Рецензия на фильм «Defiance»

100809defianceНа экранах мира идёт прекрасный и умный фильм, что для современного кинематографа событие редкое. О нём, о фильме «Defiance» (Вызов) рассказывает белорусский мыслитель, писатель Валерий Цепкало
***

Недавно весь мир увидел новую ленту режиссера Edward Zwick Defiance. Роль руководителя партизанского отряда Бельского исполнил замечательный британский актер – Дэниэл Крэйг – my favorite James Bond ever.

Изображаемые в фильме события происходят недалеко от белорусского городка Новогрудок, что в 60 милях от Гродно – города, где я родился и вырос, впитав от окружающих меня людей память о той страшной войне.

И я очень рад, что такой фильм о войне появился. Фильм, описывающий подлинное народное сопротивление.

Так уж сложилось, что большинство людей знают Вторую мировую войну как поля сражений регулярных воинских формирований, будь то армии блока фашистских держав или стран союзников антигитлеровской коалиции. И очень мало знают о народном сопротивлении.

Но в Беларуси войну знают именно так, как она изображена в фильме Defiance. Войну, которая унесла 2 миллиона 300 тысяч жителей из 10 миллионного населения страны республики. Войну, в которую оккупанты сожги дотла 186 белорусских деревень вместе с проживающими там людьми – включая женщин и детей. Войну, в которую всего было разрушено почти 10 тысяч белорусских городов и сел.

Свое довоенное население страна смогла восстановить лишь в 80 годы XX века.

4 июля 1941 года деревню Тувьи Бельского, как и всю западную Беларусь, захватили немецкие войска. Его родителей вместе с другими евреями, расстреляли эсэсовцы. Потрясенные этими зверствами, Тувья вместе с тремя братьями раздобыли несколько винтовок и пистолетов, и ушли в соседний лес. Вскоре к ним стали присоединяться узники, бежавшие из Новогрудского гетто.

Так началось становление партизанского движения в Беларуси, где сам семейный отряд Бельского стал убежищем для 1230 мужчин и женщин, детей и стариков, чудом избежавших смерти в гетто. Уже к 1943 году число участников партизанского движения в Беларуси превышало 370 тыс. человек – поистине народное сопротивление.

Такое сопротивление – вершина народного духа. Когда воюют солдаты и офицеры – это понятно. Они обучены воевать. Война – это их профессия. Они, в конце концов, получают жалованье за то, что в какой-то момент должны быть готовы пожертвовать жизнью.

Военные люди совершают великие подвиги. Но когда на сопротивление решаются обычные люди, когда героизм проявляют простые граждане, которые поднимаются за поруганную честь и совесть – это верх героизма. Когда простые ремесленники и крестьяне оказываются способны к самоорганизации и выбирают и подчиняются лидеру не по воинскому уставу и не по праву офицера к руководству, а по силе характера – это верх организации, дисциплины и порядка.

Неоднократно немецкое командование пыталось уничтожить отряд Бельского: 4 раза только в одном 1943 году – гитлеровцы предпринимали карательные операции. Не случайно за помощь в поимке прославленного командира немецкие власти обещали вознаграждение в размере 100 тысяч рейхсмарок – огромные по тем временам деньги.

По примеру семейного партизанского отряда Бельского в различных районах Белоруссии возникли аналогичные отряды, ставившие своей целью спасение евреев. Еврейские партизанские отряды и лагеря, существовавшие в Беларуси в годы войны, не имели аналогов ни в одной из стран Европы. Примерно 30 тысяч евреев, вырвавшихся из гетто, отважно и умело сражались во многих партизанских соединениях.

Практика белорусских партизанских отрядов заключается в том, что туда принимали только боеспособных мужчин, зачастую только при наличии у них оружия. В целом такая тактика была оправданной. Женщины и дети сильно снижали мобильность и скрытность партизанских соединений. Однако в отряд Бельского принимали всех − женщин, детей, стариков, не отказывая в помощи никому.

Бельский не только воевал. За короткий период его партизанами был сооружен хорошо замаскированный и охраняемый лесной городок. Стали работать оружейная, портняжная и сапожные мастерские. Была создана медицинская служба, обустроен госпиталь, имелась прачечная и даже мыловарня. Для обеспечения себя продуктами партизаны своими силами засеяли 8 гектаров пшеницы и ячменя, огромное картофельное поле. Постоянно работали мельница, пекарня, колбасная фабрика. Для детей был организован детсад, и даже школа.

Именно в белорусском лесу бы создал прототип того, что позже мир узнал в феномене кибуц. Почему-то в советской политологии и в мире в целом понятие «кибуци» утвердилось как прототип советского колхоза. Это не так. Колхоз, в который загоняли силой, и партизанский отряд Бельского, куда добровольно стремились желающие обрести свободу люди – вещи принципиально разные. В кибуци, при всей внешней схожести с колхозом, евреи объединялись добровольно. Это был их свободный выбор. И собирались они туда для того, чтобы не только вести хозяйственную деятельность, но и сражаться.

В этом смысле партизанский отряд Бельского, появившийся на территории страны, организовавшей самое мощное народное сопротивление захватчикам в мире – основа будущего Государства Израиль.

Как любой белорус я вырос в стране, где окопы, землянки, блиндажи, траншеи, были частью наших походов в лес.

Даже сегодня, находясь в лесу, ты не можешь не вспоминать ту войну. В детстве мы играли в партизаны. Да и сегодня мы по-прежнему ставим себя на место того поколения, которому пришлось пережить то страшное время.

И по этому нам очень близок Бельский. Близок не только тем, что мстил за родных ему людей, а тем, что спасал тех, кто не мог постоять за себя. Тем, чтобы в Беларуси, США, Израиле, Великобритании, Бразилии, Австралии жили сегодня потомки тех, кого он спас. Чтобы сегодня у меня был друг, мать которого была девочкой в его партизанском отряде, и в том числе со слов которой описывался быт его отряда.

Бельского восприняли не сразу. Ни в Беларуси, где после освобождения страны от гитлеровцев, ему сначала не поверили в историю его сопротивления. Ни в Израиле, куда он уехал после войны, и чьи подвиги ломали привычное представление о евреях как жертвах войны, а не тех, кто с оружием в руках защищал свою честь и достоинство. Ни в США, в Бруклине, где он закончил свою жизнь, занимаясь перевозкой грузов.

Но к счастью, в мире помимо героя есть еще и писатель, художник. И если вдруг случается так, что облако недоразумения заволакивает образ героя, то рано или поздно явится писатель и вернет героя людям.

Вот почему ни один герой не предается забвению!

После его смерти в 1987 году Nechama Tec написал о нем книгу и спас его от забвения. Директор Edward Zwick снял по этой книге замечательный фильм. А самого Бельского сыграл Daniel Craig, который полностью дал нам почувствовать героизм того времени. Все они – писатель, художник и актер вернули герою бессмертие.

Каждый будет жить в памяти, но величие каждого соответствует тому, с чем или с кем он боролся. Борьба с превосходящей гитлеровской военной машиной, борьба простых людей, обреченных фашизмом на уничтожение с регулярными воинскими формированиями, борьба неравная и потому вызывает восхищение. А для зрителя без шор нет зрелища прекраснее, чем борьба человека с превосходящей его реальностью.

Это зрелище – Defiance.

Валерий Цепкало

Говоря о Валерии Цепкало, я думаю о том, что в мире не много людей, которые совмещают в себе мысли философа, профессионализм дипломата, и человеческую честность. Как мы знаем, честность переходит теперь в разряд архаизмов, устаревших понятий. Но одно я знаю, пока на земле останется хоть один честный человек, наполненный любовью к своему ближнему, мир не умрёт. Другими словами, мир не умрёт, если в мире не умрёт любовь.

Михаил Моргулис

Share

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Я не робот.