ОПАCНЫЕ ИГРЫ. Размышления Епископа российских лютеран о причинах взрывов в Днепропетровске

В фильме Юлия Гусмана, в котором гениально сыграли Буль-Буль Оглы и Лев Дуров (последний исполнял также главную роль в продюcсируемом мною первой игровом христианском фильме в современной России «Дар Божий» в 1999 г) есть такая сцена, когда уголовники в тюрьме, в которую попал герой Льва Дурова, состязались между собой в карты и когда один из них проигрался, он поставил на кон золотой зуб, ничего не подозевающего об этом героя Дурова. На возражения ареcтанта, что «ведь это мой зуб», уголовник недоуменно ответил ему: «Ты не понимаешь, это не твой зуб. Это теперь даже не мой зуб, потому что я его проиграл… Это теперь зуб вот того уважаемого… пахана».

«Что наша жизнь? Игра…»,- говорит нам известный лирический персонаж растиражированным слоганом популярной телеигры «Что? Где? Когда?». И я готов с ним согласиться, тем более, что как и положено уже читал книги Эрика Фромма и понимаю, что все люди постоянно во что-то играют: в шахматы, в свои социальные роли, в жизненные сценарии, в многоходовые комбинации, призванные забраться по социальной лестнице, обойти конкурента, преуспеть в жизни. Но играть, как известно, можно и нужно на свои. И тогда это нормально… В конце концов каждый распоряжается своей жизнью и судьбой так, как ему заблагорассудится. Меня пугает и нервирует, когда играют за мой счет, на «мой зуб».

На самом деле играть «на чужие» теперь не такая уж редкость. США уже давно, с 1974 г после отмены «золотого стандарта», играет за счет остального мира. Доллар весит ровно столько сколько весит 6- флот США и ни граммом больше.Большой и сильный пахан играет и кто и что ему скажет… Это уже даже не наш зуб, как говорится.

Политики в России и Украине играют в электоральные игры, разводя, как опытные наперсточники, наивных наших соотечественников.Последняя многоходовка была особенно красива, когда народу в России разрешили регистрировать партии. В результате грамотной игры на шахматной доске России теперь будет один мощный ферзь — «Единая Россия» и много карликовых пешек. Но самое главное — все довольны: и те, кто реально выиграл, и те кто с удовольствием проиграл. Как в казино, главное процесс. За это можно и заплатить…

Начальник на работе играет судьбами подчиненных, обещая карьерный рост, а на самом деле используя чужой ресурс в свобственных коррупционных целях. Простые обыватели играют жизнями друг друга, контролируя и подавляя более слабого в социальной группе, будь то семья, рабочий офис.

Кто-то боле деятельный все время пишет картину твоей жизни, если этого не делаешь ты сам, если сам не берешь за нее ответственность.И это происходит потому, что мы позволяем кому-то играть. По глупости, по недоразумению, по ленности… Расплатой становятся разочарования и злоба. Но когда на кон кто-то ставит жизнь… это уже перебор.Игра перестает быть игрой и становится страшно.

Кто-то сильно заигрался в Украине.

Я не хочу думать, что в трагических событиях в Днепропетровске замешаны ныне здравствующие украинские политики, но почему-то не отпускает мысль, что это чья-то многоходовка, цена которой даже не зубы, а жизни людей.

Слишком уж выгодной представляется дестабилизация ситуации в Украине накануне предстоящего чемпионата по футболу. Такое событие на носу, а страна то оказывается не готова: теракты, Юлю держут в темнице… Я не знаю кому это было выгодно, но кому-то было. Кто-то поставил на кон жизни простых днепропетровских граждан. Пожертвовал, так сказать, «пешками» ради своей, вполне возможно великой и благородной цели.И как всегда в основе всего лежит жажда власти, сребролюбие.

Сегодня, когда в церквях российских лютеран звучат молитва «Сохрани, Господи, Украину и Днепропетровск от всякого мятежа, злодейства, бесчинства и бедствия, а нас, верующих, соделай благословением для стран наших и города сего и для всех живущих в них!», мне хочется верить, что Бог разрушит игру тех, кто зашел в ней уже слишком далеко.

На ум приходят слова Булата Шалвовича Окуджавы:

Мы плывем ночной Москвою

Между небом и землей.

Кто-то балуется рядом

Черным пеплом и золой.

Лишь бы только в суете не заигрался.

Или зря нам этот век, сынок, достался?

Епископ Евангелическо-Лютеранской Церкви Аугсбургского исповедания России,

Константин Андреев +

Share

Обама приводит к власти исламистов И ПОМОГАЕТ ПОБЕЖДАТЬ ЗЛУ

http://cursorinfo.co.il/
Если Джимми Картер вошел в историю, как “президент, потерявший Иран”, то Барак Обама – как “президент, потерявший Турцию, Ливан и Египет”. Такой приговор вынесла американскому лидеру израильская газета “Гаарец” на фоне беспорядков в Египте. Издание отмечает, что в годы президентства Обамы рухнула система союзов США на Ближнем Востоке.
Период Обамы во многом похож на период Картера: он также возглавил страну в период экономического кризиса, и также после неудачных войн. При нем также ощутимо ослабление глобальной мощи США. В отличие от Картера, боровшегося за права человека ценой потери союзников, Обама осторожнее: он не обнимается с неприятными ему лидерами, но и не критикует слишком резко тех, кто могут пригодиться Вашингтону.
Обама начал свое президентство с турне по Турции, Саудовской Аравии и Египту. В речах, произнесенных в Анкаре и Каире, он заявил о принципиально новых отношений между США и мусульманским миром. Когда он выступал в Каирском университете, Мубарак не появился рядом с ним, а Обама не упоминал его, но и не говорил о необходимости демократических перемен, как его предшественник Джордж Буш.
Обама сосредоточил усилия на Ближнем Востоке, безуспешно пытаясь возродить мирный процесс и прекратить строительство еврейских поселений в Иудее и Самарии. Неудача заставила его переключиться на другой проект – предотвращение войны между Израилем и Ираном.
В том, что касается Египта, Обама оказался перед дилеммой изначально: он был солидарен со сторонниками демократии в арабской республике, а не с пожилым диктатором. Однако держава – не движение по защите гражданских свобод. В ее интересах – сохранять отношения с лидерами-союзниками и поддерживать их в трудном положении – иначе в американскую поддержку перестанут верить другие союзники США. По этой причине Обама был с Мубараком до тех пор, пока не стало ясно, что беспорядки вышли далеко за пределы акций протеста, и речь идет о революции.
“Совершенные “улицей” перевороты в Тунисе и Египте показали, что Америка может не так уж много, когда необходимо спасать союзников от гнева подданных”, – заключает издание. По его прогнозам, теперь Обаму будут обвинять в том, что он вовремя не поддержал и не приблизил к себе нужных США лидеров египетской оппозиции.
В свою очередь американскому президенту осталось лишь ждать, пока уляжется буря, а затем налаживать отношения с новыми лидерами Ближнего Востока. Вероятнее всего, в Египте не придут к власти те, кто, как исламские революционеры в Иране, порвут отношения с США. Египту подходит некто, похожий на премьер-министра Турции Тайипа Реджепа Эрдогана – кто будет вести собственную политику в регионе, не поступаясь связями с Вашингтоном.

Share

Выступление Хиллари Клинтон. Америка “сдает” Египет!

Дьявол продолжает наступление по всему миру. Всё большее и большее число людей становятся под его чёрные пиратские знамёна, где кости, череп и полумесяц. Хилари Клинтон в своей новой слепоте продолжает продавать христианские ценности цивилизации тёмным и примитивным силам. В этот раз она продала Египет.
Когда-то, когда Хилари Клинтон была просто женой президента Америки, в трудные для неё минуты, я попросил её две недели не читать газет, не смотреть телевизор, а только читать Библию. По её письмам, я понимал, что она это исполнила. Это подтвердил и сенатор Марк Хетфильд. И ей это, тогда помогло. Сейчас я хотел бы снова повторить эту просьбу, но знаю, теперь это не поможет. Я вижу, как и почему она отошла от Того, Кому приносила боль и одиночество сердца. Ну что ж, согласно политической логике это понятно, она должна стоять с президентом на одной позиции. А его позиция находится очень далеко от Христа. Тогда я обращался к ней, как к сестре в Господе. Сейчас я этого сделать не могу.
Майкл (Михаил) Моргулис

Выступление Хиллари Клинтон. Америка “сдает” Египет!

Государственный секретарь США Хиллари Клинтон выступила с речью, в которой выразила отношение своей страны к событиям в Египте. Но напуганные египтяне напрасно ждали от нее слов правды: вот сейчас, в эти минуты, радикальный ислам пытается свергнуть очередной умеренный арабский режим и взять власть в 80-миллионной стране. Вместо этого прозвучало другое.

Хиллари Клинтон заявила, что США “встревожены и обеспокоены” тем, что происходит в Египте. Она подчеркнула, что египетский народ “имеет право выразить свое мнение” и призвала египетские власти отменить, как “антидемократические”, такие меры, как введение комендантского часа и введение ограничений на распространение информации в Интернете.

В тот самый момент, когда демонстранты в Египте поджигали полицейские машины и брали штурмом здание министерства иностранных дел, Хиллари Клинтон призвала “обе стороны” всемерно воздерживаться от насилия и разрешить кризис мирным путем. Ни словом не обмолвившись о двусмысленной роли нобелевского лауреата Мухаммеда Эль-Барадея, который пытается сыграть роль “светского аятоллы” Хомейни и погреть руки в пламени подожженного оппозиционерами-исламистами египетского костра, она заявила, что события в Египте показывают, насколько там “назрели демократические реформы”, и выразила надежду, что такие реформы скоро будут проведены, не уточнив, кем.

В подобном духе выступили сегодня и лидеры большинства стран Евросоюза – те, кто вообще счел возможным, не опасаясь реакции мусульман своей страны, сказать что-то внятное. Среди всех выделялся Тони Блэр, который открытым текстом заявил, что власть в Египте должна, наконец, смениться. В свете всего этого выступление Хиллари Клинтон приобретает оттенок недвусмысленного послания для мусульманских стран. Не случайно, первым телеканалом, который транслировал ее выступление от начала до конца, стал телеканал “Аль-Джазира”.

Больший вес могло бы иметь только выступление Барака Обамы. Но он пока отмалчивается. Как передали из службы администрации президента, ему, для подготовки его выступления, передан 40-страничный аналитический документ обо всем, что происходит сейчас в Египте.

Share

ВАКХАБИЗМ – BER ALLES. Доктор А.Болонкин

Христианство, такое, каким понимаем его мы – против любого насилия. Но это же понятие, как и все другие в мире, понимали по разному. Крестоносцы по-своему, инквизиторы – по-своему, сожжённые Бруно и Ян Гус по-своему, Кальвин и сожжённый им Сервет, два христианина, также, по-своему. В современной Беларуси одни христиане хотят разрушать строй, социальные права, порядок, экономическое состояние, тишину в городах, расстрелять своего президента. А другие молятся о сохранение всего того что есть, о сохранении мира и тишины, о сохранение небогатой, но достойной жизни. И, как ни странно для многих, часто побеждает терпение и любовь. Если христианство это Христос, то такие христиане используют для изменения жизни лишь Его учение.
Но, как мы знаем, сейчас всемирное христианство находится в оборонительной позиции. И в этой позиции, оно вместе со всей цивилизацией проигрывает мир и все ценности всемирной истории. Когда-то я писал, что от малой террористической группы ислама мир может быть избавлен только большим мирным исламом. Никто другой не избавит мир от террористов. Ибо люди, не боящиеся смерти, становятся неуправляемыми. Мне кажется, моё мнение строится на реальной основе. Но как это может произойти, не знаю. Прошу ответа у Бога.
Напишите и вы, что думаете об этом Апокалипсисе наших дней.
А сейчас автор нижеприведённой статьи с болью рассуждает о России, о причинах и следствиях, о том, что есть, и что намечается. А что говорят ваш разум и ваше сердце?

Михаил Моргулис

Террористический акт в Домодедово вызывает негодование: и в отношении к совершившим его, и тем, кто, живехонек, стоит за спинами смертников; безграничное сострадание к пострадавшим и сочувствие охваченным ужасом москвичам, первый вопрос которых (и совершенно естественный) был: нет ли среди убитых и раненых моих любимых и близких? – а потом и второй, столь же неотвратимый: а что если в следующий раз среди тех, кто из аэропорта отправился не на отдых в Египет или Париж, а в больницу и морг, буду и я???!!?
Это вопросы в пассивном залоге. Задаваемыми людьми, которые ни на что повлиять не могут. Винтиков в определении Сталина, электората в современной терминологии.
Однако вопросы: что можно сделать – и можно ли сделать вообще – чтобы террористических актов в России и ее столице и сердце Москве не было? – и значительно более общий и страшный: Есть ли у России шанс победить в противостоянии с вакхабизмом и другими агрессивными ответвлениями от ислама? – абсолютно необходимо поставить. Особенно второй. Потому что без решения его не будет решения первого.
Какова цель терактов в Москве (в метро, в аэропорте, в подземных переходах и прочих местах)? Ведь террор редко бывает ради самого террора, только ради наведения ужаса! Отвечать традиционно: северный Кавказ хочет “самостийности”, отделения от России (а многие отвечают на это: и хрен с ними, пусть отделяются, сволочи, жизнь спокойнее будет) – значит прятать голову, как страус, в песок. Агрессивные кавказские исламисты, стоящие за терактами вовсе не хотят отделения от России. Им это совершенно не нужно. Им не нужна стена, отделяющая их от громадной страны, за которой они будут чувствовать себя, как в гетто. Они себя замечательно чувствуют на бескрайних российских просторах, не только на примыкающей к Кавказу Кубани (где массовые убийства, рейдерство, изнасилования и жизнь под страхом стали буднями будничными), а на всей территории включая Москву! Почитайте газеты за любую неделю – и вы убедитесь, насколько мощна в Столице так называемая кавказская мафия. Да что мафия… Мафия ребенок по сравнению с разнообразными формами влияния и рычагов, которыми обладают сегодня выходцы с Кавказа в Москве, не только преступные но и, выражаясь на новоязе, в законе!
ТЕМ, КТО СОВЕРШАЕТ В МОСКВЕ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ АКТЫ НЕ НУЖНО ОТДЕЛЕНИЕ ОТ РОССИИ. ИМ НУЖНА САМА РОССИЯ. ВСЯ. ОТ ВЛАДИВОСТОКА ДО МУРМАНСКА.
Уяснить это абсолютно необходимо. Ибо жить в мире иллюзий во время войны значит заведомо ее проиграть.
Поставив вопрос – всего лишь вопрос! – а есть ли у исламистов шанс совершить вакхабистский переворот в Федерации, по сравнению с которым Coup d’?tat не более чем парламенские дебаты? – к ужасу и сожалению приходишь к выводу: коррумпированности так называемых правоохранительных органов (а коррумпированный закон является собственной противоположностью: беззаконием) и слабости силовых структур, не желающих рисковать своей жизнью (что на практике означает: сила в любой момент может переменить объект своего ‘приложения’, как только она струсила или подкуплена. Вспомним хотя бы с чего начались события на Манежной? С того, что испуганные или подкупленные милиционеры отпустили убийц с Кавказа. При этом не так уж и важно подкуплены силовые органы были или попросту струсили ибо в обоих случаях их действия одинаковы) уже достаточно, чтобы в условиях мятежа было неясно, на чьей стороне они будут. Но ведь кроме указанных есть и другие объективные факторы, способствующие бескровному завоеванию России – и даже “демократическому перевороту”. Население России, согласно официальным данным, уменьшается примерно на миллион человек в год. Но это без учета того, что население в исламских регионах увеличивается исключительно быстро. Таким образом число русских русских (не знаю как и сказать, точнее всего, наверно, словами Пушкина “потомков православных”) сокращается на многие миллионы в год. А число тех, кто потомками православных не является, стремительно возрастает. Уже сегодня число выходцев с Кавказа (говоря это абсолютно не с националистических позиций а только для прояснения ситуации) в Столице около миллиона. И это исключительно сплоченные общины. Каждый приехавший в Москву из Чечни или Дагестана Гражданин Федерации чувствует себя защищенным “своими” в то время как коренные москвичи подчас не знают даже имен тех, кто живет с ними на одной лестничной клетке годами и ощущает свою полную каждодневную незащищенность.
Представим себе (только представим – хотя бы для того, чтобы этого не случилось) кто будет жертвовать своей жизнью, чтобы защитить российскую власть? Почти никто. В противоположность исламистам, как видим. Но это проблема не только прихватизателей. В сценарии – к сожалению совершенно реальном, хотя пока что к счастью воображаемом – это становится проблемой всего народа. Который оказывается заложником отсутствия не только русской идеи, но и какого бы то ни было разумного направления развития страны. И запросто (как это было в 1917ом) может в один солнечный день проснуться в другой стране. Под властью фашистов или же исламистов.
ВАКХАБИСТАМ НУЖНО НЕ ОТДЕЛЕНИЕ ОТ РОССИИ. ИМ НУЖНА ВСЯ РОССИЯ.
Пока не поздно, это необходимо понять всем.
При этом я разумеется не призывают народны массы стать противниками ислама. От террористов и вакхабистов страдают в первую очередь сами исповедующие ислам, в большинстве мирные жители. Но ведь они абсолютно ничего не смогут сделать под натиском вакхабизма, коль скоро экстремистский ислам захватит власть, к которой стремится и рвется. Как не смогли ничего сделать с Гитлером немцы, которые были в большинстве верующими христианами но были поневоле вовлечены нацистами в неслыханные злодеяния. Как ничего не могли сделать с прихватизацией сто миллионов россиян, возмущенных ею, казалось бы, до предела. Больше всего от терактов погибает не жителей Москвы, Нью Йорка и Лондона, а жителей Пакистана, Ирака, других мусульманских стран. Поэтому борьба с фанатичным исламом, не ставящим ни во что жизнь людей всех вер и национальностей – общее дело всех, то хочет жить в мире, процветании и безопасности.
Уяснив это, зададимся следующим вопросам: террористические акты. А что дальше? А дальше, к сожалению, много. Например, требование сделать Москву не только столицей многорелигиозного государства, но и создать внутри Москвы, скажем в Замоскворечье или на Пресне, вторую столицу, со своим правительством и Дип. Представительствами зарубежных стран. Вторую столицу, которая представляла бы государство Вакх, Вакхаб – или названное как-нибудь Иначе. Абсурд? А предложение сделать Иерусалим столицей двух государств не абсурд? Ведь это только принято думать, что с евреями можно поступать как угодно потому что они евреи. Дескать “у них теракты это понятно, это Израиль. А нас, русских, взрывают и убивают за что?” Сказанное – всего лишь легкое перефразирование популярного анекдота. Наивная и самоубийственная точка зрения! Россия страна, в которой в явь воплощаются не предначертания власти, а анекдоты. Стоит создать прецедент с Иерусалимом как столицей двух стран – и немедленно встанет вопрос об аналогичных столицах нескольких государств в одном городе в других регионах. В РОССИИ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ! А потом, без сомнения и в Европе. Париж. Лондон – столицы двух стран, с двумя религиями на одной территории. А ведь к этому объективно быстро идет! Странно что человечество не поняло этого. Странно, что этого не понимает Россия. А ведь в поддержку этого прецедента – один город две столицы (не в отношении Москвы, пока что только Израиля, в полной уверенности, что россиян эта фантасмагория не коснется) не далее как за два дня до теракта выступил Президент России!! Но ведь когда готовили террористов против сионистских агрессоров в институте Патриса Лулумбы (профессионально обучая буквально этому самому: взрывать, убивать, готовить взрывчатку) тоже были уверены, что России это не коснется. Ну и как? Не коснулось? Те, кого обучали террору в Москве (или недалеко от Москвы) в Москву и вернулись! Не с благодарностью – с взрывами. Неужели же даже взрыв в Шереметьево не заставит задуматься о том, что когда раскачивают колокол по кому то другому, он будет звонить по тем, кто его раскачал?
Но две столицы в одном городе – только первый промежуточный шаг (как разумеется и в случае Ерусалима). Каждому ясно, что двух столиц в одном городе, равно как и двух властей в одной стране быть не может сколь-нибудь долго. А ведь (давайте прозреем): сегодня в России, говоря объективно, две столицы: Москва и Грозный. Которые диктуют свои правила – совершенно разные, можно сказать противоположные – всей стране. ДВЕ СТОЛИЦЫ ОДНОГО ГОСУДАРСТВА. Не верите? Взгляните, что произошло в Домодедово. Что послужило фитилем к событиям на Манежной. На число как их называют незаконных бандформирований (удивительный термин, который может существовать только в России: ведь раз есть бандформирования незаконные, значит есть и законные!). На то, как миллиарды долларов исчезают в Кавказе, аки в черной дыре. Возвращаясь в Москву в виде наводящего ужас террора и реального риска превращения в Кандапогу всей страны включая столицу (Перефразируя Ленина, Прихватевизм – это телефонное право плюс кондапогизация всей страны – не афоризм, а невеселая истина).
Создается переходящее в уверенность впечатление, что за власть в России реально будут сражаться не правоохранительные органы и армия (которая, будучи недееспособной, примет сторону побеждающей стороны) а фашизм и вакхабизм. Страшно говорить это, но такая перспектива вполне реальна. Понимать это и предпринимать меры, чтобы этого не произошло – обязанность всех: и власти, и электората (который вовсе не так уж слаб: если взбунтуется, мало не покажется всему миру: но только за кем он, доверчивый – см. феномен Мавроди, которому готовы опять нести деньги даже все потерявшие с ним – взбунтовавшись, пойдет), и телевидения и прессы. Прятать голову в песок, как страус, в то время, когда война уже начата, может только самоубийца. Враг силен, образован, хитер, имеет колоссальные средства. Если Россия намерена сохраниться – не только как Великая Держава, но просто на картах, необходимо понять проблему во всей полноте. Серьезность угрозы. И принимать меры, адекватные ей. Ведя себя последовательно и адекватно. Не только внутри страны, но и за ее рубежами.

Share

БЕЛЛА. Быков Дмитрий

Вспоминаю. Я был сТатьяной Титовой в московской квартире Беллы Ахмадулиной. В парадном, на стенах мы читали написанные ей слова признания в любви. Эти слова писала молодёжь. Белла Ахмадулина была царственной, жёсткой, доброй, нервной, прекрасной. В ней жил дух. Я знаю, в ней жил Дух. Я уверен Дух Святой обитал в ней. Скорее всего многие верующие люди со мной не согласятся. Но Дух чуют, чувствуют. Не знаю, чего в ней было больше, патетики или искренности, наверное, того и другого, в равной степени. Но это был поэт, к которой прикоснулся Бог. Поэтому, я чувствовал в ней и видел пребывающий на ней – Дух.
Михаил Моргулис


Жизнь Беллы Ахмадулиной – роман, но трудно представить автора, у которого хватит такта и смелости написать такую книгу.
Героиня чужой прозы Впрочем, она уже несколько раз бывала героиней чужой прозы: Евгений Евтушенко описал ее в романе “Не умирай прежде смерти” (многим запомнилась пронзительная сцена совместного вымаривания клопов в одну из курортных ночей 1957-го, кажется, года), а Юрий Нагибин под именем Геллы вывел в своем дневнике, стоящем, думаю, нескольких романов. Евтушенко пишет с ностальгией и любовью, Нагибин – со страстью, переходящей в ненависть (ненависть ему вообще очень удавалась), и у Нагибина героиня, конечно, ярче, выпуклее. Тут и презрение к смерти – он замечает в самолете, что, если самолет начнет падать, все побегут спасаться, а она нет. Тут и пассивность в добывании благ, и полное неумение чего-либо целенаправленно добиваться – ведь она знает, что сами принесут всё, что надо, и сложат к ее ногам. Правда, особенного шарма и достоинства придает ей то, что если не придут и не сложат – она проживет.

Сама была лучшим собственным произведением Едва ли не лучшее, по-моему, ее стихотворение шестидесятых годов – “Заклинание” – сопровождалось этим рефреном: “Не плачьте обо мне, я проживу счастливой нищей, доброй каторжанкой… чахоточной да злой петербуржанкой на малярийном юге проживу+” Дальше там слабее, она вообще редко могла даже в молодости выдержать целое стихотворение на одном, сразу взятом уровне.
В ее поколении были поэты как минимум не менее сильные – Новелла Матвеева, Юнна Мориц, Нонна Слепакова, все почему-то с удвоенной звонкой согласной в имени, – но Ахмадулину знали лучше всех, хотя вряд ли процитировали бы наизусть хоть одно ее стихотворение, кроме песни из “Иронии судьбы”.

Проведите эксперимент над собой, вспомните хоть строфу из Ахмадулиной: трудно? Даже мне трудно, при почти абсолютной памяти на стихи. Но ощущение цельного и прекрасного образа, бескорыстного, сочетающего достоинство с застенчивостью, знание жизни – с беспомощностью, забитость – с победительностью, безусловно есть, и эта личность – и биография – ярче, чем у большинства сверстниц.

Экзотическое итальянско-татарское происхождение Bella – не зря значит “прекрасная”, и не зря она сократила свое данное при рождении имя Изабелла. Тошно сейчас читать бесконечные дилетантские славословия ее стихам: и в душу-то они бьют, и точностью-то они поражают+ Какая точность? Сплошная и сознательная размытость; а при попытке ударить она как раз чаще всего говорила не своим голосом: “Я думала, что ты мой враг, что ты беда моя тяжелая, а вышло так: ты просто враль, и вся игра твоя дешевая”. Ну и чистый Евтушенко, первой женой которого она была (недолго, три года). Зато когда нужно было демонстрировать надменность – тут сразу свой голос: “Прощай! Мы, стало быть, из них, кто губит души книг и леса. Претерпим гибель нас двоих без жалости и интереса”.

Мне не хочется писать о ней политкорректно, с этими вот девичьими придыханиями, которых и без меня навалом, в том числе и в мужском исполнении (этот тип женоподобного мужчины ею же и заклеймен, это она стыдилась, что проводит время в обществе таких мужчин, “что и в невесты брать неосторожно”). Мне хочется вспомнить всю ее феерическую жизнь – начиная с экзотического итальянско-татарского происхождения (итальянские корни матери-переводчицы, татарская кровь отца Ахата Валеевича, крупного советского чиновника).

Она писала много и рано, но манеру свою нащупала лет в пятнадцать, когда из круглощекого подростка вдруг у всех на глазах стала получаться красавица. Эту детскую пухлость она, кстати, сохраняла еще долго, – обреченная худоба, острые жесты появились позже, в семидесятых. Ее очень рано заметили, первым – Павел Антокольский, называвший ее “птенчиком орла” и, кажется, немного в нее влюбленный. Она-то любила его явно и демонстративно, но – исключительно как учителя и старшего товарища; лучшие стихи из всех посвящений Антокольскому написаны именно ею.

Готовилась она на журфак, но не поступила, поскольку не читала “Правду” и не знала, о чем там пишут; развернутая еще на собеседовании, легко поступила в Лит институт, но, как и Евтушенко, не доучилась (вслух протестовала против травли Пастернака, организованной силами студентов, и была исключена). Дарила себя с легкостью, не заботясь о последствиях С Евтушенко они прожили недолго и бурно, и самым ценным результатом этого брака был, пожалуй, евтушенковский “Вальс на палубе” – “И каждый вальс твой, Белла!” Впрочем, посвятил он ей – негласно – и другое, очень злое, почти гениальное стихотворение: в нем след застарелой обиды – она с высоты своего полудиссидентства весьма скептически относилась к его “советским” стихам, хотя попадались среди них исключительно талантливые.

Обиду его понять можно. “А собственно, кто ты такая, с какою такою судьбой, что падаешь, водку лакая, и все же гордишься собой? А собственно, кто ты такая, сомнительной славы раба, по трусости рты затыкая последним, кто верит в тебя? А собственно, кто ты такая? и собственно, кто я такой, что вою, тебя попрекая, к тебе прикандален тоской?” Впрочем, это не столько ей, сколько многим – подражали ей и в жизни, и в поведении сонмы молодых поэтесс, но ни у кого не выходило. Гибель всерьез, как и завещано Пастернаком, – это тоже надо уметь.
Не станем обходить стыдливым молчанием и ее бесчисленные романы – о них и так уже много написано; она дарила себя с легкостью, не заботясь о последствиях, почти равнодушно. Задевали ее немногие – Нагибин, скажем, с которым она расставалась и не могла расстаться семь лет; случившийся во время съемок фильма “Живет такой парень” мимолетный роман с Шукшиным (он позвал ее на крошечную роль журналистки) никакого следа в ее жизни не оставил, и таких случайных связей было множество, и Василий Аксенов в “Таинственной страсти” этого не скрывал, хотя сам обожал Ахмадулину с почтительной дистанции, не желая омрачать страстями высокую литературную дружбу.

А вот роман с Вознесенским, видимо, был, о чем он и написал с горечью: “Мы нарушили Божий завет – яблок съели. У поэта напарника нет – все дуэты кончались дуэлью”. Это могло быть адресовано кому угодно, но посвящение у стихов было: шестидесятники вообще жили на виду, это спасло их от многих возможных ошибок. Люди смотрят, надо соответствовать.
Было и кокетство, и самолюбование, но не было лжи Ахмадулина сделала стыд одной из главных своих тем – стыд этот сопровождал ее всю жизнь и диктовался во многом той неупорядоченной, слишком бурной жизнью, какую ей приходилось вести: здесь сказывался все тот же недостаток творческой воли, заставлявший ее иногда длить стихи дальше положенного предела, вступать в лишние отношения, выпивать с ненужными людьми (этой слабости она тоже стыдилась, но и в ней странным образом нуждалась – тем острей бывала трезвая самоненависть, едва ли не самый существенный ее лирический мотив). Но, в отличие от бесчисленных само упоенных “поэтесс”, она оставалась поэтом – именно потому, что жестко и трезво спрашивала с себя; этот же нравственный стержень заставлял ее защищать Сахарова, которого не защищал никто, подписывать письма в защиту диссидентов, поддерживать деньгами выгнанных отовсюду Владимова и Войновича, восторженно отзываться на новые сочинения опальных коллег, чтобы они не чувствовали себя одинокими+ В ней могло быть и кокетство, и самолюбование, и что хотите, – но не было лжи: гибла – так гибла, падала – так падала, взлетала – так взлетала.

Недоброжелатели часто ей припоминали ахматовские скептические отзывы. Ахматова в самом деле повела себя с ней не ахти: поругивала книжку (первая – “Струна” вышла только в 1962 году, когда Ахмадулина уже была звездой поэтических вечеров), а в личном общении окатила ледяным молчанием. Ахмадулина, только что купив машину, повезла Ахматову кататься, машина сломалась, Ахмадулина кинулась чинить, Ахматова полчаса царственно ждала, потом недовольно вышла из машины, поймала такси и уехала домой. И это тоже символично, как хотите. У ахматовской лирики совсем другой мотор. “Ей важна правота, а мне неправота”, – сказал о ней Пастернак; и Ахмадулина со своей мучительной греховностью и горьким самоосуждением наследует скорее Пастернаку. Не забудем, что их общая высокопарность, выспренность, многословие, учтивость, застенчивость были человеческими чертами среди бесчеловечности, глотком тепла среди ледяного мира; тогда беспомощность была самой большой силой, да остается ею и теперь, впрочем.

Белла Ахмадулина была самым красивым поэтом своего времени. Самым беспомощным и самым победительным. Для тех, кто ее любил и не любил, она была одинаково значима и, странно сказать, равно дорога.
Теперь таких не делают.

Share

Евросоюз – могильщик Европы. Юлия Латынина

За двадцать последних лет Европа – родина свободы и частной собственности – умудрилась спустить все, что копила столетиями. Первенство в мире; первенство в технологиях; первенство в науке – и даже уважение к собственности, размытое до своей противоположности налогами и бюрократией.

Кризис, который разразился в Европе, – это не кризис евро. Это кризис Европы.

Тому, кто хочет понять причины нынешнего кризиса, лучше всего перечитать фултоновскую речь Уинстона Черчилля. Про эту речь все знают, и мало кто ее читал: все знают, что в ней была объявлена “холодная война” СССР.

Немногие помнят, что холодная война была объявлена именно затем, чтобы она не переросла в войну настоящую. Что в своей речи Черчилль сказал, что ничто так не презирает СССР, как военную слабость; что причиной Второй мировой стала беззаботность Запада, что демократии не должны давать тоталитарным режимам повода для искушения. Благодаря этим принципам – даже больше, чем благодаря атомной бомбе – третьей мировой не случилось и коммунистический тоталитаризм проиграл Западу.

Прошло двадцать лет после распада СССР – и выяснилось, что Европа проиграла тоже. Она проиграла не СССР – она проиграла другим видам мягкого тоталитаризма: от собственных социалистов до исламских фундаменталистов и международной бюрократии, желающей регулировать выбросы СО2. Ее не сломил бронированный кулак Сталина – ее загрызли вши.

Европа изменила всем принципам, которые провозгласил в фултоновской речи Черчилль.

Возьмем Amnesty International. Эта организация была создана для защиты свободы, но двумя последними самыми заметными ее акциями стала защита права женщин носить хиджаб и защита Муаззама Бегга, бывшего узника Гуантанамо, разъезжавшего на деньги Amnesty International по всей Европе с лекциями о палачах из США. Когда одна из сотрудниц Amnesty решилась напомнить, что Бегг – член “Аль-Каеды”, ее уволили. Между тем Муаззам Бегг не просто сторонник бен Ладена. Это штатный пропагандист, лгущий согласно инструкциям “Аль-Каеды”. Это новый тип террориста – террорист, использующий кяфиров-правозащитников согласно инструкциям.

Защищать Муаззама Бегга – дело безопасное. А вот если протестовать против исламских фундаменталистов – можешь получить и ножик в сердце, как режиссер Тео ван Гог.

Другая правозащитная организация, Human Rights Watch, строчит доклад за докладом о нарушении прав человека Израилем в Палестине, избегая порицать ХАМАС.

В случае Израиля речь идет о демократическом государстве, которое обороняется от фанатиков, требующих полного его уничтожения. В случае ХАМАС речь идет об организации, которая ставит перед собой людоедские или недостижимые цели только затем, чтобы иметь возможность тотального контроля над своим нищим народом и над деньгами, которые этот народ получает от UNRWA (Комисии ООН по помощи палестинским беженцам).

В случае HRW еще можно говорить о недомыслии. В случае UNRWA о недомыслии говорить нельзя, ибо имеет место стратегическое сотрудничество ХАМАС, заинтересованной в том, чтобы нищета палестинского народа сохранялась вечно, и международных бюрократов, заинтересованных в том, чтобы процесс распределения субсидий длился вечно. Впрочем, и HRW уже трудно признать идеалистами: нарушения прав человека Израилем они изучают на деньги Саудовской Аравии – известного бастиона гуманизма.

В свое время восстание сипаев в Индии было вызвано тем, что колонизаторы-англичане запретили местный обычай самосожжения вдов, а восстание ацтеков против уже победившего Кортеса произошло потому, что Кортес (который ни мягкостью, ни либерализмом не отличался) не смог-таки терпеть чудовищную практику человеческих жертвоприношений и разбил идолов, которым прислуживали жрецы с “волосами, слипшимися от человеческой крови”.

Как жалко, что Кортес не взял с собой ни Amnesty International, ни Human Rights Watch! Они бы живо нашли общий язык с угнетаемыми аборигенами и поддержали бы уникальные местные обычаи, требующие ежегодного принесения в жертву двадцати тысяч человек.

Европа капитулировала перед исламским фундаментализмом не только на Ближнем Востоке, но и в самой Европе. Миллионы мусульман, приезжая в Европу, пополняют ряды безработных. Эта эмиграция не является следствием ни случайности, ни гуманности – она является следствием рассчитанной политики социалистов. Социалисты по всей Европе знали, что для того чтобы увеличить полномочия государства, надо создать избирателя, который будет голосовать за то, чтобы государство распределяло все больше.

Идеальным избирателем такого рода является нищий беженец, который делает своей дочке обрезание кухонным ножом на столе; ненавидит кяфиров за их процветание, презирает их за их легковерие и голосует за соцподдержку.

Проблема мусульманской эмиграции в Европу – это не проблема мусульман, это проблема халявы. В США нет проблем с мусульманами как со слоем населения – потому что в США средний мусульманин зарабатывает в шесть раз больше среднего американца.

В Европе же успех в деле бюрократизации зашел так далеко, что из Германии за последние годы уехало 150 тыс. человек. 52% молодежи хотело бы эмигрировать из Германии. Единственные, кто не собирается уезжать из Европы, – это все новые и новые волны халявщиков.

Европа капитулировала не только перед мусульманским фундаментализмом, но и перед любыми видами диктатур. В 1939 году СССР за войну с Финляндией выперли из Лиги наций. Даже Чемберлену и Даладье не пришло в голову создать по этому поводу комиссию и написать, что, мол, СССР говорит, что это финны напали на них, а финны говорят, что напало СССР, и мы не знаем, кто прав. Россию за войну с Грузией только пожурили, а комиссия Тальявини создала документ, в котором так и было сказано: Россия говорит, что это Грузия напала, Грузия говорит, что Россия, а кто прав, мы не знаем.

Европа капитулировала перед международной бюрократией. Поразительно, но даже “климатгейт” – конфиденциальная переписка климатических алармистов, свидетельствующая о полном забвении ими научной этики и признании ими того, что “сейчас в мире так же тепло, как 1000 лет назад” – нисколько не поколебал могущество ооновской International Panel on Climate Change, готовой путем регулирования выбросов СО2 регулировать всю экономику мира.

Регулирование и фарисейская “защита прав трудящихся” превращают Евросоюз в заповедник для бюрократов, существующий за счет петродолларов, которые арабские шейхи и путинские чиновники вкладывают в элитную недвижимость, дорогие супермаркеты и хворающие производства. Глупо делать вид, что причиной кризиса стала Греция, в которой 90% работающего населения работает с 2-х до 3-х на какой-нибудь липовой госдолжности.

А Андалусия? В ней уничтожено сельское хозяйство, и крестьяне получают субсидии, только чтобы ничего не делать. А Лион? Когда-то лионские ткачи поднимали восстания, борясь за свои права. Теперь все права у них есть, но ткачей в Лионе нет – все производство уехало в Китай. А замечательное германское законодательство, субсидирующее граждан, пользующихся солнечными батареями? Благодаря этому законодательству очень выгодно освещать солнечные батареи электрическими лампочками.

По тому, сколько говорят евробюрократы о возобновляемых источниках энергии, можно решить, что Европа первенствует по количеству энергии, вырабатываемой ветряками. Так вот, первый по ветряной энергии в мире – Китай. Количество разрешений, которые требуется в Европе на установку ветряка, не меньше, чем количество разрешений, которые требуются в Москве на строительство автозаправки.

Начиная с XIV века, Европа, уступавшая тогда богатством и Китаю, и Индии, и Ближнему Востоку, – неуклонно шла вперед. Запад обязан своим могуществом не Amnesty International и не Intergovenmental Panel on Climate Change. Он обязан могуществом Колумбу и Кортесу, Васко да Гаме и сэру Фрэнсису Дрейку, генералу Гордону и коммодору Перри.

Запад обязан могуществом изобретателю паровой машины Уатту (ах, она выбрасывает в атмосферу СО2 и должна быть немедленно запрещена!) и изобретателю прядильной машины Харгривсу (ах, spinning jenny породила почти рабский труд и это надо немедленно отрегулировать!).

Запад обязан могуществом Ост-Индской компании, которую нынче всю, в полном составе, сдали бы в Гаагу, и торговле опиумом с Китаем. Запад обязан могуществом тем людям, которые защищали свою свободу, свою собственность и свои права: и ни один из американских отцов-основателей, защищая свою свободу от английских налогов, не вздумал распространить принципы Декларации независимости на индейцев – а если бы распространили, США ничем сейчас не отличались бы от какой-нибудь Боливии.

Не доверяйте тем, кто защищает чужую свободу и чужие права: права ХАМАС убивать израильтян, права женщин носить хиджаб, права нищих голосовать. Те, кто во имя справедливости защищает чужие права, почти всегда потом отбирают ваши.

Перечитайте еще раз фултоновскую речь Черчилля. Это речь политика, который спас Великобританию от поражения – и проиграл послевоенные выборы, потому что не стал обещать народу золотые горы. Это речь о том, что демократия выживает только тогда, когда она обладает ответственностью. Преемники Черчилля в пять лет просрали Британскую империю.

После конца СССР евробюрократам потребовалось всего двадцать лет, чтобы просрать самое Европу. И оказалось, что Европа все-таки проиграла в третьей мировой войне. Она проиграла не СССР – она проиграла мягким видам тоталитаризма.

Европы больше нет. Есть Евросоюз – а это совсем другая история. Потому что Европа была конгломератом государств, жестоко дравшихся между собой и в Европе, и во всем мире. Евросоюз стал единым бюрократическим целым, стагнирующей квазиимперией, местом трудоустройства бывших президентов и депутатов. Конкурирующая Европа завоевала весь мир. Объединенная Европа потеряла самое себя.

Европа проиграла Евросоюзу.

Нынешний кризис – это не кризис евро и не кризис из-за ненадежной ипотеки. Это кондратьевский кризис – кризис, в ходе которого один технологический уклад сменяется следующим. Особенность нынешнего кризиса заключается в том, что в нем проигрывают не только целые технологии, но целые территории. Проигрывает Европа, выигрывает Китай.

Стратегически Европу может спасти только одно: развал Евросоюза. Возвращение к конкурирующим экономикам и конкурирующим валютам. Если этого не произойдет, поражение потерпит не только часть света под названием “Европа”. Поражение потерпит сама идея того, что демократия может невозбранно долго обеспечивать прогресс общества, не порождая иждивенчества в избирателе, инфантилизма в идеологе и безответственности в чиновнике.

Поражение этой идеи там, где она родилась, будет крупнейшей катастрофой, которая постигнет цивилизованный мир со времен крушения Римской империи.

Share

ДУХ МИРА И ДУХОВНОЙ СВОБОДЫ КОСНУЛСЯ АРАБСКИХ СТРАН

Для Ахмадинежада может начаться обратный отсчет, пишет французский философ Бернар-Анри Леви в статье, переведенной газетой Corriere della Sera.Произошло событие, которое осталось незамеченным: это одно из тех огромных, колоссальных событий, которые могут изменить карту планеты. Речь идет о решении, принятом Объединенными Арабскими Эмиратами, о проверке судов, входящих в их территориальные воды и связанных, более или менее напрямую, с Ираном или с торговлей с Ираном”, – пишет издание. Кроме того, ОАЭ приняли решение о закрытии 41 банковского счета, принадлежащего иранским компаниям и тем организациям, которые могут служить прикрытием для контрабандных операций в рамках ядерной программы Тегерана.Иными словами, пишет автор статьи, речь идет о том, что Эмираты присоединились к тем, кто выполняет новую резолюцию ООН по ужесточению санкций в отношении Ирана. Официальное сообщение о решении правительства ОАЭ было сделано через несколько дней после публикации во французской газете Figaro статьи об убийстве в январе этого года в Дубае агентами “Моссада” одного из лидеров “Хамаса” Махмуда аль-Мабхуха. По мнению автора статьи Жоржа Мальбрюно, обстоятельства этой истории очень похожи на мизансцену. “Эмираты работают в тесном контакте с Израилем, чтобы сделать более надежными свои границы, чтобы защитить нефтяные скважины и противостоять возможным иранским операциям по дестабилизации”, – подчеркивает автор статьи и напоминает о том, что Саудовская Аравия открыла свое воздушное пространство для израильских военных самолетов. И это решение, в первую очередь, наводит на мысль о возможной внезапной операции ЦАХАЛа против иранских ядерных объектов.Автор статьи приходит к выводу о том, что решение правительства ОАЭ действительно имеет огромное значение. Во-первых, оно напоминает, что ислам – это не блок, что существует мирный ислам и ислам воинственный. Во-вторых, фронт противников иранского режима и его планов тотальной войны расширяется и укрепляется. В-третьих, средства, находящиеся на 41 замороженном банковском счете, наполовину принадлежат самой Исламской Республике Иран, наполовину Корпусу стражей исламской революции, иными словами, своим решением ОАЭ нанесли настоящий удар по иранскому режиму. “Тот факт, что арабская страна впервые осмелилась сказать “нет” попытке иранского “вооруженного ограбления” … является проявлением стремления к выживанию и одновременно демонстрацией зрелости, своевременного разъяснения позиций. И если это решение будет выполнено, больше ничего не будет, как прежде. И для Ахмадинежада начнется обратный отсчет”, – пишет издание.

Share

ЛЕВЫЕ НАЧИНАЮТ И ВЫИГРЫВАЮТ… ЛОЖЬЮ

Пилар Рахола – испанский политический деятель, журналистка, а также активист крайне левых в Испании. Ее статьи публикуются в испанских газетах, и ведущих изданиях Латинской Америки. В своей речи на одной из конференций она высказала резкие замечания по поводу пропалестинских демонстраций.

– Почему мы не видим демонстраций против исламских диктаторских режимов, проводимых в Лондоне, Париже и Барселоне? Или демонстраций против диктатуры в Бирме? Почему нет демонстраций против рабского положения миллионов женщин, вынужденных жить без всякой юридической защиты? Почему никто не демонстрирует против использования детей в качестве живых бомб в тех районах, где существует конфликт с исламом? Почему мы не слышим голосов руководителей стран в поддержку жертв исламской диктатуры в Судане? Почему мы не бываем свидетелями возмущения в связи с террористическими актами против Израиля? Почему мы не слышим шумных протестов европейских левых против исламского фанатизма? Почему они не защищают право Израиля на существование? Почему поддержка палестинского дела так легко превращается в защиту палестинского терроризма?

– И, наконец, вопрос на миллион долларов: почему левые в Европе и во всем мире до такой степени зациклены на двух таких наиболее прочных демократиях, как Соединенные Штаты и Израиль, но не желают говорить о самых худших диктатурах на планете? Две самых прочных демократии страдают от наиболее кровавых атак терроризма – и левые даже ухом не ведут?

Возьмем, например, концепцию свободы. На каждом пропалестинском европейском форуме я слышу, как левые с пылом вопят: “Мы хотим свободы для народов!” Это ложь. Их никогда не заботила свобода народов Сирии, Йемена, Ирана, Судана или других подобных стран. И их никогда не тревожило то, что ХАМАС уничтожает свободу палестинцев. Их заботит только одно – использовать концепцию свободы палестинцев в качестве оружия против свободы Израиля. И последствием этой идеологической патологии являются манипуляции прессы.

Международная пресса наносит громадный вред, публикуя свои сообщения об израильско-палестинской проблеме. Когда она говорит на эту тему, она не информирует – она занимается пропагандой.

Публикуя сообщения об Израиле, большинство журналистов забывает об этике журнализма. И поэтому любое действие Израиля, направленное на самозащиту, превращается в резню, а каждая конфронтация – в геноцид. Об Израиле было написано так много дурацких вещей, что не осталось ни одного обвинения, не высказанного против него.

В то же самое время эта пресса никогда не обсуждает сирийское или иранское вмешательство, направленное на поддержку террора против Израиля, или индоктринацию детей и коррупцию среди палестинцев. А когда пресса говорит о жертвах, то о смерти или ранении каждого палестинца сообщается как о трагедии, но об израильских жертвах или не сообщается вообще, или говорится вскользь, а иногда и с явным презрением.

Позвольте мне также добавить кое-что об испанских левых. Можно привести много примеров, иллюстрирующих антиамериканские и антиизраильские настроения, определяющие испанских левых. Например, одна из левых партий Испании недавно исключила из своих рядов человека, который создал произраильский вебсайт. Вот выдержка из постановления об исключении: “Наши друзья – народы Ирана, Ливии и Венесуэлы, угнетаемые империализмом, а не такие нацистские государства, как Израиль”.

В другом примере мэр-социалист городка Кампоцуэлос заменил день Шоа (Катастрофы), проводимый в память о жертвах Холокоста, днем палестинской Накбы, который отмечает траурное для палестинцев событие – образование государства Израиль, тем самым выразив свое пренебрежение жизнями шести миллионов евреев, убитых в Холокосте. А что можно сказать о моем родном городе Барселона, где городской совет решил отметить 60-летие образования государства Израиль проведением недели солидарности с палестинским народом? В частности, они пригласили Лейлу Халед, известную террористку 70-х годов и нынешнего лидера Народного фронта за освобождение Палестины, террористической организации, как ее характеризует Европейский Союз.

Испания испытала на себе самую кровавую террористическую атаку в Европе, и она находится под прицелом каждой исламской террористической организации. Как я уже писала раньше, они убивают нас с помощью мобильных телефонов, получающих сигналы от спутников, подключенных к Средним векам. Однако испанские левые проявляют самые сильные антиизраильские настроения в мире.

А потом они заявляют, что их антиизраильская позиция объясняется солидарностью. И это полное безумие, которое я хочу осудить на этой конференции.

В заключение добавлю – я не еврейка. Идеологически я отношусь к левым, а по профессии я журналист. Почему я не настроена против Израиля, как мои коллеги? Потому что передо мной, как перед не еврейкой, стоит историческая ответственность бороться против ненависти к евреям, а сейчас и против ненависти к их исторической родине, Израилю. Борьба против антисемитизма не является обязанностью евреев, это обязанность не евреев.

Как журналист я обязана искать правду без каких-либо предубеждений, лжи и манипуляций. Никто не говорит правду об Израиле. Как человек, относящийся к левым, которые стоят за прогресс, я обязана защищать свободу, культуру, гражданское образование для детей, сосуществование и законы, которые объявлены в Скрижалях Завета универсальными принципами.

Принципами, которые систематически уничтожаются исламским фундаментализмом. Другими словами, у меня как не еврейки и журналиста, относящейся к левому лагерю, существует тройной моральный долг перед Израилем, потому что если Израиль будет уничтожен, будут уничтожены свобода, современный мир и культура.

Борьба Израиля, даже если мир не хочет признавать это, является борьбой всего мира.

Share

Церковь спасет народ от опиума. Владимир Перекрест

Русская православная церковь займется подготовкой соцработников по реабилитации наркоманов. Об этом заявил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл на подписании соглашения о сотрудничестве РПЦ и Государственного антинаркотического комитета во вторник в Москве.

Подготовка социальных работников для помощи наркозависимым уже началась в Православном богословском университете в Москве. По словам Патриарха Кирилла, планируется организовать и переподготовку священнослужителей, наставляющих наркоманов на путь истинный. Этими мерами Церковь не ограничится – уже подготовлен проект концепции по реабилитации наркозависимых, ожидается, что она будет принята на одном из ближайших Соборов. Предстоятель отметил, что наркомания, как и любая болезнь, – это следствие греха, и указал на то, что Церковь занимается не столько медицинским лечением, сколько духовным исцелением.

А главным содержанием подписанного соглашения стало развитие реабилитационных центров при Церкви. Патриарх напомнил, что Русская церковь еще с середины 1990-х годов занимается реабилитацией наркоманов, в епархиях действует 30 реабилитационных центров. Это на порядок больше, чем государственных, отметил он. Причем эффективность церковных реабилитационных центров очень высока – почти 85% пациентов возвращается к нормальной жизни. Патриарх пояснил, почему, на его взгляд, так эффективно участие Церкви в лечении наркомана.

– Церковь закрепляет в нем те положительные перемены, которые были достигнуты медикаментозно, – сказал он. – Я бы предложил особый акцент сделать на сотрудничестве в той сфере, где медицинский фактор может сочетаться с духовным реабилитационным фактором.

Для финансирования таких центров планируется создать целевой благотворительный фонд при поддержке Государственного антинаркотического комитета.

В свою очередь, директор ФСКН Виктор Иванов обратился к Патриарху с просьбой благословить тех, кто работает в антинаркотических комиссиях в российских регионах.

– Благотворительность и волонтерство в российском обществе находятся пока в начале своего развития, но это отражает объем личной ответственности каждого гражданина за состояние общества вокруг него, – сказал Иванов.

Share

Все смешалось в доме Обамы. Алексей Тарасов

Неделя из жизни президента США или

прорывы и провалы в политике Барака Обамы

Как редактору журнала «Russian-American Business» мне нередко доводилось работать в Белом доме во времена правления администрации Джорджа Буша и в первый год работы Барака Обамы. В очередной раз оказаться в резиденции президента США мне удалось в начале декабря, как раз в разгар дебатов по продлению налоговых послаблений и ратификации российско-американского договора о сокращении стратегических вооружений СНВ III. Общее настроение в коридорах американской власти кажется теперь более пессимистичным, чем раньше.

Русский?! С дипломатом?!

После тщательной проверки моих документов сотрудниками Национального совета по безопасности и секретной службы, федеральный агент на пропускном пункте, расположенном на Пенсильвания авеню, выдал мне розовый пропуск для прохождения на территорию Белого дома. Кэролин, молодая сотрудница пресс-службы президента США, встретила меня у ворот.

– Правила изменились, – объяснила она. – Теперь журналисты-международники могут ходить по Белому дому только в сопровождении работников администрации.

Я посмотрел на часы. С минуты на минуту должен был приземлиться вертолет Обамы на южную лужайку у Белого дома, и мы могли не успеть на церемонию.

– Они вот-вот прилетят, побежали – подтвердила эти опасения моя сопровождающая. Быстрым шагом мы прошлись вдоль Западного крыла, забежали внутрь Белого дома и открыли двери, выходящие к южной лужайке. В моей руке был черный дипломат. У места сбора пресс-пула на траве перед Белым домом стоял высокий, крепкий человек в синей форме генерала Военно-воздушных сил США. Он сразу обратил на меня пристальное внимание, грозно спросив:

– Кто запустил сюда этого международного журналиста с большим черным дипломатом?

– Пропуск был выдан правильно, меня проверили агенты Секретной службы, – ответил я.

– Если хотите, я покажу вам содержимое своего дипломата, – поспешил добавить я, щелкнув замком на крышке атташе-кейса. За меня тут же вступились стоявшие рядом сотрудники пресс-службы президента.

– Что, вы позволите этому русскому журналисту ходить по Белому дому с дипломатом? – гневно спросил американский военный. – Кто знает, что у него там внутри? Дайте мне имя той девочки, которая привела его сюда, и я с ней разберусь.

Но было уже поздно. Вертолет президента США «Морпех-1» приземлился, из переднего люка вышел солдат почетного караула, отдал честь и открыл заднюю дверь вертолета. Барак Обама в черном пальто спустился по трапу, и решительным шагом пошел в направлении Овального кабинета.

Хуже, чем в Великую депрессию

Пресс-конференции в Белом доме с участием самого главы государства устраиваются достаточно нечасто. Брифинги для пресс-пула, состоящего примерно из 30 журналистов, в обычные дни ведет Роберт Гиббс, бессменный советник Обамы по работе с четвертой ветвью власти.

В аудитории маленькой, узкой пресс-комнаты, носящей имя Джеймса Брейди, пресс-секретаря Рональда Рейгана, которого серьезно ранило при попытке покушения на президента в 1981 г., находились такие известные журналисты как Джордж Стефанополус от ABC News, корреспондент NBC Чак Тодд, журналист CNN Дэн Лотиан, ведущий Скот Хорсли с «Национального общественного радио», Марк Амбайндер из издания «Национальный журнал», Питер Бэйкер из «Нью-Йорк Таймс».

И вот, в комнату, наполненную журналистами, входит президент Обама. В личном общении он кажется еще более обаятельным и харизматичным, нежели на экранах телевизоров.

Смысл выступления президента сводится к тому, что компромисс по налоговым послаблениям – меньшее из всех зол, которые могли бы приключиться с американской экономикой с началом нового года. Президент также отметил, что за последние два года все его усилия были направлены лишь на сдерживание натиска экономических проблем, унаследованных от предыдущей администрации.

– Два последних года были временем принятия экстренных мер в экономике, нацеленных на спасение банковского сектора, автомобильной промышленности, сохранение пособий по безработице и решение ряда других сложных вопросов, таких как дефицитные бюджеты штатов. Ситуация в целом стабилизировалась, однако для многих, для тех кто потерял работу, она продолжает оставаться сложной, – сказал Обама.

В другой части своего выступления американский лидер отметил, что еще совсем недавно в феврале 2009 года Америка находилась на пороге новой Великой депрессии. – Уровень безработицы мог достигнуть 15 или 20 процентов. Кто знает, что бы случилось, если бы не наши меры по стабилизации финансовой системы, – отметил глава государства.

– Мая главная цель – сделать как можно лучше для народа США, чтобы способствовать экономическому росту и увеличению количества рабочих мест, – сказал Обама. Президент объяснил, что его предложение по налогам позволит 2 миллионам американцев, потерявших работу во время кризиса, продолжать получать пособия по безработице в следующем году. – В противном случае, – заявил президент – эти люди не смогут кормить свои семьи и платить по счетам.

Если план Обамы не утвердят сенаторы и члены Палаты представителей до 1 января, налоги средней американской семьи возрастут на три тысячи долларов в год и безработные американцы утратят федеральные пособия.

– То, что я сейчас собираюсь сделать, даст людям реальные деньги.  Я не хочу играть в игры с американским народом. Моя задача – помочь американцам из среднего класса, которые сейчас пытаются держаться на плаву.

Отвечая на вопросы журналистов, президент Америки объяснил, что самые важные вопросы сегодняшних дебатов не о том, как будет выглядеть налоговый кодекс, а о том, как США могут оставаться конкурентоспособными в экономической гонке 21 века. Президент отметил, что недавние исследования показали падение позиции американской образовательной системы в областях математики и точных наук.

Когда Обама говорил, что у многих людей не будет хватать денег для того чтобы «класть еду себе на стол», впечатление складывалось такое, что президент говорит про какую-то страну третьего мира, а не про Соединенные Штаты Америки.

Во время выступления Обамы, из-за двери в левом углу зала периодически выглядывал главный советник президента Дэвид Аксельрод. Бывшему стратегу предвыборного штаба Обамы до конца недели пришлось немало поработать, чтобы спасти программу своего шефа от критики однопартийцев-демократов.

Мы наступаем по всем направлениям

Компромисс Обамы, ставящий своей целью оказание помощи среднему классу и малоимущим, будет колоссальным бременем для бюджета страны. Так как налоговые послабления для самых богатых американцев остаются в силе согласно плану президента, американское казначейство недосчитается около 857 миллиардов долларов на протяжении последующих 10 лет. После того, как Обама объявил о том, что он достиг компромисса с республиканцами в отношении налоговых поблажек, против американского президента ополчился ряд представителей Демократической партии. Одно из главных обещаний Барака Обамы во время его политической кампании заключалось в том, что он не оставит в силе налоговые уступки для богачей, введенные Джорджем Бушем. Причины, по которым 9 декабря демократы в Палате представителей приняли резолюцию не допускать долгожданный план Обамы по налогам к голосованию, вполне понятны. Так что, батальное полотно, изображающее битву политических сил за судьбу налоговых поблажек американскому президенту стирать еще рано…

Просчеты администрации Обамы в политике международной в полной мере достойны ее промахов в делах внутренних. Так, на этой же неделе в пресс-офисе Брейди наряду с Обамой появился еще один президент США – Билл Клинтон. Одной из его целей было убедить американских политиков принять налоговый план действующего главы государства. Вместе с тем, экс-президент не упустил шанс поговорить и про Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений между США и Россией.

– Я и Борис Ельцин согласились существенным образом сокращать ядерный потенциал наших держав еще в 1990 годы. Однако, в то время было очевидно, что российская Госдума не ратифицирует договор, предусматривающий столь обширные сокращения в ядерном арсенале страны, – сказал Клинтон… В своем выступлении Билл Клинтон еще раз хотел попросить у представителей обеих партий бдительности в отношении национальных интересов США. Между тем, сенатские республиканцы под руководством сенатора от штата Аризона Джона Кила планируют отложить ратификацию договора на неопределенный срок.

Казалось бы, то ли еще будет? Администрация президента терпит поражения на важнейших политических направлениях.  И вот, в понедельник 13 декабря, крушение потерпел еще один проект Барак Обамы – реформа здравоохранения. По ходатайству республиканского генпрокурора Вирджинии, федеральный суд в Ричмонде признал главные части медицинской реформы Обамы неконституционными. Судья Генри Хадсон постановил, что федеральное правительство не вправе принуждать жителей Америки приобретать полисы медицинского страхования против их воли. Хотя за этим решением последует череда апелляций, прецедент, установленный в четвертом федеральном округе, в который входит Вирджиния, может быть использован в других регионах страны для того, чтобы также отменить действие реформы сектора здравоохранения.

Макроэкономическая картина в США выглядит еще более удручающе. Согласно расчетам Бюро по бюджету Конгресса США, дефицит американского бюджета в 2010 году достигнет 1,3 триллионов долларов. Текущий суверенный долг Америки составляет 13 триллионов 860 миллиардом долларов. Он растет со средней скоростью 4 миллиарда 140 миллионов в день. Ожидается, что долг Америки увеличится до 20 триллионов долларов к 2015 году. К 2020 году долг предположительно уже составит 100 процентов внутреннего валового продукта Соединенных Штатов. При этом, рост американской экономики будет колебаться от 2,6 до 4,6 процентов в год. Если разделить задолженность США на все население страны, получится, что каждый американец должен будет выплатить сегодня 44.760 долларов.

Возникают вопросы: за счет чего вообще держится Америка? На что расходуются такие астрономические средства? Как страна будет выходить из этой тяжелой ситуации? Обама уже не раз говорил о том, что страна была на грани новой Великой депрессии. Но ведь в реальном секторе американской экономики по большому счету существенных проблем не было. Были затронуты интересны отдельных многомиллиардных корпораций, которые вели сомнительные игры на фондовых рынках. В результате своих ошибок, эти крупные компании потеряли огромные финансовые средства и оказались на пороге потопления. Маленькие, средние, и даже многие крупные бизнесы в США не испытали существенных потрясений. Бизнесы на американских «Мэйн-стритах» продолжали спокойно работать во время больших колебаний на биржах. Они не получали никакой поддержки от государства. И вместе с тем, страна могла бы быть отброшена в 1930-ые годы… Из-за чего? Из-за того, что несколько крупных игроков на финансовых рынках приняли неправильные решения. Если в такой «рыночной» системе деятельность реального сектора экономики практически ничего не значит, то зачем же он вообще нужен? Когда-то давно старания, труд и индивидуальная коммерческая инициатива отдельно взятого человека могли способствовать укреплению американской экономики и американской идеи в целом. Сейчас получается, что каждый должен бороться только за себя. Те положительные вещи, которые делают мелкий и средний бизнес, не могут спасти экономику. Государственные расходы стали столь велики, что американское правительство вынуждено всецело полагаться на финансовый сектор для поддержания своей платежеспособности. Мелкие и средние бизнесы как не видели федеральных долларов, так и не видят… Пожалуй, в этом разрыве между биржевым и финансовым рынками и реальной экономикой, между «Уолл-стрит» и «Мэйн-стрит», как раз и заключается главная дилемма, стоящая пред американским правительством и перед президентом Обамой.

Разведчики в парке

Моим «приключениям» в тот день, когда американский военный потребовал повторного досмотра моего дипломата, не было суждено кончиться просто так. Когда я в конце дня покинул Западное крыло и отошел от Белого дома на несколько кварталов, навстречу мне попался одетый в отрепье бездомный. – Сэр, скажите вы ведь юрист? – спросил меня этот человек. Его голос и выражение лица были более характерны американскому офицеру, а отнюдь не бомжу из Лафайет парка. – Вы так хорошо одеты. Вы, должно быть, работаете адвокатом. Не найдется ли у вас доллара? – Нет ответил я, есть катарские риалы и российские рубли, а вот наличных долларов у меня нет.

– Ах, вы из России? Так я был в Москве, Ленинграде, Киеве и даже Владивостоке! Скажите, а что же вы делаете в США – какова цель вашей работы? – Вы были правы, я действительно юрист, – сказал я своему собеседнику, вспоминая, как неделю назад я принимал присягу конституции США перед председателем Верховного суда штата Техас. – Это я и хотел услышать, – признался мне мой «бесприютный» собеседник. Мне сразу стало понятно, что передо мной совсем не вашингтонский бродяга, а агент какого-то американского разведведомства.

В конце дня, волнуясь о судьбе молодой Кэролин, я все-таки решил позвонить в Совет безопасности США и уточнить, что генерал ВВС, встречающий Обаму у трапа, не решил из-за меня торпедировать карьеру юной сотрудницы пресс-службы президента.

– Не волнуйтесь за это недоразумение – ответила мне представительница американского разведывательного агентства. – Это мы должны перед вами извиняться, забудьте об этом инциденте.

Приятно осознавать, что хотя бы внутри самой администрации американского президента пока еще ведется координированная работа. Да и потом, поимки очередного русского «шпиона», гуляющего по Западному крылу Белого дома с черным дипломатом удалось избежать.

Алексей Тарасов,

заместитель редактора журнала «Russian-American Business»,

доктор юриспруденции

Share