетнего “вавилонского  пленения”.

А. Мень открыл России дивный образ Иисуса Христа, этапы религиозного развития человечества, имена и труды религиозных философов, российской эмиграции и многое другое. Он горел любовью к Богу и людям, как свеча.

Посетив впервые мой дом, он сразу же обратился к книжным полкам. “Извините, но по отношению к книгам я — “истинный книжник”, но не фарисей”. Помню, его заинтересовала книга, которая была тогда лишь на английском языке, — “Просто христианство” К. Льюиса: “Много слышал о нем, — сказал А. Мень, — но не читал”. Я с радостью передал ему эту книгу. Позднее он свидетельствовал о большом уважении к этому богослову и много сделал для перевода на русский книг К. Льюиса.

Его работоспособность поражала. Он поистине носил “многоцветную одежду даров Божьих”. Поэтому так дорог он и протестантским церквам, и церкви евангелических христиан баптистов.

Материалы для финального своего труда — “Словаря по библиологии” — он собирал повсюду. Посещал и наш Центр с этой целью. Вынашивал идею создания музея русских богословов и религиозных философов XX века, музея-квартиры Н.А. Бердяева. Когда он появлялся в нашем Центре, я с радостью приглашал его на нашу общую трапезу. Просил его поделиться Словом Божиим. Это были светлые минуты для всех наших сотрудников.

Во всем его служении чувствовалось, что для него жизнь — Христос!

Он был истинным пастырем, наблюдая за ним во время беседы с прихожанами, чувствовал полную

15

сосредоточенность на личности. В данный момент собеседник привлекал все его внимание. Глаза его не скользили по лицам других. И я учился у него этой необходимой для каждого служителя сосредоточенности и внимательности к собеседнику.

70-е и 80-е годы. В обществе провозглашается: Церковь и народ едины. Борьба за мир, всесоюзные и международные миротворческие и религиозные конференции, представительные церковные делегации. А где же А. Мень? Он сеет разумное, доброе, вечное! Он издает прекрасную книгу “Сын Человеческий”, посвящает ее “всем ищущим истину и верящим в возможность ее обретения”, а потом могучие труды “Истоки религии”, “Магизм и единобожие”, “У врат молчания”, “На пороге Нового Завета”  и многое другое.

Господи, как Ты обогатил Русь трудами раба 16

Твоего Александра! Средь “шумного бала” мирской суеты Ты, Боже,  вывел Александра Меня на вдохновенное единение “Я-Ты”. По этому пути пошли тысячи христиан России. Знать Христа и жить для Христа — главный смысл бытия человека.

Мы, евангельские христиане-баптисты, в эти годы получили, наконец, разрешение на создание Заочных библейских курсов. С чего начать? И здесь нам оказал содействие Александр Мень своими добрыми советами.

Посетив однажды Церковь в Новой Деревне, я был свидетелем его духовного обаяния и любви к людям. Беседуя с ним на прогулке после богослужения, я услышал слова: “Люблю молиться на природе. Какая красота, какая близость Бога! Живая веточка березы   несет свидетельство о Боге!”

Несмотря на все трудности, Церковь в России продолжала возвещать Благую весть. Многие люди обращались к Богу. Дух Святой воздействовал и на власти. Конец 80-х годов, период “перестройки и гласности”,   внес

значительные изменения и улучшение в отношениях Церкви и государства. И в это время  раскрылась великая  полнота

служения  Александра Меня.  Его стали печатать,  его проповеди звучали  по всей  стране.

К сожалению, память не сохранила все детали общения, но последнее наше деяние особенно запомнилось. Это восстановление Российского Библейского общества. На нашем межденоминационном собрании учредителей все участники предложили на пост президента библейского общества Александра Меня. Но он убедительно отвел это предложение. Иоанн-апостол пишет: “И услышал я голос с неба, говорящий мне: напиши: отныне блаженны мертвые, умирающие в Господе; ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними” (Откр.14.13). Господи, благодарим Тебя за благословенного служителя Божия, содействующего и но смерти созиданию Царства Божия.

10.08.1997

Share

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Я не робот.