ПЯТИДЕСЯТНИЦА ПО РИХАРДУ ВАГНЕРУ

Попробуйте спросить у знакомых вам ценителей и тонких знатоков классической музыки, есть ли у Рихарда Вагнера произведения на библейские сюжеты. Вероятнее всего, вы получите отрицательный ответ. На самом же деле одно такое сочинение у него всё-таки есть. Волею судеб оно оказалось почти полностью забыто, очутившись в тени колоссальных оперных полотен, принесших его автору мировую славу. Даже в некоторых монографиях о жизни и творчестве Вагнера оно ни разу не упоминается.

Бесспорно, христианская проблематика часто бывала в центре внимания этого выдающегося композитора и мыслителя, о чем свидетельствуют некоторые из его опер. Религиозные и философские взгляды Вагнера были непростыми, да к тому же время от времени менялись, но это отдельная тема, в которую мы сейчас не станем вдаваться. Однако при том, что его едва ли уместно было бы причислять к «практикующим» верующим, формально он всё-таки принадлежал к Лютеранской Церкви и никогда явственно не отрекался ни от нее, ни от христианской веры. Вместе с тем, Вагнер за всю жизнь не создал ни одного литургического песнопения, за исключением чисто учебной фуги (WWV 19A), написанной в юности и известной только узким специалистам (хоралы и молитвы в его операх, естественно, не в счет). Что касается библейской тематики, то она ограничивается у Вагнера всего одним произведением, которое называется Апостольская Трапеза любви [Das Liebesmahl der Apostel] (WWV 69). Это хоровая кантата, хотя в подзаголовке партитуры жанр обозначен как «библейская сцена».

Портрет Рихарда Вагнера. 1842 г.

Апостольская Трапеза любви была написана Рихардом Вагнером весной 1843 г. Незадолго до этого им были созданы две оперы, не только пользовавшиеся тогда колоссальным успехом у публики, но и обессмертившие имя их создателя: Риенци и Летучий голландец. Даже если бы он ничего другого не сочинил, ему уже было бы на века обеспечено место в пантеоне великих.

В феврале 1843 г. Вагнер был назначен руководителем саксонской придворной капеллы, а чуть позже приглашен также на должность дирижера «Дрезденского песенного стола» (так называлось общество мужских хоров Саксонии). Летом в Дрездене проводился фестиваль, в котором участвовали все мужские хоры Саксонского королевства. Венчать фестиваль должно было совместное выступление всех его участников. Именно с этой целью организаторы поручили Вагнеру написать кантату получасовой продолжительности, рассчитанную на очень большой хор или даже несколько больших хоров. Он успешно справился с таким заданием, и 6 июля кантата была исполнена. Ее название немного отличалось от того, которое впоследствии закрепилось в изданиях: на премьере она именовалась Апостольская Вечеря (Abendmahl der Apostel).

Местом первого исполнении стала знаменитая дрезденская церковь Богородицы (Frauenkirche) – барочное здание с высоким куполом, просторное и многоярусное. Три больших мужских хора представляли три группы учеников Христа (помимо 12 апостолов). Кроме того, один камерный хор из 12 басов представлял апостолов. Эти хоры занимали почти весь неф церкви. Но помимо них в кантате участвовал еще один хор из 16 теноров и 24 басов, который находился на галерее, расположенной под самым куполом. Всего в первом исполнении принимали участие по разным оценкам от 1000 до 1200 хористов. И это еще не всё… но об остальном – позже.

Церковь Богородицы в Дрездене. Фрагмент картины Бернардо Беллотто, ок. 1750 г.

Великий оперный композитор и драматург и здесь не отказал себе в насыщенной драматургии и театральности, надежно застраховав свое произведение от монотонности и сделав кантату подлинным действом. При написании опер Вагнер никогда не пользовался чужими либретто; текст для кантаты он тоже написал сам, используя верлибр и не прибегая ни к каким поэтическим изыскам.

По сути Апостольская Трапеза любви опирается только на новозаветный материал. Однако, основываясь на событиях первых пяти глав книги Деяний святых Апостолов, Вагнер в своей «библейской сцене» вносит небольшие изменения в их последовательность.

Кантата начинается с того, что ученики Христа собираются для совершения Евхаристии (ср. Деян. 2, 46). Без какого-либо инструментального сопровождения звучит общий хор учеников:

Приветствуем вас, братья, во имя Господа,
соединяющего нас в согласии здесь, на этой Трапезе,
чтобы мы ревностно вспоминали Его,
Который удалился от нас и по Которому стенают наши сердца.
Придите сюда, вы, алчущие и жаждущие!
Чтобы укрепить вас, Он предлагает Свои Тело и Кровь…

Но тотчас же среди учеников возникает смятение, и тогда мы слышим уже не один общий хор, а три попеременно вступающие хора a cappella. Часть учеников высказывает сомнения:

Мы удручены: нам угрожает ненависть сильных,
грозовые тучи нависли над нами.
Если сегодня мы собраны, то кто может знать,
где завтра мы будем томиться, разделенные и скорбные!
Другие призывают их не падать духом:
Разве множество верных
день ото дня не возрастает в силе и вере?

Но те возражают, что и враги их возрастают в той же мере:

Единство может укреплять нас,
оно же может и погубить нас.

Они готовы уже разойтись, но это вызывает у некоторых из учеников недоумение: как можно сейчас уйти без этого драгоценного утешения и после всех повседневных тягот и нужд не стать едиными сердцем и душою за Трапезой? (ср. Деян. 4, 32) В конце концов, те преодолевают сомнения, говоря:

Пусть каждый несет Искупителя в своем сердце,
чтобы, даже рассеявшись, мы могли оставаться едиными!

И вновь слышится призыв к единению на Трапезе Господней.

С каким мастерством Вагнер передает единение и разлад, а также две противоположные тенденции – к единству и к разобщению, едва ли можно описать словами. Лучше всё-таки послушать.

Апостольская Трапеза любви: начало (аудио)

Но вот вступает камерный хор из 12 басов:

Приветствуем вас, возлюбленные братья!..
Благословенны вы, собравшиеся здесь
во имя Иисуса Христа.

Это появились апостолы. Ученики говорят им о том, как они тревожились, что те долго не приходили. Апостолы же призывают учеников к единству, сообщая им о том, что на последователей Христа усиливаются гонения, которые, однако, подобает во имя Его претерпеть. Они рассказывают, что после того как они учили в Храме и совершали там чудеса, ненависть могущественных врагов возросла с небывалой прежде силой: допросив апостолов, те запретили им под угрозой смерти учить и говорить о имени Иисуса из Назарета (ср. Деян. 4, 21; 5, 40).

Церковь Богородицы в Дрездене накануне нового освящения в 2005 году

Апостолы и ученики вместе возносят Богу молитву:

Всемогущий Отче, сотворивший
небо и землю и всё, что в них!
Ты во обетование Твоей защиты
ниспослал нам возлюбленного Твоего Сына!
Воззри на угрозы сильных мира,
которыми они устрашают верных!
Чтобы мы радостно провещавали Твое Слово,
пошли нам, немощным, Твоего Святого Духа!

Апостольская Трапеза любви: продолжение (аудио)

Однако слушатели этой кантаты, которые знакомы с операми Вагнера, могут после первых ее 15 минут высказать справедливое недоумение: да, это бесспорно весьма талантливая полифоническая хоровая музыка, но она почти не отличается от других аналогичных сочинений немецких романтиков (к примеру, от написанных Мендельсоном почти тогда же псалмов Зачем мятутся народы? и Суди меня, Боже). Что в ней вагнеровского? Где свойственные одному ему особенности письма? Куда, в конце концов, подевалась вся вагнеровская мощь?

И вот тут-то Вагнер приготовил нам сюрприз. Сперва в ответ на молитву вступает хор, находящийся под куполом. Это глас с неба:

Утешьтесь! Я рядом с вами,
и Мой Дух с вами.
Восстаньте, радостно глагольте Слово,
которое вовек не прейдет.

А затем слышится гул литавры (помните? – При наступлении дня Пятидесятницы все они были единодушно вместе. И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились… Деян 2, 1-2). Следом за ним -тремоло скрипок и удивленные голоса учеников:

Что за шум наполняет воздух? Что за звуки?..

– и врывается звучание большого симфонического оркестра (с увеличенным составом духовых). И тут у нас уже не остается ни малейшего сомнения, что слушаем мы именно Вагнера.

Апостольская Трапеза любви: завершение (аудио)

(Заметим, что сюрпризом появление оркестра является не только для того, кто в наши дни впервые слушает запись кантаты: во время первого исполнения оркестр был спрятан за спинами солистов, и его вступление оказывалось полной неожиданностью).

Церковь Богородицы в Дрездене. Интерьер.

И вот ученики восклицают:

Приветствуем Тебя, Дух Господень,
о Котором мы молили, Ты, Святой Дух!
Тебя мы ощущаем, овевающего наши главы,
могущественно наполняешь Ты наши души.

Апостолы обращаются к ним с такими словами:

Малодушные! Слушайте же теперь, что нам Дух
повелевает вещать! Пусть угрожают люди,
пусть они продолжают вам угрожать, – вы будете
побеждать их Словом! Послушайте!
Вы, в унынии желавшие рассеяться,
идите поодиночке, чтобы, полнясь победным мужеством,
каждому странствовать своим путем!
Разве Иерусалим – это весь мир?
Взгляните вокруг себя!
Вот бесчисленные народы этой земли,
которые ожидают возвещения Слова!
Вот повелительница мира – Рим!
Там Слово будет могущественно, чтобы весь мир
пронизывать, подобно молнии.
– Да будет так! Так желает Бог! – отвечают ученики.

Апостолы же увещевают их:

Будьте, однако, едины там, где вы встречаетесь друг с другом.
Общими да будут ваши блага и имущество!
И радостно свидетельствуйте всему миру
о дивных делах вашего Спасителя!

И в завершение звучит ликующий общий хор:

Тот, Кто научил нас славному Слову,
дает нам мужество радостно его возвещать.
Мы готовы идти по всему миру,
способные терпеть всякое поношение и нужду.
Пусть Слово Господа будет проповедано всем народам,
чтобы Его хвала звучала на всех языках!
Так желает Бог, Который послал нам Своего Сына,
Который даровал нам Своего Святого Духа.
Ибо Ему принадлежит всякая слава
во веки веков!

Так завершается Апостольская Трапеза любви.

Впоследствии Вагнер почти не будет писать произведений для хора. Он создаст еще 9 опер, которые приумножат его славу. Отзвуки «библейской сцены» в некоторых из них можно будет расслышать – особенно в двух операх, основанных на легендах о святом Граале: Лоэнгрине и Парсифале (и это неудивительно, ведь Грааль отождествлялся с той чашей, которую Христос преподал апостолам на Тайной Вечере). Так, один мелодический ход гласа с неба аукнется в увертюре к Лоэнгрину; музыкальная драматургия момента сошествия Святого Духа отчасти повторится в сцене первого появления Лоэнгрина; наконец, многочисленные эхо дрезденской кантаты слышатся в сцене Евхаристии в Парсифале – со звучащими в ней голосами свыше и другими реминисценциями Апостольской Трапезы любви. Однако сама кантата приходит почти в полное забвение: исполняется она крайне редко, записи ее единичны. Забвение явно незаслуженное.

Петр Сахаров

Интернет-издание “Татьянин день”

Share

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Я не робот.