Это опция возвращает прежний вид Главной страницы Morgulis Mikhail , разворачивая свернутые и закрытые рубрики и блоки.

Восстановить Morgulis Mikhail Главную.

ХРИСТИАНСКАЯ ПОЭЗИЯ

 

Издательство Фонда “Духовная Дипломатия” готовит к печати книгу христианской поэзии. В книгу войдут лучшие христианские поэты Запада в переводе Дмитрия Якубова. Смотрите на нашем сайте каждую неделю новые главы из книги. В числе авторов: Клайв Льюис, Дитрих Бонхёффер, Вальтер Скотт и др.

 
Глава первая.
Роберт Саутвелл (Robert Southwell)
1561-1595

 

   

   

Имя Роберта Саутвелла почти не знакомо российскому читателю. Тем не менее, работы этого замечательного поэта являются фундаментально-важными не только для всей англоязычной христианской, но и для светской поэзии. Есть малоизвестный, но весьма любопытный факт: хорошим другом Роберта Саутвелла был Шекспир. Они читали друг другу свои стихи, более того, великий Шекспир прислушивался к мнению Саутвелла и даже подражал ему.
Роберт Саутвелл… Священник, иезуит, мыслитель, проповедник, канонизированный Католической Церковью. Поэт. Верующий человек, рисковавший жизнью ради проповеди своей веры и принявший мученическую смерть во имя её.
Родился Роберт Саутвелл в 1561 году в Англии, в графстве Норфолк. Он происходил из знатного рода, а потому был обеспечен и с нуждой не знался. Дедушка его, Ричард Саутвелл, служил придворным при короле Генрихе VIII, а мать вышла из известного рода Шелли (по линии матери у Саутвелла есть родственная связь с Перси Шелли, одним из величайших английских поэтов XIX века).
Когда Саутвеллу исполнилось пятнадцать лет, он был послан получать образование во Францию, в Дубаи, а затем в Париж. Первые стихи вышли из-под его пера уже в семнадцать лет. В этом же юном возрасте Роберт пытается вступить в общество Иисуса, но безуспешно. Однако вскоре его допускают в Рим. Несколько лет он находится под опекой иезуита Томаса Дарбишьера, а после двухлетней подготовки в Турне Роберт Саутвелл вступает в монашеский орден Иезуитов. Сан священника он получает в 1584 году после окончания английского коллегиума в Риме. Духовная цель кажется достигнутой, будущее – ясным… Но именно в этот год королева Англии Елизавета I издала указ, согласно которому английские подданные-католики, принявшие сан священника или вступившие в монашеский орден, не имеют права находиться в стране более сорока дней. Неисполнение приказа преследовалось и жестоко каралось. Разумеется, многие верующие не собирались покидать свои дома, а уж тем более идти на сделку с совестью ради земного благополучия. В этот период и заканчивается история романтичного юноши-католика Роберта Саутвелла, но начинается другая – история поэта-мученика.
Узнав о гонениях на единоверцев, Роберт Саутвелл, осознанно рискуя, просит начальство ордена отправить его в Англию и получает согласие. Он прибыл в Англию в 1586 году и стал заниматься подпольной миссионерской деятельностью, тайно проводя богослужения и проповедуя. Его стихи, как неотъемлемая часть миссионерской деятельности, переписывались от руки и распространялись среди английских католиков. Оригинальные и в то же время лёгкие, замечательно и глубоко написанные, они прокладывали путь любви и примирения в его тайную церковь для новых сторонников традиционной веры. Эти же стихи обличали религиозных фанатиков — сторонников королевы, отправлявших на пытки и смерть инакомыслящих. Именно в эти дни появились такие знаменитые произведения Роберта Саутвелла, как «Письмо утешения», «Краткое правило доброй жизни», «Победа над смертью», «Слёзы Марии Магдалины», «Смиренные мольбы к королеве Елизавете» и другие.
Роберт Саутвелл никогда не занимался политическими интригами, жил скромно и неприхотливо. В течение шести лет он переходил с проповедью от одной семьи к другой, утешая и ободряя своих единомышленников — вплоть до того дня, как стал жертвой предательства. Его арестовали и подвергли пыткам, намереваясь выведать имена и место нахождения других священников и миссионеров. Но сила духа оказалась сильнее боли.
Его содержали в Вестминстере, потом в Тауэре—и там, в заключении, он создал большинство своих поэтических произведений. Они стали настолько популярны среди его современников, что впоследствии часто издавались и переиздавались без указания имени автора.
Тринадцать раз представал он перед членами Тайного Совета.
20 февраля 1595 года состоялся суд — после трёх лет, проведённых в тюрьме, его обвинили в государственной измене, он был осуждён и приговорён к смертной казни через четвертование и повешение.
На следующий день, 21 февраля 1595 года, приговор был приведён в исполнение.
Ему было 33 года. Знакомый возраст, не правда ли?
Наследие Роберта Сауэтвелла—это не только замечательные поэтические произведения. Он оставил нам глубокую и оригинальную философскую лирику, сочинения на религиозную тематику.
Одно из самых известных произведение Саутвелла—поэма «Жалобы Святого Петра», которая ещё ждёт своего перевода на русский язык.
25 октября 1970 года поэт, проповедник и мученик Роберт Саутвелл был канонизирован Католической Церковью.

Мной избранный Младенец

Хвала Любви! Хвалю, любя, Младенца и Христа,
Чьё сердце тихо, длань чиста, в молчании уста.

Хвала – Его, Любовь – Его, Ему – любовь, хвала!
Я с Ним влюблён, я в Нём живу, и жизнь моя светла.

Сладчайший Свет, превыше слов, к Нему мечты стремим,
Мы с Ним умрём, воскреснем в Нём (,) и воцаримся с Ним!

Он – дар мой, я – Его должник. Дар – свят, долг – не вернуть…
Он первый друг, Он лучший друг, к Нему мой вечный путь!

Он юн, но мудр, мал, но силён, Малыш – Владыка Сил!
Как Мудрый – знал, как Сильный – смог, как Бог – благословил.

Он, зная, правит, мир храня, Любовь – Его Закон.
Рожденье – радость, подвиг – свет, попрал смерть смертью Он.

…Вот плачет, задыхаясь, Он – песнь Ангелов слышна –
Сквозь раны, содроганье, стон ростком цветёт весна…

Ты можешь детскою рукой стереть весь мир земной.
Исправь меня, и защити, и в смерти будь со мной!

A Child My Choice

Let folly praise that fancy loves, I praise and love that Child
Whose heart no thought, whose tongue no word, whose hand no deed defiled.

I praise Him most, I love Him best, all praise and love is His;
While Him I love, in Him I live, and cannot live amiss.

Love’s sweetest mark, laud’s highest theme, man’s most desired light,
To love Him life, to leave Him death, to live in Him delight.

He mine by gift, I His by debt, thus each to other due;
First friend He was, best friend He is, all times will try Him true.

Though young, yet wise; though small, yet strong; though man, yet God He is:
As wise, He knows; as strong, He can; as God, He loves to bless.

His knowledge rules, His strength defends, His love doth cherish all;
His birth our joy, His life our light, His death our end of thrall.

Alas! He weeps, He sighs, He pants, yet do His angels sing;
Out of His tears, His sighs and throbs, doth bud a joyful spring.

Almighty Babe, whose tender arms can force all foes to fly,
Correct my faults, protect my life, direct me when I die!

Бегство в Египет

Опасен день — ночь скрыла их побег.
Померкни, свет! И тенью стань, светило!
Земля, стыдись! Страдает Человек,
Ему дорогу солнце омрачило.
Сияет день преградой на пути,
И презрен Свет, пришедший нас спасти.

Садится солнце, звёздам свет даря…
Они в крови полощутся лучами.
Гнев Ирода, безумного царя,
Сиянье топит в погребальной яме –
Чтоб убедиться в смерти одного,
От страха не щадит он никого.

О, дети, первый цвет весны Христа,
Мучений терн принявшие до срока!
Пусть вскрыто горло, сомкнуты уста—
Вы славите запретного Пророка:
Как песнь, слеза, меч-инструмент суров,
Смерть — славословье, кровь понятней слов.

The flight into Egypt

ALAS our day is forst to flie by night,
Light without light, and sunne by silent shade,
O nature blush that suffrest such a wight,
That in thy sunne this darke eclipse hath made,
Day to his eies, light to his steps denie,
That hates the light which graceth every eie.

Sunne being fled the starres do leese their light,
And shining beames, in bloody streames they drench.
A cruell storme of Herods mortall spight
Their lives and lightes with bloody showers doth quench,
The tyrant to be sure of murdring one,
For feare of sparing him doth pardon none.

O blessed babes, first flowers of christian spring,
Who though untimely cropt faire garlandes frame,
With open throats and silent mouthes you sing
His praise whom age permits you not to name,
Your tunes are teares, your instruments are swords,
Your ditty death, and blood in liew of wordes.

Христос возвращается из Египта

Когда отпировали смерть и ад,
Господь вернулся—и была расплата:
Жизнь возвратила больше во сто крат,
Чем смерть украла у неё когда-то.
Родители, не сохранив детей,
В Нём обрели то, что семьи святей.

Сын Ирода взошёл на трон в свой срок,
Наследник верный лжи, интриг и плети…
И в город-сад ушёл Ребёнок-Бог,
К цветку Цветок — и рос Он в Назарете.
Цветком рождён, воспитан, как цветок,
В цветущем граде Он укрыться смог.

Цвет-град… По праву Плод увидел он.
В плоть смертную там Бог вошёл незримо…
Впервые нежный вырос в нём бутон,
На ветви чистой, девственной, хранимой…
В цветке среди цветов Цветок живёт –
Но в терниях на древе будет Плод.

Christs returne out of Egypt

WHEN death and hell their right in Herod claime,
Christ from exile returnes to native soile:
There, with his life more deepely death to maime
Then death did life by all the infantes spoile.
He shewed the parents that their babes did mone,
That all their lives were lesse then his alone.

But hearing Herods sonne to have the crowne,
An impious offspring of a bloudy sire,
To Nazareth (of heaven beloved) towne,
Flowre to a flowre he fitly doth retire.
For flower he is and in a flower he bred,
And from a thorne now to a flowre he fled.

And wel deservd this flower his fruit to view
Where he invested was in mortall weede,
Where first unto a tender bud he grew
In virgin branch unstaind with mortall seede.
Young flower, with flowers, in flower well may he be:
Ripe fruit he must with thornes hang on a tree.

Детство Иисуса

Как рос Господь 12 лет? Чернила
Не скажут нам об этих днях святых.
Такие жизнь Его дела явила –
Лишь Ангелы восславить могут их!
Он безупречен! Согрешить не мог
Ведомый благодатью мальчик-Бог.

В кудрях младых – познание Вселенной,
А в юности – смиренье и покой,
В наивности – глас мудрости нетленной,
За хрупкостью – Владыка Всеблагой.
Ему природа лучшее дала,
Бог дал, что дать природа не могла.

Любовь к друзьям была в Его печали,
И кротостью сиял Он в час утех.
Его глаза всё в мире проницали,
Ценя добро и исцеляя грех.
Его любовь, Его дела, слова
Явили миру святость Божества.

Christ’s Childhood

Till twelve years’ age, how Christ His childhood spent
All earthly pens unworthy were to write;
Such acts to mortal eyes He did present,
Whose worth not men but angels must recite:
No nature’s blots, no childish faults defiled,
Where grace was guide, and God did play the child.

In springing locks lay crouchиd hoary wit,
In semblant young, a grave and ancient port;
In lowly looks high majesty did sit,
In tender tongue sound sense of sagest sort:
Nature imparted all that she could teach,
And God supplied where nature could not reach.

His mirth of modest mien a mirror was;
His sadness temper’d with a mild aspect;
His eye to try each action was a glass,
Whose looks did good approve and bad correct;
His nature’s gifts, His grace, His word and deed,
Well show’d that all did from a God proceed.

Всё в круговерти…

Деревья, умерев, воскреснут снова,
И ветви явят вновь и цвет, и плод,
И утешенье посетит больного,
И дождь пустыню напоить придёт.
Всё в круговерти, всё всегда иначе:
Ложь бита правдой, радость – неудачей.

И море жизни движется всегда,
Прилив – начало скорого отлива…
И ткёт узоры тёмная вода –
И ткань порой жестка, порой красива.
Нет счастья, чтоб однажды не прошло,
И сменится добром любое зло.

Весна пройдёт, не вечен листопад,
Вот кончен день, вот ночь светлее стала,
И стаи птиц в свой срок заголосят,
И самый страшный шторм замрёт устало.
Мы, видя в переменах Божью власть,
Надеемся восстать, боимся пасть.

Что взяли беды, возвратит успех,
И в тонкой сети много мелкой рыбы,
Все вещи – тлен, хоть и важны для всех.
Стремясь к богатству, жить скромней могли бы.
Утех, чтоб не кончались, в мире нет.
Рыдает скряга, радостен аскет.

Times Go by Turns

THE lopped tree in time may grow again,
Most naked plants renew both fruit and flower;
The sorriest wight may find release of pain,
The driest soil suck in some moistening shower.
Times go by turns, and chances change by course,
From foul to fair, from better hap to worse.

The sea of Fortune doth not ever flow,
She draws her favours to the lowest ebb.
Her tides hath equal times to come and go,
Her loom doth weave the fine and coarsest web.
No joy so great but runneth to an end,
No hap so hard but may in fine amend.

Not always fall of leaf, nor ever spring,
No endless night, yet not eternal day;
The saddest birds a season find to sing,
The roughest storm a calm may soon allay.
Thus, with succeeding turns, God tempereth all,
That man may hope to rise, yet fear to fall.

A chance may win that by mischance was lost;
The net, that holds no great, takes little fish;
In some things all, in all things none are crossed;
Few all they need, but none have all they wish.
Unmeddled joys here to no man befall;
Who least, hath some; who most, hath never all.  

Share


Понравилась статья? Тогда подпишитесь на получение обновлений этого сайта
через RSS, или на Вашу электронную почту. Спасибо!

Читайте на этом сайте также...

↑ Grab this Headline Animator

Один комментарий

  1. Байрамов Руслан Ренатович says:

    МОИ СТИХИ
    Святой младенец
    Начертано звездой один Младенец.
    От матери Святой и чистой.
    Да непорочной Девы чудесный Сын.
    Он послан был возвестить о Боге.
    Единого Творца.
    Он истины Посланец.
    Слов непорочных смысл.
    Единого Творца единой воли.
    Заветом данный книгою Святой.
    Он послан был возвестить об искупление.
    Божественных чудес знамений светлых.
    Он призывал к добру и к Богу.
    И людям объяснял Писание.
    Он говорил что ближнего Любя.
    Полюбишь Бога.
    Людей не бей и не гони Пророка.
    Чужого не бери не лги и не воруй.
    Да уважаете людей хороших.
    И людям помогать не забываете.
    Да главное вы верти в Бога.
    Бог любит тех кто любит и его.

    Стихи.ру.Автор. Поддержать Деньгами. Если не в тягость.
    Руслан. Байрамов. Мой счет. 4276 8560 1363 9442 VISA

Оставить комментарий или два

Я не робот.