«В интересах Государства Российского»

65 лет назад по указанию Сталина был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР, которым российские немцы были обвинены в сотрудничестве с врагом и депортированы в Сибирь и Казахстан, а их Автономная республика на Волге ликвидирована. Целый народ был подвергнут репрессиям и дискриминации на десятилетия. Вопрос российских немцев не был решен ни когда автономии других репрессированных народов были восстановлены (1950-е гг.), ни после снятия всех обвинений как необоснованных (1964), ни при М. Горбачеве, когда готовилось восстановление АССР немцев Поволжья, ни при Б. Ельцине, который предложил российским немцам вместо республики военный полигон «Капустин Яр» –  «выкапывать там снаряды». После этого более 2,5 миллионов российских немцев выехали в Германию, что нанесло России немалый ущерб. На сегодня в стране около миллиона российских немцев. Авторы, анализируя ситуацию, предлагают совершенно новый подход к решению их вопроса.

Рожденные Россией
История российских немцев неразрывно связана с историей России. Они были приглашены государством как ученые, деятели культуры, специалисты, военные, врачи, ремесленники. И как земледельцы – для освоения и закрепления за Россией окраинных тогда ее земель в Поволжье и на Юге России. Оправдали ли они надежды России?
Полистайте дореволюционные энциклопедии. Почитайте историю Государства российского, историю российской науки, литературы, театра, музыки, живописи, военного дела, промышленности, сельского хозяйства, транспорта, медицины. Посмотрите историю географических открытий и «приращения могущества России Сибирью». Зайдите, наконец, в Георгиевский зал Кремля, где в бесконечных колонках имен георгиевских кавалеров на стенах каждое третье имя – немецкое.
Верой и правдой, талантом и знаниями, потом и кровью служили немцы России. За два с половиной века из диаспоры, из осколка народа другой страны они стали еще одним народом в разноплеменной великой стране, пожалуй, единственным ее народом, который не вошел в состав России, а был рожден Россией. Они не только помогли своей новой родине освоить многие достижения Европы, но и сами вдохнули планетарной шири России, приобщились к ее великим идеям, великой культуре и литературе, великому русскому языку. И корни российских немцев как народа – в почве России, сами они пропитаны соками России, над ними светит солнце России, и плоды свои они отдают России. Не отсюда ли многие российские немцы воспринимают выезд в Германию как обреченность? Ведь историческая родина ушла от них за годы разлуки так далеко, что и общее прошлое часто уже не ощущается. И едут они туда с ненужным там богатством: с огромным капиталом знаний русского языка, русской культуры, истории, – что в Германии часто лишь раздражающий признак их «недостаточной немецкости». Только в России они могут сохраниться как народ. Потому что только в ней, после 65 лет невероятной распыленности депортацией по всей ее огромной территории, они могут еще получить возможность снова собраться вместе. Вот почему так безальтернативно связано их будущее с Россией.

Репрессированный патриотизм
После революции немецкие села Поволжья выгребли начисто свои запасы хлеба – для голодающих рабочих Москвы и Петрограда. Во время гражданской войны и в Поволжье, и на Украине в немецких селах было, как в фильме «Чапаев»: белые придут – грабят, красные придут – грабят. То есть пусть не из одного гостеприимства, но помогали братьям-россиянам, под каким бы флагом ни приходили. В тридцатых годах успехи АССР немцев Поволжья были таковы, что ее называли «сталинской республикой».
Во время войны и еще годы после нее все российские немцы, от 15 до 55 лет, были в «трудармии», в лагерях НКВД – на лесоповале в тайге, в шахтах, на строительстве заводов на Урале, в хозяйствах Восточной Сибири и Севера. Там, за колючей проволокой, они добивались права работать не для «искупления вины», а как вся страна, под лозунгом «Всё для фронта, всё для победы!». За собранные  на строительство танков и самолетов средства они получили даже благодарность Сталина с «братским приветом».
И после войны в районах выселения, и позже на освоении казахстанской целины, российские немцы как рабочая сила были «незаменимы»: в 1965 году А. Микоян отказал двум их делегациям в восстановлении АССР на Волге, «потому что 500 тысяч немцев уедут из Целинного края, а без них там сельское хозяйство вести невозможно». По той же причине были против восстановления республики на Волге ЦК КП Казахстана, сибирские и уральские обкомы и горкомы партии: не хотели терять нужные рабочие руки.
Любой народ в стране, независимо от своего вклада в общий союзный «котел», получал из него долю на развитие национальной культуры, образования, СМИ, на подготовку кадров и т.д. Кроме немцев. Только у них не было – и нет до сих пор! – ни одной национальной школы, учреждения национальной культуры, практически не было национальных СМИ и, кроме  нескольких десятков учителей родного языка, за всё послевоенное время не готовились национальные кадры. Для сравнения: у киргизов, литовцев, эстонцев (народов, близких по численности советским немцам) в 1982 году на национальную душу выпускалось газет соответственно в 13, 30 и 41 раз больше, чем у немцев; журналов в 330, 1330 и 900 раз, а художественной литературы в 100, 160 и 320 раз. Приложите сюда еще «экономию» от отсутствия у немцев своих Советов, исполкомов, профкомов, парткомов и прочей инфраструктуры и номенклатуры, – и получится, что российские (тогда советские) немцы были самым «рентабельным» в стране народом: работая «хорошо», они как народ не получали ничего, кроме как на пропитание.
Может быть, причины особого отношения к ним лежат в сфере патриотизма, и у них его было недостаточно? В начале Великой Отечественной десятки тысяч советских немцев воевали на фронте. Они были и среди героев Брестской крепости, и среди партизан, и среди подпольщиков. И даже в катастрофические первые месяцы войны газеты писали о героизме советских немцев. Заметка в «Комсомольской правде» о рядовом Гофмане, попавшем в плен к гитлеровцам, подвергнутом пыткам и найденном потом его товарищами с комсомольским билетом, штыком приколотым к сердцу, была опубликована за несколько дней до Указа о выселении немцев.
Константин Симонов в своей книге «Живые и мертвые» напишет позже о боевом генерале, которому в 1941 пришло распоряжение отослать из его частей советских немцев (их с фронта эшелонами тоже направили в трудармию, за колючую проволоку, под конвой). Он сказал: «Дайте мне десять тысяч таких Гофманов (это уже другой Гофман, из частей самого генерала), я из них дивизию сделаю и до Берлина с ними дойду!» Не дали. До Берлина если они и доходили, то лишь под чужим именем. Симонов знал о судьбе советских немцев и первый осмелился сказать несколько слов в их защиту. Всего полгода были они на фронте, тем не менее среди них – 11 Героев Советского Союза.
Несмотря на всегдашнее инонациональное окружение, российские немцы за 250 лет своей российской истории не имели ни одного конфликта с другими народами. В АССР НП треть населения составляли русские, украинцы, калмыки, казахи. Добрые отношения с соседями были законом. Это внедрялось с детства: «Der Kluge gibt nach!» («Умный уступает!») – повторяла мать своим детям.
1989 год. Москва. Первая конференция первого национального общества советских немцев «Возрождение». В числе прочих обсуждается и вопрос о восстановлении их автономии на Волге. Все уже знают, что там местная бюрократия ведет основательную антинемецкую работу. Один из «аргументов» – приедут немцы, выгонят всех из своих домов. Делегаты конференции со всей огромной страны уже 48 лет мечтают о том, чтобы вернуться, наконец, «домой». И тем не менее, они принимают – единогласно! – «Обращение к населению, проживающему на территории бывшей АССР НП». В нем говорится:
«Дорогие товарищи! Мы заявляем, что, пережив вместе со всем советским народом трагедию войны с ее неисчислимыми жертвами, считаем невозможным для себя требовать возвращения наших домов и имущества, незаконно конфискованных в 1941 году при выселении, ибо не советский народ виноват в этом и тем более не те люди, которые сегодня живут в наших домах. Пусть наши дома, в которых родились мы и которые стали приютом для вас, будут для вас такими же родными, какими были для нас. Мы заявляем, что не претендуем на город Энгельс – бывшую столицу нашей республики. Пусть он останется таким, как сложился, – современным русским городом. Мы считаем, что большинство сегодняшних крупных населенных пунктов на территории бывшей АССР НП должны по возможности получить свою автономность в будущей республике, чтобы не нарушать сложившийся уклад, чтобы сохранить полную возможность беспрепятственного обучения на родном языке в школах, чтобы обеспечить и на будущее свободное развитие в них национальной культуры…».
Прошло столько лет, но до сих пор ни одна газета в Поволжье не опубликовала это заявление, беспрецедентное в истории депортированных народов по своему великодушию и стремлению к добрососедству. И не случайно – ведь оно снимало главный аргумент антиавтономистов и тем самым нужные им страхи населения.
В результате – массовый выезд российских немцев в Германию. В год до четверти миллиона! При имеющейся демографической ситуации в стране! Экономический же ущерб исхода составил около 50 миллиардов нецензурных сегодня «у.е.» плюс утрата существенного научного, культурного, образовательного, морального, нравственного потенциала. Хоть бы договорились с Западом, что выезд немцев идет в погашение долгов Парижскому и Лондонскому клубам – был бы прощальный вклад российских немцев в увеличение стабилизационного фонда их Родины…

Местные интересы превыше всего?
Почему же не решается уже 65 лет их вопрос? Причин, вызванных интересами государственного уровня, не видно. Виден лишь в течение многих десятилетий потребительский подход на региональном уровне, который и привел к массовому выезду в ущерб государству. А то, что принять решение необходимо, наверху понимали: в 1988 было обещано восстановить АССР НП через полгода, в 1989 были созданы Парламентская, затем Государственная комиссии СССР по проблемам немцев, в 1991 был принят Закон «О реабилитации репрессированных народов», предусматривавший и восстановление государственности российских немцев, в 1992 был подписан Протокол о сотрудничестве между Россией и Германией в поэтапном восстановлении  государственности российских немцев.
Но – не хватило политической воли наверху, чтобы в интересах своего же государства воплотить эти решения в жизнь. Да и можно ли было ожидать, например, от Ельцина решения проблемы, когда он сам был безмерно далек в своих действиях от интересов государства, и когда не он правил Россией, а им правили люди, еще более далекие от интересов «этой» страны? Но сегодня ситуация ведь в корне иная. Что же еще стоит на пути решения вопроса российских немцев?
Идея восстановления государственности российских немцев воспринимается сегодня нередко как противоречащая тенденции на укрупнение и сокращение числа субъектов Федерации. Однако противоречия нет: ведь тенденция направлена на совершенствование системы государственного устройства, улучшение положения народов, чтобы все они, как и каждый гражданин, могли чувствовать себя в своей стране как дома. Создание условий для совместного проживания российских немцев не требует никакого разукрупнения. Оно может быть обеспечено и в рамках субъекта Федерации, и приведет именно к той цели, на которую направлена сегодня государственная политика: еще один народ – около миллиона граждан! – смогут почувствовать себя в собственной стране опять дома.
Немалую трудность представляет то, что проблема российских немцев чрезвычайно отягощена не только несправедливыми обвинениями, репрессиями и десятилетиями дискриминации, но и невыполнением самой властью принятых ею же нужных законов и указов. Предстоит расчистить эти Авгиевы конюшни, и роль Геракла здесь может выполнить только президент России, повернув и в эти конюшни очищающий поток государственных интересов.
Еще одна важная особенность проблемы: она государственная проблема, и главной движущей силой для ее решения являются интересы государства, и решить ее можно только по инициативе сверху: должен быть указ Президента, ставящий конкретно задачу перед правительством.
Как и раньше, сегодня иногда еще говорят, что для нужного решения у государства нет средств. Но десятой части суммы ущерба, понесенного от выезда российских немцев из-за нерешенности их проблемы, хватило бы не только чтобы решить вопрос, но и чтобы предотвратить весь ущерб и получить еще немалую прибыль. Да и говорить о нехватке средств сегодня, когда недельный прирост стабилизационного фонда может решить всю проблему!.. Если исходить из интересов страны, решение найдется.
Сколько вариантов решения немецкой проблемы уже предлагалось! Как учитывалась изменчивая конъюнктура! «Нельзя» восстановить республику сразу – давайте поэтапно. «Нельзя» на Волге – давайте рассмотрим другие варианты. Для каждой «тяжелой» ситуации российские немцы находили выходы и предложения. Потому что понимали: у страны, у власти тоже бывают трудности. Но почему-то ответного понимания не встречали. Ни в 1965, ни в 1989, ни в 1991.
За многие десятилетия, при разных руководителях, особенно при Сталине и Ельцине, не только российские немцы пережили невиданные катастрофы, но и практически все народы страны, и в первую очередь – русский народ. И если учесть, что Россия, замученная и уже почти целый век не способная освободиться от крестоносцев чуждых ветхозаветно-свирепых религий марксистского ли, неолиберального ли толка, – сама все эти годы пыталась из последних сил выжить, то будет понятно и терпение, проявленное российскими немцами. И для них сегодня дело совсем не в том, кто виноват в их трагедии, а в том, как вместе с Россией решить их проблему в интересах России. И тут для них вопрос стоит так: сможет ли Владимир Путин, остановивший крушение государства тем, что в последний миг на высоте, над самой бездной Россию поднял на дыбы, – сможет ли он, успеет ли он заняться и национальными проблемами в многонациональной стране? Чтобы его голос и здесь стал не единственным, а единым голосом самой России и ее народов?
Перепись населения в 2002 г. показала: в России 600 тыс. немцев (в других странах СНГ еще около полумиллиона). Учитывая, что при этой переписи национальность указывалась лишь по инициативе самих граждан, можно вполне считать, что «чистых немцев» в России гораздо более 1 млн. чел. Вдобавок сегодня около 90% браков у них – смешанные, и практически все дети из этих браков записываются русскими. А это значит, что в России немцев с членами их семей минимум 2 млн. чел. Из них около 97% проживают распыленно по всей стране, без возможности приобщения к национальной культуре, изучению родного языка. В двух национальных районах (в Омской области и Алтайском крае), где проживает лишь около 3% немецкого населения страны, их доля тоже всё сокращается из-за выезда: районы сами не могут обеспечить воспроизводство и сохранение ментальности – национальные лужи высыхают быстро, нужно хотя бы озеро. А если весь народ обречен, обречены и национальные районы.

Новое время – новые подходы
В этих условиях нужны совершенно новые подходы к решению проблемы российских немцев. Они видятся нам такими.
Главная задача сегодня – не восстановление АССР НП, а создание условий для сохранения российских немцев как народа. И здесь главное – обеспечить их компактное проживание (Поволжье может быть одним из вариантов), без чего невозможно сохранить родной язык, национальную культуру, народ.
Новый подход необходим и к тому, как решать проблему. Проблема российских немцев сегодня национальная только для них самих, для страны же она практически чисто экономическая. И если совместить ее решение с реализацией пакета крупных, важных для страны или конкретного региона экономических задач (типа градообразующих, как в прошлом КамАЗ – Набережные Челны), привлекая для этого преимущественно российских немцев, то в ходе решения этих задач можно создать попутно все условия для возрождения народа: обеспечить компактность проживания, создание экономической базы, социально-культурно-образовательной инфраструктуры. Если же проекты совместить с созданием особых экономических зон, предложенных президентом Путиным, с программой содействия переселению в РФ соотечественников, и объявить решение проблемы одним из национальных проектов, то может получиться системный проект по обкатке и решению целого комплекса новых идей и задач, выдвинутых жизнью и потребностями страны. А если проекты сделать еще и совместными, допустим, с германской экономикой, то реализация их и значительно ускорится, и создаст перспективный полигон экономического сотрудничества двух стран.
Такие подходы практически снимут причины выезда российских немцев; более того, привлекут их из других стран СНГ и вернут многих из Германии. Кстати, из Германии могут потянуться в Россию и «коренные» немцы: ведь ныне в поисках работы из нее ежегодно уезжает около 160 тыс. человек! Для России это могло бы стать вторым «приглашением немцев» после Екатерины II, причем не менее важным по значению. Для конкретного же региона (административного округа) России такой эксперимент мог бы стать мощным толчком разностороннего развития (здесь вполне возможно проведение среди регионов конкурса на получение проекта).
Такое решение – и в политических интересах России: будет восстановлена справедливость по отношению к единственному оставшемуся не реабилитированным репрессированному народу; будет решена проблема, которую за 65 лет ни один из предшественников Путина не смог решить; будет сделан первый крупный позитивный шаг в национальной политике новой России, – в политике, которая до сих пор воспринимается в мире в основном лишь через призму событий в Чечне.
Большие изменения, произошедшие за последние годы в России; укрепление приоритета государственных интересов; невероятное – всего за несколько лет – укрепление  экономического положения страны; масштабные системные программы и проекты, ориентированные на будущее; а также укрепление законности и порядка, меры по обеспечению демократических прав граждан и народов страны – всё это позволяет считать, что сегодня решение проблемы российских немцев возможно как никогда ранее.

Гуго Вормсбехер,                   Вячеслав Дашичев,                    Вольфганг Зайферт,
писатель,                                       д.и.н., проф., Институт              д.ю.н., проф.
б. председ. Союза                        экономики РАН,                                 Гамбург
немцев СССР, Москва

Об авторах:

Гуго Густавович Вормсбехер, писатель, бывший председатель
Союза немцев CCCР и член
Российско-Германской Межправительственной комиссии по
проблемам российских немцев
Москва,  тел. 903 23 00; e-mail: hugoworms@yandex.ru

Вячеслав Иванович Дашичев – д.и.н., проф., главный научный
сотрудник центра международных экономических и
политических исследований Института экономики РАН,
Москва, тел. 202 88 24;

Вольфганг Зайферт – д.ю.н., проф., б. директор Центра германского
права при Институте государства и права РАН,
Гамбург, тел. 81049- 406935749


Share

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Я не робот.