Это опция возвращает прежний вид Главной страницы Morgulis Mikhail , разворачивая свернутые и закрытые рубрики и блоки.

Восстановить Morgulis Mikhail Главную.

Почему не социализм

Мирон Я. Амусья,

профессор физики

Почему не социализм

(Комментарий к статье Альберта Эйнштейна «Почему социализм?»)

Если хотите чего-то добиться в жизни, нужно бульдожьей хваткой вцепиться в ляжку!

Чл.-корр. Е. Ф. Гросс, открыватель экситона. Цитирую по книге: Б. П. Захарченя, «Радость творчества», Санкт-Петербург: Коло, 2008

Та страна, что могла быть раем,

Стала логовищем огня,

Мы четвёртый день наступаем,

Мы не ели четыре дня.

Н. Гумилёв

 

Так получилось, волею случая, что эта заметка появляется по времени вблизи столетия тех потрясших мир событий, которые в течение множества лет сотни миллионов людей именовали Великой Октябрьской социалистической революцией. Некоторые сейчас торопливо переименовали её в мятеж. Но, как известно, «мятеж не может кончиться удачей. В противном случае его зовут иначе». А события 7-8 ноября 1917 кончились для их организаторов удачей. Им задуманное удалось. Они почти до основания разрушили то, что было, правда, вовсе не построив обещанный социалистический рай. Вообще, дело, начатое почти святыми, завершилось почти бандитами, как и предсказывали наиболее прозорливые современники.

Печальный опыт воплощения идей социализма в реальность, в первую очередь, опыт советский, не покончил, однако, с привлекательностью идеи. Об этом говорит результат недавнего опроса, проведенного в США, который показал (если опросу верить), что среди молодёжи возраста 15-30 лет 44% хотели бы жить при социализме, и лишь 42% – при капитализме. Да и среди людей более старшего возраста социализм отнюдь не отвергли 34%, а капитализм выбрали всего 59%.

Явно живой ещё призрак социализма (а может, в придачу и с коммунизмом, кто знает?!) бродит по всему миру, как это ни странно, исходя из опыта, полученного в ходе уже столетних попыток практического построения социализма. Всё это делает обсуждение статьи А. Эйнштейна 1949 г. вполне уместным.

Недавно я узнал, что лауреат Нобелевской премии академик Ж. Алфёров опубликовал ещё в 26.05.2016 в газете «Советская Россия» статью «Альберт Эйнштейн, социализм и современный мир». Я не читаю этой газеты по ряду причин, но слышал о  выступлении Алфёрова на ту же тему перед студентами академического университета в Санкт-Петербурге. Примечательно, что совсем недавно, в мае 2017 Алфёров выступил с той же лекцией в Физико-Техническом институте при Крымском Федеральном университете.

Отмечу, что сочетание «Альберт Эйнштейн» и «социализм», с учётом политических взглядов великого учёного, не показалось мне удивительным, но, как вскоре выяснил, речь шла о вполне конкретной статье Эйнштейна «Почему социализм?», написанной в 1949 по приглашению марксиста П. Суизи для первого выпуска лево-социалистического журнала «Ежемесячное обозрение», существующего по сей день. Список его авторов включает таких известнейших деятелей левого фланга, как Н. Хомский и Э. Че Гевара, что говорит само за себя.

Когда-то давно я читал эту статью, не скрою – поверхностно, и думал, что она – то немногое в наследии Эйнштейна, что окажется предоставлено «грызущей критике мышей». Обращение к ней Алфёрова, общее большое число ссылок в интернете заставили перечитать работу и для себя вернуться к проблеме. Написанное Эйнштейном вызывает острейшее несогласие, чему и посвящена эта заметка.

Я в полной мере отдаю себе отчёт в том, что Эйнштейн не только гениальный физик, но и выдающийся мыслитель, крупный общественный деятель. Поэтому само по себе не удивительно, что его статьи, письма, высказывания широко цитируются и в наше время, многие десятилетия после того, как их автор ушёл из жизни. Когда читаешь Эйнштейна, поражаешься глубине мысли и необычности даже самых обыденных его заметок – поздравлений по поводу дней рождения и соболезнований по поводу смерти. Необыкновенно громкая слава и известность буквально понуждали его высказываться по самому широкому кругу вопросов политической жизни, истории, культуры. Да он явно и не противился этому понуждению.

Отлично сознававший, какое место он занимает в мировой науке, он понимал, что сделанные им открытия принадлежат не отдельной отрасли – физике, но всей совокупности мирового знания, мировой культуры. Открыв фундаментальные законы природы, он не мог не думать о том, есть ли кто-то, такую Природу и сами эти законы создавший. Отсюда нередкие высказывания и рассуждения Эйнштейна о Боге. Великий физик сказал как-то, что относится одинаково к дворнику и ректору университета. Обычно, это приводят как пример демократизма и скромности Эйнштейна. Думаю, эта интерпретация не верна: равенство между ректором и дворником просто следовало из их бесконечной удалённости от уровня того, что было открыто и понято им.

Крайне интересно его сравнение вершин искусства и науки. Эйнштейн подчёркивал, что теорию относительности открыли бы и без него, пусть и через много лет– просто под давлением всё возрастающего количества экспериментальных фактов, и вызванных ими размышлений людей, вовсе не столь гениальных, как он сам. Гении же музыки, Бах или Моцарт, по Эйнштейну, просто незаменимы – без них не было бы никогда созданных ими вершин.

Нетривиальные, глубокие, интересные высказывания Эйнштейна вне науки вполне могут быть объектом не только поклонения, но и обдуманной, аргументированной критики. Известно, что Эйнштейн чувствовал свою связь с еврейским народом, свою принадлежность ему. Забыть о своём еврействе ему не давали и антисемиты, даже его работы, и особенно их быстрое признание, связывавшие с «всемирным еврейским заговором». Вполне уместно считать борьбу с научными теориями Эйнштейна, не проверку их точности с целью установления области применимости, а отрицание их, проявлением антисемитизма.

Эйнштейна беспокоило будущее еврейского народа. Он совершил буквально кругосветное путешествие, собирая деньги, необходимые для создания Еврейского университета в Иерусалиме в 20х годах прошлого века. Можно смело сказать, что его вклад в создание этого учебного и научного центра в тогдашней Палестине попросту огромен. Венцом поддержки Еврейского университета стало важное и непростое  решение Эйнштейна – завещать ему все свои архивы, передать именно ему все права и доход от издания и переизданий этих документов, а также соответствующих торговых брендов. Хотя поддержка университета не дошла до того, чтобы Эйнштейну самому, лишившись работы в 1933 в Берлине, переехать в Иерусалим, на должность профессора, она была в общем постоянной.

Но вот в вопросе создания еврейского государства точка зрения Эйнштейна была не столь постоянна. В течение многих лет он был противником этой идеи, считая, что неизбежная при создании государства деятельность по его строительству отвлечёт народ от его обязанностей носителя и распространителя знаний. Кроме того, он был противником национальных государств, видя в них опасность столь твёрдо отрицаемого им национализма. Будущее Палестины виделось ему в контексте создания двунационального, еврейско-арабского, или арабо-еврейского государства, исходя из соотношения тогдашней численности общин – еврейской и арабской.

Ожесточённая борьба арабских лидеров против самой идеи создания еврейского государства в Палестине, и, особенно, военное нападение арабских стран на Израиль сразу после его провозглашения 14 мая 1948, сильно способствовали изменению точки зрения Эйнштейна. Он стал сторонником этой страны, поддерживал хорошие отношения с её руководителями, несказанно помогая новорождённому государству своим гигантским международным авторитетом.

Взгляды Эйнштейна в целом уместно относить к леволиберальным. Обычный довод леволиберальных сторонников социализма – социализм идеален в замысле, и этого идеала мы нигде не достигли. Считаю такой подход неверным. Социализм, или то, что себя социализмом называло, имел возможность развернуться в целом ряде стран – в Российской империи, Германии, Китае, Камбодже. И везде его наступление было омерзительно, сопровождалось потоками человеческой крови, нещадными страданиями людей, переживших этот ужасный строй.

Однако адепты социализма по-прежнему уверены – то, что современники видели, то, что миллионы людей именовали социализмом в СССР или национал-социализмом – в Германии Гитлера – было вовсе не социализмом, а чем-то другим, в ряде аспектов успешным, но в чём-то недоделанным. В своей статье Алфёров прямо говорит о том, что в науке и технологии СССР был вровень или даже впереди США. Настоящий социализм, по мнению Эйнштейна и вторящего ему Алфёрова, ещё ждёт своей очереди. Я уверен, что, что это неправда. Эра социализма, думаю, не наступит никогда.

Главное, чего не хватает в теоретических схемах социализма и коммунизма, так это человека с его свободной волей, инициативой, честолюбием и т.д., т.е. всего того, что в действительности определяет развитие человеческого общества. В капитализме, опирающемся на индивидуальную инициативу, заложена способность развиваться, совершенствоваться, приспосабливаться к интересам и нуждам людей. Он не ставит задачу построить нового человека – он создаёт завидно хорошую жизнь тому, который создан природой. А хорошая жизнь сама по себе человека улучшает, делает добрее и гуманнее.

Социализм, как в теории, так и на практике, способности развития лишён. Его морально-этическая цель – создание нового человека. Как оказалось, это довольно опасное существо, склонное к упорному догматизму, плохо восприимчивое к новым идеям. С точки зрения физика, экономика социализма есть теория многих тел, не имеющих внутренних степеней свободы. Пренебрежение внутренней структурой – психологией – человека, характерно и для основоположника современного социализма К. Маркса. Но человеческое общество гораздо сложнее равновесного больцмановского газа.

Мне было бы гораздо легче психологически, имей я хоть малейшие основания сомневаться в авторстве Эйнштейна в статье «Почему социализм?». Ведь написанное им всегда интересно, глубоко продумано и оттого убедительно. К сожалению, данная статья выпадает из общего правила. Она скорее вводит в заблуждение, чем проясняет и углубляет вопрос. Это, честно говоря, гениальный физик обязан был видеть ещё в 1949, когда перед глазами всего мира оказались жертвы советского социализма из СССР и национал-социализма в Германии. Думаю, Эйнштейн это прекрасно видел, но просто не придавал серьёзного значения, отмахнувшись от вызывающей отвращение картины буквально одной фразой.

Для него социализм – это плановая экономика, которую для полного счастья надо дополнить ликвидацией всесилья бюрократии. Он пишет: «Плановая экономика, которая регулирует производство в соответствии с потребностями общества, распределяла бы необходимый труд между всеми его членами способными трудиться и гарантировала бы право на жизнь каждому мужчине, женщине и ребёнку.

Помимо развития его природных способностей, образование человека ставило бы своей целью развитие в нём чувства ответственности за других людей, вместо существующего в нашем обществе прославления власти и успеха.

Необходимо помнить, однако, что плановая экономика это ещё не социализм. Сама по себе, она может сопровождаться полным закрепощением личности. Построение социализма требует решения исключительно сложных социально-политических проблем: учитывая высокую степень политической и экономической централизации, как сделать так, чтобы бюрократия не стала всемогущей? Как обеспечить защиту прав личности, а с ними и демократический противовес власти бюрократии

Ответ на вопрос был ясен и в 1949 – никак не обеспечить социализму защиту прав личности. Кроме того, дело не в бюрократии как таковой, а в присущей социализму тяге к массовым убийствам, осуществляемым то отрядами ЧК-ГПУ-НКВД, то какими-нибудь «красными кхмерами». Хотя в 1949, ввиду полного раскрытия злодеяний Гитлера и его режима, и плохой осведомлённости (при нежелании осведомляться!) о происходящем в СССР, восхваления социализма ещё как то можно понять, сегодняшних его адептов, особенно представителей точных наук, на примере академика Алфёрова, понять просто невозможно. Ведь люди после 1949 ещё долго продолжали опыт, который окончился полной неудачей. Социализм имел время, даже помогающий моральный толчок после ВМВ2, и, тем не менее, провалился везде – в СССР, Китае, Камбодже, а главное – в стиле ежедневной жизни сотен миллионов людей – их одежде, манерах, целях и т.п..

Что касается осуждаемой тяги к успеху, то не она ли двигала ещё безвестным Эйнштейном, когда он отдавал свои работы в журнал, принимал избрание в академии и прочие почести, а не завершал труд просто выяснением истины для самого себя?

Поразительно, что из определения Эйнштейна «социализм есть плановая экономика минус всевластье бюрократии» исчезло даже упоминание свободы, внутренней важнейшей потребности человека.

Нелады со свободой – давнишняя особенность социализма. Ещё Т. Мор в своей «Утопии» предусмотрел, что стены его города-мечты должны не только мешать врагам в него войти, но и гражданам, при их личном желании – выйти из него. Мор допускал, что не все жители его совершенного города оценят в должной мере счастье, выпавшее на их голову. Для тех, кто не оценит, он предусмотрел места обязательного поселения – концлагеря- с невозможностью их покинуть раньше, чем счастье проживания в «Утопии» будет осознано этими «недоумками». Идея концлагерей не прошла незамеченной, и нашла своё воплощение, как альтернатива упразднённой свободы, во всех практических воплощениях абстрактных идей социализма.

Сомнения в способности централизованного и планового управления экономикой ввиду сложности системы существовали уже в 1949, но, вероятно, не были известны Эйнштейну. Хотя обязаны были им, как гениальным теоретиком, воображены. Сегодня же это общеизвестно – централизованное, плановое управление экономикой просто невозможно из-за огромного числа характеристик и параметров задачи, решение которой не под силу не только сегодняшним, но и новым, которые появятся в предвидимом будущем, вычислительным машинам.

Эйнштейн пишет: «Бесчисленные голоса уже давно утверждают, что человеческое общество переживает кризис, что его стабильность серьезно подорвана». Едва ли справедливое в 1949, это утверждение явно неправильно сейчас, поскольку исходит из представления о вредности нестабильности. Но всё яснее становится тот факт, что развитие сложных систем протекает не в ходе стационарных, причинно-упорядоченных процессов, а через турбулентность и кажущийся хаос. Следует ясно понимать, что очень часто именуемое кризисом есть проявление подготовки саморегулирующейся системы, в том числе и человеческого сообщества, к скачку в развитии.

«Неосознанные узники своего эгоизма, они испытывают чувство опасности, ощущают себя одинокими, лишёнными наивных, простых радостей жизни» – вот как описывает Эйнштейн в 1949, и согласные с ним сегодня, жизнь «рабов капитализма» – граждан стран Запада.

Ответ Эйнштейну даёт мнение самих граждан, их самое убедительное голосование – ногами. Следует сопоставить поток в капиталистические страны за время после ВМВ2 и по сегодняшний день, с потоком в обратном направлении, чтобы понять, насколько оценка Эйнштейна далека от истины.

Конечно, можно возразить, что, кроме еврейского, потока из СССР до начала девяностых почти не было. Но это – «достижение» пограничной охраны, т.е. власти, а не свидетельство достоинств системы. А с начала девяностых, как писал бард (цитирую по памяти)

 

Из Союза, из горла выскочила пробка.

Повалил сюда народ, как на карнавал.

И нашествие дошло до самого Нью-Йорка,

Будто грозный Чингисхан сам на нас напал.

 

Подробно отмечает Эйнштейн дефекты капитализма: «Члены законодательных органов отбираются политическими партиями, а на них так или иначе влияют и в основном финансируют частные капиталисты, которые тем самым на практике встают между электоратом и законодательной сферой. … То, что рабочий получает, определяется не действительной стоимостью произведённой им продукции, а его минимальными нуждами. … Капиталисты неизбежно контролируют, прямо или косвенно, основные источники информации (прессу, радио, образование). Таким образом, для отдельного гражданина чрезвычайно трудно… прийти к объективным выводам и разумно использовать свои политические права … Производство осуществляется в целях прибыли, а не потребления. … Рабочий живёт в постоянном страхе потерять работу. …производство потребительских товаров ограничено, что приводит к тяжёлым лишениям. …Технический прогресс часто влечёт за собой рост безработицы, вместо того, чтобы облегчать бремя труда для всех. Стремление к прибыли, … порождает нестабильность в накоплении и использовании капитала, что приводит к тяжёлым депрессиям. …Неограниченная конкуренция ведёт к чудовищным растратам труда и к тому изувеченью социального сознания отдельной личности, о котором я уже говорил. Это изувеченье личности я считаю самым большим злом капитализма».

По существу, не было нужды в прошлом, нет нужно и сейчас, опровергать одно за другим все эти утверждения. Самое же неуместное из них – это обвинение в изувеченье личности капитализмом, которого нет и в помине. Эйнштейну могли бы многое рассказать, к примеру, С. Вавилов и М. Бронштейн, испытавшие на себе действия «неизувеченных» личностей социализма, во главе с выродком всех времён и народов. Они, правда, не дожили до 1949. Стоит сказать и о конкуренции, которая обеспечивает в основном весь научно-технический, да и медицинский прогресс, включая увеличение продолжительности жизни людей. А что касается информации, то вся советская интеллигенция ловила, преодолевая стену утопии Мора и воспринимая как истину, «правдивую информацию свободного радио», шедшую из капиталистических стран.

Академик Алфёров приводит, отмечая «большой интерес и сочувствие» великого физика к «грандиозному социальному эксперименту в СССР», цитату из заметки Эйнштейна 1929 г, посвящённую памяти основоположника советского социализма: «Я чту в Ленине человека, который с полным самопожертвованием отдал все свои силы делу осуществления социальной справедливости. Я не считаю его метод целесообразным. Но одно бесспорно: подобные ему люди являются хранителями и обновителями совести человечества». Хорош, однако, социализм, если его основоположник, «хранитель и обновитель совести человечества», отдавал чудовищные приказы о массовых казнях, бессудной высылке людей из РСФСР!

Отвлекаясь в сторону от темы заметки, упомяну, что «грехопадение» Эйнштейна в 1929 не было случайным, но отражало общую его политическую точку зрения, приведшую к обсуждаемой статье 1949. В 1937, он писал своему другу, знаменитому физику М. Борну: «Множатся признаки того, что русские процессы представляют собой никакое не мошенничество; на самом деле речь идет о заговоре, в глазах которого Сталин — тупой реакционер, который предал идею революции».

Мне легко выразить разницу между капитализмом и социализмом в применении к себе в цифрах и фактах, просто сравнивая свой уровень жизни с тем, который достигли мои коллеги, люди моего уровня и научных результатов, в капиталистических, развитых странах. Разницу в размере квартиры, загородного дома, накопленного капитала, наконец. Она в разы в пользу моих западных коллег. Прибегая к цифрам, я опускаю такой важнейший фактор, как свобода. А она позволила моим коллегам всю их сознательную жизнь колесить по всему миру, работать в разных странах шесть – семь лет за жизнь, спокойно и открыто высказывать своё мнение по всем политическим и экономическим проблемам своей страны и мира, включая подчас совсем нелицеприятные характеристики власти. Ценно, что даже если они и/или выступали против власти, им не надо было опасаться никакой расправы – ни судебной, ни внесудебной, от бандитской организации типа НКВД до нанятой властью шпаны. Уходя в мир иной, капиталистический профессор оставлял своим наследникам приличное состояние, а социалистический – ровно ничего.

Ни Эйнштейн, ни Алфёров, целиком поддерживающий Эйнштейна почти 70 лет спустя, о свободе, как творческой, так и простой, очень важной и в повседневной жизни, не упоминают. А ведь без этой свободы успеха в науке, технике, искусстве не видать. Ситуация в науке количественно отражается числом полученных Нобелевских премий. Здесь соотношение даже больше, чем в уровне жизни, в пользу капитализма. И без учёта Свободы причину этой разницы не понять.

В своей статье в 2016 академик Алфёров рассматривает соревнование капитализма с «социализмом по эсэсэсэровски» вплоть до начала перестройки. Ему видятся две ноздря-в-ноздрю идущие системы. Путь к победе социализма, по его мнению, остановили в 90е годы реформы Гайдара-Чубайса. Я определённо не их адепт. Но хорошо помню галопирующее отставание в уровне жизни, прогрессирующую нехватку буквально всех товаров первой необходимости, растущие очереди за продуктами питания – все эти легко видимые и ежедневно ощущаемые черты социализма. Соревнование с капитализмом в области автомобилестроения, прокладки дорог, жилищного строительства, мирного авиастроения, бытовой техники и многого другого, но в первую очередь – в продолжительности жизни было проиграно ещё тогда, когда злополучные Гайдар с Чубайсом были просто никем.

Отставание в области вычислительной техники, даже в её военной части, было чудовищным. Паритет удавалось достигнуть лишь в областях, имеющих особо важное военное значение, притом главным образом за счёт огромной концентрации сил и средств в этих направлениях в ущерб всем другим. Бытовая компьютерная техника, да и значительная часть военной пришли от капитализма – покупкой и нелегальным заимствованием. Безумно трудно сделать атомную бомбу, даже имея полученные шпионами данные по её конструкции и производству. Однако, несомненно, что скопировать гораздо проще, чем впервые создать. А копирование с купленных легально образцов, как и «копирование» с помощью агентуры, нелегальная покупка отдельных специалистов, вроде Б. Понтекорво, Ф. Староса или И. Берга показали, что в нормальном соревновании социализму не победить.

Не могу пройти мимо оценки перехода к эпохе электроники, в котором социализм безнадёжно отстал, несмотря на отдельные личные выдающиеся достижения, в первую очередь, самого Алфёрова. Вот что, однако, он пишет на эту тему: «Сегодня можно с полным основанием сказать, что электронная техника служит весьма эффективному одурачиванию населения нашей планеты. Как один из создателей современной электроники я с ужасом и полным отвращением смотрю на то, как окружающие меня люди непрерывно играют на айфонах и айпедах, смотрят, как правило, жуткие фильмы, кроме единственного канала «Культура», смотреть наше телевидение нормальным людям нельзя. Примерно то же самое происходит и в западных странах. Дети перестают читать книги и, как правило, становятся неграмотными на родном языке. Отдельные хорошие школы, вроде нашего Лицея, не могут изменить ситуацию в целом. Оболванивание населения планеты идет успешно, и интернет служит ему весьма эффективно, одновременно, как всегда, дает возможность еще и зарабатывать на этом».

Этот пассаж далёк от реальности, точнее, ей просто противоречит. Являющаяся выдающимся достижением капиталистических стран, в первую очередь США и Японии, электроника полностью изменила всю деятельность научного работника, неузнаваемо и властно изменила жизнь богатого и бедного, малого и старого, здорового и больного. Она сделала для ликвидации неравенства больше, чем множество пенсионных реформ вместе взятых, позволив бедному путешествовать по всему миру, как богатому. Она сделала энциклопедичность знания буквально общей возможностью. Прав был поэт, написавший

«Он – не окно, я в окно и не плюну,-

Мне будто дверь в целый мир прорубили».

Страшно подумать, сколько непроизводительных и вовсе не интеллектуальных усилий пришлось бы совершать, лишись люди внезапно персонального компьютера, планшета, мобильного телефона с их интернетом, Скайпами, Гуглами, Википедиями, Яндексами и прочим. Как обеднело бы общение без Фейсбуков. Упомяну и электронный перевод, вкупе с синтезатором речи, уже сейчас придающих черты полиглота одноязычному человеку. Это ли не шаг по направлению к тому миру, где люди будут жить без ненужных барьеров, единым человечьим общежитием, сохраняя при этом, а не разрушая, свою этническую индивидуальность?

Замечу, что электроника несказанно увеличила число людей пишущих, способствуя их активности, сохранению истории и т.п. – всего не перечислишь. Даже книги приходят теперь из планшета или даже мобильника. Оказалось, что за возможность постоянно носить в кармане эдак три сотни интересных книг можно легко пожертвовать привычным шуршанием перелистываемых страниц и манящим запахом бумаги.

Грядущее электроники выходит за рамки самых смелых воображений. Свои впечатления о движении по этому пути я собрал в лекции с говорящим за себя названием «Можно ли предсказать будущее? Можно ли повлиять на него?», где даётся по сути положительный ответ на оба вопроса.

***

Критикуя останки социализма, справедливо вспомнить и о некоей его пользе. Зададимся вопросом – влияли ли идеи социализма на капитализм, модифицируя его, и заставляя вырабатывать «антисоциалистические» антитела? Безусловно, да. Капитализм, развивая инициативу работников всех уровней, науку и технологию начал, следуя лозунгам социализма, сокращать рабочий день, и обеспечил отличную социальную защиту граждан. Но капитализм, как система, полная внутреннего противоборства, конкуренции и кажущейся разрушительной критики, явно опередил социализм с его якобы плановым развитием, приведшим к постоянным нехваткам всего и вся.

Я выше уже писал о двух видах устойчивости сложных, самоорганизующихся систем. Система, стабильность которой основывается на хаотических воздействиях, явно победила. В ней не видно никаких признаков исчерпания ресурсов. Выглядящая на поверхностный взгляд нестабильной, она оказалась устойчивой. Подобное явление известно, кстати, и в физики, например при стабилизации пучков частиц, движущихся со скоростями, очень близкими к световым.

Не считаю для себя возможным вести спор на тему, посчастливилось ли нам быть свидетелями окончательного установления одной доминирующей политико-экономической  формации в мире, или нет. Возможно, появятся какие-то новые, яркие идеи. Но всегда следует к ним относиться с подозрением и скепсисом, ожидая подвоха при попытке навязать реальной жизни умозрительную схему.

Берусь утверждать, что, несмотря на возможные рецидивы, у социализма нет будущего. Соревнование, как мирное, так и военное, он проиграл. Но главное – он проиграл битву за науку, за человека, для которого свобода – не роскошь, а абсолютная необходимость. Напоминанием достижений социализма не обязательно должны служить раскопки концентрационных лагерей. Приведенной слева картинки-объявления достаточно, чтобы понять – нельзя допустить повторения этого.

Грязная, уродливая и злая ведьма превращается в прекрасную и добрую красавицу только в сказке. Но на то она и сказка.

Я благодарю Е. Берковича за полезные замечания, которые по возможности учёл, и за ссылки на его работы, которыми воспользовался.

Иерусалим

 

От редакции: 

Редакционная коллегия интернет рассылок “Сеть народной дипломатии”, курируемая общественной организацией

«Русскоязычный центр информации и культуры» в Израиле,

не несет ответственность за содержание информационных материалов, полученных из внешних источников.

Мнения, высказанные в рубрике передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции.

 Редакция интернет рассылок не отвечает за достоверность таких материалов, а выполняет исключительно роль носителя.

Редакция как правило, не вступает в переписку с авторами.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

 

Авторские материалы предлагаются читателю без изменений и добавлений.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора материала.

 

При информационной поддержке интернет рассылок “Сеть народной дипломатии”

Русскоязычного центра информации и культуры в Израиле

Share


Понравилась статья? Тогда подпишитесь на получение обновлений этого сайта
через RSS, или на Вашу электронную почту. Спасибо!

Читайте на этом сайте также...

↑ Grab this Headline Animator

Оставить комментарий или два

Я не робот.